Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Абаджан » [Гуда] Казематы


[Гуда] Казематы

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/39-Abadzhan/ab14.png
О казематах простые местные жители предпочитают не говорить, а если вы их спросите, они лишь пробормочут: «Жуткое место!» И нужно поверить им на слово, потому что дворец опального визиря, а нынче — тюрьма для невольников, действительно, не блещет удобствами. Что же там происходит? Мирное население предпочитает об этом не знать. А вот правящий класс, имеющий полномочия в городе, говорит, что там «томятся прекрасные лилии, которых поят утренней росой и держат в гордом одиночестве». Сами казематы включают в себя высокие внешние стены, внутренние покои со множеством коридоров, переходов, террас и внутренний дворик со скудной зеленью и тентом, где по вечерам — слава Ваххалу! — становится свежо и прохладно.
Территорию так называемого форта патрулирует отряд стражников, нанятых знатью, которая, в общем-то, и потворствует всем творящимся здесь делам. Жуткое место! Это перевалочный пункт для захваченных в плен бедолаг, которых готовят к продаже на рынке невольников.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/39-Abadzhan/ab4.png
(Гелу Коакта)

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png

Хусейн Беннани

Если вы — красивая хурбастанская девушка, которая просыпается среди ночи от ощущения, что ее замотали в ковер и куда-то унесли из родного дома, то, вероятно, вы были похищены Хусейном Бенани — легендарным похитителем девушек и ковров. Невысокий, но чрезвычайно ловкий Хусейн достаточно силен для того, чтобы прыгать по крышам и парапетам, удерживая на плече сверток с вами. Не волнуйтесь: узлы, которыми связаны ваши руки, не оставляют синяков, а кляп, удерживаемый в вашем рту широкой шелковой лентой — всего лишь спелый бархатистый персик. Бенани вовсе не хочет, чтобы с вами что-то случилось, ведь за поврежденный товар меньше платят, так что расслабьтесь и наслаждайтесь видами: вас ждет увлекательное путешествие к дому какого-нибудь похотливого вельможи или на рынок невольников.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sk.png

Стража казематов

Большинство стражников — абаджанские мужчины среднего возраста, с крепким телосложением, хорошей реакцией и без привычки думать слишком много. Хороший стражник должен уметь развлечь себя, наблюдая полет мухи или подсчитывая сколы на стене, потому что большую часть времени ему больше нечем заняться. Поэтому охранники любят смутьянов: избиение буйного узника — настоящее развлечение. Побег приравнивается к празднику: нечасто появляется возможность размяться и вдоволь побегать по коридорам за особо прытким заключенным, к тому же разрешается рубить саблей и стрелять из арбалета. К несчастью для стражников, их клепанный жилет плохо защищает грудь, а длительное ничегонеделание расхолаживает, поэтому иногда победителем из этой игры выходит беглец.

0

2

[Баккар] Базар  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/hb.png
Когда повозка въехала на твердый каменистый грунт, глухая и беспроглядная ночь сменилась ранним прохладным утром. Светло-розовые полосы незаметно обозначились на горизонте и будто бы размытые водой поползли вверх, смешиваясь с голубоватыми оттенками, и породили новую палитру цветов, при взгляде на которую спирало дыхание. Разумеется, от восхищения.
Под щебет птиц, грохочущая разболтанными колесами повозка неторопливо поднялась по лентообразной дороге, идущей впритык с глубоким оврагом, на дне которого виднелся лишь желтый окаменевший песок и вывернутые с корнями засохшие деревья. Когда-то в этом месте протекала речонка со звучным названием «Глау», однако с каждым летом, одно жарче другого, ее русло и пойма пересохли, а вся водившаяся живность передохла.
Массивные ворота, сбитые из дерева и окованные железными пластинами, со скрипом отворились и поглотили путников. Одноглазый устало потянул за вожжи, и кляча мышастого цвета покорно остановилась, нетерпеливо ворочая головой и отфыркиваясь после бессонной и долгой поездки. Глухо спрыгнув на землю, мужчина в полный голос зевнул, точнее, даже рыкнул, и потянулся, ощущая, как хрустит затекшая поясница и плечевые суставы. Обойдя повозку, он грубо растолкал прикорнувшего на коврах шкафообразного товарища, семипалого и Хусейна, который всю дорогу провел в коматозном состоянии и сильно устал.
— Вот мы и на месте, — проворчал продрогший семипалый, озираясь на массивные стены внутреннего двора казематов. Бойницы, узкие и зарешеченные, неприветливо глядели на прибывших путников. — Разгружать?
— Погоди. Ты, — Хусейн обратился к шкафу, — скажи этим баранам, что мы приехали.
Громила тут же заулыбался и удивительно легкой походкой поспешил к укрывшейся в тени двери без ручек и с маленьким окошком. Приложившись несколько раз кулачищем, он сделал шаг назад и растерянно повернулся к Хусейну с выражением ребенка, оставшегося без сладкого. Вскоре послышался спешный шорох и чье-то недовольное ворчание. Скрипнул засов, и в окошке обозначилась пара заспанных глаз.
— Приперлись! — прошипел хриплый ото сна голос и закрыл окошко. Что-то лязгнуло, где-то скрипнуло, и дверь, отделяющая внутренний двор от громадного коридора с коморкой стражника, отворилась. Из тени вышел мелкий седовласый мужичок в простой одежде, брезгливым взглядом осмотрел приезжих и со словами «Ща пришлю бойца» скрылся из вида.
Когда из мрака помещения вынырнул молодой «боец» в кожаных доспехах и без шлема, повозка стояла у самых ступеней.
— Вот этот, красный, — скомандовал Хусейн, и солдат принялся стягивать поклажу с повозки. Делал он это достаточно умело и без лишнего шума — сразу было видно, что не дилетант. Пристроив груз на плече, он поднялся по ступеням и широко зашагал по коридору, по обеим сторонам которого было много странных дверей с замками.
— Вот плата, — седой коротышка швырнул наемникам мешочек с деньгами и молча скрылся из виду.
— Мог и больше дать, засранец, — подбрасывая заработок на ладони, отозвался семипалый, после чего залез в телегу и с кряхтением улегся на коврах.
— Совсем старый и негодный стал, — заржал одноглазый, перемахнув через деревянный бортик, и расположился напротив сотоварища.
Когда вся компания уселась по местам, лошадь, прижимая уши к затылку и грызя трензель, развернулась к выходу и неторопливо поплелась вниз, спотыкаясь о камни и делая резкие остановки на ухабистых местах.
А тем временем малец, в прямом смысле взявшийся за спрятанную в ковер Лину, занес ее на третий этаж в свободную камеру и уложил рядом с островком соломы, как плесень наросшем в самом углу. Затем вышел и наглухо закрыл дверь, громко щелкнув самодельным замком. В комнате-камере, в которой оказалась девушка, под самым потолком находилось узкое окно, выходившее на бескрайнюю пустыню, пучок соломы в одном углу и пустой ночной горшок в другом. Серые каменные стены, покрытые местами паутиной и какими-то сомнительными разводами, доверия не вызывали.

+2

3

[Баккар] Базар  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— М-м-м, — негромко простонала Кросс, когда повозка, наконец, остановилась, и ее в последний раз тряхнуло. — Где это я?
Девушка открыла глаза, но ничего не увидела кроме темноты. Попытавшись оглянуться, Лина невольно шаркнула носом по шершавой поверхности ковра, от которого резко отдернула лицо, но это действие вызвало боль во всем затекшем от поездки теле. Что бы не застонать от боли, девушка крепко сжала зубы.
«Черт, все тело затекло! Ублюдки, — невольно в воспоминания девушки всплыли лица ее похитителей. — Ненавижу! Эмм... Что это?».
Девушка стала прислушиваться к шуму на улице. Голоса доносились глухо, да и после вызванного обморока девушка была не в лучшем состоянии, так что смысл слов она не уловила, только когда ее подняли с повозки, она поняла, что поездка окончена.
— Ай, больно, — тихо, одними губами прошептала Лина, когда ее перегнули в позвоночнике в обратную сторону. — Ой, нужно еще немножко потерпеть, — успокоила она сама себя. — Будем надеяться, что хуже не будет...
Девушка закрыла глаза, стараясь не думать о своем не удобном положении, во всех смыслах этого слова. В первую очередь ее сейчас волновало то, что ее позвоночник вот-вот готов был переломиться пополам, а во вторую то, что она не знала, куда ее несут. Да и что она вообще знала о своем положении? Неизвестно где, не известно с кем и не известно по какой причине. Одним словом, она не знала ничего.
Через некоторое время мучений, девушка спокойно выдохнула — ее положили на пол. Но тут же на место ее спокойствия пришел страх. Что же сейчас произойдет? Но ничего не произошло. Как только ее положили на пол, послышался звук удаляющихся шагов и скрип замка. Некоторое время девушка пролежала не шевелясь, стараясь понять, осталась ли она одна в помещении или кроме нее кто-то еще присутствовал.
«Эээ... и это все?» — девушка попыталась дернуться, но это снова вызвало боль в руках и ногах.
— Эй, меня кто-нибудь слышит? — пробубнила девушка, стараясь не шевелить затекшими конечностями. Не получив ответа, девушка попыталась перевернуться на спину, но руки связанные за спиной запротестовали против этого. — Больно, но это ничего.
Через боль, девушке все же удалось перевернуться на спину. Боль, растекшаяся по телу, заставила девушку замереть и прислушаться к своим ощущениям.
«Единственное, что меня все еще радует, это то, что я еще жива... Нужно срочно развязаться, иначе...» — о том, что может быть в противном случае лучше не думать. Руки слишком болели, нужно было проверить, что с ними.
Кросс крепко сжала зубы и стала раскачиваться из стороны в сторону, пытаясь перевернуться на живот. Девушка была закутана во что-то шершавое, в то, от чего пахло старостью и шерстью, именно такой запах имеют старые ковры. Именно этот вывод сделала девушка, пока находилась в своей «темнице».
Первый кувырок дался девушке тяжело и болезненно, но, сделав над собой усилие, девушка сделала еще несколько переворотов вокруг своей оси. Голова закружилась, а в глазах снова поплыли красные круги.
«Кросс, вот только не додумайся сейчас в обморок упасть! — предостерегла саму себя девушка. — Нужно удостовериться, чти эти... в общем, те... не сделали ничего плохого».
Немного полежав на животе, Лина снова стала переворачиваться, что через некоторое время принесло свои плоды — девушка была освобождена от плена ковра и сумела сделать глубокий вдох воздуха, в котором витал слабый запах соломы. Сквозь повязку пробивался слабый лучик света, но больше Кросс ничего не видела.
— Нужно немного отдохнуть, — Лина перевернулась на бок и постаралась немного расслабиться, но боль в руках и ногах не давала ей покоя, поэтому отдых девушка решила отложить на потом. — Снять бы эту повязку...
Девушка попыталась приподнять верхнюю часть тела и сесть, что через некоторое время ей удалось, конечно же, не без усилий и не без причинения самой себе боли. Девушка подтянула колени ближе к подбородку и попыталась дотянуться до них глазами с повязкой. Провела один раз, другой, и повязка немного сдвинулась вверх, открывая девушке небольшой уголок для обзора. Лина провела еще несколько раз лицом по коленям, и повязка окончательно открыла глаза девушки.
— Фу-ух! А я уж подумала, что ослепла, — девушка с тоской оглянулась вокруг себя. Серое, каменное помещение. Убогая обстановка, да и какая обстановка, кучка сена и горшок вот и вся обстановка. — Лучше б я ослепла... Та-а-ак, не время расслабляться!
Девушка попыталась заглянуть за спину, что бы взглянуть на руки, но боль, которую вызвало это, была выше, чем могла сдержать Кросс и та негромко вскрикнула, упав на бок.
— Ублюдки! — девушка плохо осознавала значение этого слова, но ей было достаточно знать, что это бранное слово, которое не редко используют в качестве ругательства некоторые торговцы на рынках. — Нужно постараться не шевелиться. Вроде бы ничего страшного, просто кожу содрала, пока везли. Главное — не шевелиться.
Девушка снова закрыла глаза, расслабляясь и погружая свое тело в легкую дрему.

+1

4

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sk.png
В камере девушки не было «лишних» предметов, способных, например, вызвать мысли об удачном побеге. Даже стены были гладкими и тщательно затертыми, чтобы вдруг отколовшийся кусок камня не стал тайным оружием против стражников. К сожалению, был прецедент с одной особо отчаявшейся девицей, раскрошившей лицо своему надсмотрщику заранее спрятанным в стоге крупным осколком. История эта, кстати говоря, начиналась совершенно обыденно: стражник соблазнился прелестями девушки и решил с ней любыми путями переспать, разумеется, с применением грубой мужской силы. Однако получив добровольное соглашение со стороны девицы, недалекий мужик как-то ослабил бдительность и был за это не самым красивым способом наказан. После этого случая правила среди охраны ужесточились, а меры предосторожности ожидаемо усилились. Даже стог соломы в углу ежедневно перетряхивался и чуть ли не в ручную перебирался... Так что утаить что-то от ребят в форме становилось едва ли возможным.
Через час к Лине зашло двое стражников. Один из них, седой и угрюмый, открывавший дверцу камеры, был вооружен палашом и висящим на поясе изогнутым ножиком. Второй, совсем юный и как любят выражаться старики, «зеленый», был безоружным. Пристально наблюдая за девушкой, крепкий старик ловко открыл калитку и запустил вовнутрь напарника, вооруженного уже знакомым ножиком. Подражая старшему товарищу, юнец некоторое время молча косился на задремавшую девушку, после чего сделал пару уверенных шагов вперед. Заметив на себе ее взгляд, парниша приставил загорелый палец к губам и без слов приказал не рыпаться.

+1

5

«Кто-то идет, — сквозь дрему подумала Лина и чуть приоткрыла глаза, в попытке увидеть дверь, но эта попытка не принесла результата, так как девушка была повернута к двери спиной. — Кто бы мог это быть? И что им нужно?».
Не смотря на боль, девушка перевернулась на другой бок, веревка прилипла к месту, где была содрана кожа и при малейшем движении руками заставляла девушку кривить лицо от боли. Дверь скрипнула в тот момент, когда Кросс уже улеглась удобнее на ковре и снова прикрыла глаза, успокаивая ноющие руки.
«Охрана? Да, скорее всего», — из под полузакрытых век девушка наблюдала за двумя стражниками. Один старый, явно из тех, кто уже давно работает здесь, а второй молодой. Взгляд девушки невольно задержался на нем, но когда парень жестом приказал ей молчать, девушка закрыла глаза. У нее не было желания безрезультатно тратить свои силы на них, тем более что и сил-то почти не осталось.
«Нужно что-то придумать с веревками... Может, у них попросить, их развязать? — Лина приподняла голову с ковра и попыталась найти взглядом старшего стража, но тот копался в соломе что-то ища. — Нет, лучше уж так, чем говорить с ними...»
И девушка снова уронила голову на свое «ложе». Лина боялась шевелить и раками и ногами, так как знала, что это принесет ей лишь очередную порцию боли, но пока была эта боль, девушка могла понимать, что она все еще жива. Лина не знала, стоит ли ей этому радоваться или нет, но ей не очень-то хотелось умирать... здесь... в дали от дома.
Пелена сна снова стала затягивать глаза девушки, унося ее в за бытие темноты, стирая из воспоминаний и лицо старика-стражника и его молодого помощника:
«Нужно поспать... еще немного...», — решила девушка, позволяя иллюзии унести себя.

+2

6

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sk.png
Мужчины молча переглянулись — апатичность Лины была им как ни к стати на руку, хотя бы потому, что не придется «уговаривать» ее успокоиться. Тем не менее, бдительности никто не потерял. Молоденький стражник медленно приблизился к девушке сбоку и чуть согнулся над ней, будто бы проводя визуальную оценку.
— Чисто, — заключил старший товарищ, вылезая из сенной подстилки и смахивая сухую траву с одежды. — Какие же они милые, когда их только привозят. Аж сердце разрывается... Ты чего замер, болван! — бородач пихнул напарника в бок и всучил систему кандалов. — Давай, за дело, и жрать пойдем.
Юный солдатик дрогнул, как качнувшееся от дуновения ветра деревце, тут же присел и принялся застегивать «нижние» кандалы на затекших и неподвижных ногах девушки. Все его существо невольно вздрагивало от прикосновения к мягкой шелковистой коже, так и хотелось припасть к ней губами, смять, расцеловать... однако задерживаться было нельзя. Покончив с ногами и фантазиями, юнец ловко распорол веревки на руках девушки и под строгим надзором старшего товарища заковал в кандалы, соединенные с «ногами» прочной и достаточно гремучей цепью. Длина ее не позволяла даже маленькому человеку подняться в полный рост, поэтому все время приходилось чуть сутулиться.
— Ну слава всевышней, ты закончил! — копуша, получив подзатыльник, покорно вышел из камеры и бросил пронзительный взгляд на Лину. Следом за ним последовал старший товарищ, еще раз убедившийся в том, что в камере не осталось лишних предметов, и с лязгом закрыл дверь. Визгливо щелкнул замок, а гулкие шаги охранников вскоре стихли.

+2

7

Кросс старалась лежать не подвижно, пока не услышала, как молодой стражник сделал несколько шагов к ней. Лина почувствовала, как его глаза пробежали по ней, изучая ее черты.
«Тоже извращенец? — невольно промелькнуло в голове девушки и она подняла глаза, открыто взглянув на парня. — Куда бы деться от них?..»
Старший стражник, закончивший проверять солому, что-то сказал своему молодому напарнику. Лина не смогла понять, что он сказал, она даже и не поняла на каком языке были произнесены эти слова: на хурбастанском или на ее родном. Все слова доносились к ней, как через пелену, которая глушила звуки и не давала точно уловить их смысл. Когда парень склонился над ее ногами, Лина хотела отодвинуть их от него, но к своему удивлению обнаружила, что они ей не подчиняются, видимо мышцы в них окончательно затекли и их требовалось срочно размять. Но отек не помешал Лине почувствовать, как к ее светлой коже прикоснулось холодное железо кандалов.
Девушка приподняла голову и удивленно уставилась на парня, но тот кажется не заметил этого взгляда:
«Животное! Я бы вас...» — мечтательно подумала девушка, но снова поняла, что она ничего бы не смогла сделать этим людям плохого, ведь она — медик, который считает своим долгом помогать людям, а не вредить им.
Парень заковал девушке руки и разрезал веревку, которая приклеилась к месту с содранной кожей. Невольно снимая остатки веревки, стражник дернул ранку, чем заставил Лину крепко сжать зубы, чтобы не застонать во весь голос.
Заметив, что товарищ закончил заковывать девушку, его командир что-то снова сказал молодому и они оба покинули камеру Лины, оставив девушку одну. Кросс не заметила взгляда молодого стража, да он ее и не интересовал. Холодный металл кандалов несколько ослабил боль в руках и ногах девушки, поэтому она смогла безболезненно переменить положение тела на более удобное.
Кросс долго лежала, смотря в серый потолок. Время шло, казалось, что место в которое ее определили растворилось в тишине. В голове девушки не было мыслей. Она просто обездвижено лежала, как будто весь мир не интересовал ее сейчас. В принципе именно так и было. Она не думала ни о родителях, ни о больнице, ни о Скотте. Ни о чем, что всего лишь день назад беспокоило ее. Девушка пришла в себя только тогда, когда почувствовала, что из ее глаза стекла одинокая слеза оставляя на пыльной коже грязную дорожку.
«Кросс, ты что, решила разреветься здесь? — стала мысленно подначивать себя девушка. Она знала, что единственный способ для нее сейчас не сломаться, это заставить себя начать действовать в противоречии со своими чувствами. — Ну что же, давай. Доставь радость этим монстрам. Пусть порадуются... Вдруг им станет тебя жаль и они тебя отпустят».
По губам девушки проскользнула улыбка. Она бы не имела прозвище Кассандра, если бы поверила в то, что ее просто так отпустят на все четыре стороны.
— Лежа просто так, я все равно ничего не добьюсь, — решила Кросс и попыталась сесть на своем ложе. Через некоторое время у нее это получилось, и она смогла рассмотреть свои руки и ноги более внимательно.
Кожа на руках, где была прежде веревка — содрана и на этих местах красные полосы. Кроме того, на запястьях были черные синяки от пальцев одноглазого. Невольно девушку передернуло от воспоминаний о том, как она получила эти синяки. Ради интереса девушка приложила ладонь к щеке, по которой вчера получила затрещину. Челюсть была чуть припухшая, но она почти не болела, так что не удивительно, что Лина об этом ударе почти забыла. Когда осмотр лица был закончен девушка потерла запястья и руки, разминая затекшие конечности. Когда операция с руками была окончена, девушка преступила к ногам. Увидев их, девушка чуть замерла. Ступни распухли. Кожа была бледнее, чем обычно. От первого же прикосновения, по ногам пробежала волна боли.
— Ой, — невольно вскрикнула девушка и закусив подол своей недавно купленной, но уже в конец испорченной рубашки, стала растирать мышцы голеней и сами ступни. С начала это приносило боль, но постепенно кровоток в ногах нормализовался и конечности почти перестали болеть.
«Вот так-то лучше», — решила девушка, но совершать попытку подняться не стала. Она просто вытянула ноги, измеряя размер своих кандалов. Что бы девушке в них перемещаться, ей стоило согнуться, а ходить сгорбленно Лина не очень-то любила.
«Лучше пока посплю».
Лина снова свернулась клубочком, накрыла себя уголком ковра и плотно закрыв глаза, уснула.

+1

8

Пост-атмосфера для Лины Кросс

Час медленно неохотно пролетал за часом, минуты, понурив тяжелые головы и гремя невидимыми кандалами, плелись за минутами. Казалось, время почти остановилось. Горячий солнечный диск замер где-то над казематами и бросал палящие лучи на выжженную сухую землю, от которой подымались невесть откуда взявшиеся клубы пыли. Невидимая стрелка часов незаметно перевалила за полдень и остановилась у трех часов дня.
Вокруг было тихо, как-то даже слишком. Не было слышно даже крысиного писка, не доносилось ни лошадиное ржание, ни гогота наевшихся до отвала стражников — ничто не нарушало густую, повисшую в воздухе тишину, от которой резало слух. Лишь невозмутимое солнце лениво склонилось над самым окном темницы и бросало через ржавую решетку свой палящий и почему-то нерадостный свет. На невозмутимо гладкой поверхности стены образовался пучок тени, который явно выделялся из общей ровной массы ошкуренного камня.
Что это... дыра?

+1

9

Время шло, а девушка не просыпалась. Ей было тепло и, можно сказать, уютно. Но это продолжалось лишь до того момента, как начинавшее клониться к закату солнце, не заглянула в окно камеры девушки. Яркие лучи солнца упали на плотно закрытые глаза девушки, и стали будить ее. Нехотя Лина пришла в себя и, забыв о своих кандалах, попыталась потянуться в полный рост. Цепь кандалов натянулась и достигнув своего предела остановила движение девушки, оцарапав светлую кожу рук и ног своими кольцами.
— Ой, — вскрикнула девушка, и ее голос как нож разрезал замерший воздух каземат. — Вот жадины, не могли цепь длиннее сделать!
Лина села на ковре. Ее лицо выражало недовольство — ведь ей так и не удалось исполнить желаемое и вытянуться во весь рост. Голова была, как ватная, ни одной дельной мысли в ней. Помимо головы о себе дал знать и живот, который стал резво требовать пищу. В общем-то день так и не принес девушке ничего радостного кроме расстройства.
— Странные здесь стражи... Они что, вообще здесь не кормят? — после сна Лина была зла, недовольно, постоянно бурчала, и не совсем осознавала, что делает.
С трудом поднявшись на ноги, девушка замерла. Ноги отказывались ее держать, но после нескольких неровных шагов, вспомнили свое предназначение и довели-таки хозяйку до двери. Лина дернула дверь, но та была заперта снаружи.
«Как будто бы я смогла сбежать», — недовольно подумала девушка.
— Эй, есть кто-нибудь?! — повысив голос закричала Лина. — Я пить хочу и кушать! Может мне кто-нибудь ответит?
Шум, который поднимала девушка, раз за разом пронзал мертвую тишину. От чего Лине становилась как-то даже легче на душе.
Что бы обратить на себя больше внимания, Кросс с силой пнула дверь, но тут же покачнулась и упала на пол, прямо на свое мягкое место.
— Ой, больно... — пробубнила девушка, но не попыталась подняться. Она только развернулась спиной к двери и наклонилась на нее, давая отдых телу. Лина никогда не думала, что какие-то несчастные три метра могут отнять у нее столько сил.

+1

10

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sk.png
Крик Лины упал в пустоту, как падает камень в глубокий колодец. Ни эха, ни дна, ничего... Однако через несколько минут послышались быстрые шаги, шаркающие по пыльной плитке коридора. Чуть сгорбившись, вдоль стены плелся молоденький стражник, держа в руках небольшую миску со странной жижей, имевшей лишь косвенное отношение к слову «каша». Содержимое тарелки было бледно-желтого цвета, нещадно разбавленное водой и редкими кусками какой-то лепешки. Для вида в блюде плавало несколько пучков какой-то завядшей травы и небольшой полусырой кусок картошки.
— Вода и еда, — моложавым, ломающимся голосом пропищал стражник и поставил миску посередине коридора, напротив узкого проема в самом низу решетчатой двери. Больше он ничего не говорил, лишь потирал пробивающиеся пушистые усики над верхней губой. «Хочешь есть — дотянись и возьми».

+1

11

Лина не могла сказать, сколько времени прошло до того, как в коридоре послышались шаги. Минута? Две? Или целая вечность? Все ее естество отказывалось сейчас принять реальность, вернуться к ней. Глаза девушки были прикованы к клочку синего неба, которое было видно в небольшое окно в противоположной от двери стене. Лина сидела на полу, прижавшись к этой холодной стальной решетки, и напоминала птицу в клетке. Она так же была лишена свободы, права делать выбор, как жить дальше. Сейчас все решали другие — те, в чьи руки попало это хрупкое, но в то же время сильное создание по имени — Лина Кросс.
Все же с трудом, но девушка повернула голову на шум приближающихся шагов.
— Какая неожиданная встреча, — произнесла чуть слышно Лина, узнав молодого стражника, который помогал делать осмотр в ее камере.
— Вода и еда, — пропищал парень и поставил миску с «едой» в центре коридора, прямо напротив двери «клетки» Лины.
Девушка с интересом заглянула в миску, все же не смотря на свое положение, девушка хотела остаться той Линой, которой была прежде. А та Лина, не упустила бы возможности узнать что-то новое.
— ... все в одном флаконе, — добавила девушка рассмотрев содержимое миски. Решив, что она еще не до такой степени упала, что бы есть подобное, девушка отвернулась снова к окну и не спешно, но с ноткой насмешки произнесла. — Молодой человек. Вы так быстро спешили, что я успела перекусить... Вон той вот соломкой... Да.
Подтверждая свои слова, девушка указала пальчиком на кучку соломы. Хоть вид этой «каши» отбил у девушки часть аппетита, голод никуда не ушел. Но не смотря на это, девушка не собиралась поддаваться на провокации, и тянуться за едой как животное, даже если это в конечном счете будет ей стоить жизни.
Девушка подтянула колени и обняла их, стараясь заполнить пустоту в животе.
— Здесь красивое небо... — как бы невзначай произнесла девушка. — Что это за место?

+1

12

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sk.png
Парень молча вслушивался в слова девушки и не без интереса наблюдал за ее движениями. А на ее отказ от пищи удрученно вздохнул и подпихнул миску ногой, подальше от решетки. Однако стоило Лине заговорить, все понимание с его лица как корова языком слизала. Вместо живого и понимающего блеска в глазах загорелась безграничная тупость и непонимание. Парень неопределенно закачал головой и сказал по хурбастански «Не понимаю». Разумеется он все понимал, даже мог связно говорить на международном языке, но кое-кто запрещал ему это делать: кодекс, начальство — все были против. Поэтому он также молча развернулся и быстрыми шагами удалился прочь, оставляя девушку наедине с собой.

+1

13

Лина все так же тупо смотрела на клочок синего неба, когда за ее спиной послышался металлический скрип миски о каменный пол — это стражник оттолкнул ее подальше от решетки. Лина не видела ни выражения его лица, ни самих действий, они ее просто не интересовали. Когда до слуха девушки донеслись, заученные ей на зубок, слова на хурбостанском: «Не понимаю». Лина медленно повернула голову к парню. Тот тупо мотал головой, а потом молча удалился.
— Вот дурак, — Лина вернулась к созерцанию клочка неба, но тут ее внимание привлек луч света, который был примерно в центре стены. Точка была маленькая, почти не заметная, на столько что Лине вдруг показалось, что она сходит с ума.
Что бы удостовериться в своей нормальности, девушка тяжело поднялась со своего нагретого места и не спеша направилась к этому лучику.
«Что это?» — подумала девушка, не веря своим глазам. В стене была дыра, на месте которой когда-то лежал камень.
По причине своего чрезвычайного любопытства, Лина наклонилась ближе к этой дырочке и стала смотреть сквозь нее на улицу. К своему сожалению, увидеть она ничего не смогла, так как заходящее солнце светило прямо в это маленькое отверстие.
«Если не везет, так уж во всем», — снова подумала Лина, но тут ее внимание привлек шум за спиной, а точнее писк. Кросс не разгибаясь медленно повернула голову назад, и в ее глазах отразился неописуемый ужас.
— Мамочки! Спасите! — Завопила Лина, вновь отворачиваясь к дырке, как будто сквозь нее, девушку мог кто-то услышать. — Убивают!
Последнее слово девушка закричала еще пронзительнее и еще громче. Что же могло так испугать молодую девушку, спросите вы? Ответ прост, и он как нельзя более смешон. Это был маленький серенький комочек с длинным голым хвостом.
Не смотря на шум, который подняла Лина, крыса продолжила подбираться к миске с «едой» девушки. Лина вновь повернулась к двери, наблюдая за воровкой чужой пищи, та встала на задние лапы и опустила свою длинную морду в миску, начиная что-то оттуда выуживать.
— Убери оттуда свою морду, — обращаясь к крысе, прошипела девушка. Ее тон был пропитан страхом, но все же девушка продолжала говорить. — Ты же отравишься. Вдруг там отрава, что же будут делать без тебя твои дети!?
Крыса не обратила на слова девушки никакого внимания, да это и не удивительно.
— Кто-нибудь слышит меня!? — Снова разрезал тишину голос Лины, когда та набрала в грудь побольше воздуха. — Здесь сейчас произойдет убийство!

Отредактировано Лина Кросс (29.05.2011 18:50)

+1

14

Пост-атмосфера для Лины Кросс

Сие мерзкое животное с облезлой серой шерсткой и длинным голым хвостом как ни в чем не бывало встало на задние лапки и, склонившись к миске с едой, принялось усердно «поедать» ту желтоватую жижу, от которой нормального, здравомыслящего человека уж начало бы выворачивать наизнанку. Безумные, словно бы предсмертные вопли девушки, сидящей на соломе в уголке камеры без передышки раздражали слух несчастного крысенка и тот, неохотно повернувшись на назойливый «раздражитель», фыркнул пару раз и уже было хотел вернуться к своему «пированию», как в его маленькой голове словно щелкнул некий рычажок и крысенок, пофыркивая, воинственно устремился к Лине.
Однако не тут то было! Неужели его собратья решились бы бросить маленького в беде? Да ни за какие коврижки! Еще один, потом еще и еще... Крысята, мелкие и облезлые, худенькие и несчастные, воинственно наступали на девушку, спеша на подмогу своему собрату.

+1

15

Девушка на секунду замолчала, наблюдая за крысенком. Ее глаза лучились, в них отразилась жизнь. Хоть какое-то развлечение в этой серой тюрьме.
— Э, — запротестовала девушка, когда заметила, что зверек бросив свою добычу направился к ней. Ощущение, что он идет прямо к ней, девушка почувствовала сразу, как только этот крысенок спустил передние лапки на каменный пол. — Куда это ты собрался!? Ты вроде бы кушал, вот иди и ешь... Нечего на меня так смотреть!
Лина сделала шаг назад и уперлась в стену, а тем временем к этому маленькому серому комочку присоединились еще несколько и еще, образовалась такая маленькая серая армия.
— Ребята, ребята, — запротестовала Лина. Она говорила сквозь смех, осознавая, что теперь она точно боится и боится ни какого-то там мужика, который может ее переломить одной рукой, а каких-то крысят, которых сама бы могла спокойно переломить на двое. — Я пошутила. Никто вас травить не собирается, так что иди те кушайте. Вы такие худенькие, маленькие... А я совсем не вкусная.
С каждым словом голос девушки становился тише, как бы предчувствуя, что хозяйка этого голоса готова вот-вот начать по настоящему паниковать.
«Фу, какая мерзость, — подумала девушка, когда крысята достигли ее ног и один из хвостов обвил ее ногу. — Терпи, главное не сделать им больно. Они ведь тоже живые».

+3

16

Пост-атмосфера для Лины Кросс

Армия маленьких, мерзких животных с каждой секундой все приближавшаяся к несчастной девушке, ныне уж оказалась у самых ног Лины и хвост одного из крысят даже позволил себе такую наглость, как обвить щиколотку барышни своим длинным, голым хвостом. Остальные же собратья принялись быстро-быстро бегать по стопам Кросс, словно нарочно пытаясь вызвать у нее дикие крики. Но тут вдруг пространство завуалированной в стене дырки заполнилось чем-то неизвестным голубоватого оттенка и с любопытством и некоторым испугом принялось метаться влево-вправо. То приближаясь, то отдаляясь от небольшого отверстия, лишь спустя некоторое время можно было понять, что то неизвестное было глазом еще одного пленника.
— Ты чего кричишь? — послышался приглушенный шепот и спустя мгновение — слабое хлопанье по стене, почти безнадежные попытки привлечь внимание Кросс.
Крысята, суетившиеся у ног Лины, пищали и пищали, фыркали да фыркали, словно пытаясь заглушить и без того еле слышный шепот пленника из другой комнаты.

0

17

«Противно! Противно! Противно!» — Лина еле сдерживалась от того, что бы не закричать. Она закрыла глаза и зажмурилась, что бы хоть как то заглушить противной ощущение. Поняв, что крысы не собираются делать ей ничего плохого, Лина попыталась сделать несколько шагов, что бы отойти подальше от этих серых противных комков, но тут голос из дыры напугал ее и запнувшись девушка растянулась на полу, благо крысы уже были позади и не пострадали.
— Арр, больно то как, — зашипела Кросс, все-таки передвигаться в этих кандалах было весьма не удобно. — Эмм... мне показалось или там был какой-то голос?
Но только девушка хотела подняться, армия крыс снова окружила ее. Самая наглая забралась на руку, а потом на живот девушки.
— Спасите, — сморщилась девушка. — Ну, чего ты на меня залез?! Крысы... ужас...
Девушка аккуратно сняла наглеца с себя и подошла к отверстию в стене:
— Эмм... простите, там кто-нибудь есть?

+1

18

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/ak.png
Девушка вела себя как минимум странно, похоже, что еще не успела отойти от шока после всего происшедшего. Это и немудрено, оказаться в таком сыром и противном месте, особенно в настолько неприятной компании.
— Ты головой случайно не ударилась, нет? Крысы тебе не ответят в любом случае, — произнесший все это голос явно принадлежал девушке, причем достаточно молодой.
— Как бы то ни было теперь мы связаны. Ты тоже попалась и теперь нам от сюда не выбраться, впрочем надолго все равно не задержимся, не волнуйся.
— Ты как себя вообще чувствуешь? — опомнился собеседник.
За стеной послышалось шуршание, как будто бы девушка пересела из одной, ставшей неудобной, позы в другую.
— А вообще мне нас жаль, настолько, что даже плакать хочется, а слез уже не осталось.

Отредактировано Морган Фест (19.06.2011 00:58)

0

19

Лина присела на корточки рядом с отверстием в стене, прижавшись к холодному камню стены спиной. Девушка с тоской смотрела на то, как ряды армии крыс редели.
«Ну вот, какое никакое развлечение было, да и оно ушло», — Лина усмехнулась своей мысли, однако, почувствовав на своей ноге что-то немного жесткое и теплое приподняла штанину своих новых, но уже в конец испорченных штанов.
— Со мной все в порядке, я кажется, домашнее животное себе завела, — произнесла Кассандра, проведя по серой шерсти крысы, которая успела задремать на ее ноге. — Извини, я наверное тебя напугала. Я Кассандра.
Лина не хотела говорить своего настоящего имени, лучше уж прозвище, чем настоящее имя, тем более, что это прозвище было для девушки, как второе имя.
— Зачем жалеть о том, что нам неподвластно? — произнесла в слух девушка, хоть и не собиралась этого говорить, что бы не расстроить собеседницу еще больше. — Если честно, я как-то не очень волнуюсь... наверно, я все-таки еще до конца не осознала всей серьезности происходящего вокруг....
Лина подняла со своей ступни серого малыша, и положила себе на ладонь.
«Вот дурачок, нашел, где улечься спать, — с трудом поднявшись на ноги, девушка доковыляла до соломы, и уложила крысу на него. — Вот так будет лучше».
Девушка вернулась назад к стене:
— Вы уже давно здесь? — начала она. В ее голове роилось множество вопросов, и она не знала, какой стоит задать сейчас, а какой позже, что бы не встревожить собеседника. — Куда отсюда направляются такие как... мы?

0

20

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/ak.png
Ощущение одиночества грызло душу настолько, что хотелось увидеть хоть кого-нибудь, неважно, лишь бы выговориться. Почувствовать чье-то присутствие рядом, хоть немного заботы. Впрочем, она не хотела, что бы кто-то еще раздел бы ее незавидную участь. Понимать и смириться все же разные вещи. Девушка сжала зубы немного прикусив губу.
— Ты хочешь узнать о том, что здесь происходит? Я даже не знаю как тебе сказать. Хотя, лучше всего прямо, наверное, — голос немного дрогнул.
— Нас отправляют в рабство... — с той стороны дыры послышалось всхлипывание и шуршание рукава, которым вытерли слезы.
— Что тут поделаешь. Остается только ждать своей участи и надеяться. Кто-то будет искать тебя? Заметит твою пропажу? — легкие нотки надежды проскользнули в ее словах, — Я так осталась одна, не нужная никому. Даже себе.
Беседа получал немного истеричной, что и неудивительно, учитывая сложившуюся ситуацию. Главное было не поддавать панике, размышляя здраво и логично, тогда бы возможность найти выход не казалась бы такой нереальной. Кто-то же проделал дырку в стене.
— Абигайль. Приятно с тобой познакомиться, хоть и в такой обстановке. У тебя, наверное, множество вопросов? Задавай их мне, я уже достаточно давно здесь. Соскучилась по обществу нормальных людей, с которыми можно хотя бы переброситься парой слов.

+1

21

Нельзя сказать, что бы Кросс была безразлична ее дальнейшая судьба. Скорее всего, ей просто не хотелось бояться — ведь страх мешал ей, и что бы этого не происходило, она научилась бороться с ним, заглушать его. Сколько бы операций, проведенных с ее помощью, могли бы быть загублены, если бы не это ее умение?
Присев на пол, и поджав ноги под себя, девушка внимательно слушала собеседницу. К горлу стала подступать тошнота от голода, что немного мешало Лине вслушиваться в приглушенный голос за стеной.
— Я не знаю, будут ли меня искать или нет... — произнесла немного неуверенно девушка, но, решив, что стоит поддержать собеседницу, хоть как-то решила все-таки ответить более уверенно и утвердительно. — Да... должны... Скорее всего... Все-таки я же не просто так в эту страну забрела. А потому что меня сюда перевели в больницу и, скорее всего там меня должны были ждать... Сегодня ждать...
Девушка замолчала, ей вспомнился прошедший день. Его жара по сравнению с прохладой этой темницы была такой... манящей? Да уж, вспоминая прошлый день, девушка невольно улыбнулась. Все-таки как же было спокойно вчера, пока рядом с ней был этот переводчик. За какой-то короткий промежуток времени, девушка привязалась к нему, и и сейчас в глубине души надеялась на него.
«Так, так, так! Нужно сосредоточиться. Все-таки не все так плохо. Я жива и почти здорова, — девушка прикоснулась ладонью к щеке. — Почти здорова... Есть несколько вариантов: во-первых, можно попытаться устроить побег, во-вторых, можно дождаться, когда нас будут продавать... Ох, не могу, не могу я думать о себе, как о вещи!».
Девушка тяжело вздохнула. Мысли в ее голове ничуть не радовали. Было слишком много вариантов, успех которых гарантировать никто не мог.
— Мне тоже приятно познакомиться, — Лина улыбнулась, но тут же стала серьезной. — Скажи, какой промежуток времени обычно проводят заключенные в этом месте? Я имею в виду тот промежуток времени, после того, как заключенного доставили и забрали отсюда... Так... Затем мне интересно, как часто сюда приходят стражники и что они обычно делают в камерах? И затем... Они всегда кормят такой гадостью как эта?
Последний вопрос прозвучал так брезгливо и в тоже время забавно. Как могла эта девушка в такой ситуации как эта беспокоиться о еде? А она могла, очень даже могла. Ну что могла поделать с собой Лина, которая привыкла питаться нормальными продуктами, а не смесью неизвестных ей ингредиентов? Ничего, поэтому она решила не уходить от своего привычного образа поведения и постараться быть такой же веселой и живой, на сколько это возможно.

0

22

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/ak.png
— Скажи, какой промежуток времени обычно проводят заключенные в этом месте? Я имею в виду тот промежуток времени, после того, как заключенного доставили и забрали отсюда... Так... Затем мне интересно, как часто сюда приходят стражники и что они обычно делают в камерах? И затем... Они всегда кормят такой гадостью как эта?
Девушка слегка улыбнулась. Столько вопросов... Неужто ее недавняя знакомая Кассандра собралась бежать? Стоит ли предостеречь ее? Стоит ли рассказать о многочисленных попытках других пленников, которые завершились неудачей? У самой Абигайль уже практически не осталось надежды вырваться на свободу, но, быть может, у этой девушки получиться сбежать?
— По-разному бывает, — наконец заговорила девушка. — Некоторые сидят здесь неделями, других же забирают уже через пару часов. Бывает, впрочем, что пленники вообще не доживают до своего отбытия в рабство. Лучше уж так, чем всю оставшуюся жизнь...
Девушка неожиданно замолчала и тихо всхлипнула. Ей казалось, что она уже привыкла к мысли о утраченной свободе, но теперь чувства на катили на нее с новой силой. Едва сдерживая слезы, Абигайль продолжила говорить тихим шепотом:
— Если стражники сюда и приходят, то либо приносят эту гадость, — девушка презрительно пнула миску, наполненную сомнительного вида варевом, — либо забирают пленника на рынок, где его и должны будут продать. Один раз, правда, меня выводили на прогулку во двор, но это было всего на пять минут, да и там никаких шансов сбежать у меня не было. Стражники редко ходят поодиночке, обычно по двое. Что же касается еды, то за все время своего здесь пребывания мне не доводилось видеть чего-то более удовлетворительного.

0

23

Камера погрузилась во мрак. Солнце, которое еще некоторое время назад освещало помещение своим светом, ушло за горизонт, забрав вместе со своим светом и тепло.
«Что-то здесь прохладно», — поежившись рядом с дырой в стене, подумала Лина.
— Значит здесь вынужденная диета на какой-то непонятной пище... Печально... — в душе девушки как-то помрачнело. Голод все резче стал напоминать о своем присутствии, но так как ни еды, ни питья не было, ничего другого не оставалось, как терпеть. — Абигайль... Как думаешь, есть надежда спастись?
Где-то в глубине камеры зашуршало — это проснувшийся крысенок, живо сбежал со своего ложа и направился в неизвестном направлении.
«Ну, вот, даже ты убежал... — глубоко вздохнула Лина. — Сутки... Всего сутки прошли, как меня поймали. Как же долго тянется время... Интересно меня кто-нибудь ищет? Нет... Нет... Нет! Не думать об этом... Если ищут — то найдут, а если нет? Что же делать если они не ищут? Святая Роза, кажется, я начинаю расклеиваться».
— Уже поздно должно быть... Пора спать... Приятных снов, — тяжело поднявшись, девушка добралась до ковра, который, кстати, так и не убрали, и легла на него. Было холодно. Каменный пол чувствовался даже через длинный ворс ковра. Что бы хоть как-то согреть себя, девушка пододвинула небольшую кучку сена к себе и зарыла в нее ноги. «Надеюсь, что не заболею».
Закрыв глаза, девушка стала слушать тишину помещения казематов.

+1

24

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/ak.png
— Абигайль... Как думаешь, есть надежда спастись?
— Для меня — нет. Я уже смирилась с тем, что ждет меня в будущем. Ты, конечно, можешь попытаться сбежать отсюда, но вот принесет ли это пользу или ты лишь усугубишь свое положение? — немного подумав, произнесла девушка.
В камере повисло напряженное молчание, нарушаемое лишь тихим топотом маленьких крысиных лапок. Кассандра, видимо, уже успела задать все интересующие ее вопросы и теперь размышляла над чем-то. Абигайль лишь оставалось последовать ее примеру. Обняв себя руками, девушка поудобнее устроилась у стены. Она ужасно хотела спать, но в таком холоде заснуть никак не удавалось.
— Уже поздно должно быть... Пора спать... Приятных снов.
Абигайль уже собралась ответить, но слова так и не успели сорваться с ее губ. Послышался звук открывающейся двери...

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/sk.png
В камеру Лины ввалился типичный отморозок. У него было лицо человека, не обремененного переживаниями и размышлениями над смыслом жизни. Впрочем, недостаток ума, он, видимо, достаточно успешно компенсировал наличием недюжинных пофигизма и наглости. Его маленькие, глубоко посаженные глазки, с подозрением взглянули на пленницу.
— Поднимайся, — произнес стражник.
Не дожидаясь, пока девушка встанет на ноги, он схватил ее за руку и, дернув на себя, привел пленницу в горизонтальное положение. Широкими шагами он направлялся к выходу, таща за собой Лину.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Баккар] Рынок невольников

+1

25

Когда веки Лины сомкнулись и она стала видеть какой-то сон, в коридоре раздались шаги. Они вырвали сознание девушки из за бытия.
«Что-то случилось», — промелькнуло в мозге, а когда дверь камеры со скрипом открылась девушка удивленно подняла голову.
— Поднимайся, — послышался грубый голос.
— За... — девушка не закончила слово, грубые руки резко поставили ее в горизонтальное положение, и сразу же стражник потащил девушку за собой. — Больно! Куда вы меня ведете?
Но ответа она не получила. Оставалось лишь слепо следовать за стражником.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Баккар] Рынок невольников

+1

26

Розмари Дракуле

[Дракенфурт] Улицы фабричного района  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Мири облизнула пересохшие губы, пытаясь сфокусировать взгляд. Перед глазами все плыло, голова раскалывалась, ломило спину, во рту словно кошки нас... О, кувшин. Как кстати. Остается только надеяться, что он не пустой. Мири потянулась к столику, благо стоял он рядом с ее... кажется, это кровать. Да, кровать. Любой другой человек посчитал бы ее крайне неудобной, но Мири без проблем спала и на полу, и на сырой земле, а тут было даже некое подобие матраса и он даже не вонял. Да что там, тут даже были простыни, пусть порядком истрепанные и застиранные, но хотя бы без подозрительных пятен и запаха. Хотя, конечно, за год проживания вместе с Рошель Мири удалось привыкнуть к кое-какому комфорту, но... Так, не стоит отвлекаться. Кувшин. Не пустой, тяжесть его неприятно оттягивала ослабшие руки. Мири осторожно понюхала содержимое, а после и отхлебнула из емкости. Вода! Обычная питьевая вода! Будем надеяться, что даже не отравленная. Наемница с удовольствием сделала еще пару больших глотков и поставила кувшин обратно на стол.
«А теперь вопрос дня: где я и какого черта я здесь делаю?».
Мири вытерла губы тыльной стороной ладони и начала оглядывать помещение. Оно было тесным, мрачным, единственный источник скудного света — крохотное окошко где-то под потолком. Только цепей к кандалам на стенах не хватало. Единственная дверь была весьма солидна на вид и обита железом. Но наличие в ней небольшого окошка с заслонкой навело Мири на мрачные мысли.
Это тюрьма. Самая настоящая тюрьма. Хотя и нестандартная — на это намекала такая роскошь как блюдо с фруктами и постельное белье (ну или что-то, пытающееся им прикинуться).
Вот дерьмо. Мири тоскливо вздохнула. Она даже не стала осматривать комнату на наличие своих вещей. Наверняка, поснимали все, что можно. Про кошелек с деньгами можно было и вовсе забыть. А лютня? Ее звонкая лютня, которая прошла с ней почти десять лет странствий... А как же верные клинки? С каждым из них Мири связывала своя история, а теперь все было потеряно.
Спрашивается, за какие грехи? За что она так провинилась? А, что толку об этом думать...
Мири попыталась привести свои мысли в порядок и восстановить в памяти цепочку событий, в результате которой она оказалась в темнице сырой.
Последнее четкое воспоминание — как она возвращается от Тарино. Мири помнит, как шла по улице, погруженная в собственные мысли, мимо проносится карета (и мысль в голове — что может делать карета в такой час в фабричном районе?), внезапно карета останавливается, Мири только успевает повернуться и схватиться за эфес палаша... И увидеть силуэт высокого (выше нее) мужчины в длинном плаще. Что-то разбивается под ногами, и темнота...
Усыпляющий газ! Дорогая штучка, ой дорогая... Зато эффективная. Своих денег стоит. Сама Мири такой флакончик держала в руках один-единственный раз в своей жизни, а снабдил ее им заказчик.
Это кому-то она сильно понадобилась, раз против нее решили применить что-то из подобного арсенала. Или же просто, для этих... людей?.. цена за такой флакончик — сущие копейки, не деньги вовсе. Эх, живут же люди (... люди?)
А потом все было еще более смутно. Редкие проблески сознания, но перед глазами та же темнота. Только чьи-то голоса и ощущение качки. Качки? Ох ты ж ежик. Это ведь был корабль. Их куда-то перевозили по морю. Неужто обратно в Абаджан? О нет, нет, нет, нет, нееет! Возвращаться на историческую родину Мири совсем не планировала. Пусть даже за бесплатно. Еще тысячи золотых монет у нее нет (да что там, даже жалкого медяка не завалялось). Снова приниматься за грязную работу... Э, нет, постой-ка. Как-то такой твой ход мыслей слишком опережает события. Ты непонятно где, в какой-то тюрьме, без гроша за душой, а уже собралась обратно в Дракенфурт. Щас, разбежалась.
Мири тоскливо посмотрела на тяжелую дверь. Такую плечом не выбьешь. Да и она сама не особо вышибала в таком состоянии.
Наемница прикинула свои шансы на то, чтобы выбраться отсюда живой. Результат прикидывания поверг ее в глубокое отчаяние, даже нуль казался более весомой цифрой, тут же выходили значения, имеющие тенденцию уходить куда-то в минус.
Мири всплакнула бы, да что толку. Слезами горю не поможешь.
И тут ее взгляд — наконец-то — упал на соседнюю кровать. Кажется, в комнате Мири была не одна.
Наемница с трудом встала на ноги, которые так и норовили ее подвести. В голове зашумело, Мири покачнулась, но удержалась в вертикальном состоянии.
Осторожно отвернула одеяло, которое прикрывало ее собрата по несчастью, и обнаружила, что под ним лежит девушка. Живая. И красивая. Вампиресса. Везет же Мири на них в последнее время.
Хотя бы будет с кем поговорить.

Отредактировано Мири Рэйес (03.05.2012 18:01)

+3

27

Мири Рэйес

[Центральный парк] Фонтан  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Роза находилась в ужасном месте. Иных слов ее раскалывающаяся голова подобрать просто не могла. Она лежала, кажется, на полу (потому что если это такая кровать, то все еще хуже) и смотрела в одну точку. Она не двигалась — было слишком тяжело, вампиресса была просто не способна на этот подвиг. Поэтому она решила по началу просто ждать, что будет, а потом пойти принять ванну. До нее, похоже, все еще не доходило, насколько плачевно было ее положение. Ей казалось, что она спит. Хотя сон этот слишком уж реалистичный... Она точно спит? Ужас! А что, если нет... даже думать об этом противно. Представить только — графиня Дракулитка валяется в каком-то насквозь провонявшем гнилью пабе! Или еще где... Святая Роза! Да где же она?! Попытавшись приподняться и поняв, что пока это точно невозможно, она решила не терять времени даром и лихорадочно начала вспоминать, что она тут делает?
— Так, Роза. И опять ты попала в переделку. Жуть какая! Ну, ладно. Без паники. Без паники!!! Последнее, что я помню — это как я пошла за чем-то в город и по дороге зашла в парк. Это парк? Нет... Следовательно, цепь моих действий еще не окончена... Мужчина... в плаще... и темнота, а потом жуткая головная боль. Корабль... что за корабль? Запах... запах моря. Кажется, я была на корабле?!.. Это точно сон! Или меня похитили. Так... я за собой не поспеваю... Меня похитили! О, Богиня! И им, вероятнее всего, нужен выкуп.
Девушка попыталась повернуться на другой бок, но — безуспешно. Все тело словно сковало железными прутьями.
— Нужно выбираться отсюда и поговорить с их главарем. Меня дома, неверное, с собаками ищут! Мои родители заплатят любой выкуп, лишь бы спасти меня, я знаю. Остается только сойтись в цене... Хм, они же меня точно для выкупа похитили, верно? Ну, с другой стороны, — отвечала девушка сама себе, — не для чего более я им и не могла бы понадобиться.
Предавшись этим горестным размышлениям, она и не заметила, что силы к ней начали потихоньку возвращаться, а потому ей стоит приподняться и здесь немножечко осмотреться... Может, она все еще на судне? Да нет, качки-то нет. Она, возможно, на каком-нибудь складе или еще где-то в этом духе...
Тут она услышала где-то совсем рядом с ней чей-то стон, а затем кто-то сделал глоток (она лежала лицом к стене)... Ой, как же ей самой сейчас хочется пить... Она было хотела попросить незнакомца дать ей глоток, но лишь отчаянно шевелила губами — в горле пересохло, и звуки не издавались...
Тут ей в голову пришла мысль — а что, если это ее похитители?! Слышит шаги в свою сторону... Надо срочно притвориться спящей, и, выиграв время, пока по придумывать план побега...
Она закрыла глаза, а затем почувствовала, как кто-то осторожно отворачивает ее одеяло. Ну, это уж слишком! Она собрала все имеющиеся у нее силы в кулак и внезапно вскочила, вцепившись в горло своего врага. Несколько секунд она ничего не понимала... Она фактически душила девушку, которая по виду была такой же растрепанной, как она сама.
— Кто ты? — как можно громче спросила она, — и что тебе от меня надо?.. — уже чуть менее уверенным тоном, поскольку видела, что девушка не похожа по всем параметрам на похитителя... скорее на жертву; и тогда она решила задать еще пару вопросов — что ты здесь делаешь? И зачем отвернула мое одеяло?! — она задыхалась сама от гнева и усталости, так что заметно ослабила хватку, а затем и вовсе отпустила, ожидая ответа, и зачем-то перекрыла собой дверной проем.

Отредактировано Розмари Дракула (06.07.2012 09:36)

+2

28

С какого-то перепугу незнакомка решила вцепиться Мири в горло. Предположительно, с целью задушить. Но хватка была ее так слаба, что Мири даже не стала отдирать руку девушки от своего горла. Наемнице не хотелось пускать в ход силу — не самое лучшее начало для знакомства. Вампиресса была просто напугана и дезориентирована, надо было дать ей успокоиться.
Мири устало вздохнула, оглядывая напавшую на нее девушку. Да, это ей еще повезло, что на месте Мири не оказались охранники. Уж они-то церемониться бы не стали, убить не убили бы, конечно, (зачем-то же мы им нужны), но от успокаивающего массажа почек отказываться бы не стали (нужны-то мы им нужны, но судя по обстановке — в качестве рядового расходного материала).
Но вампиресса перед ней могла этого и не понимать. У нее еще не было времени оглядеться. Возможно, она думала, что ее похитили ради выкупа (вампиры преимущественно состояли в рядах богатой знати, там было чем поживиться).
А вот Мири знала уже, что это не так. Иначе бы их не поместили в одну комнату. Саму-то наемницу похищать нет никакого смысла — нет ни семьи, ни связей, никого, кого бы ее пропажа обеспокоила. Даже Рошель не будет бить тревогу — проще будет нанять нового телохранителя.
Тем временем, вампиресса уже отпустила Мири и зачем-то метнулась к двери. Запуганный маленький зверек. Как мило. Девушка была чуть ниже самой Мири, с растрепанными светлыми волосами и хрупким телосложением.
Наемница хмыкнула себе под нос и уселась обратно на свою кровать.
— Тише, тише. Не надо паники. Я просто решила проверить, есть ли кто живой.
Мири взяла с блюда яблоко, понюхала и откусила приличный кусок. Если в ближайшие пять минут она не забьется в конвульсиях — будет уже хорошо...
— Что же до того, что я здесь делаю... Честно могу сказать, понятия не имею. Нас еще никто не навещал, но, думаю, должны будут в скором времени.
Мири тщательно жевала яблоко, пытаясь дать незнакомке возможность успокоиться, понять, что ее никто не собирается насиловать, и обдумать услышанное.
— Вода не отравлена, кстати говоря. Если только это не яд замедленного действия, — наемница усмехнулась себе под нос. — Но сомневаюсь, что кому-то нужно нас травить. Ах да, забыла представиться. Меня зовут Мири.
Конечно, совсем не это ожидала услышать в ответ на вопрос «кто ты?» ее соседка по тюремной камере. Да и Мири не планировала отвечать на этот вопрос — что тут ответишь, вряд ли история ее жизни прольет какой-то свет на сложившуюся ситуацию. Просто куда удобнее было обращаться друг к другу по имени, а не «Эй, ты!» и «Слышь, как там тебя».
За вторым фруктом Мири не потянулась. Бог знает, кормили ли их чем-нибудь во время путешествия на корабле, а после недельного голодания избыток пищи мог оказаться убийственным.

Отредактировано Мири Рэйес (11.05.2012 07:42)

+2

29

Роза стояла, по-прежнему закрывая собой дверь. Ей все казалось, что вот-вот эта девица сделает ответный ход. Однако, этого не произошло... во всяком случае, пока что...
У Мари появилась наконец-таки возможность оглядеться и понять все же, где она. Но это мало что дало. Единственное, что она понимала точно — это что на подобающий уровень сервиса здесь рассчитывать не придется: две кровати с обеих сторон от двери (это, оказывается, все же была кровать!), застеленные грязнющими матрасами, тонкими, как лист пергамента; какая-то тумбочка, вся изодранная, на которой, кстати, стоял кувшин с какой-то мутной жидкостью внутри, к которой она никогда в жизни бы не притронулась. Очевидно, что это та самая вода, которую пила незнакомка перед тем как бесцеремонно потревожить ее. Вот гадость! Я изнемогаю от жажды, но пить эту дрянь совсем не хочется! Как только эта девушка смогла такое выпить?! Это же прямой рейс до небес!.. А это что — окно?! Тут девушка заметила, что единственным источником света здесь служит какое-то оконце, честно сказать даже не оконце, а дыра! Кошмар! Ну и запах!
— Тише, тише. Не надо паники. Я просто решила проверить, есть ли кто живой, — сказала Мири.
«Да кто она вообще такая?» — подумала Мари. Ну, это мы сейчас выясним... тут эта девица, к слову сказать, разодетая на «мужской» манер (чем внушала Розе и того меньше доверия), совершенно не церемонясь, отхватила от лежавшего на той же тумбочке яблока огромный кусок и с жадностью начала его поедать.
Роза невольно поднесла руку ко рту, но ничего не сказала и глянула мельком на отвратный ей кувшин.
— Что же до того, что я здесь делаю... Честно могу сказать, понятия не имею. Нас еще никто не навещал, но, думаю, должны будут в скором времени, — а затем, словно прочитав ее мысли, сказала, — вода не отравлена, кстати говоря. Если только это не яд замедленного действия, но сомневаюсь, что кому-то нужно нас травить. Ах да, забыла представиться. Меня зовут Мири.
Тут Розмари откликнулась: ты чего-то не договариваешь, Мири! Тебя кто-то послал следить за мной отсюда, следить, чтобы я не сбежала, да? Говори правду!
Роза украдкой оглянулась вокруг, но не нашла ничего такого, чем можно было бы защититься в случае чего. Она не знала, верить ли тому, что сказала эта девчонка или нет. Но испуг прошел, она уже попривыкла к обстановке. Теперь Роза была готова вести переговоры со своими, как ей казалось, похитителями.

Отредактировано Розмари Дракула (11.05.2012 09:58)

+1

30

Ее соседка по комнате так и не представилась. Можно было подумать, что вампирессу совсем не учили манерам, но Мири знала, что это не так. Как и любой высокородный отпрыск, манерам-то она наверняка была обучена, а вот вежливости и человеческому отношению — это вопрос. Ведь проблема не в том, что она не знает этикета, а в том, что она не считает нужным его применять по отношению к Мири. Было ли дело в том, что вампиресса считала ее за врага, или же в том, что ни во что не ставила человеческих простолюдинов, Мири не знала и вообще постаралась сделать скидку на то, что блондинка была напугана и в стрессовом состоянии.
В том, что перед ней стояла особа голубых кровей, Мири не сомневалась. На лице бедняжки живописно отражались шок и предельное отвращение к окружающей обстановке. И недоумение, как она вообще могла здесь оказаться, какая наглость — поместить ее в казематы, а не предоставить номер класса люкс, подобающий ее высокому положению. Большая часть знати себя так вела, ничего удивительного — если тебя с детства держат в оранжерейных условиях и кормят с золотых приборов.
«Вампиры!» — мысленно фыркнула Мири. Знакомство с Рошель пусть и разрушило несколько вбитых в детстве стереотипов о вампирах, но некоторые — наоборот укрепило.
Тем временем, светловолосая так и держала свой пост у обитой железом двери, словно боялась, что Мири сбежит. Та про себя усмехнулась. При любом желании вампиресса не смогла бы ее остановить, захотела бы Мири прорваться. Силы неравны, даже при условии, что обе они ослаблены. Златовласка никак не тянула на бойца, опытный взгляд наемницы сразу это определил по ее поведению ( отчаянная попытка задушить противника, не разведав обстановку) и манере двигаться. Конечно, боевые способности вампиров не ограничивались физической силой. Но телекинез и левитация в таком маленьком пространстве практически бесполезны, а от телепатов Мири защищал вживленный под кожу бедра инклюз (опыт показал ей, что носить его на виду на цепочке слишком легкомысленно).
Вампиресса, застывшая у двери, напоминала Мири шипящего котенка со вздыбленной на загривке от страха шерстью, которого загнала в угол первый раз в жизни увиденная им швабра. То есть, выглядело это все мило, но в такой ситуации скорее начинало раздражать, чем умилять.
«Ты чего-то не договариваешь, Мири! Тебя кто-то послал следить за мной отсюда, следить, чтобы я не сбежала, да? Говори правду!»
А здесь уже Мири в полный голос расхохоталась.
— Если хочешь сбежать — попробуй, я тебя не держу. Дверь за тобой, — наемница пожала плечами. — Лично у меня не получилось. Может, тебе больше повезет.
Это было жестоко, но какая разница? По вампирессе было видно, что она не собирается верить ни единому слову Мири. Так пусть сама убедится. Зачем следить за тем, чтоб она не сбежала, когда тяжелый замок и обитая железом дверь и без тебя безукоризненно выполнят эту работу?
И все-таки, зачем их сюда привезли? Причин для похищения людей (и нелюдей) было очень много, но далеко не все они подходили под данную ситуацию. Да, вампирессу могли похитить ради выкупа, но зачем сюда вмешали Мири и зачем их было в таком случае везти в Хурбанистан? Да, на восточном континенте процветала работорговля, но методы у них погрубее будут и не станут они везти товар из Дракенфурта — невыгодно и опасно. Да, вампирессу как красивую штучку могли поймать по индивидуальному заказу — ну увидал ее во время дипломатического визита любвеобильный шейх и потерял аппетит, сон и разум, но опять же — Мири в это уравнение никак не вписывается. А еще наемнице были известны случаи похищения людей для... блага науки, так скажем. Совсем не редкость, мало кто соглашается на добровольное участие в алхимических экспериментах. Но это в Дракенфурте, где работорговля не распространена. Их же похитили и отвезли в Хурбанистан — а ведь здесь на такие деньги можно было купить без проблем дешевых рабов, и не двух, а значительно больше. Непонятно... Да и в целом мысль о перспективе стать подопытной мышкой не грела Мири душу, а даже скорее внушала леденящий кровь ужас.
И если она права, рано или поздно за ними придут.

Отредактировано Мири Рэйес (11.05.2012 11:24)

+4


Вы здесь » Дракенфурт » Абаджан » [Гуда] Казематы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно