Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Абаджан » [Баккар] Базар


[Баккар] Базар

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/39-Abadzhan/ab13.png
Очень шумное и людное место, которое просыпается незадолго до того, как встает солнце, и утихает с появлением первой звезды на небе. Удивительным и непостижимым образом сюда попадают норданские товары, которые на родине днем с огнем не отыщешь. Продается здесь все, что душе угодно. Сладчайшие фрукты, изысканные (и не очень) вина, самые жгучие и ароматные специи, тончайшие ткани и ажурные украшения, диковинные животные... Всего, что может предоставить вам знаменитый уличный базар Баккара, и не перечислить. Каждый продавец здесь знает свое дело, предлагая драгоценному покупателю все самое лучшее. Но учтите, что даже торг здесь — это не просто элемент покупки, а целый ритуал, который надлежит исполнять с азартом, долей лукавства и увлеченностью.

0

2

[Язан] Портовая гавань  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sia.png
Ужасный гул, словно пчелиное жужжанье, и перекликающиеся друг с другом голоса всецело наполняют несчастную черепную коробку приблизившегося к рыночной площади путника. «Купи! Купи!» — раздается со всех сторон, и худые безобразно загорелые руки тянутся к лицу, предлагая абсолютно любой товар за «символическую» плату. «Только купи!» Стоит лишь оказать торговцу внимание, достаточно беглым взглядом окинуть его ассортимент, как вас тут же силой заволокут под тент и под пристальным взглядом заставят бесконечно долго ковыряться в одежде, украшения — да в чем угодно! «Купи!» И, не поверите, за свои кровные вы приобретете даже обычную косточку от персика, даже две, лишь бы уйти отсюда подальше и поскорее.

После затянувшейся морской прогулки Скотт чувствовал себя на удивление бодро. И пусть это никак не выражалось на его осунувшемся от бесконечной качки лице, внутри он чувствовал прилив сил, видимо, полученных от внезапного возвращения на родную землю. Мужчина с удивлением отмечал, что десятилетия никак не сказываются на этой чудесной земле и ее приставучем народе. Ни песчаные бури, ни зыбучие пески, ни нескончаемый голод и бедность — ничто не смогло подавить хурбастанское желание выжить, и ничто не искоренило их наглость, и, видимо, никогда не искоренит. Вот такие они, люди палящего солнца.

Пробиваться сквозь толпу было непросто. К тому же все время приходилось следить за саквояжем и Линой, уставше бредущей по следу. По правую и левую сторону путников располагались выстроенные лабиринты из деревянных столов, под завязку забитые различными безделушками ручной работы. Местами попадались девственно чистые просветы песка, обозначавшие начало новых рядов. И прежде чем удалось найти подходящего фасона одежду, пришлось пройтись по нескольким петляющим длинным рядам.

— Как тебе этот комплект? — заботливо спросил девушку переводчик, указывая белый льняной костюм, состоявший из широкой рубахи местного покроя и таких же штанин, украшенных незатейливыми узорами. — Еще выбери себе шляпу, поверь, без нее при таком солнцепеке никуда. — Мужчина улыбнулся и с интересом принялся рассматривать какую-то затесавшуюся среди одежд трубку, быстро и выразительно переговариваясь с торговцем на местном языке и порой недовольно хмуря брови.

Отредактировано Гелу Коакта (03.04.2011 20:48)

0

3

[Язан] Портовая гавань  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Добраться до базара, устроить прогулку по месту, где можно найти столько привлекательных вещей: одежда, украшения, различные подделки, выполненные руками не крупных, но все же мастеров, что может быть прекрасней для юной леди? А если это на жаре, когда солнце над головой беспощадно печет? Да, вся радость пропадает в такие моменты, возникает лишь одно желание поскорее уйти от сюда куда-нибудь в прохладное место, так, что бы уже до вечера не выходить на улицу. А когда к этому солнцепеку добавляются навязчивые торговцы, постоянно что-то говорящие и не дающие покоя воспаленному на жаре мозгу.
«Святая Роза, и кто же потянул меня приехать в эту страну, и надеть это платье!? — Негодовала девушка, готовая проклясть все на свете. — Как же я хочу в гостиницу, снять это платье!»
Лина шла вслед за переводчиком, не обращая внимания на торговцев, ее единственное желание было поскорее уйти отсюда в тишину, где она сможет найти толику успокоения и побыть таки, наконец, одна.
— Как тебе этот комплект? — Голос переводчика вырвал девушку из ее забытья. Лина подняла глаза к костюму, кивнув:
— Да, мне нравится, — ответила девушка, даже толком не рассмотрев одежду, которую ей предложили. — Думаю, мне подойдет. И шляпу... вот эту.
Не смотря на то, что голову девушки напекло, Лина сумела подобрать к костюму, такую же светлую шляпку. Выбрав одежду, девушка в нерешительности встала, ожидая решения Скотта, все-таки это он был экспертом в этой стране, а Лина даже не представляла, что ей сейчас стоит сделать. Лина посмотрела на спорящего о чем-то с продавцом мужчину, его лицо стало несколько худее с того момента, как Лина увидела его в первый раз на пристани в Дракенфурте, но глаза оживились, мужчина явно был рад своему прибытию сюда, в Хурбастан. Лина не стала вмешиваться в разговор мужчин, а молча стала ждать своей очереди, рассматривая какие-то украшения, которые тут же лежали на столе, скорее она их даже не рассматривала, а уставилась на них пустыми серыми глазами.

0

4

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sia.png
После напряженного усердного спора с черноусым торговцем, от которого сильно несло импортным табаком, Скотту удалось втрое сбить цену на одежду для девушки и приглянувшуюся трубку, которая представляла собой больше антикварную ценность, чем находила практическое применение в жизни; тем не менее, уломать торгаша было довольно сложно: он слезно и убедительно клялся об ораве некормленых детишек, о злой жене-паскуде, вытягивающей из бедняги с каждым днем все больше и больше денег, как пиявка. Однако запах дорогого табака и огромный золотой перстень на пальце намекали о неплохом статусе этого хитреца.

— Возьмите, — обратился довольный собой Скотт к уморившейся девушке, передал сверток с нарядом и заботливо приплюснул на ее голове милого вида шляпку. — Так печет, — простонал мужчина, отходя от лавки и не спуская взгляда с Лины. — Пора где-то остудиться, как вы считаете? — переводчик коснулся плеча спутницы и уверенно зашагал прочь от прилавков, в самую глубь кишащего рынка, обещавшую наличие тенистых укрытий и мест общепита, где можно не только подкрепиться и отдохнуть, но и подыскать место для переодевания — раскрасневшиеся щечки Лины как сигнальные фонари предупреждали, что еще пара лишних минут на солнце, и она свалится в обморок.

Наконец-то среди многочисленных цветастых прилавков, от пестроты которых начинало резать в глазах, и кружилась голова, показались простенькие глиняно-каменные постройки — харчевни. На длинной широкой скамье, прислонившись спинами к прохладной стене, дремали несколько иссохшихся старичков. Между сладкой дремой они покуривали стоящий рядышком кальян и через ноздри медленно выпускали полупрозрачный ароматный дым. Скотт подошел к ним и что-то спросил по-хурбастански. Один из стариков с худощавым лицом в пигментных пятнах поднял на него свои рыбьи глаза, немного помолчал и, скривив потрескавшиеся от сухого воздуха губы, что-то невнятно бурчал в ответ. Переводчик сухо поблагодарил его и, окликнув Лину, вошел в полумрачное помещение, в котором оказалось достаточно прохладно и приятно. Подойдя к стойке, мужчина попросил у своеобразного трактирщика два стакана чая, которые утоляли жажду лучше, чем вода, и предложил Лине сесть за крохотный деревянный столик неподалеку.

— Видите вот ту светлую дверь? — спросил он и кивнул головой. — Дамская комната. Настоятельно советую вам там переодеться. — Тем временем подоспел горячий чай. Поставив две чашки на столик, мужчина присел и оттянул воротник, запуская прохладный воздух к горячему телу. — Чай еще очень горячий. Вы успеете. — Скотт доброжелательно улыбнулся.

Отредактировано Гелу Коакта (08.04.2011 10:02)

+1

5

Солнце, которое стояло в зените все сильнее разогревало воздух на улице. Лина с тоской почувствовала, как по ее ноге сбежала холодная струйка пота.
«Как же ужасно», — подумала она, отворачиваясь от прилавка с украшениями.
— Возьмите, — послышался голос, который вырвал девушку из ее задумчивости, это был Скотт. Мужчина улыбнулся, протягивая ей сверток в котором была ее новая одежда.
— Спасибо, — произнесла девушка, поправив шляпку, которую легким движением примял на ее голове переводчик. — Думаю, было бы не плохо немного передохнуть.
Не нужно быть гадалкой, что бы понять, что Лина была на последнем издыхании, готовая вот-вот упасть в обморок. Все-таки это платье, не было предусмотрено для прогулок по таким жарким дням. Девушка молча шла за мужчиной, сжав сверток под мышкой и стараясь держать себя в руках, как можно дольше, что бы не отключиться прямо здесь, в торговых рядах. Лина чуть сбавила шаг, когда Скотт подошел к старичкам, которые сидели рядом с харчевней. Девушка не слышала их разговора, да если бы и слышала, то все равно бы ничего не поняла, несмотря на то, что Скотт постарался научить ее основам нового для девушки языка.
Мужчина сделал ей знак следовать за ним.
Лина молчала, пока Скотт общался с трактирщиком, молчала, когда он пригласил ее занять столик. Кросс посмотрела в указанную переводчиком сторону, на дверь, светлую и немного обшарпанную.
— Простите, — проговорила Лина, чуть улыбнувшись. — Я вас оставлю ненадолго.
Она поднялась со стула и, взяв свой саквояж и сверток с одеждой, пошла в дамскую комнату.
«Ужасно душно, ненавижу такую погоду», — подумала девушка, открывая дверь помещения и скрываясь за ней. Да, обстановка не радовала взгляд, но что поделать, Лина развязала платье и стянула его с себя. Ее тело заликовало, почувствовав маленькую толику свободы. За платьем последовали нижние юбки, Лина поторопилась развернуть сверток с одеждой и надеть ее на себя. После платья она показалась почти невесомой. Аккуратно свернув платье и юбки, девушка сунула их в саквояж. Достав из своей сумки расческу, девушка распустила волосы и собрала их в высокий хвост, поверх них, на голову девушка надела шляпку.
«Как же хорошо!» — подумала девушка, наслаждаясь прохладой помещения и легкостью от снятого платья.
Через минуту Лина вернулась к Скотту.
— Я вернулась, — проговорила девушка, присаживаясь за столик. — О, чай уже остыл немного.
Лина взяла стакан с чаем в обе руки и подула на жидкость, сгоняя пар. Она сделала небольшой глоток все еще горячей жидкости. Девушка отставила стакан, чуть поморщившись, когда почувствовала, как жидкость протекает по ней.
— Скотт, вы наверно счастливы, вернуться сюда? — Девушка посмотрела в глаза переводчика. — Кстати, а куда мы теперь отправимся?

0

6

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sia.png
Скотт приветливо улыбнулся и привстал, когда на горизонте появилась переодевшаяся Лина. Новый костюм пришелся ей впору, а шляпка кокетливо и достаточно забавно лежала на ее голове. Чай и правда подостыл. От стаканов поднималась легкая дымка, пахнувшая несколько терпко и свежо одновременно.

— Да, — задумчиво протянул он на вопрос Лины. — Мое сердце быстро скачет в груди от радости, но ум, — усмешка, — говорит, что нечему здесь радоваться. Всего лишь командировка, которая пройдет также быстро, как и наступила. — Помолчав немного, мужчина поднял черные глаза на девушку. — Вам уже полегче, Лина?.. А дальше? Дальше мы поменяем деньги и наконец-то доберемся до вашей гостиницы. Путь неблизкий, поэтому придется еще потерпеть, чуть-чуть.

Мужчина неторопливо пил чай и думал о чем-то своем. Быть может о родине, на которой так давно не был, или об оставленном за океаном Дракенфурте, где протекала его вся сознательная жизнь. А может он вообще ни о чем не думал, а просто без всякой сосредоточенности пялился на кривую солонку на обшарпанном столе... Скотт пил быстро. Горячий чай для него был привычным делом, поэтому стакан в скором времени опустел. Откинувшись на спинку стула, мужчина тихо вздохнул и почесал черную густую бороду.

0

7

Девушка подула на горячий напиток. Она не любила подобные напитки, кроме как зимой, когда требовалось согреться, а сейчас здесь было и без того жарко.
— Да, мне уже лучше, — ответила задумчиво Лина, она не знала что еще можно сказать, голова совершенно не думала. — Неплохо было бы поскорее добраться до гостиницы.
Лина мечтательно улыбнулась, представляя как бы было хорошо расслабиться в ванной и лечь в кровать, что бы наконец-то нормально выспаться. За все их путешествие девушке так и не удалось ни разу нормально поспать, качка давала о себе знать.
С интересом отметив, что Скотт выпил свой чай, девушка поспешила последовать его примеру. Ей совершенно не хотелось заставлять мужчину ждать ее. Сделав два больших глотка, чуть при остывшего напитка девушка умудрилась обжечь язык, что заставило ее сморщиться от боли.
«Горячо-горячо! — подумала девушка, пытаясь подуть на оставшийся напиток в стакане. — А мама всегда тебе говорила, пей аккуратно, дуй, не торопись, а ты... Как всегда».
Не сумев до конца осилить стакан чая, девушка отставила оставшуюся ароматную жидкость.
— Спасибо, Скотт. Простите за ожидание. Мы можем идти? — Промямлила девушка — язык горел и говорить было немного больно, поэтому ее речь прозвучала несколько шепеляво. — Кстати, где мы сможем поменять деньги?

0

8

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sia.png
Скотт кивнул и медленно поднялся из-за стола и слегка пошатнулся — горячий чай разморил его и клонил ко сну. Хотелось остаться здесь подольше и, подперев кулаком заросшую жесткой щетиной щеку, провалиться в легкую дрему — словом, никуда не спешить. Но нужно было двигаться дальше.

— Конечно, пойдемте.

Тяжелая входная дверь скрипнула под напором мужчины и открылась. На некоторое мгновение Скотт ненадолго застыл в оцепенении, щуря ослепленные ярким светом глаза и пытаясь вглядеться в стоящие впереди закутки с различными товарами. За время, что путники сидели в трактирчике, снующего народу на улицах прибавилось в несколько раз. Через неровный гомон толпы пробивались истошные выкрики заупрямившегося мула, совсем близко раздался рев верблюда и последовал тонкий соколиный свист, тут же прерванный громкими агрессивными выкриками поспоривших бородатых мужчин совсем неподалеку.

Переводчик подождал Лину и в темпе двинулся сквозь неутихаемый людской поток, просачиваясь сквозь него то полубоком, а кое-где нещадно включая в работу локти. С каждой минутой толпа сжимала кольцо, становилось все теснее и жарче. И ситуация вконец ухудшилась, когда между теми самыми мужчинами затеялась потасовка. Площадь вокруг поспоривших сразу же опустела, образовав подобие арены с жывым ограждением из самых любопытных, а зеваки загалдели и заулюлюкали еще проворнее, тут же делая ставки то на одного драчуна, то на другого. Скотт как пробка выскочил из толпы к не менее людным прилавкам и принялся высматривать Лину в бесконечном море из людских тел. Пытался даже звать, но было бесполезно.

0

9

Лина поднялась со своего стула вслед за Скоттом. Ей не очень хотелось двигаться, но что поделать, цель была еще несколько далека от девушки, и нужно было как можно скорее достичь ее. Когда Кросс вышла на улицу следом за Скоттом, ее окутал закладывающий уши шум и гам базара.
«Как же здесь шумно», — недовольно подумала девушка, стараясь поспевать за своим проводником, но из-за толпы, которая плотно сжималась перед девушкой, ее шаг становился все медленнее. А в конце, саквояж Лины зацепился застежкой за одежду какого-то мужчины, который недовольно и возмущенно посмотрел на девушку, которая, извиняясь, стала отцеплять сумку. Лина отвлеклась всего лишь на мгновение, а когда подняла глаза, Скотта уже не было рядом.
Сердце девушки пропустило один удар, глаза в ужасе расширились, осознание того, что она осталась одна в незнакомом месте вводили девушку в ступор. Она и не заметила, как толпа отнесла ее к месту, где два мужчины очень громко выясняли свои отношения. Лина чуть смутно смогла понять происходящее — два мужчины из-за чего-то поспорили, началась драка, которая привлекла внимание всех этих зевак. Но Лину не интересовало это, страх охватил ее, и девушка суматошно пыталась представить, что ей теперь следует предпринять.
«Вот же... нужно было его предупредить, что я даже в трех березах могу заблудиться, а не то, что в таком людном месте... Что же теперь делать!? — Девушка почувствовала, что готова вот-вот расплакаться, но постаралась взять себя в руки — нельзя было позволить себе сейчас растеряться. — Та-а-ак, для начала нужно найти место попросторнее».
Девушка стала продвигаться сквозь толпу, надеясь, найти впереди хоть маленький уголок, где не будет такой толпы, и где она сможет все хорошенько обдумать. Такое место нашлось, так как толпа, была густой лишь в центре, рядом с местом драки, а по кроям стояли лишь редкие зеваки. В оставшейся части базара жизнь шла своим привычным чередом, вот здесь-то Лина и решила найти тихое местечко.
«Так, это уже лучше, — подумала девушка, отряхивая свой новый костюм. — Теперь можно и подумать. Мои документы должны быть у меня, там же должен быть адрес гостиницы. Хотя...»
Девушка не успела закончить мысль, впереди мелькнула фигура мужчины, которая была невероятно похожа на фигуру переводчика.
— Скотт! — В надежде крикнула девушка и поспешила вслед за мужчиной, но когда девушка догнала его, ее ждало разочарование — это был не Скотт. — Простите.
Девушка говорила на ломаном хурбастанском — благодаря занятиям со Скоттом девушка могла теперь хоть немного говорить на этом языке.
«Святая Роза, что же мне теперь делать!? — Девушка оглянулась и не узнала места, где была. Здесь были все те же базарные ряды, но это точно не было место, где она проходила со Скоттом, возможно у Лины и были проблемы с ориентированием, но проблем с памятью у нее точно не было. — Думай! Думай!»
Девушка почувствовала, как ее тело начало тяжелеть, паника все сильнее обволакивала ее сердце и разум и, не смотря на то, что девушка старалась сохранить спокойствие, она чувствовала, что вот-вот может потерять над собой контроль и слезы, подступающие комом к ее горлу, хлынут наружу.

+1

10

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
Не обязательно оказаться посреди пустыни за десятки километров от цивилизации, чтобы понять каково быть одному. Не нужно теряться во влажных тропических джунглях среди хищных ягуаров и обезьян, чтобы испытать страх. Достаточно просто заблудиться среди людей даже на рынке. Заплутавший человек, несмотря на то, что он находится среди себе подобных, ощущает себя маленькой одинокой шлюпкой, выброшенной в океан — не самое завидное ощущение.

Толпа вокруг Лины то смыкалась, то расходилась, как языческий хоровод, давая девушке повод оглядеться. Множество цветастых шапок вокруг, одинаковые белые одежды и ровно загоревшие черные лица — все до единого напоминали Скотта, но, к сожалению, были не им. Полюбившегося переводчика поблизости не было. Мужчина успел уйти достаточно далеко и только потом обнаружил пропажу спутницы. Рвать волосы на голове не было смысла, поэтому он со всех ног кинулся на прежнее место, где предположительно могла затеряться девушка. Однако там ее не было, ушла. Все до единого женские лица напоминали ему славное личико Лины, и к каждой переводчик обращался с короткими извинениями и спешил на поиски дальше. Но тщетно.

Солнце медленно начинало клониться к горизонту. Дома и прилавки отбрасывали на землю длинные тени, постепенно спадала жара, а вместе с ней уменьшилось и количество людей на рынке. Где-то вдалеке одиноко щебетала канарейка. По полупустым переулкам быстрым шагом двигалась фигура в светлых одеждах, поднимая ногами столб пыли. На первый взгляд он был ничем не примечателен, такой же на лицо, как и все местные мужчины — безобразно смуглый и несколько самоуверенный в себе. Его черные топорщащиеся волосы прикрывал капюшон, отбрасывающий глубокую тень на впалые темно-карие глаза и густые черные брови, как пласты земли нависающие над пропастью глазниц. Ревенант передвигался быстро и целенаправленно, аккуратно обходя скопления народа, однако несколько раз останавливался у прилавков и с безучастным видом рассматривал товар, хотя на самом деле не побрякушки из стекла его интересовали. Незнакомец вскоре пересек большую торговую площадь, по периметру которой стояли лавочки, и скрылся в закутке следом за одной женской фигурой, обреченный вид которой невольно заставлял сердце болезненно сжиматься.

— Лина? — проговорил тихо мужчина с легким хурбастанским акцентом и развернул девушку за плечо. Его губы были белыми и потрескавшимися, а впавшие глаза имели несколько диковатый вид.

Отредактировано Гелу Коакта (28.04.2011 19:16)

+1

11

«Угораздило же меня, — думала Лина уже не первый час, блуждая по базарной площади. — Нужно же было потеряться! Я должна срочно что-то придумать! Скоро станет темно».
Девушка стояла между торговых лавок, в которых с каждой минутой становилось все меньше народа. Базар готовился окончательно опустеть, что бы завтра, поток посетителей в него нахлынул с новой силой.
«Что же делать? — Подумала девушка, прислонившись к одной из стенок какой-то лавки в которой продавались какие-то украшения. Грустные, чуть затуманенные усталостью глаза девушки смотрели на землю, а точнее на тень на ней, которая с каждой минутой становилась все длиннее. — Нужно что-то сделать... нужно... Но что?»
Лина хоть и не раз попадала в подобные ситуации у себя на родине, сейчас была растеряна. Ее мысли путались, а тело отказывалось подчиняться, от части это было вызвано усталостью, а частью страхом совершить еще какую-нибудь ошибку.
Неохотно отстранившись от своей опоры, девушка решила еще немного походить по площади, хотя бы постараться вернуться в ту харчевню, в которой она сидела со Скоттом? Возможно, там он ждал ее, в надежде, что она туда вернется.
«Неужели меня никто не ищет? — с грустью и отчаянием думала девушка, не торопясь, идя по неровному торговому ряду. — Святая Роза, почему все это досталось именно мне?»
Взмолилась девушка, не обращая внимания ни на что вокруг. Не удивительно, что Лина и не заметила, что за ней кто-то уже некоторое время следует, не заметила, как этот кто-то подошел к ней сзади. Но за то девушка отчетливо услышала его голос, который негромко произнес ее имя, и почувствовала, как этот неизвестный развернул при этом девушку к себе за плечо.
Лина подняла недоумевающий и испуганный взгляд на мужчину.
— Д... да, — чуть запинаясь, ответила девушка. — Я — Лина... А... вы кто?
Естественно, что Кросс испугалась неизвестного, поэтому рефлекторно постаралась отстраниться от него. Сперва, когда она услышала голос, она подумала, что это Скотт, но сразу же разочаровалась, увидев, что это не он.
«Кто это? — Невольно пронеслось в ее голове. — Я его не знаю...»
Думала девушка, стараясь разглядеть лицо мужчины, заговорившего с ней. Его дикие глаза пугали девушку, настолько же сильно, насколько пугало то, что она одна с неизвестным ей мужчиной на почти пустом базаре, в неизвестной ей стране, где никто ей не поможет. Тем более пугал еще и тот факт, что ему известно ее имя.

+1

12

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
Мужчина смотрел на нее возбужденно, как смотрит голодный человек на мясного тарелку супа. Узкие ноздри незнакомца широко раздувались, извергая теплый влажный воздух, а кончики пальцев нервно подрагивали, отчего он как бы невзначай сжал их в кулаки. Вопрос девушки не смутил его и даже не заставил дикие напряженные глаза моргнуть. Он ожидал подобного: «Кто вы? Куда мы?» Все циклично повторяется.

— Хусейн, — сухо и без выражения проговорил он и вынужденно улыбнулся удивительно ровными белыми зубами. — Я т’ебя искал... Долгое время, пока солнце не начало садиться... И нашел.

Мужчина сделал шаг вперед, оттесняя девушку к тупику позади нее. Было все еще людно, но толпе все равно, что творится в каком-то захудалом переулке. Их не волнует ни судьба Хусейна, ни дальнейшая участь Лины. Их волнует лишь похлебка, стынущая на столе, и любовница, томящаяся от возбуждения на нагретом ложе. Незнаконец каким-то вожделенным взглядом взглянул на испуганную Лину и облизнул пересохшие губы темно-розовым языком.

— Я должен отвести т’ебя до места, — решил таки добавить он и уставился на побелевшее личико девушки.

0

13

Страх заставил сердце Лины стучать как сумасшедшее, девушка почувствовала, как побледнела. Дыхание сбилось:
«Святая Роза, он меня пугает, — судорожно подумала девушка. — Зачем он меня искал? Кто он вообще?»
Девушка нервно сглотнула, стараясь привести мысли и чувства в порядок, однако голос все же дрогнул, когда она заговорила:
— Вы... вы не сказали, кто вы... — проговорила девушка, когда неизвестный ненавязчиво оттеснил ее в тупик. — Нет... не так... Зачем вы меня искали? Почему?
Девушка подняла свои темно-серые глаза на мужчины, стараясь заглянуть в его глаза, что бы понять, что он задумал. Когда этого не удалось сделать, девушка опустила глаза, чуть оглянулась, пытаясь придумать план побега, если это неожиданное знакомство станет опасно для нее.
— Куда... вы собираетесь... меня вести? — решила все же спросить Кросс.
Она все еще суматошно пыталась понять, кто для нее этот неизвестный мужчина: спасительная соломинка, за которую ей сейчас нужно ухватиться и довериться, или опасность, которую стоит остерегаться, как огня. Из-за выражения глаз мужчины, Лина больше склонялась ко второму варианту, этот вожделенный взгляд темно-карих глаз, которых почти не было видно из-за темной кожи, очень-очень пугал девушку. Лина почувствовала, что от волнения ее ладони чуть вспотели, а пальцы начали чуть трястись, что бы остановить это, девушка сильнее сжала ручку своего саквояжа.

0

14

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
Мужчина не спускал с нее дикого взгляда обезумевшего животного, как будто впервые за много дней встретившего в пустыне живое существо. Лина... так значит это именно она. Подрагивавшие пальцы, судорожно вжавшиеся за ручку саквояжа, выдавали в девушке безграничное волнение и страх. Ее можно было понять — все-таки чужая страна, неродной язык и много незнакомых людей, готовых воспользоваться этой временной беззащитностью.

— Вы пот’ерялись, — констатировал он и остался стоять на месте, чуть ссутулившись и вытянув перед шею. — Я отведу туда вас, где вы не пот’еряетесь. Идемте. — Новоявленный проводник сделал короткий шаг в сторону и оглянулся на девушку. Идет или нет?

0

15

Лина опустила голову, пытаясь обдумать свое положение. Естественно ситуация в которой она оказалась ничуть не радовала ее. Девушка резко, но беззвучно выдохнула воздух через рот — это всегда помогало ей успокоиться. Плотоядный взгляд мужчины она чувствовала, даже не смотря на него, и подняла глаза на Хусейна только тогда, когда он отвел свои глаза.
Он предложил ей следовать за ним, и, воспользовавшись этой передышкой, девушка успела за несколько секунд сориентироваться и оценить ситуацию. В данном случае было всего два выхода: либо остаться на улице, в городе в котором она совершенно ничего не знает, и это может неизвестно чем закончиться. Либо она могла довериться этому мужчине, но в данном случае было целых два исхода, один из которых был тем, что он доставит ее в нужное для нее место, а другой, если он сделает с ней то же, что могут сделать те, кто встретит ее ночью одну на пустом рынке.
— Идемте, — уверенно произнесла девушка, когда мужчина оглянулся посмотреть, следует ли она за ним, и уверенно направилась вслед за мужчиной. В поведении девушки не чувствовалось прежнего страха, он конечно был, но психологической особенностью Лины было то, что она могла на некоторые моменты забывать о страхе, это не раз помогало ей при работе с тяжелыми больными в больнице.

0

16

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
Мужчина сделал пару семенящих шагов, будто бы припадал на одну ногу, и оглянулся на девушку. Та вроде покорно следовала за ним, не предпринимая глупых и, надо сказать, безуспешных попыток улизнуть. И славно. «Наверняка понимает, что одна в городе долго не протянет», усмехнулся про себя Хусейн и уверенно повернул за угол небольшой глиняной постройки, казавшейся сущим лилипутом среди «многоэтажных» таверн и других нагроможденных домов, в которых, вероятно, ютились местные жители.

Быстро холодало. Палаточный лагерь на базаре понемногу сворачивался. Люди бережно складывали тюки, грузили товар в деревянные ящики и убирали последние в своеобразные складские помещения, служащие торговцам в то же время и скромным местом для ночлега. Большинство людей средней руки Хурбастана жило по подобному принципу: днем изнуряющая работа на солнце, а прохладным вечером спокойный сон среди собранного и уставленного друг на друга товара. И куда же подевалась вся чарующая красота юга? Где эти призрачные караваны, безумно красивые принцы и падишахи верхом на белых верблюдах?.. Где-то далеко, но не здесь. Бородатый сброд, пытающийся свести концы с концами, жадные торговцы, борющиеся как изголодавшиеся псы за покупателя, и грабители — вот основной контингент страны подобного плана.

Хусейн шел быстро, но все время оглядывался, будто бы чего-то ожидал, но этого самого «чего-то» не происходило. Проплутав около получаса, пока солнце не упало за горизонт, как брошенный кем-то мяч на траву, мужчина остановился около дряхлой двери какого-то сомнительного здания и отворил ее, молча пропуская даму вперед.

0

17

С каждой минутой на улице становилось все прохладней. Чем ниже опускалось солнце, тем ощутимее был холод. Особенно его сейчас ощущала Лина, на которой кроме ее нового легкого костюма ничего не было. Да еще и руки девушки затекли от того, что она уже очень давно не выпускала из пальцев свой саквояж.
«Когда же мы придем?..» — подумала Лина, и эта мысль вдруг снова заставила ее испугаться. Она ведь не знала ни куда она идет, ни с кем, ни причины, почему Хусейн искал ее. Пока девушка слепо шагала за мужчиной, в ее сердце почти не было сомнения и страха, но когда через пол часа он остановился перед каким-то убогим зданием, сердце Лины пропустило один удар.
— Я не пойду внутрь, — уверенно произнесла девушка делая шаг назад, что бы подтвердить свои слова. — Вы так и не ответили внятно не на один из моих вопросов. Что это вообще за место?
На последней фразе голос девушки сорвался, но она тут же постаралась привести его в порядок.
— Я. Требую. Ответа, — размеренно произнесла девушка. Ее глаза блеснули серебром, щеки чуть порозовели. Лина не знала, почему она так требовала ответов, но осознание, что кто-то знает ответы на эти вопросы, пугало ее еще больше, чем то, что этих ответов просто может не быть.

0

18

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
— Т’ы слишком разговорчивая, девочка, — по-шакальи заулыбался Хусейн и грубо втолкнул девушку в помещение, будто бы одаривая пинком заупрямившегося на рынке осла. Мужчина тут же загородил собой со скрипом закрывшуюся дверь и до конца протащил тяжело идущую ржавую щеколду через кольца замка. Все, назад дороги не было.

В помещении царил неприятный полумрак, было влажно и пахло изрядно застоявшимся воздухом с нотками цветистого мужского пота, от которого невольно морщились все новоприбывшие. Комната, в которой оказалась Лина наедине с загонщиком, имела весьма неопределенные размеры, так как освещалась одним единственным спертым канделябром, гордо возвышавшимся на заплеванном столе посреди хлебных крошек и луж какого-то сомнительного пойла.

Почти тут же из неосвещенных углов послышался дружеский разноголосый гогот, и в узкий круг света вальяжно вступило несколько небритых грязных мужиков. У одного был выколот глаз, и его место занимала кривая самодельная повязка, у другого не было нескольких пальцев на левой руке, а третий, самый бородатый, был что ни на есть натуральным шкафом — не меньше двух метров в высоту и в плечах такой широкий, что запросто можно было загнать лошадь, объезжая его.

— Ты влипла, крошка, — пробасил первый на хурбастанском, переглядываясь с сотоварищами и расправляя мускулистые руки, как нахохлившийся индюк.

Отредактировано Гелу Коакта (06.05.2011 23:45)

+1

19

Когда мужчина втолкнул девушку в помещение, она еле удержалась на ногах.
«Вот же, — подумала девушка, — как я и думала... Умеешь ты, Кросс, находить приключения на свою задницу».
Девушка попыталась привести свое дыхание в порядок и собраться с мыслями. Вот теперь то ей точно нельзя было совершать ошибок. Девушка чуть крепче сжала сжала ручку саквояжа и расслабила руку, держа сумку только несколькими пальчиками, что бы та не упала на грязный пол.
В комнате было темно, грязно, шумно, и воняло. Невольно Лина поморщила носик, но тут же скрыла эту гримасу на лице, легкой улыбкой.
«Да лучше я буду улыбаться, чем дам им увидеть свои слезы», — решила для себя девушка и через силу улыбнулась, вышедшим на небольшой освещенный участок комнаты мужчинам.
То что ей сказал одноглазый, девушка не поняла. Все знания, которые ей дал Скотт как будто разом выскочили из головы.
— Хорошая компания собралась, — тихо пробубнила себе под нос девушка. — У одного из-за акцента не поймешь, что говорит. А о другие вообще лучше молчать...
Лина стояла посередине от Хусейна и трех мужчина. И единственное, что радовало Лину, это то, что рядом с ней никого не было.
— Молодой человек, — Лина обратилась к Хусейну, который стоял за ее спиной, и не оборачиваясь к нему продолжила, — я бы хотела попросить вас. Не нужно меня так грубо пихать. Я и сама умею ходить, нужно лишь попросить... да.

0

20

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
— Т’ы же сама от’казалась входить сюда? Вот’ я и помог, — любезно осклабился Хусейн, подмигнул товарищам, и компания дружно загоготала. Слова Лины загонщик пропустил мимо ушей и кивком головы подал знак товарищам. Тут же трое мужчин шагнули вперед и еще больше погрузились в тусклое светлое пятно, испускаемое кривым канделябром.

— И что же нам с т’обой делать? — издевательским тоном продолжил мужчина, привалившись спиной к двери и буквально сверля тонкую талию девушки хищным взглядом. — Ребят’ки, от’берит’е-ка для начала у нее саквояжик... Или сама от’дашь? — по-гиеньи гоготнул он, с довольной миной наблюдая, как его трое сообщников медленно окружают девушку, зажимая в своеобразное кольцо из собственных тел.

— Да она просто куколка! — не удержавшись, воскликнул одноглазый, проводя языком по пересохшей губе и протягивая волосатые руки к Лине.

Отредактировано Гелу Коакта (07.05.2011 14:12)

0

21

— Главное, что бы вы здесь со смеху не умерли, а то мне скучно жить станет, — улыбнулась девушка на речь Хусейна. Его акцент почему-то начинал бесить девушку, поэтому она переключила свое внимание на трех мужчин, начавших окружать ее: «Интересно, они понимают то, что говорю я? Или нет? Лучше нет, чем да».
— Мальчики, не хочу вас расстроить, но боюсь мои платья будут вам слегка маловаты, — снова с улыбкой заметила Лина. Ей было в какой-то степени страшно, но она заглушала страх еще при его появлении, поэтому говорила спокойным и размеренным тоном, как при светской беседе. Как говорится, не стоит злить похитителя, а то хуже будет.
— На ослов не обращают внимания, — съязвила девушка на латыни, надеясь, что никто из этих парней никогда не изучал ее. — Держи. — добавила она на своем родном языке, и кинула свой саквояж в мужчину, который протянул к ней свои руки. Девушка кинула сумку резко и сильно, так что мужчина не успел среагировать и сумка глухо ударилась о его грудную клетку.
— Ой, простите, я думала вы поймаете, — улыбнулась ему девушка. «Благо, — подумала она, — благо, все деньги вроде бы были у Скотта. Если они и есть в сумке, то какая-то мелочь. Та-а-ак, а что у меня еще там было? Так, украшений не было, их я не брала. Медицинские принадлежности? Вроде бы что-то брала с собой. Все-таки их всегда лучше иметь при себе, все таки как никак, но я медик, должна по возможности оказывать помощи всем, кто нуждается, эх».
Внезапно Лина почувствовала тяжесть во всем теле, ноги в коленях чуть дрогнули:
«Вот же! — подумала девушка, и зевнула, аккуратно прикрыв ротик рукой. — Кажется, я устала. Да, мне вот еще для полного счастья не хватало уснуть здесь!»
— Дяденька, — проговорила девушка, указав на саквояж. — Вы только платья не замарайте, все-таки они дороги мне как память. Да еще и красивы.

0

22

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
Дальнейшая жизнь Лины и без смеха собравшейся достопочтенной компании не предвещала ничего скучного, да и хорошего в общем-то тоже. Бородатые «джентльмены» на слова девушки оскалились как псы, раздразненные куском свежего мяса. В отличие от не говорившей по-хурбастански медсестрички, мужчины язык заокеанской столицы прекрасно понимали. Возможно, некоторым представителям сильного пола не нравится, когда их унижают или заставляют чувствовать себя неловко, а некоторых подобное поведение, наоборот, распаляет. Хурбастанские варвары, собравшиеся этим прекрасным вечером в затхлой комнате, были как раз из числа последних. Им было интересно бороться с женщинами, получать от них слабые и порой отчаянные удары, а в итоге — все равно побеждать. Разница между «воздыхателями» и девушкой была лишь в том, что мужчины особо четко представляли себе, что и как произойдет дальше. Думала ли о последствиях угодившая в передрягу Лина? Их это вовсе не интересовало.

— Она еще шутить пытается, — проговорил с придыханием уже распаленный семипалый на хурбастанском, когда в его соседа полетел саквояж. — Стреляет девка, как из пушки!

— Только слабовато по моим меркам, — тут же важно добавил одноглазый, отступая на шаг и отбрасывая в сторону бесполезный саквояж с платьями и прочим женским барахлом. — Я в бабских шмотках ни бельмеса не смыслю, но мне нравится, когда у них открытых участков много. Например, таких, — с этими словами мужчины как по команде обступили девушку и крепко ухватили за локти, лишая возможности двигать корпусом. А бородатый, с повязкой на глазу, внимательно следя за ее ногами, осторожно подошел и ухватился руками за край белой рубашки. От резкого рывка ткань не выдержала, заскрипела и надорвалась, как прохудившееся полотно, оголяя ложбинку между грудями девушки. — Вот это другое дело! — довольно заключил он, и все дружно заржали.

— Вы поаккуратнее развлекайтесь, — с улыбкой на болезненном лице проговорил Хусейн, не покидая поста возле двери на случай, если девушка решит вырваться. Хотя... четверо мужчин в комнате и она одна — разве это возможно?

Отредактировано Гелу Коакта (08.05.2011 00:06)

+1

23

«Так, пора начинать что-нибудь придумывать, а иначе все добром не кончится, — решила девушка, когда ее глаза привыкли к сумраку комнаты окончательно. — Для начала вспомним то, что я учила со Скоттом, хоть что-то но я должна же была запомнить с его уроков, хотя бы то, что позволило бы мне понимать отдельные фразы на этом языке».
Девушка стала вслушиваться в речь ее похитителей. Естественно разговор шел о ней, это она поняла бы и без знания языка только по взглядам этой четверки.
«Шутка? Это наверно о том, что я сказала о платьях... Кажется, я их обидела... Нужно чаще молчать, — девушка продолжила внимательно слушать мужчин, когда до нее донеслось знакомое слово, которое Кросс не раз слышала во время плавания. — Пушка? При чем здесь оружие? Как связана я и пушка? Ай, ладно, в общем главное суть ухватить».
Девушка чуть наклонила голову вперед и исподлобья наблюдала за мужчинами. От серебра ее глаз отражались лучики лампы, которая тускло освещала комнату. Она продолжала слушать мужчин, пытаясь разобраться в их речи, что бы знать хоть что-то о ее дальнейшей судьбе. Она видела, как одноглазый с ухмылкой кинул ее саквояж в сторону, на грязный пол, от чего девушку даже немного передернуло.
«Вещи то за что? — тут же девушка ухватила нить разговора мужчин, когда услышала еще одно знакомое слово. — Слабо? О, да, кажется поняла. Пушка — это я. Саквояж — ядро. Надо было сильнее кинуть... Ой, сейчас что-то будет».
Не успела девушка сделать и шага назад, как мужчины схватили ее.
«Святая Роза, умоляю, помоги мне!» — взмолилась девушка, когда одноглазый схватил ее за рубашку и дернув ее обнажил часть груди девушки. Когда это произошло, девушка взвизгнула, она всегда умела кричать громко и высоко, даже не кричать, а пищать, как мышь, так что порой ей самой уши от этого крика закладывало, а для не привыкших к таким звукам людям хотелось скорее закрыть уши, что бы избежать этого звука.
На мгновение мужчины ослабили хватку, что позволило девушке освободить одну руку. Этого было для нее достаточно. Лина не зря занималась анатомией человека как до поступления на работу в больницу, так и после этого, так что она достаточно хорошо знала ее, что бы знать куда нужно бить, что бы освободиться от захвата и суметь защитить себя.
Резким движением девушка ударила мужчину, который удерживал ее вторую руку в область солнечного сплетения, второго, который был спереди нее, и который собственно и был зачинщиком ее гнева и причиной начать защищать себя, ногой в пах. Все это произошло быстро, очень быстро. В комнате повисло секундное замешательство, и этого времени девушке хватило что бы отбежать к противоположной стороне комнаты, и спрятаться за столом.
«Вот черт. Что я наделала? — подумала девушка пытаясь запахнуть грудь. — Теперь то уж точно, произойдет что-нибудь страшное... Так, так не отвлекаться. Святая Роза, пожалуйста, спаси. Скотт, мама, папа, кто-нибудь, умоляю, мне страшно».
Девушка чувствовала, как ее сердце начало бешено стучать в груди. Страх и паника начали подниматься в ее душе, но девушка все еще старалась сдержать их. К горлу начал подступать комок слез, который сбивал дыхание и мешал нормально соображать. В этот момент девушка напоминала зверька, которого охотники загнали в угол и вот-вот должны были схватить.
«Только не плакать. Не смей реветь! Еще не хватало, что бы ты тут разревелась, — думала девушка. Ей было самое время кричать, звать на помощь, но она молчала, как воды в рот набрав, потому что понимала, что в этом месте ей никто не поможет, никто и никогда. Сейчас была ситуация из разряда: либо ты, либо тебя. — Не смей показывать этим негодяям свои слезы. Не смей!»
И она не заплакала, слезы готовые выступить вот-вот на ее глазах, высохли, остались в ее горле, так и не пролитыми. Она заплачет, все возможно, но не здесь. Не при них. Она не была истинной леди по крови, но у нее была гордость, которая не позволит ей показывать свои слабости перед такими убожествами, как эти четверо.

0

24

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
Глядя на хватающего ртом семипалого, «шкаф» дико заржал с присказкой вроде «берсеркера подловили, а не девку», за что был одарен многострадальным злобным взглядом. А одноглазому все-таки подфартило — не зря же он примеривался к медсестре, прежде чем подойти достаточно близко, — поэтому успел отскочить, но случайно налетел на угол заплеванного стола, который оставил на копчике алеющую отметину в виде наливающегося синяка.

Грозясь порубить Лину на мелкие кусочки, а прежде жестоко изнасиловать, одноглазый со стоном поднялся со стола и, сжав кулаки до побелевших костяшек, как зверь подлетел к жертве, грубо толкнул в грудь и прижал к стене, заламывая руки девушки над самой ее головой всего лишь одной рукой. Волосатой лапищей, похожей на лапу медведя. Мужчина приблизил к ней своей бородатое лицо, на котором как огоньки блестели разъяренные глаза, и не без удовольствия лизнул соленую от пота тонкую шею девушки. На сей раз, чтобы не получить в пах, одноглазый поставил между ее ногами свою, на что собравшиеся в комнате дружелюбно оскалились.

0

25

Увидев бешеные глаза семипалого Лина в ужасе попыталась отступить, и это в какой-то степени спасло ее от сильного толчка в грудь, от которого она отлетела к стене об, которую сильно ударилась затылком. Если бы не этот шаг, который девушка сделала от мужчины, то возможно она уже лежала без сознания. Девушка сморщилась от удара, но тут же ее глаза открылись от еще одной волны боли, когда мужчина прижал ее руки к стене, не позволяя двигаться:
«Черт! Черт! Черт! — Мысленно закричала девушка, пытаясь через боль придумать, что ей сейчас стоит предпринять. — Нужно что-то срочно сделать, иначе...»
Девушка попыталась вырваться, но это не помогло и она отвернула лицо от бородатого, когда тот приблизил к ней свое и обдал не самым приятным амбре из своего рта. Девушка зажмурилась, пытаясь заглушить чувства того, что к ней кто-то прикасается. Вообще заглушить все чувства в себе. Когда этого не удалось девушка чуть приоткрыла один глаз и кинула злой взгляд на трех стоящих в стороне мужчин:
— Черт! Да уберите от меня это... животное! — Произнесла девушка сквозь зубы, и попытавшись освободить руки от захвата. — Вы меня для его развлечения сюда привели, или что бы продать? Ну, или что вы там с такими как я делаете?
Деньги. Если этим ребятам нужны были деньги, то возможно, что у Лины еще был какой-то шанс. Она еще не была уверена какой именно, но стоило потянуть время пока они точно с ней ничего не сделали.
— Пока вы там стоите, а этот развлекается, цена на товар падает. С каждым синяком на моем теле, вы теряете деньги. Могу объяснить проще, что бы даже такие как вы поняли! Если это животное сейчас не остановите, то за меня вы не выручите ни единого дирхама! Ясно вам!?
Последние слова девушка прокричала. Это был последний для нее шанс. Ах, как бы много сейчас девушка отдала что бы оказаться рядом со своими родителями, или хотя бы в положенной ей сейчас гостинице или больнице. Но Кросс посчастливилось оказаться отнюдь не в тех местах о которых она мечтала. А в этой комнате да еще и не в самом завидном положении.

0

26

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
Слова девушки никак не подействовали на компанию. Что нового она им сказала? И пригрозила ли, напугала? Едва ли. Чем больше синяков, тем больше подтверждений «горячности» товара, и как следствие — негласные указания к тому, как с ним нужно «вести беседу». Да... конечно же еще время лечит. Легкие раздражения на коже от грубых прикосновений сойдут через пару дней, как и ушибы, и все прочее, что могла заработать Лина своим поведением. Но никто не собирался объяснять ей правила игры. Чем больше она вырывалась, тем больше причиняла себе вреда. Правда покорность не была гарантом того, что «наказания» не будет.

Раздраженный одноглазый отвесил Лине звонкую пощечину и тут же заткнул розовый милый ротик грязным развязным поцелуем, от которого девушку наверняка должно было стошнить. Свою волосатую лапищу он бесцеремонно положил на вздымающуюся грудь девушки и стиснул как только мог, а после наверняка бы продолжил свои похотливые «обхаживания» и обжимания, если бы не голос Хусейна. Загонщик велел прекратить «блуд» и дал распоряжение собираться в дорогу. Ситуация больше не могла затягиваться.

— Извини, сладенькая, — в самое ухо Лины по-хурбастански прошептал одноглазый, по-хозяйски поглаживая ее по груди, — нужно работать. — После этих слов он схватил девушку за шею и буквально вдавил в стену, перекрывая доступ кислороду и заставляя пленницу беспомощно открывать рот, как рыба. Его грубые пальцы нашли на тонкой девической шее пульсирующую нить артерии и сильно надавили на нее.

Отредактировано Гелу Коакта (10.05.2011 19:01)

0

27

— Ай, — невольно вскрикнула девушка, когда тяжелая рука мужчины ударила ее по лицу. Девушке вдруг показалось, что земля ушла у нее из под ног, но к реальности ее вернул требовательный, похотливый и ужасно неприятный поцелуй одноглазого. Девушку затошнило и рефлекторно она попыталась отпихнуть мужчину, но ей этого не удалось сделать, так как тот с силой надавил на ее грудь, заставляя снова вскрикнуть. На глазах девушки выступили две слезинки, которые она до этого момента пыталась сдержать.
Девушку спас Хусейн, наверняка он не хотел этого делать, но видно у этих четверых время поджимало.
«Так это ты тут главный, или все же нет?» — попыталась воспользоваться Лина секундой передышки от домогательств одноглазого. Ее размышления прервала рука мужчины, которая схватила девушку за шею и стала душить, с силой вдавив девушку в стену и больно сжимая ее горло. Рефлекторно Кросс стала хватать ртом воздух, но затем прекратила это делать. Она все еще была в сознании, но в ее глазах уже стали появляться красные мошки. «Еще пятнадцать секунд, — подумала она, — и наступит потеря сознания... восемь... семь...» В глазах стало мутнеть, красные мошки закрыли девушки весь обзор и она закрыла глаза позволяя темноте забрать себя. Унести в страну успокоения.

0

28

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
Когда девушка обмякла, как выброшенная прибоем рыба, одноглазый слегка пригнулся и пощупал тонкую нить пульса на раскрасневшейся девической шее, которую неудержимо хотелось свернуть. Затем бесшумно поднялся и довольно хмыкнул. Теперь нужно было принять меры предосторожности, а именно опутать ноги и руки жертвы веревками и завязать глаза. Только о кляпе мужчины не беспокоились — на случай, если девушка начнет шуметь, они тут же найдутся, чем заткнуть эту зубастую брешь. И отнюдь не вонючей тряпкой, которой протирают спины и загноившиеся глаза вспотевших лошадей.

Ответственность завязывать узлы поручили семипалому. Несмотря на дефективность, он считался ловким и пронырливым малым, особенно в вопросе плетения веревок, различных сетей, канатов и, разумеется, завязывания узлов. Вариантов, как следует подогнуть вот этот и этот шнурочек, чтобы получилась вот эта загогулина, он знал бесчисленное множество. Казалось, иногда, заскучав, импровизировал, вводя в практику новые сложные узлы, которые распутать можно было лишь с помощью острой сабли — случалось так, что перочинные ножи тугие веревки не брали. Как ни как, пиратские повадки, скрываемые под ликом умелого рыбака, сыграли грандиозное дело в его жизни: обеспечили приличным заработком и, хм... довольно интересной работой.

«Моряк» медленно опустился к лежащему на немытом полу телу девушки, окинул открывшееся зрелище каким-то тоскливым взглядом, заострив при этом особое внимание на ее медленно вздымающейся груди, и принялся за дело. Когда конечности Лины были затянуты в удивительно крепкие и красивые узлы, напоминавшие кузнечную выточку на древнем мече, мужчина отправился готовить лошадей.

— Кутай ее в ковер, и пошли, — тихо и беззлобно скомандовал Хусейн и вышел.

Через несколько минут на улицу, освещаемые тусклой южной луной, круглой и сияющей, как серебряная монета, вышли двое мужчин. У одного из них, похожего внешне толи на гориллу, толи на скалу, через плечо был перекинут старый хурбастанский ковер темно-бордового цвета с отрывающееся бахромой и аляповатым узором. А второй, одноглазый, шел «налегке», гордо неся за пазухой наточенный палаш и ничем не приметное ружье.

Тело аккуратно, чтобы девушка не очнулась раньше времени, уложили в повозку, заваленную порядка десятком таких же причудливых ковров и запряженную двойкой мышастых лошадей.

— Трогай, — тихо скомандовал Хусейн сидящему на козлах одноглазому, оглянулся на сидящих среди ковров сотоварищей и как-то ехидно ухмыльнулся.

Раздался пронзительный свист хлыста, рассекающего свежий ночной воздух, и послышалось тонкое лошадиное ржание. Огромные деревянные колеса будто нехотя заскрежетали по песчаной дороге, и телега размеренно понеслась вдаль, оставляя позади мощные каменные стены хурбастанской столицы.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Гуда] Казематы

Отредактировано Гелу Коакта (12.05.2011 23:09)

+1

29

Тьма забытья окутала Лину. В ней не было ничего, только тишина и успокоение, которые так нужны были девушке в течении дня. Все поглощающая тьма растворила в себе переживания, боль и страх. В этой тьме девушка не чувствовала ничего — ни того, как ее стали связывать веревками, которые тут же стали впиваться в тонкую и светлую кожу Кросс, ни того, как ее замотали в старый ковер, от которого пахло плесенью, ни самого запаха плесени. Само сознание девушки растворилось в этой темноте, позволив душе, так много пережившей за день, наконец, отдохнуть.
Когда Кросс потеряла сознание, ее лицо утратило свою детскую привлекательность. И казалось, что прибавило несколько лишних лет жизни девушке, оно не отталкивало и не пугало, просто в этом лице был опыт, который обычно появляется у людей более старших по возрасту. В этом лице был опыт взрослой, много пережившей женщины, которой по сути не являлась Лина, просто это была некая особенность лица девушки. Спокойно-задумчивое выражение лица, невольно заставляло спросить себя: «О чем же думает это дитя?»
Сейчас эта девушка ни о чем не думала. Она просто плыла по течению темноты, отдыхая как душой, так и телом. Постепенно темнота стала светлеть, превращаясь в голубое небо с белыми медленно плывущими по нему облаками:
«Небо... такое высокое и манящее. Удивительно, что вообще бывает такое, — во сне девушка протянула к небу руку, мечтая прикоснуться к белым мягким облакам. — Как же здесь тихо! Даже удивительно».
Девушку что-то укачивало, она чуть повернула голову и обнаружила, что находится на середине реки и медленно плывет по ней. Как и в любом сне она не чувствовала, что вода мокрая, но она четко осознавала что она должна быть мокрой:
«Как жаль, что я сплю, — девушка снова повернула голову к небу и стала впитывать в себя образ этой глубокой синевы небес. — Но как бы было прекрасно, если бы это был не сон, и не было бы всего того, что произошло».
Лина во сне снова сомкнула веки, сохраняя в душе образ неба и стараясь второй раз уснуть, уже во сне.
Девушка и не могла подозревать, что на самом деле рекой в ее сне была лошадь, которая медленно несла ее к казематам.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Гуда] Казематы

+1

30

Дворец Джамейра  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Вампиресса пробиралась сквозь толпу на базаре. Ей было тяжело дышать, кожу стягивало, она ныла под солнцем, во рту было сухо, и губы потрескались, поэтому дева решила свернуть с главной дороги в более пустынные переулки, где не стояли палатки. Так и поступила, нырнув за палатку торговца ковров, норовившего впихнуть ей товар в единственную свободную руку. Или замотать в ковер и унести на рынок невольников — а то глазки у абаджанца так и сверкали, когда смотрели на ее тело, мало прикрываемое разодранной одеждой.
Эта девчонка смела ей дерзить! Ей, Фиц-Эстерлен! Верена была одновременно и возмущена, и приятно удивлена. По тому, как пассивно и на грани истерики вела себя Лира в пещере нельзя было сказать, что она такая дерзкая. И безрассудная.
«А еще не умеющая лгать», — это же надо было. Сказать, что не знает, кто такие Фиц-Эстерлены... Но ничего, искусство тонкой лжи и игры слов дается не всем. Чего ожидать от человека, умудрившегося попасть в плен и стать подопытной морской свинкой.
— Когда об этом расскажут, когда я расскажу об этом...
Верена резко затормозила посреди узкого и пыльного, но дарящего тень, переулка и развернулась к пленнице. Она залепила ей легкую пощечину, нет, даже не пощёчину, а так, легкое похлопывание, и прижала к стене, захватывая своими бледными и тонкими, но невероятно сильными и ловкими пальцами подбородок девчонки. Пора учить ее подчиняться, пора указать на ее место.
— Что? Ну и что будет тогда? Какая-то девчонка-оборванка пустит слух... И он доберётся до высших чинов. И что же это будет за слух? Что могущественный клан, правящий в Бругге, устанавливающий там порядок — и вдруг замешан в подпольных опытах над людьми? Хорошо, допустим, что кто-то поверит... И придет узнать у благородных дам, да-да, дам, там правим мы, женщины, правда ли это. Какое же изумление отразиться на моем лице и на лице моих сородичей... «Господа клирики, что вы, Роза сохрани, несчастные смертные!» скажем мы им. И попросим узнать, кто же пустил такой ужасный слух, такую клевету... Найдется этот человек — ты, девочка.
Верена заставляла вырывающуюся блондинку смотреть себе в глаза. Она прижалась к ней так близко, что чувствовала, как трепещет сердечко под изодранной одеждой и как вздымается мягкая грудь.
— Человек. Женщина — у вас в Дракенфурте, в отличии от Бругге, девушки ценятся ниже мужчин. Более того — оборотень... И кому они поверят? — она заглянула в глаза блондинки и улыбнулась томной улыбкой, губами чуть не касаясь губ девушки, так близко они были. — Видишь, ты и сама все понимаешь.
Вампиресса резко отстранилась, давая наконец-то своей «пленнице» вдохнуть воздух всеми легкими. Самое ей даже дышать в такой духоте и жаре не хотелось, а по спине неприятно тек пот. Благо, что пока на двух оборванок никто не обращал внимания — стражам порядка хватало паники в противоположном конце базара, устроенной тигром.
— Ты будешь терпеть такое обращение. По крайней мере пока что. Ты ведь хочешь выбраться отсюда? — дождавшись кивка головы, вампиресса махнула рукой. — Следуй за мной.
Она больше не будет тащить девушку за собой, как балласт. Если она не совсем глупа и хочет вернуться домой, то сама последует за Вереной, да и потом будет держать язык за своими неострыми зубками.
— Как твое имя? — спросила Фиц-Эстерлен на ходу. Она подождала, пока девушка нагонит ее, потому что они снова выходили на основной тракт, где люди так и сновали туда-сюда и потерять друг друга было очень легко. После ответа Верена продолжила. — Из порта Язана ходят регулярные корабли до Нордании. Прошлый мы уже пропустили, при покупке билета я не рассчитывала на приключение в подземелье и кучу травм.
Это Верена позволила себе немного поворчать. Ну ничего, у Фиц-Эстерлен был запасной план. В стране ее приютил старый и надежный друг, ставший торговцем ювелирных украшений. К нему-то девушка со своей спутницей сейчас и держала путь. В его доме стоят сундуки вампирессы с одеждой и оружием, там же деньги и провизия в дорогу. Так что они не пропадут... А через пару дней уже будут в дороге домой.
С такими мыслями Верена вела за собой блондинку. Сначала с базара, потом через более тихие улицы, пронизанные запахами кальянов и различных табаков и пряностей, кружащих голову непривычным приезжим. Через ряды однообразных домой с нищими и сушащимся на веревках бельем. А потом в более богатый и тихий район, где пришлось быть более осторожными — при их нынешнем виде никто и слушать бы не стал про благородное происхождение. Просто бы выперли подальше от богачей, повезло бы еще, если бы стражи не решили позабавиться с двумя оборванками.
Но, Слава Розе, не оставившей своих детей даже в столь далекой стране, добрались без приключений.
Два стука в дверь, и она отворилась...
«Дом, совсем скоро дом».

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через порт Язана  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в полтора месяца, включающий возвращение в Норданию)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Дракенфурт] Дом Компаньонок

Отредактировано Верена Фиц-Эстерлен (17.11.2012 11:14)

+4


Вы здесь » Дракенфурт » Абаджан » [Баккар] Базар


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно