Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Акции и конкурсы » Конкурс на лучший пост!


Конкурс на лучший пост!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Конкурс на лучший пост

Праздничных конкурсов много быть не может, а потому для всех вас, уважаемые жители Дракенфурта, открыт еще один конкурс. Все очень просто: вы выбираете свой лучший пост, а затем полностью копируете его в эту тему, принося ссылку на отыгрыш и пряча текст под спойлер.

Можно приносить лишь один пост (написанный вами когда угодно — хоть год назад, хоть вчера) с одного аккаунта, но вот количество персонажей, за спиной которых стоит один игрок, не ограничено. Так что смелее предлагайте свои лучшие творения, ведь абсолютно каждый лишь за участие получит 50 кредитов!

Голосование откроется в пятницу вечером и продлится два-три дня. А уж подарки мы приготовили и вовсе чудесные:
Третьему по счету небольшие достанутся 100 крд.
Занявшему 2 место достанутся 150 крд.
Занявший 1 место получит целых 250 крд. и вот такой драгоценный камушек в профиль:
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/44-3.gif

Поторопитесь принять участие!

0

2

Ссылка на отыгрыш

Пост

Рассветное солнце медленно поднималось из-за горизонта, разливая вокруг себя нежный розовый цвет. Теплые весенние лучи еще были ласковы и не жгли вампирессе кожу, скорее наоборот. Это был тот самый редкий момент, когда хотелось подставить лицо под победно разливающийся повсеместно свет, закрыть глаза и наслаждаться. Вдыхать всей грудью посвежевший, обновленный воздух, наполненный запахом зелени и распускающихся цветов и удивляться тому, что обычно все это остается незамеченным. Глядя через окно экипажа на оживающие под утренними лучами улицы города, Орнелла поймала себя на мысли, что хочет жить. Раньше как-то она не задумывалась над этим, просто прожигала день за днем, а теперь... Теперь вдруг поняла, что больше нет времени растрачивать дар жизни на какие-то несущественные мелочи, бесплотные мечты. Плакать о том, что не случилось, как минимум глупо, а жалеть себя — унизительно. Быть может уже завтра ее не станет, после дачи показаний (да и сейчас, собственно) ее жизнь не будет стоить сломанного гульдена, и что останется после нее? Неясные достижения, которые никому не принесли пользы, кроме нее самой? Воспоминания редких знакомых, да и не факт, что позитивные и светлые?.. Острее всего Нелли жалела, что не знает самого сокровенного — радости от новой жизни, ребенка под сердцем.
И внутренний голос сразу стал трусливо нашептывать, что еще не поздно вернуться назад к счастливой жизни. Рахим ждет ее, у него в доме ей хорошо да и против ребенка он не будет и черт с этим высшим светом Дракенфурта и его мнением, но... Как же быть с этой ядовитой химерой, которая загубила ее честь и жизни многих людей? Оставить Теодора и дальше безнаказанно творить беззаконие в угоду своим извращенным безумным желаниям? Нет, нет, нет... Это невозможно. Только маленькая рыжая кузина может положить этому конец. Просто потому, что от нее он этого не ждет, ведь Орнелла чуть ли не с руки его ела, преданно заглядывала в глаза, целовала руку, которая ее ударила... О, Роза, как это все было глупо и наивно!
С другой стороны, именно сейчас мазель Ренд чувствовала себя как никогда свободной и живой. Сердце билось сильнее, появилось ощущение значимости каждого мгновения жизни, а так бывает только с теми, кто уже одной ногой в могиле. Что ж, каждый должен платить свои долги. Может это и есть цель ее жизни и предназначение? Уничтожить такого ублюдка — дорогого стоит, после этого ее будут вспоминать с благодарностью и уважением. И уж если ей суждено кануть в лету, то сделает она это только вместе с Теодором.

Штаб-квартира гильдии клириков встретила ее деловитым гомоном и осторожными любопытными взглядами. Уставшая вампиресса некоторое время бесцельно проболталась в холле, но потом все же решилась подойти к дежурному.
— Я хотела бы заявить об убийстве, — бледные обескровленные пальцы до болезненного напряжения сжимали и мяли тонкий батистовый платок. Конечно, она нервничала и боялась, но отступать было поздно, да и не хотелось уже откровенно говоря.
— Но, уважаемая мазель, клирики не занимаются убийствами, это юрисдикция полицмейстеров и юстициаров... — начал было уверенно возражать клирик, но рыжеволосая вампиресса мгновенно оборвала его.
— Они все рано перенаправят дело вам. Дело касается прошлого главы гильдии алхимиков... И его нынешнего главы, — достав из перчатки аккуратно сложенный листок бумаги, Орнелла подала его служителю закона. Тот, бегло изучив потертый старый лист, нахмурился, но все же отдал его обратно.
— И все же, я настоятельно рекомендую обратиться вам в полицейское управление, если они сочтут нужным передать дело нам, то так тому и быть.
Нелли, явно не ожидавшая такого поворота событий, лишь набрала в грудь побольше воздуха, лихорадочно прикидывая, что бы такого сейчас совершить, чтобы дело благополучно разрешилось. Выход из сложившейся ситуации был более чем очевидным — привлечь внимание кого-то более расторопного, с более высоким чином и головой на плечах. Того, кто поймет, что раскрытие такого дела вполне реально осыплет его погоны звездочками более крупными, нежели на данный момент. А потому в холле штаб-квартиры разразился форменный скандал с рыжеволосой бестией в главной роли. Сначала был робкий плач и слезные просьбы, потом слезы стали более крупными, в ход дела пошли обмороки и громкие истеричные вопли о том, осталась ли правда и закон на этом свете или же нет. В результате вокруг бледной, явно страдающей вампирессы собрался такой «звездопад», что любо-дорого было смотреть. Чины, окружавшие ее светлость, были не ниже майора, и все были настолько полны участия к обессиленной истерикой девушке... Определенно, в ней был актерский талант.
— Что мы можем сделать для вас, миледи? — обеспокоенно спросил один из клириков, с неподдельным интересом разглядывающий полулежащую на его руках вампирессу, едва отошедшую от обморока.
— Воды... — слабо пролепетала Нелли, картинно прикладывая изящную ручку то к бледному лбу, то к волнующейся от частого дыхания груди.

+1

3

Ссылка на отыгрыш

Пост

Приходя в себя вампир успел стать зрителем весьма любопытного зрелища — женской гонки с преследованием под лозунгом «Кто первый заблудится и сдохнет — тот и победил». Одна за другой, его спутницы, ковыляя похлеще ветеранов какой-нибудь эпической битвы при каком-нибудь местечке со звучным названием, устремлялись в туннель. И, если та мазель ускакала вперед еще до того, как Энзо толком пришел в себя, то оставшиеся две дали вдоволь повеселиться.
«Инстинкт самосохранения, видимо, отрезали вместе с пуповиной, — он промокнул рубашкой рану на лбу и стер кровь, уже успевшую добежать до брови, — Где ж вас только таких производят, прытких? Зато сразу понятно, как оказались за тридевять земель в рабстве... Да уж, компания та еще...»
И если стервозную вампирессу было совсем не жаль — у нее свои мозги в голове, то людей он вроде как собирался спасать еще несколько минут назад, так что какое-то подобие чувства ответственности уже пинало его предпринять что-то, что не позволит им убить самих себя.
Тяжко вздохнув, Кот сунул два пальца в рот и резко отрывисто свистнул. Звонко отскакивая от стен и потолка, свист пронесся эхом по туннелю:
— Эй, малая, раны перебинтовать неплохо бы, как считаешь? — как можно дружелюбнее улыбаясь и все еще не двигаясь с места произнес капитан, демонстративно отрывая от сорочки еще одну ленту и протягивая застывшей у стены девушке.
«Прошу, только не надо сейчас играть в недотрогу, мне еще силы на внушение тратить не хватало...»
— мазель, смерть откладывается на неопределенный срок, подъем, — это уже рухнувшей практически возле него второй спутнице, — Если же вы вовсе не умерли, а просто решили вздремнуть, то я вам советую отложить это занятие на срок поменьше. Вернемся домой — будете отсыпаться на мягкой перине, это я вам обещаю.
Не ожидая от незнакомки беспрекословного подчинения, вампир выполнил приказ за нее — мягкое, плавное усилие мысли и вот уже девушка стоит на ногах. Правда, пока еще деликатно обхваченная его волей — вдруг брыкаться и истерить начнет?
— Слушайте обе. Убивать, насиловать, калечить и далее по списку я вас не собираюсь. Все предельно просто — в темном незнакомом помещении с неизвестной планировкой три пары глаз, ушей и прочего гораздо эффективнее, чем одна. Я понятно объясняю?
Прикрыв глаза, так и замерев с зажатой в протянутой руке полоской ткани, Найтлорд позволил себе несколько секунд расслабленности.
«Видимо, фортуна на меня в обиде за длительный простой... Это ж надо — две девицы в нагрузку... Помнится, еще в начале этого дня я обещал подношения всем богам? Так вот знайте — при первой же возможности разобью алтарь первого попавшегося бога, клянусь своей шляпой!»
И тут его словно прострелило. Шляпа! Свободная рука рывком дернулась к голове в надежде ощутить приятную прохладу ткани, но разум уже все прекрасно понял — его ценнейшее приобретение за всю эту поездку кануло в безвестность во время падения в это подземелье.
«Якорь вам всем в задницы! Моя шляпа! Даже если эта Блеквуд сдохла под завалами, я ее отыщу, оживлю и снова убью!»
— Так, дамы, я только что узнал, что осиротел, так что прошу меня больше не расстраивать и не оставлять в одиночестве. А то расстроюсь и всех попереубиваю. Шутка. Широкая улыбка и хмурый взгляд — что может быть дружелюбнее?

+1

4

Ссылка на отыгрыш

Пост

Во рту все горело, но зверь почему-то не решался разомкнуть пасть, да так и бежал дальше. Вскоре жар стал невыносим, но животное знало: оно близко. Вон впереди, кусок странных каменных джунглей отличается, он деревянный. Вдруг вся земля под ногами животного затряслась, и естественным порывом было спасаться. Свою рыжую шкуру, свою жизнь, и может спасение как раз то, что как отчаянно искал тигр? Кот с разбегу прыгнул на дверь, и та повалилась, как и предыдущая. Но второе столкновение прошло больнее и тяжелее первого, возможно потому, что не удалось как следует прицелиться в рушащемся где-то вдалеке здании, и животное своим массивным телом цепануло еще и стену. Как бы там ни было, удар не прошел незаметно — крупные и сильные лапы тряслись, как у новорожденного котенка, а перед ярко-голубыми глазами прыгали желтые пятна, за которыми, будь зверь котенком, он стал бы носиться. Переставив пару раз четыре свои лапы, неокрепшее, почти что новорожденное сознание Зверя стало гаснуть, и тело его повалилось на бок.
Но не прошло много времени, как уже вампир распахнул свои глаза от очередного подземного толчка и поднялся с пола, держась за спину и голову.
«Черт», — хотел было сказать Джин, но чуть не подавился все еще находящимся во рту кольцом. Выплюнул его и вытер о подушку — ими, похоже, все здание усыпано. Интересно, они ограбили фабрику или просто пообещали натравить на производителей армию котов-оборотней? Прохлада кольца распространяла приятное ощущение в ладони. Прохлада... Стоп! Прохлада!
Джин подхватился с пола, забыв и об ушибленной спине и о голове с огромной шишкой. Он на месте! И она тоже здесь, его Люсида, да, вон, лежит. Голая.
В голове зашумело от злости, стоило только подумать, почему она в таком виде. На лице появился оскал, а из горла вырвалось рычание. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы не присесть на четвереньки и не отрастить хвост во второй раз. Отныне надо помнить, что внутри сидит зверь, сохранять спокойствие. Но не в такой ситуации говорить о спокойствии, и Джин кинулся к телу любимой, больно ударясь коленями о каменный пол подле дивана-кровати, на котором она лежала. Но каким бы злым и резким не был вампир в своих движениях и эмоциях, свою рыжеволосую красавицу он приподнял бережно и осторожно, прижимая ее к себе за плечи и колени. Тело любимой чистое, но все в царапинах, а на боку и затылке весьма глубокие раны, только-только начавшие подживать.
Он стал тихим и ласковым голосом звать ее по имени, покрывая поцелуями исхудавшее лицо и ладони, которые он не выпускал из своих рук, согревая.

+1

5

Ссылка на отыгрыш

Пост

«Поход в лес у Леви выдался плодотворным. Сначала он ходил за грибами, потом они за ним. Да еще и тропа стала полна всяческих препятствий — нет, ну он точно, поклясться может, был уверен, что на месте этой реки из лавы с извивающимися деревьями по краям был просто небольшой ручей, в котором он промочил ноги. Ноги тут же стало нездорово покалывать, как при ожоге, и доктор решил ретироваться. Пришлось идти другой дорогой. Он долго-долго шел, уворачиваясь от гигантских шмелей и пряча взгляд от красноглазых белок, которые провожали его шествие мимо их деревьев капающей с длинных передних зубов слюной.
Вот впереди и корабль, его славное суденышко, но и последний враг: Леви неплохо знал ботанику (с его то стажем), но кустов с такими длинными шипами и огромными и дурманно-пахнущими ягодами он еще не встречал.
Бой закипел, смертельный бой! И он честно думал, что проиграет, если бы на подмогу тихо барахтающемуся, а не сражающемуся с мечом в руке, как ему казалось, доктору не пришла белобрысая капитан их большой конфетной машины«Зефир». От одного только вида ясных очей, слишком давно не дурманенных алкоголем (но это истинно по их вине, Леви говорил, чтобы не лезли к его запасам, ибо те медицинские!), галлюцинации тут же отступили. Ему долго впаривали, что надо найти и забрать Корки и Кели. А он долго отмахивался, потому что сейчас его интересовал только один аспект: он только что понял, как много общего у него и Скай! У них... Да у них же обоих фамилии с апострофом пишутся! Но его не хотели слушать! Даже слова вставить не дали! Только подняли из кустов и отправили тем же путем пробираться через лес в город...»

Одновременно с ретроспективой в голове О’Брайна мелькали обрывки мыслей, типа: «Вот почему бы не ввести сухой закон? На корабле пусть бухают, но как сошли — ни-ни, а то бегай еще потом, ищи их...», «Я, высококвалифицированный врач, а как мальчик на побегушках, ей-Роза! Джим нам тогда на что?»
Он уже шел по дорожкам Гиллесбальда с ясным знанием, куда ему. Когда ты ищешь нататуированную девушку и длинноволосого одноглазого и рыжего мужчину, то точно найдешь! Таких субъектов не забывают, а спрашивать у прохожих — лучший способ добыть информацию. Что было более беспокоящим, так то, что направились оба субъекта в одно и то же заведение.
— Свидание у них там, что ли? — проворчал себе под ноги Адриан, одергивая свой плащ, сегодня надетый прямо на рубашку. Он неожиданно встал, как вкопанный: «А если третьим заставят быть?», но тут же отогнал от себя пугающую мысль. Как-никак, жил он с рыжим в одной каюте (и свято надеялся, что временно, пока другую не разберут от отягощающего корабль хлама), и вроде ничего... А вот и «Белый кролик»! На пути сюда Леви все казалось, что что-то белое мелькало впереди него, но то все грибы, все еще не выветрившиеся грибы...
— Эй, ребята, вы тут рыжего и цыганку не видели? — осведомился на весь паб Леви, после чего почти все или синхронно ткнули пальцами на темную лесенку на второй этаж, или просто повернули головы в ту сторону. Но слова ни одного никто так и не произнес. — Э-э-э, ну-с, благодарю...
И доктор по стеночке стал пробираться к лесенке, а потом так же по стеночке — наверх, а то вдруг и вправду свиданию помешает... «Хотя, почему бы и нет», — и Леви остервенело распахнул дверь комнаты и буквально ввалился внутрь, все еще не до конца вернув себе координацию своим телом после лесной прогулки. — Приве-е-ет, ребята, — прогундосил он с пола, поднимаясь и отряхивая плащ.

+1

6

Ссылка на отыгрыш

Пост

Ах, как Сюзанне нравился Дракенфурт! Это было удивительное сочетание смрада, нечистот и дорогих духов; дешевых шлюх и дорогих нарядов и драгоценностей; речей, едва ли не источающих мирру, и грязных высокомерных мыслей. Великолепный город, полный противоречий, страстей и, самое главное, возможностей. Именно здесь официально погибшая в Абаджане дочь императора смогла «воскреснуть». Кстати, все сложилось очень даже удачно, когда предприимчивая вампиресса порылась в своей белокурой головке и вспомнила, что ее мать числится как без вести пропавшая. И не было ничего проще, чем дать сальному клерку в префектуре пухлый кошель с новенькими флоренами, а взамен получить вполне легальные документы на имя Сюзанны Блеквуд, дочери одного из самых крупных торговцев шелками в Орлее.
А еще именно в столице зеленоглазая Змея нашла единомышленников... Хотя, это слово в полной мере не отражает всю гамму отношений, которая связывала кучку адептов-фанатиков, рьяно поклоняющихся Морту, и магистра Блеквуд. Скорее это было преклонение перед ее Даром, перед ее величием, перед тем, чем она на самом деле не являлась. То, что помогло выжить умирающей вампирессе в рушащемся дворце, здесь принесло ей богатство, какую-никакую, а все же власть и последователей-рабов. Смешно сказать, безродная девка из Мун-Ци теперь была земным воплощением самой Смерти. Легендарная, почти как почитаемая здесь Святая Роза. Только вот Сюзанна была более чем реальной, а эта самая Роза — выдумкой местных священников.
Никто из ее рабов не знал, но вампиресса еще только училась управлять своим даром. Однако так как ей это доставляло немалое удовольствие, то дело шло семимильными шагами. А еще она чуяла нутром, что без этих живых подарков от почитателей недолго ее каблучкам топтать эту грешную землю. Выпивая каждого, кого к ней приводили, до дна, Сюзанна начинала чувствовать себя всемогущей, и отчасти это было правдой. Ее силы росли. Огонь, сжигающий ее внутренности с того самого дня, разгорался ярче, заставляя пожирать одну жизнь за другой. Зато теперь... Теперь Сюзанна могла очень, очень многое. Вместе с осознанием своих возможностей пришли мысли и о том, что пора тряхнуть этот застоявшийся мир, взять силой то, чего ее лишили и до чего она могла теперь дотянуться. Но для этого надо было подготовиться, подкопить силы и, самое главное, навести шороху, чтобы об их скромном обществе пошли загадочные шепотки. Несколько дней раздумья и ее осенило, как одним ударом убить двух, так сказать, зайцев. Ну, конечно же, Черная месса!

Сидя в наглухо закрытом экипаже, леди Мурир (а именно так почтительно величали ее послушники) придирчиво изучало ровно подпиленные, окрашенные черным лаком длинные острые ноготки. Треугольная форма мешала носить перчатки, зато это подходило к ее образу Древней Ведьмы, собирательницы жизней, и внушало трепет в души последователей культа Смерти. Когда в церкви все было готово, около экипажа практически неслышно возник верховный адепт и негромко проговорил:
— Миледи, все готово. Позволено ли будет ничтожному сопровождать Вас? — он заранее склонился в поклоне, готовый принять любое решение своей владыки.
— Да, ты пойдешь со мной, — он открыл дверь кареты и помог Змее выбраться. Забавно, этот молодой вампир прикасался к ней, как к святыне, и это не могло греть ее черную душу. — Снаружи поставишь шестерых, как и было запланировано.
— Уже сделано, миледи, я лично проверил все приготовления и людей.
— Отлично, тогда не стоит заставлять благодарную публику ждать, — в зеленых глазах загорелось адское пламя, не предвещающее прихожанам небольшой церквушки ничего хорошего.

Массивные двери церкви открылись, когда служба уже подходила к концу. Тонко и красиво звучали детские голоса из приходского хора, величественно и вдохновенно вещал священник о спасении душ, лица присутствующих были скучны и безвкусны. Зато решительно шагающая прямо к алтарю Сюзанна произвела явный фурор. Черная просторная ряса Магистра сверкала вышитыми серебром звездами и каббалистическими знаками, белоснежные длинные прямые волосы отливали шелком, а в глазах горел азарт.
— Святой отец, как вовремя Вы закончили свою проповедь!.. Как, еще не закончили? Я бы не была так в этом уверена, — голос леди Блеквуд прозвучал в оглушительной тишине будто гром. Двери церквушки с грохотом захлопнулись, а из потайной двери за алтарем неспешной вереницей выходили ее послушники. Ответить седовласый священник, увы, не успел. Бездыханное тело в нелепой рясе сломанной куклой рухнуло за увитый серебряными розами алтарь, а Сюзанна победно оскалилась. — Мои дорогие прихожане! Вам выпала честь стать свидетелями и практически главными действующими лицами одного выдающегося события! — повернувшаяся к шокированным людям и вампирам леди Мурир на несколько секунд замолчала, подчеркивая значимость сказанного. — Жертвоприношение. Мне.
С первых рядов сначала пошли смешки, а несколько человек вполне открыто высказало свое сомнение в разумности стоящей около святого престола женщины. И снова блаженная улыбка играла на ее губах, ничтожные жертвы даже не были удостоены ответом на оскорбление. Зачем, ведь все сидящие здесь почти трупы?.. Послушники быстро расставляли вокруг алтаря черные витые свечи, чертили растопленным воском «святые» руны, а когда один из адептов протянул руки к Книге Причин, терпение прихожан лопнуло. Первые ряды буквально соскочили со своих мест, чтобы разорвать в клочья богохульников, но... Тут же упали замертво. Протянутые к упавшим людям руки вампирессы дрожали, пальцы мягко сгибались и напряженно выпрямлялись, черные ногти матово поблескивали, будто панцири каких-то отвратительных жуков. Сюзанна довольно рыкнула и звонко расхохоталась, видя, как остальные благочестивые горожане вскакивали со своих мест, подвывая и визжа от ужаса. Это были первые ласточки триумфа смертельно-опасного дара.

+1

7

Ссылка на отыгрыш

Пост

Если бы Мелоди суждено было умереть здесь и сейчас, душа ее покинула этот мир абсолютно счастливой и умиротворенной. Она никогда не слышала этого слова от родного сына, его украли в годовалом возрасте, когда он еще не умел говорить, но... В этом слове для вампирессы был весь мир. Ее сын узнал ее, узнал не смотря ни на что! В горле застыл комок, мешая говорить и дышать, большие лиловые глаза налились влагой, что едва держалась в запрудах век. Магистр Соул прижимала к себе сына и боялась поверить в то, что это не сон. Медерик снился ей часто, но всегда счастливое начало плавно перетекало в кошмар. В тот самый момент, который она никогда, наверное, не сможет забыть, как бы ни хотела. Но в этот раз все будет по-другому. Сон будет счастливым от начала и до конца, и она не позволит никому разрушить это хрупкое счастье. Больше не позволит!
— Конечно же, конечно же, это я, мой ангел! Я никогда тебя не брошу и никому не отдам! Мне тоже очень долго снился самый плохой в мире сон, где мы были не вместе, но теперь он закончился. Я всегда буду с тобой, слышишь? — бережно неся на руках драгоценную ношу, Мелоди ласково гладила дрожащей ладонью голову сына.
Несмотря на то, что Дворец находился на краю города, идти по тайному ходу предстояло не мало. Где-то около двух часов ее шаги и мягкий, успокаивающий шепот нарушал многолетнюю пустоту каменного коридора. Мазель Соул знала, что выход из этого подземелья только один и ведет он к знаменитому посту Танринин-Эли, но не он являлся конечной целью путешествия. Совсем рядом с этой святыней абаджанцев находятся не менее знаменитые Казематы, в коих всеми делами заправляет подручный Змеи. Именно с его помощью они доберутся до города, а затем и до ее почитателя. Милсдарь Ричард Эвитерн, посол Нордании в Абаджане — вот кто поможет им быстро выбраться из этой душной страны и вернуться на благословенную родину. А уж там она снова станет собой, вернется на сцену, займется воспитанием сына... И будет по-настоящему счастлива вместе с ним.
Только когда отчетливо потянуло свежим ночным воздухом, а давящий каменный ход вывел их к огромному просторному залу с ведущими на поверхность шершавыми ступенями, Мелоди позволила себе передохнуть. Над ними во всей своей красе раскинулся иссиня-черный небосвод, блистающий россыпями алмазных звезд. С плеч вампирессы будто бы упала непомерная ноша: они были далеко от Змеи и самозваного отца Медерика. Зато теперь она точно знала, как пахнет свобода.
— Может, ты хочешь пить, малыш? Я захватила с собой воды. Скоро мы доберемся до Казематов и сможем перекусить у одного моего знакомого, если ты голоден, конечно. Потом мы с его помощью вернемся в город и найдем отца и твою сестру... Они, должно быть, уже заждались нас.

+1

8

Ссылка на отыгрыш

Пост

Иногда прокуренный и охваченный ломкой мозг штурмана выдавал на редкость здравые идеи, совсем как сейчас — Кели принял очень соблазнительную коленно-локтевую позу и бодро двинулся в сторону выхода, кокетливо виляя тощим задом перед доком.
Это только трусы идут в обход, а настоящие храбрецы лезут в гору, переплывают реки и вообще голыми руками диких зверей душат. У штурмана препятствие было так себе — худощавое, невысокое и донельзя угрюмое. Тот не впечатлился и пошел напролом, иными словами — пополз через своего капитана, выдернув из ее косы пару прядок волос и оставив кучу синяков своими угловатыми конечностями. Квинби сдержанно провозгласила что-то матерное, но этого хватило, чтобы на Яккельсена обратили внимание и сгребли в охапку, как давно невиданного дедушкой и бабушкой внука. Путь к отступлению был свободен.
Луиза, прячась за ящиками, а потом в тени углов плохо освещенной комнаты, незаметно выскользнула из комнаты и перевела дух. Пока что все шло так, как она рассчитывала... ай! Девушка споткнулась об слетевший с первого застреленного ботинок и растянулась рядом с трупом, умудрившись еще и левой рукой влезть в уже начинавшую сворачиваться кровь, натекшую из-под убитого. Грохот получился знатный, и Квин даже сжалась, ожидая, что ее сейчас обнаружат и вернут в злосчастную комнату, но вопли представителей двух бандитских шаек с легкостью заглушили все остальные звуки. Кэп быстро поднялась, потерла колено, морщась от ноющей боли, и бросилась по коридору прочь, оставляя членов своего экипажа наедине с убийцами...
... Полицейский патруль, состоящий из двух остроухих крепких мужчин, лениво брел по тихой улочке, изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами и сальными шуточками. Этот райончик в Филтоне считался самым тихим и невзрачным. Большая часть домов была расселена, многие сдавались в аренду или продавались, а в оставшихся жили дряхлые старушки да пару молодых семей с крошечными младенцами. Преступлений здесь отродясь не видывали (поживиться толком нечем, а тащить сюда труп, чтобы схоронить на чьем-то участке, слишком неудобно), гули при всем своем отсутствии разума все-таки соображали, что слишком низка вероятность кем-то поживиться, и тоже обходили эти улицы стороной. Поэтому встреча с полуобнаженной девушкой с выпачканным в крови личиком, судорожно всхлипывающей и дрожащей на ноябрьском ветру в одной рубашке для полицейских оказалась более чем неожиданной.
— Милсдари, помогите, прошу вас! — задыхаясь от быстрого бега, взмолилась Квинби, уже действительно начиная нервничать — неизвестно, сколько еще док со штурманом смогут тянуть время. Из светло-карих глаз лились слезы, даже при свете единственного уличного фонаря было видно, как посинели губы девушки, нос наоборот покраснел и опух, а руки и ноги покрыты ссадинами и синяками. История, придуманная наспех, пока капитан бежала в поисках патруля (спасибо Скайлер, она без проблем разнюхала, где этой ночью в опасной близости будут прогуливаться представители сего ведомства), мужчинам не показалась подозрительной, и они поспешили спасать «двух джентльменов, которые не побоялись вступиться за мазель и сами оказались в беде, потому что у насильников оказалось еще и оружие».
План Луизы не претендовал на гениальность, но и другого за столь короткое время она сочинить не смогла. Расчет был прост — сначала нужно обезвредить их заказчиков и давних знакомых Леви, а потом уж разбираться с полицией. Последние во всяком случае не грозились вырезать почки их дока немедленно, что уже обнадеживало. А там и выкуп можно предложить, и убить в самом крайнем случае двоих легче, чем вооруженную толпу...
Квинби правда велели постучаться в дощатый сарайчик через два участка от того места, где она беседовала с полицейскими, заверив, что милейшая старушка, проживающая там, — бабуля одного из них и с радостью приютит «жертву» на некоторое время, пока мужчины не вернутся. Любезно предоставив трясущейся девушке пальто, они быстро направились на соседнюю, параллельную этой, улицу, не дожидаясь, пока Луиза дойдет до нужного двора. И зря. Потому что уже десять секунд спустя капитан легко перемахнула через шаткий заборчик и рванула напрямик к особняку, где томились в плену (или развлекались — кто их там поймет) ее мужчины.
— Уволю к Морготу, — бормотала она, натягивая брюки и сапоги и пряча за пазуху револьвер, до этого времени спрятанные неподалеку от нужного дома. Кому была адресована угроза, Квинби сама еще не решила, когда ее гневный монолог себе под нос прервал выстрел. А потом и второй. Судя по всему, полицейские уже были в гуще событий, и ей задерживаться тоже не стоило...

+1

9

Ссылка на отыгрыш

Пост

Она никогда не привыкнет к этому ощущению, когда тело одновременно и напряжено, как тетива в луке, и расслабленно. Девушка напротив наконец-то скинула с себя одежду, представ перед глазами во всей своей красоте. Вот она, естественная, нагая, именно такой ее создала природа, а общество с его моралями и одеждой пытается вытравить из всех их натуральную сущность! И за это вампиресса не особо любила общество, его гнет и приличия, она убегала в лес из городов, как дикое животное, чувствующее за спиной жар огня, испепеляющий все на своем пути.
И сейчас тоже был жар... Но другой. От него не хотелось спастись, наоборот: раствориться, вобрать в себя и дать пустить корни в сердце!
— Моя, — сказала уверенно, как отрезала, Люсида.
И Верена заулыбалась, запрокинув голову и прикрыв от неги глаза. Ей нравилось, что ревенантка почувствовала себя уверенно, хозяйкой ситуации. Именно так должна вести себя каждая девушка — властно и напористо, в повседневной жизни ли или в отношениях с мужчиной, ведь женщина — власть, это высшая форма жизни, способная дать свету очень многое. Как бы Ви ни была рада пробуждению в Люсиде лидерского начала, свое она никак усмирить не могла — но ее попытку вновь главенствовать в их постельной утехе пресекли, не давая перекатиться. Вампиресса поджала губы. Сердце бешено скакало — ну не привыкла девушка выполнять пассивную роль, хотя... Губы и руки Люсиды быстро стирали сопротивление, лаская чувствительные места, оглаживая грудь и живот, и Верена выдохнула более спокойно:
— Твоя, — сдалась все же. Но в этот же миг ревенантка отстранилась, а дыхание самой Верены предательски сбилось — куда, куда она?! Неужели все?! Может только и нужно было, что подчинение? Но, спасибо Святой Розе, нет — Люс потянула ее за собой к центру кровати. Как странно, Верена была абсолютно невозмутима, когда девушка раскрыла себя, но чуть не впала в панику, стоило только ей отстраниться.
С бешено колотящимся сердцем и разбегающимися мыслями, брюнетка придвинулась ближе к лежащей рядом ревенантке, чьи шелковистые волосы сейчас щекотали ее взволнованное лицо. Рыжие... Рука Вены скользнула по миловидному личику, перебралась на затылок и запуталась в прядях — такие приятные на ощупь. И тут девушка замерла с широко распахнутыми глазами, которые смотрели только в зеленые очи Люсиды, в которых отражался бледный свет луны, делая их будто молочными, пока рука ревенантки кралась все ниже и ниже по ее телу... Скоро-скоро, ну же, и а-а-ах!
Темноволосая девица застонала, наконец-то дождавшись столь желанного прикосновения! Казалось, пальчики Люсиды должны были бы погасить дикий пожар в паху, но наоборот, разожгли возбуждение только сильнее, и уж теперь остановиться никак нельзя, ведь иначе она просто умрет без этих прикосновений. Тело само знало, что делать: поясница прогнулась, бедра подались вниз, впуская глубже в себя, раскрываясь навстречу. Тело пробила дрожь восхищения — таких острых ощущений она еще ни разу не испытывала, когда приходится хвататься за плечи партнерши и прижиматься к ней всем телом, чтобы не потеряться в круговороте ярких пятен перед глазами и возбуждении, чтобы не совсем одичать и насаживаться быстрее и глубже на проникающие в лоно пальцы.
— Люси-ида! — протяжно застонала вампиресса, мотая головой, сбивая простыни под двумя переплетенными телами. Она не будет тихой! Пусть Люсида слышит, как ей хорошо, пусть знает, сколько удовольствия доставляет своими действиями — да что уж там, пусть об этом услышат все! Именно поэтому она спрашивала имя девушки — чтобы в момент, когда вознесется на самую вершину, знать, кого звать и благодарить за подаренное блаженство. Девушка жмурилась и стонала, обвивая руками шею рыжеволосой феи рядом с ней, всем телом следила за каждым движением внутри себя, подставляла покорно грудь и шею под поцелуи и прикусывания. Она забылась в ощущениях, но обещала вернуться — что и делала периодически. Что происходило с ее телом и ощущениями, она не знала — еще ни разу, в каком бы состоянии трезвости или опьянения ни находилась Фиц-Эстерлен, они не были такими всепоглощающими и буквально взрывающими сознание.
В один из промежутков, когда красный дурман спадал с головы, а перед взором все приобретало четкость, Верена осознала, что дальше так продолжаться не может. На эту мысль ее подбило увиденное лицо ревенантки, с покрасневшими щеками и прикушенной губой, сбитыми кудрями волос. Какое упущение! Верена лежит тут, наслаждается, отдается, но ничего не дает взамен! И тут же замок из рук на шее Люсиды разжался, и пальцы вампирессы сползли на плечи, потом на ключицы, все ниже и ниже, пока мягкая грудь девушки не легла в ладони. Верена начала мягко сжимать темные жемчужины сосков между пальцами, массировать упругую плоть, пока ее губы легкими поцелуями покрывали шею.
Когда дыхание партнерши стало прерывистым и неглубоким, Верена преступила к животу рыжей Джин — о том, что ее действия находят отклик она судила не только по участившимся вдохам, но и по тому, как скакал темп движений Люсиды внутри девушки. И вот Фиц-Эстерлен добралась до самой чувствительной зоны девичьего тела, она щекочущими движениями прошла по ягодицам, потом скользнула к внутренней части бедер и с нажимом провела по небольшому бугорку, заставляя ревенантку стонать и раздвигать свои стройные ножки в погоне за ощущениями. Пару минут вампиресса лишь игралась, но и сама не выдержала — она хотела почувствовать жар, разливающийся внутри Люсиды, и сделала это, протолкнув свои пальцы внутрь девушки.
Теперь они дышали одним воздухом, чуть ли не губы в губы, жили ощущением огня, лижущего все тело в сладкой истоме, путались в руках, но продолжали дарить друг другу небывалое удовольствие.

+1

10

Ссылка на отыгрыш

Пост

Сколько лет, сколько зим прошло, с тех пор как Матиас в последний раз был здесь? Кажется, 2 цикла. Точно! В прошлый раз в поисках кошечки по весне он набрел на странного полу-прозрачного кота, который увел его в другие места погулять. Таким образом никакая киса не стала обладательницей очаровательных котят от Матиаса! Кошмар, такое упущение нужно было срочно исправлять, прекрасные гены огромного кота не должны понапрасну исчезать.
Так что Черногрив, задорно размахивая кончиком стоящего столбом хвоста, на мягких лапках пружинящей походкой приближался к фонтану. Его брызги неприятно падали на лоснящуюся черную шкурку хорошо откормленного, а потому такого завидного жениха, заставляя того растопыривать усы в неудовольствие и ускорять поступь. Кис-кис-кис... Его привлек этот звук, и Матиас посмотрел в сторону, откуда он доносился. Увидел сначала девушку, видимо одну из тех кошатниц, как его собственная хозяйка, а рядом... Святой хвост тигрицы! Какая кошечка. Уши тут же встали торчком, кот весь подобрался и, выставляя напоказ свою лощеность и крепость тела, пушистость шубки, потрусил к парочке на бортике. Но воздух тут же донес до чутких кошачьих рецепторов печальное известие — у кошечки не было течки, от нее не пахло столь сладким и привлекательным для самцов запахом весны и любви, готовности спариваться. Но курс был намечен, а Матиас, как трамвай, с пути не сходил. Может в будущем эта кошечка станет весьма аппетитной самочкой со звучным мявом по весне. А пока можно отхватить свой кусок ласки от вот этой кошатницы.
— Мяу, — зычно, громко и гласно оповестил о своем прибытии Матиас, останавливаясь у ног девушки. Он метал своим хвостом и прямо смотрел пронзительными зелеными глазами, будто требуя чего-то. — Мяу.

+1

11

Итоги народного голосования:

  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Сюзанна Блеквуд — 1 место
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Энзо Найтлорд — 2 место
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Верена Фиц-Эстерлен — 3 место

Поздравляем победителей! Ваши награды и кредиты доставлены по адресам. Большое спасибо участникам!

Конкурс завершен

0


Вы здесь » Дракенфурт » Акции и конкурсы » Конкурс на лучший пост!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно