Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Гиллесбальд] Паб «Белый кролик»


[Гиллесбальд] Паб «Белый кролик»

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/31-Orlej/orl11.png
Старый паб «Белый кролик» находится на отшибе торгового квартала города. Сюда редко заскочит незнающий досужий зевака, и только «прошаренные» вороватые торговцы да моряки заходят в этот неприметный с виду бар.
Владелец его — Майк Старший — получил эту двухэтажную развалюху от своего отца по наследству. Тот оставил ее в совершенно негодном состоянии, однако Майк справился с бедственным положением дел, починил везде, где только можно было, помыл и прибил там, где нужно было. И паб стал приносить какой-никакой доход. Майк Старший подумывал о том, чтобы расшириться на второй этаж, когда слух, тихий такой шепоток, о заведении пополз по всему городу. Однако предприятие не возымело успеха, поэтому сейчас на второй этаж «Белого кролика» почти никого не пускают, но если вы хорошо попросите... Там нет ничего сверхъестественного или прекрасного. Там пыльно, грязно, паутина, стулья стоят перевернутыми на столах, и кажется, словно жизнь уже давно покинула этот дом. Но ситуацию спасает разительно контрастирующий с «чердаком» первый этаж, где постоянно шумно, светло и весело.
Помимо прочего, на втором этаже есть балкон. Немного непрочный, но пару посетителей среднего телосложения выдержать может (если они, разумеется, не собираются на нем прыгать или... ну, вы понимаете).
И, конечно, особую упадочническую прелесть в сомнительное завладение привносят столь популярные среди таких же сомнительных посетителей развлечения, как преферанс и блудницы...

(Яккельсен)

+2

2

Начало игры

Перебирая в уме все возможные и невозможные варианты хоть какого-либо пополнения продовольственных запасов, черноволосая дева только в очередной раз чертыхнулась и опрокинула стопку клюквенной настойки. Сейчас, ее бесило абсолютно все, ибо уже четвертую неделю она тупо бездельничала. Правда, подобная участь постигла всю команду «Зефира», но от этого легче не становилось. Особенно, если учесть тот факт, что денег у них тоже не прибавлялось... нет работы, нет и бабла. Даже стратегического запаса выпивки не осталось. Все эти печальные факты способствовали некому напряжению среди членов команды и, как следствие, стычками разной степени тяжести. Устав спать, язвить, покалывать, шутливо домогаться малыша Джимми, «рычать» на остальных членов команды и периодически махать ножом, Корки решила выбраться на свет божий. Вначале ее целью было найти кого-нибудь с толстым кошельком, который можно будет нагло присвоить себе, но разжиться удалось, пока, только на 2000 флоренов. Могла ли она пустить деньги на провизию для «Зефира»? Могла, но не спешила. По мнению девушки, для начала она должна поднять настроение себе, а уж затем позаботиться о других. Эгоизм в чистом виде, поэтому, просто смиритесь. Чего же ей хотелось? Напиться? Развлечься? Предположим последнее. Тогда вопрос другой... мальчик или девочка? Тут уж как повезет, хотя перспектива заполучить нежное девичье создание манила больше, чем лечь под грубого мужика. Всем хочется тепла и ласки, даже если ты преступная шкура. Возможно, исходя из данных предположений, цыганка и выбрала данное заведение. И выпивка и девочки, чем не рай для заблудшей души... хотя, скорее для мужской, чем женской, но, кому какая разница.
— Чем вы занимаетесь? — Неуверенный голосок отвлек Корки от раздумий.
Татуированная девица откинулась на мягкую спинку стула и оценивающим взглядом посмотрела на чудное жеманное существо, выдающее себя за пятнадцатилетнюю невинную деву. Если с мужиками подобная фишка прокатывала, то с Эйш было все иначе. Грубо говоря, у девушки на эту бабенку не «вставало», но выбора не было, ибо, по заверению персонала, другие девочки не оказывали специфического рода услуги. Брехня конечно, ну и фиг с этим. Хотя бы выпить можно, раз с потехой такой облом.
— Козочка моя, давай просто... пропустим по стаканчику, без всякого пустого трепа. Да, и не держу я боле тебя, ивушка моя, якобы, не гнутая. — Безразличным тоном проворковала цыганка, наблюдая, как с лица бабенки слетает наигранное смущение и кокетство. Особа презрительно зыркнула на клиентку, резко встала и, тихо бросив скабрезность, поспешно удалилась.
— Что значит бломись и как с этим бороться?! — Фыркнув, Эйш налила новую стопку наливки.
— О, скажи, что все это время берегла себя для меня, детка!
Чья-то мягкая ладонь, так по-свойски и привычно, легла сзади на плечо черноволосой особы, так и не дав той выпить. Корки недоверчиво нахмурилась, интуитивно протягивая в сторону незваного гостя стопку.
— Ха, ничто не забывается... да, Эйшшш...
Гость или точнее гостья наклонилась к самому уху цыганки, шепча ее имя и, одновременно, целуя в родинку на шее. От подобного, приятная легкая волна пробежалась по телу Корки, заставляя девушку улыбнуться.
— Святые небеса, в коих я не верю. Поцелуй меня еще раз, дабы я смогла убедиться, что это не наливка ударила мне в голову.
Гостья засмеялась, выхватила стопку из рук цыганки и, сев напротив, озорно подмигнула. Что сказать?! Удивлению Корки не было предела. Уж кого-кого, а вот свою бывшую пассию она не ожидала увидеть. Сама белокурая Оми восседала напротив, медленно потягивая напиток и не сводя озорного взгляда с Рикли.
— Как ты меня нашла?
То, что они встретились у черта за пазухой (а Гиллесбальд, по мнению Рикли, был именно там) привел брюнетку в легкое недоумение.
— Не думаю, что это уж очень интересная история, детка. Намного увлекательней, на мой взгляд, сейчас послушать присказку о том, почему наш дом стерт с лица земли. — Оми с шумом поставила стопку на стол и подалась вперед. — Я искала тебя, чуть ли не по всему свету... разве что в Хурбастан не подалась!
— Может, лучше просто перепихнемся? Раз давно не виделись и все такое... один нелепый чмок — не серьезно.
— С каких пор ты стала такой грубой, детка? В наших отношениях активом была я...
— Это было столь давно, что уже стерлось из памяти. — Корки хмыкнула, внимательно наблюдая за девушкой. Оми практически не изменилась — все так же игрива, хороша собой, миниатюрна... и это все в тридцать пять лет. Боже, сколько времени прошло!
— Так, что с пабом?
— Считай, что черные риэлторы. Почему искала?
— Считай, что соскучилась. — Передразнивая подругу, отозвалась блондинка, но, заметив тяжелый взгляд ореховых глаз, серьезно добавила. — Поехали со мной?! В Квинтис. Начнем все с начала... у меня там магазинчик. Дела идут неплохо, прожить сможем.
Корки охренела, но виду не подала. Сам факт, что Оми предлагала возобновить отношения, был весьма лестен, но «попахивал» подвохом.
— Ты забыла, почему мы мило распрощались? Оми, я похожа на собачку, которая, забывая обо всем, бежит, радостно виляя хвостиком, стоит только вновь поманить пальчиком?! Все, что было раньше, остается в прошлом. Мне не интересно.
На лице Оми застыла непроницаемая маска холодного презрения. Она явно не ожидала такого расклада. Молодая женщина внимательно смотрела на Корки, пытаясь выявить хоть какой-либо намек на неудачную шутку, но, тщетно. Эйш Рикли произнесла последние слова белее чем искренне и серьезно. Ей действительно было не интересно... не сама женщина, а построение новых отношений с ней. Цыганка прекрасно понимала, что ничего хорошего из этого не выйдет, а искать, в очередной раз, пристанище после нового неизбежного расставания, было хлопотно и не удобно. Сейчас ее жизнь складывалась удачно, ибо у нее был «Зефир». Конечно, она никогда не признается членам команды в своих потаенных уважительных чувствах к каждому, но, на данном жизненном этапе, они были куда лучше бывшей подружки, даже если у той был свой магазин.
— Почему так резко? Мне казалось... в тот раз у меня были причины, Корки, пойми...
— Оми. Это, офигеть как трогательно! — Эйш встала. Девица прекрасно понимала, что разговор перетечет в выяснение отношений, затем в перепалку, потом, в возможный махач с истерией, а дальше... страшно представить. Ей не хотелось этого. Они приложили довольно много усилий в прошлом, чтобы разбежаться по-приятельски. А теперь, все старания коту под хвост? Увольте! Лучше капитулировать первой, что цыганка и поспешила сделать. — Не стоит развивать тему дальше. Ни к чему хорошему мы не придем, а грызни в моей жизни и так хватает. Мне пора. Если, ты проделала весь этот путь, дабы меня разыскать — жаль, время потрачено зря. Успехов тебе в торговле, выпивка за мой счет... угощаю, моя прелестница.
— Правда не интересно? Почему не спросишь причины моего появления? Даже тогда, когда я уходила... не поинтересовалась... Надменная эгоистка, тебе наплевать на все!!!! Ты, сво...
— Мальчик или девочка? Тяжело поди одной воспитывать ребенка, да?! — Прерывая особу, Корки выплюнула предложения с таким ядовитым выражением лица, что Оми вздрогнула, будто бы ей отвесили оплеуху. Глаза блондинки расширились, а гневные эпитеты застряли на полуслове. Эйш хмыкнула, покачала головой и, на прощанье, энергично помахала ручкой. — Береги себя и своего детеныша... детка!
Швырнув на стол деньги за выпивку и закуску, цыганка развернулась на каблуках. Под шум, гам, смех и всеобщее веселье, помрачневшая Корки спешно зашагала к выходу, моля лишь о том, чтобы на пути к «Зефиру» на нее нарвалься бугай, которого можно было бы отметелить...

Отредактировано Корки (06.02.2013 19:51)

+11

3

Начало игры

Весна, весна! Любимое время года Питера Яккельсена. Все вокруг начинает новую жизнь, воздух очищается, и грязи на улицах становится больше. Впрочем, это не так важно. Девушки начинают носить более открытые наряды... Ах! Вот она — жизнь. Сейчас бы взять какую-нибудь девчушку да и загулять бы с ней!...
Однако не все было так хорошо, как хотелось бы. Четвертая неделя, мать ее, четвертая! И все без работы. Поступая на «Зефир», парень рассчитывал, что никогда уже не будет больше такого застойного времени, но... С каждым днем становилось все тяжелее и тяжелее. Когда живешь с одними и теми же людьми долгое время, вы притираетесь и начинаете раздражаться от любых поступков друг друга, поскольку живете недостаточно долго, чтобы отучить совершать их, но достаточно, чтобы это начало раздражать и можно было разораться в скандал, не стесняясь ничего. Это сейчас и происходило с командой «Зефира». Отсутствие нормальной еды, выпивки, работы и денег только накаляло обстановку. Корки ходила вся смурная и раздраженная от безделья, кэп и старпом — две гранаты, которых только коснись, и они уже подорвались и разнесли все вокруг. А ведь Яккельсен тоже не самый спокойный член команды, да к тому же, когда героин заканчивается, а ты должен уже практически всем, и никто не хочет давать в долг. Но вообще, в честь весны штурман «Зефира» старался чаще улыбаться, что безумно раздражало дока и Джима. Мальчишка вообще стал несносен. Весеннее обострение что ли?
Парень глубоко вдохнул свежий воздух. «Хотя какой он свежий, кого я обманываю... Только не в этой части города,» — он усмехнулся, выкинул окурок и закурил новую сигарету. Недостаток героина штурман восполнял никотином. Сигареты, по крайней мере, достать было проще, чем наркотики. Хотя нотации Леви доканывали в конец. При мысли о команде парень сплюнул. Последний раз они все разругались (или это он со всеми разругался как обычно?), и каждый пошел по своим делам, и Яккельсена мало заботило, что и как они там собираются делать. Он решил прогуляться по старым местам и зайти в свой любимый паб, может, там что путного расскажут. Да и деньги на выпивку хоть еще остались. Если придется сегодня куда-то лететь, в чем он сильно сомневался, то пьяным ему будет проще воспринять крики Луизы, чем если бы он был трезв.
Хозяин паба «Белый кролик» — Майк Старший — был старый знакомый Яккельсена. Он держал этот паб еще с тех незапамятных времен, когда Яккельсен ходил в плавания. Старый капитан часто приводил парнишку сюда и, напившись, рассказывал разные истории. Яккельсен привык к этому месту и каждый раз, бывая в Орлее, старался заглянуть к старому Майку Старшему.
Дверь приятно скрипнула, парень вошел, и на него пахнул знакомый аромат сигарет, перегара и пота. Шум и гам стояли в таверне в этот час.
— Харооон! — произнес Майк Старший, завидя гостя. — Давно тебя не было видно, где прохлаждался? Али забыл старика Майка?
— Ну что ты, старый, — Яккельсен весело улыбнулся, и все гнетущее, беспокойное настроение, как рукой сняло. Он подошел и сел у барной стойки рядом с хозяином, за которой его сын — Майк Младший — вытирал стаканы. Его отец постарел с последнего раза, когда Яккельсен его видел. Голова его стала еще более лысой, а живот увеличился раза в полтора. Теперь он ходил с клюкой. — Вижу, дело твое процветает.
— Конечно! — он махнул рукой сыну, чтобы тот налил Яккельсену выпить. Майк Младший кивнул и поставил перед штурманом стакан.
— Чего-нибудь покрепче и пепельницу, — заказал парень и, затушив бычок в поставленном перед ним блюдце (пепельниц катастрофически не хватало — их постоянно били, поэтому Майк перестал ими пользоваться и выдавал просто блюдца или мисочки какие-нибудь), закурил снова, выдыхая столько дыма, сколько и драконам не снилось.
— Слыхал, ты теперь на «Зефире» и дела у вас неважнецки идут, — хозяин облокотился о барную стойку, развернув голову к Питеру.
Яккельсен промолчал и только выпил предложенный Майком Младшим портвейн.
— Ну и пойло, — штурман усмехнулся. — Совсем ничего не меняется, кроме твоей лысины и живота.
— А то! — старик гордо выпрямился, выпячивая живот больше, чем грудь, хотя подразумевалось обратное. — И никто не жаловался!
Яккельсен усмехнулся, продолжая курить, рассматривая стакан. Если через несколько часов за ним кто-то и явится, то лучше этому кому-то быть повежливее. «Только бы не дока прислали...» — промелькнула мысль в голове парня. Но он успокоил себя тем, что этот интеллигент ни за что сюда не сунется. Яккельсен хотел было еще что-то сказать, однако шум и повышенные женские голоса заставили его обернуться.
«Мать моя женщина...» — приглядевшись, в одной из ругавшихся штурман узнал кока. — «Вот те на...» Девушки уже перешли на совсем высокие ноты, и Корки собиралась уходить. «Ну судьба, значит.»
— Твоя знакомая? — старый Майк проследил за взглядом рыжего.
— Угу, — кивнул Яккельсен, вставая. — Майк, ты ведь не делал перепланировку? Есть еще те уютные столики наверху на веранде?
— Хочешь сходить? Давай. Я открою вам. Там, правда, давно никого не было. Но Майк отнесет вам туда выпить и закусить. И постелит что-нибудь, на чем сидеть можно.
Яккельсен спешно дернулся за Корки, чтобы успеть догнать ее. Та шагала уж очень большими шагами, как всегда. Как-никак она была самый наименее раздражающий член экипажа. Да и до дома дотащит, если что. Яккельсен коснулся ее руки.
— Корки! Какая встреча... — но по тяжелому взгляду и развороту девушки понял, что он не вовремя...

Отредактировано Яккельсен (05.02.2013 03:37)

+10

4

Ребятааа, никогда, я повторяю, никогда не подходите к татуированным девицам цыганской внешности сзади. Особенно в шумных барах/пабах/притонах. Даже, если до этого вы прокричали ее имя (чего, естественно, она не услышала). И Роза упаси вас, дотрагиваться до нее! Продемонстрируем на конкретном примере. Появление Оми и ее попытка затронуть и без того «ранимую» душу Корки, стали последней каплей для оной. Эйш была взвинчена до предела. У нее даже промелькнула мысль прирезать первого встречного, кто бы он ни был, но, к счастью, она была адекватной, хоть и преступницей, поэтому согласна была лишь устроить махач. Не трудно догадаться, какой была ее реакция, когда девушка неожиданно почувствовала хватку. Хотя, какая же это хватка, ведь к ней просто слегка прикоснулись с целью остановить, но, нам же только дай повод! Поэтому... расценив (а на самом деле придумав предлог) крайне необдуманное действие невидимого субъекта, как грубый захват и посягательство на ее честь (по-видимому, девичью, если вы понимаете, о чем я?!) и достоинство, Эйш прищурилась и дернув плечом, молниеносно развернулась лицом к «неприятелю». Не прилагая усилий для фокусирования фокуса, девушка схватила объект за грудки, подставив подножку, она выбила почву у него из-под ног и, одновременно с этим, резко, с силой толкнула назад, впечатывая в ближайший стол. Удар, треск дерева, звон стекла, брызги пива в разные стороны и одиноко покатившееся яблоко в угол. Гомон моментально стих и несколько десятков пар глаз устремились на «немую сцену». Цыганка, тяжело дыша и угрожающе «сверкая» взглядом, нависла над жертвой, все больше вдавливая оную в горизонтальную деревянную поверхность. Гробовая тишина отрезвляюще подействовала на Эйш и перед глазами, доселе размытый образ, стал проявляться более четко. Копна длинных рыжих волос, щуплое, но жилистое тело, знакомая одежда, повязка на одном глазу, до боли знакомая физиономия. «Ах, ты ж ё...жик, пля!» сокрушенно подумала девушка, вглядываясь в Яккельсена. Да, да и еще раз да! На столе растянулся член команды небезызвестного «Зефира» — штурман, собственной персоной. Если бы Корки умела краснеть, щечки бы ее слегка порозовели, однако — это, мы же знаем, утопично. Кто-то испуганно икнул. Цыганка подняла глаза. Сидящая напротив девушка, отшатнувшись в сторону, прижалась к ближайшему мужчине, опасливо таращась на брюнетку. Корки чертыхнулась и, ухватив Кели за предплечья, помогла ему принять вертикальное положение.
— С меня обезболивающее. — По-свойски хлопнув парня по лопатке, пробубнила особа, настороженно оглядывая притихшее общество. К слову, сей жест, можно было расценивать и как форму извинений... ну, не думаете же вы, что цыганка снизойдет до пламенных речей и раскланяется в реверансах?! — Какого черта, ты... тут?!

+10

5

Яккельсен предполагал, конечно, что ему вмажут, но не ожидал такого поворота событий, и поэтому даже не заметил, как оказался на сломанном столе. Спина ныла, а из носа пошла кровь. «Дьявол, чтоб я еще раз...! Морготов корабль — морготова команда», — зло подумал парень, вытирая тыльной стороной ладони кровь, и сплюнул. Благо, она перестала течь достаточно быстро, а вот спина и копчик болели. Попытавшись встать, рыжий опустил руку в осколки стакана, который он разбил падая, и резко отдернул руку, раздражаясь еще больше. Он взглянул на Корки, та его, по всей видимости, все же узнала и стояла, как громом пораженная.
— С меня обезболивающее. Какого черта, ты... тут?! — кок все-таки решила помочь парню встать и хлопнула его по плечу. Яккельсен слегка дернулся, поскольку девушка чуть было не задела поврежденное место.
— Такого же, какого и ты, — парень еще раз сплюнул, поднял с пола пачку сигарет и, ковыляя к барной стойке, закурил. — Майк, извини. Второй этаж? — подойдя к хозяину, Яккельсен посмотрел ему прямо в глаза. Тот прищурился и ухмыльнулся.
— Вы только там не устройте мне тоже самое.
Яккельсен снова сплюнул и посмотрел на Корки, которая стояла неподалеку. Махнув ей рукой, он направился к двери, находившейся по правую сторону от барной стойки. За ней скрывалась лестница, ведущая на второй этаж, а левее был коридор и спуск в погриб. Поднимаясь, они встретили Майка Младшего, который кивнул им и отправился к отцу, обслуживать дальше клиентов. Яккельсен молчал, испорченное настроение и боль в спине снова вернули кислое выражение его роже, с которым он пришел сюда.
Наверху было темно, дневной свет еле-еле проникал в комнату. Но глаза быстро привыкли к темноте. Парень прошел к балкону и открыл двери, впуская свежий весенний воздух. На ближайшем столе стояло несколько бутылок: портвейн, виски, коньяк. На выбор. Лимоны, мандарины и соль прилагались. А персонально для Яккельсена Майк поставил еще и перекусить — картошку, жареную говядину и маринованные огурчики. Парень облизнулся и, взяв себе тарелку, уселся на пол, прислонившись к балконной к двери. По мере поглощения этой вкуснотени, Яккельсен оттаивал, к тому же, запивая все это добро портвейном. Думаете, так нельзя? Еще как можно!
— Ну фто, — дожевывая последний кусок говядины, произнес парень, обращаясь к Корки. — Как сюда? Что дальше?

Отредактировано Яккельсен (02.03.2013 01:58)

+8

6

Начало игры

«Поход в лес у Леви выдался плодотворным. Сначала он ходил за грибами, потом они за ним. Да еще и тропа стала полна всяческих препятствий — нет, ну он точно, поклясться может, был уверен, что на месте этой реки из лавы с извивающимися деревьями по краям был просто небольшой ручей, в котором он промочил ноги. Ноги тут же стало нездорово покалывать, как при ожоге, и доктор решил ретироваться. Пришлось идти другой дорогой.
Он долго-долго шел, уворачиваясь от гигантских шмелей и пряча взгляд от красноглазых белок, которые провожали его шествие мимо их деревьев капающей с длинных передних зубов слюной.
Вот впереди и корабль, его славное суденышко, но и последний враг: Леви неплохо знал ботанику (с его то стажем), но кустов с такими длинными шипами и огромными и дурманно-пахнущими ягодами он еще не встречал.
Бой закипел, смертельный бой! И он честно думал, что проиграет, если бы на подмогу тихо барахтающемуся, а не сражающемуся с мечом в руке, как ему казалось, доктору не пришла белобрысая капитан их большой конфетной машины „Зефир“. От одного только вида ясных очей, слишком давно не дурманенных алкоголем (но это истинно по их вине, Леви говорил, чтобы не лезли к его запасам, ибо те медицинские!), галлюцинации тут же отступили.
Ему долго впаривали, что надо найти и забрать Корки и Кели. А он долго отмахивался, потому что сейчас его интересовал только один аспект: он только что понял, как много общего у него и Скай! У них... Да у них же обоих фамилии с апострофом пишутся!
Но его не хотели слушать! Даже слова вставить не дали! Только подняли из кустов и отправили тем же путем пробираться через лес в город...»

Одновременно с ретроспективой в голове О’Брайна мелькали обрывки мыслей, типа: «Вот почему бы не ввести сухой закон? На корабле пусть бухают, но как сошли — ни-ни, а то бегай еще потом, ищи их...», «Я, высококвалифицированный врач, а как мальчик на побегушках, ей-Роза! Джим нам тогда на что?»
Он уже шел по дорожкам Гиллесбальда с ясным знанием, куда ему. Когда ты ищешь нататуированную девушку и длинноволосого одноглазого и рыжего мужчину, то точно найдешь! Таких субъектов не забывают, а спрашивать у прохожих — лучший способ добыть информацию. Что было более беспокоящим, так то, что направились оба субъекта в одно и то же заведение.
— Свидание у них там, что ли? — проворчал себе под ноги Адриан, одергивая свой плащ, сегодня надетый прямо на рубашку. Он неожиданно встал, как вкопанный: «А если третьим заставят быть?», но тут же отогнал от себя пугающую мысль. Как-никак, жил он с рыжим в одной каюте (и свято надеялся, что временно, пока другую не разберут от отягощающего корабль хлама), и вроде ничего...
А вот и «Белый кролик»! На пути сюда Леви все казалось, что что-то белое мелькало впереди него, но то все грибы, все еще не выветрившиеся грибы...
— Эй, ребята, вы тут рыжего и цыганку не видели? — осведомился на весь паб Леви, после чего почти все или синхронно ткнули пальцами на темную лесенку на второй этаж, или просто повернули головы в ту сторону. Но слова ни одного никто так и не произнес. — Э-э-э, ну-с, благодарю...
И доктор по стеночке стал пробираться к лесенке, а потом так же по стеночке — наверх, а то вдруг и вправду свиданию помешает...
«Хотя, почему бы и нет», — и Леви остервенело распахнул дверь комнаты и буквально ввалился внутрь, все еще не до конца вернув себе координацию своим телом после лесной прогулки.
— Приве-е-ет, ребята, — прогундосил он с пола, поднимаясь и отряхивая плащ.

+7

7

Повышенный интерес к ее скромной персоне не радовал девушку. Ну, подумаешь, парня на стол уложила, с кем не бывает? Не только мужчины дам заваливать могут! Распрямив плечи, Корки с вызовом осмотрела всех собравшихся, мол — «Кто еще хочет комиссарского тела?» Желающих не нашлось. Не потому, что девушка выглядела шибко устрашающе, просто перспектива погульванить привлекала публику больше, чем бить кому-либо морду. Немного остыв, Эйш с сомнением восприняла предложение Кели следовать за ним. Они и так каждый божий день находились в обществе друг друга, неужели и в свое личное время, парю приятно терпеть ее общество? Не надоело, не раздражает? Девушка уже было хотела соврать, что ей нужно валить, но силуэт, замаячивший сбоку, заставил ее резко передумать. Белокурая пассия, явно, вознамерилась попытать счастье во второй раз за день и неспешно подбиралась к девушке. Проклиная свое невезение, Корки развернулась на каблуках и поспешила за ковыляющим штурманом. Уж лучше он, чем бабская истерика. Лавируя между разношерстными телами, ей удалось разглядеть ярко-рыжее создание, скрывающееся где-то в районе барной стойки. Девушка ускорилась. Проходя мимо хозяина заведения, который, к слову, неоднозначно на нее посмотрел, Корки лишь многозначительно вскинула бровь.
«Когда этот рыжий профура успел скорешиться с владельцем заведения? Бывал в Гиллесбальде? Занятно, облизывают его, словно вип персону» слегка присвистнув, подумала она, стоило переступить порог комнаты и узреть накрытую «поляну».
— Слышь! — Подхватывая лимон, Корки внимательно посмотрела на рыжего парня, который уже уплетал горячее. — Ты бы руку сначала перевезла, а уж потом жрать сел. Нет, возможно, блюдо с соусом из собственной крови пикантно на вкус, но подобный «деликатес» настораживает.
Впившись зубами в цитрус, цыганка неодобрительно покачала головой, устраиваясь рядышком и наслаждаясь кислым вкусом плода. Эйш любила лимоны, их кислота никогда не была для нее проблемой, скорее наоборот. А сколько применений можно приписать этому королю цитрусов! Правда, окружающие не всегда одобрительно относились к привычке поедать кислятину на их глазах, хотя девушке было на это наплевать.
— Ну фто. Как сюда? Что дальше?
— Мама не говорила тебе, не разговаривать с набитым ртом, непутевый ты отпрыск?! Прожуй, а то подавишься. — Усмехнувшись, девушка облизала мокрый от сока палец и вновь вгрызлась в плод. — Знаешь, у меня сегодня были планы... весьма приятного, эротишного характера, но... явно не мой день. Думаю переключить свой пыл в другое русло. Раз уж ты так любезно попал под руку, смею предложить такой расклад... пошли «потрясем» богатеньких дуралеев? Пусть пожертвуют на пропитание бедной команды «Зефира»... мне уже стыдно каждый раз похлебку подавать... позор...
Не успела Рикли начать «изливать душу» с целью подбить на дело штурмана, как дверь неожиданно открылась. Ввалившееся тело, в первую очередь, радушно «поприветствовало» пол, чуть его не пропахав, а уж затем, поднимаясь, обратилось к парочке.
— Приве-е-ет, ребята...
— Вы мать вашу, прикалываетесь, да?! — Тяжело вздохнув, отозвалась Корки. Встреча с еще одним членом команды в ее планы не входила, как минимум до того момента, когда она сама не заявится на борт корабля. — Док, какого хрена? Пришел напиться? Это не по твоей части, насколько я помню. О, неужели, тебе захотелось бабу? Дооок... молодец, уважаю! Хоть одному из нас, но должно сегодня перепасть.
Эйш усмехнулась и уже было хотела отмочить сальную шуточку, но получше присмотрелась к Леви. Что-то в нем было не так... он странно себя вел, определенно.
— Слушай, док, тебе как, нормально? — Поднявшись, Корки неспешно подплыла вплотную к врачу, придирчиво того оглядывая. — Перегаром не пахнет... накачался хренью какой!? Уважаемый человек, а занимаешься такой дуростью. — Фыркнув, девушка щелкнула Леви по носу. — Кели, это все твое пагубное влияние!

+7

8

Не успев проглотить последний кусок мяса, парень тут же им подавился, поскольку в комнату ввалился не кто иной, как великий и ужасный доктор Леви. Пока Яккельсен откашливался, стуча себе по груди, врач уже успел справиться с полом и даже начал отряхиваться.
— Приве-е-ет, ребята, — штурман недоверчиво смотрел на вполне позитивного доктора. В последнюю их встречу (пару часами ранее), Леви вычитывал очередную лекцию ему о том, как плохо раскидывать носки и трусы по каюте, на что парень в ответ отмахивался от врача, закуривал очередную сигарету, которую Леви с судорожным воплем отбирал, мял и выкидывал, отчего еще больше бесил штурмана — ведь сигарет оставалось не так уж и много — и за что Яккельсен бегал кругами по каюте за бедным хранителем здоровья, норовя дать ему пинок под зад. Удивительно, но док умудрялся и на бегу читать ему нотации!
— Слушай, док, тебе как, нормально? — Яккельсен надулся. Ведь ему при встрече все стараются только в нос дать, а перед этим интеллигентом на задних лапках бегают. — Перегаром не пахнет... накачался хренью какой!? Уважаемый человек, а занимаешься такой дуростью. Кели, это все твое пагубное влияние! — заключила Корки.
— Угу, конечно! — пробурчал парень. — Конечно, Кели во всем виноват! Это мое второе имя — Виноват. По фамилии Во Всем. Из местечка Всегда и Заранее, как говаривал мой знакомый, — парень закурил, отставляя тарелку и придвигая поближе к себе бутылку с портвейном. Яккельсен не славился терпением, а сейчас его явно норовили вывести из себя. — Док, я не буду спрашивать, как ты меня нашел. Я спрошу: зачем? Неужто нас потеряли? Если да, можешь возвращаться, я сегодня никуда не полечу.
Штурман взбунтовался. Хо-хо-хо! Он уже представлял, как док вернется, а на него набросятся Луиза и Скай с криками, почему он их не привел. А когда вернется сам штурман, они будут ходить чернее тучи и делать вид, что его не существует, Красота! Яккельсен расплылся в блаженной улыбке, когда облокотился на пораненную руку, которая еще оставалась не обработанной, возможно, даже с маленькими осколками.
— Моргот тебя!... — выругался парень, отдергивая руку и тряся ею. И тут же схватился другой рукой за портвейн, принявшись рьяно запивать боль.

+7

9

Леви поднялся. Раза с третьего... И чуть было не грохнулся обратно, чтобы по-пластунски свалить из комнаты: так страшен был гнев Корки, а она кричала, и хорошего это ничего не предвещало.
— Док, какого хрена? Пришел напиться? Это не по твоей части, насколько я помню. О, неужели, тебе захотелось бабу? Дооок... молодец, уважаю! Хоть одному из нас, но должно сегодня перепасть.
— Не хрена я не хрен и вообще! Доктол Леви. Можно не кланяться, — когда чувство собственной важности зашкаливает, оно не знает границ. — И нет, ты что, находить себе партнершу в таком заведении? Мне еще дорого как мое здоровье, так и мое возможное потомство! А сифилис не знает преград.
Отряхнувшись, доктор вздрогнул от смачного щелчка по носу. Порой он очень боялся эту женщину, хоть и уважал безмерно — ведь их задача на корабле была примерно одинаковой. И последствия неуважения или гадостей — тоже: обрубание доступа членов команды к предоставляемым ими услугам. В случае Корки — еда, в случае Леви — медикаментов. А потом спорить с ней и не любить никак нельзя.
— И вообще да, это все рыжий виноват, — согласился Адриан с такой вовремя подкинутой мыслью.
«Ну а почему бы и нет?»
— Слушай, док, тебе как, нормально?
— Мне отлично, — над головой Кели как раз пронесся пони, оставляющий после себя монохромную радугу и в полете превращающийся в зеленого бегемота с водорослями вместо конечностей. — Спасибо за заботу!
Приблизившись уже твердой походкой к столу (но все еще опасливо посматривая в сторону большой тени в углу, где он минутой ранее заметил движением и моргнувшие фиалковые глаза), доктор заявил:
— Что вас терять, если так легко найти. Но есть дело, и полетишь ты как миленький! Не с кораблем, так с ускорением от пинка капитана. И ты же хочешь наркоту? Выпивку? Хочешь, по заведению вижу. И она хочет, — врач кивнул на Корки, — а ее злить нельзя. И все хотят выпивку! А я хочу свои запасы! Так что давай, шнеля-шнеля ногами ходитен до дирижаблен!
Рефлексы врача сработали на ура, и как только пациент (а рыжий стал таковым как только показал признак боли) схватился на портвейн, Леви тоже схватился за него, а потом за поврежденную руку. Посгибав ее, отмечая болезненные гримасы Яккельсена, Адриан принял однозначное решение транспортировать штурмана на корабль. В сознании или без него:
— Ну вот теперь ты точно, голубчик, идешь со мной. Это, так и быть, можешь взять с собой до тех пор пока ко мне не вернуться мои медицинские препараты, а тогда о выпивке на время ты сможешь позабыть... Давай-давай, встава-а-ай, ножками то-о-пай, — подталкивал сзади к выходу Яккельсена доктор, наказывая держать многострадальную конечность в согнутом виде и желательно зафиксированной.
— Корки, тебя Кэп тоже велела найти и, — «Обезвредить», — и привести на корабль. Она нашла какое-то потрясающе выгодное дело, прямо лотерею! И причем не терпящую отлагательства.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Воздушный корабль «Зефир»

Отредактировано Доктор Леви (06.07.2013 09:57)

+7

10

Новость о том, что капитан вызывает не только рыжего оболтуса, но и еще и ее, подействовали на Корки. Правда, радоваться девушка не спешила. Особу вообще сейчас ничего бы уже не обрадовало, кроме увесистого мешка наличности, который она собиралась достать сегодня. А оный сам собой не материализуется, так что... стальной взгляд цыганки не предвещал ничего хорошего. Конечно, раздавать лещей голубкам Эйш не станет — рыжему одного броска хватило, а док сейчас просто наркоманистый засланец — но, если выяснится, что притащили на корабль из-за мелочи... плохо будет всей команде, даже крысам в трюме.
— Что-о же. — Доставая трофейную сигару, с наигранным безразличием протянула Эйш. — Капитану виднее. Раз от вас не спрятаться, не скрыться, дабы удовлетворить свои потребности и раздобыть, хоть какую-то сумму на провиант. Значит, я слушаюсь и повинуюсь! — Прикурив, отсалютировала девица. Сделав сразу две глубокие затяжки, она наклонила чуть вбок голову, медленно выпуская сначала тонкую струйку дыма, а затем, приоткрывая шире рот, и витиеватые клубы с расплывающимися редкими кольцами. — Но, что бы вы знали, судари... если дело не выгорит... жрать все будут у меня собачатину. Крысятина пойдет на десерт... запас вяленого мясца, ммм, вкуснятина... хоть от одних мерзких тварей избавимся — весь трюм загажен. Хотя, поговаривают, что их освежевать проблематично, мелкие больно...
Не знающие, глядя на мелькающую сквозь дым издевательскую усмешку Корки, могли бы подумать, что девица подтрунивает над ними. Но, увы и ах, подобные кулинарные шедевры, от безнадеги, цыганка вполне может воплотить в жизнь. Одной Розе известно, не подсовывала ли Эйш и раньше команде гавкающие или мяукающие деликатесы. Да, ладно, шутка... конечно не подсовывала... пока. Бросив под ноги недокуренную сигару и пройдясь по ней каблуком, Рикли подхватила пару яблок и, развернувшись, зашагала следом. Уже спустившись по лестнице, насвистывая незамысловатую мелодию, она резко затормозила у стойки, так как ее довольно громко и четко окликнул хозяин паба. Помня недавний инцидент, мужчина понимал, что лучше гаркнуть в ухо, чем хватать за руки.
— Если что, платить будет ваш рыжий дружочек... он не против. — С милой улыбкой соврала нахалка, демонстративно откусывая одно из яблок.
— Ну да, конечно. — Окинув девушку с ног до головы холодным взглядом, произнес старина Майк. Достав конверт, он, не особо церемонясь, положил его на деревянную поверхность стойки, пододвигая ближе к татуированной особе. — Просили передать, но учти... здесь не почта, чернявая, а в следующий раз, если замечу драку, вышвырну как собачонку.
— Следующего раза не будет, папаша.
Подмигнув, Эйш подцепила письмо и, развернувшись на каблуках, шустро зашагала на свежий воздух. Хоть конверт и был моментально спрятан в «закрома» одежды, девушка, все же, успела мельком скользнуть взглядом по неаккуратно нацарапанному имени. Почерк был до боли знаком.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Воздушный корабль «Зефир»

+6

11

— Что вас терять, если так легко найти. Но есть дело, и полетишь ты как миленький! Не с кораблем, так с ускорением от пинка капитана. И ты же хочешь наркоту? Выпивку? Хочешь, по заведению вижу. И она хочет, — кивая на Корки, док продолжал вычитывать — а ее злить нельзя. И все хотят выпивку! А я хочу свои запасы! Так что давай, шнеля-шнеля ногами ходитен до дирижаблен! — с кривой миной на лице Яккельсен слушал дока. К сожалению, он еще не успел настолько напиться, чтобы послать интеллигента и не смочь вести корабль. Штурман вздохнул и уже снова приложился к бутылке, как тут Леви подлетел и начал бесцеремонно мять и вертеть его руку. Парень чуть было не выплюнул весь портвейн прямо доктору на брюки. Впрочем, от этого он удержался, чтобы потом не было последствий со словами дока: «От головы закончились. Дал что было. И не кричи, что тебе надоело сидеть на унитазе. Это выведет всю гадость из твоего прокуренного организма».
— Ну вот теперь ты точно, голубчик, идешь со мной. Это, так и быть, можешь взять с собой до тех пор пока ко мне не вернуться мои медицинские препараты, а тогда о выпивке на время ты сможешь позабыть... Давай-давай, встава-а-ай, ножками то-о-пай, — Яккельсен и заметить не успел, как оказался на ногах, а сзади его уже подпинывали к выходу. Препираться и качать права смысла особого не было, поэтому пришлось топать, как и велели. Попутно прикладываясь к бутылке.
— Она нашла какое-то потрясающе выгодное дело, прямо лотерею! И причем не терпящую отлагательства, — а вот это звучало уже интереснее. «Интересно, что могла надыбать блондиночка», — парень усмехнулся и последним глотком опустошил бутылку.
Проходя мимо барной стойки, он поставил ее на край и тут же услышал:
— Если что, платить будет ваш рыжий дружочек... он не против, — Яккельсен задохнулся от возмущения. Он развернулся к Корки и округлил глаза настолько, насколько это вообще можно было, уже собираясь сказать ей, насколько он не против и куда она может обратиться с такими высказываниями. Но вовремя спохватился, ощутив боль в конечности, которую как раз в этот момент в очередной раз дернул Леви.
— Да перестань же ты! — Яккельсен выдернул свою руку, от резкого движения она еще больше заныла, но это было уже неважно. Корки вышла, сказать он ей так ничего и не успел. Жалостливо посмотрев на усмехающегося хозяина паба, он развернулся и вышел на улицу. Снаружи было свежо и хорошо. Питер достал зубами из пачки сигарету и закурил.
— Док, а ты не знаешь подробностей? — обратился он к врачу, который плелся рядом, уже почти окончательно распрощавшись с эффектами, как мог судить штурман.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Воздушный корабль «Зефир»

Отредактировано Яккельсен (06.07.2013 21:01)

+3


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Гиллесбальд] Паб «Белый кролик»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC