Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный горячей любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Абаджан » [Баккар] Рынок невольников


[Баккар] Рынок невольников

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/39-Abadzhan/ab6.png

Прямо и резкий поворот направо, проход через арку и снова прямо. Теперь налево, через забор и лавку шорника... Я судорожно стараюсь запомнить каждый поворот, каждую узкую улочку, ведущую к небольшой скрытой среди домов площади. Перед моим взором открываются высокие разрисованные стены, укрытый коврами пол... Сразу даже не поймешь, что это один большой уличный закоулок. Небольшой помост расположен сбоку. Сначала я удивляюсь: зачем? За множеством собравшихся мужей я не могу разглядеть, что именно на нем происходит. Конечно, меня предупредили сразу, куда ведут — на рынок невольников или, как еще его называют, «невест Хурбастана». Вопреки скрытности (или благодаря ей?), молва об этом рынке гуляет по всей Айзе. Богачи стекаются сюда со всех концов страны, хотя многие посылают таких, как я, — скупщиков. Это мой первый поход. «Невесты» — украденные вампирессы, полукровки и просто неудачно попавшиеся человеческие девушки. Даже моя мать была куплена здесь. Но этот момент опустим.
Я смотрю прямо на подиум: вот продавец вывел первую «невесту». Многие покупают их в качестве рабынь. После поимки они лишаются всего. Это вампиресса, в ее зеленых глазах горит испуг. Тело скрыто за белоснежным покрывалом. По площади разносится свист — и вот вампиресса обнажена. Ее фарфоровая кожа поблескивает на солнечных лучах. Но меня она не привлекает. Да, красива, как кукла, но нет, не то. Жду. И вот после двух купленных якобы ревенанток-девственниц, выводят девушку-человека.
— Беру! — мой голос вырывается из шума, образованного скоплением народа подле помоста. Я нашел ее.
—————————————————--
Девушке действительно повезло, не часто с рынка уводят потенциальных невест. Но такова жизнь.

https://forumupload.ru/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/rim.png

Фарух ибн Шакас

Фарух ибн Шакас — наместник Моргота в Абаджане. Он торгует смертью, болью и страданием, превращая грязь и нищету в золотые монеты. Именно он, в конечном счете, контролирует во всем Хурбастане торговлю оружием, дурманящими травами, насильственно добытой кровью, ядами и, естественно, рабами. Фарух окружил себя фанатично преданными бандитами, провозгласив себя мудрецом и распространяя свои взгляды подкупами и поджогами. Власть этого могущественного вампира распространяется далеко за границы Абаджана, так же, как и страх перед его головорезами. Еще каких-нибудь триста лет, утверждает Фарух, и весь Хурбастан станет большим рынком невольников. Найдется ли хоть кто-нибудь, кто остановит его?

Отредактировано Фрейя Эйлмер (13.04.2012 17:42)

+3

2

[Гуда] Казематы  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sk.png https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/fis.png
Остановившись, стражник огляделся по сторонам. Его маленькие глазки бегали туда-сюда, пытаясь высмотреть кого-то. Своей огромной ручищей он все еще больно сжимал предплечье девушки. Стражника, казалось, вообще мало волновало состояние пленницы. В конце концов, его задачей было лишь привести ее на рынок невольников.
Тем временем на небольшой площади становилось все больше и больше людей. Среди них были преимущественно неприятного вида торгаши-скупщики. Настоящих зажиточных людей или вампиров практически не было, ведь они предпочитали посылать за потенциальными невестами своих слуг. Не смотря на то, что на улице был вечер, прохлада не торопилась приходить на смену жаре. На площади царила ужасная духота, к которой постепенно примешивались запахи потных тел. Что и сказать, обстановка здесь была не самая приятная. Впрочем, маловероятно, что бедные плененные девушки, испуганно глядевшие по сторонам, столпившись в центре площади, вообще смогли бы чувствовать себя комфортно в их ситуации. Стражник, что привел Лину на рынок, наконец, высмотрел человека, которого искал и торопливо зашагал к нему, таща за собой девушку. Этим человеком оказался достаточно высокий и, на первый взгляд, приличный господин почтенных лет.
— Это... вот. Товар. Как и договаривались, — косноязычно промямлил стражник, вытолкав свою пленницу вперед.
Почтенный господин окинул девушку достаточно мягким, почти снисходительным взглядом.
— Отлично, — произнес он. — Можешь идти.
Стражник отвесил господину неуклюжий поклон и, отцепившись, наконец, от руки Лины, поспешил к выходу с площади.
— А вы, леди, проследуете к остальным девушкам.
Господин мягко опустил руку на плечо пленницы и слегка подтолкнул ее в сторону остального «товара». Этот странный человек, казалось, совершенно не вписывался со своей учтивостью и спокойствием в общество орущих и свистящих скупщиков, чьи манеры едва ли были лучше манер дикого зверья. Но, не смотря на это, надеяться на помощь достопочтенного господина Лине не приходилось. В его глазах наряду с мягкостью и спокойствием отражалось некоторое безразличие ко всему, что происходило вокруг. Его задачей было лишь продать товар, а дальнейшая судьба этого товара мужчину интересовала мало.

Отредактировано Кесседи (15.07.2011 15:04)

+1

3

[Гуда] Казематы  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Что бы не стонать от боли, которую приносила ходьба, Лина крепко сжала зубы. Сердце в груди бешено колотилось, выдавая страх, который горел в глазах. Ноги подгибались, во всем теле была слабость, но выбора не было и девушке приходилось, спотыкаясь, идти за стражником. Его шаг был быстрым, куда быстрее, чем могла ходить такая девушка, как Лина.
Шли долго, и из-за этого девушка стерла ноги до крови. Времени на то, что бы оглядеться по сторонам не было, растекающаяся по телу боль слепила глаза. Когда место назначения было достигнуто, девушка уже прямо-таки валилась с ног и единственное, что ей не позволяло упасть — это стражник который до боли сжимал ее плечо. Слез на глазах девушки так и не было, не умеет Лина плакать.
«Что это за место? — подумала Кросс, когда стражник остановился и стал оглядываться по сторонам. — Похоже на рынок».
Когда сильные руки стражника снова потащили ее, Лина еле успела сохранить равновесие и чуть не упала. Она с интересом слушала разговор с продавцом. Вполне приличный человек, который выделялся на фоне собравшейся публики, но его глаза... Они смотрели безразлично, с пренебрежением. Не смотря на его мягкий голос, чуть заметное прикосновение к плечу, пленница сразу поняла, что надежды нет.
«К другим девушкам? — девушка оглянулась. В центре площади стояло множество девушек. Они испуганно озирались по сторонам, кто-то плакал, кто-то уже не мог плакать. По телу Лины пробежала мелкая дрожь. — Черт! Как же меня угораздило-то так?! Святая Роза, молю, спаси и сохрани мою душу и тело. Пожалуйста, не дай мне здесь пропасть...».
Неловко ступая, девушка направилась к толпе таких же пленниц, как она. Одной рукой Лина поддерживала рубашку, разорванную на груди. Вид у нее был не то что не лучшим — он был ужасным. Длинные волосы были запутаны, они были грязны. На лице — пыль, правая щека припухшая, губа разбита. Одежда, купленная только вчера превратилась в старый хлам, не подлежащий восстановлению. Единственная приметная черта — это блестящие страхом, большие, серые глаза.
Достигнув цели, Кассандра прямо-таки рухнула на ковер, которым был покрыт пол переулка. Сейчас, подойдя к этим девушкам, Лина могла видеть их страх, нет, даже не видеть, их страх был физически ощутим. Стоны, слезы — от них Лину стало трясти еще больше. И вместо страха в глазах девушки вспыхнула ненависть. Ненависть к тем, кто привел ее сюда, ненависть к тем, кто ее поймал, ненависть к себя, которая не может ничем помочь этим несчастным.
«Пожалуйста, Святая Роза, помоги нам, дай силы стерпеть. О большем не прошу, пожалуйста, дай силы этим девушкам, — Кассандра сложила руки, как для молитвы и закрыла глаза, обращаясь к Богине. — Я знаю, ты слышишь. Поэтому взываю к тебе, будь милосердна к своим дочерям, не дай нам пропасть. Аминь».

+1

4

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/fis.png

Блеклые глаза господина с интересом наблюдали за молитвой девушки.
— Ты считаешь, что Бог сможет чем-то помочь тебе? — обратился продавец к пленнице. — Ведь он фактически бросил тебя на растерзание этой толпе.
Рукой господин указал на людей, которые топтались у самых краев своеобразной сцены, где находились девушки. Алчные глаза этих покупателей глядели на несчастных рабынь, словно они вовсе не были людьми. Для собравшихся здесь пленницы были равны скоту, желания и потребности которого совершенно не обязательно учитывать.
— Взгляни в их глаза, дорогая, — вновь обратился к девушке господин. — Ты видишь там сострадание? Переживание? Быть может доброту или участие? Ты для них не более, чем обычная вещь, которую в любой момент можно будет выкинуть. Оставь свою надежду и смирись.
С этими словами продавец оставил Лину. Взойдя на своеобразный пьедестал, господин вновь оглядел собравшуюся здесь толпу и поднял вверх правую руку. Этот жест послужил сигналом начала торгов, и площадь тут же погрузилась в тишину, изредка нарушаемую перешептываниями покупателей.
— Господа! Сегодняшние торги обязательно запомнятся вам, ведь именно сегодня здесь собран товар наивысшего качества. С уверенностью могу сказать, что все совершившие сделку останутся довольны своим приобретением. Так начнем же!
С таинственно улыбкой господин обернулся к девушкам и, подав знак одному из своих людей, указал рукой на первый взгляд совсем юную ревенантку. Девушку тут же подняли на ноги из сидячего положения и провели к пьедесталу, на котором стоял торговец.
— Взгляните на эту прекрасную леди, господа. Она приехала к нам из далеких стран, где являлась единственной и любимой дочерью одного высокопоставленного вельможи. С этой семьей я был знаком лично и потому могу ручаться за добропорядочное воспитание и нравственность этой девушки. Впрочем, вас, господа, в гораздо большей степени волнует ее тело, чем воспитание, не так ли? В красоте этого цветка вы можете убедиться сами.
Молодая девушка действительно была прекрасна. Ее огромные заплаканные голубые глаза смотрели по сторонам испугано, щеки были лишены румянца, но бледность совершенно не портила ревенантку. Но первое, на что хотелось обратить внимание, это волосы несчастной пленницы. Длинными прядями они ниспадали вниз по спине, завиваясь, переливаясь своим золотом на тусклом свету. С ее губ то и дело срывались мольбы о пощаде, о свободе. Она уже успела выплакать все слезы, но все равно не теряла надежды на то, что этот кошмар кончится и ее отпустят домой. С отчаянием она взирала на продавца, не переставая молить его о милосердии. Но ни толпа, ни господин не пожелали проникнуться сочувствием к юной леди, и та вскоре ушла в руки к одному из скупщиков за баснословную сумму.
Так, одну за другой, девушек продавали разномастным покупателям. За некоторых разгорались нешуточные торги, другие уходили к своим хозяевам практически по дешевке, но горечь и тех и других была одинаково велика. В один миг эти люди теряли все, получая взамен годы мучительного рабства. Вероятность, что хоть нескольким из них посчастливиться оказаться на свободе, стремительно приближалась к нулю.
Вскоре очередь дошла и до Лины. Девушку, как и ее предшественниц, подвели к торговцу.
— Перед вами, господа, обычный человек. Но это отнюдь не уменьшает ее ценности и значимости на фоне других девушек. Не имеет вкуса тот человек, что не оценит строгую, почти аристократическую красоту этой леди. Да и к тому же, как мне известно, девушка является прекрасным медиком, посему могу предположить, что она вполне может стать неплохим приобретением для вашего дома, — произнес господин.
Цена, озвученная на девушку, начала возрастать по мере поступления ставок. Публика явно ей заинтересовалась, впрочем, вряд ли этому приходилось радоваться. Но уже спустя несколько минут торги завершились. Среднего роста вампир, пригладив свои сальные черные волосы, щелкнул пухлыми пальцами с огромными перстнями и свита, что стояла позади теперь уже хозяина девушки, подошла к Лине, готовая сопроводить ее в новую жизнь.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Гуда] Дворец Раис ибн Макхама

Отредактировано Кесседи (16.07.2011 19:44)

0

5

Молитва девушки продолжалась, и, что бы не сбиваться в мыслях, она закрыла глаза. Внутри все кипело, стоны заставляли, бешено стучать сердце в груди.
«Святая Роза, дай силы и смирения...» — мысленно шептала девушка, пока ее мысли не прервал голос господина, которому стражник передал Лину. Девушка до конца дослушала слова мужчины, даже глаза открыла, что бы еще раз взглянуть на толпу. Действительно, они смотрели на девушек, как на пустое место, безвольных рабынь. От этих взглядов Лину прямо-таки передернуло, и она бросила ненавистный взгляд на неизвестного.
— Я не спра... — девушка запнулась на слове, понимая, что ее возмущение сейчас не уместно, но все же решила продолжить, — не спрашивала Вашего мнения.
И сложив, как прежде руки, девушка продолжила свою молитву. Когда первую девушку повели на пьедестал, Лина неотрывно следила за ней. Смотрела на ее страх, и лишь сильнее сжала ладони в своей молчаливой молитве, что бы не закричать от бессилия, страха и ненависти к окружающим.
Ей казалось, что этот мужчина, продавец, каждый раз, подзывая к себе очередную девушку, смотрит на нее, как бы решая: стоит ли сейчас ее продать или еще на мгновение продлить муку, которую можно было прочитать на этом лице.
Когда наступила очередь Лины, она сама поднялась на ноги, которые все время норовили подогнуться. Девушку подвели к пьедесталу, давая возможность толпе ближе рассмотреть ее. Несколько десятков глаз впилось взглядом в это хрупкое тело. Продавец, что-то говорил, представляя Лину публике, но девушка не слышала его слов.
Стоя на этой «сцене», девушка каждый раз вздрагивала, когда кто-то выкрикивал цену за нее. Это было ужасно. Казалось, что это длится вечность, но все закончилось достаточно быстро. От страха, неприязни или от голода, девушку стало подташнивать.
Девушка кинула ненавистный взгляд в ту сторону, откуда послышалась последняя цена. Мужчина, называвший ее был не очень приятным на вид, по крайней мере, это было первое впечатление, которое он произвел на девушку.
Почти сразу к девушке подошли слуги этого господина, и куда-то повели ее.
«Черт! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Почему? Почему все так?!», — в глазах была ненависть, страх и обида. Обида на себя и обида на продавца, который был прав — Бог не помог своим дочерям.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Гуда] Дворец Раис ибн Макхама

0

6

Начало игры
Солнце постепенно клонилось к закату, удлиняя тени на горячем песке. Муэдзин на вершине минарета уже призывал правоверных к вечерней молитве, вампиры просыпались, а люди готовились отойти ко сну. Так или иначе, но улицы города на какое-то время оказались полупустынны. Лишь голос священнослужителя разносился над благословенным городом, принося в души правоверных покой и умиротворение.
И именно этим воспользовался советник наместника самого императора (да одарит Ваххал его здоровым наследником), чтобы тайно выбраться в город.
Нет, он никого не боялся и ни от кого не скрывался. И в то же время скрывался ото всех. Нет на свете существа болтливее, чем житель Баккара, да поразит всевышний молнией его покорного слугу, если это не так!
А советник хотел сделать сюрприз для своего сына. Через несколько дней тот войдет в возраст мужчины, и нет в такой день подарка лучше, чем умелая наложница. А где как не на баккарском рынке невольников можно найти самых опытных, самых ослепительных и самых редких?
Несколько грешников, пропускающих молитву, все же оказались на рынке. И активно торговались.
На подиуме стояла азиатка, судя по разрезу глаз — из Мун-Ци. Работорговец расхваливал ее и так, и эдак, поворачивал и наклонял, чтобы покупатели могли рассмотреть товар со всех сторон.
«Нет, моему сыну нужна не просто шлюха. Отец когда-то давно подарил мне такую, но я был всего лишь сыном купца. А Анвар достоин большего...».
Наблюдая за торгами через щель в шторках паланкина, Рахим забраковал еще нескольких, но вот на подиум шагнула она...

+1

7

[Баккар] Имение «Лазурь Нордании»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

План, который Орнелла задумала еще месяц назад, начал медленно, но верно претворяться в жизнь. Как можно изучать культуру и обычаи этой диковинной страны, если местные не спешат пускать «туристку» в свой мир? Правильно, надо стать частью этого самого мира. Ну а роль, через которую приходилось проникать за эти шелковые занавески, была не столько знакома, сколько понятна... Ее собственная камеристка получила солидный куш за златоокую девицу, а якобы разгневанную сложившейся ситуацией вампирессу попросту одурманили. Теперь она уже не была свободной женщиной, а являлась товаром. Несомненно, ценным и редким в этой стране, но товаром.
Несколько дней, будто в тумане, где мазель Ренд не ощущала практически ничего, кроме безграничного умиротворения и счастья. Эйфория, казалось, будет длиться бесконечно... Но, как и все хорошее, навеянное дурманом спокойствие постепенно уходило. Очень медленно, позволяя событиям впечатываться в память и оставаться там навсегда. Самое интересное началось, как всегда, довольно внезапно. Она плавно перешла из разряда товара, когда тобой распоряжаются, одевают, причесывают, красят до объекта с полной неприкосновенностью. Выйти на освещенный факелами подиум ей помог суетящийся, с бегающими глазками, мужчина, но максимум, что он мог себе позволить — это аккуратно придерживать одурманенную вампирессу под локоток. Кому ж приятно, когда к будущей собственности прикасается презренный торгаш?.. И хотя девушка не была молода (на вид ей — около двадцати двух лет, если не брать в расчет того, что это была вампиресса), да и девственность осталась давно позади, но работорговец точно знал, что новенькая уйдет с подиума быстро. Вся изюминка новоиспеченной «невесты» была в глазах. Дивные золотые глаза, оттеняемые ярко-рыжими длинными вьющимися локонами. Такой, он мог поклясться, не было даже у самого Императора...
Происходящее было соткано будто из тумана. Легкое прикосновение к руке, ненавязчиво подсказывающее, куда ей надо идти. Шорох падающего к ногам плаща, ослепительный блеск диковинного наряда, вспыхнувшего множеством мельчайших камешков, нежный звон ножных и поясных манист, звучащий эхом каждому движению «невесты». Странная речь из уст стоящего неподалеку мужчины, из которой она не поняла ни слова (язык местных Орнелла только начинала изучать, так что понимала едва ли десятую часть слов). И взгляды, оценивающие, выражающие жгучий интерес и недоверие.

+4

8

Как опытный заводчик с первого взгляда млеет от вида истинного красавца-скакуна, так и Рахим на мгновенье словно потерял дар речи при виде златоокой жемчужины, выставленной на всеобщее обозрение.
В его сознании за несколько секунд пронеслись тысячи мыслей, мечты и планы рождались и умирали. Желание подобающе одарить сына боролось с жадностью и возможностью через эту красавицу подняться на еще одну ступень — встать подле самого императора!
Но одно было ясно точно — сейчас она должна достаться ему и только ему. Холеная ладонь высунулась из паланкина, пальцы в перстнях звонко щелкнули, привлекая внимание сопровождающих слуг, и указали прямиком на рыжеволосую невольницу.
Слуга лишь покорно кивнул и направился к торговцу. Шепнув ему на ухо сумму, о которой тот мог только мечтать, слуга удовлетворенно кивнул в сторону паланкина и вернулся на свое место.
Остальные участники торга было начали возмущаться, но, увидев вооруженную охрану решили не искать неприятностей. Спустя несколько минут златоглазка уже сидела в паланкине напротив Рахима, с интересом ее разглядывавшего.
— Как твое имя, о несравненный цветок души моей?

+2

9

Как и предполагалось, покупатель нашелся довольно таки быстро. Еще бы! Только клан Рендов мог похвастать столь удивительным цветом глаз, а редкости, понятное дело, ценятся больше всего. Единственное, что удивляло Орнеллу в сложившейся ситуации — зачем покупать вещь, которую потом никому не покажешь?
Вампиресса только начинала изучать дивный язык Абаджана, но две священные книги этих земель уже успела бегло прочесть. Именно поэтому девушка знала, что жена или наложница не имеет права показывать свою красоту мужчинам, за исключением мужа, конечно, и родственников, которым дозволил показаться супруг. Брак по расчету в Нордании можно понять, поскольку новоявленный муж будет открыто хвастать своим новым приобретением, если оно того достойно, конечно. Все балы, званые вечера, походы на культурные мероприятия и праздники станут своеобразной демонстрацией собственного статуса, подкрепленного красавицей-женой с какой-нибудь редкой «изюминкой». А тут... Возможно, все дело было в том самом восточном менталитете, который ей только предстояло познать и изучить. Орнелла даже сделала зарубку в памяти, чтобы уделить загадочной абаджанской душе отдельную главу в своей книге.
И вот теперь, спустя всего несколько минут после появления на помосте, она сидела в паланкине напротив немолодого (на взгляд практически вечно юного внешне вампира), поджарого человека. Цепкий, уверенный взгляд, богатый наряд и холеные ладони, не знавшие изнурительного труда. Определенно, этот мужчина был не просто состоятелен, но еще и облачен властью в той или иной степени. Вампиресса мысленно поздравила себя с неплохим хозяином, хотя говорить о сто процентном везении было рано, мало ли какой характер у этого человека?
Он первый, как и полагается, нарушил повисшее в воздухе молчание, спросив ее имя. Голос у него был низкий, но сильный и твердый, приятный слуху. Где-то с минуту мазель Ренд молчала, размышляя, как ей быть. С одной стороны, по законам жанра стоило бы поиграть в надменность и презрение (вполне закономерная реакция по отношению к тому, кто решил ограничить твою свободу), но... Что-то подсказывало златоокой девице, что номер этот мужчине уже наверняка надоел и не произведет должного впечатления. Смысла играть на неблагодарную публику не было. Интересно, смутит ли человека ее спокойный, трезво оценивающий ситуацию (да и его самого), взгляд? Ведь по логике вещей, сейчас должен был быть второй акт женской истерики.
— Меня зовут Орнелла. Орнелла Дем Ренд, — вампиресса гордо вскинула подбородок, произнеся свою фамилию. Разве можно было не гордиться тем, что ты Ренд? Она бы даже не удивилась, если в этой Розой забытой стране слышали о семействе талантливых алхимиков. И раз уж абаджанец неплохо говорил на ее родном языке, то определенно был образованным, даже просвященным, а это о многом говорило.
В паланкине было душно, поэтому вампиресса откинула капюшон легкой робы на спину. Одно радовало — ее длинные огненно-рыжие волосы были заплетены в тугую аккуратную прическу, поэтому было не так жарко, как могло бы быть при распущенных локонах. Золотые украшения-подвески и цепочки с какими-то дивными бирюзовыми камнями едва слышно звякнули. «Еще одна восточная привычка — перегружать всевозможными цацками прическу и гардероб», — Нелли мысленно улыбнулась, думая о том, что сегодняшний день принесет весомую лепту в ее литературно-приключенческий труд.

+3

10

Великий Ваххал создал людей и вампиров так, что в критической ситуации они либо крайне агрессивны, либо впадают в шоковое состояние. Сейчас, судя по всему, перед Рахимом был третий вариант — воспитание, ставшее второй натурой, позволяло его новому приобретению держаться ровно и с достоинством. Это была еще одна капля в и без того переполненную чашу ее достоинств.
— Орнелла, — протянул он задумчиво, пробуя на слух неизвестное доселе имя, — красивое имя, очень тебе идет...
Советник уловил гордость и вызов в голосе рабыни, когда она называла свою фамилию. Видимо, ее род достаточно влиятелен за морем. Что ж, будь она хоть родной дочерью Алукарда — здесь ее никогда не найдут.
— А меня зовут Рахим, — тонкие длинные пальцы перебирали жемчужины четок, мысли в голове переливались неспешно, в такт покачивающемуся паланкину, — вижу, ты не бьешься в истерике от дальнейших перспектив, но и не забилась в угол. Раскрой секрет — почему?

+2

11

Девушка улыбнулась с достоинством, даже с некой долей снисходительности к сидящему напротив человеку. Все было настолько просто и очевидно, что рассказывать было не интересно. Но раз уж публика требует...
— А какие у меня перспективы? Быть может я и переоцениваю себя, но таких девиц не покупают для работ на каменоломне. И для того, чтобы прислугу порадовать, тоже не покупают. И уж совсем маленький процент, что у покупателя будет какая-нибудь извращенная мания или тяга к убийству норданских вампиресс. И да простит меня уважаемый Рахим, но все, что кроме — не особо удивительно. Тем более вполне закономерно, что то, для чего обычно мужчина покупает женщину, не является чем-то страшным, постыдным или извращенным. Природа есть природа.
Странное ощущение никак не покидало Орнеллу, пока ее звонкий, спокойный голос звучал в душном паланкине. Это можно было назвать неуверенностью или страхом, но скорее подходило словосочетание «непредсказуемый исход». И правда, кто знает, где и когда закончится ее приключение? А самое главное — как? С одной стороны, это давало адреналина жизни, с другой неприятно холодило низ живота страхом за собственное благополучие. Слишком долго вампиресса жила в полном покое и комфорте, слишком долго избегала хоть каких-то трудностей. Да, жила на широкую ногу и не оглядывалась назад, легкомысленно полагая, что «шоу должно продолжаться». Но никогда ей не приходилось рисковать собой по-настоящему.
— Могу я задать вопрос? Зачем покупать коллекционную вещь тайком, которую нельзя потом выставить на всеобщее обозрение и хоть как-то блеснуть званием владельца этой вещи? — мазель Ренд, несмотря на сумбур эмоций в душе, оставалась все такой же целеустремленной, а потому выяснять интересующие вопросы стоило сразу, пока у собеседника благодушное настроение. А то кто этих абаджанцев знает...

+5

12

Советник не спешил отвечать. Слегка склонив голову набок, он изучал девушку. Гордую осанку, которую она сумела сохранить даже сидя на мягких подушках. Точеное тело, явно не знавшее тяжелого труда, но зато тесно общавшееся с розовым маслом и разными редкими солями. Уверенный звонкий голос. Можно было подумать, что она говорит с равным себе.
Он встретился с вампирессой взглядом. В ее глазах читались живой ум и эмоциональность — достаточно редкое сочетание для женщин Айзы.
— Какие же вы, норданцы, забавные, клянусь бородой пророка! — Рахим позволил себе улыбнуться чуть теплее, как улыбался, наставляя собственного сына, — у вас драгоценность тем ценней, чем больше ее ценят другие. Вам обязательно нужно видеть зависть в глазах других. Это полнейшая глупость — настоящий шедевр останется таковым, даже если его никто никогда не увидит и не узнает о его существовании. Удовольствие в самом обладании им, в возможности любоваться, наслаждаться им... Если приводить аналогию, то вы хвастаетесь, что оплатили счет из кабака на астрономическую сумму, пытаясь показать свою успешность, подтвердить статус, а мы скромно храним в погребе несколько бутылок вина, за которые можно было бы купить половину вашего Дракенфурта и не бахвалимся этим.
«Нет, пожалуй, я все-таки оставлю ее сыну. Пусть она поможет ему подняться выше, а мне и в Баккаре хорошо»...
Смотря сейчас на вампирессу, которая, судя по всему, была как минимум вдвое старше его самого, мужчина как никогда четко осознал быстротечность своей жизни. Но в то же время ощутил и гордость — прожив столь малый срок, он собрал в колодец своей мудрости достаточно капель, чтобы сейчас поучать вампира, родившегося задолго до него.
Он уже давно не вел ни с кем откровенных разговоров, и, раз уж подвернулась такая возможность, решил ее не упускать:
— Скажи, почему вы, вампиры, живя сотни и сотни лет, так редко тратите их на накопление мудрости, знаний, научных открытий?
Вряд ли, конечно, молоденькая по их меркам девица, неведомо как очутившаяся на невольничьем рынке за тысячи миль от родины, могла дать ответ на этот вопрос, но больше спрашивать было не у кого.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Баккар] Дворец первого советника

+3

13

Ее хозяин (интересное словосочетание, кстати, странное на вкус) был человеком опытным и интересным. В его глазах легко было прочесть спокойствие и мудрость, а эмоциональный фон только подтверждал догадки самой Орнеллы. Единственное, что ее задело — это отсутствие хоть какого-то влечения к ней как к женщине. Она даже мысленно постаралась представить себя: позу, одежду, украшения, прическу, выражение лица... И вроде все располагало не только к приятной беседе, но и, хотя бы, к соответствующим мыслям. Однако же Рахим был вежлив и холоден, словно только что купил не экзотическую девицу, а кувшин для кунжутного масла. Стало даже обидно, черт побери!
— Один ваш мудрец сказал: «Много знаний — много горя». Как по мне, так это чистейшей воды правда, потому что чем ты старшее, опытнее и мудрее, тем больше хочется вернуться в годы наивной юности, когда много неизведанного и тысячи открытий ждет тебя впереди. Я наслаждаюсь жизнью, не торопясь открывать ее всю для себя. А еще я могу позволить себе оставаться капризным ребенком столько, сколько пожелаю, времени на взросление есть предостаточно. Думаю, мы все считаем, что все успеем, поскольку вампирам отмерено Святой Розой немалое количество лет... Скажи, почему в вашей стране разрешено рабство? Разве не равны все люди и вампиры между собой и не имеет каждый право на собственную жизнь и волю?

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Баккар] Дворец первого советника

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Абаджан » [Баккар] Рынок невольников


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно