Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Я постоянно нарушаю законы, зато совесть у меня чиста


Я постоянно нарушаю законы, зато совесть у меня чиста

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1) Имя и фамилия персонажа:
Представляется как Квинби. Настоящее имя — Луиза Адли.

2) Раса:
Человечище.

3) Пол:
Пол-лимона. Женский и никак иначе.

4) Клан:
Моя команда.

5) Дата рождения, возраст:
23 декабря, 1800 год, 28 полных и безоговорочных лет.

6) Внешность:
Самая обыкновенная и ничем не примечательная. Капитан воздушного судна выглядит моложе своих лет и беззастенчиво сообщает всем вокруг, что ей всего лишь девятнадцать стукнуло на днях. Хрупкая фигура без особых округлостей обманчиво слабой внешне девушки это лишь подтверждает. Тонкие пальцы рук постоянно в ссадинах, предплечья тоже украшены синяками. На нежной, бледной, совсем как у вампиров, коже проступают следы практически любого прикосновения, придавая Квин вид воинственный и одновременно замученный. А на носу в солнечные дни еще и несерьезная россыпь веснушек появляется. Нос, к слову, тоже не идеален — пострадал от крепкого кулака штурмана. Был очень даже приличный орган обоняния, аристократический такой, а стал деревенской картошкой.
Некогда пшеничные, а теперь выгоревшие до непонятного цвета волосы, непослушной копной обрамляющие уставшее и серьезное лицо капитана, делают его образ совсем уж невыразительным. Светло-карие глаза изредка вспыхивают задорными огоньками, но почти сразу же гаснут, будто их хозяйке давно уже нет интереса до происходящего вокруг.
Единственное, что притягивает внимание во всей внешности Луизы, — ее губы. Ярко-алые в любое время года, капризно надутые, когда девушка злится, и мягко, едва заметно улыбающиеся, когда Квин довольна. Она об этом прекрасно осведомлена и твердо уверена, что сначала с мужчиной нужно поцеловаться (грех же не похвастаться), а потом уж знакомиться.
В одежде неприхотлива, однако помешана на ее чистоте. А так как стирка не всегда доступна, то капитан имеет достаточно обширный гардероб, хотя костюмы практически одинаковы.

7) Характер:
Луиза Адли упряма, как стадо небезызвестных животных, и примерно настолько же упорна в достижении поставленной цели. Штурман «Зефира», правда, утверждает, что это вполне естественно для любой женщины с гадким характером, но даже на фоне своей команды капитан выделяется этими прямо-таки гипертрофированными чертами.
Девушка получила неплохое образование в юности, однако почетное звание светоча разума у нее отобрал господин Леви, а в находчивости она проигрывает все тому же одноглазому штурману. Тем не менее, управляет командой именно Луиза, у которой, как ни странно, излишне заботливое отношение к своим людям. Она прекрасно уяснила, что их сила — в единстве, так что за все время «капитанствования» Квин еще никто добровольно не покинул судно (борт-механик не в счет). Толпа мошенников, убийц, наркоманов и воришек стала своеобразной семьей друг для друга и самый больший вклад во все это внесла шумная блондинка.
Неплохая актриса, способная дрожащими губами и глазами, полными слез, разжалобить кого угодно, пока сзади к дуракам, ведущимся на милую девчонку, крадется вооруженная команда.
Старательно учится у Скай ругательствам, но пока без особых успехов. Куда проще двинуть побольнее в нос, чем пытаться что-то там донести словесно.
Все остальное, что составляет сущность Квинби, для работы абсолютно непригодно, посему и тщательно скрывается. А вернее — никто не обращает внимания на то, каким изредка бывает их суровый кэп. Девушка добра ко всем без исключения, жалеет каждого, кого ее оглоеды когда-либо лишили жизни, однако существовать как-то иначе уже разучилась.
Неплохо готовит, особенно десерты, но умело приходит в ужас при виде кастрюль, тем самым сваливая все работу по приготовлению еды на Корки.
Украдкой штопает вещи Джиму и изредка подсовывает в карманы сладости, однако при всех излишне строга к мальчишке и любит подбодрить того крепким подзатыльником.
В свое время любила всем сердцем Нейллина, да и к Яккельсену в далеком прошлом была крайне неравнодушна, однако сейчас никакого интереса к противоположному полу, кроме их платежеспособности за найм «Зефира» или его команды, не проявляет.
Старается не злоупотреблять алкоголем, потому как теряет разум и память одновременно, что приводит к удивительным последствиям.

8) Псионические способности:
Точно знает, когда Джим лапал ее оружие и когда Келли смотрит на ее... кхм, тыл.

9) Биография:
Начало, да и последующие лет семнадцать жизни Луизы Адли были настолько прозаичными и наполненными тоской серых будней, что и вспоминать их нынешнему капитану «Зефира» не хотелось. Даже в моменты откровенности под тремя бутылками рома она ничего вразумительного не поведала внимающей (и тихо сопящей под пьяный бред) Скай о своем детстве, длящемся до того времени, пока юную Луизу не отдали замуж.
Двадцать третьего декабря 1800 года в достаточно зажиточной семье предместья Дракенфурта на свет появилась третья по счету нежеланная дочь Маджетты и Саймона Адли. Рождение едва дышащего ребенка ознаменовалось вполне себе привычным для обитателей дома явлением — Саймон отвесил пару пощечин жене, назвал ее «гнилой яблонькой» и неспешно удалился в свой кабинет, где ждали сигара и тарелка с лимонами — это волновало его куда больше, чем здоровье жены и младенца. Владелец лавки со всевозможными лекарствами и травами лелеял мечту о сыне — статном белокуром кареглазом мальчишке, который непременно вырос бы находчивым, смелым и веселым. Однако, словно в насмешку, Маджетта подарила ему троих дочерей, двое из которых, к величайшему облегчению мужчины, скончались не прожив и месяца. А вот Луиза задержалась, более того — сумела привлечь к себе внимание абсолютно не интересующихся дочерью родителей. Согласитесь, сложно оставаться равнодушным, когда шестилетнее чадо приходит к вам в спальню с кухонным ножом и требует выслушать стишок, который она сочинила несколько минут назад, пока стояла на голове, проверяя — правду ли мальчишки говорят, что можно умереть, если вовремя не вернуться на ноги.
Луиза оказалась очень похожа на хрустальную мечту отца о достойном отпрыске, но вот только Саймон замечать этого не желал и с плохо скрываемой радостью в день семнадцатилетия девушки сообщил о найденном ей супруге. Это новость была подобна свежему ветру, ворвавшемуся в затхлую комнату, где давно все уже пропахло пылью и сыростью. Луиза пребывала в таком изумлении, что даже забыла поругаться напоследок, раз уж ей предстояло вскоре покинуть дом. Отец дал ей неплохое образование, даже этикету обучил! Девушка и не сомневалась, что станет правой рукой предприимчивого торговца, а потом и унаследует семейное дело. И вдруг — муж. Хотя меланхоличный тридцатилетний Родерик на первый взгляд казался не таким уж и противным. И на второй тоже. И даже на третий. Он вообще не был противным, зато скучным, занудным и консервативным — в полной мере. Луизу увезли в Дракенфурт, наградили фамилией Хильсон — столь же скользкой и унылой, как ее супруг, — поселили в тесной комнатушке и запретили работать. Юной замужней мазель вменялось готовить полноценные обеды, стирать портки и преданно ждать Родерика, работающего помощником помощника кого-то там в банке, даже если он задерживался до полуночи. За это кислый Рик раз в месяц сопровождал свою возлюбленную (что в общем-то было под большим вопросом) в ближайший магазин и целых двадцать минут терпеливо ждал, пока Луиза выберет себе платье. «Попроще и подешевле!» — неизменно сопровождал приказ понуро разглядывающую витрины Луизу.
Впрочем, вряд ли бы она стала капитаном, если б терпела подобную жизнь больше полугода. Не в правилах юной Адли было сидеть и смотреть, как жалкие года, отмеренные людям, протекают мимо. Сначала девушка стала целыми днями пропадать в городе, забредая все дальше и дальше от дома. Она никого не знала, но в этом и была вся прелесть — раствориться в толпе, почувствовать себя свободной... А потом и любимой. Пускай всего на одну ночь, а точнее — утро и день, но чужие мужчины приносили удовольствия столько, сколько Луиза могла взять. Полудохлый в постели Родерик походил же на лягушку — холодный, вялый и квакает изредка. Вольная жизнь, где никто никому не обязан, не клянется в вечной любви, не обещает платье за ужин, манила к себе с каждым годом все сильнее. И однажды Родерика никто не встретил на пороге. В крохотной квартирке не пахло едой, хотя все вещи Луизы остались на своих местах. Супруга Хильсона просто в одночасье исчезла. Голодный мужчина промаялся полночи и отправился искать ненормальную девчонку. Он не сомневался, что эта выходка — дело рук самой Луизы, и никто к этому больше не причастен. И ошибся.
Пропажа отыскалась сама спустя три дня. Вернее, сосед Хильсонов, старый пьянчуга Смит, сообщил, что «видал оторву Луизку на вонючем дирижаблишке», который должен был покинуть бренную землю через пару часов. Родерик не торопился бежать и вразумлять беглянку, будучи твердо уверенным, что его молодой жене не хватит духа бросить налаженный быт. Да и кто вообще взял бы хлипкую тихую девчонку в команду?
И все же такой сумасшедший отыскался. Он оказался капитаном воздушного судна «Лис», обладателем красивого имени Нейллин (живо переименованным Луизой в Нелли) и... долголетия. Что, однако, не помешало ревенанту в конечном итоге отправиться на небеса куда раньше подобранной им мазель Адли, о чем будет сказано чуть позже.
Шесть лет рядом с капитаном «Лиса» находилась обожающая его женщина. Шесть лет они не расставались больше чем на пару часов. Шесть лет Луиза, взявшая себе имя Квинби, была по-настоящему счастлива. Ее домом стал разваливающийся на части дирижабль с толпой вечно пьяных наемников, душевнобольным коком, садистом-механиком и его мелким племянником, вечно норовившим забиться в угол при виде кого-либо. В серой повседневности девушки больше не было кухни и унылых прогулок под луной — их заменили многочисленные неприятности, которые капитан просто притягивал к себе неведомым образом, и бурное празднование окончания приключений, в которые из чистой солидарности с Нейллином ввязывалась вся команда.
Непоседливой Квин разрешали совать нос повсюду, куда она могла протиснуться и узреть нечто интересное. Белокурая головка обогатилась самыми разными обрывочными знаниями по управлению дирижаблями, метеорологии, строению отдельных частей корабля, местного жаргона и крепости самых разнообразных алкогольных напитков, но хозяйке головы было всего мало. С неимоверным трудом она однажды упросила ревенанта взять ее с собой на не слишком-то легальное дельце и в первую же вылазку заполучила пулю в живот. Очухалось вездесущее создание быстро, но следующие два года торжественно запиралось капитаном в его же каюте, пока большая часть команды проворачивала свои темные делишки на земле.
В феврале 1827 года «Лис» стал там же, где и шесть лет назад. Метель не прекращалась уже несколько дней, так что было решено переждать непогоду с комфортом — в Дракенфурте, поблизи уютной таверны и мало-мальски приличного борделя. Своего появления в графстве команда не скрывала — гуляли шумно и весело, возвращаясь на борт под утро практически ползком. Но на третий день на «Лиса» поднялись не только они... С десяток хмурых остроухих незнакомцев легко расправились с едва держащимися на ногах наемниками, между делом убив кока и радиста. Нейллина почему-то не тронули, а Квинби надавали оплеух и бросили под ноги какому-то мужчине, который крайне брезгливо потыкал дорогим ботинком девушку в бок и заявил, что вызывает капитана воздушного судна на дуэль. Все это походило на фарс, ночной кошмар, но только не на правду, в которой бывший супруг Луизы и ее нынешний возлюбленный сцепились между собой в самом обыкновенном мордобое. В какой-то момент Нелли выхватил из-за пояса револьвер, и почти сразу же грянул выстрел. Вот только в этот раз удача улыбнулась не капитану «Лиса»...
Родерик благодарно кивнул одному из своих вампиров и премерзко ухмыльнулся, глядя на растерянную бывшую жену, теребящую Нейллина за окровавленный ворот рубашки. Сам капитан судорожно сжимал так и не выстрелившее оружие и удивленно взирал куда-то вдаль.
«Поделом вам двоим», — скучающе заявил Хильсон, окинул дирижабль заинтересованным взглядом и, будто спохватившись, добавил, — «вякнешь хоть полслова — натравлю клириков. „Лис“ с завтрашнего дня принадлежит мне. Проваливайте до утра».
...Ранним утром дирижабль капитана Нейллина загорелся по неизвестным причинам. Сама команда будто в воду канула, но поскольку в пожарище тел не нашли, то не особо и заморачивались — десятком пиратов больше, десятком меньше. Пусть даже и таким находчивыми, смелыми и по-своему честными.
Известный своими связями с криминальными слоями Родерик Хильсон тем же утром был обнаружен мертвым неподалеку от своего дома...
... А в августе 1827 года на борт невзрачного дирижабля «Зефир» поднялись шесть человек — штурман, радист и метеоролог в одном недовольно хмурящемся лице, кок, бортмеханик с повзрослевшим помощником и капитан судна — Луиза Адли, представляющаяся всем именем Квинби. Спустя полгода команда лишилась бортмеханика и заполучила доктора, но это уже совсем другая история, которая только начинается и уж точно будет не столь печальной...

10) Откуда вы узнали об игре?
Давно с вами, аж тошно уже

11) Связь с вами:
Орите погромче, авось услышу.

12) Пробный пост:
— Есть в городе один дампирчик, холеный как девчонка на выданье, — на этих словах старпом Нейллина презрительно сплюнул себе под ноги и, как обычно, попал на носок нового сапога хмурой Квинби, сосредоточенно рассматривающей ночное февральское небо, — он до рассвета все уладит, только золота надо не пожалеть.
— Не пожалеем, — сухо отозвалась та и сунула ногу в высокий сугроб. — Иди сейчас к нему и обо всем договорись. И поторопись, у нас еще много дел.
Мужчина, до этой ночи недолюбливающий подругу капитана, неожиданно сочувствующе усмехнулся и потрепал ее по плечу.
— Их у нас больше нет, детка, — севший голос выдавал крайнее волнение и местами даже растерянность. — Зря ты это затеяла, Моргот с ними всеми. Нелли твоего бы забрали и свалили. И я, идиот, согласился...
Старпом еще долго ворчал, вздыхал, сдавленно кашлял и крыл на чем свет стоит тот день, когда решил присоединиться к команде «Лиса», прежде чем отправился к некому Элджеру Шеппарду, репутация которого обещала полную секретность и оперативные похороны погибших пиратов до восхода солнца...

...Белокурая девушка последний раз окинула взглядом дорогую ее сердцу развалюху «Лиса», вдохнула полной грудью какой-то пьянящий запах керосина и кивнула стоящим рядом старпому и еще двоим дампирам. Мгновение — и воздушный корабль был охвачен пламенем. Вместе с их транспортом и единственным приютом горело что-то еще. Это что-то было внутри каждого из стоящих там и так сильно пекло, что Квин даже прижала руку к груди, пытаясь унять боль. А потом резко развернулась и пошла прочь. О том, как она хладнокровно лишила жизни беспечно возвращающегося домой бывшего мужа, а потом рыдала в ближайшей подворотне, лежа на покрытой снегом земле, не должен был знать никто...

13) Согласны ли с правилами ролевой?
С новогодними праздниками, пупсики!

14) Локация, с которой начнете игру:
Воздушный корабль «Зефир».

+13

2

Квинби, здравствуйте https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/57149-5.gif

Примите от нас подарок на удачу. Как ни странно, но нам бы не хотелось, чтобы вас поймали)
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/8840-5.gif

Код:
[img]https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/8840-5.gif[/img]

Я смотрю, вы во флуде освоились уже давно, так что даже не стану предлагать вам туда заглянуть. Отдыхайте, а мы пока постараемся как можно быстрее проверить вашу анкету :)

+1

3

ошибочки
Квинби написал(а):

которой как ни странно излишне заботливое

как ни странно обособить

Квинби написал(а):

мужчина промаялся полночи и отправился искать ненормальную

пол ночи тут раздельно

Квинби написал(а):

Хильсонов – старый пьянчуга Сми

старый пьянчуга Смит лучше с обеих сторон обособить запятыми. ну или хотя бы со второй стороны поставить запятую

Квинби написал(а):

вонючем дирижаблишке»,который

пробел забыт

Квинби написал(а):

и, будто спохватившись, добавил, - «вякнешь хоть полслова

без запятой а вместо тире двоеточие, это прямая речь

+1

4

Джин Айвори, исправила. И даже пробник выложила)

0

5

Принимаю. Дождитесь еще одного голоса и можете долгожданно приступать к игре.
Также за регистрацию человека вам пологаются деньхи - 200 крд

+1

6

Квинби, и я принимаю.
Не забудьте создать ячейку в архиве подарков и с пользой потратить врученные Джином деньги)

Успехов! https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/57149-5.gif
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2130-1.gif

0


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Я постоянно нарушаю законы, зато совесть у меня чиста


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC