Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Портовая гавань » Пляж


Пляж

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/27-Portovaya-naberezhnaya/12.png

Mare Liberum Apertum — море открыто для всех. Так говорили в древности, так говорят и поныне обитатели Сонной лагуны. Бедный или богатый, красивый или невзрачный, вампир или человек — каждый может прийти на песчаный берег, снять обувь, погрузить ноги в мягкий мокрый песок, ступить на пенную кромку лизуче набегающей и тут же схлынывающей волны, раскинуть руки навстречу могучей стихии и почувствовать бескрайнюю, безграничную, переполняющую легкие Свободу в незамутненном, концентрированном виде. Море открыто для всех. Солнце восходит и заходит для каждого, независимо от того, сколько флоренов у него за душой. Утро на пляже, пропитанное соленым воздухом, вспоротое криками крачек, чаек и пересмешников, шум прибоя и солнечные зайчики на веках — дармовое, но от этого лишь более острое счастье для каждого романтика.

Здесь небо, обычно такое однотонное и плоское в городе, приобретает невероятную глубину. Даже если на горизонте ни тучки. Оно уходит в далекую даль, за тающую в дымке береговую линию, за скалы, образующие сказочный портал, из-за которого каждое утро сказочно восходит солнце. Именно так — сказочно — здесь ощущается жизнь. Даже не жизнь, не просто жизнь, — а полнота бытия, в которой хочется раствориться и утонуть. Наверное поэтому девять из десяти самоубийц, пришедших на пляж, оканчивают свои дни опутанными водорослями в соленых зеленоватых водах лагуны. На их распухших синюшных лицах застывают странные умиротворенные улыбки. Будто бы перед смертью им открылось Нечто. Дивная, неизъяснимая аура у этого места...

Отредактировано Эмилия Сфорца (01.06.2010 22:31)

+2

2

Замок Алукарда  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Соленый Норд-Ост бьет в лицо, а высокие волны грозятся накрыть с головой, но натыкаются лишь на песчаный пляж и, недовольные этим, оставляют за собой белые барашки пены и откатываются назад для того, чтобы повторить попытку еще раз. Вторая попытка оказалась более удачной, и вот холодные брызги морской воды стремятся окатить любого, кто окажется на берегу. Дождь прекратился, но теплее от этого не стало. Однако здесь, вдали от городского шума и суеты, в месте, где лишь шум прибоя и крики непосед-чаек нарушают тишину, все казалось иначе. Ветерок, играющий в волосах, приносил с собой запах моря, неизвестности и приключений, зовя поиграть, забыть о повседневных заботах и, поставив паруса, уплыть за горизонт — туда, вслед за солнцем и луной, закатом и рассветом.
Габриэль снял перчатку и осторожно, словно боясь, зачерпнул морской воды, а затем подбросил в воздух. Россыпи капель красиво переливались в лучах заходящего солнца, которое клонилось ко сну. Мысли были умиротворены среди этой идиллии природы, воздуха и воды.
— Спасибо, — негромко произнес Кейзерлинг, снова натягивая перчатки. — Прекрасное место...
Изабелла стояла рядом и с мягкой улыбкой смотрела на закат.

Отредактировано Габриэль фон Кейзерлинг (06.06.2010 14:18)

+2

3

Замок Алукарда  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

В свете дня было видно, как в городе закипала жизнь, на улицах Дракенфурта постепенно стал появляться народ, и казалось, словно после долгого сна механизм с нарастающими темпами заработал, кто то спешил по делам, кого то ждала работа, и лишь малая часть присутствующих были просто зеваками, созерцающими все это со стороны. После дождя, который лил весь день, воздух был насыщен влагой. Люди и вампиры спешно шли, перешагивая лужи, а особо торопливые перепрыгивая. И только к концу дня, когда солнце начало заходить за горизонт, моросящий дождь закончился. Показав Габриэлю город, вампиресса приказала кучеру, отвезти их на пляж, место, где мог успокоиться любой мятежный дух, и слиться в гармонии с природы, слушая песню волн, и завывание ветра. В это время суток, море казалось еще прекраснее. Волны вздымались ввысь и опускались, разбиваясь о воду, прибегали к пляжу, оставляя свой пенный след на песке.
За всю прогулку, вампиресса ни разу не вспомнила о предстоящем деле, и о карте, которая сейчас мирно лежала в экипаже, ожидая продолжения поисков, в которых она была неотъемлемой частью грандиозного плана. Все ее мысли были поглощены прогулкой и обществом молодого юстициара.
И в который раз разум говорил одно, а сердце совсем другое. «Что ты творишь, — говорил разум, — он помешает тебе исполнить то, к чему ты так стремишься». Юстициар никогда не пойдет против закона, никогда не нарушит кодекс, и она прекрасно знала это, и нужно было бы злиться, ненавидеть и остерегаться этого молодого человека, который мог разрушить ее планы. Но сердце говорило другое. Словно какая-то невидимая нить тянула ее к нему, и казалось, что нечего уже не имеет значение, есть здесь и сейчас, и, поддавшись, зову сердца, отбросив предрассудки, она просто наслаждалась этими мгновениями. Ветер раздувал волосы, словно лаская лицо и губы вампирессы, оставлял приятные ощущения на коже. Краев губ Изабель коснулась улыбка.
— Спасибо, — негромко молвил Габриэль. — Прекрасное место...
— Я рада, что вам понравилось, — теплым, немного мурлычущим тоном произнесла девушка, это был голос той Беллы, которой она была всегда, ласковый, мягкий. За последнее время увидеть ее такой было поистине чудом. Воцарилась тишина они просто стояли и слушали шум прибоя. Восхищенно наблюдая за тем как лучики солнца, скользили по воде играя с волнами.
— Здесь так красиво, — еле слышно прошептала Изабель и повернула голову в сторону Габриэля. — Вам никогда не хотелось изменить свою жизнь? Изменить какой-то момент, возможно, поддаться дикому импульсу? Вы чтите закон, кодекс, но никогда не хотелось забыться и жить так как хочется, не слушая чьих то наказов, советов, — она вновь повернулась в сторону моря глубоко вздохнув. — А я хочу, я хочу жить так как велит сердце! Но не могу! Долг перед семьей, и кланом, вечные светские рауты, натянутая улыбка, выражающая восторг от людей, которых я почти не знаю, но они знают меня. Я так устала, от всего этого, — Изабель говорила и говорила, словно изливая душу, от чего становилось немного легче. — Вы видите свое будущее Габриэль? Каким вы его видите? — вновь повернувшись, и заглянув в глаза юстициара, которые были чернее ночи, еле слышно произнесла вампиресса.

Отредактировано Изабелла Фон Рей (06.06.2010 04:31)

0

4

Изменить что-то в своей жизни? Повернуть реку судьбы, расправив и разрушив препоны, которые стояли на пути? Кто же не хотел такого? За ту короткую для вампира жизнь, что Габриэль прожил, за ту жалкую сотню лет, что он был вдали от своих родных, от своего клана, вдали от истоков своей крови... что он мог сделать, измени тогда богиня судьбы свой нрав?
Клан Кейзерлингов вырождался. Когда вымрет последний? Сколько веков пройдет, сколько сотен лет осталось у некогда величественного клана, прежде чем он исчезнет, оставив после себя лишь летописи и немногочисленные реликвии, как это случилось и с Кронидами. Габриэль был одним из последних, и он знал, что надежды клана будут лежать на нем. Он был готов, уже тогда, когда впервые испустил свой мысленный крик, едва покинув утробу матери. Но все пошло не так. Вселенную нельзя обмануть, как ни противься.
— Хотел бы я изменить свою жизнь? — Рука в перчатке неспешно потянулась к земле, подняв маленький камушек. Бульк — проделав небольшую дугу, булыжник плюхнулся в воду, не забыв при этом поднять снопы брызг.
— Мой ответ — нет, — эти слова уже прозвучали в мыслях Изабеллы. Видимо, молодому Кейзерлингу было трудно поддерживать постоянную беседу, не прибегая к телепатии. — Прошлое не изменить, точно так же, как и не изменить круги на воде, после того, как в нее упадет камень.
Габриэль указал глазами в то место, куда улетел камешек.
— Однако, — он повернулся к своей собеседнице, — исход будущего не всегда зависит от прошлого.
В свете заходящего солнца и полутьме, которая накрыла пляж, Изабелла увидела, как из глубины моря, словно пробка из бутылки шипучего напитка, вылетел камушек, тот самый, и, покачиваясь в воздухе, завис перед вампирессой. Капельки воды стекали по его ребристой поверхности, отражаясь в красных и желтых лучах заката.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Часовая башня

0

5

Бросив камень в воду, Гэбриэль ответил «нет», добавив, что прошлое не изменить, но именно это она и пыталась сделать именно этого она и жаждала. Забыть боль и отчаяние, жить так словно тех трагедий которые захлестнули вампирессу с головой не было, как не осталось следа на песке, того камня, который погрузился в воду и исчез в пучине, так же испарились бы следы разочарования, и боли. Как бы хотелось начать жизнь сначала и сделать ее насыщенной красками радости.
— Однако, — продолжил Гэбриэль, — исход будущего не всегда зависит от прошлого, — и из пучины бездны, словно заново родившись, и переливаясь в свете заката вышел он, тот самый камень который минуту назад юстициар бросил в воду. Вода плавно стекала, освобождая камень от влаги, как с неба снова пошел дождь. Она сняла огненную защиту, которая не давала каплям коснуться кожи, и почувствовала себя просто девушкой, девушкой, которую мог промочить дождь. Холодные капли падали на открытые плечи вампирессы, оставляя влажный след, спускали вниз по одежде. Будущее в наших руках, но оно неразрывно связано с прошлым, и хочет ли она помнить его, помнить прошлое? А слезы неба, продолжали падать, на хрупкие плечи вампирессы, словно небо хотело прикоснуться к мраморной коже, погладить и успокоить мятежный дух.
— Пора ехать, все, наверное, уже в сборе и ждут нас! — глубоко вздохнув прошептала она повернув лицо к закату. Они направились к экипажу. Гэбриэль помог даме сесть, и уже через мгновение, экипаж тронулся, оставляя следы колес на промокшем песке.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Часовая башня

0

6

[Предместья Дракенфурта] Озеро Чар  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ветер развивал легкую ночную сорочку, оголяя тело девушки. Выйдя на пляж, она стала рыскать в поисках жертвы. Все возвращается на круги своя. Жажда мести руководила резкими движениями тела. Судьба играет жизнями, давая шанс сильным делать выбор. На пустынном побережье Фрейя нашла свою жертву. Молодой человек так не вовремя решил испробовать прелесть морской воды. Черные длинные волосы струились по его загорелой мускулистой спине. В свете луны, нежная кожа человека переливалась легким свечением. На губах вампирессы заиграла зловещая улыбка. Она двинулась в сторону стоявшего. Ноги тонули в приятном тепле песка. Подойдя очень близко, девушка наклонилась к его ушку.
— Прекрасный вечер, — нежный голос прозвучал как манящая песнь. Молодой человек повернул голову. В карих глазах отразилась удивление, быстро сменившееся озорным огоньком. В ответ он лишь кивнул, уголки губ поползли вверх, обнажая белые зубы.
— Красивая улыбка, — Фрейя, не отрываясь, смотрела в его глаза. Вся короткая человеческая жизнь отразилась в шоколадных озерах. Вот он маленький бежит к своей маме, показать новую ссадину на коленке. А вот он ведет умные разговоры о смысле жизни. За непроницаемой пеленой гнева девушка искренни, пожалела его. Тонкие пальчики пробежались по торсу, в то время как вторая рука провела по тонкой линии губ. Теплая ладонь коснулась талии вампирессы, прижимая к телу человека. Фрейя чувствовала, как от ее прикосновений по его телу пробегает приятная дрожь. И вот он потянулся к ее губам в желании поцеловать. Ответ последовал незамедлительно. Страсть отразилась при полном соединении губ. Язычок молодого человека с легкостью проник в ротик вампирессы, игриво проводя по клыкам. Сейчас он отпрянет и с криками убежит. Но нет, человек сильнее сжал Фрейю стремясь ощутить ее грудь через легкую преграду. Море шумно напевало песню, позволяя двум телам полностью отдаться друг другу. Девушка стала опускаться на землю, притягивая разгоряченное тело молодого человека. Он резким движением снял ночную сорочку, рассматривая в свете луны нагое фарфоровое тело. Фрейя легла на мягкий песок, не отрывая взгляда от человека. Каждое его движение сильнее подогревало страсть. Что нужно вампиру? Кровь и секс. Ярость, полыхавшая в черных глазах, покрылась дымкой желания. Взгляд остановился на выпирающем органе. На губах растянулась улыбка. Человек снял с себя штаны и, наклонившись, стал покрывать тело вампирессы жаркими поцелуями. Он не пропускал не единого участка, нежно покусывая белый бархат. Его желание упиралось девушке в бедро. Резкое движение и он в ней, до самого упора. Вампиресса вскрикнула от неожиданности, и впилась ногтями в песок. Вздох. Боль быстро скрылась за страстью, давая возможность Фрейи тонуть в вихре ощущений. Быстрые и сильные движения человека отдавались дрожью в теле девушки. Обхватив его за шею, вампиресса прижалась грудью к горячему торсу. Их частое дыхание сошлось в унисоне, прибавив биение сердец. Руки молодого человека бегали по ее телу, иногда приподнимая вверх. Чаша страсти переполнилась и вампиресса поняла, что ей мало. Перевернув человека на спину, она села сверху. Губы прошлись по шее, двигаясь к его мускулистой груди. Клыки вонзились в мягкую кожу. Язычок стал ловить каждую каплю бордовой жидкости. Но он не стал отбиваться, наоборот обхватив вампирессу за талию, человек лишь усилил ритмичные движения. Вкус крови смешивался с желанием, принося, девушки полное удовлетворение. Припав губами к ране, Фрейя стала по капле вытягивать кровь. Молодой человек лишь тихо простонал. И вот она почувствовала, как силы покидают его. Руки медленно стали отпускать ее тело, а шоколадные глаза закрываться. Последний сладкий вздох и сердце прекратило свой бег. Госпожа Смерть протянула руку, забирая невинную душу. Вампиресса оторвалась от тела, смотря как ее жертва, со счастливой улыбкой покидает этот мир. Все закончилось. Ярость ушла, дав место страсти и возможности начать новую жизнь. Обессиленная, но довольная девушка медленно поднялась. В ее голубых глазах не было грусти. Напоследок она подарила ему себя. Подобрав одежду, Фрейя неуверенными шагами направилась обратно в замок. Шумные волны ласкали берег, а луна напоследок слабо подмигнула земле. «Мы еще встретимся», — тихий голос пролетел вместе с ветром напоследок.
Как иногда странно складывается жизнь, успокоение вечно мечущейся душе может подарить совсем неизвестный, но такой искренний человек.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Волкогорье] Центральный парк

+2

7

Поместье «Цветущий сад»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Покатавшись по окрестностям, Виктора потянуло всё дальше и дальше и он и не заметил как выехал на полюбившемся в тёткиной конюшне, чёрном жеребце, Шварца, на берег моря. Он спешился и побрёл по пляжу ведя коня под уздечку. Его снова тянуло продолжить начатое вчера, снова вкусить былой жизни. До вчерашней ночи, что-то его удерживало от возвращения в садом его жизни, но вчера что-то сломалось и он снова, как охотник, ищет свою жертву, искал веселья, приключений, крови...
«Ну что же, Виктор, и куда тебя нелёгкая занесёт сегодня?..»
Он усмехнулся смотря на накатывающие на берег волны, стареющие прежнюю рябь песка и вырисовывая новую. Наверно так сейчас и поступал Виктор, он рисовал старое в новом, по сути одно и тоже, но немного по другому. Он сел на песок и закурил, смотря на волны, конь стоял неподалёку, найдя какой-то куст и ощипывая его.

Отредактировано Рихард Виктор Кёнинг (12.07.2010 20:02)

+1

8

Особняк «Сумерки богов»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Она летела во весь опор, подставив лицо ветру, разрешая ласкать и щекотать себя. Дикий восторг переполнял её, приятные воспоминания калейдоскопом проносились в голове, заставляя сердце сладко сжиматься. Но вот впереди показался пляж, на котором девушка никогда раньше не была и она замедлила бег своей лошади, а потом в вовсе перешла на неторопливую рысь. Эмоции потихоньку теряли свою силу, оставляя на душе легкий налет блаженства. Даархель спешилась у самой кромки воды и побрела вдоль берега, ни о чем не думая, а просто наслаждаясь этим моментом. Лошадь послушно шла сзади, временами отвлекаясь на какую-то растительность. Девушка не сразу заметила мужскую фигуру, одиноко сидящую у воды. Сначала вампиресса хотела развернуться и уйти, но потом подумала, что это она всегда успеет сделать, тем более при ближайшем рассмотрении мужчина оказался ни кем иным как Виктором. Она лучезарно улыбнулась, подходя ближе.
— Здравствуйте, Виктор. Не ожидала вас увидеть здесь. Почему вы в одиночестве? Может я смогу составить вам компанию? Она хотела, чтобы этот мужчина был так же счастлив, как и она сейчас — ведь он единственный, кому она могла доверять. И еще ей очень хотелось узнать, что же произошло там, в старом поместье — эта загадка все никак не выходила из головы и требовала ответа. Даархель присела рядом, вытянула ноги и оперлась на руки, с интересом гладя на Виктора.

0

9

Его молчаливый разговор тет-а-тет с самим собой, прервал знакомый голос, он даже не обратил внимание на то, что кто-то приближается.
— Здравствуйте, Виктор. Не ожидала вас увидеть здесь..почему вы в одиночестве? Может я смогу составить вам компанию?
Он поднял глаза и, конечно же увидел, ту что и ожидал услышав голос, княжна Аттари скользила по песку приближая к нему. И вот она уже села на песок рядом. Девушка была такая счастливая, что прям светилась, в отличие от самого Виктора и портить ей настроение он совсем не хотел.
— Добрый вечер, Даархель, — приветственная улыбка рефлекторно появилась на его лице. — Да я почти всегда в одиночестве, я таков по сути своей, дорогая моя княжна... Но от вашей компании, несомненно, не откажусь, но согласитесь ли вы на мою?
Он закурил очередную сигариллу, снова устремив взор на плещущиеся волны. Дул прохладный морской бриз и редкие птицы ещё пересекали небосвод, разрезая ночную мглу крылом.
— Я спрашиваю потому, что я собираюсь провести вечер, не подобающе аристократу... Я хочу пойти в заведение, где можно хорошенько напиться... кровью.
Он поднялся и протянув девушке руку, его зелёные глаза блеснули кроваво-красным отливом, хотя может ей просто показалось? Может это просто отблеск далёких огней?..
— Так вы со мной или продолжите прогулку?

Отредактировано Рихард Виктор Кёнинг (13.07.2010 01:34)

0

10

Она слегка поморщилась от того, как Виктор к ней обратился. «Ну еще бы поклон отвесил», — проворчала она про себя, а вслух ответила:
— Можете называть меня просто Хель.
Особой радости на лице мужчины Даархель не заметила и решила, что непременно должна узнать, в чем причина-ведь раньше он всегда был рад её присутствию. Девушка не могла сейчас долго хмуриться — слишком счастлива она была и всегда была готова поддержать Виктора. Улыбнувшись, она приняла его руку:
— Я продолжу свою прогулку... с вами.
Всполохи кровавых огней в его глазах заставили её на секунду замереть и тут же тряхнуть головой, прогоняя видение.
— Куда же мы направимся?
Даархель пошла по направлению к своей лошади, гадая, что же случилось за столь короткое время, пока они не виделись, но вопросов пока не задавала. Упоминание о недостойном поведении заставили вампирессу смущенно отвернуться. «Я как раз подхожу. Лучше и не придумаешь», — подумала она и почувствовала, что Рихард подхватил её и легко посадил в седло. Удивленная таким поведением, Даархель молча смотрела в его глаза, приподняв бровь в удивлении, пытаясь найти причину. Но так ничего и не увидела. Ей до сих пор хотелось лететь подобно ветру и в конце обрушиться водопадом на эту грешную землю.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Варьете «Зеленый домик»

Отредактировано Даархель Аттари (13.07.2010 03:13)

0

11

— Можете называть меня просто Хель.
— Хорошо... эм... Хель, — он слегка улыбнулся. — Ну, тогда я видимо Вик, для тебя.
Переход на ты по его мнению подразумевался при таком обращение друг к другу. А мысли девушки не сулили ничего хорошего, что ситуация в поместье, что события прошлой ночи, явно не входили в список тем, которые бы он с охотой обсудил.
— Я продолжу свою прогулку... с вами. Куда же мы направимся?
— В какое нибудь явно сомнительное место. Может бар, — он задумался. — Я чую, что на этой набережной, точно что-нибудь найдётся.
Он подхватил и усадил девушку в седло, сам свистнул и Шварц трусцой подбежал к нему, после чего он мигом его оседлал и направил лошадь с пляжа на набережную.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Варьете «Зелёный домик»

0

12

Начало игры

К причалу подходил знакомый корабль. Его маршрут часто пролегал через этот порт, несколько раз в год он точно причаливал сюда, до вечера его будут разгружать, а маленький капитан будет срывать голос, но потом матросы уставшие, но довольные выполненной работой пойдут в кабак. Это была дружная команда, и матросы были вполне дружелюбные, хотя и слишком шумные, но Тиза не будет сегодня их обслуживать, у нее выходной.
После смерти хозяина у нее появилось довольно много свободного времени и пустота в том месте души, которую, оказывается, он успел занять. Пребывая всё еще в смятение, в жуткой неопределенности на счет своего будущего, на грани между истерикой по кончине хозяина и полным равнодушием к сему факту, Рампалтиза сидела на гладком камне в полнейшем одиночестве. Пронзительные крики чаек, ветер с моря, треплющий длинные светлые волосы, зеленое платье, выгодно подчеркивающие прелести фигурки Тизы, и теплая дубленая курточка с меховым воротником, спасающая от ветра и сырого холодного воздуха. Когда на душе скребутся кошки, мир грозит затянуться тучами беспробудного плохого настроения, а одиночество в своей комнате нагоняет слезы, самое лучшее собрать капельку положительных эмоций в свою сторону, а уж эта девушка просто пьянела от эмоций, словно вампир от крови или кот от валерьянки. Положительные эмоции грели душу и самолюбие, в то время, как отрицательные просто взрывали Рампу изнутри, давая такой всплеск эмоций, словно… Словно в металлический шпиль в центре голода попадала молния! Впрочем, сегодня была не та погода, чтобы разгуливать в таком легком платье, собрав несколько заинтересованных взглядов по дороге, Кыш пришла сюда, закутавшись в куртку и подогнув под себя ноги, она совершенно не мерзла, привычный с детства плеск волн успокаивал, и мысли текли своим чередом, без дополнительной помощи, перетекая из одну в другую.

+2

13

Отель Эффенбаха  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«Ах... морской бриз. Почему он всегда радовал мое обоняние? Наверно вкус моря меня успокаивает. Неведомый бог колыхает всю эту воду. Стихию что может нести на себе миллионы кораблей. Стихию, что хранит тайны, где-то в глубинах своего синего демона. А он, вызванный и заточенный в магический круг, мечется, рвет цепи, и тем же оживляет море. Скованный монстр лишь колышет его, пенит пики его волн. Этих маленьких островков не спокойствия, что с белой шапкой на голове, смело разбиваются о берег, с громким шепотом».
Агент остановился перед лестницей, что спускалась к пляжу. Гельдриху стоило еще пару раз глубоко вдохнуть и окинуть море. Бруггианец любил море. Оно его влекло. Просто это была именно та стихия, что противоречила его пылу и нраву. Гельд был вспыльчив, но весь гнев сдерживал в себе. Точно как море: оно если и злилось, то не позволяло себе хамства.
Гельдрих закурил. Маленькое колечко дыма мгновенно стало жертвой бриза и разлетелось по просторам пляжа.
«Стоит спуститься и посмотреть на море еще ближе...»
Агент неспеша спускался вниз и окидывал пляж взглядом. Он давно увидел маленькую фигуру девушки, что сперва казалась дитем.
«О... я не один вышел на прогулку?..»
Агент медленно подошел к девушке. Его туфли отставляли небольшой глубины «кратеры» в песке. Сам же песок недовольно «шипел», каждый раз, когда агент наступал на его поверхность. Ему было неприятно рушить связи песчинок, которые он строит веками. А эти ветер, море, вампиры, люди всё ходят и ходят, дуют и дуют, рушат и рушат!
— Позволите? — агент вопросительно приподнял бровь.

+1

14

Чуткость слуха не улучшилась с приобретением второй жизни, поэтому, увлеченная мыслями и убаюканная прибоем нежного моря, Рампа вздрогнула от приятного мужского голоса. Легкая улыбка на губах, негромкий голос.
— Добрый день, мистер Квайстеп.
Она знала этого вампира. Он не раз заглядывал в кабак, в котором она работала, был приветлив и в меру мил в отличие от многих других вампиров. Впрочем, в этом заведении такие посетители были не часты, обычно основным контингентом были моряки с пришедших кораблей и торговцы. Он знал ее имя. Это всё, что они знали друг о друге. По крайней мере Кыш так думала. Однажды хозяин сказал, что она теперь принадлежит ему, должна быть ему верна, а он будет оберегать ее в том числе от охотников. Идет ли на оборотней такая же охота как на гулей, или какая либо другая, знать, конечно, нужно, но вот выяснять это не хотелось. Просто страшно вот так на прямую спросить кого бы то ни было, а в тихую выяснять... Лучше делать вид, что вообще тебя не волнует этот вопрос, вот как сейчас например.
— Да, конечно.
Обычно вопрос «позволите» произносят в кафе, желая присоединиться за твой столик, и в этот раз Рампа только об этом и подумала. Мысленно удивившись, но чуть пододвинувшись и капельку смутившись на небольшом скользком камне.
«Но наверняка я не правильно поняла. Вот что значит недовоспитанность.»
Иллариум успешно научил ее контролировать свой облик, научил не забывать и только начал работу над ее поведением, отучая отвечать остростью на любую провокацию и не лезть в драку, минимальные правила этикета, но, увы и ах, закончить работу над ней он не успел. Теперь она пыталась пользоваться знаниями, которую с таким усердием и терпением вампир вложил в ее хорошенькую головку, но получалось не очень-то.

+2

15

«Ах! Что за день?»
Гельдрих любил такие деньки. Чайка негромко прокричала, а морская волна ударилась о пляж. Миллионы брызг принесенные ветром, освежили лицо колкими поцелуями холода. «Стужа, песок, прекрасная девушка и Дракенфурт... И как после этого возвращаться в Бругге? Нет-нет... Я бы даже прикупил здесь место обитания — какую-то маленькую домишку, ближе к Волкогорью».
Агент удивленно посмотрел на девушку. Рампалтиза (право имя элегантное) пододвинулась, чего никогда не делали его знакомые до этого. Этот маленький поступок говорил о её природной скромности и отличной воспитанности. Нет! Она не была надменным аристократом, как Валери. Пал пододвинулась, готовая разделить с этим незнакомцем маленький островок удобства. Отказаться от такого удовольствия?
— Право, спасибо, Рампалтиза! Не ожидал что вы поделитесь каменным стулом со мной. Не смею отказаться. — Гельдрих посмотрел на девушку слегка озадачено. — Вы не промерзли? Давно тут сидите? — агент был готов накинуть на девушку свой плащ.
«Странно ты живешь, Гельдрих... Словно красный волк. Скитаешься из угла в угол и всегда готовишься к поиску нового дома...»
— Не знал, что вам доставляет удовольствие море. Догадывался, но не нашел почву для таки побуждений, — агент не стал закуривать. — Я тоже люблю море. Знаете почему? Никогда не плавал через океаны. Мечтаю поплыть в Айзу.

+1

16

Мистер вампир не скрыл своего удивления от слов Тизы, она бы сама себе удивилась, если бы она была не она! Надо же такое удумать, а главное сказать! Небольшое смущение от поступка и благодарности за то, что не высмеял, а уступил и подыграл. Очень мило с его стороны и так несвойственно высокомерным вампирам. Смущение исчезло за веселыми искорками в глазах, а с языка слетели слова, которые учитель наставлял держать при себе.
— Вы думали, что я закутаюсь поглубже, ссутулюсь и буду бросать на вас осторожные взгляды исподтишка?
Уже в тот момент, как с губ слетело первое слово, она поняла, что говорит лишнее, отругала про себя глупую волку и замолчала, тихо улыбаясь и чувствуя рядом, пожалуй, слишком близко, присутствие другого человека. Вернее будет сказать не человека.
— О да, море доставляет мне большое удовольствие, оно как дом для меня. Большой бескрайний дом. Представляете, мистер Квайстеп, у кого есть дом, и он ограничен стенами, у кого совсем нет дома, а у меня он есть и он бескрайний, словно мир. И мне совершенно не холодно. Спасибо, мистер Квайстеп. Вы очень добры.
Взгляд затуманился, а на губах играла мечтательная улыбка, голос стал тише, словно мурлыканье кошки, которая поздним вечером легла на колени хозяйки и рассказывает о происшествиях за день, успокаивая, убаюкивая.

+1

17

Что может поразить в обычной, незаурядной девушке? Красота? Смешок? Её хитрый взгляд или коварная улыбка? Нет! Как оказалось — нет! Агенту понравилось нечто иное. Пал описала море так, как никто прежде. Он знал морской бриз как никто. Но она просто поломала его пополам, окунула в волны. Гельд отдался описанию девушки и представил море своим... домом.
-----------------------------------------------------
В голове тихо поплыл закат. Солнце медленно садилось за горизонт, всё еще издеваясь над нашими глазами яркими бликами лучей, что отражались в мистическом свете от поверхности моря.
Море шумело. Оно нечаянно брело. Медленно шелестели волны по песку, а чайки пронзительно кричали в небесах. Их крик был протяжный и жалостный, будто они кого-то упрекали в поступке, ошибочном поступке.
Песок был желтым, чуть окрашенным в белое. Его маленькие частички бегали за водой и весело прыгали по «головам» своих товарищей. А те, малыши, хлопали в ладоши, как мазохисты-сектанты, и радовались каждой новой волне и каждому новому блику солнечного, розового лучика.
Странно. Всё было погружено в спокойный шум, хотя повода для спокойствия не было. Так ветер медленно колыхал сосны на высоком, крутом пригорке. Хвоя тихо испускала свой аромат и напоминала духи, которые создал сумасшедший парфюмер, что любил запах моря и хвойной свежести. Напряжение сходило с каждым дуновением ветра. Этот двигатель парусов нагло задувал затоку и заставлял волосы трепетать на своей прозрачной руке. Казалось, что он хватал копну и распускал меж пальцев рук.
Агент стоял на коленях и смиренно смотрел на дело своих рук. Он не хотел этого, но оно случилось. Так бывает с каждым: глухой рок подшутит над вами и сыграет злую шутку. Но тут всё было уж очень взаправду. Гельдрих жалел о содеянном. Почему ему стало так тяжело? Ведь он даже не помнил как это сделал. Но он... он!... и никто другой, сделал эту пакость. Да! Пакость. Как маленькое дитя поддался желанию зверя.
Агент опустил свои окровавленные руки, на которых держал тело. Тело знакомой, возможно даже любимой, им девушки. Той, чьи объятия совсем не вынуждали к чему-то. Она с легкостью принимала его, а он просто знал чего она хочет. Он и она были симбиозом греха. Вместе они составляли неустойчивую атомарную сетку кислорода. Вместе они были богами...
— Вэл... я... я... не хотел. — агент положил тело девушки на песок.
Тот зашуршал. Похоже, что даже минералу стало противно от крови. Песок стал багрово — красным — кровь стала рисовать свои узоры. И это не нравилось тем прыгающим малышам — песчинкам. Маленькие струйки красного нектара текли к морю, где их настигала волна за волной и уносила в море — домой.
Волосы Вальд расплетались и вились на ветру. Прекрасные пепельные локоны, что так нравились Гельдриху. Те вьющиеся лучики сигарного дыма. Её фирменная высокая прическа потеряла свою форму. Лицо совсем побледнело. Она стала такой, как всегда хотела: молчаливой и привлекательной.
Агент убрал от тела девушки свои руки. На них была кровь — кровь Вэл. Много крови. Всё по локоть было промочено в крови. Бардовой, жгучей, осужденной...
— Пошли же, мистер Квайтстеп. — мягкий женский голос прозвучал за спиной. — Вы — зверь и вам пора.
Агент развернулся и увидел белую волчицу за спиной.
Её шерсть подавалась каждому порыву ветра и ходила волнами. Точно как море... Большое белое море мягкий и приятных шерстинок. Глаза отражали спокойствие, а постава говорила о привычке к этой форме.
Агент знал, что убил Валери в своей волчьей шкуре. В последний раз агент взглянул на тело девушки и пошел к волчице.
— Почему я так не уверен в себе... Рампалтиза?..
-----------------------------------------------------
Крик чайки внезапно пробудил агента от раздумий. Он не знал сколько молчал, а потому посмотрел на девушку многозначительным взглядом.
— ... Вы очень добры, — закончила девушка.
«Похоже, я не много пропустил...»
— Я всегда стараюсь вести себя достаточно прилично. Этого требует мой личный кодекс, — агент улыбнулся. — Прекрасное сравнение. Море — дом... дом для ушедших... — агент понял, что его охватило привычное ему видение.

0

18

Рампа никогда не умела и так и не научилась читать мысли, заглядывать в душу через бесконечный поток слов в голове, только чувства, и то не часто, да и не стабильно, и вообще сомнительно, потому что доказательств этому Тиз не нашла — мало ли, вдруг это ее личные эмоции порождают такой отклик, а вовсе ни кто-то другой. К мыслям, воспоминаниям или мечтам Гельдриха девушка оказалась глуха, зато к словам ее вспыльчивая натура очень даже прицепилась. Брови изогнулись, реснички хлопнули, глаза удивленно смотрели на мужчину.
— Почему же для ушедших? Я жива и море — мой дом.
— Что же этим ушедшим мало рая и ада? Пусть вон довольствуются землей и огнем! Море еще им!
А вот сейчас мы добрались еще у одной черте в характере Кыш. Она была жткая собственница. Вещей, которые она могла бы назвать своими, было не так много, а вот водная гладь планеты к ним причислялась. Пусть плавают корабли, люди ловят рыбу, купаются, плескаются, смотрят, это всё мелочи. Если бы Рампа сейчас была зверем, то шерсть на загривке приподнялась бы и показались зубы в беззвучном рыке, хвост зло бил по ногам или воинственно торчал вверх, распушившись павлином, его инстинкт вопил бы о защите своего логова, своей территории. Но человек наделен разумом, который хорошо и очень давно подавил звериное начало, вторая сторона девушки, белый волк, преспокойно спал днем, ожидая своего времени и не вмешиваясь в жизнь человека.

0

19

Агент улыбнулся девушке. Он взглянул в её глаза своим уставшим взглядом, что обычно помогал ему произвести должное впечатление. Агент не был самым красивым вампиром, но и к числу уродов его тяжело отнести. В этом мужчине женщины находили импозантного джентльмена, который всегда был защитить даму, что обнимает его за шею. Бруггианский характер, с долей креативности — и агент мог понять чего хотят женщины.
Эта хотела свободы. В ней странно сочеталось несколько знакомых агенту стереотипов. Пал была необыкновенной девушкой. Она была самой большой загадкой агент, в данный момент. Эта девица могла дать фору некоторым аристократам в своей загадочности. И Гельдриху нравилось её находчивость в вопросе той загадки, что должна быть в каждой девушке.
— Почему же для ушедших? Я жива и море — мой дом.
— И вы готовы это доказать? — агент смотрел на Пал и решил добавить улыбки, для большего эффекта вопроса.
— Еще скажите, что вы умете править судном, — Гельдрих посмотрел на море и ждал ответа.
Он сыграл в чехарду и оставалось только ждать ответа, правильно ли он поставил ставки.

0

20

Она бы фыркнула, задрала бы нос и сказала, что умеет, и многие ей в подметки не годятся, потому как она дитя моря, и никто не впитал в себя столько ее душ, как Рампалтиза Дьютери, сидящая перед вами! Но язычок был вовремя прикушен, она отвела взгляд от глаз вампира, играть в переглядки с долгоживущими вообще опасная штука, голова теряется в момент, тихо ответила.
— Судна бывают разные. Лодка тоже своего рода судно, а им управлять может, пожалуй, любой.
Никакого секрета в ее происхождении не было, не прятала она и отца. Единственным секретом была болезнь, которую передал ей оборотень однажды ночью, да и то, она не стала бы это отрицать, если ее припрут к стенке, сейчас она всем вместе это просто не договаривала. Но почему-то она ускользнула от прямого ответа, где-то на подсознании восприняв разговор с мистером бруггианец, как вызов, как игру, в которую так просто она не сдастся. Может быть чуть позже...
Чайка пронзительно крикнула своей подруге и, оставив ту, села неподалеку от камня, который сегодня играл роль скамейки в парке, ветер трепал ее перья, но она упорно искала что-то песке на берегу, привлекая внимание девушки, ловя на себе взгляд.

+1

21

— О! Так вы еще и классифицировать их умеете? — агент выразил удивление через привычный для девушки взгляд. — Откуда же простая девушка так много знает о морских кораблях. Ну, конечно же, если это не секрет.
Агент поднял голову вверх и ощутил, как маленькие капельки легли армией на его лицо. Они не щипали и не мешали. Эти мириады морской волны были только эффектом близости к морю, и ветра, что сейчас поднялся. Это вызывало приятный восторг. Было очень здорово ощущать себя живым.
Море... Похоже, что именно оно и делало это чувство явью, хотя само напоминало небольшую иллюзию. Иллюзия, (если это была она) была очень интересной и разумной. Тот, кто её создал, вложил в неё долю своего разума и своих забот. Так море бушевало, когда у него было плохое настроение, топило корабли, в моменты семейного кризиса с ветром, и радостно плескалось, почти шепча, когда морская лазурь была видна из прибрежных домов в прекрасное летнее утро. Море было живым.
Как и агент. Только из-за огромного «организма жизни», что пах солью и свежестью, он чувствовал себя живым. Гельдрих и сам ходил по морю. Просто, этого не знали.
Агент улыбнулся и посмотрел на девушку.
— Мне интересно, как же вы отнесетесь к тому, что мы таки пойдем и прокатимся на небольшом бриге? Раз уж мы нашли море таким интересным сегодня...
Гельдрих стал понимать куда он попал, — на борт какого судна. Проблема его была в том, что он был чересчур воспитан, — никогда не был напорист и надоедлив. Он просто руководился зовом своего сердца и мимолетных желаний. Странно конечно, и дико, для некоторых людей, но агент был собой. Он не носил маску, ведь он был не на работе. Он сейчас хотел выйти в море и нырнуть в глубину тех волн, что носят фрегаты на себе.

+1

22

Рампа недоверчиво посмотрела на Гельдриха. С чего бы вампиру приглашать человеческую девушку прокатится на бриге? Это сродни согласиться прогуляться с незнакомым мужчиной в темный лес. Она знала агента довольно давно, он был нечастым гостей в кабаке, в котором она работала, был вежлив, приветлив и щедр, но ничего большего двуликая сказать о нем не могла. При этом желание выйти в море было велико, вновь прикоснуться к воде, вновь слиться с ним, дышать им, чувствовать, как их сердца бьются в едином ритме... Разум вступил в бой с желаниями. Бой был равным, не одна из сторон не желала уступать сопернице, и конца ему не было видно. Тиз решила, что в любом случае она одета слишком легкомысленно для морской прогулки, тем более для гостьи, о чем и сообщила мужчине.
— Я одета слишком легкомысленно для морских прогулок. Пока мы с вами здесь сидели, значительно похолодало, а на воде холодно вдвойне.
Виновато улыбнулась, понимая, что для этих существ это мелочи жизни, на которые они просто не обращают внимания. Чтобы ей не ответили, время она хоть чуть-чуть выгадает, авось в бою внутри нее за это время кто-нибудь да победит, или произойдет что-то, помимо ее воли и исход больше не будет зависеть от нее.
А что чайка? А чайка нашла то, что искала и, раскудахтавшись на свой манер, довольная проделанной работой размахалась крыльями и улетела, вновь оставив их одних на целом пляже. Впрочем, пустынность его в это время и такую погоду была неудивительной. Мало кому нравится сидеть при минус десяти по Цельсию на обдуваемом мокрым морским ветром берегу. Кыш была не против, но уже начала подмерзать, кончик носа покраснел, а руки спрятались в карманы. Одно дело скакать обезьяной по всему кораблю в любую погоду, когда нет времени мерзнуть, и другое предаваться созерцанию и мечтаниям.

0

23

Агент и не ожидал положительного ответа. Это был небольшой тест. Тот, кто часто видит море любит его и восхищается им, всегда сможет отказаться от него в предела разумного. Только голодные к нему будут слепо, даже себе не в радость, плескаться в нем или рыбачить. Тут же было видно, что девушка знает свой интерес к морю, — ограничивает его мелкими желаниями к вот таким «посиделкам» на камне. Рампалтиза была слегка необыкновенна. Что в этом такого? Гельдрих тоже был со своими странностями.
Агент достал сигару и закурил. В голове понеслись мысли о том, что он таки промерз, ведь уже губы стали подрагивать.
— Я вот, конечно, глуп. Так и не спросил, что же вы тут делаете. Обычно мы встречались в таверне. Выходной?
Бруггианец увидел, что девушка достаточно промерзла, что значило: пора уводить печальную девушку с мороза.
Гельдрих встал и накинул Рампалтизе плащ на плечи.
— И всё-таки я — вампир. Мне легче вынести прелести погоды, чем вам. Пойдемте, что ли поедим. А то мне так и не довелось поесть сутра, — агент посмотрел на Пал и добавил:
— Конечно, если вы этого пожелает, Рампалтиза.
«Чудесное имя... а главное — откуда оно? Орлей?..»

0

24

Кыш мечтательно и печально окинула море в последний раз и посмотрела на мужчину, беззаботно улыбнувшись, хватит печалиться и придаваться меланхолии, это удел несчастных людей, коим она себя никак не причисляла.
— Да, у меня выходной. — После смерти Иллариума, хозяин таверны и друг отца по совместительству дал ей три дня отдыха, буквально вытолкав Тизу за дверь, решив, что так для нее будет лучше, и готов был дать еще столько дней отгулов, сколько понадобится. Сама же девушка хотела нырнуть в работу с головой, чтобы не думать, чтобы не решать. Но жизнь заставляет принимать решения, не позволяя отсиживаться в теплой норке под мягким пледом. В этом мире выживает сильнейший. Хотя... Это спорный вопрос, кто дольше проживет, тот, кто прячется в норе, или тот, кто смело встречает опасности в лицо. И ответ этот не нравился многим, но логичность ответа убивала.
— Спасибо. — Рампа с удовольствием закуталась в плащ вампира, зарылась носом в меховой воротник, так что на улице остались только глаза и макушка. — Я бы с удовольствием съела тарелку горячего супа. — Глаза хитро и благодарно сверкнули, странное сочетание, но всё же. Голос тонул в ткани плаща, но чуткому слуху долгоживущему это не мешала услышать слова. — Только давайте пойдем не в то место, где я работаю. Всё же мне хотелось бы избежать его в мой выходной, а то, честное слово, не удержусь и побегу работать. — Звонкий задорный смешок утонул, став тихим. Тиз позволила себе пойти первой, хотя предпочла бы быть ведомой.

+1

25

— Ну, раз мы всё обсудили, пойдемте, — агент подал руку барышне, и смело пошел в сторону известной ему лестницы.
Море стало бить громче, будто прощалось с ними. Чайки пронзительно закричали, вторя друг дружке. Бриз стал дуть еще сильнее, и волосы стали жертвой порыва.
Агент прищурился и недовольно повел носом. Этот влажный ветер чреват простудой, насморком и испорченной сигарой.
«Ай... пора на лестницу...»
Агент пропустил даму вперед и последовал прямо за ней, согласно всем нормам и приличиям,- смотрел он на ступеньки.
— Тогда уж пойдем в «Винный вечер». Я, право, и хотел вас туда вести. Там вкусные супы, — агент улыбнулся.
Дракенфурт прекрасен, когда не так холоден. Агент решил, что его любимые деньки в этом городе исчерпались, и пора бы поговорить с начальством о переезде. Но это было маловероятным, а потому стоило задуматься над дальнейшей сводкой.
«Что ли полазать по мэрии? Устроюсь как я там хроникером...»
Агент решил поддержать беседу с девушкой, а потому задавал ей вопросы по всему пути, ровно столько, сколько и рассказывал о себе.
— В кафе вы отогреетесь. Поверьте. Скажите, а вы готовите или не приходилось?

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафе «Винный вечер»

0

26

Девушка с удовольствием оперлась на предложенную руку, второй придерживая полы плаща, который был сильно велик, а запачкать его очень не хотелось. В нем было тепло, но довольно неуклюже, поэтому обычное быстрое взбегание на лестницу в этот раз было медленным и аккуратным. Но это препятствие было позади, а плащ всё еще на плечах и кажется чист.
— Ммм, люблю супы, особенно вкусные. — Рампа улыбнулась наморщим носик сопровождающему ее вампиру.
Разговор не о чем по дороге в кафе был естественным, непринужденным и легким, с примесью легкого кокетства, вполне естественном при общении с малознакомым приятным мужчиной, между тем совершенно не обязывающим.
— Я умею готовить, и многим нравится приготовленная мной еда, но не могу сказать, что получаю массу удовольствия от этого, как большинство человеческих женщин. Нет во мне и духа хозяйки дома. — Она говорила это без стыда и стеснения, хотя и сама считала, что поддержание домашнего очага и воспитание детей — главная задача женщины, но только не ее.
— А вы что любите есть?
Между тем они подошли к дверям кафе, и девушка остановилась, давая возможность поухаживать за собой, открыть дверь и впустить ее в тепло помещения, вдохнуть запахи кухни, сесть за столик в ожидании официанта и в кои-то веки быть по другую сторону этой «кухни».

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафе «Винный вечер»

Отредактировано Рампалтиза (20.11.2010 00:52)

0

27

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/PqMXb.png
Столь странным кажется мир во времена недостатка. Даже зверь ощущает недостаток. У каждого он свой, но каждый борется за утоление. Жажда — болезнь. Она заставляет ползать у её ног и красться ниц к трону. Она может выбить из колеи даже самого отважного правителя, что слаб духом со своими понятиями греха и «не греха». Никто не сможет победить жажду, пока он не станет живым. Смерть — самая большая жажда, что выбивает клин клином...
Альберт стоял за колонной огромного пирса. Он давно наблюдал за девушкой, которая сидела на пляже. Он ждал. Ждал её минутной слабости. Её сердце стучало так громко, что гуль аж ощущал течение крови в её венах.
«Есть... хочу... моя...»
Девушка смотрела в небо, а потому внимание её не привлекало тихое плескание воды. Нет! Это не морской прибой. Это Альберт начал движение. Гуль уже два дня искал жертву. Он бы давно убил первого попавшегося, но он был не обычным гулем. Его монстр руководился разумом, что он обрел во время экспериментов. Вакцины помогли ему обрести разум, что сделало из него еще искуснейшего убийцу.
Девушка даже вскрикнуть не успела. Она только услышала громкий хлюп и ощутила, как на шее сомкнулись руки. Альберт провел языком по щеке девушки, и та застыла в чувствах ненависти и страха, что смешались в голове. Кричать было невозможно, так сильно сомкнулись руки гуля на шее.
— Моя любовь... — шипя выдавил гуль.
Минутное замешательство и девушка ощутила, как хватка ослаблена.
— Я не твоя... — запротестовала она, но тут же ощутила новый приступ сильного удушья.
— Я не о тебе, дура. Я о крови...
Дальше только кровь и плоть. Альберт ел её, пил её... лизал её волосы. Останки тело гуль раскидал в хаотическом порядке по песку. Остались только поломанные ребра, погрызенные руки и нижняя часть тела, с рваными юбками и рубашкой.
Пьяный Альберт ушел вглубь портовых складов, где решил спрятаться в заброшенных складах порта.

Отредактировано Мастер игры (28.11.2010 01:08)

0

28

Поместье Ордисов  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Они пришли на скалистый берег, за спиной вверх поднималась скала, а впереди раскинулось море, воздух был свежий но немного холодный. Елл провел девушку в расщелину прямо у кромки воды, расстелил плащ на белоснежном снегу, пособирал вокруг ветки, упавшие с росших на скале деревьев и разжег небольшой костер.
— Присаживайся. — Елл сел на расстеленный плащ и достал еду, оставив в заплечном мешке только бутылку вина с бокалами. — Я надеюсь тебя не сильно смущает такая обстановка? Просто я в кои-то веки отвлекся от хмурых мыслей... Благодаря тебе. — Елл смотрел на нее и не мог отвести глаз. Она была красива, прекрасна. Сначала Елл думал, что он делает ещё одну ошибку, но теперь понял что ошибался, эта девушка не была похожа на тех аристократок, которых он встречал, они думают лишь о чистоте рода и своей репутацией, она же жила чувствами и переживаниями, а не игрой и масками. Да, Еллу тоже иногда приходится играть, но это не его жизнь, это была работа. А сейчас он отдыхал и был собой...

Отредактировано Елл Ордис (05.07.2012 16:07)

0

29

Елл посмотрел на девушку и заметил как у нее забегал взгляд, а потом стала смотреть в огонь. Он тоже посмотрел на огонь, говорил тихо, не зная правильно ли делает.
— Если тебе приятнее независимость, ты можешь жить отдельно... Извини если я что-то сделал не так. Я очень не похож на других, хотя и они характером не сильно отличаются от людей. Не знаю что слышала ты, но вампиры от людей не многим отличаются. — Елл вздохнул и лег. От огня шло тепло, ветер сюда только заглядывал принося свежий морской воздух, но не холод. Недалеко волны бились об скалы. Было легко и хорошо, Елл впервые отбросил все мысли... Сейчас жгло лишь одно желание, желание быть рядом с ней. Он не знал гасить его, поддерживать и вообще что делать. Все проблемы стали незначительными и легкими, потому что они были далеко, а она была тут рядом. Он слышал её нервное дыхание чувствовал горячую кровь и из-за этого становился сам не свой...

0

30

Постоялый двор «Моя фантазия»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (прошел месяц)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Зимнее море было неспокойным и каким то неуютным, совсем не похожим на летнее. Беверли, сидевшая у самого борта не спеша двигающейся вдоль берега рыбачьей лодки, смотрела на серую, промозглую даже на вид, воду со смесью недоумения и лёгкой неприязни, невольно поплотнее укутываясь в тёплый плащ из грубой шерсти. Жизнь в очередной раз напомнила, что за всё хорошее надо платить — и расплатой за два дня восхитительной Охоты для молодой женщины стали три недели медленного выздоровления и восстановления сил — хотя рана уже и затянулась, бок всё ещё болел при каждом неосторожном движении. Это не было для Бев в новинку, но раздражало то, что пришлось задержаться в глухой провинции ещё почти на неделю — пока, вот, не удалось договориться с проезжим рыбаком. Однако, в отличии от поездок по летнему морю, зимнее ничуть не способствовало улучшению настроения.
— Так куда, ты говоришь, нам надо добраться? — в очередной раз поинтересовалась она у устроившегося неподалёку Билла. Ответ Кысь и сама знала, но просто сидеть и молчать иногда надоедало зверски...

Отредактировано Беверли Дюбуа (14.12.2010 13:25)

0


Вы здесь » Дракенфурт » Портовая гавань » Пляж


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC