Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Транспорт и коммуникации » Воздушный корабль «Зефир»


Воздушный корабль «Зефир»

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/18-Transportnye-sredstva/ts9.png

Воздушный корабль «Зефир» класса «небесный охотник» изначально являлся кораблем самым обыкновенным, водоплавающим, так сказать. Уже много позже, когда первый его рулевой, Ханх, превратился из молодого крепкого мужчины в сморщенного иссушенного старикашку, судно обрело свою новую жизнь и стало бороздить небеса под командованием капитана, чье имя история не сохранила. После смерти безымянного капитана в жарком бою с соперниками, его место занял молодой и амбициозный хастианец, Балтиира ле Бога, известный как Бесхвостый Лис.
Но, кажется, странный злой рок вечно витал над каждым капитаном «Зефира» — стоило Балтииру распустить команду (не насовсем, а в неоплачиваемый отпуск сослать) и ступить на землю Дракенфурта, как нелегкая (коей, говорят, была девушка) занесла пирата на другой корабль (печально известный дирижабль «Атлантис», потерпевший крушение в районе острова Ксенон), где, как официально полагают, Балтиир и встретил свою смерть.
Команда Бесхвостого Лиса, разумеется, подобную версию не разделяла (не зря ведь капитан заблаговременно отправил своих ребят «потоптать землю»!), поэтому благополучно сделала вывод, что таким вот подлым образом их лидер решил залечь на дно, инсценировав собственную смерть и навсегда отвязавшись от главной занозы в заднице — хастианской прокуратуры.
Престарелый штурман, он же старпом капитана, был уже не в тех летах, чтобы брать на себя командование кораблем, а прочие рядовые члены экипажа чуть не порвали друг другу глотки, но так и не выбрали нового лидера. А без командующего они стали просто кучкой неконтролируемых бандитов, неспособных принять ни одного взвешенного решения. Хотя... нет! Одно решение они все же приняли — с «Зефиром» пора прощаться. Но и в этом предприятии пиратов ожидала неудача — скупщик краденого, с которым команда решила заключить сделку (только один Ханх был против), обвел их вокруг пальца, сверкнув деньгами, выудив информацию о корабле, а затем, припугнув липовыми документами представителя закона, вынудил пиратов бежать ни с чем.
Около года судно было спрятано и ожидало своего нового экипажа, кой пожаловал летом 1827-го года от рождества Святой Розы. Тогда на борт «Зефира» впервые ступила нога женщины, только-только принявшей на себя командование группой контрабандистов-воздухоплавателей, которые лишились своего родного корабля. Нога эта (как и все остальные части тела, разумеется) принадлежала человеческой девушке по имени Квин, по воле судьбы ставшей первым капитаном прекрасного пола в истории небес.

(Скай О'Нил)

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Кватер-дек:
Открытая верхняя палуба, над которой подвешен основной баллон, закрытый подвижной броней. Уходящие назад трубы двигателя, шесть лебедок управления крыльями. Сверху на баллоне закреплена корзина ветролова, в которую можно забраться по веревке либо по подвесной лестнице.
Наверху находится палубная пристройка, где расположен капитанский мостик и радиорубка. Там же размещается самое аварийно опасное место корабля — камбуз.
-----------------------------------------------------
Опер-дек:
Эта палуба не тянется вдоль всего корабля как верхняя, так как на корме находится машинное отделение с паровым двигателем.
-----------------------------------------------------
Мидель-дек:
Длинная палуба вдоль всего корабля, на которой стоят основные орудия, а в дальней части находится пороховой склад.
-----------------------------------------------------
Орлоп-дек (кубрик):
Некогда эта палуба была кубриком, покуда состав команды не стал разнополым, и все резонно сочли, что самым разумным решением будет превратить его в отдельные каюты. Там же размещаются подсобные помещения.
-----------------------------------------------------
Трюм:
Располагается в корпусе корабля между днищем и орлоп-деком. Используется для размещения грузов, запасов, балласта и также судовых механизмов.
-----------------------------------------------------

Команда корабля

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif Квинби (Луиза Адли) — капитан
-----------------------------------------------------
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif Скай (Скайлер Сэлинджер) — метеоролог, радист; старший помощник капитана
-----------------------------------------------------
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif Харон, Кели (Питер Яккельсен) — штурман
-----------------------------------------------------
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif Корки (Эйш Рикли) — кок
-----------------------------------------------------
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif Доктор Леви (Адриан О'Брайн) — бортовой врач
-----------------------------------------------------
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif Джим (Джеймс Ливси) — борт-механик

-----------------------------------------------------

Шаблон

[Гос-во] Населенный пункт
-----------------------------------------------------
(!) Пустая строка, не забываем о ней.
А здесь будет пост.

Код:
[color=#023f50][b][Гос-во] Населенный пункт [/b][/color]
[color=#C1C1C1][size=8]-----------------------------------------------------[/size][/color]

+2

2

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
Начало игры
Не сказать, что Джедидайя Чандлер был любимым деловым партнером Скай. Не сказать, что хотя бы продвигался в нужном направлении. Среди всей теребени Дэмвольда он отличался особой нечистоплотностью в делах, все больше и больше рискуя сменить марку верителя на ярлык паршивого кидалы. И все это в купе с его мерзкими крысиными глазенками (поправка: теперь уже одним крысиным глазом — Кели бы он понравился), сальными шуточками и вызывающим изжогу снобизмом, подчеркнутым измазанным засохшей блевотиной серым от грязи, но по определению белым пластроном. Непритязательностью к собственной персоне Джедидайя и до переезда в Орлей не выделялся, но только теперь ощутил себя воистину сладким джентльменом, ворвавшимся аккурат в бомонд. Вот только после каждой встречи с этим джентльменом упорно не покидало настойчивое чувство, будто тебя вываляли в грязи подноготной.
Отсидев пару лет только ради приличия (в Низшем Свете свой этикет — «А вы, достопочтенный милсдарь, не сидевши? — Не комильфо, не комильфо...») вбил себе в голову, будто понял жизнь, опуская при пересказах детали, что за решеткой был чьей-то подружкой, а глаза не на зоне лишили, а протрезвевшая после перепихона лярва вилку всадила. От того нелепее смотрелись всего его потуги занять место в свету софитов котлована общества — кажется, каждая шавка уже пережевала и выплюнула все скабрезные сплетни о Гнойном Чане — прозвище пристало как банный лист после инцидента с глазом.
После двух провалившихся сделок (и хотя четыре удались на славу, неприятный-то осадок остался), Скайлер решила, что игра не стоит свеч, и зареклась больше не иметь дело с этим ходячим неразумением. Но уже через месяц она снова выслушивала его сладкие обещания, изливавшиеся потоками даже из ушей и просачивающиеся сквозь поры. Как ни крути, а Джедидайя всегда предлагал аппетитный куш, не заморачиваясь однако деталями. И все бы ничего, если бы ублюдок не умалчивал нелицеприятные нюансы нарочно. Работа с ним походила на игру «слабо/не слабо», а после, ежели не слабо, перерастала в гадание на ромашке: «выгорит/не выгорит». И потому-то Чандлер, в отличии от самой Скай, любил иметь с ней дело — девушка не боялась высоких ставок. Но после становления частью команды, обстоятельства изменились — теперь, в случае ее промаха, проигрывают все.
Последний раз Скайлер виделась с Джедидайей порядком четырех месяцев назад, и тогда он уже прочно засел в Гиллесбальде. О’Нил в тот раз не посчитала нужным предупредить капитана о своем небольшом дельце, и пока все члены экипажа, вместе и порознь, напивались в стельку и смаковали прелести культурной столицы Орлея, Скай завязала несколько новых узлов в своей социальной сети. Да и кто сказал, что только друзьям должно оставаться в контакте? А два дня назад она получила первое приглашение на встречу от былого делового партнера — работа для всей команды. Перспектива воодушевляла и настораживала одновременно. У экипажа «Зефира» не было работы уже больше трех недель, а это означало, что вскоре придется уходить все дальше и дальше на периферию, где в душах местечковых «моралистов» так черно, как в зад... закромах у аборигена Муду-Вуду. Грязной работы Скай никогда не гнушалась, но и старалась не вести грязных же игр с теми, кто еще не замаран (а те по определению страдают, когда тебя нанимают безнравственный подонки). Свой кодекс чести должен быть у всех — в противном случае велика вероятность взять грех на душу за бесплатно, и хорошо, если при этом самому не доведется отдать душу.
Прокручивая в голове детали сегодняшнего разговора с Чандлером, Скайлер не отдавала себе отчета в том, как заламывает пальцы и хрустит костяшками всю дорогу от многолюдных кварталов до ближайшего «глаза» Стоозерья, где под сенью деревьев приютился «Зефир», почти полностью теряясь на глади воды, густо испещренной мозаикой солнечных бликов. Эта ее привычка страшно раздражала поголовно каждого члена экипажа (за исключением, разве что, Джима, не посмевшего бы рискнуть милой мордашкой ради едкого комментария), но как нельзя более красноречиво выдавала соображения старпома на тот или иной счет, если оные полны сомнений. А коронное чандлеровское «Хорошо выглядишь... Сзади» так и подмывало срезать с лица эту его гадкую ухмылку и с чувством выдавить последний налитый кровью глаз. Она не доверяла ему. Но и доверия капитана не могла не оправдать, а ведь накануне Скайлер почти торжественно обещала, что найдет им работу в Гиллесбальде — «Все идет по плану».
Бледная фигурка Квинби нарисовалась на палубе, как только по трапу застучали сапоги старпома. Рассмотрев еще издали красноречивое вопросительное выражение лица капитана, О’Нил выдохнула — толика напряжения покинула тело, но, похоже, передалась Квин.
— Лотерея, — коротко отсекла Скай в ответ на не прозвучавший вопрос и пожала плечами. — Плевое дело. Даже слишком. А вот идти или нет за бесплатным сыром — решать, тебе, кэп.

+13

3


[Орлей] Гиллесбальд

-----------------------------------------------------
Начало игры
Команда «Зефира» прохлаждалась без дела уже четвертую неделю. Несмотря на практически образцово-показательную репутацию (парочка убийств заказчиков в расчет не брались — все равно трупы тщательно прикопали, а хватиться их было некому) контрабандистов, нанимать их не торопился даже самый завалящий фермер для нелегальной перевозки двух коров — в смутные времена было и такое. Зато с десяток дней назад в Филтоне дирижаблем заинтересовались представители нелюбимого всей командой ведомства. Вряд ли они подозревали, скольких людишек, находящихся в розыске, возьмут разом, поэтому и не спешили особо на окраину, где посадил «Зефир» Яккельсен. Зато последний, лазающий в городе в поисках знакомого торговца герычем и случайно прослышавший о готовящейся проверке, даже о ломке позабыл и понесся обратно на стоянку, по пути выцепив в ближайшем леске любующегося ромашками дока. У Леви вообще была поразительная чуйка на надвигающиеся неприятности. И незадолго до их начала он постоянно умудрялся куда-нибудь слинять, вынуждая пиратов заботиться не только о собственной безопасности, но и поисках их хирурга. Тогда им повезло — штурман примчался вместе любителем прогулок на природе, и взлет состоялся без особых препятствий. Ну не считать же оным маленькое деревце, которое Кели в спешке просто не заметил.
После всего им всем пришлось маяться от безделья в пустоши за небольшим холмом неподалеку Тира-на-Лее. Выждав для пущей верности неделю и чуть не подравшись между собой раз эдак дцать, команда, а вместе с ней и «Зефир» вновь направились на поиски заработка. Штурман, бледнее, чем обычно, угрюмо молчал и каждый день нервно проверял заначки с наркотиком. Скай при встрече с капитаном виновато опускала глаза и раздраженно хрустела суставами пальцев так, что Джим, заслышав сии божественные звуки, еще усерднее драил пол перед ее каютой (вероятно надеялся, что в один прекрасный день старпом просто свернет себе шею, навернувшись на вылизанных досках). Корки, ворвавшись ранним утром в каюту Квинби без стука, поставила кэпа перед фактом, что «жрать почти нечего, давай кого-то ловить». Но зная страсть кока к экспериментам, Луиза предпочла затянуть потуже пояса всей команде — слишком уж велика была вероятность, что на ужин они бы получили человечину, ибо дичи в тех окрестностях не наблюдалось.
В общем, им нужна была работа. И она появилась. Судя по перекошенному лицу Скайлер — неприятная, но не где-нибудь, а в самом Гиллесбальде — как она и обещала сутками ранее, напиваясь поздней ночью с капитаном в ее каюте.
И вот, спустя почти шесть часов после начала своей вылазки, старпом наконец-то объявилась на корабле. Хмурая, напряженная и странно задумчивая.
— Лотерея. Плевое дело. Даже слишком. А вот идти или нет за бесплатным сыром — решать тебе, кэп, — кратко отчиталась девушка и облокотилась на перила кватер-дека.
— Прямиком в мышеловку? — усмехнулась Квин, исподлобья поглядывая на помощницу. Она доверяла Скай, но не ее осведомителям и заказчикам. — Почему до нас никто не польстился на лакомый кусочек?

+14

4

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
— Прямиком в мышеловку? — с невеселой улыбкой осведомилась капитан. — Почему до нас никто не польстился на лакомый кусочек?
— Потому что сыр обычно достается второй мышке. А в нашем случае — крысе, которая намерена дождаться, когда ловушка захлопнется. С парочкой храбрецов или идиотов внутри. Вот прям про нас, — сделала вывод Скай с почти безразличным видом, чуть возведя глаза к небу при упоминании идиотов.
В глотке саднило, а в трюме не осталось ни капли порядочного пойла — последнее док вылил на дубовую башку Джима (распластавшегося на собственной швабре в радиорубке), когда обнаружил, что даже его запасы спирта подошли к концу. Грешным делом заподозрив команду в причастности к этому зловещему преступлению на «крыше» (а вот нечего было швырять свою сумку на верхней палубе в самый разгар ужина на свежем воздухе!), Леви ответил тем же и по тому еже месту: «Жрете мои препараты — я лечу вас ромом».
От всего этого Скайлер начинала нервничать, а нервная она не нравилась никому, в особенности самой себе. Сложно было сказать, что раздражало больше — собственно недостаток еды и выпивки на борту или осознание нарастающей безысходности положения. Небо перед землей имело огромное количество преимуществ, но стабильность и благополучие в их число не входили. Хотя с этими словами большинство из членов экипажа было знакомо лишь понаслышке. Только одному доку довелось побывать Наверху, не отрываясь от грешной земли. Но ему О’Нил никогда не завидовала — тем тяжелее падать. Порой она задавалась вопросом, почему их начищенный, как офицерская пряжка, интеллигент так держится за свои прежние привычки, ведь в небе они ничего не значат, и только недавно поняла, что для человека, потерявшего все (не что-то или кого-то, как Луиза Адли или Скайлер Сэлинджер), блестящее воспитание, показная куртуазность и эта его порой чрезмерная манерность, быть может, кажутся ему последним, что осталось от него самого. Скайлер сама изумилась, от чего это ее вдруг потянуло порезонерствовать на эту тему, но любезно развесившая уши Квин только способствовала. Как-то раз один из подобных разговоров подслушала Корки и назвала это... как же?.. «Достать левой рукой правое ухо». Или это был Кели? Поди разбери их после полбутылки хастианского. Так или иначе, после той душевной беседы с капитаном «о жизни, Вселенной и обо всем таком», Скай стала несколько иначе относиться к субтильному доктору, с меньшей горячностью, что ли. Как самый зеленый (иногда буквально, когда в небе неспокойно, или штурман не первой трезвости) член экипажа, Леви дольше всех входил в круг доверия О’Нил, но теперь был уже близок к этому — хлеб они разделили, но на этом пока все и ограничивалось — иногда Скай полагала, что сам факт наличия доктора на корабле приносит им удачу (не считая одного невеселого случая, о котором Леви старается не напоминать лишний раз), раз за столько месяцев старпом не получила ни одного серьезного ранения, не считая нескольких ссадин, неглубоко поверхностного пореза и шишки от удара бутылкой виски по голове. Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что самым опасным делом после легендарного парада-алле от доктора Леви была транспортировка ящика с живым карликом внутри (изначально ящик в планы не входил, но размер груза ничего не значит, когда речь заходит об умении создавать проблемы). Кажется, была еще парочка мокрых случаев, но сама Скай участия в них не принимала, занимаясь в это время делами дипломатического, как сама она выражалась, характера. Не лучшие времена.
Именно потому, что ситуация становилась отчаянной, Скайлер не находила себе места, но старалась изо всех не выдавать своей встревоженности, хотя и практически безуспешно. Квин, впрочем, и сама не слишком продвинулась в этом плане. А натянутые улыбки с угрюмыми смешками слабо спасали положение. В этот самый момент капитан и старпом пытались вести беседу в привычном для них духе веселой непринужденности:
— Я имела с ним дело несколько раз, — продолжала Скай, — и научена горьким опытом. Но кусочек и впрямь лакомый. Этим-то Джедидайя и славится — умеет найти дельце повкуснее. Только беда в том, что лапы свои не моет. И случается лакомство с душком, если понимаешь. Наше преимущество в том, что мы по крайней мере будем готовы к подвоху. Но я понятия не имею, в чем он может заключаться. Можем наткнуться на другую группу наемников или оказаться под воздействием артефакта. Или, может, все пройдет гладко, и мы будем до конца года плевать в потолок, поедая апельсины и играя на банджо. Как я и говорила, лотерея, — выдержав небольшую паузу, старпом уточнила. — Интересно? — утвердительный кивок головы. — В окрестностях города есть имение каких-то богатеев, в настоящий момент оставленное без присмотра. Хозяин якобы перебрался с женой и детьми в Бругге, оставив в имении только человеческую чету, живущую на территории в отдельном флигеле. Практически все добро стоит нетронутым — владелец вывез лишь небольшую часть. Груз выйдет не из легких и не самым удобным при транспортировке, но одну только антикварную мебель мы сплавим без особо труда — это тебе не облигации или фамильные ценности, с которыми хлопот не оберешься. Если ненадолго вывести из игры смотрителей, если их так можно вообще назвать, то, по словам Джедидайи, мы сможем хоть из пушек палить, и никто не услышит нас в той глуши.

Отредактировано Скай О'Нил (03.02.2013 06:18)

+14

5

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
Квинби внимательно слушала подругу и сосредоточенно пялилась на заросли шиповника, которые сотрясались под могучим напором внешне хлипкого доктора, потерявшим нормальную тропку обратно на «Зефир». Променады в лес, как уже говорилось ранее, Леви устраивал регулярно, собираясь на них подолгу и основательно. И возвращался так же: обстоятельно обходя подозрительные кочки, перешагивая сухие ветки и свято веря, что по уровню шума его прогулки напоминают полет бабочки, а не брачные танцы носорогов. А уж поиски нового пути в обратную сторону — так это вообще святым считалось. Странно все-таки, что команда до сих пор не взлетела без него — везучий мажорчик им попался, не иначе.
Белобрысая девушка презрительно усмехнулась и повернулась к вопросительно замолчавшей Скайлер. Старпом подробности заказа всегда излагала обстоятельно и без лишних эмоций, и этот раз не стал исключением — даже уточнять ничего не пришлось. А вот подумать стоило.
— Час от часу не легче, — наконец обронила капитан с плохо скрываемым напряжением. От отсутствия денег ее ломало ничуть не меньше, чем штурмана без заветного кулька в кармане, но соглашаться Квин не спешила. Сама бы она полезла не раздумывая, но остальные-то... Бабская интуиция почему-то упиралась всеми конечностями и каркала, что добром их работа не кончится. Хотя какое там в задницу Моргота добро? Лишь бы коньки никто не отбросил и ладно будет.
Как правило, все решения легче принимались за стаканчиком-другим рома или какого-нибудь еще отвратительного, но приятно согревающего внутренности пойла. Луиза сделала пару шагов по направлению к лестнице, приглашающе махнула рукой Скай и резко остановилась. Она вспомнила, что даже пить им уже нечего. Выбор был сделан мгновенно.
— Мы пойдем туда, — твердо сказала Квинби, чувствуя, как старпом моментально подобралась в предвкушении опасной, но чертовски заманчивой работы. — Нужно попасть в имение ближе к вечеру, но засветло. Посмотрим, прикинем. Если будет фартить, сразу же и полезем. Тянуть глупо — сомневаюсь, что твой дружок растрындел об этом золотом домике только нам...
... Полчаса спустя доктор Леви был вызволен из плена кустов, получил строгое внушение поторопиться и привести шляющихся неизвестно где кока и штурмана. Хирург сопротивлялся достойно, но недолго. Его чрезвычайно приободрила новость о вылазке, в которой могли пострадать или даже умереть члены экипажа.
— Мне кажется, что он между делом еще и договорится на всякий случай о поставке органов, — хмуро бросила Скайлер, плотоядно глядя на круглый зад удаляющегося мужчины.
— Пускай, — равнодушно отозвалась Луиза Адли, нетерпеливо расхаживая по палубе. От гадкого ощущения грядущих неприятностей она так и не избавилась...

+12

6

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
— Час от часу не легче, — выдохнула Квин аки чревовещатель сквозь стиснутые зубы.
Если бы не мужской наряд, пепельный румянец и пролегшие под глазами густые тени, капитана можно было бы принять за обычную чью-то там образцовую супругу, тихо сетующую на суровую женскую долю в накрахмаленный передник. Когда поживешь вольной жизнью хотя бы с полгода, невольно забываешь, какими должны быть уготованные нам природой роли. Но каковы бы ни были планы у судьбы на членов экипажа небесного охотника, те сами решили не плясать под чужую дудку. Если жизнь пытается тебя поиметь, сделай с ней то же самое — не это ли золотое правило настоящих нигилистов, коих на борту «Зефира» целый пучок? Луизу, равно как и Скайлер, жизнь имела долго и основательно, и нельзя было упустить ни единого шанса отплатить ей по первое число. Но риск...
— Ценность жертвы — в целесообразности, — слишком сухо даже для себя самой констатировала Скай.
Квин и так это отлично понимала, но отчего-то ее старшему помощнику показалось важным озвучить это прямо сейчас, точно высказанная вслух фраза обретет больше веса и сможет направить ход мыслей в нужное русло. Обычно в деликатных разговорах, в коих Скайлер выступала в качестве посредника, она говорила мягко и ровно, чуть склоняя голову набок, давая собеседнику понять, что все под контролем, нужно лишь только именно ей, О’Нил, доверить это дело, а та определит его в шляпу. Но теперь подбородок девушки был вскинут слишком высоко, чтобы назвать этот выпад гордым, а взгляд блуждал от переносицы капитана до макушки, пронзал солнышко растрепанных ветром волос и устремлялся сквозь кроны деревьев в самую пучину неба, тоскливо-голубого, как ее единственное застиранное платье.
Жертвовать своим здоровьем, подставляясь под пули, большинству из команды было не впервой. Но прежде они знали наверняка, что овчинка стоит выделки, а теперь Скай была готова предпочесть залезть Морготу в глотку, точно зная количество его зубов, чем идти вслепую против его беззубого приспешника.
— Одно я могу обещать наверняка — Чандлер не послал бы нас на откровенную гибель, ведь в противном случае никто больше не стал бы работать с этим куском дерьма. Но сама понимаешь, к чему могут привести непредсказуемые факторы.
Манерно закатив глаза, старпом выдала позаимствованный у дока выдох «сдуваем челку», хотя ни единая прядь волос не выбилась из-под платка. Квинби тоже подцепила этого мимического паразита, сдабривая его еще и колоритным «пф-ф!».
Не нужно было и напоминать о том случае, как к команде когда-то приставили проводника через дебри ночного Сфорцано (запамятовавшая вычурное название капитан как-то окрестила его нелицеприятной, но совершенно точной номинацией — «пердак мира»), страдавшего, что было невесело, хотя и иронично, диареей — Квин и так пронимала дрожь об одной мысли о их неудачной кампании в Хастиасе.
— Мы пойдем туда, — отчеканила она решительно.
Застыв на пару секунд в ожидании — как бы капитан не разразилась гомерическим смехом над попахивающим керосином предприятием — старпом расправила плечи и заговорщически ухмыльнулась.
Еще порядком двадцати-тридцати минут девушки обменивались соображениями и строили планы, в которых так или иначе оставалась брешь в виде неприятного сюрприза, обретавшего самые разнообразные формы в процессе беседы. И когда картина мало-мальски начала вырисовываться, пора было держать совет с остатками команды, благополучно рассыпавшейся на все четыре стороны (хотя... нет, на три — раздражающий лязгающий звук из машинного отделения явно выдавал присутствие Джима). Отправлять дока за нервно неуравновешенным в последние дни Кели и нервно неуравновешенной по жизни Корки было, может, и не самой лучшей идеей, но из них всех только Леви мог не привлечь еще большего внимания к сомнительного вида компании. Оставалось только надеяться, что кок не забыла пушку (как уже случалось однажды, и, по закону подлости, именно в тот раз она и вляпалась в неприятности с каким-то обдолбленным ушлепком), чтобы потом, попади они в переделку, троице не пришлось отстреливаться ноздрями.
Сосредоточенно таращась вслед удаляющейся фируге, Скайлер отпустила мрачную шуточку о двойном дне их доброго доктора, на которую Квин лишь бросила безразличное «пускай», что означало лишь чрезмерную ее озабоченность предстоящим делом. И это капитан! Предпочитающая встречать проблемы нервным смехом взамест кислой физиономии.
— Эй! — щелкнула пальцами Скай аккурат перед носом уткнувшейся в пустоту подруги. — Смотри сюда, кэп, — несколько мучительных мгновений возни в сумке, — подарок от Джедидайи.
Глубоко втянув обеими ноздрями воздух (кой ну никак не мог пропитаться запахом алкоголя из закрытой емкости), девушка продемонстрировала небольшую, но соблазнительно полную бутылочку коньяка с такой улыбкой, от которой хотелось разве что откреститься со словами «окстись, придурошная!»
— Тебе лично. Он еще и поцелуй передавал, но, пардонь, эту часть взятки я решила не принимать.

Отредактировано Скай О'Нил (11.02.2013 01:34)

+13

7

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
Начало игры
— Моргот тебя дери! — тонкий, словно стебель дикой ржи, мальчишка с растрепанными светлыми волосами согнулся вдвое, закрывая глаза тыльной стороной ладони. Крепкая струя пара ударила ему в лицо, и юноша раздраженно зашипел. — Проклятая жаба!
Отношения дирижабля и Джима редко когда переступали черту натянутых, и сложно было сказать, чьей вины в этом было больше. После смерти Салливана в кишках небесного охотника предстояло копаться ему одному, и не раз парень подумывал, что старый «Зефир» не так уж далек от аппендицита. Менял ли кто до него многочисленные шестерни и винты в чреве корабля, Джим не знал, но эрозия зеленой заразой вилась по старым механизмам тут да там. Было бы величайшей ложью сказать, что это не бесило его, как и все, что только могло и было связано с ним и дирижаблем. Не обремененный моральными ценностями, Джим обещал себе перестрелять команду «Зефира» в полном составе, но влепленный на днях подзатыльник от бравого и не совсем трезвого штурмана ставил на далеко идущих планах мальчишки жирный крест.
— Твою ж мать! — смачно выругался он прежде, чем механизмы над его головой гаденько заскрипели и стали, напоминая о себе только приглушенным утробным звоном. На пол полетела потрепанная временем сумка с инструментами, и тут же с ее помятым боком встретился носок грязного башмака весьма скромных размеров. Неудачно пнув неповинный мешок ногой, Джим едва не взвыл, без сил опускаясь на пол рядом и запуская черную от смазки пятерню в выжженные волосы. Хорошенько взъерошив их, мальчишка опустил подбородок на притянутые к груди колени и рвано выдохнул. Это была третья поломка за неделю, и Джим, здраво оценивающий свое место в каюте бортмеханика, прекрасно понимал, в кого в случае чего будут тыкать пальцем. О том, что дело было смертельно, и вышедший из строя рычаг мог завалить на одно крыло целый дирижабль, и речи не шло, но для порядком неуравновешенного отрока его лет любой пустяк приобретал особую ценность. Заключительное решение на счет расхлябанных болтов было принято почти сразу же, и помощник бортмеханика ловко вскочил на ноги, проскальзывая между балок в небольшую каюту рядом с машинным отделением и бросая короткий взгляд на оставленный в углу стола револьвер. Сложив губы в ухмылку, юноша спрятал тот за пояс и мягко закрыл за собой дверь, поднимаясь на палубу.
Еще издалека Джим заметил фигуры капитана и старпома, что весьма осложняло задачу и отнюдь не гарантировало спокойного завершения разговора. Если к Квинби мальчишка был привязан не хуже цепного пса, то второй женщины он откровенно опасался, хоть и не прикусывал язык в ее присутствии так, как требовали бы того обстоятельства. Сглотнув подкатившийся к горлу комок, юноша сжал руки в кулаках и сделал навстречу женщинам пару уверенных шагов.
— Капитан, — не ожидая и слова в ответ, начал он, когда между ним и опасным старпомом оставалось не более пары метров. — У меня прискорбная новость.
Брови девушки поползли вверх, и Джим ободряюще усмехнулся, скаля белоснежные зубы.
— Детали давно никто не менял, многие вышли из строя, треть вообще не работает, — не на шутку завелся он, удачно перевирая ситуацию. — Такими темпами при следующем же полете нам впору будет взять статус не воздушных охотников, а летающих мертвецов! ...и к слову, другие члены команды знают о том, что у вас есть что выпить?

Отредактировано Джим (06.03.2013 03:54)

+10

8

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
Квин в очередной раз резко повернулась на пятках, чтобы уже в пятый раз пройтись мимо старпома, меряя палубу широкими, совсем не женскими, шагами, когда у нее перед носом вдруг очутился симпатичный, но очень уж небольшой бутыль.
— Подарок от Джедидайи тебе лично. Он еще и поцелуй передавал, но, пардонь, эту часть взятки я решила не принимать, — странным образом с улыбкой Скайлер не хорошела, а принимала весьма кровожадный и откровенно бандитский вид. Драгоценное без преувеличения пойло было переброшено из руки в руку да так небрежно, что у капитана пересохло в горле.
— И очень зря, — хмыкнула она, отбирая поскорее презент у посыльной... то есть подруги конечно же. — Вы-то хоть изредка успеваете развлечься, а у меня свободное время появляется аккурат в то время, когда пора лететь дальше. Я, может, и простому поцелую была бы рада.
Ущипнув Скай за то место, где у соблазнительных барышень имеются приятные округлости, и вдоволь полюбовавшись ее слегка обескураженной (а по-простому — охреневшей) физиономией, Квинби хрипло рассмеялась и мотнула головой, приглашая направиться в один из укромных уголков «Зефира», давно облюбованный девушками для задушевных бесед и тихих попоек.
И потому раздавшийся где-то вдалеке топот, а потом и последовавший за ним хмурый Джим были ну о-о-очень некстати. Прямо-таки до такой степени, что у Луизы страшно зачесалась коленка придать мальчишке верное и совершенно противоположное направление. Но вместо этого непедагогичного поступка капитан проворно спрятала выпивку за спину и даже изобразила приветливую гримасу, которая, впрочем, почти сразу сползла с усталого лица.
— У меня прискорбная новость, — можно подумать он хоть раз к ней притащился, чтобы порадовать. — Детали давно никто не менял, многие вышли из строя, треть вообще не работает. Такими темпами при следующем же полете нам впору будет взять статус не воздушных охотников, а летающих мертвецов!.. И к слову, другие члены команды знают о том, что у вас есть что выпить?
— И не узнают, — доверительным шепотом сообщила мальчишке Квин, пока ошарашенная Скайлер хлопала глазами от такой наглости. — А знаешь почему? Потому, что нашего бортмеханика постигнет печальная участь его предшественника... Какого Моргота я слышу о сдыхающем дирижабле за пару часов до полета?!
Девушка потрясла Джима левой рукой, а потом все же отпустила ему подзатыльник. Легкий такой, для лучшего мыслительного процесса. А вообще, подростков следовало бы лупить постоянно, только тогда из них вырастали нормальные люди. Так что юному механику даже грех было обижаться.
— У нас нет денег, — уже спокойно пояснила Луиза, — следовательно и деталей нет и ближайшее время не будет. Но «Зефир» должен подняться в воздух.
Бок бутылки заманчиво сверкнул на солнце — капитан уже не таясь, хищно разглядывала емкость.
— У тебя все? — нетерпеливо уточнила она.

+8

9

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
От предвкушения ладони Скай приятно зудели, а по спине носился фантомный холодок.
Говорят, счастье деньгами не купишь, зато можно купить бутылку выдержанного, что, по сути, едва ли не то же самое. А когда случай подкидывает куш дармового счастья, только зануда станет озадачиваться по поводу того, что взятки — не есть хорошо. У пиратов, коли на то пошло, своя атмосфера. И своеобразие морали тоже не пасет задних — зефировцы натуры творческие. И не оспоришь ведь. После вмешательства Джима, например, машинное отделение стало походить на подушку для булавок. Гигантскую такую подушку, испещренную самым разнообразным хламом с дракенфуртской свалки (в этом смысле с жителями графства соперничать могут только расточительные орлесианцы), а манера Кели пилотировать их пташку однажды войдет в легенды — плотность алкогольных испарений значения не имеет, даже если придется елозить физиономией по приборной панели. Что же касается их кока, то в ее кулинарные поиски, по обычаю, никто старался не совать нос — пища, видите ли, на порядок лучше усваивается, если не знаешь, кудахтала она или гавкала. А еще док... и его друзья, грибы (один накормит, другой картинки покажет)...
— Иди лучше Корки поцелуй, — буркнула старпом на притворные и вызывающие порой искреннюю жалость ухаживания кэпа, попутно вставая по струнке аки громоотвод, — она на камбузе. Это такая комната с кастрюлями.
Извечные издевки Скай касательно «хозяйственности» капитана, Квин сносила уже как данность, но это не мешало первой потешаться по сему поводу при всякой возможности. Сложно поверить, что эта женщина была когда-то замужем. Будь она хотя бы одарена иными талантами... Таланты эти, впрочем, если и существовали, то были давно покрыты слоями ржавчины под брюхом «Зефира» и явно не включали нежность и ласку.
— А руки у тебя, как грабли, — добавила Скайлер спустя мгновение мрачновато, — я грешным делом подумала, что мне в зад из гарпуна угодили.
На какое-то мгновение девушке показалось, что ее день начал налаживаться, но единственная хорошая новость за сегодня, сверкая и переливаясь под хрупкой стеклянной коркой, грозилась так и не быть использованной по назначению, когда тощая фигурка недоношенного зефировского бортмеханика засеменила в сторону Квинби и Скай, твердо вознамерившихся прикончить с одного захода их законные пол-литра счастья.
Дальше все пошло по накатанной. Прикрыв глаза и разглядывая тлеющие под веками угли, старпом пыталась пропускать мимо ушей разученную до тошнотворного автоматизма сценку перепалки сурового капитана и сопливого гения разводного ключа:
«Мне бы катушку новую для компрессора...» — «А мне бы икры заморской баклажанной!»
И так каждый раз.
— У тебя все? — на последней реплике Луизы Скай сморгнула.
— Наука утверждает, — вмешалась старпом, не дожидаясь реакции Джима, — что череп твой обременен мозгом, поскольку ты стоишь передо мной и хлопаешь глазами. Но отчего же мне видится огромная говорящая фрикаделька, неспособная своевременно анализировать приказы? Сложную работу поручают ленивым, чтобы те могли найти наилегчайший способ претворить задуманное в жизнь, но в твоем случае эта прекрасная закономерность, видимо, дала маху. Если не хочешь стать одним из летающих мертвецов, заставь свой котелок работать. Ищи обходные пути, если очевидное решение проблемы не представляется возможным. У нас на носу крупное дело, и под крупным делом я имею в виду, что нам придется таскать грузы потяжелее твоего тощего зада. Убедись, что шлюпбалка работает и сможет поднять хотя бы половину положенной массы на старой стрелке — на новую рассчитывать не придется. Делай что угодно, хоть швабру к ней примотай, но упаси тебя Моргот, если она сломается.
Когда смотаем удочки, дождемся, чтобы улеглась пыль. Тем временем заменишь часть деталей двигателя на керамические. Я знаю одного братца на черном рынке, — последнее было в большей степени обращено к капитану, — торгующего запчастями из закаленной глины — они в несколько раз легче и стоят куда дешевле. Это должно помочь удержать старичка на лету.

+8

10

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
Тонкая кисть поднялась в воздух и замерла, словно погруженная в вязкий кисель. Пальцы медленно разжались, и блестящий на солнце кусок металла, заменявший бортмеханику палец, ткнулся в худую щеку. Медная пластина ногтя с треском царапнула ярко-оранжевое пятно ржавчины, которое протянулось вдоль левой скулы, и рука плетью повисла у бедра.
— Какую швабру? — с нескрываемой издевкой промурлыкал Джим, мигом оказываясь у правого плеча капитана. — Эту?
Выждав мгновение, парень мотнул головой в сторону ведра и половой щетки, уютно разместившихся в тени камбуза, а потом, встретившись взглядом со Скай, ловко подхватил ту за древко и воткнул в палубу острым концом. Шутовски закинув ногу за ногу и опираясь о швабру одной рукой, он смахивал на трубочиста с обложки старых дракенфуртских книжек для малышни. Почти все время, свободное от работы на палубе, мальчик проводил в машинном отделении, куда не проникал ни один солнечный луч, и теперь его глаза предательски слезились. Бледный, как поганка, Джеймс Ливси чертыхнулся и, перехватив щетку как копье, отвернулся от старпома. Теперь его осунувшееся лицо было обращено к Квинби, и юноша вскинул светлые брови, будто желал услышать и ее точку зрения. Полминуты между членами экипажа висела напряженная тишина, а потом на нос бортмеханика села мошка. Моргнув, парень отмахнулся от нее и погрозил капитану своим первобытным оружием.
— Я готов намотать на коленчатый вал собственные кишки, капитан, — коротко бросил он и полуприкрыл глаза, окидывая корабль таким презрительным взглядом, что сразу стало ясно: он скорее нажрется грибов дока Леви, чем пошевелит ради этой развалюхи хотя бы пальцем. В воздухе со свистом пронеслась сойка, и мальчишка залюбовался размахом ее хрупких крыльев. Он все еще был юн и не мог не понимать красоты. Именно она, помноженная на юношескую жажду познания и приключений, гнала его по периметру облачного атласа.
— Чем я сейчас и займусь.
От высокой травы поднялась волна теплого орлейского ветра, и жестяное ведро у камбуза перевалилось на бок, громко и пискливо оповещая корабль о своей маленькой трагедии. Джим отдал честь то ли сойке, то ли скептически ухмыльнувшейся старпому и взлохматил соломенную шевелюру.
— Это родина моего отца. Разве можете вы понять меня? — скалясь как гиена, добавил он себе под нос мгновением позже и качнулся в сторону, перенося вес на левую ногу и разворачиваясь к женщинам задом. — Удачной попойки!

+7

11

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
[Гиллесбальд] Паб «Белый кролик»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Активненько подталкивая Яккельсена сзади, чтобы тот шел, Леви еще краем глаза следил за их суровой женщиной — она была настолько сурова, что их кораблю и громоотвод не нужен был. Удивительно активное и яркое изображение врача тут же подкинуло его и без того шибанутому внутреннему миру картинку Корки, примотанную канатанми к мачте, яро орущую, матерящуюся и уже перегрызающую веревки. А вокруг гром-молнии, дождь... Романтика, если, конечно, успеешь добежать до края судна и совершить самоубийство до того, как кок освободится.
— Я их привел, — загорланил врач, еще даже не взойдя на борт. Он любил оповещать о своем приходе громким шумом и криками, причем это порой получалось у него непроизвольно. Он бы и рад по-шпионски подкрадываться сзади, чтобы его шаги не были слышны, а последнее, что видела бы жертва — были бы белки его глаз. Но что не дано, то не дано. Зато он профессионально впаривает слабительное заместо жаропонижающего. Тоже очень полезное умение, если вашей садистской душеньке стало скучно или ее довели до каления белого (в данном случае белый — цвет жара, а не лучшего друга Яккельсена, по недоразумению таскающего то же имя) тем, что однажды попытавшись протереть рану спиртом, доктор обнаружил, что от спирта в початой бутыле мало что осталось — в основном подмешанная вода, причем настолько, что воды в растворе процентов 98.
Оказавшись на судне, Леви подошел к Скай и Кэпу, все также на буксире таща за собой рыжего. Отрапортовав с серьезной миной о том, что лекарств у них нет, бинты закончатся через десять минут, банальный спирт стараниями всего экипажа судна превратился в воду, и если сдохните — ваши проблемы, Адриан проскользнул в зияющее отверстие, в темноте которого были жилые, складовые и другие помещения их летающего аппарата. Рыжего на инструктаж он оставил сверху, чтобы пока он тут будет рыться в поисках чего-то, чем можно более-менее зафиксировать локоть Кели, того оповестили о их предстоящем деле, а доктору уже впаривать его миссию будут во время перевязки. Атмосфера на корабле была такая напряженная и серьезная, что Леви, как губка впитывающий происходящее вокруг себя и тем самым выживая, и сам посерьезнел, что было для него относительно нечастым явлением в последнее время разбоев, грабежа и пиратства.
«Бинтики-и-и, где же вы-ы-ы», — мысленно напевал врач, перегнувшись через стол и роясь в его ящиках с другой стороны. — «Окровавленные, нитки, грибы, грибы, нитки, тьху ты, сдохшая мышь... Алилуя!»
Орлеец наконец-то выудил последний моток бинтов и специально сплавленные под прямым углом тонкие пластины. Весьма примитивно, но действенно, а также единственно доступно. Он поспешил наверх, где собралась уже большая часть команды. В данный конкретный момент как врача его интересовал только один клиент, рыжий и до боли раздолбай, просто горе любому врачу. Такому скажи носить повязку три дня, так он снимет на следующий день, явно превышая способности своего организма. Ведь если не болит, так значит, что все в порядке, да только как бы ни так... Горе, в общем, сплошное горе.
— Руку дай, — скомандовал Леви Яккельсену, пока что краем глаза еще посматривая на Квинби и ожидая от нее речи.

+7

12

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
[Гиллесбальд] Паб «Белый кролик»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«И вот ввели его под белы рученьки... Хотя нет, это из другой оперы», — сам себе под нос что-то мурлыкал штурман, подпихиваемый сзади доктором. Внятного ответа на свой вопрос про будущее дело он так и не получил, поэтому больше даже не пытался заводить разговор, а наслаждался недолгим эффектом от выпитой бутылки. «А жизнь все же не так плоха, когда есть, что поесть, и есть, что выпить», — Яккельсен сам себе улыбался и в общем-то ни о чем не беспокоился... Но из этого состояния его вывел крик доктора:
— Я их привел, — штурман вздрогнул от этой фразы и снова вернулся в свое смурное настроение. Как ему помнилось, в последний раз он не очень хорошо расстался с этими девушками, поэтому стоило войти на борт, как тут же навалило давящее чувство напряженности и раздражения. «А лучше бы не приводил...» — парень, может быть, и ретировался бы куда-нибудь, но все же сзади его упорно продолжали пинать, пока не допинали до того места, где стояли Скай и Квин. Увидев напряженных женщин, поднимающихся на вопль дока, Яккельсен растянулся в сладкой ухмылке.
— Ну что, дамочки, скучаем? — парень прислонился к поручням спиной, что, конечно, могло быть достаточно травмоопасно, если одна из «дамочек» захочет его толкнуть, но кто не рискует, тот не пьет шампанского. — Готов развеселить обеих сразу! — Яккельсен подмигнул. — Втроем оно всегда как-то повеселее выходит. — он достал не раненой рукой пачку сигарет и зубами выудил одну, затем прикурил. Все же для человека, который курит почти всю свою жизнь, плохо действующая рука — не помеха. Отруби ему хоть две, он все равно изловчится закурить, хотя это будет сложнее.
Тем временем док сбежал за бинтами, а Яккельсен начал рассматривать свою руку, ожидая рассказа Квинби, ради которого их сюда притащили. Рана действительно не была настолько серьезная. Всякое порой случается. «Главное, чтобы не ампутировали», — так размышлял штурман. Но поскольку она начала немного гноиться и опухать, то любые движения отзывались болью, что все же беспокоило его немного. Перспектива остаться безруким по глупости его никак не устраивала. «Хорошо все же, что есть док», — такая мысль посещала голову Яккельсена частенько (естественно, особенно с похмелья), но он старался ее не озвучивать.

Отредактировано Яккельсен (06.07.2013 20:58)

+7

13

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
[Гиллесбальд] Паб «Белый кролик»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Всю дорогу Корки молчала. Пыхтела как паровоз и молчала. Собственно, внутренне она, возможно, и поостыла немного — ну, так просто бы команду не выдернули на сбор — но внешне, для профилактики, держалась строго, нагоняя на себя важность и некую взвинченность. Еще, ее не покидали мысли о письме, которое она планировала как можно дольше не читать, а то и вовсе изничтожить, но внутренний разум настаивал на благоразумии и, как минимум, солидарности... в знак благодарности за прошлое. «Как же там? Этот ублюдок извращенный декламировал своим напыщенным крысам постоянно... черт, и не вспомню... О! Пишите письма, господа, своим спокойным смуглым дамам. Мне их высокого плацдарма, уж не достигнуть никогда!» с отвращением хмыкнув, цыганка сильнее затянулась сигаретой, чуть не закашлявшись при этом... искусство — поэзия не терпит небрежности и издевательского отношения к себе.
Тем временем, «Зефир» встретил их гробовой тишиной и заметным напряжением. Если бы Док не заорал как умалишенный, можно было бы подумать, что пришли они на поминки. А так — словно на казнь. Во главе все «безобразия» стояли две женские фигуры, играющие буквально главенствующую роль: непосредственно — капитан Квин и, правая рука — старпом О’Нил. Не сказать, что они нагоняли вселенский ужас на пофигистичного кока, но некое животрепещущее чувство, когда они вместе, закрадывалось.
— На самом деле я не знаю, кто я такой. Пришло мое время занять свою позицию. Мне нужны перемены, нужны скорые перемены. Я знаю, что каждый день может стать последним. Все, чего я хочу, — это пожить немного хорошей жизнью. Все, что мне нужно, — это хорошо провести время. Достойная жизнь — то, что мне нужно. Слишком много людей переступает через меня. Единственное, что у меня на уме. Одна вещь, в которой я нуждаюсь перед тем, как умереть, — это хорошо провести время... — Тихо напевая и щелкая пальцами в такт, Корки вальяжно, даже демонстративно, взошла на корабль, проходя мимо Квин и Скай.
Отсалютовав шутливо кралям, цыганка примостилась на одну их полупустых бочек, слыша, как под ее бедрами затрещало дерево. Шендорахнув по округлому боку каблуком, чернявая убедилась, что «посудина» выдержит ее вес и, устремила безразличный взгляд на начальство. Не дай Роза, чтобы ее огорошили пустяком... подобного не переживет не только она одна...

Отредактировано Корки (07.07.2013 23:57)

+8

14

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
Джим бывал временами просто невыносим, но откровенную ерунду все же не нес в целях самосохранения. Понятно же — никто из пиратов трястись с мальчишкой не станет, пинком угостят, подзатыльником накормят и вперед, борт-механик, чини вяло подыхающий «Зефир» до следующей остановки. Конечно, странное поведение подростка можно было списать на юный возраст и соответствующие ему заскоки, но Квин заподозрила неладное.
Она ощутимо толкнула локтем в бок старпома, передала той драгоценный подарок и глазами указала на тощий зад удаляющегося Джима. Скайлер возмущенно цокнула да так, что худые плечи механика невольно вздрогнули, но все же согласно направилась в узкую (но отдельную!) комнатушку капитана. «Только не разводи душеспасительные беседы на три часа», — напоследок процедила она на ухо подруге и застучала сапогами по лестнице, ведущей на нижние палубы и кубрик.
— Эй, — капитан в два прыжка догнала мальчишку и схватила его за локоть, — что-то случилось?
Страдальческая физиономия Джима мгновенно преобразилась, превратившись в хитрую и довольную собой. Он лихо подмигнул собеседнице и, понизив голос, торопливо проговорил:
— Тут какой-то остроухий шляется неподалеку. Сказал, что будет ждать тебя сколько нужно, но через пару часов пристрелит первого попавшегося члена экипажа, если ты к тому времени не объявишься. И сказал, что никто кроме тебя не должен знать о нем, иначе...
Джеймс замолчал и скорчил выразительную гримасу. Помрачневшая девушка задумалась, продолжая комкать рукав и так расползающейся по швам рубашки подростка. Тот тоже замер, боясь потревожить капитана и ее мыслительный процесс. Живописная парочка проторчала на кватер-деке неподвижно добрых пять минут, а потом распалась. Квинби что-то кратко велела парнишке и направилась к трапу, а ее юный приятель проворно юркнул туда же, где совсем недавно скрылась Скайлер...
... Истошные вопли ненормального доктора вынудили стайку ворон взмыть в небо с диким карканьем, а более впечатлительного, нежели старпом, капитана — даже вздрогнуть. Судя по перекошенному лицу штурмана, его еще вдобавок и контузило от этих криков.
— Ну что, дамочки, скучаем? — тем не менее набрался наглости тот и развязно подмигнул подругам. — Готов развеселить обеих сразу! Втроем оно всегда как-то повеселее выходит.
Скай после почти самостоятельно вылаканной бутылки качественного спиртного, лишь добродушно ухмыльнулась, а Квинби неожиданно резко отчеканила:
— Заткнись!
Команда притихла и удивленно уставилась на капитана, будто не веря ушам своим. Даже док вернулся со своими бинтами тихо и незаметно, а Яккельсен беспрекословно протянул ему руку. Мельком взглянув на рану штурмана и укоризненно покачав головой, Луиза негромко, но четко проговорила:
— Нам нужно быть в небе через двадцать минут.
Если Скайлер и удивилась неожиданному приказу, то благоразумно промолчала. Она вообще предпочитала выяснять отношения с подругой наедине, уважая странное слово субординация, как никто другой.
— Остальное я объясню позже, здесь же нам больше задерживаться нельзя, — закончила капитан, махнула рукой старпому, приглашая следовать за собой, и проходя мимо штурмана бросила тому сухое «извини».
— Квин, что ты мелешь?! — раздраженно повысила голос Скай, оглядываясь на угрюмо молчащую девушку, шедшую за ней в сторону каюты капитана. — А теперь молчишь! Ты издеваешься? Что случилось?
— Небольшая неприятность, — честно призналась та и велела, — заходи давай, не здесь же беседовать.
Мгновение спустя послышался глухой удар и шорох съезжающего по стенке бесчувственного тела старпома.

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Команде

Зефировцы мои, поскольку мы разбежались по судну кто куда, то в начале поста указывайте еще и место, где вы находитесь, чтобы не было недоразумений. И готовьтесь, нас ждет тако-о-о-ое... Хотя я сама еще даже не знаю, что именно. Но предчувствия меня редко обманывали.

Отредактировано Квинби (08.09.2013 18:23)

+9

15

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
Уж кто-кто, а Джим точно знал, как пахнут неприятности. В данном конкретном случае они пахли хорошим дорогим табаком, и это вызывало недоумение. Кому ж эдакому (а главное — чем?) перешла дорогу Скай, что для переговоров прислали птицу подобного помета... То есть полета, конечно же, полета.
Сидя в засаде в темноте каюты капитана, недомеханик уже успел перебрать по памяти весь хлам, стасканный с помоек почти всего графства и рассортировать на три кучи. «Дерьмо», «Еще хуже» и «К херам» — соответственно. И если первое хоть как-то можно было приспособить на благо порядком прогнивших внутренностей посудины, то второе и третье использовать было опасно. Вот только в сложившейся ситуацией пренебрегать даже третьей категорией хлама было бы верхом беспечности, потому что, если верить словам капитана, через час здесь даже следов их пребывания не должно остаться. И Джим верил, чутье у Квинби было что надо, бывали уже прецеденты, ага.
Подперев подбородок рукой, в которой была зажата небольшая дубинка, когда-то служившая ножкой стола, юноша в очередной раз вернулся мыслями к единственному работающему двигателю. Так-то их было четыре, но один сдох давно и прочно, а еще два дышали на ладан, и в сухом остатке получалось маловато. Убраться со стоянки они может и смогут, но не особо далеко и не шибко быстро, и это предвещало череду подзатыльников, а то и чего хлеще. Вы не подумайте, Ливси никого и ничего не боялся, но все же эти перспективы нельзя было назвать радужными.
Наконец, снаружи послышались голоса, затем старая дверь противно скрипнула и в каюту торжественно вплыло вместе с легким сквозняком алкогольное амбре. «Старпом», — удовлетворенно подумал Джим, замахиваясь от души, но в то же время так, чтобы не убить. Скай даже не пискнула — юный механик всегда ответственно относился к поручениям капитана.
— Отличная работа, Джим, — она одобрительно (если так можно было выразиться в сложившейся ситуации) кивнула мальчишке и грустно улыбнулась.
— Это моя работа, кэп, — нахмуренный Ливси отсалютовал начальнице дубинкой, а затем отшвырнул орудие «труда» в темноту позади себя. Смачно хыкнув, присевший на корточки юноша подтянул к себе, а затем и вовсе закинул на плечо старпома. Можно было, конечно, волочь девушку, а то и нести с капитаном напополам, но это было бы не по-мужски и унизительно. Кроме того, меньше всего мальчишка хотел терять лицо в присутствии Квинби. А потому, стиснув зубы и уняв дрожь в ногах, Джим прокряхтел: — Куда?
Хотя этот вопрос был скорее риторическим. И неся бесчувственную девушку навстречу ее судьбе в виде четырех крепко сбитых мужиков, механик все же надеялся на то, что у капитана в голове был какой-то хитрый план. Он, конечно, недолюбливал (и чего греха таить, опасался) О’Нил, но безоговорочно признавал всю важность ее роли на судне, а потому потеря была существенной, даже если опустить эмоциональную составляющую.
Однако хитрый план состоял в том, что они отдали старпома и тихо, не оборачиваясь, ушли. И хотя Джима так подмывало спросить о том, что будет дальше, он благоразумно молчал и мысленно сочувствовал капитану, которой итак пришлось несладко. Пожалуй, что даже хуже, чем унесенной в неизвестность пиратке.
А через полчаса грозно кряхтящая и осыпающаяся на землю ржавчиной и прилипшими комьями земли посудина под названием «Зефир» поднялась в воздух и растаяла в постепенно темнеющей лазури неба.
— Отличная работа, Джим, — кивнула кэп мальчишке и грустно улыбнулась. Давно она не принимала настолько трудных решений.

+8

16

[Воздушное пространство над Орлеем]
-----------------------------------------------------
После успешно скрытой от глаз остальной команды вылазки Джим немедля был отослан в недра дирижабля — работать. «Зефир» давно пребывал в том состоянии, когда вроде все винтики, шестеренки и прочий хлам пашут, но в любую минуту могут отвалиться прямо на ходу. И вот тогда-то юный бортмеханик должен успеть вернуть заветную деталь на место, или хотя бы сообщить экипажу, что время становиться верующими, и продиктовать им какую-нибудь молитву. Такое давеча уже случалось, но тогда Джим жутко запинался и изредка срывался на нецензурную брань. Какое-то проржавевшее колесико с трубкой совместными усилиями (даже доктор пыхтел) приладили, но с тех пор Квинби строго-настрого внушила мальчишке выучить что-нибудь подобающее таким серьезным моментам... Да и просто язык за зубами легче удержать там, где никого нет, как ни крути.
Сам же капитан битых полчаса просидел на аккуратно застеленной койке, взявшись за голову и украдкой шмыгая носом. Скайлер было по-человечески жалко. Но еще жальче становилось остальную команду, когда Квин вспоминала, что ей пообещали за неисполнение условий договора. Потерять старпома или «Зефир» со всеми людьми на борту — в таком случае выбор становился очевиден. Конечно, они ее отыщут, но позже. Оставалось надеяться, что к моменту наступления того «позже» Скай все еще будет с головой на плечах.
Луиза резко поднялась, пригладила взлохмаченные волосы, гордо вздернула подбородок и твердым шагом направилась на кватер-дек, где уверенной рукой сквозь темные облака вел корабль их штурман. И который сейчас наверняка выглядит воплощением обиды за то, что она на него накричала. Вот что ей за команда попалась? Другие боятся слово поперек капитану сказать, лебезят перед ним, а эти спорят, кулаками стучат, суют нос куда попало и обиженно поджимают губы, когда им делают замечания. Чудесные люди, в общем.
Квин неслышно подкралась сзади к Яккельсену и ощутимо дернула того за рыжую прядку волос.
— Летим в Цалту, — примиряющим тоном обратилась она к парню. — И идем пить, я угощаю. И чуть севернее возьми, нечего нам светиться над Филтоном.

Отредактировано Квинби (15.09.2013 14:37)

+9

17

[Орлей] Гиллесбальд
-----------------------------------------------------
Кватер-дек
-----------------------------------------------------
— Заткнись! — трубный глас капитан был явлением эпохальным, лично Скай его доводилось слышать от силы пару раз, а Док и вовсе с подобным не сталкивался. Лицо же Кели, полагавшего, что они с кэпом на короткой ноге, отражало изумление вперемешку с какой-то свойственной только рыжим детской обидой. Корки осталась невозмутима, но благоразумно сжала губы.
Скайлер удовлетворенно хмыкнула и скрестила на груди руки, чтобы скрыть некоторую... шаткость своего положения.
— Нам нужно быть в небе через двадцать минут, — однако-о-о.
Бросив бравурно-любопытствующий взгляд на Квин, О’Нил изменилась в лице, осознав, что та говорит на полном серьезе. Да еще и с несвойственной хмуростью.
«Что за?..» Не настолько они залили глаза, чтобы капитана понесло на импровизации.
— Квин, что ты мелешь?! — растерянно прошипела Скайлер в самое ухо блондинке, видя как та безоговорочно пошлифовала прочь без дальнейших объяснений. Ответом была только вздувшаяся вена на виске Луизы. — А теперь молчишь! Ты издеваешься? Что случилось?
И снова тот же ответ. Оглянувшись на оставшихся позади членов экипажа, Скай резко затормозила. Она была растеряна не меньше других, хотя демонстрировать это было бы непозволительной роскошью.
— Капитан, — очевидно громко и нарочито небрежно позвала старпом, — у меня возникло нездоровое желание согласиться с Кели... Нет! — быстро бросила она через плечо ухмыляющемуся рулевому, не в ТОМ смысле. Прости, милый, твой поезд сегодня пребывает на конечную — станция «Рукоблудная». Но, в любом случае, всем нам не помешал бы хороший отдых. Чем быстрее мы разделаемся с работой, тем скорее...
Квин как будто не слушала и уже почти исчезла в чреве корабля. Нагнав кэпа в три-четыре шага, О’Нил снова сбавила тон и продолжила вещать в ухо:
— Эй, послушай. Я серьезно. Нам нужно поскорее разобраться с делом Чандлера. Я знаю, есть риск, но куда же без него? Они смотрят на тебя, как голодные птенцы! Команда отчаянно нуждается хотя бы в светлой полосе... Квин! Проклятье! Так что, Моргот тебя дери, случилось?!
— Небольшая неприятность, — скрывшись из глаз команды, Квинби удосужилась ответить, — заходи давай, не здесь же беседовать.
Никогда прежде Скайлер не говорила так с капитаном, ни в присутствии команды, ни наедине — дурачливые хмельные перепалки не в счет. Но в этот момент она была близка к тому, чтобы потерять контроль. Но не потеряла, хотя это и нельзя назвать заслугой самой Скай. Прежде чем отключиться, девушка ощутила жар в затылке. А мгновение спустя возникло чувство, словно ее проволокли через узкий резиновый шланг. И чем дальше, тем уже и темнее.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Филтон] Игорный дом

Отредактировано Скай О'Нил (20.11.2013 21:37)

+9

18

[Воздушное пространство над Орлеем]
-----------------------------------------------------
Кватер-дек
-----------------------------------------------------
Парень стоял на своем рабочем месте и все еще отходил от крика капитана. Вопящих девушек он в принципе не любил (если они вопят не от удовольствия, конечно), а тем более если эта вопящая — Квин. «Какого Моргота она взбесилась?» — штурман достал сигарету из пачки и прикурил, бросив пачку на стол. Перевязанная доком рука неприятно ныла при каждом движении. Парень посмотрел на нее и, разжав пальцы несколько раз, вздохнул. Ничего серьезного, но обидно. Он внимательно всматривался в темноту черного неба, которая окутывала весь корабль. Смутное ощущение будущих неприятностей не покидало Яккельсена. Он чувствовал, что где-то их... обманывают. Он, конечно, поднял корабль, как и было велено, в течение двадцати минут. Но зачем? И что замышлял и выносил Джим с корабля перед отлетом? Эти вопросы при первой же возможности штурман хотел задать Луизе, но сам идти к ней не собирался. Он почти никогда не приходил к девушкам первым, особенно после ссор, — сами придут, а если не придут, то и Роза с ними.
Квин не заставила себя ждать. Через десять минут, после того, как они взлетели, она появилась, привычно дернув его за волосы. Яккельсена всегда раздражало такое, но на этот раз он смолчал.
— Летим в Цалту. И идем пить, я угощаю. И чуть севернее возьми, нечего нам светиться над Филтоном, — от этих слов Яккельсен даже не сразу нашелся, что ответить. Во-первых, сам тон девушки выдавал некоторую растроенность и грусть. Во-вторых, предложение пойти с ним выпить да еще и за ее счет демонстрировало не просто расстроенность, а почти депрессию. В-третьих, Цалта? Что они забыли там? До нее же лететь больше шести часов! И, в-четвертых, она еще и указывает ему, куда лететь?!
Он докурил и затушил окурок в пепельнице. Еще раз взглянув на девушку, он ответил:
— Совсем все плохо? — Яккельсен любил иногда задавать вопросы, ответ на которые очевиден. Однако, в большинстве случаев, за ответом следовало пояснение — почему же все-такие все плохо. А вот вопрос «что случилось» он терпеть не мог, хотя иногда и сам им грешил. Ну бестолковый вопрос же! Он требует слишком много эмоциональных усилий, чтобы на него ответить. Но сам по себе не демонстрирует заинтересованность со стороны собеседника. «Что случилось» уже подготавливает ответ: «М-м-м, ясно», — на все твои излияния.
Парень повернул севернее, как и сказала Квин.

Отредактировано Яккельсен (24.09.2013 21:04)

+9

19

[Воздушное пространство над Орлеем]
-----------------------------------------------------
Кватер-дек
-----------------------------------------------------
Иногда штурман проявлял чудеса сообразительности, тактичности и заботы в один, самый подходящий, момент. Например, как этот. Квинби не сомневалась, что спустя пару месяцев в очередной ссоре Яккельсен обязательно припомнит, как она на него накричала, обзовет кем-нибудь замысловатым и обвинит в том, что пришлось потратить внеочередную дозу герыча — стресс же какой был! Но сейчас приятель позволил себе лишь короткий удивленный взгляд в сторону капитана и сухое уточнение:
— Совсем все плохо?
— Да уж, — девушка помедлила, сравнивая сложившуюся ситуацию с кучей передряг, в которые она влипала ранее, и пришла к неутешительному выводу. — Хуже было, пожалуй, разве что однажды...
О каком «однажды» шла речь, Кели и так понял, без уточнений. Настоящая биография Квин и ее подлинное имя были известны всей команде, умалчивалась лишь одна небольшая деталька: смерть первого супруга Луизы величалась несчастным случаем, и по официальной версии произошел он уже после того, как капитан «Зефира» покинула Дракенфурт.
Рыжая прядка вновь оказалась в капитанской ладошке, штурман едва заметно поморщился, но опять смолчал. То, что у вампиров величалось пафосным словом «эмпатия», у Яккельсена называлось чуйкой-когда-лучше-не-вякать и временами делало того на удивление душевным собеседником. А такому так и хочется выложить всю правду без последующих нравоучений и причитаний. Что Квин и сделала.
— Поэтому теперь тебе надо быть в сто раз внимательней, ибо Скай уже не поможет и про надвигающуюся грозу не сообщит, — закончила свой короткий рассказ она, поежившись и закутавшись посильнее в старое потертое пальто. А потом на всякий случай зажмурилась, потому что особого сочувствия или хотя бы понимания на лице штурмана не отразилось.
Все-таки быть капитаном оказалось чертовски сложно, не бабское это дело, как бы она не хорохорилась. Тяжело сухо излагать факты, когда после каждого слова хочется начать оправдываться. Невыносимо обменивать человека, доверяющего тебе, как никому, протягивающего руку помощи по первому зову, на жизни остальных. Трудно делать после этого вид, что прошедшее ее просто беспокоит, когда хочется провалиться от стыда, угрызений совести и безграничного чувства вины...
Впрочем Луиза почти тут же взяла себя в руки, открыла глаза, расправила плечи и даже с каким-то вызовом посмотрела на рыжего парня, ожидая хоть какой-то реакции на ошеломляющую новость.

+9

20

[Воздушное пространство над Орлеем]
-----------------------------------------------------
Кватер-дек
-----------------------------------------------------
Ответ Квинби был ожидаем, но, наверно, подсознательно Яккельсен все же надеялся, что девушка улыбнется и скажет обратное. А тут еще это многозначительное «хуже было, пожалуй, разве что однажды...», от которого парню стало совсем не по себе. Штурман поджал губы и, не отрываясь, вглядывался в небо.
— Поэтому теперь тебе надо быть в сто раз внимательней, ибо Скай уже не поможет и про надвигающуюся грозу не сообщит, — Яккельсен сначала не понял, почему, что да как. Но потом факты стали складываться в единую картинку, которая оказалась еще хуже, чем он мог представить.
— Какого Моргота?! — выпалил штурман. Скай была для него, может, и не любовью всей жизни, но именно на нее он клюнул, когда Квин пригласила его на «Зефир», именно она иногда веселила его своей суровостью так, как даже Квин этого не делала, а пить она умела, может, даже и получше всех на корабле. Он молчал несколько минут, а затем, мельком глянув на капитана, произнес: — Ну, мы же вернем ее? Вернее, даже не так. Мы вернем ее. Это вопрос времени. И небольшого, — голос его звучал твердо, и штурман даже попытался придать ему побольше оптимизма. — Но что ты собираешься говорить остальным? И зачем мы летим в Цалту?
Наверно, вопросов было слишком много. Но он знал, что Луиза уже взяла себя в руки, и лишний раз давить на больное вопросами типа «неужели не было другого выхода», «зачем ты это сделала» и т. п. было глупо и непродуктивно. Кроме того, не хватало еще и помимо старпома потерять капитана.
Он взял со стола пачку и снова закурил. Нервишки пошаливали, а интуиция подсказывала, что возвращать старпома будет ой как непросто. «А когда это пиратам было просто?» — Яккельсен усмехнулся и взял еще немного на север, корректируя курс. Цалта была уже совсем близко. Нужно было понять, где там припарковать еще их посудину.
Все же, несмотря на все своих головных тараканов и вечные ссоры с жителями корабля, они все стали уже для него семьей. Только признаваться в этом никому не хотелось. Прошло совсем немного времени, а он уже так вжился в эту роль — штурмана «Зефира», и все члены команды мыслились как неотъемлемая и неотделимая часть этой посудины. Пропажа Скай стала первой серьезной потерей с тех пор, как он лишился глаза. Но старпом — не глаз. Ее вернуть можно. Парень почему-то в этом не сомневался. «Вопрос в том, какой ценой», — Яккельсен выдохнул очередную струю дыма и внимательно всматривался в землю, простиравшуюся под ними.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Цалта] Таверна «Пьяный боцман»

Отредактировано Яккельсен (04.10.2013 19:42)

+9

21

[Воздушное пространство над Орлеем]
-----------------------------------------------------
Кватер-дек
-----------------------------------------------------
Реакцию штурмана Квинби все-таки дождалась, пусть и с небольшим запозданием. Яккельсен несколько томительных секунд хлопал глазами, сохраняя безразличное ко всему выражение одноглазой физиономии, а потом будто лопнула струна, все это время делавшая парня на редкость немногословным...
— Какого Моргота?! — вышло очень драматично, не хватало только рук, воздетых к небу. И гробовая тишина, как полагается перед бурей. Луиза прищурилась и с интересом уставилась на собеседника. Сейчас он, побледневший еще больше, часто дышащий и упорно смотрящий вдаль, а не на девушку, казался весьма привлекательным. Жаль, что только пропажа Скайлер высвободила в нем эти чувства и эмоции. А тем временем вторая часть монолога не заставила себя долго ждать.
— Ну, мы же вернем ее? — нет, конечно. Поступим, как полагается всем порядочным пиратам. Глупые вопросы что-то приходят ему на ум сегодня.
— Вернее, даже не так. Мы вернем ее. Это вопрос времени. И небольшого. Но что ты собираешься говорить остальным? И зачем мы летим в Цалту? — вопросы задавались неизменно твердым с легкой прохладцей тоном. Если уж штурман так себя повел, то реакция остальной команды более чем предсказуема. Квин на мгновение стушевалась, но потом вполне спокойно ответила:
— Мы вернем ее не раньше, чем представится реальная возможность остаться во время этой операции живыми. В Цалту мы не летим, а сматываемся, потому что в имении готовилась облава. Не дождавшись там, нас начнут искать по окрестностям. Мне было все равно куда убраться, назвала первый попавшийся городок неподалеку.
Повинуясь непонятному порыву, капитан прижалась лбом к напряженной спине Яккельсена и глухо добавила:
— А что говорить остальным — я без понятия. Но обязательно что-то придумаю...
... «Зефир» тряхнуло — штурман никогда не предупреждал о выстреливающих гарпунах, которые фиксировали дирижабль в тройке метров над землей. Луиза схватила приятеля за руку и быстро потянула за собой к трапу.
— Мы с Кели и Скай ушли по очень срочному делу, — достаточно громко сообщила она выглянувшему на кватер-дек Джиму, — передай это остальным. До нашего возвращения с корабля — ни шага.
Мальчишка понятливо кивнул, судя по всему привычно пропустив последнее указание мимо ушей. Потому что еще ни разу команда сей приказ не соблюла. Чего только прогулки дока по вечерним лесам стоили.
Каким-то чудом капитан со штурманом умудрились никому больше не попасться на глаза и спустя пять минут вышли на проселочную дорогу, вдоль которой еще через некоторое время выросли хибарки и сараи, с каждым шагом заменяющиеся домами поприличней. Путь пиратов лежал в одну из самых низкопробных таверн...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Цалта] Таверна «Пьяный боцман»

+9

22

[Воздушное пространство над Орлеем]
-----------------------------------------------------
Трюм, мед. каюта
-----------------------------------------------------
Возвращение дока из трюма их летающей консервы было омрачено неожиданным срывом капитана. И сразу стало ясно, что сегодня не до шуток, что им предстоит не одно из тех приключений, когда вроде бы и опасно, а вроде бы и помидорами кидаешься.
Притихнув и опасливо поглядывая на капитана, Леви направился выполять свой профессиональный долг. Рука Яккельсена была повреждена не то, чтобы очень сильно, но нуждалась в уходе и покое. Первое ей не светило по причине взрывной природы своего обладателя, а второе — по виду его деятельности. Какой покой в пиратской жизни, тем более, если они идут на дело? Потому то врач и был так необходим на корабле, иначе бы некому было заботиться о бренных телах и травмах членов команды «Зефир».
Приложив железные пластинки по сгибу локтя, док ловко перекрутил бинт поверху и скрепил его друг с другом, завязав маленький, но аккуратный бантик. Ну не мог он хоть немного да не позлорадствовать. Потому из остатков бинты Леви сделал «подвеску» для руки и перекинул ее через шею рыжего.
— Я знаю, что это маловероятно, но постарайся двигать этой рукой поменьше. Она уже немного отекла, но чем аккуратнее ты будешь ею обращаться, тем быстрее спадет отек, — орлесиец автоматически понизил голос и говорил тише, чем обычно. Никогда док еще не видит Квинби кричащей и настолько шаткой, а этот неожиданный взрыв негатива он воспринял именно так.
Атмосфера на корабле была тяжелая, и Леви решил заткнуться и наблюдать, потому что очередного переворота в жизни ему не хотелось. Спасибо, хватило на ближайшие пару лет. Разве что ему дадут амнистию и примут обратно в цивилизованную жизнь и законную работу. Хотя, доктор сомневался, что после того, как он испытал эту безграничную свободу вне закона, он сможет вернуться к прежней жизни. Так или иначе, криминальная сущность снова покажет свое лицо, и вот уже очередной пациент не досчитается легкого ии пинты крови.
Но чего Док никогда не любил, так это быть не в курсе, что происходит. И на этой у него была развита хорошая чуйка, иначе бы не дожид он до своего третьего десятка. И сейчас эта чуйка волчком вертелась и пыталась понять, что не так, выследить и узнать. Сразу после того, как приказы были разданы, Леви удалился в свою мед. каюту, потому что во взлете и подготовке к нему он не играл никакой роли. Там врач стал медленно, размеренно перебирать все, что осталось от его медицинских запасов. А было то немногое. Пока никто не видел, Леви выпускал наружу свою темную, давящую сущность, которая и подбивала его на убийства пациентов, кражу их органов и небольшие эксперименты. Вечная легкая улыбка и раздолбайское поведение будто бы вытравливались растворителем, как только Леви оказывался в месте, где его никто не потревожит, и тогда между бровей появлялась складка, а губы складывались в тонкую линию. Сейчас, размышляя о том, к чему это напряженное поведение капитана, причем неожиданное для всех, даже для ее правой руки старпома, может привести.
И раз за разом он приходил к выводу, что ни к чему хорошему. Недомолвки и тайны в команде не означают ничего хорошего для команды, в этом Леви убеждался не раз. И убеждаться еще раз не хотел, тем более теперь, когда он и так занимался не самым стабильным и безопасным пиратским делом.
Врач оперся на край небольшого деревянного шкафа, в котором хранились его немногочисленные препараты и врачебные пожитки, сложил руки ладони в молитвенном жесте, прислонил их к губам и, замерев в такой позе, стал думать. Медицинские препараты были рассортированы, что-то полу-испорченное или с намеком на истечение срока годности не было выброшено, но было отодвинуто в отдельную кучку, а потом убрано в самый нижний ящичек. И тогда стопка на столе уменьшилась почти что втрое.
«И вот с помощью этого мне предлагаю лечить команду и, в случае необходимости, проводить операции?» — врач пришел к неутешительному выводу, что в случае тяжелого ранение кого-то из команды, он может оказаться беспомощен. Пулевое ранение не вылечишь спиртом, йодом и одними бинтами, тут нужны разные алхимические мази и эликсиры, произведенные в недрах Гильдии Алхимиков или больших фармацевтических компаний.
Корабль тряхнуло, и врач схватился за край стола. Приземлялись. И относительная атмосфера на корабле не улучшалась. А доктор всегда был живучим, и сейчас инстинкты, позволявшие ему быть таким, говорили, что что-то сгнило в городе Цалта. И чтобы выйти хотя бы относительно сухим, надо подготовиться. Прийдя к такой светлой мысли, Адриан выудил из-под стола кожаную сумку и поскидывал туда самые примитивные средства первой помощи — оставшиеся бинты, склянку спирта, в которой спирта от силы осталось 30 процентов, швы и скальпель. Поколебавшись немного и поспорив со своими ощущениями, Леви все же сдался на милость инстинктам и, прислушавшись к треску корабля на проверку того, идет ли кто-то в сторону его отсека, он сунул руку за шкафчик и выудил из-за него платок, в завернутой в него совсем небольшой колбочкой. Даже не разворачивая, врач сунул ее в сумку, на самое дно, а потом поспешил застегнуть кожаные ремешки и выйти из каюты.

Отредактировано Доктор Леви (08.10.2013 01:12)

+10

23

[Дракенфурт] Центральный парк  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Тихий протяжный клекот, мышцы распускаются, как пружина, и вот птичка замолкает навсегда. Но Матиасу мало. Он присел за кустом и, лишь вытянув черную когтистую лапу наружу, снова подцепляет тушку птички, потом прыгает сверху, вновь прибивая ее к земле. В общем, играется. И он знает, что играть с едой нельзя, особенно в последнее время, когда ее стало так мало.
Год назад он жил припевающе: теплая подстилка, пускай и очень большая и высокая, и его хозяйка почему-то всегда тоже пыталась устроиться где-то рядом на его подстилке; миска с разными полочками, где он мог выбрать себе все, что хотелось. Но потом все поменялось: его чуткий слух слышал рыдания в доме, даже его хозяйка стала отмахиваться от своего любимца. А усы порой так и распушались, а шерсть на загривке вставала дыбом, когда в дом приходили незнакомые люди, от которых резко пахло каким-то серым порошком, на который Матиас однажды наткнулся на своей прогулке по Дракенфуртской ярмарке, и который потом воспламенился, заставив взрослого и храброго кота удирать, как котенка.
Именно тогда кошачьи инстинкты призвали его покинуть дом, давший ему приют с нескольких полных лун, сменивших одна другую. Теперь же ему было несколько полных сезонов, и зов диких педков все усиливался, звал на свободу и к независимости. И черный кот знал, куда ему сначала вести лапы. Однажды побывав где-то, коты никогда не забудут запах этого места и всегда смогут найти к нему дорогу. Вот и Матиас держал дорогу по уже однажды пройденному пути — в яблоневый сад в неделе пути, где его мучили маленькие двуногие, но от которых было так весело удирать и так приятно чувствовать себя лучше их, сидя высоко на дереве и смотря сверху-вниз на эти белошерстные макушки без торчащих ушей.
Но когда кот, чуть исхудавший, но вспомнивший и вновь отточивший свои природные инстинкты, уже учуял знакомые запахи, к ним вновь примешалась та вонь серого порошка. И, даже не доходя до места, кот повернул обратно.
Тогда его подобрали очень шумные, веселые люди, путешествующие на больших коричневых животных, часть тел которых, почему-то, была деревянная, и в этой деревянной части двуногие и ехали. От них пахло табаком, неизвестными коту пряностями, но самое главное — свободой. И почувствовав, что здесь его никто насильно держать не будет, кот решил остаться. Запах белобрысых двуногих оставался позади, как и далекий запах смога Дракенфурта и его первого дома. Впереди лежали новые вкусовые и тактильные ощущения, и кот был готов к неизвестности, лишь надеясь, что его предки смотрят за ним даже тогда, когда небеса не темнеют, чтобы позволить их ярким белым глазам взирать на землю.
В какой-то момент, еще много ночей спустя, после того, как все запахи большого города уже успели стереться из памяти кота, и на место им пришли новые, доселе неизведанные, но заложенные на уровне подсознания природой как родственные и сохраняющие, Матиас решил покинуть своих спутников-двуногих. Когда яркий желтый глаз закрылся, и вместо него на землю стал смотреть его белый близнец, черная тень скользнула вниз из телеги цыган и скрылась в высокой траве у стоянки табора. Мягкие лапы следовали никому не известной траектории, а вдали витали запахи диких животных, а также маленький, легких на поимку и сытных полевых мышей.
Метры складывались в километры, дни в ночи, а потом в недели, а кот все больше углублялся в неизведанный ему мир, полный дичи и опасностей.
Вот и сейчас, стоило только ему разделаться с пойманной птичкой, как ветер подул в его сторону, и чуткий черный нос-пуговка уловил запах. Тот самый запах черного порошка и давно забытых городских выхлопов механизмов. И он пошел на нюх. Вдруг впереди предстало... что-то, чего коту за свою жизнь видеть, по крайней мере вблизи, еще не приходилось. На нескольких длинных щупальцах, воткнутых в землю, было подвешено деревянное брюхо какого-то странного зверя, пахнущего, как весь большой город, где до этого жил Матиас. И кот на всякий случай весь подобрался, выгнул спину и зашипел, ощетинивая усы и выставляя напоказ свои поостревшие клыки. Но животное не ответило. Тогда кот издалека вытянул лапу и медленно приблизил ее к щупальцу, а когда тронул, так и отпрянул подальше от возможной ответной атаки. Тогда кот, чуть успокоившись, но не потеряв бдительности, обошел непонятное флотирующее существо. И с другой стороны он обнаружил... еще какой-то отросток, достаточно широкий, чтобы взобраться по нему на спину существу. И кот рискнул — в нем проснулось любопытство котенка и безрассудство матерого дворового кота. Каково же было разочарование Матиаса, когда поднявшись, он не обнаружил ничего интересного. От досады, кот аж громко и раскатисто мявкнул, опускаясь на пятую точку и начиная подметать хвостом пол, пока он оглядывался по сторонам.

+10

24

[Воздушное пространство над Орлеем]
-----------------------------------------------------
Орлоп-дек, каюта
-----------------------------------------------------
На «Зефире» было несколько мест, где Корки чувствовала себя комфортнее и вольготнее всего — кухня, продовольственный трюм и собственная каюта. Был еще, конечно, склад алкогольных припасов, но на корабле слишком много пьющих конкурентов, чтобы распоряжаться им как заблагорассудится. Так что, если нужно было прийти в себя, отвлечься от негатива или просто остыть, молодая женщина либо делала ревизию провианта, либо осваивала новые кулинарные рецепты (достаточно громко орудуя ножом и гремя кастрюлями), либо ползла в логово. Как видите, обычно выбор для уединения имелся всегда... но, не сейчас. В виду последних событий и заметного обнищания как в финансово плане, так и продовольственном, Эйш пришлось затаиваться в каюте. Восседая на продавленной койке, она хмуро смотрела в иллюминатор. По ту сторону, наравне с судном, медленно проплывали ватообразные серые тучи — открой окно, протяни руку и можно попытаться «ухватить» атмосферный продукт. Только смуглянке было явно не до подобных забав. Она будто бы не видела ничего вокруг, уставившись в одну невидимую точку. Сколько уже Корки сидит в таком положении, сказать сложно. Поначалу, когда они спешно взлетели, девушка думала о том, чтобы проспать всю дорогу, но каждый раз, когда ее голова касалась подушки, перед глазами маячила одна и та же картина: сорвавшаяся Квин и ошарашенные члены команды... в особенности, недоумение в глазах старпома. Хмыкнув, пиратка запустила пятерню в густую шевелюру, еще сильнее растрепав спутанные волосы. «От белобрысая бестия! Поимела таки! Радует лишь факт, что не одну меня «опрокинули». К чему весь этот цирк? У нас и так, что не день, то смерть нервным клеткам... лавандосов нет, жратвы тоже — сидим, балду пинаем. А тут, на тебе... дело! Дело, мать вашу нарисовалось!!! Так какого хрена я сейчас сижу на койке, а не набиваю карманы золотом, победно напевая «Веселого мертвеца»?! Ититская сила, что ты с нами делаешь» раздраженно цыкнув, она резко встала. Преодолевая желание ворваться к капитану с требованием объяснений и, открыто угрожая, надавать той по заднице, смуглянка открыла тумбочку. В самом дальнем углу покоились видавшее виды старые карты, которые довольно давно были отжаты у невезучей соплеменницы — глупой ромалэ, пытавшейся предсказать судьбу пиратке.
— Что же, деточки, порадуйте хоть вы меня. Тащись карта большая, да удачная. Посули мне дорогу дальнюю, жизнь богатую...
Тихо бормоча себе под нос, Эйш, с ловкостью шулера, быстро перетасовала карты. Затем, сжав колоду двумя руками, она закрыла глаза, сосредоточилась на образе и вытащила первую попавшуюся. Открыв один глаз, девушка нехотя посмотрела картинку. Луна. Перевернутое положение. Не сказать, что радужное значение, но и не смертельно.
— Айщщ. Давай еще одну!
Быстрая перетасовка и, на свет появляется... башня. И без того хмурое лицо пиратки мрачнеет еще больше. Вот это уже фаталити. Нехорошее предчувствие закрадывается в душу, развеять которое мало что сможет. С горя, забросив колоду обратно в ящик, Корки подхватила утепленный плащ и спешно покинула каюту.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

[Цалта]
-----------------------------------------------------
Покуда кок дошел до кватер-дока, задержавшись по пути на кухне, корабль не только успешно приземлился, но и заметно опустел. Как минимум троих не хватало — капитана, штурмана и старпома. По словам мелкого Джима, удачно выловленного девушкой, они ушли по делам, но строго настрого запретили покидать судно остальным. Решив, что срывать зло на мальчонке не практично и уши тому еще понадобятся, Эйш отправилась дышать свежим воздухом. А там глядишь, святая троица подтянется, можно будет перехватить их на входе. Правда, стоило ей пройти пол пути, вытащить из плаща полупустую пачку сигарет, как посторонний шум, заставший врасплох, перебил все желание «травануться» никотином.
— Мяу!
— Твою орлейскую мамашку! — Дернувшись от неожиданности, выпалила Корки.
Найдя глазами источник шума, озадаченный кок даже забыла куда и зачем пришла. Черный, достаточно крупный, пушистый и довольно деловитый котяра, восседал перед ней в нескольких метрах. Он явно никуда не торопился, хоть судно его и не впечатляло. А действительно, что в «Зефире» для кота может быть интересного? Если только заначка провианта. Но, она и для команды интересна, только не существует в природе. Пока. Вздохнув, пиратка, с едва слышным «кис-кис» двинулась на животное и, прежде чем оно смогло улизнуть, успела быстро подхватить на руки.
— Это что за шпион местного разлива?! — Осматривая находку, пробурчала девушка. Аккуратно перебирая пальцами темную шерстку, она добралась до уха кота и, чуть потрепав, продолжила более приветливо. — Так ты, поди, колбасу ищешь?! Эх, зря прокрался, морда, жрать у нас нечего. Даже крыс нет. Хотя... пошли на кухню... учти, только потому, что ты единственное живое существо, которое меня сейчас не раздражает, я покормлю тебя. Но, если нагадишь в святая святых — кухне... пойдешь на суп!
Слегка щелкнув найденыша по носу, Эйш зашагала в противоположную от выхода сторону, думая о том, что хорошо бы кота еще и отмыть...

Отредактировано Корки (30.10.2013 21:06)

+8

25

[Воздушное пространство над Орлеем]
-----------------------------------------------------
Машинное отделение
-----------------------------------------------------
Влажный жар медленно уходил из самого прокопченного уголка старой посудины, так что промокшая от пара и пота льняная рубаха уже не так липла к худой сгорбленной спине псевдомеханика. Джим в очередной раз ерошил мокрые сосульки волос, убирая их назад и заодно стирая со лба мутные ручейки, того и норовящие залить глаза едкой пеленой. Двигатель, еще недавно работающий на пределе своих и без того чахлых возможностей, медленно остывал и казалось, что даже можно услышать, как он тяжело отдувается, отдавая последние порции пара. В общем-то, это был конец. Мальчишка даже не был уверен, что этот могучий металлический старик заработает поршнями в следующий раз, так что если раньше Джим просто думал над тем, что неплохо бы привести в рабочее состояние хотя бы еще один двигатель, то теперь это была жизненная необходимость. Осложняло ситуацию то, что спасать всё и всех придется в одиночку, поскольку у капитана и без того было полно проблем... Впрочем, для этого была причина более важная и существенная: все же механик считал себя вполне взрослым, полноценным мужчиной, которому должно решать свои проблемы самому, а не перекладывать их на хрупкие (!)белые(!!) капитанские, но все же женские (!!!) плечи.
Так что пришлось несовершеннолетнему пирату наскоро обливаться холодной водой и переодеваться в сухую относительно чистую одежду (последний «комплект»!..), чтобы провести беглую инспекцию баллонов со сжатым газом и помрачнеть еще больше. Сказать, что они поиздержались — значило не сказать ничего. От лишнего балласта пришлось избавиться, потому что двигатель совершенно не тянул такой вес, а чтобы приземляться нужно было спускать драгоценный, хотя и откровенно грошовый, газ. Но даже за эти крохи Джим ожесточенно цеплялся, потому что денег не было совсем, не то что на «горючее» для корабля и команды, но даже на жратву. Работы не было. А теперь еще и не было Скай, которая могла эту самую работу надыбать и хоть как-то улучшить их плачевное положение... Продолжать описывать цикл проблем можно было бесконечно, нужно было действовать и быстро, пока капитану не стукнуло в голову отчалить из этого замечательного места.
Решимости самому юному члену команды было не занимать, дури в голове тоже, так что он быстро собрал в потрепанную сумку все, что было не особо нужно в данный момент и что он мог бы бы продать или обменять на черном рынке. Кэп, конечно, запретила отлучаться с корабля, но она же не запрещала чинить двигатель? Ну а так Джим еще не достиг уровня настоящего просветления, когда механизмы излечиваются одним прикосновением и питаются лунным светом, приправленным свежим воздухом, приходилось идти на некоторый риск.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через черный рынок Цалты, лавки старьевщиков, торговые ряды  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Цалта] Таверна «Пьяный боцман»

Отредактировано Джим (09.11.2013 20:57)

+7

26

[Орлей] Цалта
-----------------------------------------------------
Камбуз
-----------------------------------------------------
Пираты бесцеремонный народ, поэтому не стоит удивляться, что Корки мало волновало любит кот воду или нет. Если кухня «Зефира» всегда пребывала в чистоте, то и ее непосредственные обитатели должны были соответствовать и придерживаться определенных правил. Несогласные нарушители карались — вплоть до физической расправы (тряпки, швабры в бой!). Так что, прежде чем перед новоявленным четвероногим членом команды была поставлена миска с провиантом, Эйш удалось не просто затащить кота в раковину, но и хорошенько его отмыть. Процесс борьбы и прочей «прелести» процедуры описывать не стоит, итог все равно один: теперь уж иссиня черный, мокрый, приятно пахнущий зверь был любовно укутан в большое кухонное полотенце, опосля насухо вытерт и посажен на низкую тумбу. Облегченно выдохнув и смахнув проступившие капли пота вперемешку с мыльной пеной, цыганка с довольной ухмылкой смотрела на творение трудов своих.
— Ну, чего урчишь недовольно, морготовский посланник! Смотри каким стал! Любо дорого взглянуть. Кстати.
Закинув мокрее полотенце на плечо, кок вспомнила, что на складе, где в самом холодном углу у нее обычно хранились мясные продукты, должна была заваляться последняя курица. Предупредив животное, что тому лучше оставаться на месте и смерено ждать, девушка отправилась на разведку, которая увенчалась успехом. Во-первых, курица (одинокая и выпотрошенная) действительно дожидалась своего часа в глиняном горшке. Во-вторых, она не успела испортиться. Мысленно прикидывая, что из этой тушки можно приготовить, брюнетка вновь вошла в кухню, одела фартук и, принялась ощипывать, разделывать «трофей».
— Наваристого бульона на семь морд из этого задохлика не получится, конечно, но пережить один день вполне возможно. — Рассуждала вслух Корки, ловко орудуя большим ножом, отсекая от птицы шею. Сняв с нее [куриной шеи] кожу и промыв, она положила кусок перед котом. — Держи, бандит... пока только легкая закуска. После, приготовлю отдельную кашу или суп... не все ж на крысах выживать.
Ухмыльнувшись в очередной раз, Рикли хотела было отрезать небольшой кусок филе, но неожиданно до ее ушей, из открытого иллюминатора, донеслись голоса с улицы. Кто-то неспешно поднимался на борт. Отошедшую было от мрачных волнений девушку, вновь охватило нехорошее чувство — перед глазами всплыла карта «Башни». «Сейчас или никогда! Пусть объясниться наконец» пронеслось в мыслях цыганки и, оставив хладный трупик курицы на разделочном столе, она поспешно вышла из кухни.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Кватер-дек
-----------------------------------------------------
— Так, так... неужто вернулись, друзья мои! Мы и соскучиться не успели, сидим, значит, по своим будкам, смиренно ожидаем явление Розы народу! — Язвительно и громко произнесла Эйш, выходя на палубу, вальяжно перегородив дорогу воротившейся команде. В руках у нее остался разделочный нож, лезвие которого она ласково протирала краешком фартука. — Ба, малыш Джим, а ты с какого фига по ту сторону корабля делал... ломаешь систему, бунтуя против приказов кэпа?! Не осмотрительно... мать еще по жопе не надавала? Удивительно, Квин... Квин?
Насмешливый взгляд, которым она сверлила юного механика, перекочевал в сторону захмелевшего (?) капитана. Та аккурат была в заботливых руках штурмана. Наклонив голову чуть вбок, цыганка недоуменно вскинула бровь.
— Только не говорите мне, что вы все развлекались, — используя нож как указку, она дугообразным движением обвела каждого, пока острие металла не остановилось на высокой, доселе не примеченной ею фигуре. Кем был мужчина, Корки сразу не поняла, ибо раздумья сейчас крутились вокруг старпома, которой среди гуляк не оказалось. «Бухает дальше, отправив размякшего кэпа отсыпаться?» — Представить мил человека не жела...
Осекшись на полуслове, Эйш моментально переменилась в лице. Взгляд потяжелел, значительно похолодел и вообще, мало чего хорошего предвещал, по крайней мере для незваного гостя. Перед Рикли стоял вампир — «красная тряпка для быка»! Не сказать, что особа была расисткой, просто относилась к остроухим долгожителям с крайним недоверием и дела вести отказывалась. Для себя она давно провела негласную следственную цепочку: вампиры — знать — богатство — положение/почет — избалованность/вседозволенность — безнаказанность — Кармайкл. Обычно, данная трактовка помогала определиться с дальнейшей судьбой вампирской жертвы (если, таковая имелась), которая — либо, останавливаясь на пункте «богатство» обчищалась и отпускалась с миром... либо, пункт «Кармайкл» был приговором с заочным отпеванием. Но, на данный момент все обстояло иначе. Расправив плечи, с вызовом вздернув подбородок и продолжая указывать ножом на вампира, Корки сухо произнесла:
— И, кто же это у нас такой скромный, незаметный и неизвестный? Не хотите внести ясность в хреново складывающуюся ситуацию, капитан?!

Отредактировано Корки (26.11.2013 00:04)

+9

27

[Орлей] Цалта
-----------------------------------------------------
Кватер-дек
-----------------------------------------------------
[Цалта] Таверна «Пьяный боцман»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Обратный путь до «Зефира» четверка пиратов проделала в гробовом молчании, лишь изредка бормоча себе под нос ругательства, когда дорога к кораблю стала совсем уж походить на непролазные дебри. Квинби с легкой душой призналась бы, что просто заблудилась, потому что в наступивших сумерках ориентиров как-то не видать, но капитаны (а особенно пьяные!) на то и капитаны, чтобы продолжать вести свою команду сквозь несчастья и сражения, бури и грозы, кусты и овраги. Штурман какое-то время послушно топал рядом, дымил, как паровоз, и профессионально подхватывал кэпа, когда тот норовил обо что-нибудь убиться. В общем, в их команде царила идиллия до тех пор, пока Яккельсен наконец-то не встрепенулся, внимательно осмотрелся в кромешной темноте и как-то нехорошо покосился на свою бывшую. Та лишь улыбнулась и пожала плечами — действие алкоголя на свежем и холодном воздухе начинало ослабевать, зато теперь ей хотелось спать, а не работать навигатором. Крепкий толчок в спину развернул Луизу на сто восемьдесят градусов, и уже спустя несколько минут она увидела обшарпанный бок дирижабля.
— Я шла почти правильно! — восторженно зашептала она штурману, высвободилась из его крепкой хватки и первой бодро двинула к трапу как-то совсем позабыв, что нового члена команды стоило хотя бы представить остальным.
Но об этом прекрасно позаботилась Корки, встретив на кватер-деке начавших оживленно переговариваться пиратов с остро заточенным ножом наперевес. Под тяжелым взглядом кока Квинби как-то сникла и на всякий случай придвинулась обратно к Яккельсену, потому что шатающийся кэп выглядит малость неубедительно. Хотя она подозревала, что для того же Кота женщина на корабле — вообще штука неубедительная. И поэтому пиратка с тесаком (у Эйш он назывался «ножик для мяса») да еще и в плохом настроении была очень даже кстати. Пусть вампир посмотрит, что безобидный капитан с лихвой компенсируется стремной командой.
— Только не говорите мне, что вы все развлекались, — угрожающе произнесла тем временем Корки, которую по всей видимости упорное и виноватое молчание вновь прибывших уже довело до белого каления. «Что ты, дорогуша! Мы всего лишь поминали старпома, которого променяли на свои головы, оставшиеся на плечах. А еще подобрали мужика, который уговорил нас рвануть в поисках какого-то клада. И все это без тебя, да», — да ну к чертовой матери. Лучше помолчать.
— И, кто же это у нас такой скромный, незаметный и неизвестный? Не хотите внести ясность в хреново складывающуюся ситуацию, капитан?! — не унималась Корки, не опуская своего оружия. Кот наверняка видел в своей жизни женщин и опаснее, но все равно напряжение среди собравшихся возросло в разы. Луиза рассталась с удобной опорой в виде штурмана и смело загородила собой вампира.
— Это наш второй навигатор и... пожалуй еще старпом, — твердо ответила девушка, копируя позу воинственно настроенного кока: прямая спина, вздернутый подбородок, прищуренные глаза, только руки в бока пришлось упереть — не с револьвера же целиться в ответ. — Скайлер с нами больше нет. И меньше всего я хочу слушать что-либо на эту тему, обсудите новость, когда я пойду спать. И покажите Коту каюту Скай, теперь она его.
Квинби первой подала пример расходиться — сделала пару шагов, но тут же замерла, поравнявшись с Корки. В команде не хватало кое-кого еще. И вряд ли этот кое-кто сейчас мирно почивал или возился с пустыми пузырьками из-под лекарств.
— Где док? — сухо поинтересовалась пиратка, еще раз окидывая взглядом палубу, будто Леви мог там где-нибудь спрятаться. — Он до сих пор не вернулся с прогулки?
Если уж Джим наплевал на приказ оставаться на корабле, то глупо было полагать, что орлесианец послушается, небось первым рванул и подал пример мальчишке. Вот только где теперь искать этого... хирурга? Не хватало на ночь глядя только этих проблем.

Отредактировано Квинби (24.11.2013 19:33)

+8

28

[Орлей] Цалта
-----------------------------------------------------
Кватер-дек
-----------------------------------------------------
Зычное мяу, выдававшее смятение и лекое недовольство кота, спугнула какую-то большую фигуру, отчего кот чуть отпрянул назад и вздыбил шерсть. Фигура затараторила на языке двуногих, огляделась и, увидев замершего на деревянных досках кота, двинулась к Матиасу, приговаривая кис-кис. Это кис-кис так часто случалось с котом, что тот успел понять, что эти странные животные без хвостов таким образом пытаются приманить собратьев его типа. Вот только не работало это, а потому кот продолжал недвижимо сидеть на месте, и если бы коты могли иметь скептический взгляд, то именно такой бы сейчас был направлен на эту крадущуюся к нему самку человека.
Когда его бесцеремонно схватили под пузо, он издал полу-умирающий гортанный мявк, но заткнулся быстро — мучить его не собирались, наоборот, тон голоса этой странной женщины изменился и она понесла его куда-то. Ну а Матиас против ношений его-любимого на руках ничего и не имел, в свое время в Дракенфурте его бывшая хозяйка часто так делала, но по мере того, как Черногрив рос и становился больше и пушистее, стала носить его все реже и реже.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Кубрик
-----------------------------------------------------
Чего он не ожидал, так это вот такой вот жесткой подставы, уготованной ему. Не видевший куда его несут, потому что морду Матиас положил на плечо женщины и смотрел назад, кот был самым наглым, неожиданным и премерзким способом сунут в воду! Он тут же взвыл, распушил шерсть, выпустил когти и стал биться не на жизнь, а на смерть. Баталия была долгая, не утихающая, кровавая и мокрая. И даже несмотря на то, что бой был Матиасом проигран, он твердо решил, что в войне выиграет. А пока он просто будет укоризненно смотреть на черношерстную, как и он сам, двуногую, посылая ей лучи гнева и обиды, потому что несмотря на то, что его вытерли, шерсть все еще не была полностью сухой, а потому некогда пушистый и толстый кот теперь представлял из себя на ближайшие пять минут какую-то облезлую крысу.
На каждое обращение к себе кот отвечал долгим и заливистым последованием мяучих и рычащих звуков, так что у него с его новой знакомой состоялся почти что полноценный диалог.
Водное побоище было моментально прощено, стоило только перед мордой кота плюхнуться вкусно пахнущей куриной шейке, которую Матиас тут же запихнул себе за усатые щеки и стал зычной похрустывать хрящиками, не отрывая при этом взгляда с говорящей двуногой. Та неожиданно встрепенулась, заставив сделать то же и кота, а потом удалилась. Матиас уж хотел было последовать за ней, как до его нюха донеслись запахи. Других двуногих, и от троих из них кисло пахло жидкостью, которую его предыдущие спутники, цыгане, постоянно цедили и проливали вокруг себя, а потом становились очень веселыми. И от одного из этих троих пахло так же, как и от его предыдущей хозяйки — не старостью, но... долгой жизнью. И пока что Ченогрив решил затаиться, что не составляло труда с обиием темных углов на кухне.
Но прежде, чем уйти в тень, он стащил еще один тоненький кусочек курочки, отрезанный от основной части филе, что было так неосмотрительно покинуто один на один с котом...

Отредактировано Матиас (24.11.2013 14:47)

+9

29

[Орлей] Цалта
-----------------------------------------------------
[Цалта] Таверна «Пьяный боцман»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Штурман не помнил бОльшую часть дороги до корабля. Однако, не потому, что был пьян, а потому что — не поверите — думал. Думал о Скай и о том, правильно ли он поступил, согласившись на поиски этого, Моргот его пойми, какого, клада. Стоило ли говорить, что там, в таверне, штурман едва ли понимал, о чем, о каких сокровищах говорит Кот. Поэтому мысли, терзавшие его сейчас, были совсем не из радужных.
Сигарета — одна, вторая, третья... Они сменяли друг друга беспрерывно. Изредка задумчивость прерывалась возгласами Квин, спотыкавшейся практически на каждом шагу, что в принципе помогало парню не ударится совсем в уныние.
«Скай, если ты сдохнешь, я тебя на том свете найду. Специально отправлюсь за тобой следом», — парень не верил, что мысли его могут достигнуть адресата, однако, это помогло ему закончить мысленные истязания и прийти в себя, и как раз вовремя, поскольку, судя по лицу Луизы, они уже довольно долго бродили где-то вокруг корабля, все время пропуская нужный поворот. Направив девушку верным курсом, Яккельсен решительно вышагивал вслед за ней.
Вскоре, показался «Зефир», на котором, впрочем, вся его решительность и улетучилась, потому что их встречала Корки...

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Кватер-дек
-----------------------------------------------------
— Только не говорите мне, что вы все развлекались, — как всегда угрожающий тон, как всегда черна, словно ночь, как всегда с ножом. Яккельсен улыбнулся. Он успел уже и позабыть о своей покалеченной руке, со всей этой суматохой. Но теперешнее приветствие кока уверяло его в том, что о своих ошибках лучше помнить всегда, иначе в следующий раз покалеченной может оказаться не только рука. Хотя такое поведение кока скорее забавляло его, чем пугало.
Не получив ответа на первый вопрос, Корки перешла к следующему:
— И, кто же это у нас такой скромный, незаметный и неизвестный? Не хотите внести ясность в хреново складывающуюся ситуацию, капитан?!
Но на этот раз Квинби уже собралась с силами, чтобы выдержать напор цыганки:
— Это наш второй навигатор и... пожалуй еще старпом, — Яккельсен заметил, что, несмотря на всю твердость голоса Квинби, в нем слышалась та трудность, с которой ей удалось произнести эти слова вслух. — Скайлер с нами больше нет. И меньше всего я хочу слушать что-либо на эту тему, обсудите новость, когда я пойду спать. И покажите Коту каюту Скай, теперь она его, — тоном, не предполагающим пререканий, закончила капитан.
Штурман пожал плечами и снова закурил, повернувшись спиной к разговаривающим и облокотившись о перила. Однако, следующий вопрос заставил Яккельсена напрячься.
— Где док? Он до сих пор не вернулся с прогулки? — «Надеюсь, не у Моргота в гостях. И без грибов сегодня», — Яккельсен шумно выдохнул сигаретный дым. Порой ему казалось, что с каждым выдохом из него выходит какой-то процент веселости и жизнерадостности, что с каждой сигаретой он становится все ворчливее и нервознее. В эти моменты помогали его волшебные заначки. К одной из них он и собирался приложиться в ближайшее время, а пока нужно было выяснить еще один момент.
— Когда мы отправляемся? — выкинув сигарету за борт и повернувшись к собравшимся, задал самый волнующий его вопрос штурман.

Отредактировано Яккельсен (27.11.2013 00:33)

+9

30

[Орлей] Цалта
-----------------------------------------------------
Кватер-дек
-----------------------------------------------------
Времени у него было немного. По крайней мере, если он хотел, чтобы его отсутствие осталось относительно незамеченным. Зачем? Он и сам не знал, но предчувствие гнало его с корабля, будто бы окутанным тяжелым облаком давящей тишины. И, быть может, именно эта тишина отталкивала Леви, привыкшего к тому, что пираты, в чьей команде ему «посчастливило» оказаться, крайней шумны и безбашенны, и на корабле то и дело можно или услышать ругань Корки, или заливистый кашель отхаркивающего смолы Яккельсена, или тайное, по его мнению, пение Джима, когда тот возился в сердце корабля, или, на худой конец, приглушенное шушуканье разговоров старпома и капитана видавшего свои лучшие дни «Зефира».
Тихо и незаметно спустившись по трапу, доктор ушел в ближайшую чащу и вдохнул полной грудью. Оглянулся вокруг, убедился, что никого нет, и расслабился. На родине ему всегда становилось спокойнее, и даже несмотря на то, что вырос он в Дракенфурте, все же главной стране Нордании он предпочитал более мягкий и провинциальный Орлей. Но не время было придаваться лирике, врач сел у корней молоденького дуба и, сложив руки на животе, вперился взглядом в кроны деревьев. Он думал, мозг быстро обрабатывал информацию, выдавал вариант за вариантом того, что же такое произошло, что капитан была мрачная и ссутулившаяся, с потяжелевшим взглядом, который Леви был так знаком — такой взгляд каждый раз смотрел на него самого из зеркала, когда никто не видел Адриана, и он переставал чуть придурковато улыбаться и просто брать от жизни все, отключая инстинкт самосохранения и здравомыслие, что помогало ему влиться в компанию пиратом-без-тормозов. И что ему, несомненно, нравилось. Но как он не мог жить постоянно, потому что человек, чьи тонкие пальцы плавно пережимают капельницу или не дрогнувши нажимают на поршень с ядом, не может быть истинно безрассуден, как бы ни хотелось ему этого после жизни, наполненной служением лишь одной цели — восстанию против общества высокородных, зажравшихся богатеев, не видевших дальше своего носа.
Адриан все больше и больше хмурился, но ни один из предложенных ему собственном мозгом вариантов не казался правдоподобен. А он всегда был приверженцем философии, что не факт надо подстраивать под обстоятельства, а обстоятельства под факты. То есть — лучше сейчас ничего не выдумывать, а смотреть, ждать и ожидать прояснения ситуации.
Вдруг взгляд врача скользнул по выпирающим корням дуба, под которым он уселся, и зацепился за неприметный фиолетовый пучок цветов, которые, на первый взгляд простому прохожему, показались бы обычными лесными цветочками. Но не врачу, семь лет изучавшему медицину и знавшему основы алхимии, а по образу жизни (точнее, пристрастию к органичным галлюциногенам) хорошо разбиравшемуся в растениях Норадии — потому что цветочек был ничем иным, как тайником фиолетовым. Леви уже не в первый раз посчастливилось стать везунчиком и найти этот цветочек, а потому он более не велся на сказки про то, что сорвавший это растение человек теряет память и остальные старушечьи легенды. А потому он смело протянул руку и аккуратно, у самого низа стебля сорвал растение. А потом у себя в голове пометил это место, как потенциально имеющее данные цветы. Может, в этот раз ему повезет, и под руку подвернется вампир, который не поскупиться небольшим количеством своей крови ради науки?.. А точнее яда.
Удовлетворенный своей добычей, находка которой на секунду даже затмила плохие думы, Леви направился обратно на корабль, намереваясь оказаться на корабле раньше, чем его пропажа будет обнаружена.
Да не повезло — рыжий-конопатый-одноглазый уже заправлял пиром на их посудинке, а точнее, вел под белы ручи их явно не трезвого капитана (ее шатающаяся походка и чуть было не сверзившаяся из-за спотыкания с трапа тушка была видна даже с расстояние в энное количество метров, а Леви отставал от компании не так сильно). Что заставило Леви напрячься, так это наличие неизвестного мужчины, с легкостью и грацией ступившего на летающий корабль позади уже знакомых доктору пиратов. Адриан ускорил шаг, небольшую полянку даже пересек легкой рысью, а потом снова затормозил, чтобы осторожно взойти на борт корабля. И был как раз вовремя, чтобы услышать поразившее его до глубины души заявление Квинби:
— Это наш второй навигатор и... пожалуй еще старпом. Скайлер с нами больше нет. И меньше всего я хочу слушать что-либо на эту тему, обсудите новость, когда я пойду спать. И покажите Коту каюту Скай, теперь она его.
«Что значит, Скайлер больше нет?..» — когда-то именно эта серьезная девушка с тяжелой рукой и неприветливым взглядом привела доктора на корабль. И именно она несколькими резонными фразами убедила его остаться, потому что на земле ему места больше не было: за ним охотились с обоих фронтов, и выход был только один — в небо. И теперь ее нет?.. Почему? Как? Это было неправильно. И Леви не собирался это так оставлять. Он привык к тому, что эта группа пиратов друг за друга будут стоять горой, потому что они доверяли друг другу, иначе было никак, были единым организмом. А теперь им, считай, отрубили руку и пришили протез в виде какого-то Кота! Что это вообще за дела?!
— Вот уж нет, капитан, так дело не пойдет. Где Скайлер? И где вы нашли этого Кота? — раздался голос корабельного хирурга прямо из-за спины капитана, заставив ту обернуться. А заодно и отвечая на вопрос «А где док?». Почти что черные глаза мужчины прищурились, стоило ему разглядеть острые кончики ушей новоприбывшего в команду... как оказалось, вампира. Леви давным-давно, еще по прибытию на корабль, побратался с Корки на почве недоверия и нелюбви к вампирам. Цепочка ассоциаций у них была одинаковая, вот только у Леви после звена «вседозволенности» в памяти начинали мелькать картины того, что он видел в подполье. И, накладываясь на то, что он видел в домах богачей, это вызывало в нем диссонанс из-за несправедливости — ему было неясно, как так можно, что кто-то не может себе позволить нормальный обед, а кто-то живет в мраморных дворцах. И пусть не все вампиры были богачами, но большинство уж точно входило в средние слои населения — а тот, что предстал сейчас перед очами Леви, по выправке, осанке и тому, как он держал голову, выдавал в себе знать. Одно лишь примиряло Леви в данной ситуации — фиолетовый цветочек, надежно спрятанный во внутреннем кармане его легкого плаща, который в комбинации с вампиром мог принести хорошие деньги и редкий яд.

Отредактировано Доктор Леви (01.12.2013 17:49)

+9


Вы здесь » Дракенфурт » Транспорт и коммуникации » Воздушный корабль «Зефир»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC