Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Трущобы


Трущобы

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/24-Zhiloi-raion/1.png
Каким привыкли видеть Дракенфурт приезжие? Картинно-благополучным, нарядным, таким, будто его не построили, а сотворили по волшебству специально для беззаботных аристократов и богачей. Но есть и другой Дракенфурт — перевернутый, искаженный, уродливый. Это город с черными улицами, шаткими лестницами, злачными подворотнями; город безликих домов, покрытых угольной пылью, бараков, похожих на душегубку, облупленных стен; город — гнойный нарыв на изнеженном теле графства...

Трущобы. Вот она, неприглядная изнанка роскошной жизни! Болезнь, которую предпочитают не замечать баловни высшего света... Здесь, на самом дне общества, в мусорных переулках, пропитанных духом смерти, обитает пропащий люд, согласный на любую работу, готовый вынести всякое унижение ради мизерной прибыли и надежды продлить свое жалкое существование еще на пару деньков. Угрюмые, давящие постройки прячут не менее мрачные усталые лица жителей. Под ногами хлюпают вечные лужи грязи; отовсюду, сплетаясь в непрерывный назойливый гул, слышатся ругань, стоны чахоточных, детский плач; сквозь гомон то и дело прорезаются собачий лай и заводские гудки. Над крышами нависает плотная пелена едкого дыма от предприятий и фабрик, расположенных по соседству. Тут правят бал нищета и отчаянье, тут нет места состраданию. Трущобы... Приют кухарок, прачек, мастеровых, чернорабочих и беспризорников. Страшный исподний мир, ниже которого — только ад.

0

2

Ночное кафе «Гротеск»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Рассвет, ранее утро, все так же шел снег. Дуя на замершие, онемевшие ладошки, вампир облокотился спиной о стену здания. Вальд уже потерял счет времени, похоже, прошли уже целые сутки с тех пор как он пропал без вести. Теперь дорога домой превратилась в бесконечный марафон с постепенно меняющимся пейзажем, случайными встречными и уже приевшимся вопросом: «Простите, а как попасть в Волкогорье?». По словам местных жителей, дорога через промзону была самой быстрой, самой короткой, но достаточно опасной. Они в одно горло порекомендовали сделать огромный крюк и обойти ее стороной. Говорили, что она слишком опасна, слишком уж часто грабили, убивали, да и просто нападали на прохожих. Возможно, в другой ситуации наследник бы послушал их уговорам, но сейчас он слишком устал, что бы делать лишние крюки. Да и страх снова потеряться был не менее сильным и навязчивым. Да и что с ним могло случиться в столь ранний час?

Неожиданно рядом раздался шум, словно кто-то опрокинул пару пустых бутылок. Тара зазвенела о каменную дорогу, что-то стукнувшись, разбилось вдребезги. Нервно дернувшись, Вальд прислушался — ничего, ни шагов, ни голосов, ничего. Но не могли же они сами по себе упасть...

Решив не испытывать судьбу Октавио оттолкнулся от стены и пошел прочь с злополучного места. По спине пробежали легкие мурашки. Практически пролетев пару метров, вампир оглянулся, ища возможного обидчика взглядом, но безрезультатно. Лишь пустые, безлюдные улицы, серые дома, глухие переулки - ничего опасного или пугающего. Но сердце все равно бешено билось в груди.

Нервно прикусив побелевшие от холода губки, Вальд двинулся дальше. И хотя рядом не было ни одной живой души, чувство опасности уже не покидало его.

+2

3

Ристалище  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Прохладный ветерок обдувал его лицо. Восседая на гнедом жеребце, Уолтер был несколько напряжен, было ли тому виной, ристалище, или же другие мысли обуревали его в эту минуту? Так или иначе по глазам Эссекса было не возможно понять о чем думает этот господин. В это солнечное утро на лорде Эссексе были иссиня черные брюки, белая шелковая рубашка, выглядывающая из под расстегнутого камзола, иссиня черного цвета рукова и горлышко стойка которого были расшиты золотой нитью. На безымянном пальце правой руки красовался фамильный перстень, с изображением герба клана выгравированного на черном агате.
Путь к бару «красный фонарь» куда он собственно и направлялся, лежал через дракенфуртские трущобы, что не могло не отразиться на лице Эссекса, слегка скривившемся от омерзения. Цоканье копыт разбавляло тишину и молчание этого места, и лишь лучики солнца были его спутниками. Возле старого дома, с облезшей штукатуркой Уолтер заметила лежащего в полусогнутом состояние бомжа. Нужно отметить, что, несмотря на то, что Уолтер был брезглив в отношение бродяг, чувство жалости все же проскальзывало в его мыслях, да и во взоре тоже. Кинув мужчине мешочек денег, Уолт глубоко вздохнул и покачав головой продолжил свой путь. Прошло уже больше месяца, но он так и не смог отыскать Нейла, вероятно брат уже уехал из Дракенфурта, ну или... нет, он не хотел думать о плохом. Уолтер был оптимист, в своем роде романтик, но розовых очков лорд Эссекс давно не носил, наверное с того дня как его мачеха использовала Уолтера в своих утехах, а когда он надоел, уговорила мужа отдать мальчика на обучение в Бругге. Каждый раз вспоминая эту падшую женщину на лице Эссекса появлялась гримаса омерзения и негодования. Впрочем, жизнь его закалила. Все, что он имел теперь, была воистину его личная заслуга, единственное, чем он был обязан отцу так это титулом, и великой честью быть рожденным в клане Артефиксов. Люций — предыдущий глава клана, вот кто был его истинным отцом, духовным отцом, тот, кого уважал и ценил этот вампир, кого помнил. Смерть его кровного отца была не столь болезненна как смерть де Мариско.
И так смотря вперед Уолтер медленно, но верно приближался к заветной цели, еще пару кварталов и он наконец сядет за стол, закажет чего покрепче и... а что будит потом одному Морготу известно. Повернув за угол Уолтер увидел молодого человека, бредшего по пустынной дороге трущоб. Когда парень обернулся, глаза мужчины произвольно округлились. Перед ним был никто иной как Октавио де Вальд. Красиво изогнув левую бровь, мужчина направил жеребца прямиком к юноше. Остановившись возле него, он ловко спрыгнул с седла, с секунду изучая лицо молодого человека, а затем поприветствовал.
— Утро доброе, — учтиво сделав поклон, произнес Эссекс, улыбнувшись краешком губ. — Вы выбрали весьма не лучшее место для прогулок Октавио, для вампира вашего статуса... или может вы, куда то направляетесь? — задумался Уолтер. — Тогда почему же вы без экипажа или жеребца?
Как же давно он не видел Октавио, лет 5 или 10? Время для вампира летит не заметно, но нужно признать де Вальд вырос, и взял от родителей лишь самое лучшее, уж в чем, в чем а в красоте Эссекс смыслил, тем более в его возрасте, да и с наследственностью Артефиксов было бы нонсенсом не стать ценителем прекрасного, коим и являлся этот господин.

+1

4

— Д-добро... утро. — Слегка заикаясь прошептал мальчик. В его широко открытых глазах отчетливо читалось удивление, он явно не был готов к такой встречи. Нервно прикусив губки, Октавио какое-то время растерянно хлопал длинными, словно женскими ресницами. Уж кого-кого, а Лорда Уолтера Эссекса он мог узнать в любой обстановке. Из всех жителей Дракенфурта этот был самый аккуратный, самый модный, вечно пахнущий лишь дорогими и изысканными ароматами кровосос. Сама личность этого вампира была уже символом богатой, само достаточной, аристократической жизни. Правда, по двору давно ползли слухи о его сексуальной неразборчивости и ветрености. К тому же просить помощи у вора, вероломно узурпировавшим трон Артификсов, оказалось слишком постыдным и унизительным занятием.

— Простите мои ужасные манеры, г-господин. — Последнее слово получилось слегка смазанным, с оттенком усталости и грусти. Учтиво поклонившись в знак приветствия, мальчик с волнением посмотрел на мужчину. За двадцать последних лет они виделись всего пару раз и то мельком, урывками, так что Октавио даже не мог спокойно познакомиться с кровным врагом своей семьи. Проблемы в отношениях начались еще задолго до их первой встречи, всему виной было неоднозначное и спорное решение бывшего главы клана, а ныне покойного Люция дэ Мариско. Незадолго до своей кончины вампир возвел в ранг Лорда не кого-то из семьи, как это полагалось по закону и многовековым традициям, а менее известного Эссекса. В конечном итоге это и породило недовольство и глубокую, беспамятную злобу Вальдов на нового хозяина трона. Октавио стал заложником этой войны и будучи сыном своих родителей, он так же тихо ненавидел Лорда как и они. Хотя и не отдавал себе отчет почему.

— Вчера утром по дороге домой мой экипаж попал под оползень и... — Инстинктивно дернувшись всем телом, мальчик зажмурился. Перед глазами поплыли умирающие лошади с перебитыми позвоночниками, кровь, разлетевшейся в дребезги экипаж с торчащими в разные стороны острыми палками и прутьями. Страшная, пугающая своей бессмысленностью трагедия. Но даже открыв глаза и посмотрев на собеседника, Октавио все равно продолжал видеть эту поистине ужасающую картину. — Но как вы видите со мной все в порядке и я уверен, что смогу добраться до своего имения сам. Без чей-либо помощи.

Отредактировано Октавио дэ Вальд (28.09.2010 21:00)

0

5

Замок Алукарда  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Бодрой рысью Даархель продвигалась по улицам города, и мысли в ее голове крутились не самые радужные. Она как обычно ушла в себя и вернулась на землю лишь, когда поняла, что заехала в совсем уж злачный район — трущобы, но раз попала в подобное место, то не осмотреться было нельзя, а зрелище было воистину ужасающим... никогда бы она не подумала, что можно жить в таких условиях, нет, конечно, можно существовать, но жить — невозможно. Свернув в очередной прогон, девушка увидела двоих и один из них похоже был чем-то напуган, а второй показался смутно знакомым, но вот где и когда она могла видеть этого мужчину — не помнила. Впрочем, все легко исправить и заодно узнать, что ребенок, судя по качеству одежды и неуверенной позе, явно не из этих мест забыл в столь мрачном районе. Подъехав ближе, княжна спешилась и с добродушной улыбкой обратилась к мужчине
— Доброе утро, уважаемый. Позвольте поинтересоваться, что связывает вас с этим милейшим созданием?
Улыбаться вампиресса умела, но вот в глазах оставила немного недоверия — мало ли что он задумал, да и судя по тому, как держится мальчик, ничего общего у них нет и в лучшем случае это такая же слученная встреча, как и у нее сейчас. Взгляд еще раз прошелся по пареньку и задержался на каких-то затравленных или же уставших до безобразия глазах «сколько же ты ту бродишь», — пронеслось в голове и возможно тут сыграл роль так не вовремя появившийся материнский инстинкт, возможно простое сочувствие, но мальчика Даархель намеревалась как минимум накормить и дать отдохнуть и согреться. Посему следующий вопрос адресовался уже юному вампиру
— Откуда ты здесь взялся и где твои родители? — где-то на грани сознания Даархель уже осыпала далеко не лестными эпитетами нерадивых мам и вечно занятых отцов, но исходя из того, что ситуации бывают разные, не стала спешить с выводами и отогнала ненужные мысли: — Замерз?

Отредактировано Даархель Аттари (07.09.2015 16:17)

0

6

Уолтер Эссекс. Как часто это имя слышат при дворе? Как часто он становится причиной сплетен, шушуканий, порой козней? Я отвечу — достаточно часто, во всяком случае при дворе Хастиаса это вампир один из самых видных особ. Впрочем, сплетни никогда не трогали его, да и не были чем-то обидным... Он смеялся, смеялся и разведя руками говорил: «Сплетни — радун* угнетенных жизнью, дающий хоть малейшую возможность приблизится к своему кумиру, которые превозносят их на небеса, путем его унижения». По поводу своей ориентации Эссекс часто отшучивался: «Бог создал нас такими какие мы есть, он не видит разницы в нас, любит всех одинаково, но любовь его необъятна и непостижима. Я бог, я могу любить как мужчину так и женщину, ибо все они равны предо мной... представьте что было бы если бог обделил мужчину своей любовью?» Он не стеснялся своих пристрастий, он был собой, и знал себе цену. Ветреный? Возможно. Неразборчивый? О нет, Эссекс весьма разборчив в связях. Возможно когда то, лет сто назад, о нем можно было такое сказать, но не теперь, нет, нет и еще раз нет.
Он был уверенным, само достаточным, и весьма умным мужчиной. Его вкус, манерность, умение преподать себя и свои мысли, начитанность и грамотность, в тоже время тонкое чувство юмора, вот что поразило де Мариско. Он всегда был ярким, заметным, трудно было не узнать или спутать лицо этого господина, его аромат, как правило, яркий, взрывающийся нотами лайма, айвы и кедра, сердцем которого служило созвучия ореха и сливы, а будоражащий шлейф оттенком пачулей, тросниковго сахара и мускуса, просто сводил сума, его одежда была по самым последним тенденциям моды, и шилась на заказ филтонскими мастерами. Как правило, фасон и ткань для будущего камзола или брюк Уолтер подбирал сам. Почему? Потому что не один модельер не мог угодить его вкусу, а внешний вид по мнению Эссекса был одним из важнейших этюдов в обществе, а тем более в знакомстве. Уолтер Эссекс был олицетворением роскошной жизни, аристократа с большой буквы, Артефикса с большой буквы, потому что именно таким должен быть каждый представитель клана прирожденных эстетов, ценителей прекрасного, художественного и музыкального начал. Трудно было сказать к какой стезе относил себя сам Уолтер. Он превосходно писал, обладал недюжинным слухом, и имел восхитительный тембр голоса. Все, абсолютно все за чтобы не брался Уолтер было неповторимым, потому что во всем том что он творил была душа поэта, зрение художника, слух музыканта, ум философа и сердце льва. Он был единственным в своем роде. Даже в споре Уолтер оставался галантным, в бою не забывал, о чести и достоинстве. Он был породист, и даже более того... это впиталось с молоком матери, это пришло с рождения, этому не учат, таким рождаются. Он был безусловным Велиаром, духом лжи и соблазна. Он был непревзойденным актером, впрочем, как все Артефиксы. Он был мастером игры, а спектакль — это вся его жизнь.
Метр девяноста ростом, высокий крепкий мужчина смотрел на Октавио с умилением. Наверное если бы не вражда с родителями юноши, они могли бы стать хорошими друзьями, более того Уолтер научил бы его всему тому что знает сам, он стал бы его духовным наставником, коим когда то стал Люций де Мариско для него. Он не чувствовал угрызений совести перед Октавио или его близким, поскольку вампир, который с самого начала ведет себя достойно, избавлен от угрызений совести. Он всегда был достойным вампиром, даже по отношению к «врагам» коих было достаточно, впрочем де Вальдов он никогда не считал врагами. Возможно если бы не клятва данная Люцию, Уолтер с превеликим удовольствием отдал престол Октавио и его семье, безумно жаждущей этого момента, но он поклялся де Мариско что станет главой и до последнего вздоха будит отстаивать право клана называться Старшей кровью. Единственное на что был зол Уолтер, так это на то, что стремление к власти разбило семью, и театр начался внутри клана, хотя когда то Артефиксы были столь же крепки, а вероятно и крепче чем Фортунаты в семье которых один за всех и все за одного... Эссекс был истинным сыном Кристен дочери Люция, и истинным внуком Алиры, дочери Генриха де Вальда — одного из известнейших глав клана.
Октавио изо всех сил старался держаться гордо и уверено, но глаза юного вампира выдавали буквально все: волнение, страх и вероятно неприязнь к нему — Уолтеру на генетическом уровне, впитанная с молоком матери. Хоть де Вальд оказался в плачевном положение, вел он себя достаточно гордо, что несомненно улыбнуло Эссекса.
Вероятно, Октавио ненавидел его так же сильно как его родители, но и тут Уолтер нашел бы что сказать: «От любви до не навести лишь один шаг, нужно просто сделать его, ибо жизнь в ненависти сравнима с пожиранием себя, путем мыслей о другом».
— Вы поедите со мной, — уверенно и нетерпящим возражения тоном ответил Уолтер. — Оставить вас одного в этом месте, было бы низостью с моей стороны — улыбнувшись краешком губ добавил Эссекс. — Это не место для благородного Артефикса, прогуляться вы еще успеете, где нибудь в парке, в солнечную погоду, и без опасения за свою жизнь. Мне бы очень не хотелось чтобы ваша жизнь окончилась в этом убогом месте, от какого нибудь бродяги или алкаша... — все слова вампира были без намека на шутку, поскольку трущобы действительно были наверное самым злачным и криминальным местом, во всем Дракенфурте. — Выбор, который вы делаете сегодня, определяет жизнь, которую вы будете жить завтра...помните это. Как сказал один мой знакомый писатель, земля будит ему пухом, а ангелы друзьями... Sois al diseñador principal de la vida, independientemente de lo que, lo comprendéis o no (перевод: Вы — главный проектировщик своей жизни, независимо от того, понимаете вы это или нет) Оставьте предрассудки своих родителей, потому сейчас и здесь есть вы и я, и я не враг вам поверьте. Уолтер хотел продолжить, но их разговор внезапно прервала. Обернувшись на женский голос, Эссекс был несколько возмущен. Он изучающее взглянул на особу представшую перед ними. Лицо этой мазель казалось знакомым, но где и при каких обстоятельствах он мог видеть эту особу, было в тумане. Бросив оценивающий взгляд на девушку, Уолтер изогнул бровь: «девушка, одна, в столь неподходящем для прогулок месте без мужчины... наводит на... на не самые лучшие мысли...» — подумал он. А ее резкий выпад, которые он мог бы счесть даже наездом, поскольку не представившись спрашивать у не знакомого мужчины, какие отношения его связывают с собеседником, было высшей степенью... кхм... наглости. А уж после того, как девушка обратилась к его четвероюродному брату на «ты» и вовсе вызвало массу негодование в глазах Эссекса.
— Даме стоило для начало представиться, — смирив девушку взглядом ответил вампир. — Вас не учили манерам? — С долей сарказма поинтересовался Эссекс, приподняв брови, — или вы забыли о них, оказавшись в этом месте? Рardonner, и как вы себе позволили обратиться к моему брату? На ты? Ваше обращение к благородному Артефиксу — тут имелся ввиду Октавио — Просто возмутимо. — «А уж явление дамы в трущобы без соответствующего сопровождения и вовсе не комельфо», подумал Уолтер, что несомненно отразилось на лице вампира... взгляд которого говорил сам за себя, как говорится волей не волей поймешь за кого принял. Октавио являлся пусть и не родным, но братом Уолтера, оба они являлись внуками Генриха, и примерно приходились четвероюродными братьями, хотя Уолтер особо не вдавался, поскольку все родственники для него были равны и дороги, все, даже родители Октавио, ненависть которых вместо желаемого гнева со стороны Эссекса, вызывала максимум жалость, поскольку вампир ведомый ненавистью становится пленников клетки, добровольно запирающей себя на замок.

-----------------------------------------------------
*Радун — наркотическое вещество, аналог опиума.

Отредактировано Уолтер Эссекс (29.09.2010 06:18)

+4

7

Внимательно слушая слова князя, мальчик все больше осознавал, какой же страшной опасности ему удалось избежать. Беглые каторжники, шулеры, бандиты и разбойники действительно могли нанести непоправимый вред его здоровью. После слова «алкаша» Октавио заметно занервничал, от волнения начав теребить краюшек когда-то белого рукава. Юное распаленное воображение рисовало все более страшные и ужасающие картины врагов и неминуемой смерти. Вальду всего один раз удалось увидеть по настоящему пьяного человека, но уже одного этого ему вполне хватило. «Такие мерзавцы готовы на любую подлость» Книжные злодеи в мгновения ока ожили и стали терроризировать сознание вампира. В конечном итоге Октавио уже был готов согласиться и принять помощь ненавистного соперника и врага, но его тирада о предрассудках родителей остудила пыл, и страх ушел на второй план. Выразившись так неаккуратно о единственных близких родственниках, князь неосознанно задел Вальда за живое.

С недоверием покосившись на Уолтера, мальчик сделал несколько шагов назад, стремясь отойти от врага подальше. Похоже, он действительно был не таким уж простым собеседником. Все-таки родители не зря его ненавидели, мужчина был красив как дьявол, но хитер как лис. Напряженно сопя, Октавио мельком осмотрелся по сторонам, выбирая лучший путь для отступления.

— Простите, но я не могу принять ваше предложение. Вы все правильно говорите. Спасибо за предостережение, за то, что волнуетесь за мое здоровье, но я уже сделал свой выбор: я уже достаточно самостоятелен, что бы в одиночку добраться до собственного имения. И... — Напряжение сменилось усталостью, взгляд отрешенно упал на мостовую, но всего на мгновение. В некоторой степени мальчик был зол, оскорблен такими резкими словами Уолтера о своих родителях, об их видите ли предрассудках. Но Вальд так же и смертельно устал, холод забирал последние силы, а рваная в клочья одежда ну никак не могла уберечь от снега или ветра. Будь он человеком, давно бы уже упал в обморок или заработал обморожение, но вампиры были сильнее и выносливее других, хотя и у них был свой предел.

— Надеюсь, наш разговор останется только между нами. Я понимаю, что наши... простите, отношения моей семьи и вас в последнее время переживают не лучшие времена, но я смею просить вас об услуге. Пожалуйста, не распространяйтесь по поводу подробностей нашей встречи. Я уверен, мое исчезновение и так станет серьезным ударом для моих близких, и я не хочу ставить их в еще более неудобное положение.

Прикусив побелевшие от холода губки, мальчик с надеждой посмотрел на собеседника. Уже сейчас вампир начал сомневаться в порядочности князя Эссекса. Окажись у него длинный язык и молва о голодранце из Вальдов мигом разлетится на весь город. А желтая пресса и болтливые Дракенфуртсы уже раздуют из мухи слова. Понимая уязвимость своих позиций, Октавио начинал нервничать еще больше.

Внезапное появление прекрасной незнакомки еще больше смутило мальчика. Общаться с незнакомыми людьми, да еще в такой изодранной одежде казалось еще более неприятным и постыдным занятием. Внимательно посмотрев на девушку, мальчик не мог не приметить ее аккуратный стиль, горделивую осанку, длинные ухоженные волосы. Незнакома явно была аристократических кровей. В первый момент мальчику даже показалось, что она просто одна из знакомых князя, ведь как говорят, он выбирал только самое лучше, правда, послушав их разговор, Вальд поспешно забрал свои слова назад.

Эссекс оказался действительно дьяволом и как на духу рассказал первой же встречной о титулах и положении Октавио. Чем и заслужил презрительный, сдавленный и отчасти недовольный взгляд в свою сторону. Выходка мужчины заставила мальчика еле заметно покраснеть, но славу богу мертвецкий холод уже давно превратил и не без того бледное лицо вампира в белую маску. Но будь оборванец в тепле, легким румянцем дело бы точно не обошлось. Прижатый со всех сторон, Вальд не нашел ничего лучше как поприветствовать незнакомку и потянуть время, в надежде скрыться как можно более галантно и незаметно.

— Доброе утро, миледи. Смею заметить, что со мной все в порядке. Мои родители преспокойно ждут меня дома, куда я и намерен незамедлительно отправиться. — Вампир учтиво поклонился. — Я уже объяснял моему дорогому родственнику, что со мной все в порядке. — На фоне всех остальных слово «родственнику» выделилось голосом, но было ли это сделано умышленно или случайно осталось загадкой. — А мой помятый вид, лишь ужасное стечение обстоятельств, досадное недоразумение. Что касается холода... — Голос дрогнул, выдавая напряжение и сильную усталость. — ... мы же не люди, для нас это не холод...

Неожиданно дернувшись, мальчишка разразился тяжелым, сдавленным кашлем. Хотя он и был вампир, но мороз и простуда все равно оказались сильнее. Конечно же, сейчас в кашле и насморке не было никакой опасности, но ведь это было только начало.

— Простите...

Шмыгнув носом, Вальд виновато опустил голову.

+2

8

Уолтер буквально пропустил мимо ушей просьбу де Вальда в неразглашение о их встрече. Сначала Эссекс подумал, что это связано с нелюбовью его родителей к самому князю, но чуть позже смекнул, дело было в другом. Юный Вальд сбежал! Да у Эссекса не оставалось сомнений, что Октавио де Вальд скрывается от родителей, иначе чтобы ему делать здесь? Как глава клана, да и просто как старший брат князь не мог спустить Октавио столь опрометчивый поступок. Как? Да как этот мальчишка вообще додумался до такого? Пфф юное поколение... Бедная Морисса, эта женщина вложила всю себя в воспитание сына, пусть и переборщив, но она мать, и этим все сказано! В лучшем случае ее ждал обморок и бессонные ночи, слезы в подушку и масса неприятных и болезненных ощущений связанных с пропажей чада, а в худшем... в худшем она могла просто умереть от горя! «Святая как же зелено нынешнее поколение, ох уж эта молодежь их желание, поскорее стать самостоятельным и упорхнуть из родительской опеки как правило были плачевны.» И неужели мальчишка думал что он — глава клана мог промолчать и закрыть на все глаза? Нет! Уолтер не был бы собой если бы закрыл глаза на происходящее. Договорив тираду о приличиях даме, Уолтер перевел взгляд на брата.
— Что же до вас молодой человек — изогнув бровь заметил князь — раз вы считаете себя достаточно взрослым, так и видите себя подобающе! Сейчас я вижу юнца, который совершил опрометчивый поступок, а я как глава клана, несу ответственность за каждого, будь вам хоть семьсот лет! — сделав немного высокомерный вид добавил — Вы поедите со мной, в резиденции достаточно комнат. Где бы вы могли остановиться, к тому же вам нужна профессиональная помощь, врач... Отказы не уместны, вам понятно? — и не дожидаясь ответа продолжил — Вот и прекрасно!
— Путь до резиденции не близкий — слегка задумался Уолтер — а вы замерзли... Значит мы заедим в ближайшее заведение, где можно выпить горячего чая, затем отправимся в резиденцию... и да — заметил Эссекс — если надумаете снова исчезать я не задумываясь подам заявление в полицию о вашем исчезновение.
После этого князь вновь обратился к даме.
— А вы мазель в следующий раз выберите место поприятнее. Прогулки в трущобах никогда не заканчивались добром! Ну что ж честь имеем — заложив одну руку за спину князь слегка склонился перед дамой, как того требовал этикет.
Уолтер буквально приказал Вальду забраться на лошадь, а сила князя Эссекса в ментализе была достаточно высока, чтобы Октавио смиренно взобрался на скакуна, а следом за ним и сам грациозно запрыгнул, натянув поводья.
— De tout le bon (всего доброго)! — произнес князь, смотря на даму сверху вниз. Затем натянул поводья и пустил коня вперед.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Бар «Красный фонарь»

Отредактировано Уолтер Эссекс (30.09.2010 01:22)

+1

9

Нервно сопя, мальчик виновато опустил голову. Октавио всегда болезненно относился к критике в свой адрес, принимая подчас слишком эмоциональные заявления как констатацию факта. Вот и сейчас сгорая от приступа стыда и совести, мальчик стоял перед мужчиной, не смея даже переспросить, за что же Уолтер как взъелся на него. Вроде бы Вальд сам принял решение, именно так как и требовал этого сам князь. Может ему просто не понравился ответ, но тогда зачем Эссекс предложил сделать выбор? В конечном итоге он все равно сделал по-своему. Или это было предложение, от которого нельзя было отказаться?

Зажатый между собственной совестью, чувством самосохранения и напором более взрослого, а значит более сильного оппонента, мальчик был вынужден согласиться. Но решение не далось ему легко. Какое-то время Октавио заметно колебался, сдавленно бросая одинокие взгляды на Эссенса. В этот раз мужчина даже не дал возможности отказаться. Тяжело вздохнув, Вальд все-таки забрался на чужую лошадь.

— До свидания, миледи. Надеюсь, в следующий раз мы встретимся в более удачной обстановке. — Мальчик слегка качнул головой. «Господи, что же я делаю...»

Но осознания собственной ошибки прошло уже немного позже, когда сидя на коне, мальчик слегка отклонился назад и почувствовал разутой спиной чью-то крепкую, по-видимому, мужскую грудь...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Бар «Красный фонарь»

0

10

Локация  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/6.png
На улицах Дракенфурта потихоньку разливался прохладный день. По-зимнему колючий ветер теребил волосы Луиса и был приятен, как ласки юной одалиски. Особенно после смрада прокуренного помещения таверны, которое мальчик только что покинул, проведя в нем веселую бессонную ночь. Он только что свернул из торгового района в жилой в поисках вчерашнего дня и своих разбитых надежд, но не обнаружив ничего подобного на грязных улицах «человеческого» Дракенфурта, решил просто прогуляться до ближайшего кафе в надежде привести себя в сознание чашкой чая (кофе он не пил из принципа). Однако ничего похожего на кафе в трущобах города не наблюдалось. Вокруг было по-утреннему торжественно, тихо, грязно, вонюче и, откровенно говоря, жутковато. Тишину еще не проснувшихся двориков и подворотен время от времени нарушал далекий вой собак, перемежаемый цветастой руганью одиноких озябших путан, возвращающихся домой после неудачной ночной смены. Городские часы откуда-то издали пробили семь часов. Обогнув свалку, Луис вышел на почти безжизненную улочку.
Ему почудилось или он увидел знакомый девичий профиль?.. Он подошел поближе к девушке, чтобы выяснить не обознался ли. В его состоянии было возможно и такое. Хотя... стоп. Благородная княжна не могла оказаться в такое время в таким районе. Или могла?
— Простите, госпожа, — смущенно пискнул он, подходя к девушке, — кажется мы... кажется я... я вас уз... — и вдруг сознание мальчика помутилось — сказался далеко не здоровый образ жизни, который он вел в последнее время — перенапрягся, бедняжка.
Перед глазами на темном фоне заплясали разноцветные круги. Он прижал ладонь ко лбу, в поисках опоры схватился другой рукой за грязную, покрытую грибком стену и начал мягко оседать.

Отредактировано Луис Сафр (01.10.2010 19:35)

0

11

Выслушав проникновенную речь о поведении, недостойном леди, Даархель лишь усмехнулась про себя, но на лице отобразилась лишь холодная маска отрешенного равнодушия «спорить со снобом, уверенным в своей значимости и превосходстве по меньшей мере глупо и бесполезно — каждый в итоге останется при своем..а раз они родственники, то пусть и разбираются сами» решила девушка. Бросив на продрогшего юношу сочувствующий взгляд, она небрежно обронила два слова, отвечая сразу обоим
— Да, вы правы.
После чего проследила, как они скрылись за поворотом и уже хотела было уходить из действительно неподходящего места, как услышала знакомый голос. Повернувшись, Даархель увидела перед собой Луиса «вот это встреча..ну он то что тут забыл?» простонала мысленно княжна и от резкого запаха спиртного, ударившего в нос, слегка поморщилась
— Луис... черт!
Она подскочила к пареньку, оседающему на заснеженную землю, соображая на ходу, как предотвратить подобное безобразие и привести его в более или менее адекватную форму. Подхватив Луиса под руки, девушка опустила практически бессознательное тело на снег «надеюсь он ничего себе не застудит..так, что же с ним делать?» в памяти промелькнули совершенно ненужные воспоминания собственных гулянок, но до такого состояния она никогда не напивалась, потом вспомнив о лошади, спокойно стоявшей неподалеку, хотела было транспортировать мальчишку в более комфортные условия, но поняла, что в данный момент не может позволить себе тащить такую тяжесть. Вздохнув, Даархель начала растирать лицо и уши юноши снегом — это единственное, что ей удалось вспомнить.
— Очнись... — невнятный лепет девушка восприняла за ухудшение состояния и к растиранию прибавились несильные, но неприятные пощечины — милейший, у вас абсолютно нет совести, разве можно так напиваться?!
Продолжая методично приводить Луиса в себя, негромко ворчала и сокрушалась о своей удачливости: «Мне не просто везет, а стабильно и непрерывно катит! и почему, когда надо Виктора нет рядом — он точно знает тысячу и один способ, как легко и быстро избавиться от алкогольного опьянения... избавиться». Вампиресса прошлась оценивающим взглядом по худенькой фигурке этого хмельного ангела «может действительно проще добить?» говорили ее глаза, а руки тем временем продолжали растирание.

Отредактировано Даархель Аттари (02.10.2010 00:22)

+1

12

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/6.png
Луис был в раю. Вокруг него плясали красивые разноцветные огоньки, похожие на круглые карамельки. Мимо проносились воздушные пирожные. Сверху сыпался шоколадный дождь. Это был восхитительный, волшебный дождь из шоколадных конфет с ванильной начинкой. Луис попытался открыть рот и поймать одну из них на язычок, но его внезапно встряхнули и ударили по лицу, вырвав из блаженного забытья.
— Кон... кон... конфетка... — жалобно простонал мальчик, приходя в сознание. Он открыл сначала один глазик. Поморщился. Затем второй. Затем понял, что конфетки ему привиделись и что виной всему вчерашняя ночь. Рядом была девушка, которую он знал. Госпожа Даархель. Это она привела его в сознание, не дав несчастному глупому забулдыге с ангельскими глазками окоченеть в подворотне. Ему вдруг сделалось так стыдно и неловко за свое поведение, что он даже немного протрезвел.
И почему-то разревелся:
— Ааааа!!! Простите меня, госпожа Даархель, — залепетал он, размазывая слезы по щекам, — простите, во имя Богини, я так больше не буду-у-у-у! Вы ведь не знали никогда такого Луиса. Я так опозорился, так опозорился!
Однако, понимая, что ставит девушку в еще более неловкое положение своими слезами («Парни ведь не плачут, неужели так трудно запомнить, Лу?! Возьми себя в руки, будь хорошим мальчиком», — всплыли в памяти слова Паскаля), он пару раз всхлипнул и полез в карман за платком. От плача и мороза щеки и носик мальчика раскраснелись, а глаза заблестели и стали еще больше. Он стал похож на глупую глазастую куклу. — Я... я это... я вчера забухал, — виновато сказала кукла. И икнула в подтверждение своих слов, — спасибо, что привели меня сознание. При случае я угощу вас самыми вкусными конфетами, какие только раздобуду. Честное шоколадное! Но... но что вы здесь делаете, госпожа?

0

13

Признаки жизни начали проявляться... хм... ну, главное, что они вообще есть, а все остальное терпимо и не так важно. Даархель молча наблюдала сначала слезы, которые прекратились так же внезапно, как и начались, потом в глазах Луиса появилось понимание ситуации и несмелые извинения Тут девушка уже не смогла сдержать улыбки, которая легким ветерком пробежала по лицу, надежно укрывшись где-то в глубине глаз «ходячее недоразумение, но такое очаровательное, что сердиться просто невозможно» — промелькнула мысль, и следующие слова мальчика дали понять, что он вполне уже пришел в себя.
— Вставайте, юноша, иначе простудитесь, — при этих словах княжна помогла еще не протрезвевшему мальчику подняться на ноги, после чего придерживая его под руку, дабы опять не упал, продолжила — если я скажу, что просто гуляла, вы поверите?
Не нужно было даже смотреть на паренька, что бы видеть сомнение, но Даархель все же перевела взгляд с темноты закоулка в нескольких шагах от них на Луиса. Почему ей не давал покоя этот участок темноты, вампиресса не понимала, но какое-то беспокойство копошилось внутри, не давая расслабиться. Списав все на свое интересное положение, она постаралась отгородиться от тревоги и попросту махнула рукой на гадкую паранойю. Прохладный ветерок прогнал остатки дискомфорта, дав княжне возможность полностью переключить свое внимание на юношу.
— И раз уж мы не на официальном приеме, может не стоит упоминать господ и прочих титулов?
Она так привыкла общаться вне раутов только с близкими, для которых не существовало княжны Аттари, а была просто Хель, что сейчас обращение Луиса резало слух, но если мальчику так удобнее и привычнее, то пусть будет так. Девушка думала, куда везти парнишку, а то что оставлять его здесь нельзя было очевидным — до дома он точно сам не дойдет, или ему просто не дадут дойти, но оставить его в этом районе в таком состоянии Даархель тоже не могла. «Может стоит отвезти мальчика к Паскалю?» — подумала она, но представив, что в наставник явно не обрадуется, увидев Луиса в таком виде, отмела идею, как негуманную по отношению к нервам наставника.

+2

14

Анклав (лагерь) диких гулей  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«Что бы там ни было, а я люблю этот город, даже если учитывать что здесь есть клирики, юстициары, аристократы и просто не очень умные люди все равно этот город полон романтики, свежих идей, красивых мест, интересных девушек, амбиций... Да, всего не перечислить. Единственное чего мне все таки жаль, это моих ошибок. Все же нужно получше научиться разбираться в людях. Сколько времени, сил и эмоции я потратил на существ абсолютно того не заслуживающих. Может я просто ещё не вырос, наверное, но все равно хочется чего-то вечного. Или хотя бы даму которой важны чувства а не смена партнеров...»
Елл шагал по заснеженной улице, вампиров почти не было, людей было ещё меньше. И тут внимание принца привлекла интересная сцена, Принц не подходил близко, потому не мог разобрать слов, но он увидел как какой-то парень вдруг потерял сознание, после чего вампиресса, которая до этого разговаривала с пареньком аккуратно уложила его на снег и начала растирать его лицо снегом. Принц ничего не понимал, но когда человек пришел в себя он даже не слыша слов понял что с ним что-то не так...
«Не нужно лезть куда не просят, это же вампиресса, мало ли что там у них, а найти проблемы я всегда успею...» Принц решил не вмешиваться до поры до времени, действительно начинать новый визит в город с ссоры не очень то и хотелось, а вампиресса выглядела не последней особой, явно из аристократтов.
Елл присел на скамейку возле дома и стал ненавязчиво наблюдать за дальнейшими действиями этой странной пары, хотя в Дракенфурте слово странный приобретает немного другое значение...

Отредактировано Елл Ордис (13.07.2012 22:06)

+1

15

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/6.png
Луис встал, придерживаемый теплой рукой Даархель. Ему было неловко перед ней. Он горел от холода, смущения и алкогольного дурмана, который просто не мог выветриться из его головы так быстро, как ему хотелось бы.
На его вопрос что она делает в этом районе девушка ответила, что гуляет. Луис не удержался и вопросительно зыркнул на нее, как бы сомневаясь в сказанном, но стыд все еще довлел над всеми прочими его эмоциями, поэтому он тут же отвел взгляд в сторону и постарался придать лицу максимально беззаботное выражение:
— Ай-лай-лай, — пропел он сипленько, закладывая руки за голову, — как бы нам теперь согреться, госпожа?.. ой, простите, конечно, лучше без титулов! Даархель, не хотите ли выпить чего-нибудь горячительного? нет-нет, я не имею в виду то горячительное, которое привело меня сюда... — снова румянец во всю щеку, — я... кхм... позвольте пригласить вас на чай!
Луис торопливо забежал вперед девушки, развернувшись к ней лицом (и при этом чудом не поскользнувшись на оледенелой луже) и, строя из себя галантного кавалера, протянул вперед руку, склонив голову в изящном поклоне.
— Позвольте пригласить вас согреться за чашечкой чая, — повторил он, — конечно же, я вас угощаю! Примите это в скромный знак благодарности за то, что вы не расскажете Паскалю о нашей встрече!
Он выпалил последнюю фразу и наморщил носик — все-таки слишком уж нахально было просить о таком, тем более в эдакой форме, но представив укоризненное лицо наставника в момент, когда он узнает о похождениях вампиренка, вампиренок рискнул обнаглеть.

Они с девушкой шагали в сторону заброшенного кладбища, соединяющего Казенный квартал с кварталом богачей. Выйдя из переулка они оказались на чуть менее узкой улице, в конце которой уже виднелось кованное ограждение кладбища. Вдоль улицы стояли некрасивые скамейки чудовищного вида. Раньше их здесь не было. Видимо, люди решили, подражая вампирам, облагородить свой квартал муниципальными штуковинами. Над ужасными чугунными и, наверняка, жутко холодными скамейками возвышались большие несуразные фонари, от которых невыносимо несло прогоркшим керосином. Людям почему-то нравилось такое уродство. Луис тоже был человеком, но очень часто себя таковым не чувствовал, особенно когда его утонченный вкус бунтовал против откровенной безвкусицы, на которую падко человеческое племя.

На одной из скамей сидел весьма привлекательный вампир. Он смотрел на Луиса. Луис сделал вид, что не замечает его взгляда.

+1

16

Наглость юноши вызвала негромкий смех, но решив не расстраивать и без того постоянно смущающегося Луиса, Даархель слегка присела в реверансе и приняла предложение согреться.
— Это будет зависеть от того, насколько вкусным окажется чай, — шутливым тоном ответила она.
Идя по извилистым улочкам, княжна, ведомая юношей, осматривалась по сторонам и проходя мимо кладбища, заметила одиноко сидящую фигуру «неужели тоже гуляет?» подумала девушка, рассматривая голубоглазого мужчину. После перевела взгляд на мальчика и негромко спросила
— Вам случайно не знаком этот мужчина? — его ненавязчивое наблюдение заставляло напрягаться и рука помимо воли скользнула проверить перевязь на талии и уточнила причину своего любопытства — он наблюдает за нами и это тревожит
Еще раз окинула взглядом сидящего на скамье вампира, Даархель уже в тысячный раз досадовала на свихнувшееся сознание, упорно не желающее соглашаться с версией простой прогулки «Неужели еще у кого-то кроме меня есть желание шататься по столь злачным местам? да, сегодня этот район просто наводнили вампиры» — усмехнулась про себя девушка, вспоминая продрогшего парнишку и его родственника. После чего здравый смысл отступил на второй план и Даархель решила подойти познакомиться, удовлетворить любопытство и возможно, пополнить их с Луисом компанию. Развернувшись и увлекая за собой юношу, вампиресса направилась к незнакомцу, шепнув по пути своему собеседнику «давайте подойдем».
Оказавшись около лавочки, княжна приветливо улыбнулась:
— Здравствуйте, милсдарь. Я заметила, что вы наблюдаете за нами и решила полюбопытствовать, чем вызвано ваше внимание... — на секунду замолчав, девушка успокоила тем, что наглость никогда не являлась пороком и продолжила: — меня зовут Даархель, а моего спутника Луис... надеюсь, мы вам не помешали?
Девушка все так же продолжала рассматривать незнакомца, пытаясь выявить малейшие признаки доброжелательности, недовольства, агрессии. Нет, конечно первое было бы предпочтительнее, но кто знает, что на уме у этого вампира.

+1

17

Елл даже немного удивился когда эта пара направилась прямо к нему, зато когда они подошли Елл понял что случилось с пареньком... «Ха, слабость бывает не только у вампиров но и у людей. Причем у людей они с более пагубными последствиями.» Заговорила как ни странно девушка.
— Здравствуйте, милсдарь. Я заметила, что вы наблюдаете за нами и решила полюбопытствовать, чем вызвано ваше внимание... меня зовут Даархель, а моего спутника Луис... надеюсь мы вам не помешали? — Голос как и сама девушка был красивым, хотя редко встретишь не харизматического вампира, тем более здесь.
— Нет, вы мне не сколько не помешаете. Меня зовут, Елл, Елл Ордис... Я недавно вернулся в город и решил пройтись по городу, когда я увидел вас то подумал что у вашего друга что-то не так со здоровьем. Не люблю вмешиваться в чужие дела, но и проходить мимо нуждающегося в помощи человека тоже не мой стиль, потому я решил подождать и помочь... Если бы моя помощь конечно понадобилась. — Елл не сильно много говорил о себе но сейчас врать не было смысла, эта немного не гармоничная пара почему-то вызвала у Елла симпатию. «Лучше быть осторожнее с новыми знакомыми, прошлые приключения меня многому научили...»

+1

18

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/6.png
Идя за вампирессой, Луис постоянно осматривался. Предложение выпить вместе чай казалось всё привлекательней, а вот возможность найти в этом районе приличное заведение, где им подадут качественный чай, а не подкрашенную горячую воду, — все менее вероятной.
Замечание Даархель о том, что напиток должен быть непременно вкусным, чтобы до наставника не дошла весть о его неблагопристойном поведении, заставило плечи мальчика на мгновение напрячься. Луис тяжело выдохнул, обрадовавшись про себя, что внимание девушки отвлеклось на что-то куда более занятное сейчас, чем мысли о нем, Паскале, горячем чае и уютном маленьком кафе с камином и оленьими рогами под потолком.
По мере того, как они приближались к незнакомцу, Луис пытался привести себя в порядок. Мальчик низко опустил голову, откровенно смущаясь своего вида. Особенно в сравнении с такими яркими, красивыми представителями расы вампиров. Он беспрестанно пытался убрать длинную непослушную прядку волос за ушко, другой рукой разглаживая складки помятой одежды. Наверное, его недавнее валяние в снегу, вкупе с ночными приключениями не очень хорошо сказывались на внешнем виде.
— Госпо... — осекся Сафр, вспомнив, что вампиресса просила оставить фамильярность для какого-нибудь более подходящего места. Так некстати его щеки снова покрыла густая краска румянца, — ... Даархель...
Зачем Луис её окликнул, он и сам не знал. Вероятно, чтобы остановить. Блондинистый ангелочек смог едва ли подавить в себе желание схватить Хель за рукав. Все-таки, он не считал, что идея подходить к незнакомцам в этом районе города — самая блестящая, что могла прийти в очаровательную головку девушки.
«А если он преступник, я должен буду защитить госпож... Даархаль», — мальчик закусил губу, совершенно не представляя, как он должен будет себя вести, и уж тем более, не зная, как ему, маленькому, хрупкому ребенку справится со взрослым вампиром, который, ко всему прочему, еще и не страдает похмельем.
Услышав её беззаботный тон и выслушав его сдержанный ответ о своем «нездоровье», Луис захлопал ресничками. Казалось, покраснеть сильнее, чем он это сделал, физически невозможно. В голову лезли какие-то невнятные оправдания. Сафр огромным усилием воли заставил себя избавиться от идеи спрятаться за спину вампирессы. Вдруг почувствовав себя совсем маленьким и растерянным, мальчик смутился, опустил голову, закрывшись густой челкой, и продолжил тщательное изучение своих ботинок. Сладкого ему хотелось как никогда раньше. Наверное, это все от волнения.

Отредактировано Луис Сафр (11.10.2010 01:32)

+1

19

Вопросительно изогнув бровь, Даархель обратила взгляд на Луиса и, видя его нерешительность и стеснение, ободряюще улыбнулась. Но ее на данный момент больше интересовал не внешний вид и смущение, а то, где юноша собрался раздобыть чай, впрочем, она не отказалась бы и от вина. Представив в каком состоянии будет Луис после очередного бокала, она отмела эту идею и вспомнила первый день, точнее вечер их знакомства — тогда мальчик вполне спокойно обходился сиропом. Может и сейчас предложить ему что-нибудь подобное? Решив не мучиться вопросами раньше времени, Даархель вновь обратила внимание на нового знакомого. «Недавно в городе и пришел именно сюда, а не в парк или какое-нибудь приличное кафе... а никто не говорил, что это первый приезд и вообще, о вкусах не спорят. Кто-то прогуливается с хмельными юношами, а кто-то наслаждается кладбищенской тишиной — у каждого свои причуды», — пронеслось в голове, а глаза в это время пробежались по скудному пейзажу и не найдя ничего интересного, снова принялись изучать мужчину.
— В помощи нет никакой потребности. И давно ли вы тут ждете... нуждающихся? Возможно вы не откажетесь присоединиться и выпить чашечку чая с нами?
Украдкой скосив глаза на Луиса, Даархель поняла, что стоит поторопиться с транспортировкой, иначе он рискует окончательно замерзнуть и не дайте боги упадет в обморок в крайней степени смущения. Ей доводилось бывать в разных ситуациях, когда внешний вид был далек от совершенства, но Луис, похоже, не разделял ее равнодушного спокойствия на этот счет. «Если он и дальше так будет краснеть, надену на него свой плащ. Хотя сомневаюсь, что выглядеть он будет уместно». Представив этого ангела в приталенном плаще, девушка заулыбалась еще больше, но решила не говорить юноше о возможной перспективе.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Бар «Красный фонарь»

Отредактировано Даархель Аттари (07.09.2015 16:15)

0

20

«Интересная пара. Интересно, что связывает вампирессу и человека. Хотя, вариантов масса. Можно конечно продолжить прогулку но...». Когда взгляд Елла снова перешел на парня, что-то подсказало ему, что стоит продолжить разговор... Потому Елл встал и спокойным голосом ответил:
— Я не против, холод начинает надоедать потому думаю в теплом месте с чашечкой... чая будет приятнее продолжить разговор. — Елл перевел взгляд на девушку; было понятно, что решения принимает она, и чай пить мы пойдем либо в Фонарь, либо к ней домой... — И куда мы направимся?
Заметив улыбку на губах девушки, Елл подумал было что сказал какую-то глупость, но потом отбросил эту мысль. «Посмотрим, насколько приятным будет это новое знакомство...»

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Бар «Красный фонарь»

Отредактировано Елл Ордис (13.07.2012 22:07)

0

21

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/6.png
Пара с новым знакомым немного прошлись, после чего повернули в небольшой бар. Луис закрыл за всеми массивную дверь и осмотрелся. За столами сидели всего несколько посетителей и о чём-то активно говорили. Стены были обиты тёмным деревом, которым, впрочем, был устлан и пол. Большая люстра с уже догорающими свечами отбрасывала на стены мистические тени и блики. Плохое освящение сделало своё дело: атмосфера в баре была угнетающая. Немного задержавшись на пороге, новые знакомые пересекли большой зал и разместились за столом в углу. Когда подошла официантка, гости заказали чаю и завели разговор. К тому времени, как им, наконец, принесли заказ, разговор тройка вели уже более чем дружеский. Они так развеселились, что Луис не упустил возможности заказать немного выпить, оправдывая это новым знакомством.

Отредактировано Луис Сафр (15.10.2010 19:45)

0

22

Беседка у пруда  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Людвиг шел по злачному району. Долго и нудно петлял по закоулкам. Вдыхал смрад канав и морщил нос. Громко ругал невесть кого. Поносил весь свет попеременно на нескольких языках. Пинал какие-то полусгнившие корзинки, рыкал на кошек, венчающих зловонные мусорные кучи. Внезапно впереди, в узком закутке, замаячила чья-то мрачная фигура. Кейзерлинг не обратил внимания, продолжая двигаться дальше. Через минуту, преодолев половину пути, бывший граф заметил еще две фигуры. Высокие, в запачканных грязью серых плащах. Вампирический взор различал мельчайшие детали на костюмах, острый блеск стали. Людвиг выругался. За спиной что-то грохотнуло и выход загородил массивный бандит в широкополой шляпе. Поздоровался беззубым оскалом. Кейзерлинг остолбенел.
— Так-так-так, — протянул незнакомый голос с хрипотцой. Его обладатель медленно приблизился, вперил руки в бока. Остальные двое держались позади. Бандит улыбнулся и отвел плащ чуть назад, показывая рукоять шпаги, прикрепленной к поясу.
— Время платить по счетам, малолетний идиот, — громыхнул детина за спиной.
Вампир было хотел обернуться, но тут главарь резво выхватил шпагу и подался вперед, кольнув в бедро. Людвиг вскрикнул и замахнулся кулаком, желая дать отпор. И тут же получил мощнейший удар под ребра, в печень. Дыхание перехватило, в глазах вспыхнул целый калейдоскоп цветов, и юноша осел на одно колено. Срывающимся голосом проклял гада, за что получил новый удар, на сей раз в спину сапогом. Мозг взорвался снопом искр, из глаз потекли слезы.
— Господа, зачем же горячиться? — Кейзерлинг оттер с губы струйку крови и попытался подняться. К счастью, ему это удалось. Да и головорезы позволили.
— Нас наняли не разговоры разговаривать, а дело делать, — сухо посоветовал первый второму. Двое других настороженно озирались по сторонам, выглядывая случайных свидетелей.
— Верно, — услышал Людвиг говор амбала. Волосы на затылке встали дыбом. Главный, к которому вампир стоял лицом, беззлобно, понимающе улыбнулся. Это последнее, что увидел бывший граф. После все бытие заволокло густой дымкой, заполнило сладостным забытьем. Стилет с зловещим хрустом вонзился в основание черепа, сочленение его с шейными позвонками. Надо отдать убийце должное — он попал точнехонько во впадинку, подарив жертве мгновенную смерть. Остановка дыхания и сердца. Одновременно. Тело с грохотом мешка картофеля свалилось на брусчатку. Бандит презрительно вынул оружие, вытер тряпкой и бросил на окровавленную голову бедолаги Кейзерлинга.
— Больше не будешь грабить достойных людей, ублюдок, — плюнул главарь и пнул бездыханное тело.
Людвига явно с кем-то спутали. По крайней мере, это была его последняя мысль.
Смерть взяла свое.
Улочку заволокло густыми сумерками. Как говорится, темней всего в предрассветный час. И действительно: через пару минут на горизонте, отсюда неразличимом, забрезжил рассвет.

Конец игры

+1

23

Рыночная площадь  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/2.png
Трущобы пахли соответственно — протухшей рыбой, нечистотами, гнилыми овощами. Было в этом запахе что-то разъедающее тебя изнутри, лишающее способности сопротивляться.
Каисса уверенно шагала по узкой улочке, все так же крепко сжимая ладонь мужчины.
— Почти пришли, — улыбнулась она, отпустила своего попутчика и спрятала руку под шалью. — Видишь, вон тот дом с выцветшей желтой дверью? Это дом Андрэ. Пойдем, — и девчушка зашагала еще быстрее.
Трущобы выглядели странно. Виной тому была совсем не грязь и нищета, окружающая вас, проступающая в каждом здании, в каждом окне, что подобно хищному глазу уставилось на прохожего. Виной тому была необычная тишина. Трущобы всегда многоголосы — крики, скрип старых телег, хлопки закрывающихся на сквозняке дверей, пьяные вопли, бормотание попрошаек. Сейчас же всего этого не было. Трущобы всей своей многоликой общиной выбрались на праздник, смешались с другими жителями столицы, перемешав свою нищету с дорогими шелками.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (21.05.2013 10:34)

+3

24

Рыночная площадь  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«Дом — милый дом, твою сучку маму, Роза!». Едкая мысль заставила сплюнуть в сторону не менее едкую слюну. Ничего и никогда не меняется. Если Рыночная площадь могла быть сравнима с сердцем города, как организма живого, то, подобные районы являлись самым что ни на есть отхожим местом. Все та же вонь, непроглядный мрак, тихой пеленой стелющейся от каждого закоулка. Истеричный, полный исступления, смех лишенного ума, оттолкнулся эхом от гниющих досок стен. И снова никого в пределах видимости.Все местные обитатели, что способны еще думать и двигаться, будто Гули, двинулись в сторону празднества, в поисках жалкой попытки продлить свою жизнь.
— Почти пришли, — улыбнулась она, отпустила своего попутчика и спрятала руку под шалью. — Видишь, вон тот дом с выцветшей желтой дверью? Это дом Андрэ. Пойдем.
Теперь Каисса ускорила шаг, будто желая скорее убраться с улицы. И она была в этом права. Подобные места полны неожиданностей. Хотя, не только.
Глаз Андерса, в отсвете чьего-то окна, различил, на обветшавшей стене, странные значки и каракули, написанные мелом. На первый взгляд детская мазня, ничего особенного. Однако, в мире, лишенном смысла для существования, правили балл свои законы. Такими каракулями общались компаньоны, что не могли в открытую договориться о встрече. Да и не только, скупщики краденного, торговцы едкого дыма и порошков, что открывают тебе двери в другие миры и вселенные. Конечно, кое что из этого известно псам законникам, но далеко не все. Чтобы это понять, нужно жить этой жизнью. К великой удаче, не один клирик, не мог себе этого позволить. К примеру, не одна ищейка и понятия не имела, что по особому заколоченные окна домов означают — вход здесь. Имелись в виду прорытые спуски в городские сточные каналы или же лабиринты, прорытие неизвестно кем неизвестно сколько времени назад. Жизнь, слишком ценна даже в таком месте, как это. Осторожность — первый закон, если ты, конечно, не утратил свой драгоценный разум.
— Надеюсь, мы застанем дома твоего друга. — многозначительно протянул Андерс, прокручивая все возможные варианты дальнейшего события. Быть может, долгожданная информация опять обойдется в звонкую монету, а может обнищавший писатель и вовсе не захочет говорить. Тогда, как бы не уважал он людей творческих, придется говорить на совсем другом языке. Ведь в этом мире было позволено все.

Отредактировано Кристофер Андерс (29.05.2013 15:26)

+4

25

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Torgovyj-rajon/2.png
Разве можно выжить на улице без особого чутья? Миновать все опасности, поджидающие тебя в темноте столичного дна, не имея того внутреннего советчика, что предупреждает о том, о чем здравый смысл еще даже не подозревает. Сейчас, когда Каисса стояла у знакомой двери, в которую не раз вбегала почти без стука, за которой ее всегда ждало какое-никакое угощение, тепло и понимание, сейчас она чуяла — что-то не так.
Девчушка взглянула на попутчика. Он пристально разглядывал строение, словно бы оно ему было уже знакомо. Внутренний же голос Каиссы сейчас взвыл, как дворняга, понявшая, что попалась в западню. Холодок гулял по спине девочки, ладони предательски взмокли, а в горле пересохло.
— «Нет, нет, — пронеслось в голове девочки, — не стоит туда ходить»
Но вместо этого, рука Каиссы толкнула входную дверь. Она оказалась не запертой. Уже не обращая на Кристофера никакого внимания, девчонка шмыгнула в дверной проем.
Сделав пару шагов, Каисса остановилась. В комнате, и до этого не отличавшейся идеальной чистотой, сейчас царил беспорядок. Потухшая свеча в опрокинутом подсвечнике, вся комната устлана бумажными листами, все ящики высунуты и содержимое их вытряхнуто на пол, дверцы шкафа распахнуты. И среди этого хаоса, аккурат над письменным столом, висел в петле хозяин комнатушки — Андрэ. Каисса уставилась на ноги мертвеца, болтающиеся прямо перед ее носом.
— «Как так? — возник в ее голове вопрос. — И что теперь? Надо заплакать?»
Вместо ожидаемой реакции, вроде плача или испуга, девчушка тихо позвала:
— Эй, ты видишь?
Сказав это, Каисса медленно стащила со стола нож для резки бумаги и спрятала его в рукав. Осторожно, боясь сделать хоть одно резкое движение, девчушка повернулась к Кристоферу. Опять этот хитрый прищур, но уже вкупе с поджатыми губами и сталью в голосе.
— Ты шел сюда, чтобы сделать Андрэ что-то плохое? — неожиданно, даже для самой себя, спросила Каисса. — Только не надо сказочек — я же давно поняла, что не за тем ты шел к нему, — девочка кивнула на голые ступни, болтающиеся над столом, — чтоб вывеску украшать. Ты что-то так хотел. И на дверь пялился, словно уже видел ее, словно бывал уже тут.

+3

26

Немного скрипнув зев дверного проема начал расти. В лицо ударило сквозняком, видимо, хозяин не удосужился закрыть окно, и смертью.
— Эй, ты видишь?
Андерс молча наблюдал, опиравшись плечом о косяк, как девочка вошла внутрь и уперлась взглядом в голые ноги Андре. «Вот тебе и раз. Славно поговорили!».
— Ты шел сюда, чтобы сделать Андрэ что-то плохое? — неожиданно, даже для самой себя, спросила Каисса. — Только не надо сказочек — я же давно поняла, что не за тем ты шел к нему, — девочка кивнула на голые ступни, болтающиеся над столом, — чтоб вывеску украшать. Ты что-то так хотел. И на дверь пялился, словно уже видел ее, словно бывал уже тут.
— Нет, это не я. Подожди, я думаю. — сухо ответил вор.
Подобный исход планов мозг просто не мог предусмотреть. Нить оборвана, концы в воду. Больше всего ему сейчас хотелось заорать от досады, что-нибудь разбить, обложить всеми проклятьями добрую половину жителей города, но, девочка была рядом. А, кроме того, она ждала ответа. Что делать, когда конечная цель оказалась миражом, призрачной иллюзией? Кристофер устало провел по глазам ладонью. «Надо хорошенько осмотреться».
не успел Андерс сделать и несколько шагов, как правый сапог что-то зацепил на полу. Подсвечник. Простая, медная чашка с петелькой-ручкой, в ней намертво приклеенный воском огарок свечи, величиной с фалангу. Находка оказалась весьма к стати, мрак прежнего пристанища бедолаги Андре, мог скрыть какую -нибудь мелочь, хоть что-то, с чего можно было бы продумать дальнейший ход вещей.
— Я зажгу свечу. Не смотри на него. Не стоит тебе его запоминать таким. — хотя он в глубине души и понимал, что девочка все равно будет смотреть, сказать все же стоило.
Неровный свет свечи разогнал мрак лачуги, осветив мертвеца. Опухшее, побледневшее лицо, глаза, вываливающиеся из орбит, одутловатый язык, вылезший почти до самого подбородка. Сейчас было сложно сказать, как выглядел писатель на самом деле, да, в прочем, было сейчас и не так важно. Кристофер скинул свой заплечный мешок на пол. Гулкий звон поклажи прокатился эхом под потолком. Не спеша развязал шнурок, нырнул руками в горловину, пытаясь нащупать пальцами необходимое. Скоро топорик, которого вполне было бы достаточно, висел на своем месте, однако, Кристофер предпочел еще повесить на ремень свой кинжал. Хотя было и глупо предполагать, что здесь они еще кого-то встретят, но, госпожа удача в последнее время не радовала.
Андерс забрался на стол. Грязные каблуки сапог пятнали грязью разбросанные бумаги, быть может, носившие на себе великое произведение. Наверное, со стороны, это выглядело кощунственно, но, вопросы морали сейчас были вторичны. Один удар топорика и веревка, ставшая причиной смерти, отпустила труп в свободное падение. Бывшее пристанище души приземлилось на стол, затем, исполнив кувырок, рухнуло на пол лицом в низ. Вор спрыгнул со стола, перевернул тело на спину и оттащил ближе к окну. Уличный свет придал лицу еще более жуткое выражение. Пальцы схватили первый попавшийся лист бумаги. Взор мельком пробежал по содержимому. " - О Эсмеральда, молю вас я об одолженье малом. Скорее снова взор увидеть ваш желая, горит душа моя, трепещущим огнем... Бред какой-то«. Листом он аккуратно накрыл лицо писателя, руки же скрестил на груди.
— Вот и все. — он посмотрел в лицо девчушке.
Усталый взгляд отметил перемену в ее лице. Он понимал ее злость, понимал горечь утраты. но что мог он еще сделать. Сказать слова сочувствия? Ведь она до сих пор ждет ответов. Кристофер поставил свечу на стол, уселся на табурет. Благо, тянуться было не далеко, и мешок вновь отдал заветную бутыль своему хозяину. конечно, напиваться было сейчас идеей не лучшей, и Кристофер это понимал, но разговор как-то нужно было начинать. Отхлебнув немного он продолжил.
— Вообще-то, на глаза покойника, особенно висельника, принято ложить монеты, но я так не сделал. Какой-нибудь прощелыга, не пройдет и часа, присвоит их себе. Суеверные твердят, что через открытые глаза душа висельника может выйти в мир. но это не так. Просто глаза от напряжения вылазят так, что их совсем не возможно закрыть. Это не я. Ты права, я здесь был, еще давно. На этой двери мы оставляли послания. — Андерс смотрел, не моргая в глаза девчушки, наверное, производя в полумраке неприятное ощущение. — Сдается мне, твоему другу помогли. Знаешь, когда вешают людей, они имеют свойство оставлять содержимое кишечника в своих штанах. А штаны Андре пусты, разве немного мокрые спереди. Это говорит о том, что он не ел несколько дней. А ты говорила, что он вас постоянно угощал, значит копил деньги. Скорее всего, он кому-то сильно задолжал, и этот кто-то, сегодня, востребовал долг. И ботинки прихватил, сомневаюсь, что твой друг любил гулять босиком. Да и бардак, видно, что что-то искали. И табурет, который стоял на полу ровно, а должен был лежать, если он им воспользовался. В общем, теперь он в лучшем месте, чем эта халупа.
Кристофер мотнул рукой с бутылкой в сторону покойного и сделал большой глоток.
— Спи спокойно. Ты права, я не за этим пришел. Дело здесь, конечно не в вывеске. Ложь — спасение для таких как мы. А ты, наверное, уже догадалась, что никакой я не торгаш. Но говорить я буду не о себе. Когда-то, очень давно, у меня был дом и семья. А потом их убили, на моих глазах. Я тогда пацаном был. Хах, как жаль. Меня продали, как скотину на рынке. Наверняка продали и мою младшую сестру. Я ее ищу. Где бы я ни был, я расспрашивал уличную шпану. И вот сегодня, попал я к Манушам. Там их шаманка, или как там её, мне гадала. Она сказала, что сестра жива, но «Жнец у нее за спиной». А еще выдала вот такие вот стихи. — Кристофер повторил заученные уже наизусть строки. — Эти стихи ключ. Но я не понимаю, что они дают. Вот и хотел спросить совета у твоего друга. И, как видишь, спросил. Что же, прошлого не воротить. Тебе бы я посоветовал не стоять столбом, а поискать здесь хоть что-то для тебя полезное. Судьба — девка вздорная и гулящая, никогда не знаешь чего от нее ожидать. А ему вещи уже не нужны.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в год и несколько месяцев)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Торговый район] Таверна «У тётушки Меригольд»

+6

27

[Торговый район] Бар «Шепот небес»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в 10 дней)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

10 мая 1828 года. Около половины восьмого вечера.

Айрин пнула камушек и тяжело вздохнула. Прошло всего несколько дней после того, как она сбежала от графа. И все вроде было так, как раньше. Ничего не изменилось. Правда, девушка до сих пор имела крупную сумму, которую быстро потратить не смогла. Но в остальном, Айрин жила, как обычно: воровала, бегала за шпаной, бегала от шпаны и все это время старалась не думать о беловолосом вампире.
Первое время она не могла понять, отчего ей так хочется снова увидеть графа. Она даже заподозрила в себе какое-то психическое заболевание. Пару раз она ловила себя на мысли, что хочет вернуться, но сразу душила в себе эти порывы. И очень злилась.
А неделю назад она встретила Мими — проститутку. Сейчас ей было около девятнадцати лет. Когда Мими была младше, она тоже жила на улице и воровала. Только вот... обычно девочки не живут долго на улице. Либо их забирают в публичные дома, либо они не успевают убежать и их отправляют в приют, либо они становятся проститутками.
Последнее вероятнее всего.
Но Айрин была рада видеть старую знакомую. В конце концов, профессия ничего не значит. Да Андерс сама раньше подумывала о ней, но ее всегда останавливало отвращение. Было даже мерзко думать о том, что кто-то будет ее касаться. В голове сразу всплывали отвратительные воспоминания. Хорошо, что тогда Крис пришел во время.
Так вот. Увидев подругу, Айрин обрадовалась. И смогла ей поведать о своих проблемах. Мими тогда долго смотрела на воровку, а затем звонко рассмеялась.
«Ты влюбилась, глупая», — заявила девушка, потрепала Айрин по голове и добавила, что это нормально. И вскоре все забудется, если сама Андерс этого пожелает.
«Я желаю этого», — с раздражением подумала воровка, в очередной раз пиная камень под ногами. Камень отлетел и с негромким «плюх» свалился в лужу.
Айрин вздохнула и подняла взгляд на небо. Было довольно прохладно. Только что прошел дождь, а девушка не успела спрятаться и ее одежда стала абсолютно сырой.
— Айрин! — рядом раздался немного хриплый девичий голос. Девушка вздрогнула и опустила взгляд. Рядом с ней стояла маленькая девочка, с бледными русыми волосами и тусклыми голубыми глазами. Лицо ребенка было как никогда серьезным.
— Привет, — растерянно пробормотала Андерс, рассматривая девочку. Она не помнила ее имени, так как эта заноза появилась тут совсем недавно. Но подавала очень большие надежды, как вор. Она училась всему настолько быстро, что казалось, она рождена, чтобы стать вором.
— Я сегодня украла яблочный пирог. Идем. Иначе мальчишки все съедят, — девочка схватила воровку за руку, но Айрин мягко ее отстранила.
— Прости, я не хочу. Сама ешь.
— Ну, как хочешь, — девочка пожала плечами, и моментально скрылась в темной переулке. Айрин усмехнулась, смотря ей вслед. Она еще помнила, как сама была такой же. Тогда казалось, что все когда-нибудь наладиться. Что у всех появиться свой дом... А сейчас...
«Граф. Забудется. Я обязана его забыть. Просто взять и забыть. В конце концов, я для него была всего лишь забавным существом. Игрушкой. Сейчас у него наверняка есть о чем думать... Например, о похоронах».
Айрин вздрогнула и покачала головой. Даже вспоминать тот момент было страшно. Кровь. Везде эта чертова кровь! Почему именно Айрин ее увидела? Если бы она не смотрела на нее, то все было бы по-другому.
«Граф вытащил меня оттуда, а я даже не поблагодарила его», — внезапно осознала воровка, затем снова с раздражением махнула головой. Нельзя думать о том, кого хочешь забыть.
Айрин укуталась в мокрую кофту и вздохнула, прислоняясь к каменной стене здания.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Проклятый склеп Эвитернов

Отредактировано Айрин Андерс (06.01.2017 14:14)

+2

28

[Волкогорье] Замок «Чертоги Инклариса»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через Цитадель ордена Тьмы  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в 10 дней)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

10 мая 1828 года. Около половины восьмого вечера.

Последние несколько дней у Арила раскалывалась голова, он не высыпался и вообще чувствовал себя как пропущенный через центрифугу корешок мандрагоры. Настроение было исключительно мерзким. Настолько, что Падший перестал получать удовольствие даже от своей любимой забавы — удушения мелких травоядных крыланов. Ловишь эту голодную тварь на полугнилую приманку, зажимаешь ее маленькую головку между большим и указательным пальцем, резко дергаешь ногтем и чвяк! — шейка с тоненьким хрустом переломилась. Отламываешь головку и высасываешь из тельца густую, сладковатую черную кровь — ням-ням. Как конфетку скушать.

Арила все бесило. Солнце. Небо. Городской шум. Вонь из поворотен. Эти жалкие ничтожные людишки...

Оно и не удивительно — Сюзанна вот уже как неделю перестала разговаривать с ним. Даже на ментализ не отвечала. Первой реакцией леди Блеквуд на явление Падшего без дневника, как нетрудно догадаться, была агрессия: натуральное бешенство, усиленное яростью, презрением и отвращением к... Как она тогда называла Падшего? Половины выражений он не запомнил, поскольку вся гневная речь произносилась довольно скомкано, второй половиной искренне восхитился — редкий портовый грузчик способен на такие элегантные, фонетически сложные сочленения нецензурных конструкций. Особого шика ее речи придавал латинский язык. Да-да — все эти многоэтажные лексемы произносились на чистейшей латыни, что делало ярость адептки еще более устрашающей и... возбуждающей. Пожалуй, самым мягким из выражений, которыми она его наградила, было «набитый зловонным навозом червяк».

Когда Сюзи немного остыла, последовал безапелляционный, прямо-таки зловещий приказ «добыть ей эту паршивую девку» любой ценой. Например, ценой его, Арила, жизни. Потом о голову Падшего разбилось несколько старинных юнхайских ваз, Сюзи закрылась в своих покоях и перестала с ним разговаривать. Даже через посредников. Даже ментально. Всем своим поведением она будто бы говорила: «Пока ты, набитый зловонным навозом червяк, не исправишь свою оплошность, ты просто сошка, песчинка, пылинка, недостойная даже обрезка моего ноготка».

Что ж, Арилу ничего не оставалось, кроме как исправить свою оплошность.

Сказать по правде, сделать это оказалось совсем нетрудно. Времени, чтобы найти воровку, потребовалось в разы меньше, чем разъезжать из Дракенфурта в Цитадель и обратно. Добрую помощь Падшему сослужили его способности менталиста, подспорьем стал также подробный портрет девчонки и разговорчивость местных кумушек. Но самой полезной оказалась подлая натура голодных людей, готовых продать своих товарищей по корыту за тридцать несчастных гульденов.

* * *
— Ну что? — спросил Арил у мелкой, чахоточной на вид беспризорницы с тусклым взглядом и грязными русыми волосами. — Покусилась она пирог?
— Нет, — просто, слегка отрешенно ответила девочка. — Сказала, что не голодна.
— А женщина рядом с ней? Кто она? Ты можешь отвлечь ее внимание?
Девочка задумалась, украдкой взглянув на мужчину. Он был закутан в длинный и дорогой серый плащ, а волосы спрятал под капюшоном. Наклоняясь к ней и шепчась, он брезгливо прижимал к носу белую батистовую салфетку.
— Это Мими, — сказала чуть погодя беспризорница. — Она проститутка. Она здесь работает.
— Ты сможешь ее отвлечь?
— У-у, — покачала она головой. Мими в прошлом тоже воровка. Она осторожна. Она никогда не покидает место своей работы. Там она в безопасности.
— В безопасности? За ней откуда-то присматривает сутенер? — покрутил головой Арил.
— Я не знаю. А можно... можно спросить? Когда вы дадите мне денег?
Теперь задумался Падший. Оценив ситуацию, он решил, что по-тихому выкрасть воровку все равно не получится. Что ж, придется слегка пошуметь.
— Де-е-еньги, — прогнусавил он, сморкаясь в белый платок. — Вот тебе твои деньги.
Не успев договорить, он выстрелил в девочку из спрятанного в рукаве миниатюрного револьвера. Быстрый, как ветер, он взмыл над гнилой подворотней, пролевитировал к проститутке и полоснул ее по горлу кинжалом с выгравированными на рукояти переплетенными символами V и s.

Воровка, на которую он охотился, не успела и пикнуть — второй пулей он прострелил ей шею рядом с сонной артерией. Боль была невыносимой, парализующей. Третья пуля могла достаться мелькнувшему в окне сутенеру, но тот оказался не настолько глуп, чтобы лезть на рожон. Арил набросил воровке на голову черный мешок, поднес обе ее ладони к ране: «Зажми, если не хочешь сейчас же придохнуть», завернул ее в полу своего дорогого плаща и, перелетев через пару крыш, ввалился вместе с добычей во внушительный, даже устрашающий экипаж. Не дожидаясь приказа, кучер, облаченный в черный камзол, наотмашь хлестанул четверых черных лошадей, и направил свою черную карету в сторону черного кладбища.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Заброшенное кладбище] Проклятый склеп Эвитернов

Отредактировано Арил-Кеннет Рей (12.01.2017 11:51)

+3


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Трущобы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC