Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Церковь Святой Розы


[Фабричный район] Церковь Святой Розы

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/26-Fabrichnyj-rajon/7.png

Как заведено у фанатиков, церковь в человеческом квартале они начали строить задолго до принятия людьми розианства. Правда, армия человеческих прихожан, верующих во второе пришествие Богини, к тому времени была еще крайне малочисленной, поэтому и средств на строительство храма в новом квартале фанатики собрали совсем не много. Оттого и храм получился совсем не пышный. Даже наоборот. Совсем простенький, чтобы не сказать — убогий: скромные витражи на окнах, десять простых скамеек в зале для прихожан, алтарь, да четыре канделябра. В сравнении с Собором на Кафедральной площади — вообще ничто. Однако люди не постеснялись назвать церквушку, как и Собор, именем Богини. Не постеснялись также украсить внутренности церкви фаянсовыми изразцами с имитирующими позолоту узорами.

«Как это по-человечески, — фыркали вампиры, — тяга к роскоши и величию при полном отсутствии культуры». Однако людей подобные замечания ничуть не коробили. Они исправно ходили в церковь и не менее исправно отдавали десятину на духовные пожертвования. Со временем и кустарно выструганную из дерева статую Создательны заменили на алебастровую, и крышу починили, и стены покрасили в нарядный белый цвет, и алтарь покрыли красным бархатом. И даже школу организовали при храме. Благотворительную, вестимо. Открытую на деньги меценатов. Школа (в былую бытость, очевидно, являвшаяся притоном для диких гулей) стоит непосредственно за зданием церкви, если смотреть со стороны улицы. Зайти в нее, не обогнув церквушку и не протиснувшись через типичный для фабричного района узкий переулок, никак нельзя.

Справа от главного входа в церковь имеется дверь, за которой находится ведущая в мансарду винтовая лестница. В мансарде же — выход на крышу и две кельи для содержащих церковь священников. Слуги Пресвятой не только содержат эту церковь (на деньги верующих, как водится), но и помогают своим прихожанам — бездомному подадут плошку супа да корку хлеба, бедняку найдут работу, сирот перенаправят в благотворительную школу, прочим же в час исповеди озвучат молитвы, да выслушают о нуждах кающегося грешника.

(Фэлкон Винд и Кошка)

0

2

Дом компаньонок  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через улицы Казенного квартала  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«Как же одна, совершенно простая, вещица, может поменять человека до неузнаваемости?» — настроение очаровательной мазели фон Трамплтон было приподнятое, в глазах лучшей компаньонки до сих пор застыл счастливый образ Лотты. Так же и сама рыжеволосая красавица была в восторге от проделанной работы. Ну и что, что пришлось тревожить столь занятых милсдарей? «Зато как же была счастлива наша Лотта!» — очень часто Елена называла Шарлотту, именно «наша Лотта». В некотором смысле она была подопечной не только леди Дезири и мисс Елены, а и каждой компаньонки, с которой приходилось повстречаться юной ученицы такого не простого ремесла.
Елена так торопилась отозваться на просьбу своей очаровательной наставницы, что совсем забыла о своей накидке. Обычной длинной накидки, с капюшоном, черного цвета, которая так хорошо сочеталась с её красным нарядом. Поэтому когда она уже подходила к своему экипажу, в руках лакея уже была её верхняя одежда. Он помог накинуть плащ-накидку ей на плечи, она завязала ленточки оной на шее, и лакей же помог ей забраться в повозку. Когда она уже расположилась, поправила платье, покрыла голову капюшоном накидки, и лакей кивнул кучеру, который уже находился в экипаже, что можно выдвигаться.
Что касается её повозки, то это была коляска. Юная Трамп в какой-то степени обрадовалась этому, ведь ничто не доставит в Церковь Святой Розы так быстро, как легкий и быстрый фаэтон. Заправлен он был тройкой прекрасных лошадей. Один был черным, как ночь. Мчался вперед, к поставленной цели, явно был скакун, таким гонором он обладал. Другой конь был белым, с проблеском сребристых пятен на шерсти. Пытался догнать смольного коня, словно соперничал с ним. А последний был словно языки пламени, так его шелковистая коричневая шерсть переливалась в лучах ночных фонарей. Он никуда не спешил, словно делал одолжение, что находится в пряжке, а не остался в постоялом дворе.
Фаэтон мазели уже въезжал в «Казенный квартал», как она заметила юнца, несколько младше Шарлотты, ему было лет четырнадцать от роду, который кричал что-то и раздавал прессу.
— Только сегодня, в Церкви Святой Розы проводится проповедь! — пояснял малец, протягивая газету милсдарю в соседней ландо, которая уже отъезжала.
Елена немного наклонилась, чтобы достать рукой до плеча лакея и постучала по оному рукой.
— Уважаемый, пойдите, разузнайте, что там за проповедь. — кучер остановил коляску, лакей быстро отправился к мальцу, и с ним толковал не долго, несколько минут, до пяти, а так же взял прессу и кинул ему гульден. Лакей вернулся обратно, и протянул Елене газету.
— Мазель, этот юнец не знает, что там за проповедь, но созывает всех желающих! — пояснил лакей. Елена пробежала глазами по странице, но там были только новости, и ничего о проповеди или о Церкви в принципе.
— Вот как? — тихо добавила Елена, и они вновь отправились в путь. Чтобы утолить свое любопытство, которое разыгралось у молодой Трамп, оставалось совсем немного, уже скоро они доедут до Церкви Святой Розы и сами все узнают!
«Надо же... О проповеди только сообщают, а милейшая наставница уже нас туда пригласила!» — улыбнулась Елена, наслаждаясь свяжем воздухом.
Буквально через полчаса повозка мазели фон Трамплтон остановилась, лакей помог слезть с коляски и компаньонка осмотрелась. Величие и роскошь, к которым так привыкла компаньонка, сменилось на обшарпанные стены Церкви, скрытые за косметическим ремонтом, которую осмелились назвать самым благородным и священным именем. Именем Святой Розы.
Милейшее создание посмотрела в неприветливые витражные окна церквушки. Далее отворила дверь и зашла внутрь. Как и снаружи ничего необычного не было. Четыре канделябра, алтарь и десять скамеек для прихожан. Елена присела на первую, которая была радом с входом, чтобы милсдарю Кафке не пришлось её долго искать, и принялась дожидаться оного.

Отредактировано Елена фон Трамплтон (21.11.2012 17:50)

+7

3

Резиденция Кафок в Дракенфурте  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через улицы Казенного квартала  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png 

Даже по пути на столь немаловажную встречу Артур думал о своем. В голове алхимика проносились десятки формул... а так же рассуждений, как ему лучше действовать дальше. Собственно, идей особых не было, Артуру требовалось время на отдых для мозгов. Хотя бы пара часов. Услышав из своего экипажа объявление о проповеди, он задумался. Если милейшая мазель Мориарти пригласила его именно туда и именно в это время, тут есть поводы серьезно задуматься. Хотя, впрочем, такая осведомленность не была слишком уж странной.
«Итак, встреча...» — Заставил себя переключиться на новую задачу Кафка. На таких встречах голова должна работать на всю тысячу процентов.
Здание не впечатлило — ничего особенного, впрочем, он и не ожидал ничего нового. В конце-концов, обещалась интересная проповедь, а не здание. Да и интересовала вампира в первую очередь встреча, а уже потом — все остальное. Ради одной только проповеди он едва ли куда-то поехал бы. Хотя, кто его, алхимика, знает?
Окинув взглядом церковь, Артур покинул экипаж, оставив биомехов подле него. Будут нужны — он их вызовет, а в церкви им делать совершенно нечего. Только мешаться будут.
От дверей он окинул цепким взглядом помещение, выискивая ту, с кем и должен был встретиться. Разумеется, ближние к нему самому ряды он осмотрел последними.
— Прекрасная мазель позволит нарушить ее уединение? — Подчеркнуто учтиво обратился он к обнаруженной им мазель Елене фон Трамплтон, благоразумно понизив голос.

Отредактировано Артур Кафка (26.11.2012 19:14)

+5

4

«О, Святая Роза!» — подумала прекраснейшая Елена, «В каком же убогом месте обращаются к тебе твои послушники!» — взгляд компаньонки скользил то по алтарю, то по канделябрам. Это место ей не нравилось все больше и больше. Трамп уже сейчас хотелось выбежать на улицу и немедленно отправится обратно, в гильдию. Но просьба милейшей наставницы останавливал её. «О, Роза!» — снова взмолилась ревенантка, смотря на потолок святой обители, будто там был высечен облик преподобной.
Мазель фон Тарамплтон заново повторяла все то, что было написано ровными строчками в записке леди Дезири. «Ничего не забыть! Ничего не забыть!» — вторила себе девица.
Внезапно, рядом с ней возник милсдарь Кафка. Они встречались уже ранее, на нескольких светских мероприятиях, но, к сожалению, никогда лично. — Прекрасная мазель позволит нарушить ее уединение? — обратился он к ней, понизив голос.
— О, милсдарь, — Елена внимательно изучила изгибы его губ в полумраке, «Какие правильные и красивые черты лица!» — подметила она. — Как раз вас я и жду! — тихо добавила компаньонка. «Вот Моргот!» — девушка обнаружила, что совсем забыла про капюшон, который до сих пор прикрывал медную шевелюру Елены. Она откинула его назад, и присела в реверансе. — Я рада вас приветствовать в данной обители. Здесь довольно странно, как на мой взгляд, но здесь нам никто не сможет помешать! — проговорила торопливо она, устремляя свой взор на собеседника. — Милсдарь, — вновь усаживаясь и поправляя платье сказала Елена Прекрасная.
— Леди Дезири указала по какой причине мы здесь с вами встретились? — поинтересовалась она. Конечно, она была уверена, что интрига соблюдается до сих пор, но уточнить данную информацию было просто необходимо. Поэтому огненоволосая компаньонка расплылась в лучезарной улыбке, и принялась дожидаться ответа милсдаря Кафки.

+5

5

Артур мысленно чуть улыбнулся порывистости девушки. Еще бы, передвигался он всегда относительно тихо — некоторые препараты запросто могли рвануть от громкого звука, так что он застал ее врасплох. К тому же, похоже, компаньонка слишком задумалась о своем. Бывает, знакомо. Он сам запросто мог вообще выпасть из беседы, если ненароком задумается.
— Боюсь, лишь в общих чертах...Точнее — только заинтриговала... — Сокрушенно отозвался алхимик, устраиваясь рядом с собеседницей. Во всяком случае, он старался, чтобы так и прозвучало, так как пока испытывал к предполагаемой теме лишь вежливый интерес. Вроде бы — получилось. В конце концов, если его пригласила столь незаурядная личность — не заинтересовался бы разве что дуб за домом.
Голос он не повышал, не видя в этом необходимости — компаньонка его отлично слышит, а остальным его слышать не стоит.
— Надеюсь, вы прольете свет на эту тайну, мазель? — Артур чуть приподнял уголок губ в намеке на улыбку. — А то, боюсь, я не смогу спать ночами, гадая... Вы ведь не хотите лишить меня покоя?
В зависимости от ситуации и интонации, эта фраза могла бы быть угрозой, или просто легкой шуткой с намеком на то, как интересно ему то, что может поведать собеседник. В этот раз Кафка подавал ее как шутку с намеком — милейшая мисс Елена была ему симпатична. Ему, и правда, было любопытно. В первую очередь, правда, то, с чего вдруг сама мазель Мориарти лично написала ему. С одной стороны, это доказывало серьезность встречи, с другой — настораживало. А алхимик с детства был очень осторожен.
Впрочем, компаньонки — это как раз тот тип обществ, с которыми стоит иметь союзы и наилучшие отношения. Так что в любом случае встреча не будет бесполезной. Одно то, что он просто приехал — уже немало. Посмотрим, что выйдет из этого. Некая доля удачи, и терпения — и он узнает, зачем его пригласили столь интригующе, да еще и с такой секретностью...

+4

6

«Улыбка, как много можно скрыть за ней!» — размышляла компаньонка, глядя на прекрасные уголки губ наследника клана Кафок. Это был несравненно красивый юноша с правильными чертами лица, даже, на первый взгляд, с мягкими и шелковистыми волосами. Да и зачем эти все описание? Он же вампир, прекрасный и несравненный! Что же касается фон Трамплтон, то в своем арсенале она насчитала более пятидесяти разнообразных улыбок. Например, улыбка разочарования: губы девушки намертво сжаты друг с другом и расплываются в короткой улыбке, хотя, глаза наполненный грустью и сожалением, наверно, из-за утраченного времени. Или улыбка радостной встречи...Как раз вот здесь молодая Трамп не была скупа на эмоции, улыбается широко и раскованно, пытаясь объять своей красотой не только собеседника. И подобных много...
Елена посмотрела вновь на алтарь, который её очень завораживал. Боковым зрением она все же наслаждалась короткими улыбками Кафки и улавливала его голос:
— Боюсь, лишь в общих чертах...Точнее — только заинтриговала... — произнес наследник. Елена продолжала не поворачивать голову к собеседнику. «Этот алтарь...О, Роза!» — подумала посланница леди Дезири. Артур говорил тихо, но, несомненно, Елена все прекрасно слышала, она боялась что-то не уловить или понять не так. — Надеюсь, вы прольете свет на эту тайну, мазель? — «Несомненно!» — А то, боюсь, я не смогу спать ночами, гадая... Вы ведь не хотите лишить меня покоя? — Елене очень понравилось последние высказывание и она повернула свое прекрасное лицо к Артуру.
-Ну что вы, милсдарь... — еле слышно сказала она, казалось бы, одними губами и продолжила чуть громче. — Я вас с удовольствием посвящу в эту тайну, и к тому же... — она придвинулась чуть ближе к Кафке, — ...ваш покой слишком важен для нас! — она вновь повернулась в профиль, — А если и понадобится лишить вас столь важного, как умиротворение и покой, то для этого есть вещи и приятнее, чем тема наше встречи! — она расплылась в улыбке. Эта улыбка однозначно была предназначена шальным мыслям мисс фон Трамплтон.
— Но ближе к делу, милсдарь... — начало было Елена и повернулась окончательно к Артуру, чтобы видеть его лицо, эмоции, чувства. Ведь легендарная компаньонка была лучшим эмпатом.
— Леди Дезири, как вы думаю знаете, является дочерью известного алхимика — Джеймса Мориарти. Поэтому, как дочь такого выдающегося светоча, она очень интересуется научными исследованными в целом и открытиями в частности. Девочки, которые попадают в нашу гильдию проходят начальный курс алхимии, так как мы считаем, что данная наука очень важна и полезна, не зависимо от того, либо ты статный милсдарь, либо нежная и робкая мазель. Наша задача дать этим прекрасным юным барышням исчерпывающие знания, а судя по вашим работам и особенностям любви к данному, не побоюсь этого слова, искусству, вы безупречно подходите на роль учителя алхимии в гильдии леди Дезири. — будто на одном выдохе выпалила Елена. Она знала, как мазель Мориарти мечтает видеть милсдаря Кафку на месте преподавателя алхимии. На это было несколько фактов. Первый, и самый веский, что данный мистер действительно был великолепен в своем призвании, и второе — он был очень хорош собой. Конечно, за этим возможно и скрывалось то, что девушки будут на нем оттачивать свое мастерство, но к сожалению об этом и о многом другом история умалчивает.
— Милсдарь Кафка, — обратилась она к нему заглядывая прямо в глаза, — Мне очень интересно, что вы думаете по этому поводу, и конечно, с нетерпением жду вашего вердикта. — Елена спохватилась:
— Ах, да, милейший милсдарь я совсем забыла об оплате... Мы, в принципе, пойдем на все уступки, чтобы заполучить ваше внимание, но они должны соответствовать разумным пределам, разумеется. — в её глазах даже скользнула капля, которая будто умоляла, но она потупила взор и стала перебирать складки платья, которые и так лежали на своем месте.

+5

7

Итак... вот оно как... Артур всерьез задумался. С одной стороны — такое предложение (более чем щедрое, на первый взгляд) сулило немалые возможности... А с другой — слишком щедро. А халява, как известно, ни к чему хорошему не приводит. А осторожность была для Артура залогом выживания и — покоя от всяких любителей сунуть нос куда не просят.
— Не могу сказать, что меня не заинтересовало данное предложение... — Осторожно начал алхимик. — Но, и, думаю, вы меня поймете, было бы глупо давать ответ не обдумав все хорошенько. «Все уступки, но в разумных пределах» — столь туманная фраза, что за ней может скрыться все что угодно... пределы разумного у каждого свои, и то, что для вас — уже за гранью, для меня может быть лишь началом отсчета... хотя, запросто может быть и иначе. — Артур чуть улыбнулся. Лучше — пусть сочтут, что он растерялся и с трудом справляется с волнением, чем леди заметит, что он высчитывает варианты развития событий и возможной пользы для себя. Он тщательно подбирал слова, чтобы не ляпнуть лишнего. Возможности такого сотрудничества были безграничны... почти. Оставалось лишь выяснить, какие границы выставляют сами потенциальные союзницы.
Кафка задумчиво побарабанил пальцами по навершию трости, затем спешно отбросил мысли в сторону. Надо было хорошо все продумать. Может несравненная мазель Елена и является доверенным лицом леди Дезири, раз ей доверили такую миссию, но владеет ли она всей необходимой информацией? Или только четкими (А может и расплывчатыми?) инструкциями — придти туда, выдать предложение, получить ответ — уйти? Такое тоже могло быть. Впрочем, недооценивать компаньонок было бы глупо, любая из них способна играть любую роль, а уж леди такого уровня — без труда сыграет невинную овечку, чтобы узнать его истинные намерения. И вот как раз это было алхимику совершенно не нужно. Свои тайны он предпочитал оставлять при себе. Хотя, предложение подработать учителем алхимии для этих дев — интриговало. Учить Артур умел... а вот степень его удовольствия от обучения зависела от учеников. Но непрошибаемых дур среди компаньонок нет и быть не может, так что — почему бы не попробовать? В конце-концов, сотрудничество с компаньонками вполне может стать дополнительным инструментом достижения его личных целей. Нет более надежного способа получения самой секретной информации, нежели из уст прекрасной леди этой Гильдии. А уж как они умеют манипулировать... достаточно лишь посмотреть на несравненную собеседницу, чтобы убедиться в ее таланте. Счастье, что сам алхимик знал безотказный «щит» от их женских чар — трудоголизм. Достаточно лишь полностью уйти в какую-нибудь разработку, и ему побоку будут все прелестницы мира разом... пока он не закончит, или не отвлечется на них.
— Так что, прежде чем дать какой-либо ответ, мне бы хотелось чуть больше конкретики... увы, профессия налагает свои отпечатки... — Мужчина улыбнулся самую чуточку извиняющейся улыбкой, словно просил прощения за свою придирчивость и нерешительность... а сам, тем временем, следил за реакцией девушки на всю его речь. Пусть ему далеко до ее таланта, но должен же и он суметь отличить истину от подлога? Иначе какой он, к барбосам, будущий глава клана!?

+5

8

Кажется, уже все складки шелковистого платья были расправлены, а секунды переходили в длительные минуты. Да, это была важная тема для размышления наследника Кафок и Елена Прекрасная не надеялась получить ответ моментально. Погрузив свои руки на только что разглаженное платье, компаньонка внимательно посмотрела на милсдаря чуть приподнимая праву бровь.
— Не могу сказать, что меня не заинтересовало данное предложение... — начал Артур, «А это главное — заинтересовать!» — Но, и, думаю, вы меня поймете, было бы глупо давать ответ не обдумав все хорошенько. — «О, вы абсолютно правы, милсдарь! Однажды так я и попала в гильдию, о чем ни секунды не жалею!» — улыбнулась про себя Елена, слушая Артура Кафку. — «Все уступки, но в разумных пределах» — столь туманная фраза, что за ней может скрыться все что угодно... пределы разумного у каждого свои, и то, что для вас — уже за гранью, для меня может быть лишь началом отсчета... хотя, запросто может быть и иначе. — голова Елены склонилась на бок. Леди фон Трамплтон невольно задумалась над сказанным. Действительно, грань у каждого своя, и каждый мог пользоваться дружбой с теми или иными вампирами или знатными ревенантами, что было реже. Но то, что гильдия компаньонок была именно тем пристанищем, которое позволяло своим союзникам большое влияние, это никто не скрывал, поэтому Елена ответила:
— Да, милсдарь, — практически смеясь сказала компаньонка, — Я склоняюсь ко второму. — В темноте церкви кто-то шикнул, мол, видите себя тише. Елена обернулась, но там так и никого не оказалось, а высматривать, кто это был Елене не захотелось. Она поправилась свои кудри, которые ниспадали по плечам и ниже, и принялась далее наблюдать за рассуждениями парня. Конечно, Елена была опытной компаньонкой и, несомненно, прекрасно знала, как нужно вести дела, поэтому не сложно было догадаться какая дилемма разгорелась в голове вампира, ведь предложи ей, к примеру, подобное, она бы точно не дала ответ сразу.
Милсдарь Кафка погрузился в свои размышления. Даже самый незаурядный человек, да-да, именно человек, смог заметить, что Кафка в чем-то сомневается. А Елена ох как не любила, чтобы сомневались в ней или в её словах.
— Так что, прежде чем дать какой-либо ответ, мне бы хотелось чуть больше конкретики... увы, профессия налагает свои отпечатки... — Елена понимающе покачала головой.
Компаньонка задумалась над всем сказанным ранее. Пару раз задумчиво облизнула губы. «Милсдарь был бы замечательным партнером, но только если сам того захочет!» — подумала фон Трамплтон и вынесла вердикт:
— Милсдарь, я все понимаю, — она положила свою руку на руку вампира, — Но согласитесь, лучшего учителя для подопечных леди Дезири нам не найти. Возможно, если бы у меня появилось свободное время, я бы взяла у вас пару уроков. Поэтому, — она убрала свою руку и продолжила, — Я не хочу вас торопить. Вам нужно все обдумать, — «Просчитать по шагам!» — чуть было не добавила Елена, — Ведь вы очень занятой, кроме вашей научной деятельности, ещё подготовка к принятию наследства. Когда же вы отдыхаете, милсдарь? — улыбнулась посланница леди Мориарти. — Какая конкретика вас интересует? Что мы готовы сделать для вас ради нашего сотрудничества? — девушка хмыкнула, — А чтобы вы хотели получить, а? — замерла Елена в ожидании ответа.

Отредактировано Елена фон Трамплтон (10.12.2012 21:12)

+3

9

Внутренне вампир расхохотался. Внешне — не дрогнул ни один мускул. Вернее, он чуть улыбнулся, показывая, что оценил ход собеседницы.
«Леди играть изволит? Охотно...»
— Отдыхаю?.. Эм... запамятовал... — Позволил себе короткий смешок вампир. — А чего я хочу... Думаю, будет интереснее, если вы сами предположите, мазель. Может, я смогу получить ответ на свой вопрос о пределах из ваших выводов? — Немного помолчав, он с легкой полуулыбкой добавил: — Что же касается занятий, если мы с вами придем к согласию, я охотно позанимаюсь с вами... ежели у вас возникнет такое желание, леди.
Похоже, он и сам не заметил, что фраза вышла довольно двусмысленной. Или это была часть игры? Кто уже разберет. Вампир пробежался пальцами по руке, которой миг назад касалась ладошка компаньонки. Что ни говори, а эти дамы умеют сбивать с мыслей. Казалось бы — ничего такого, участие, интерес к беседе, улыбки... а все же в голову уже закрадывались не те мысли, которые были нужны сейчас. Кафка чуть нахмурился, переключаясь, и думая дальше. Раскрывать своих целей сам — он не собирался. Рано. К тому же рискованно. Кто знает, кто еще есть в союзниках у гильдии мазель Дезири? Лучше перестраховаться и не рисковать лишний раз. Вот если несравненная мазель Елена все же ответит на вопрос — возможно, появится некая ясность... и он сможет решить. Но все же алхимик склонялся к тому, чтобы принять предложение компаньонок. Осталось только узнать больше, чтобы решить окончательно.
— К тому же, мне интересно, как таковые занятия представляете себе вы, и ваша наставница. — Вовремя заменил просившийся на язык, более близкий ему, термин Артур.

+2

10

«Что значит союз?» — спросила сама у себя компаньонка. «Это значит, моя милая, что одна и вторая сторона поддерживает друг дружку в любых аспектах бытия. Ни то это беда, иль какое-нибудь чудесное событие. У вас общие враги, общие друзья, даже если когда-то они и были твоими злейшими врагами, потому что на все и всех есть управа... У вас общие цели и вы идете к ним спина к спине, плечо к плечу, держась рука об руку!» — пояснила себе мисс фон Трамплтон. Очень часто, в минуты раздумий, когда она оставалась сама с собой, либо же ждала очередного вердикта собеседника, она погружалась в свои мысли. Просчитывая в них правильно ли все сказала, сделала, утвердила. И это было отнюдь не из-за того, что девушка в чем-то сомневалась, нет, напротив, это было для подтверждения о том, что она делает все правильно, все верно...
— А чего я хочу... — услышала она голос Кафки. «Давайте, милсдарь, не томите!» — Думаю, будет интереснее, если вы сами предположите, мазель. Может, я смогу получить ответ на свой вопрос о пределах из ваших выводов? — и все вернулось на круги своя. «Милсдарь желает чтобы я сделала выводы, так сказать, подытожила все... Ну, что же...С превеликим удовольствием, с вашего позволения!» — а он вновь улыбался. Это было приятно. В таком убогом месте, как в данной церкви, это было будто огонек чего-то живого, если можно было это выразить подобным образом. Кто-то вновь шикнул, напоминая о тишине, но Елена уже не особо что-либо различала, особенно после:
— Что же касается занятий, если мы с вами придем к согласию, я охотно позанимаюсь с вами... ежели у вас возникнет такое желание, леди. — эта пауза была так двусмысленна и так заинтриговала представительницу рода Трамп, что на некоторое время у неё отняло дар речи. Нет, это было не смущение. Просто в очаровательной головушке леди фон Трамплтон, которая отливала медным блеском, пронеслось столько мыслей одновременно, что понадобилось некоторое время, чтобы из этого потока вытянуть ту единственную, ради которой они здесь собрались. «Милая Елена, ты слишком много думаешь!» — не раз говорила ей прекрасная наставница, леди Дезири.
— Ах, — воскликнула она, — Наследник Кафок, я вам буду очень признательна! — склонила голову в практически незаметном поклоне Елена.
— К тому же, мне интересно, как таковые занятия представляете себе вы, и ваша наставница. — поинтересовался Артур.
— О, Роза! Это так просто... — глаза Елены загорелись в темноте, она заметно оживилась. Появилось непреодолимое желание встать и походить взад-вперед. — Я думаю, что леди Дезири предоставит вам замечательные апартаменты. Спальня и кабинет. В кабинете, который будет на половину библиотекой с различными занятными фолиантами, будет стоять ваш стол, и около пяти столов для девочек. А спальня... Возможно, вы захотите отдохнуть между занятиями. — так же неоднозначно ответила Елена и, казалось, в темноте она даже подмигнула ему. — Либо же вам не захочется возвращаться в резиденцию.
— Как я понимаю, если вы согласитесь, то обучение вы начнете с азов, так сказать, с азбуки алхимии. — улыбнулась Елена. — Что касается оплаты. Хг... Милсдарь Артур, с учетом того, что вы довольно обеспеченный вампир, то высокой зарплатой вас не удивить... Но две с половиной тысячи флоренов в месяц мы готовы вам предложить, так сказать, на развитие современной науки. — «О, Роза, что я такое говорю!?» — обратилась к себе Елена и продолжила:
— А так же, пока у вас нет официальной невесты, если пожелаете, вы можете брать на различные мероприятия кого-нибудь из девочек, кто вам больше понравится, так как такому уважаемому вампиру негоже ходить самому, вы так не считаете? — с интересом глядя на Кафку, закончила посланница леди Дезири Мориарти.
Захотелось закурить. Почувствовать такой свободный вкус вишни.
— Ах, да, милсдарь... Так же если я о чем-то не вспомнила и что-то не учла, пожалуйста, вы можете дополнить, я буду очень рада услышать...

+4

11

Выслушав девушку, Артур мысленно хмыкнул. Ловко она опять обошла этот каверзный вопрос о пределах... или просто забыла? Вампир проанализировал последние несколько реплик... но не пришел к однозначному выводу.
— А так же, пока у вас нет официальной невесты, если пожелаете, вы можете брать на различные мероприятия кого-нибудь из девочек, кто вам больше понравится, так как такому уважаемому вампиру негоже ходить самому, вы так не считаете? — «А как же, считаю...что это просто напрасная трата моего времени, которую приходится терпеть из-за положения наследника»
— Благодарю за предложение, это можетоказаться полезным...
— Ах, да, милсдарь... Так же если я о чем-то не вспомнила и что-то не учла, пожалуйста, вы можете дополнить, я буду очень рада услышать... — Казалось, она в себе не уверена, боится что-то упустить... но ему было знакомо это состояние, когда ты точно знаешь, что делаешь и говоришь верно, но нервничаешь из-за того, все ли учел, все ли сказал, и не ляпнул ли лишнего? Да, непросто трезво размышлять рядом с такой очаровательной леди, но Кафка никогда особо не терял голову из-за женщин... ну, после Аби, конечно. Так что все же сохранял трезвое мышление.
— Увы, кое-что вы упустили, несравненная Елена... вы так и не дали мне возможности услышать ваши выводы, ну, и сделать свои... — Чуточку печально ответил он. Просто чтобы показать, что он опечален невозможностью оценить эти самые ее выводы.
Впрочем, это был не самый важный аспект беседы... уже — не самый. Предложение мазель Дезири, переданное ее ученицей, было серьезным и взвешенным, продуманным. И, вне всякого сомнения, союз с компаньонками позволит приблизиться к цели... ведь в достижении его цели нужна информация... и влияние со стороны. Возможно, алхимик уже принял для себя решение, но — не показывал этого. Спешка никогда не была лучшим вариантом поведения.

+4

12

Елена бегло размышляла над всем сказанным выше. Тема их разговора была предельно понятна, но всякие двусмысленные фразы приводили к заблуждению и требовалось время, чтобы как следует разобраться в ситуации. Елена слышала, некогда, как о ней отзывались другие компаньонки. «Коллеги» думали, что она может соблазнить кого угодно и где угодно, даже самого Моргота. Она была лучшей ученицей Госпожи, возможно, любимицей, до того момента, когда появилось невероятное человеческое дитя с фарфоровой кожей и с прекрасным именем — Шарлотта. Поэтому за ней и закрепилось прозвище Елена Прекрасная. Что касается самой мезель, то она никогда не считала себя на столько привлекательной и прекрасной, что смогла бы околдовать Моргота. Все дело в упорстве, о чем она ни раз говорила Лотте, когда она давала ей пару уроков. О воспоминании любимой, и пока единственной ученице, на сердце Елены стало тяжело, дыхание стало еле слышным, она очень переживала за юную красавицу, которая уже столько пережила и которой столько еще предстояло пережить. На миг ей захотелось чтобы белокурая ученица появилась здесь, в церкви, сидела возле неё...и ещё раз сказала своим невинным голоском: «Вы такая прекрасная!», либо что-то в этом духе. В духе Шарлотты, дочери мастера кукол.
— Благодарю за предложение, это может оказаться полезным... — ну, вот, хоть в чем-то Елена угодила будущему наследнику клана Кафок. Очаровательная миледи посмотрела на милсдаря, заглянула ему в глаза и чуть качнула головой. Её чувственные губы расплылись в улыбке, едва уловимой. У неё вдруг появилось непреодолимое желание пожать его руку, мол, так и поступим, но она лишь опустила глаза на свои руки. Именно сейчас у почтенного Кафки могло появиться ощущение, что он выиграл в неосязаемой войне, что Елена смутилась, и все же... опустила руки. Кто? Елена фон Трамплтон? Мазель, которая очень часто ставит себя на ровне с мужчинами, опустила руки?
— Увы, кое-что вы упустили, несравненная Елена... вы так и не дали мне возможности услышать ваши выводы, ну, и сделать свои... — Елена резко повернула голову, да, слишком резко, и увидела немного недовольное...нет, скорее опечаленное лицо собеседника.
«Наши гости никогда не должны уходить от нас в плохом духе, либо же разочарованными! Вы меня поняли!?» — услышала Елена в своей голове слова леди Дезири, которые она сказала им буквально на первом же занятии.
— Конечно, госпожа... — тихо шепнула Елена одними губами, её слова нельзя было различить.
«Что? Он хочет узнать о моих пределах? Но зачем это ему?» — кричало подсознание фон Трамплтон. Она невольно задумалась, рассматривая в темноте свои длинные пальцы, закусила губу, даже сама не замечая того. Затем тихонько рассмеялась. Она неторопливо повернула свое лицо к собеседнику и протянула ладонь к лицу наследника, привлекла его немного ближе к себе, чтобы она смог различить то, что она говорит...хотя, у вампиров великолепный слух.
— Артур, — тихо, буквально шепотом, говорила «несравненная Елена». — Если вы, милсдарь, хотите знать о моих пределах, я охотно о них поведаю на одном из наших уроков, или же, как называете это вы — занятий. — улыбнулась она, внезапно отстранилась и обычным тоном добавила:
— Тогда, если позволите, и сможете сделать выводы. — она вновь уставилась на свои руки, — А пока, милсдарь, если вы желаете знать мое мнение, что касается наши союзов, — «О, Роза! Наших союзов!» — То для вас это весьма выгодное, деловое, предложение. — Каким-то особым тоном Елена выделила это практически ненужное «деловое». — Как будущему главе, вам придется вести деловые отношения со многими представителями гильдий. А сейчас...вы устанавливаете доверительные связи. — «Ох, и зачем я взяла на ночь тот фолиант гласящий о политике? Теперь милсдарь Кафка подумает, что я его поучаю.» — опечалилась Елена и добавила с ходу:
— Просите, наследник, это лишь то, что касается моего мнения. — улыбнулась посланница Мориарти.

+5

13

«Как много слов, но ни малейшей крупицы информации... Она, и правда, одна из лучших...» — Артур невольно восхитился девушкой. Намеренно она это делает или нет — не имеет значения. Мастер есть мастер, и это видно.
— Если вы, милсдарь, хотите знать о моих пределах, я охотно о них поведаю на одном из наших уроков, или же, как называете это вы — занятий. — «Красиво... переиграла, увы...» — Артур задумался. Из мыслей его вырвали дальнейшие слова собеседницы.
— А пока, милсдарь, если вы желаете знать мое мнение, что касается наших союзов, то для вас это весьма выгодное, деловое, предложение. — Елена ненавязчиво, но четко указала на тип предложения... зачем? — Как будущему главе, вам придется вести деловые отношения со многими представителями гильдий. А сейчас...вы устанавливаете доверительные связи.
Алхимик окинул девушку чуть изучающим взглядом. Жесты, мимика, осанка, взгляд... Он не любил, когда его пытались поучать, но показывать лишние эмоции он не собирался с самого начала. Ни один мускул на лице не дрогнул, даже взгляд не изменился.
«Браво, Кафка, можно смело получать медаль за самую каменную... лицо. Хотя нет, у отца его каменное лицо при виде Мег выходит лучше...»
— Просите, наследник, это лишь то, что касается моего мнения. — «Неплохая попытка исправить впечатление от предыдущей фразы... будем считать, что я клюнул, чего к ней зря придираться, итак мозг большой ложкой вычерпал и даже не поблагодарил».
Кафка скользнул взглядом по девушке, барабаня пальцами по навершию трости. Заботливо выращенная в нем дедом подозрительность заставляла раз за разом просчитывать все плюсы и минусы предложения. Все же плюсов было больше. Хотя был очень существенный минус — уменьшение времени на серьезную работу. Готов ли он жертвовать своим временем?.. С одной стороны — времени у него еще предостаточно, с другой — два раза такие предложения не повторяются. Жаль, он не смог получить внятного ответа на интригующий его вопрос... но кто сказал, что ему этот ответ должны дать сейчас? Отчасти это может быть игра, отчасти — опасение посланницы дать лишнюю информацию или — невольно обещать что-то лишнее от имени госпожи. Подчас последнее было самым страшным.
Алхимик на некоторое время замолк, даже почти закрыл глаза, принимая окончательное решение...
— Думаю, я могу дать вам ответ, мазель... — Медленно и задумчиво проговорил Кафка, следя за девушкой, готовый уловить даже малейшее движение или изменение взгляда. На редкие шикания на них он вообще не обращал внимания. Голова была занята другим.

+3

14

«...А сколько их было?
И где они все?
Уносит их ветер.
Куда? Насовсем?...» — вспомнила Елена свое творение, которое написала давным давно, когда её постигло первое разочарование. После этого прошло уже значительное количество времени и очень много воды утекло, но воспоминание о прошлом одновременно и согревали, и злили, а руки неволь сжимались в кулаки, да так сильно, что костяшки белели. И так долго Рай их гнала от себя, но сейчас... Сейчас она очень знатная особа, и все эти игры в прошлом! Она больше никому не позволит собой пренебрегать, попросту расточительствовать своей энергией и силой, молодость и красотой. Сейчас она занимает как раз то место, которое ей давно хотелось. Сейчас она представитель знатного рода. Да, прародителями стали Стриксы и Кафки, и один представитель последних, и не просто представитель, а наследник всего клана Кафок, сейчас находиться рядом с ней и внимает ей. Он прекрасен и беззаботен, но в его глазах скопилось столько мудрого, что это порой беспокоит.
«О чем он думает?» — наконец-то задалась вопросом леди, смотря перед собой. Глядя на Кафку боковым зрением, она не могла оторвать от него взгляд. Она наблюдала за его поведением. Она казался спокойным, уравновешенным. Это озадачило Елену Прекрасную.
«Ох, Госпожа, простите... Но милсдарь отказался!» — Елена уже видела, как склонит голову перед Дезири, как Лотта прикроет свой маленький ротик ладошкой и тихонько охнет: «Как Елена, вам отказал?» — что касается самой Елены, то она сделает вид, что её лично это никак не коснулось, а сама весь вечер просидит у себя в покоях, будет читать разные фолианты и искать причину в себе. Госпожа ничего не скажет, придет, будет подбадривать...
«О, Роза! Елена, что у тебя за мысли? Гони их к Морготу!» — прокричало подсознание компаньонки. Она незаметно поглядела на Артура в упор, он размышлял. Выглядел таким величественным и непокорным, захотелось громко рассмеяться, но с учетом того, что они находились в церквушке, Елена удержалась и опустила взор на свои руки.
— Думаю, я могу дать вам ответ, мазель... — тихо проговорил наследник. Мазель фон Трамплтон повернула голову к наследнику и взглянула на него из-под длинных ресниц. Он вновь барабанил пальцами по покрытию трости.
— Наследник, — тихо добавила Елена, убирая с лица выбившуюся прядь рыжих волос, — Я с нетерпением жду вашего вердикта... — она улыбнулась, — Ну же, милсдарь, не волнуйте меня, иначе мое сердце не выдержит и разорвется! — «Святая Роза, что я говорю!?» — ведь было вполне понятно, что у ревенантки крепкое сердце, но все таки, дыхание Елены замерло, она ожидала вердикта.

+7

15

Артур не спешил с ответом. Еще раз он все взвесил, прикинул и отследил реакцию девушки. Похоже она готовилась к отказу.
«Забавно... Ладно, хватит издеваться, Артур. Вы оба занятые люди, и играть дешевые комедии обоим некогда».
— Ну, как же я могу так волновать вас, мазель... — Мягко произнес он, словно поверил в эту игру. Хотя леди и не пыталась убедить его в слабости своего сердца. Они просто играли свои роли в этом театре двух актеров, а все остальное — костюмы, церковь эта, прихожане — всего лишь декорации и массовка. Артура это даже немного забавляло... Но у всего есть начало и конец. Конец этого акта близился. — Итак, в свете всего вышеизложенного... — алхимик сделал небольшую театральную паузу. — Я склонен... принять ваше предложение. Все же такой союз не может не быть полезен. — Под конец речи он позволил себе улыбку и застыл, ожидая реакции собеседницы. Ему нравилось наблюдать за ней, подмечать малейшие изменения мимики, отражения чувств в глазах. К тому же всегда интересно, на что способна одна из доверенных учениц мазель Дезири. А вот с самой главной компаньонкой он бы в такие игры играть едва ли рискнул... столь беспечно.
— Надеюсь... вы не разочарованы? — Поинтересовался он, опять же ожидая дивного зрелища — игры мазель Елены.

+4

16

«О, Роза... Прошу тебя, сделай так, чтобы милсдарь согласился!» — боковым зрением глядя на алтарь, в центре убогой церквушки. Щеки привлекательной мазели пылали, освещенные в огненных языках факелов. Сливались в такими же яркими, даже в полумраке, волосами девушки. Трамп замерла в ожидании... чуда? Нет, скорее в ожидании отказа. «Я сделала все что могла, Госпожа!» — уже мысленно она отчитывалась перед Дезири. Грудь прекрасной компаньонки замерла, не вздымалась сверх глубокого декольте алого платья. Напряжение нарастало. Это становилось похоже на последние аккорды всеми забытой симфонии. И вот уже фанфары, а ответа до сих пор не последовало, но Елена не отводила своих бирюзовых глаз с наследника. Она изучала его поведение. «Знать бы о чем вы думаете, я бы выполнила все что пожелаете!» — пронеслось в голове фон Трамплтон.
— Ну, как же я могу так волновать вас, мазель... — его голос действовал успокоительно, особенно в таком напряжении. Захотелось закрыть глаза и слушать милсдаря, и забыть о том, зачем здесь они находятся.
— Итак, в свете всего вышеизложенного... — медленно произносил Артур. Это было похоже на пытку. — Я склонен... — тянул Кафка. Елене на миг показалось, что она оказалась в своем глубоком детстве. Вот её усопший папенька, он безмятежно целует её в макушку и о чем-то говорит. Вот она постарше. Кажется, влюблена. Он, клянется в вечной любви, говорит, что защитит. А вот он говорит, что вернется через несколько месяцев, и они сыграют пышную свадьбу. Кольцо... Говорил, что пришлет...И...
— ...принять ваше предложение. Все же такой союз не может не быть полезен. — мазель уже было вспыхнула, что либо возразить на отказ, но так и осталась сидеть с открытым ртом! Но лишь на миг.
— Надеюсь... вы не разочарованы? — «Разочарована?» — Компаньонка улыбнулась, и смущенно посмотрела на свои руки.
— Милсдарь, вы... — она протянула ему свою правую руку, смело поднимая на наследника Кафок свой взор, — Что же, это хорошее, — «...и правильное,» — решение. Давайте пожмем друг другу руки, в знак нашего с вами союза! — Мазель фон Трамплтон ожила, дыхание стало привычным, глаза заблестели ещё ярче обычного.
«Как жаль, что это ещё не все!» — подумала Елена Прекрасная.

+5

17

Абаджан, Дворец Джамейра, Лаборатория №1  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в 1 месяц)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ах, как Сюзанне нравился Дракенфурт! Это было удивительное сочетание смрада, нечистот и дорогих духов; дешевых шлюх и дорогих нарядов и драгоценностей; речей, едва ли не источающих мирру, и грязных высокомерных мыслей. Великолепный город, полный противоречий, страстей и, самое главное, возможностей. Именно здесь официально погибшая в Абаджане дочь императора смогла «воскреснуть». Кстати, все сложилось очень даже удачно, когда предприимчивая вампиресса порылась в своей белокурой головке и вспомнила, что ее мать числится как без вести пропавшая. И не было ничего проще, чем дать сальному клерку в префектуре пухлый кошель с новенькими флоренами, а взамен получить вполне легальные документы на имя Сюзанны Блеквуд, дочери одного из самых крупных торговцев шелками в Орлее.
А еще именно в столице зеленоглазая Змея нашла единомышленников... Хотя, это слово в полной мере не отражает всю гамму отношений, которая связывала кучку адептов-фанатиков, рьяно поклоняющихся Морту, и магистра Блеквуд. Скорее это было преклонение перед ее Даром, перед ее величием, перед тем, чем она на самом деле не являлась. То, что помогло выжить умирающей вампирессе в рушащемся дворце, здесь принесло ей богатство, какую-никакую, а все же власть и последователей-рабов. Смешно сказать, безродная девка из Мун-Ци теперь была земным воплощением самой Смерти. Легендарная, почти как почитаемая здесь Святая Роза. Только вот Сюзанна была более чем реальной, а эта самая Роза — выдумкой местных священников.
Никто из ее рабов не знал, но вампиресса еще только училась управлять своим даром. Однако так как ей это доставляло немалое удовольствие, то дело шло семимильными шагами. А еще она чуяла нутром, что без этих живых подарков от почитателей недолго ее каблучкам топтать эту грешную землю. Выпивая каждого, кого к ней приводили, до дна, Сюзанна начинала чувствовать себя всемогущей, и отчасти это было правдой. Ее силы росли. Огонь, сжигающий ее внутренности с того самого дня, разгорался ярче, заставляя пожирать одну жизнь за другой. Зато теперь... Теперь Сюзанна могла очень, очень многое. Вместе с осознанием своих возможностей пришли мысли и о том, что пора тряхнуть этот застоявшийся мир, взять силой то, чего ее лишили и до чего она могла теперь дотянуться. Но для этого надо было подготовиться, подкопить силы и, самое главное, навести шороху, чтобы об их скромном обществе пошли загадочные шепотки. Несколько дней раздумья и ее осенило, как одним ударом убить двух, так сказать, зайцев. Ну, конечно же, Черная месса!

Сидя в наглухо закрытом экипаже, леди Мурир (а именно так почтительно величали ее послушники) придирчиво изучало ровно подпиленные, окрашенные черным лаком длинные острые ноготки. Треугольная форма мешала носить перчатки, зато это подходило к ее образу Древней Ведьмы, собирательницы жизней, и внушало трепет в души последователей культа Смерти.
Когда в церкви все было готово, около экипажа практически неслышно возник верховный адепт и негромко проговорил:
— Миледи, все готово. Позволено ли будет ничтожному сопровождать Вас? — он заранее склонился в поклоне, готовый принять любое решение своей владыки.
— Да, ты пойдешь со мной, — он открыл дверь кареты и помог Змее выбраться. Забавно, этот молодой вампир прикасался к ней, как к святыне, и это не могло греть ее черную душу. — Снаружи поставишь шестерых, как и было запланировано.
— Уже сделано, миледи, я лично проверил все приготовления и людей.
— Отлично, тогда не стоит заставлять благодарную публику ждать, — в зеленых глазах загорелось адское пламя, не предвещающее прихожанам небольшой церквушки ничего хорошего.

Массивные двери церкви открылись, когда служба уже подходила к концу. Тонко и красиво звучали детские голоса из приходского хора, величественно и вдохновенно вещал священник о спасении душ, лица присутствующих были скучны и безвкусны. Зато решительно шагающая прямо к алтарю Сюзанна произвела явный фурор. Черная просторная ряса Магистра сверкала вышитыми серебром звездами и каббалистическими знаками, белоснежные длинные прямые волосы отливали шелком, а в глазах горел азарт.
— Святой отец, как вовремя Вы закончили свою проповедь!.. Как, еще не закончили? Я бы не была так в этом уверена, — голос леди Блеквуд прозвучал в оглушительной тишине будто гром. Двери церквушки с грохотом захлопнулись, а из потайной двери за алтарем неспешной вереницей выходили ее послушники. Ответить седовласый священник, увы, не успел. Бездыханное тело в нелепой рясе сломанной куклой рухнуло за увитый серебряными розами алтарь, а Сюзанна победно оскалилась. — Мои дорогие прихожане! Вам выпала честь стать свидетелями и практически главными действующими лицами одного выдающегося события! — повернувшаяся к шокированным людям и вампирам леди Мурир на несколько секунд замолчала, подчеркивая значимость сказанного. — Жертвоприношение. Мне.
С первых рядов сначала пошли смешки, а несколько человек вполне открыто высказало свое сомнение в разумности стоящей около святого престола женщины. И снова блаженная улыбка играла на ее губах, ничтожные жертвы даже не были удостоены ответом на оскорбление. Зачем, ведь все сидящие здесь почти трупы?.. Послушники быстро расставляли вокруг алтаря черные витые свечи, чертили растопленным воском «святые» руны, а когда один из адептов протянул руки к Книге Причин, терпение прихожан лопнуло. Первые ряды буквально соскочили со своих мест, чтобы разорвать в клочья богохульников, но... Тут же упали замертво. Протянутые к упавшим людям руки вампирессы дрожали, пальцы мягко сгибались и напряженно выпрямлялись, черные ногти матово поблескивали, будто панцири каких-то отвратительных жуков. Сюзанна довольно рыкнула и звонко расхохоталась, видя, как остальные благочестивые горожане вскакивали со своих мест, подвывая и визжа от ужаса. Это были первые ласточки триумфа смертельно-опасного дара.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/4.png

— Гретта, пригнись, — свистящим шепотом произнес сидящий на последнем ряде скамеек паренек и силком начал пригибать девицу за шею вниз. Его подруга, дрожащая и испуганная, первое время цеплялась за платье сидящей рядом роскошной дамы с медными волосами, но потом, наконец, услышала голос нареченного. — Здесь есть выход в сад, быстро за мной! — он дернул ее за руку и фактически поволок за собой к нише, завешанной темно-бордовым бархатом. Девушка всхлипывала и кусала губы, боясь издать хоть какой-то звук, который привлечет внимание сектантов у алтаря. Это был их единственный шанс выбраться отсюда. Выхода на улицу сад не имел, но кто знает, может им удастся спрятаться там на время этой бойни?

Отредактировано Сюзанна Блеквуд (09.01.2013 01:45)

+7

18

Как быстро все поменялось... вроде бы только что они обсуждали дела и мило любезничали, ворковали, можно сказать, краем уха слушая проповедь...
А вот в следующий миг врывается какая-то ненормальная с манией величия и начинает дебоширить. Какие-то люди убили священника и превращают проповедь в непонятно что.
Нет, он, несомненно, все воспринял всерьез. Когда дамочка походя играется с дверьми, да ломает людей телекинезом, словно игрушки — не воспринимать ее всерьез — самоубийство.
«А, собственно, она тут и планирует массовое убийство... и где отец с его коллегами, когда им самое время ворваться и всех призвать к порядку? Правильно, где-то прохлаждается. Эх...вечно юстициаров нет, когда они нужны. Итак, что мы имеем... а имеем мы полный и абсолютный бред. Чушь. Какая-то буйно-помешанная похоже планирует всех тут убить. Нет, это решительно не входит в мои планы, я планирую жить долго и всем попортить нервы. Как можно уйти? Первый вариант — вырвать двери. Не пойдет, шумно и где гарантия что снаружи нет еще толпы? А ведь мне еще мазель Елену надо вытащить...»
И тут он заметил парочку, пробирающуюся к ходу в сад. Молодой парень уводил свою подружку, и это было похоже на путь отхода.
«Я тут геройствовать не нанимался. Нормальные алхимики всегда идут в обход. Я не нормальный, но сойдет... Итак, надеюсь, там нет толпы ее прихлебателей... парочку я еще раскатаю, но не толпу. Черт, жаль Альфа и Бета остались у экипажа...хотя, толку с них? Кинетик такого ранга их просто не подпустит...»
Склонившись к самому ушку прекрасной Елены, Кафка почти неразличимо, даже для вампира, прошептал, обжигая ее ушко и шею дыханием:
— Следуйте за мной, мазель...
Он не стал произносить глупых, но красивых фраз, вроде «доверьтесь мне, я вас спасу». Сосредоточенность — благо алхимика.
Бережно взяв свою новую напарницу под локоток, он заставил ее соскользнуть со скамьи и — направиться с ним следом за парочкой. Забавно, но, направляя Елену к цели, он находился между ней и странной сумасшедшей, словно закрывал от возможной атаки. К слову, для этого пришлось позволить себе вольность и придерживать талию компаньонки.
Надо отдать ей должное, хотя в глазах вампирессы был явный страх, держалась она отлично. Никаких истерик, гримас ужаса, только и позволила себе вцепиться тонкими пальчиками в руку алхимика. Что ж, это было приятно, что уж греха таить.
— Сюда... — Выдохнул наследник Кафок, буквально втолкнув компаньонку в проход, и спешно уводя ее в укромное место. Сад садом, но выхода отсюда на улицу явно не было, а это делало безопасное, на первый взгляд, убежище, смертельной ловушкой. Впрочем, тут можно было спокойно подумать, как выкрутиться из сложившейся ситуации, и девушку вытащить. — Миледи, вы в порядке?
Браво, овации, он догадался это спросить... но так и не догадался отпустить Елену. Алхимик, что с него взять...

+8

19

«О, Роза! Что же случилось? Почему он согласился?» — подумала Елена и решила, что обязательно это спросит когда-нибудь, когда придет время. Прекрасная компаньонка так и замерла с протянутой рукой, с пылающими глазами, и с дыханием, которое, хвала Святой Розе, восстановилось. Она наблюдала за ним... За реакцией, жестами, словами. Ох, он был так спокоен, если позволите, даже сух. Это беспокоило Елену, ей казалось, что, возможно, она что-то сделала не так?

Только сейчас, без её звонкого голоса, посланница леди Дезири услышала проповедь. Священник говорил то, что говорят обычно. «Любите друг друга, как любит нас Святая Роза!...» — и прочее в этом духе. Ей стало жаль, что она не сначала слушала священника, который так распинался, чтобы донести свою мысль к прихожанам, но ведь они отправились сюда вовсе не для того, чтобы слушать, в пошарпаной церквушке, те истинны, которые давно знали.

Перестав наблюдать краем глаза за происходящим у алтаря, рыжеволосая представительница клана Трампов, устремила бирюзовые свои очи, на не менее очаровательного наследника клана Кафок. Эти каштановые волосы, находящиеся в творческом беспорядке. Так хочется протянуть руку и взлохматить их ещё больше, почувствовать на сколько они мягкие, шелковистые... А пронзительный взор? Восхитительная Елена была уверена, что под ним тонули множество красивых девушек. Но не в этот раз... Обольстительницей на сей раз была Елена и она очень не хотела, чтобы кто-то отнимал у неё эту роль!

Внезапно, массивные двери церкви отворились. Отворились так неожиданно, что Елена даже подпрыгнула на месте, а разом подпрыгнули её прекраснейшие рыжие кудряшки. «Кто-то, видимо, опоздал!» — подумала мазель фон Трамплтон, выглядывая из-за пышной шевелюры наследника. В проеме огромных дверей появилась... Как её назвать? Девушка? Женщина? Чудовище? В общем, блондинка. Её прямые волосы напоминали...хг...хвост у породистых скакунов. То есть были очень живые, по виду, в отличие от хозяйки. Она пошагала по проходу. Нет... Не шагала, она плыла. Белокурая была божественно ослепительной, до того, что просто захотелось закрыть глаза, и не видеть этого ужаса. «Кто она?» — подумала Прекрасная, а её мысли озвучили остальные прихожане. «Ммм...Не думаю, что она поклонница Розы, скорее...» — при этой догадке буквально на глазах у всего народа убивают священника. От увиденного компаньонка вцепилась рукой, которую протягивала милсдарю для пожатия, в руку Артура. «Что за...Моргот?» — свирепо глядя на белокурую, подумала Елена. Ей захотелось встать и указать на дверь этой никому не известной хамке. И чем сильнее этого хотелось сделать, тем с большей силой она сжимала руку Кафки. Что именно произошло дальше было видно плохо, из-за того что все ринулись к алтарю, и кто ринулся, тут же попадали замертво. Некоторые мазели, которые были в церквушке, заохали, некоторые громко заплакали, а некоторые, пытались вцепиться в платье несравненной сударыни с рыжими, как медь, волосами. «И когда эта парочка успела здесь появиться?» — пронеслось в испуганной голове Елены. Да, хоть она и была напугана, но пыталась выразить пренебрежительное отношение, к сею действию, а не страх.

— Гретта, пригнись, — пискнул паренек, и увел куда-то свою даму. Елена пристально проследила за ними. «Неужели есть выход из этого безобразия?» — уныло подумала она, и хотела было что-то сказать Кафке, как вдруг он прошептал:

— Следуйте за мной, мазель... — его дыхание приятно щекотало шею. Он взял её под локоток и пара отправилась вслед за Греттой и её милсдарем. «Что там находиться?» — подумала Елена, ведь ей не приходилось ранние здесь бывать. Чтобы не светить своей медной головой, мазель, свободной рукой, накрыла её капюшоном плаща, после, принялась ею, рукой, придерживать подол своего красного платья, чтобы движения были удобны и быстры.

— Сюда... — выдохнул милсдарь Кафка, и они проследовали по тому пути, которое проделала только что другая пара. Когда они, наконец-то, оказались на улице, Елена поняла, куда они попали. «Это сад!» — он был весьма занимателен, но совершенно ни тогда, когда тебе грозит смерть. Компаньонка жадно хватала воздух. «Неужели это именно то действие, на которое нас пригласила Госпожа?» — её мысли становились абсурднее, что это? Страх?

— Миледи, вы в порядке? — отозвался наследник. Он до сих пор держал её, за что она была ему безумно благодарна. Она откинула капюшон, сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и на выдохе сказала:

— Да! — действительно, с ней, вроде, было все хорошо. «Но со мной же наследник целого клана...Что будет?» — мысленно схватилась за голову ревенантка. Страх и ужас переходили в злость. Захотелось пойти обратно и по вырывать белокурые волосы из безмозглой головушки...как их называют? Жрицами Моргота? «Так-с...Елена, спокойно, мазель, дышите! Что я делаю, когда очень злюсь? Ах, да...Ну, конечно!» — немного обрадовалась чаровница, а затем повисла на шее наследника. Щекой она почувствовала мягкость волос милсдаря.

— Вы же меня не бросите? — жалобно высказалась она. «Что ты говоришь, Елена? Если он и захочет, то не бросит, отсюда нет выхода!» — отругала мысленно себя девушка, продолжая обнимать наследника.

+9

20

Все прошло великолепно, прямо как по нотам. Ее рабы действовали четко и быстро, за короткие две недели Сюзанна все же успела привить им соответствующую дисциплину. Никаких кровавых оргий, никаких безумных пьянок и дебоша, а эти дешевые представления (раньше их гордо величали «спиритические сеансы») и вовсе канули в лету. Правда, для достижения этой самой дисциплины пришлось выпить души доброй половины адептов, которые пришли в секту только для беспорядочных половых связей при соответствующей атрибутике. Проще говоря, остались только преданные и ярые фанатики, никаких маменькиных сынков и дочек, которые позарились на театральщину.
Короткие драки вспыхивали то тут, то там, но очень быстро гасли, не без помощи Сюзанны, конечно. Пленников по одному подводили к Святому Престолу и быстро перерезали горло. Кровь щедрыми струями орошала место, откуда раньше добрый священник вел свои проповеди, где раскрытой лежала святая святых — Книга Причин. Страницы пропитались кровью насквозь, слышался детский плач, отчаянный визг женщин и предсмертные хрипы множества людей и вампиров. Сложив руки на груди, Сюзанна отрешенно наблюдала за жертвоприношением, запах смерти приятно щекотал ноздри, заставляя вдыхать его глубже.
— Леди Мурир, несколько вампиров бежали из зала, они в саду. Догнать и привести? — «правая рука» Змеи почтительно замерла в полупоклоне, ожидая решения верховной.
— Зачем? Нам нужны живые свидетели, пускай рассказывают свои небылицы остальным людишкам. Больше будут боятся, а это половина дела. Но попугать стоит, — повернувшись обратно к своим послушникам, мазель Блеквуд довольно оскалилась. Без малого тридцать душ! Какой сытный вечер, однако. — Заканчивайте и расходитесь. Маски снять не забудьте, когда уходить будете, мантии отдадите Ажено, он привезет их в Орден. Церковь запереть.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Высохший кладбищенский фонтанчик

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/4.png

Девушка отчаянно плакала и цеплялась за рукав своего нареченного, который беспокойно озирался в поисках выхода. Впрочем, он же знал, что его здесь нет, во всяком случае явного. Да и в довесок к истеричной невесте добавилась еще одна странная парочка, которую бросить на произвол судьбы в данных обстоятельствах он не мог.
— Идите за мной, быстро! — молодой вампир буквально силой поволок за собой находящуюся в полуобморочном состоянии девицу, и не куда-нибудь, а прямиком на церковное кладбище, что было буквально по соседству с садом. Когда они добрались до него, Эльер решительно двинулся в сторону небольшого мавзолея, стоящего особняком. Здесь хоронили епископов, но был в этом массивном мрачном домишке еще один секрет.
Внутри было душно, запах стоял специфический, так что милая Грета, издав отчаянный вопль, предпочла провалиться в обморок, нежели по доброй воле забираться в этот пропахший тленом склеп. Взвалив на плечо драгоценную ношу, вампир подал парочке знак следовать за ним и закрыть за собой дверь. Витая лестница у стены, прямо рядом с каменным саркофагом, вела вниз, там располагался главный зал, что был намного шире и больше верхнего.
— Не бойтесь, в гробы ложиться не будем, хотя обстоятельства к этому располагают, — отдуваясь и кашляя просипел Тристан, пробираясь в кромешной темноте практически на ощупь. — Идите на мой голос... Еще мальчиком я пел в хоре в этой церкви, так что не удивляйтесь моим знаниям.
Наконец дойдя до самой дальней стены, он осторожно опустил невесту на пол, нащупал рукой покрытый пылью и паутиной декоративный факел и потянул его на себя, одновременно стараясь давить всем весом на напольную панель. Послышался скрежет камня о камень, а в застоялом воздухе потянуло сквозняком.
— Сюда, быстрее! Слева будет груз, отвяжите его, — подхватив на руки Гретту, вампир шагнул в открывшийся проем.

Отредактировано Сюзанна Блеквуд (11.03.2013 17:32)

+5

21

Во всей этой бредовой ситуации Артура порадовало самообладание Елены. То, что она испугалась, было видно, но никаких истерик или обмороков она себе не позволила. И правильно, для этого еще будет время, и, если она захочет, он даже готов побыть жилеткой, а пока — надо собраться и выбираться из этого места.
Стояние в тени прервал голос парня, позвавшего их за собой, и Артур, взяв компаньонку за руку, потянул следом. Конечно, лучше бы иметь руки свободными, но едва ли рабы той сумасшедшей смогут даже добежать до них — телекинез еще никто не отменял, а там он успеет превратить трость в грозное оружие. А если выйдет сама блондинка, тут ему не поможет ни трость ни псионика. Все же он простой магистр алхимии, а не юстициар, чтоб им там всем икалось много и часто. О да, он помнил, что его собственный отец один из них, но это раздражало еще больше — нет их там, где следовало бы. Такие дамочки их прямая юрисдикция, так нет же, прохлаждаются где-то...
С этими невеселыми мыслями алхимик довел девушку до склепа и даже внутрь. От запаха он даже и не поморщился и не сбил дыхания, в лаборатории такого подчас нанюхаешься, что все склепы отдыхают... Когда парень дал знак запереть дверь, алхимик постарался оценить, из чего изготовлена и она и все прилагающееся... и при помощи телекинеза заклинил ее. Теперь уже только вышибать, или расклинивать, зная, что где было повреждено. Ему на несколько секунд, а несведущим — повозиться. Впрочем, это Артура уже не волновало. Двигался он легко и не производя шума. Можно было подумать, что он вообще не двигается. Трость не касалась пола, а перемещаться легко и быстро его, слава Розе, научили.
— Идем-идем... — Обронил он так, что едва ли лишь спутница расслышала бы. Происхождение знаний парня его волновало мало, если это поможет выбраться отсюда.
Пока они шли, он чутко прислушивался к обстановке и, особенно, к спутнице, чтобы поймать ее, если что.

— Сюда, быстрее! Слева будет груз, отвяжите его, — подхватив на руки Гретту, вампир шагнул в открывшийся проем.

Артур молча кивнул, шагнул в проем и, пропустив Елену, выполнил указание провожающего.
«А вот теперь я даже рад, что без питомцев... той же Мег тут не развернуться было бы толком...» — Подумалось ему, и вампир пошел дальше, держа некоторую дистанцию. О воплях из церкви, которые слышал в саду, он уже не вспоминал. Они были ему не интересны. В конце-концов, это не его работа, кидаться на всяких разных и восстанавливать справедливость. Сам ноги унес, Елену увел, остальное — не важно. Более того, он не планировал разглашать информацию о том, что был в этой церкви сейчас, как и бежать к органам правопорядка с требованием разобраться. Ему хватило знаний и навыков, чтобы оценить силу ведьмы... и он понимал, что едва ли даже рядовой юстициар сможет с ней потягаться. Разве что кто-то из мастеров пси довольно высокого ранга, да и то без гарантий. К тому же, она сейчас зарядилась силищей еще больше, так что стоит дать ей поголодать...
«Жаль я не ношу с собой кислоты, такая косметика дивно пошла бы к ее милому личику... Хотя... Нет, грех такой материал гробить. Ее б на мой стол, да в работу... жаль, опыты над разумными под запретом, а то можно было бы вот таких ушлых в дело пустить. Едва ли те, кого она сейчас режет, как баранов, были бы против подобного исхода для дамочки. Но увы, мне с ней не тягаться... Жаль», — Кафка прищурился, чуть сжав трость, чтобы вспомнить о том, что надо вообще-то побыстрее делать ноги, а не жалеть, что не может вернуться и упокоить одну белобрысую стерву. — «И все же в некоторой доле артистизма ей не откажешь... тьфу, опять думаю не о том!»

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Театр «Табакерка»

Отредактировано Артур Кафка (27.01.2013 16:31)

+7

22

«Я не сержусь, я не сержусь...» — словно мантру повторяла себе Елена. Ей очень не хотелось выглядеть напуганной, или же разъяренной. Она все сильнее и сильнее прижимала к себе наследника. Возможно, она хотела его защитить? Конечно, это было естественно, ведь её жизнь ничего не значит, по сравнению с жизнью будущего главы клана Кафок. «Этого мне точно никто не простит!» — казнила себя мазель. Что ей мешало просто почувствовать себя слабой? Хотя бы сейчас... Волевой характер? Кроткий нрав? Нет, она просто не хотела обременять своим нытьем и так не хорошо сложившуюся ситуацию. Тем более нытья хватала от Гретты. Кажется, мазель была ни на шутку напугана, Елена беспокоилась за её душевное состояние после этого...приключения. Фон Трамплтон поглядывала на двери, которые вели в церковь. Она так боялась, что сейчас здесь окажется та несносная блондинка, и на этом конец... «Что же сейчас там происходит? Когда мы сможем отсюда уйти? И уйдем ли?» — слишком много вопросов и слишком мало ответов.
В объятиях наследника компаньонка на какой-то момент нашла покой. И полностью насладилась им. Он придал ей больше сил. Уже не злилась. Уже было не страшно!
— Идите за мной, быстро! — сказал милсдарь Гретты. Елена тихо всхлипнула от неожиданности и отпрянула от Артура, но руку так и не отпустила. Её взор устремился на этого странного милсдаря, который, кажется, решил помочь им, впрочем, как и себе. Елена нахмурилась и посмотрела на Кафку. Своим взглядом спрашивая у наследника, доверим ли мы этому неизвестному вампиру наши жизни? Внезапно Артур крепче схватил компаньонку за руку и помчались они вслед за той парочкой.
Последовав за своими спасителями, они оказались на церковном кладбище. Рыжеволосая мазель настороженно оглядывалась, будто ожидая, что какая-нибудь не упокоенная душа вылезет из своей могилы и увлечет её за собой, она ещё ближе прижималась к наследнику. «Ох, ну, зачем это все?» — раздумывала Елена, подбирая свободной рукой подол платья.
Пока Елена наслаждалась красивыми памятниками умершим прихожанам Церкви Святой Розы, Гретта успела обомлеть в обмороке, и теперь мертвым грузом нависает на плечах у своего суженого. «Нет, я буду сильной!» — подумала она, морща носик от неприятных запахов.
Вскоре они прибыли к большому мавзолею. «Наверно, там покоиться епископ!» — предположила компаньонка. Дальше путь она не помнила, она просто доверилась Кафке, как он доверился неизвестному помощнику. Опомнилась Елена только после того, как этот самый вампир произнес:
— Не бойтесь, в гробы ложиться не будем, хотя обстоятельства к этому располагают, — «Милсдарь шутить изволит?» — сдвинула брови Елена.Ей казалось, что сейчас не то время, и не то место, чтобы так шутить.
— Идите на мой голос... Еще мальчиком я пел в хоре в этой церкви, так что не удивляйтесь моим знаниям. — продолжал свой краткий рассказ, в данных познаниях, мужчина Гретты.
Дальше произошло нечто не понятное для мазели Елены. Каким-то образом, очевидно, при манипуляции незнакомого вампира и помощи наследника, появился некий проём, в котором сначала пропала пара незнакомец и Гретта, а затем уже наследник и Елена. «Не стоит так доверять незнакомцам!» — подумала Елена, но они уже пригнули в данный проем.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Театр «Табакерка»

Отредактировано Елена фон Трамплтон (27.01.2013 19:00)

+8

23

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/4.png

Начало путешествия, надо прямо сказать, было не из приятных. Кромешная мгла, неприятный хруст мелких камней под ногами, застоялый воздух, от которого в легких начинало першить. Даме его сердца было еще хорошо, она доверчиво висела на его плече, пока Тристан шел вперед, держась рукой за стену и считая шаги, чтобы не ошибиться в поворотах. Этот тайный ход был построен добрых пять веков назад или около того, слухи о происхождении лабиринта были разными, правды же никто не знал. Может один из епископов вел двойную жизнь, стараясь участвовать и в светских делах клана, и в духовных делах мирян. А может, эти ходы соединялись с замком самого графа Алукарда, чтобы правитель земель мог тайно посещать церковь и не бояться не нужного внимания со стороны прессы и горожан, кто знает?.. А может это строилось для того, чтобы в осадное время служители церкви и прихожане могли тайно покинуть город или хотя бы укрыться... Гадать можно было бесконечно, но одно было известно доподлинно — всего лабиринта не знает даже епископ. Зато один путь Тристан не забудет никогда — путь к театру, что находился на другом конце казенного квартала. Скорее всего, что-то другое было на его месте, когда строилась эта ветка, но для мальчишек из церковного хора это было самым настоящим подарком. Каждое воскресенье после службы они тайком пробирались в подвал театра, а оттуда — в подсобные помещения, где лежал вечно пьяный вдрызг суфлер. И трем шалопаям всегда казалось, что они здесь самые главные, что актеры играют исключительно для них, но больше всего грело осознание того, что они могут смотреть на вещи, разрешенные только взрослым. Да еще и бесплатно!..
Трудно сказать, сколько они шли времени, поскольку во тьме это понятие как-то само собой растягивается, но ноги отвыкшего от длительных пеших прогулок вампира успели устать и заныть, только тогда он позволил себе и своим спутникам передышку.
— Простите мою молчаливость, но если я собьюсь со счета, то мы вполне можем заблудиться. Зато я стараюсь топать как можно громче и слушать вас, чтобы не отставали, — Тристан остановился, в уме твердя нужную цифру. — Если мы не сможем выбраться из театра, то всегда можно будет вернуться по этому же ходу обратно в церковь... Не будут же эти еретики сидеть в ней и ждать, когда нагрянут юстициары и клирики и поведут их под белы руки в Аль-Матрас, — при мысли о том, что сейчас творилось в церкви, у молодого человека закружилась голова, а к горлу подкатила тошнота. Милсдарь Перроу был обычным клерком в банке, а не привычным к подобным зрелищам стражем порядка или врачом. — А вот и свет в конце тоннеля...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Театр «Табакерка»

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Наконец-то топаем на место, начинаем играть пьесу!  :crazyfun: Можно отписываться сразу в театре, если не хочется растягивать посты на переход (только не забудьте поставить ссылки-переходы в постах выше!). Подвал грязный, заваленный декорациями и сундуками со сценическими костюмами, все очень пыльно, местами балки обрушились (прогорели при недавних событиях), поэтому будет относительно светло. Пробирайтесь в коридор, ведущий в подсобные помещения, а уж там я встречу))

+5


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Церковь Святой Розы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно