Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Заброшенное кладбище » Склепы, гробницы и могилы


Склепы, гробницы и могилы

Сообщений 1 страница 30 из 75

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/29-Zabroshennoe-kladbishche/kl7.png

Каменные стражи глядят пустыми глазницами куда-то вдаль, словно видят истину, парящую над покосившимися надгробиями. Покой и тишина. Мраморные дети-ангелочки с застывшими полуулыбками. Кажется, вот-вот услышишь шорох маленьких крыльев. Все мертво здесь — время, цветы, чувства. Лишь размеренная печаль и величественный покой. Лишь иногда старый сторож раскурит трубку, и потянет терпким дымком со стороны сторожки. Вы замечали, что кладбищенские цветы не имеют запаха? Потому и этот слабый аромат жизни быстро развеивается над молчаливой пустыней. Зашедшие в обитель почивших посетители тихи и печальны. Мрачными тенями скользят меж крестов, в поисках нужной могилы. «Я принес тебе цветы, что ты так любила... Я скучаю». Все здесь в прошедшем времени, все сокрыто вуалью сожаления. Лишь мраморные ангелы с улыбкой смотрят вслед, молчаливо храня свою тайну.

(Шарлотта де Мюсси)

0

2

Мрачное болото  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— Обана! — с невольным возгласом я наткнулся на ржавеющие колья, торчащие из сырой земли. Я раньше и подумать не мог, что буду так радоваться кладбищу! И хотя обычно для человека все эти холмики могилок, кресты, камни с именами и датам не предвещают ничего хорошего, но теперь это означало для меня лишь одно: раз есть мёртвые люди, значит где-то неподалёку найдутся и живые. Эта мысль изрядно взбодрила меня, и я с новыми силами пошёл вдоль забора, расчитывая ниткнуться на что-то более оживлённое.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Больница имени Святой Розы

0

3

Кладбищенские ворота  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ещё было светло, но этот свет был по-зимнему холоден, даже тускл: дракенфуртская осень рано уступает место зиме, и ей не указ листы календаря. Прохладный ветер, сорвав с деревьев пышные одеяния, порезвившись вволю и прочувствовав собственную силу и необъятный простор земли, поутих и лишь чуть покачивал ветви, будто баюкая их. Краски были приглушены; ничто не кричало, не заявляло о себе: «Вот я! Взгляни и удивись!» Старое кладбище дышало спокойно, ровно, тихо...
«Почему люди боятся кладбищ?» — подумалось Катарине, — «Легенды? Страшные истории, рассказанные в детстве нянькой? Тайны? Уж верно, тайны, точнее, одна, которую в конечном итоге разгадает каждый, и которую не постичь живым: тайна смерти. Такая загадка, что и разгадывать страшно. А здесь счастливые, разгадавшие...»
Девушка тронула рукой ближайший к ней памятник, затем присела и стерла грязь с надписи, гласившей: «Адам фон Вейн.17 апреля 1108 — 20 декабря 1323».
— Что, Адам, хорошо тебе там? Ты мучился... — ревенантка, усмехнувшись, быстро сосчитала в уме, — двести пятнадцать лет, боялся, дрожал за свою шкуру... За свои клыки и острые уши. Ты ведь вампир или полукровка, как я, люди не живут так долго. А в сущности и разницы-то нет между нами, смерти мы боимся одинаково, одинаково радуемся и грустим, любим и ненавидим, ревнуем и...
Катарина перевела дыхание, оттолкнула от себя памятник, отвернулась и задышала часто и прерывисто, словно ей не хватало воздуха. Чувство вины за совершённое ей из ревности убийство стало вдруг острым, как клинок, и больно кольнуло её в сердце.
— Адам, — негромко проговорила она, не оборачиваясь, — Ты знаешь, а ведь я помогла одной девушке, Розе, узнать тайну. Я помогла... Я убила её. Я пила её кровь. Мои клыки — да! эти клыки! — вонзались в её плоть и грызли; мои руки — эти белые руки, Адам! — держали её руку, пальцами чувствуя угасающий пульс, эти руки тащили потом мёртвое тело! Я ненавидела её, да, её, отнявшую у меня не любовь даже, Адам, придуманный мною призрак любви!
Голос Катарины крепчал и в конце сорвался на крик. Глаза её были влажными. Ревенантка резко обернулась к памятнику, взялась за него обеими руками и продолжила тихо, но сильно и с убеждением:
— Я сегодня была у храма, Адам, хотела исповедаться... Говорят, Святая Роза (тёзка убитой, злая ирония?) милостива и прощает грешников. Адам, я струсила, даже в собор не вошла, простояла у дверей. А теперь вижу, что мне не Святая Роза была нужна. Адам, перед тобой моя исповедь. А ты милостив... был? Смог бы простить ту, по вине которой безвинная лежит в земле раньше срока?!
Катарина встала и неспешно обошла памятник кругом.
— Отчего же я не тороплюсь разгадывать загадку? — прошептала девушка, — Меня ведь мучит... мучит любопытство.
Ревенантка подняла руку, раскрыла ладонь и усилием воли левитировала небольшой кинжал. Он лежал у неё на ладони, острый, гладкий, блестящий.
— Смотри, Адам, — она поднесла кинжал к груди, — Смотри.
Рука с оружием чуть дрожала. Катарина, постояв так с минуту, улыбнулась и бросила кинжал в сторону.
— Я трусиха, Адам.
Сумерки густели. Ветер, убаюкав деревья, стих совсем.
— Я трусиха и... очень глупа, — Катарина улыбалась, лицо её посветлело, — Адам, я знаю, что нужно делать. Я... я открою театр кукол, и смех и слёзы зрителей будут мне прощением и наградой, а прощение Святой Розы пусть останется с ней. Я буду жить. А загадку разгадаю, обязательно разгадаю, Адам. Когда придёт время.
Она двинулась прочь, и вечер ласково принял в свои объятия нашедшую путь молодую ревенантку.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Локация

Отредактировано Катарина Целлер (24.07.2010 09:08)

0

4

Ночное кафе «Гротеск»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

И что Тристан забыл в этом забытом месте, может искал интересные приключения на свою пятую точку или на голову, но ясно было одно, нечего было делать простому человеку на забытом кладбище, мало ли какие существа тут бродят, но может юноша этого и хотел, он и сам толком не мог понять что ему было нужно. «Тут так тихо, никакого шума и суеты, надо же, рано или поздно я окажусь в таком местечке и тут будет так спокойно... интересно, а кто будет приходить на мою могилу, если вообще будут видеть её?». Трис гулял и смотрел на надгробия, тут было так много людей. «Кажется, смертность нисколечко не уменьшается, я этому даже не удивляюсь, но мне пока рановато здесь лежать, ещё множество дел предстоит сделать, так много свершить, а то умирать и ничего не оставить как-то скучно. Только я ничего особенно не могу сделать, лекарство от деградации гулей мне не удастся сделать, по крайней мере, это почти невозможно, не всю же жизнь мне быть донором».
— Как-то мальчик по кладбищу гулял и гуля он повстречал... что там дальше, я не могу вспомнить, но кажется ничего хорошего, — засмеялся юноша.

0

5

Фонтан  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Камилла, выйдя из парка другой дорогой, долго ходила по улочкам и забрела на кладбище. Оглядев невзрачную картину, она направилась вглубь погоста, надеясь, что кто-нибудь добросердечный зашёл навестить последнее пристанище какого-нибудь близкого человека. Некоторое время девушка блуждала между надгробий в одиночестве. Её ожидания не оправдались и, как она и предполагала всю свою жизнь, добросердечность вымерла вместе с обитателями Земли невероятно далёких веков. Отчаявшись, она медленно шла по узкой тропинке, читая надписи на могильных плитах.
«Сколько же людей покоится в этом месте. Как же всё-таки короток людской век, особенно по сравнению с нашим. Мы столько можем узнать, увидеть, сделать, а они, что им отведено? Несколько десятков лет и всё? Их бренные тела кочуют в ящик, а души уходят в мир иной. И это жизнь? Неееет, лишь дешёвая пародия. Всё же лучше родиться вампиром, а не человеком. Я ещё совсем юна, а по их меркам у меня уже были бы пра-пра-пра-пра-пра-правнуки, которые, если бы мне очень повезло, вспоминали бы старушку, отправившуюся в мир иной несколько столетий назад, добрым словом. Нет, быть человеком — далеко не самая перспективная участь», — с такими мыслями вампирша шла по кладбищу, пытаясь найти выход. Но город мёртвых был столь велик, что это стало весьма нелёгким занятием.
— Как-то мальчик по кладбищу гулял и гуля он повстречал... эм... что там дальше, я не могу вмспомнить. но кажется ничего хорошего.
«Неужели здесь ещё кто-то есть?» — обрадовавшись, подумала девушка, направляясь на голос. Чей-то приятный и мягкий баритон, принадлежавший явно мужчине, что-то распевал весьма не в прискорбной интонации.
«Может быть, так же как и я заблудился? И что тогда мне толку? Хотя, вдвоём дело быстрее пойдёт. Тем более ориентировка в незнакомой местности лучше развита у мужчин, нежели у женщин»
— Добрый день, милосдарь. Простите за беспокойство, но не подскажете ли Вы мне, как выбраться отсюда?, — чуть улыбнувшись, спросила герцогиня, всматриваясь в лицо юноши, появившегося перед ней.

Отредактировано Камилла Девон (29.07.2010 10:18)

0

6

Тристан пытался вспомнить ноты и слова в этой грустной песенке, юноша облокотился на надгробие и стал размышлять.
— И не слышал никто криков и стонов, нет нет, как-то по-другому. И никто не видел больше мальчугана... эх не могу вспомнить, ну да ладно, эта песенка должна быть в книгах разных. — Тристан почесал свою переносицу и услышал чей-то голос, по интонации он был женский. юноша повернулся на звук и увидел женщину, то что она была вампирессой было не сложно понять, слишком красивая, слишком элегантна, а в глазах столетний опыт и мудрость.
— Эм, кажется, туда, — юноша указал пальцем в сторону, но потом вдруг поменял своё решение: — Нет нет, вон туда или там, эм, я ведь пришёл так, значит вот здесь, — бормотал странный юноша себе под нос, будто составляет карту местности у себя в голове.
— Минутку, а куда вам конкретно надо, я плохо ориентируюсь, но некоторые места знаю, вам что- то конкретно нужно? — Тристан слез с надгробия и подошёл к незнакомке.

0

7

Девушка с интересом рассматривала необычного молодого человека, бормочущего себе что-то неясное. Юное лицо приобрело задумчивый вид, с неким особым оттенком, отличающим людей от вампиров. Эдакая, «живая» задумчивость, пропитанная чувствами и эмоциями, а не восковая маска, как у вампиров. «Дети ночи», как окрестили эту расу люди, какие бы чувства не испытывали и не выражали на лице, всегда были похожи на статуи ангелов... красивые и умиротворённые. Каждое их движение было похоже на игру персонажа, холодного и сдержанного, а не на чувство пылкого человека.
— Минутку, а куда вам конкретно надо, я плохо ориентируюсь, но некоторые места знаю, вам что-то конкретно нужно?
Вскоре юноша определился в своих мыслях и обратился к Камилле, подходя к ней. Свет прямым потоком пал на его глаза, отражая яркость изумрудного цвета.
— Мне так сразу и не сказать. Я приезжая, первый день сегодня в городе, — ответила девушка и на мгновение задумалась, отметив про себя красоту глаз молодого человека. — Единственное, что мне известно, так это, что моё поместье самое последнее в восточной части «Клеверных холмов». Может быть, Вы знакомы с этим местом и сможете подсказать мне дорогу?

0

8

Тристан не обращал внимание на особенности этой женщины, вампир, ну и что теперь, будто он разговаривал с простой дамой, даже не аристократического происхождения, а может юноша просто был беззаботный и бесстрашный, а может глупый.
— Единственное, что мне известно, так это, что моё поместье самое последнее в восточной части «Клеверных холмов». Может быть, Вы знакомы с этим местом и сможете подсказать мне дорогу? — услышал юноша голос незнакомки и снова задумался, он и сам плохо знал всю местность, только большие города, в другие места он не ходил или просто ими не интересовался.
— Честно, я плохо знаю эти места, но можно сходить в Волкогорье, там есть усадьбы вампиров, это я точно знаю. Может, какое-то одно ваше, я вас могу проводить, если хотите, мне всё равно по пути, — улыбнулся мальчик вампирессе.

0

9

— Честно я плохо знаю эти места, но можно сходить в Волкогорье, там есть усадьбы вампиров, это я точно знаю. Может, какое-то одно ваше, я вас могу проводить, если хотите, мне всё равно по пути.
— Волкогорье, — скрестив руки и подперев рукой подбородок, сама себе произнесла девушка, вспоминая, где она раньше могла слышать это слово. Вспышки воспоминаний мелькали в мыслях вампирессы и через несколько мгновений она с явными нотками радости произнесла, — Верно, мистер Джонсон называл это место, упоминая о моём доме, — посмотрев на юношу и улыбнувшись, сказала Камилла, — Просто прекрасно, спасибо, что не отказали в помощи. Тогда, может быть, отправимся в путь или у Вас здесь есть ещё какие-то дела?, — спросила герцогиня, кинув взгляд на надгробие, около которого не так давно молодой человек распевал песни.

0

10

Юноша по-детски улыбался и наблюдал за женщиной, осматривал её, постоянно думая, что эта незнакомка очень привлекательна и сексуальна. «Может у меня начинают проявляться странные наклонности, надеюсь, это просто любопытство и не более».
— Просто прекрасно, спасибо, что не отказали в помощи. Тогда, может быть, отправимся в путь, или у Вас здесь есть ещё какие-то дела?
— О нет, конечно можно идти, я просто прогуливался в этом тихом местечке, тут как можно заметить люди не говорят и не шумят, такими они мне нравятся больше. Жаль мне не довелось родиться вапиром и мне отведён такой же малый срок как и этим беднягам, ну да ладно, зачем о грустном... кстати, моё имя — Тристан. — улыбнулся юноша и жестом руки пригласил незнакомку идти за собой.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафедральная площадь

0

11

— Приятно познакомиться, Тристан. Меня зовут, Камилла, — улыбнувшись, ответила девушка и последовала за молодым человеком, — Если я не ошибаюсь, Вы сожалеете, что не родились вампиром из-за разницы между нашим и вашим жизненным циклом? Наверное, у Вас есть какая-то очень важная жизненная цель, которую Вы боитесь не успеть исполнить за отведённое Вам время? — поинтересовалась Камилла, проходя по единственной более-менее приличной тропинке между рядами могил. Почти что всё кладбище поросло травой, и большинство памятников покосилось и вросло в землю. Вид был удручающий. Такие места, даже будучи ухоженными, выглядят непрезентабельно, а уж в таком состоянии тем более. Мертвенная тишина, нарушаемая изредка карканьем ворон, слабый шелест травы от порывов ветра и бесконечные поля могил, завершающих чьи-то жизни точек в истории их хождения по Земле.
«Да, сколько бы все мы не жили, а финал у нас один — кусок камня и место два на два. Разница лишь в том, что имена, выгравированные на плитах, остаются значимыми или для большинства, или для единиц, или вообще ни для кого. Вся наша жизнь, это всего лишь попытка сделать что-то значимое для мира, и в редких исключениях что-то для себя. Однако выходит это у весьма малого количества разумных существ. Только им удаётся прожить жизнь достойно, остальные же лишь глупо её прожигают», — подумала вампиресса и, устремив свой взгляд вдаль, заметила огромные кладбищенские ворота.
— А вот и выход, — мягким тоном произнесла девушка, кивнув в сторону ворот.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафедральная площадь

0

12

Мэрия  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ветер и холод... Лишь он сейчас занимали все мысли о погоде. Солнце спряталось за тучи, именно сейчас — когда Элисс зашла на кладбище. Холодные порывы трепали волосы, пронизывали одежду, ерошили шерсть волка, и та шелестела, подобно листьям.
Редкие, одинокие дубы молчаливо нависали на тропой. Они были свидетелями. Свидетелями смерти, мрачными канцелярами.
Из звуков, здесь были только редкие крики птиц и шаги. Шаги Элисс и Фиаргуста... Они рушили крепость, что выстроила здесь тишина. Ни одной живой души следопыт не нашла, лишь видела следа, вчерашние.
Вот один из локонов попал Элисс на лицо — его пришлось убрать рукой. Резкий порыв ветра — волосы хлыстнули по лицу. Элисс убрала их рукой. В этот момент Элисс показалось будто кто-то стоит на дороге. В один миг девушка присела на одно колено и прицелилась арбалетом в никуда.
Фиаргуст все это время нюхал и понимал, что место это — не очень безопасное. Когда хозяйка резко присела, волк был готов провалится. «Черт, упустил опасность, но её не было нигде.» Волк зарычал в ту сторону, куда целилась вампиресса. «Ничего и никого!» Волк убрал оскал и посмотрел на хозяйку.
— «Клянусь так кто-то был», — Элисс рассеяно смотрела по сторонам и медленно вставала.
«Надо быть повнимательнее...» — волк понюхал воздух. — «Одни захоронения, птицы и... едва слышный запах крови. Гули?..» — Фиаргуст зашагал дальше, дабы рассеять сомнения Элисс.
И снова они, вдвоем, побрели меж могилами. Элисс знала, что до её цели ещё ярдов четыреста (350 захоронений).
Вновь лишь ветер и холод...
Дойдя до старой могилы, Элисс даже успела устать, — так тяжело было присутствовать на кладбище. Страж убрала рукой плющ и увидела надпись: «Филипп Лиссон. X.378–V.705»
«Ну вот. Мы вновь встретились, Филипп», — порыв ветра заставил зажмурится. — «Кричи, сколько влезет, а прошлое не изменить».
Охотница пришла сегодня сюда, дабы окончательно обдумать свое решение прийти в цивилизованый мир. Она решила оценить свои шансы и разложить по полкам мысли и планы.
— «Фиаргуст, мы здесь посидим», — Элисс села на плащ, под одним из дубов, выросшем прямо возле могилы. Волк лег рядом и смотрел по сторонам. Охотница гладила его, чесала за ушком, дергала за усы. Фиаргуст слегка заскулил и положил голову на колени хозяйки. Элисс оперлась о дуб и погрузилась в раздумья на долгих шесть часов, — вампиресса уснула, погруженная в грезы прошлого.

0

13

Проснулась Элисс, почему-то, аж ночью. Всё время ей снилось её прошлое. Элисс проснулась с одной мыслью в голове: «Я остаюсь...»
Она лежала обняв волк, а Фиаргуст поднял голову и всматривался в темноту.
— Хозяйка, пробегал гуль. Он явно был настолько занят и сыт, что даже не унюхал нас. Если есть боги — они над нами смиловались.
— Тише, Фиаргуст. Спасибо тебе. Нужно посмотреть, что его так заинтересовало. Я слышала, здесь живет старая Юстири. Может они нуждаются в помощи? — Элисс встала взяла арбалет, проверила меч.
Ветер вновь растрепал волосы вампирессы. — Ах, прости! Прощай, Филипп. Больше, я, наверное, не приду. Отпусти, — в ответ Элисс получила абсолютную тишину, даже ветер исчез, перестав шелестеть шерстью волка. Элисс приняла это за согласие и направилась на север, к старому дому, где по слухам жила ведьма...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дом теней

0

14

Начало игры
Был ранний рассвет. Юберцелюс только прибыв в город, зашел на заброшенное кладбище. Он неспешно прохаживался меж старинных могил, вдыхая пары свежего воздуха и кладбищенской пыли. Он наслаждался тишиной и безлюдьем. Погосты всегда манили Иоахима. Почему? Он и сам этого никогда не знал. Может быть, потому, что в отрочестве, вместе с опекуном, лазил по ночам к сырым могилам, в поисках еще свежих тел. Они были нужны для проведения опытов и операций. Так как в то время, подобные действия пресекались властями, и жестоко осуждались простыми людьми, старому ученому и молодому студенту приходилось это делать ночью, в тайне от всех.
— Нет. Я должно быть рожден в подобном месте, — сказал он твердым голосом, в котором прозвучала нотка отчаяния — сколько я себя помню, только здесь, я чувствую себя спокойно. А может быть, просто я смирился с приготовленной мне участью? Сколько раз я был на краю гибели... Хурбастан — побег из плена купца Азиро, Орлей — погром приюта святого Северина, крушение торгового судна в Тальгарском море. Да что там... В моей никчемной жизни нет и пары спокойных месяцев. Теперь вот Дракефурт. Что меня здесь ждет? То и дело, я постоянно ухожу от смерти, да все она никак меня не может поймать...
— Нет! — воскликнул ученый, — пора отсюда уходить, иначе мне не скрыть своей печали, даже от себя.
Он накинул капюшон, так как начинался дождь, и быстрым шагом направился прочь. Сейчас в его голове развивался план будущих действий. Ему еще следовало найти работу и жилье в этом городе.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Бар «Красный фонарь»

Отредактировано Гогенгейм (13.03.2011 01:57)

+2

15

Локация  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Джейн не знала, что кладбище давно уже заброшенное. Она стояла и смотрела на огромные ворота. «Почему же замок? Его забросили... А как же мне туда попасть?!» — мысли сумбурно путались в ее голове. Беладонна подошла поближе и увидела, что можно пробраться через нишу, сбоку от ворот. Она пролезла туда и оказалась на территории кладбища. Пробираясь через кусты и ели, она расцарапала себе шею. Джейн бродила по кладбищу в поисках могилы своей матери. Вскоре она увидела массивное надгробье, на нем было написано Эмили де Вильгельм и еще пара строк, которые уже нельзя было понять. Девушка села на землю и по ее щекам покатились слезы градинами, а через минуту девушка просто захлебывалась в слезах.
— Мама, милая моя мама, прости меня... — Всхлипывая, умоляла Джейн. — Прости, я не смогла его найти, не смогла и наверное не найду. Я бы убила этого гада, но... — Девушка залилась слезами и припала к надгробью матери. Так Джейн пролежала примерно час, успокоившись она встала и тяжело вздохнув прошептала:
— Какое-же облегчение... — на ее лице появилась улыбка и блеснула слеза. — Я люблю тебя, мам, — с этими словами Беладонна пошла в сторону ворот кладбища.

Отредактировано Джейн (01.04.2011 22:41)

+1

16

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Zabroshennoe-kladbishche/zkl7.png
Было обыденно тихо. Унылое небо не предвещало ни дождя, ни грозы, на просторах его бесконечной серости не было даже отголосков облаков. Казалось, все давным-давно уснуло крепким сном. Было безветренно и сухо. И вокруг — никого.

Как только девушка отошла от могилы матери, послышался шорох. Это не похоже было на прыгающего в траве кузнечика или на лягушку. Существо, потревожившее изрядно подросшую траву, было довольно крупным и, возможно, агрессивным. Оно двигалось в такт шагам ревенантки, точно соблюдая паузы и следуя за ней словно тень. Даже дыхание, безмерно тихое, не выдавало его присутствия. В случаях, когда девушка оборачивалась, оно низко залегало в траву и вовсе переставало шевелиться.

Отредактировано Гелу Коакта (01.04.2011 23:03)

0

17

Джейн успела недалеко отойти от могилы матери, как ее посетило странное ощущение, что за ней кто-то следит. Она ускорила шаг, пройдя несколько метров Беладонна резко повернулась, она услышала шорох и успела мельком зацепиться взглядом за мелькнувшую на траве тень. Девушка оглядела кладбище, вокруг никого не было. Она достала из под плаща  кинжал и стала прислушиваться к звукам, но тишина будто насмехалась над ней. Джейн продолжила путь, но у же более настороженно. Пройдя еще небольшое расстояние девушка снова услышала шорох, она резко обернулась и на этот раз шорох травы ( будто кто-то идет) не прекратился.
— Да что еще за чертовщина? Этого мне еще не хватало... — Испуганно пролепетала девушка. — Кто здесь? — неуверенно крикнула Джейн, но ответа не последовало. Девушка пустилась бежать, споткнулась, упала и ударившись головой на минуту потеряла сознание.

Отредактировано Джейн (01.04.2011 23:19)

0

18

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Zabroshennoe-kladbishche/zkl7.png http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Zabroshennoe-kladbishche/zkl6.png

Существо словно рысь неотступно кралось за жертвой, соблюдая правила осторожности. Оно сторонилось освещенных полос земли и выбирало исключительно затененные участки, оставаясь инкогнито. Каждая мышца на его теле налилась свинцом от томительного напряжения, а в груди клокотал нарастающий жар... И девушка побежала. Сорвавшись с места, нечто со скоростью пули кинулось вдогонку так, что комья земли вырывались из-под мускулистых лап. За несколько секунд существо из тени наверстало расстояние и теперь путалось под самыми девическими ногами, как вдруг жертва запнулась и упала. Не упуская шанса полакомиться свежим мясом, нечто придавило грудную клетку девушки к земле, с клацаньем разинуло громадную слюнявую пасть и глухо зарычало, вероятно, сполна довольное собой.

— Назад! — словно гром посреди ясного неба раздался чей-то твердый властный голос.

Существо в ответ покорно заскулило и прижало уши к затылку, но слезать с догнанной жертвы не собиралось. Послышались чьи-то быстрые шаги, и раздался еще более жалобный скулеж. Существо отступило. Оно сидело на земле и щерило пасть, недовольно ворча, но не осмеливаясь воспротивиться воле хозяина.

Чья-то теплая рука коснулась запястья девушки, проверяя наличие пульса. Послышался тяжелый вздох. Аккуратно взяв потерявшую сознание ревенантку за плечи, неизвестный спаситель перевернул ее лицом к себе и, придерживая, легко потрепал по щеке.

— Э-эй, очнитесь, — певуче заговорил незнакомец, тем не менее, не теряя металлических ноток в голосе и искоса поглядывая на негодующего зверя. Да, это был всего лишь ручной волчара, громадный и удивительно озлобленный. Мужчина вдруг затих и приблизил свое лицо к личику девушки. Прищуренные глаза цвета горной лаванды тщательно изучали ее. — Миледи! — более призывным тоном повторил со вкусом одетый вампир и легонько потряс спасенную за плечо.

Из-за серого тумана неохотно выглянули солнечные лучи. Как мечи, они со стремительной скоростью рассекали потоки воздуха, прорываясь на землю. От одного из таких ярких бликов невольный спаситель недовольно прищурился и отвернул лицо. К слову, это был недурной наружности вампир, достаточно молодой, с мягкими вьющимися волосами льняного цвета чуть ниже плеч, завязанными в аккуратный хвост, и острыми чертами лица.

Отредактировано Гелу Коакта (02.04.2011 00:05)

0

19

Джейн приоткрыла глаза и ощутила жуткую головную боль в области виска. Первым делом девушка увидела перед собой фиалковые глаза неизвестного мужчины. Он держал ее за плечи.
— Что вам от меня нужно? — испуганно прикрикивая произнесла девушка. — Уберите свои руки от меня! — Возмущенно закричала Джейн.
— Это возмутительно! Зачем вы за мной гнались? — Она продолжала осыпать незнакомца дурацкими вопросами, а он смотрел на нее, не отрывая глаз, и улыбался.
— Так вы еще насмехаетесь надо мной!? Да как вы смеете!? — Продолжала вопить девушка.

Тем временем, солнечные лучи боролись со смолью ночи и наконец пробились сквозь ночной сумрак. Яркий свет солнца попал на мужчину, он прищурился и отвернулся. Джейн увидела его лицо и волосы. Этот молодой вампир был довольно-таки симпатичен.

0

20

Цок-цок-цок-цок-цок... Мерный, неторопливый бег запряженных в повозку лошадей, ночная тишь, окутывавшая округу, и воздух, дрожавший от летней жары.
«Здесь не прохладнее. Плотные ткани не спасают, за день все вокруг нагрелось до предела, поэтому не удивительно, что мне нехорошо. Надо сказать Петеррону, чтоб...», — мысли графини прервал пронзительный девичий крик и фон Дуартэ недовольно поморщилась, — «Ну что за манеры. Тут такая тишь да благодать, а она кричит». Однако повторный крик заставил барышню заволноваться и она, протянув руку, постучала по плотным тканям, покрывавшим всю повозку и сохранявшим ее от проникновения лишнего тепла. Спустя пару минут экипаж остановился и послышались торопливые, частые шаги.
— Что случилось, графиня? — Взволнованно спросил лакей, открывая дверцу и одновременно протягивая руку даме, дабы та могла сойти на землю.
— Кто-то кричал. — Сухо произнесла Дэлеомэль и, оперевшись на руку юнца, ловко выскользнула на улицу.
«Хоть глаз выколи, а ни единой свечи и фонаря мы не взяли»,— расстроенно подумала она и вдруг коварно улыбнулась.
— Петеррон, у нас точно нету ни единого фонаря? — Поинтересовалась графиня, как-то подозрительно глядя на несчастного лакея, лицо которого побелело, словно мел.
— Тотчас поищу! — юнец метнулся к повозке и уже спустя пару минут подал графине фонарь с зажженной в нем свечой.
— Отлично. — Довольно кивнула фон Дуартэ и, не дожидаясь лакея, сорвалась с места и метнулась туда, откуда, по ее мнению, доносился крик.
— Стойте, постойте, графиня! Там же заброшенное... — последних слов мальчишки барышня не услышала, да и не желала. Кому бы захотелось слушать бредни того, кто трясется от страха, если у его госпожи вдруг на коже появится мельчайшая царапинка? Именно, никому.
Увидев некоего вампира, склонившегося над девушкой, Дэль усмехнулась и неслышно подошла к ним.
— Весело проводите время, милорд. — Произнесла графиня мягким и одновременно слегка осуждающим голосом, с нотками насмешки, — А Вы, юная леди, — Музыкантка кивнула на лежащую на земле незнакомку. — Могли бы хоть кровь с лица стереть. Негоже даме представать в таком виде перед прекрасным, сильным юношей. — Незаметно приблизившись к барышне, фон Дуартэ выудила из рукава платья белоснежный платок и протянула его лежащей.
Тут же ее взгляд метнулся к незнакомцу. Острые черты лица, весьма недурной внешности, с темно-каштановыми вьющимися волосами чуть ниже плеч, завязанными в довольно опрятный хвост, хоть некоторые непослушные локоны и успели разметаться по спине своего хозяина.
«Забавно. И весьма, весьма мило. Интересно. Увлекательно», — личико Дэлеомэль осветила улыбка.

0

21

Вампир не успел ответить на вопросы Беладонны, как откуда не возьмись появилась весьма юная особа и милая на вид.
— Весело проводите время, милорд. — Осуждающе произнесла девушка. Она перевела взгляд на Джейн и оценив ее нелепый вид произнесла:
— А Вы, юная леди, могли бы хоть кровь с лица стереть. Негоже даме представать в таком виде перед прекрасным, сильным юношей. — Подойдя поближе девушка протянула руку Джейн, в ее руке был белоснежный платок. Беладонна поднялась с земли, кстати не без помощи мужчины. Когда девушка оказалась на ногах голова ее пошла кругом и ноги подкосились. Вампир придержал ее за плечо, но в ответ услышал только:
— Уберите от меня свои руки! Я не желаю, чтобы вы ко мне прикасались! — Громко и гордо произнесла Джейн.
— А вы как тут оказались, мисс? И вообще кто вы? — Обратилась она к девушке.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дом Дэлеомэль

Отредактировано Джейн (12.04.2011 18:39)

0

22

Лицо незнакомки как-то странно побледнело, глаза помутнели, взгляд не фокусировался. «Быстрее», — единственная, мгновенная мысль проскользнула в разуме графини и она, не медля ни секунды, подхватила девушку.
— Нельзя слишком переутомляться. — Улыбнулась Фон Дуартэ и, даже не спрашивая у барышни разрешения, подхватила ту одной рукой под плечи, а другой – под коленки и довольно легко зашагала к своей повозке, у которой ее ждал лакей. Еле слышные шаги музыкантки, нагретый воздух летней ночи, еще не успевший остыть и такая томительная тишина тьмы. Тихо. Слишком тихо. Лишь одно взволнованное, поверхностное, прерывчатое дыхание незнакомки и... Все. Неужели Дэлеомэль не дышит? Нет, что Вы, безусловно дышит, только почти не слышно. Сдавливающие корсеты и все такое. «Но не настолько же!» — Возразите Вы. Да, соглашусь. Просто когда Вы — дочь врача и Вам просто необходимо услышать дыхание пациента, то невольно учитесь дышать как можно тише, да и вести себя тоже. Музыкантка. Звуки важны, поэтому графиня не особо любила шум, беспорядочный хаос ненужных слов, фраз, изречений, мыслей и всего подобного. Молчание порой решает все. Молчание порой объясняет все. Лишь глупцы не умеют помолчать тогда, когда то требуется, когда то просто необходимо... Когда от молчания зависит все, порой даже жизнь окружающих.
— Вы устали, да и к тому же ранены. Я отвезу Вас к себе в поместье. — Произнесла барышня ласковым, обволакивающим, словно мед, голосом, но одновременно не терпящим возражений, — Ответы наподобие «нет» категорически не принимаются, считайте, что у Вас просто нет, да и не будет выбора. — Усмехнулась вампиресса и, залезая в экипаж, помогла забраться в него и незнакомой даме. «Она может быть напугана. Нет, она, вероятно, точно напугана. Я, ничего ей не объясняя, даже не удосужившись представиться увожу ее неизвестно куда... Но что поделать? В поместье мне одной слишком скучно. Так что эта юная леди будет моей подругой на ближайшее время. Связи не помешают, друзья тоже».
Довольно улыбнувшись, фон Дуартэ ударила ладонью по плотным тканям:
— Домой! — Приказала она, и повозка двинулась с места.
Вновь столь привычный стук копыт, вот только более поспешный, более грубо нарушающий тишину, осевшую, накрывшую, словно пеленой, все округи. Дэлеомэль уже было хотела приказать лакею притормозить лошадей, чтоб они не так сильно шумели, но экипаж уже остановился и юнец, спрыгнув на землю, открыл дверцу и подал руку графине.
— Петеррон, помоги юной незнакомке добраться до холла. Дальше я с ней сама. — Выскользнув из экипажа, кивнула музыкантка и статной походкой направилась внутрь особняка.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дом Дэлеомэль

Отредактировано Дэлеомэль (02.04.2011 01:53)

0

23

Незнакомка даже не собиралась отвечать на вопросы Джейн, а через несколько секунд вообще подхватила ее на руки и быстренько зашагала в сторону ворот кладбища. Беладонна вообще не понимала в чем дело, но не могла возразить девушке т.к. находилась в состояние транса. В глазах у нее двоилось и темнело, кружилась голова, а все вокруг казалось таким серым и расплывчатым. Незнакомая девушка донесла ее до кареты и посадила в нее, услышав слова. «Домой», — Джейн вздохнула с облегчением. «Домой, слава богу, домой», — подумала она и спокойно, прикрыв глаза, уснула. Когда карета остановилась Девушка проснулась и услышала мелодичный голос незнакомки, но разобрать не смогла ни слова. Джейн только поняла, что кто-то подхватил ее на руки и она подумала, что ее несут домой. Прикрыв глаза, девушка снова задремала.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дом Дэлеомэль

Отредактировано Джейн (02.04.2011 21:53)

0

24

Рыночная площадь  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Покореженные ворота, изломанный кованный забор, вспаханный обломками надгробий пейзаж — для кого-то уродливей вида не представить, но Скьёр был готов обнимать ржавые прутья словно старинного приятеля и валяться в жухлой траве радостной псиной. Беготня под палящим солнцем, неумолимо движущимся к зениту, вконец измотала голодного бродягу. Заметать следы, прыгая по крышам и виляя в узких переулках, дело нехитрое, но трудоемкое. Удивительно, как еще добыча осталась при нем. Вожделенно пощупав сверток, зажатый подмышкой, Скьёр сглотнул слюну и мечтательно зажмурился. Еще немного и затянувшееся предвкушение сменится удовольствием. Ориентиры, ведущие к заветной цели, обнаруживались быстро, и все шло как по маслу. Вот склеп с обилием лепнины, вот разбитое на три указующих в небо перста надгробие, еле заметная тропа, хилая роща, холм и тенистые заросли. Остановившись у гротескной скульптуры в виде пожирающих друг друга зверюг, ревенант настороженно огляделся. Даже при солнечном свете здесь царила прохладная мрачность и мертвенное спокойствие. Одобрительно кивнув, Скьёр шагнул за скульптуру и как сквозь землю провалился. Но так могло бы показаться со стороны тому, кто не знал о надежно замаскированном ходе в подземный туннель. Мягко спрыгнув на земляной пол, грассатор немного повременил, чтобы глаза привыкли к полумраку, а слух обострился, начав различать оттенки тишины. С последнего визита в схроне ничего не изменилось. Чужого присутствия, даже застарелого, не ощущалось. Бережно положив сверток на каменный выступ у стены, Скьёр углубился в темноту и больше на ощупь, чем полагаясь на зрение, вскрыл тайник и пошарил там. Все забирать сейчас не стоило иначе с его манерой раздаривать флорены грабителям и ворам под личиной хозяев забегаловок, от и так небольшого состояния ничего не останется. С другой стороны, часто светиться у убежища тоже не лучший вариант. Пожалуй, для начала можно поесть, подумать, а потом уже решить. Подхватив сверток, ревенант впился зубами в отлично прожаренный окорок и громко зачавкал, урча и своевременно вытирая рукавом жир с губ и щек. Наслаждаясь едой, он прогуливался туда-сюда, руководствуясь тем, что сидя меньше влезет. Для полного счастья не хватало человеческой выпивки, но идти за ней днем малоприятное занятие, к тому же, как он помнил, поблизости был ручей с водой мерзкой на вкус, но вполне пригодной для питья для непривередливых. Размышляя идти или не идти, Скьёр остановился под входной дырой и задумчиво посмотрел на лоскуты синего неба, перечерченные листвой. Задумчивость нисколько не мешала жевать сочное мясо.

0

25

Начало игры
— Чтоо мооожет быть чудеееснеей прогууулки поод луноюууу, средиии крестов и склеепов, средии дерев и веееток... — Сие заунывное нечто не достигало посторонних ушей, ибо раздавалось исключительно в голове певца. Надо сказать честно, никто от этого ничего не потерял. То, что сейчас не совсем ночь и луны как-то совсем не наблюдается, юношу не смущало совершенно. Где он и как сюда забрел, его тоже волновало мало. Парень просто дефилировал по едва заметной тропке, распевая про себя заунывные песни собственного сочинения. И так увлекся этим нехитрым занятием, что не заметил как приобрел слишком уж материальную форму, так же как не заметил и маааленького камушка на своем пути. Камушек подло подвернулся под ногу и, с невнятным вяком, Лесс полетел на землю. Ожидаемой поверхности правда не встретилось, он провалился кудо-то дальше, увлекая за собой град булыжников. Но даже несколько материальный призрак был все же легче камней, и они достигли конца пути раньше. А Лайкар свалился следом и приземлился на удивление мягко... на чью-то спину. Этот кто-то был основательно присыпан булыжниками, но явно еще жив. Не спеша слезать с удобного сиденья и откапывать пострадавшего, Лесс огляделся. Вокруг был склеп. Обычный такой, только пахло тут свежей едой, что для склепов как правило не характерно. Но это все быстро ушло на второй план, когда призрак заприметил сверток. Ему стало жутко любопытно, что там внутри. Не долго думая, парень разворошил обертки и уставился на находку. Наверное тут было небольшое состояние в банкнотах и украшениях. Но зачем призраку деньги? Правильно, не нужны. Так что, пошелестев бумажками и сложив из особо больших и ярких несколько журавликов-оригами, остальные Лесс выкинул в сторону и занялся изучением золота и камушков. Они были очень красивы. Особенно в некоторых сочетаниях. Выбрав горсть колец, призрак увлекся своеобразным паззлом, подбирая сочетающиеся камни и формы, и нанизывая их себе на пальцы, пророй по три штуки в ряд...

+1

26

Скьёр никогда не любил дневное небо, особенно, в ясную погоду. Слащаво подсвеченное, да, если еще и с барашками облаков. Подобное благолепие как минимум раздражало. Пялиться на это дело добровольно — увольте! Уставиться из глубины земляной норы в приступе задумчивости — куда ни шло, но, как оказалось, небезопасно для здоровья. Нет, конечно, ревенант испытал краткий миг удовольствия, когда яркое небо потускнело, закрытое внезапно появившейся тенью. Неясный звук насторожил, но был заглушен характерным шуршанием потревоженных камней, поэтому Скьёр ринулся в сторону, избегая неожиданного камнепада, однако кто ж мог предположить, что нечто, по весу и твердости больше напоминающее мешок с парой индюков будет участвовать в обвале. Мягкий мешок сбил идеальный маневр, застопорив точно рассчитанный рывок. Секунды промедления и край норы радостно обрушился на ревенанта, сбивая с ног и придавливая к земле. Ярко-синий свет неба заменился на глухой мрак без звуков, запахов и прочих ощущений. Ощущения вернулись позже. Боль — первое чувство, которое осознал Скьёр, когда мрак в голове развеялся. Мысленно прощупав тело, он отметил повреждения и тут же забыл о них, так как следом за болью с новой силой разгорелись раздражение и злоба, затмившие собой все остальное. С клокочущим рыком, застрявшим в горле, озверевший грассатор выгнул спину, высвобождаясь из-под кучи камней и земли. Слабый звон удара тонких полос металла, раздавшийся откуда-то справа, заставил резко повернуть к его источнику голову, из-за чего кровь, сочившаяся из виска, размазалась по лицу в три ручья, черкнув глаз, скулу и челюсть. Будь ревенант повосприимчивей, челюсть бы его отвисла... От присутствия в схроне постороннего, которого он не чувствовал, и наглости, с какой чужак рылся в его, в Его, Скьёра, вещах! Грассатор еще принял бы как факт хулиганство шпаны, раскидывающей мешки в подземные тайники. Индюков хотя бы можно было зажарить и сожрать, а шпану развлечения и острастки ради припугнуть. Но Это!!! Скьёр не знал таких ворот, в какие это могло пролезть, и потому его взорвало. Одним диким прыжком, стряхнувшим остатки завала, он добрался до наглеца и, вцепившись в плечи, неважно, что попало в руки: ткань одежды или плоть, разорвать все в клочья — вот, что принесет удовлетворение, — встряхнул бедолагу так, будто желал таким образом оторвать тому голову.
— Ты поплатишься... за это... наглый выродок, — прошипел Скьёр, брызгая слюной, перемешанной с собственной кровью, сжимая добычу все сильнее. Бешенство не позволяло составлять более сложные фразы, к тому же следующим движением, ревенант собирался швырнуть и размазать по каменной стене бренные останки жизни, сделав свою нору склепом для наглеца. Тут некстати вспомнился попорченный окорок, а на глаза попались флорены, скомканные в фигурки. Скьёра затрясло от негодования, которое породило идеи о более медленном умерщвлении вандала. А раз так, можно и поговорить. Растянув губы в жуткой ухмылке, грассатор встряхнул парня еще раз и прорычал:
— Как твое имя, без пяти минут мертвец? Обещаю приобрести именную табличку и прибить ее у входа в твой склеп.
«Или лучше к твоему лбу, наглый гаденыш». Улыбка стала шире и мерзопакостней, а тело ощутимей потряхивало в лихорадке безумного бешенства.

+2

27

Но ничто не длится вечно. Вот и спокойное и умиротворенное состояние призрака было нарушено. Некто, так удачно засыпанный камушками и землицей, вдруг решил восстать, да еще так резко и бурно, что Лесс в этот раз и вякнуть не успел, а его уже трясли аки грушу. На миг мелькнула мысль, что так и голова отвалиться может. А может и позволить ей отвалиться? Пусть слетит с плеч и укатится в угол... ну вот хоть в тот, правый дальний... Наверное забавная будет рожа у этого бешеного типа, что совершенно некультурно плюется тут в лицо. Но уж больно это будет отдавать банальной театральщиной, да и сущность сразу откроется. А то, что перед ним призрак, этот буйный маньяк похоже еще не понял. Ну так и зачем его огорчать таким открытием? Так что, похихикав про себя, Лайкар решил не «терять голову», благо его уже перестали с остервенением трясти. Но следующий вопрос вызвал еще одну волну внутреннего веселья и желание подшутить по полной программе стало неудержимым.
«Без пяти минут? Ну-ну-ну...» — Не спеша отвечать, Лесс разглядывал сей шикарный образчик чистой ярости. И то, что он видел, ему определенно нравилось. Хоть полотно пиши. Этот блеск в глазах, эти потеки крови вперемешку с грязью, а уж улыбка... она просто сшибала с ног. Но призрак висел в захвате рук этого типа, так что упасть ему пока не грозило. Спохватившись, что дядя уже довольно долго ждет ответа и, того гляди, снова начнет его трясти, парень напустил на себя жалостливо-испуганный вид и тихо прошептал:
— Извините... уважаемый... вы столь внезапно появились... вы столь внушительно выглядите... вы так... так сильно меня напугали... — глаза Лайкара, казалось, расширились на пол лица, а выражение приобрели ну просто телячье-щенячье. Испуганное, непонимающее, того гляди слезы в три ручья польются. Ну грех такого обидеть... или наоборот... тут уж смотря какие у кого наклонности.
— Меня зовут Лайкар. — Еще тише пропищал призрак. И чтоб уж совсем добить «уважаемого», спросил:
— А вас?

Отредактировано Лайкар дэ Лесс (19.06.2011 22:08)

+3

28

— Ооо! — выдавилось из издевательски ощерившегося рта, исказившего еще сильней и без того перекошенное от злобы лицо. Скьёр выпустил одно плечо парня и стряхнул невидимые пылинки с его одежды. — Прости, что набросился на тебя и посмел столь грубым образом угрожать...
Еле сдерживая рвущийся наружу целый сонм темных стремлений с превалирующим желанием убивать, грассатор с трудом контролировал себя: свой голос, который надломлено рвался, сбивая проникновенно-издевательские интонации в нечто безумно-истеричное; движения, которые потеряли точность из-за горячечного мандража; мысли, которые разбегались и сбегались, сшибаясь в дикие образы возмездия. Глаза... Даа... Подобный трюк он подмечал у воришек на рынке, застуканных врасплох с поличным, когда их измазанные в грязи и дорожной пыли лица расплывались в такое же выражение, призванное давить на жалость с силой в несколько тонн. У женщин... Когда-то... в начале времен... ошибочно принимавших грубость озверевшего ревенанта за начало некой игры и строивших умильные на их взгляд мордашки, дабы разогреть партнера... но получали эффект с точностью наоборот. Кудесницы театральных искусств жили намного меньше, чем те, кто вопил в искреннем ужасе и слезно молил о пощаде, потому как вызывали у Скьёра скоротечный психоз с непреодолимой потребностью завершить представление здесь и сейчас. Эти глаза... Эти были другие, но разбираться, что с ними не так хотелось не столь остервенело, как наподдать их обладателю за нанесение физического и, хоть мораль у ревенанта была давно перекошена, но все же — морального ущерба. Однако ж... Эта утягивающая мягкая глубина... Передернувшись всем телом, ревенант застыл над бледным лицом своей жертвы, но заминка длилась не долго. Схватив запястье руки, плечо которой освободил давеча, Скьёр поднял кисть на уровень глаз и, втянув сквозь сжатые зубы воздух, почти не разнимая губ, продолжил выдавливать оборванную мысль:
— Или, может... я должен извиниться за то, что отрежу тебе руку? — быстрый обзор схрона не позволил определить местоположение меча, отчего поверх бушующей злобы опустилось черное холодное уныние. За потерю меча нахальный крысеныш расплатится неделями бесконечной боли. — Согласись, раз побрякушки на твоих пальцах мои, то и вернуть их себе я волен, как мне заблагорассудится.
Не особо нуждаясь в согласии по поводу заключения, не отличавшегося стройностью логики, Скьёр подтолкнул пленника к зияющей дыре тайника и с руганью вперемешку с шипением принялся рыться там. Выудив увесистый туго набитый кожаный чехол, он бесцеремонно отволок пленника к плоскому камню, где еще недавно покоился драгоценный окорок, и грубым рывком установил на колени.
— Лайкар... — пробубнил себе под нос ревенант, словно безумец, оторванный от времени и пространства, раскатывая меж тем по камню кожаное полотно с целым набором разномастных лезвий без рукоятей, а также ножей и стилетов. — Вполне терпимое сочетание звуков...
Опалив парня взглядом безумно горящих глаз, Скьёр скривился в очередной гадкой гримасе, располагая захваченную кисть Лайкара на свободном месте каменной поверхности.
— Придумай мне имя сам. Если мне понравится, то я, пожалуй, разрешу тебе выбрать лезвие, которым покромсаю твое тело на мелкие кусочки.

+1

29

Не успел призрак хоть как-то среагировать на то, что его отпустили и даже что-то вежливо ответили, как картина уже сменилась и последовали новые угрозы. Лесс просто наслаждался зрелищем. Типа, настолько погруженного в собственную ярость и безумие, ему видеть еще не приходилось. Вопрос о человечности сего субъекта давно отпал, но что толку угрожать призраку? Только воздух сотрясать. Но как же все ж шикарно этот мужик бесился. Лайкар даже зажмурился на секунду от удовольствия. Со стороны наверное могло показаться, что это он от страха, ну так и пусть... Был бы парень человеком или просто живым существом, то уже наверное сам бы помер, без посторонней помощи, просто от ужаса. Меж тем его уже куда-то с остервенением волокли. Лесс несколько раз споткнулся для правдоподобности и набрал в грудь побольше воздуха. Он собирался довести этого... хм... господина до совершенного белого каления. А как разъярить того, кто и так уже почти из шкуры вылазит от ярости? Что не рекомендуется делать перед мордой быка? Красной тряпкой трясти, правильно. Такой тряпки у Лайкара не было, да и перед ним был не бык. Поэтому он просто осел там, куда его швырнули, вперился в маньяка влажными глазами и затараторил, иногда повизгивая и мельтеша руками, то заламывая их, то пихая чуть ли не в лицо безумцу:
— Ну за что же? Я же не знал же. И подумать не мог, что обернется все так вот. Господин был так добр, а потом вдруг вот, а теперь даже так, а я отуда ж мог понять, что они ваши? На них же не написано нигде же. Ну совсем ведь не написано, не отмечено. Я и не собирался забирать, лишь посмотрел, примерил. Положил бы потом на место правда. Как же я без руки то бууудууу? Чем на кусок хлеба заработаю? Я ж больше ничего не умею, только вот руками крзины плести. А камушки такие красивые, никогда таких не видел, вот и взял посмотреть. Что такого в этом? Ничего ведь, правда. А вы на меня за это так. Это бесчеловечнооо. Это жестоко, это страаашнооо. И даже представиться не хотиииите. Ну как я угадаю какие именя вам нравятся? Их же столько же, много же. Как же я угадаю? Ну как? Да и зачем гадать, если все одно пропадаааать. Не смягчить ведь жестокость вашу, я же вижу. Ведь да? Или можно? Скажииите, ну скажитееее... — по ходу озвучивания всего этого бреда Лесс пару раз скосил глаза на разложенный рядом арсенал и отдал должное мастеру. Клинки были чудо как хороши, и призрак даже пожалел, что расковырял сверток с камнями, а не этот. Хотя что ему мешало потом сюда вернуться и изучить повнимательнее уже это стальное богатство? А пока он продолжал действовать на нервы или что там у этого психа было вместо них. Закончив тараторить и ныть Лесс громко шмыгнул носом и тихонько промямлил:
— Васья...

+5

30

Вот, когда стоило пожалеть о том, что не было сделано вовремя. Почему он не размазал Это по стене, как собирался раньше?! Панно, созданное таким образом, молчаливо и по-своему прекрасно, тешит взор, но никак не терзает слух и сознание. Давно заправский мучитель и безжалостный убийца не слышал таких причитаний. Ему словно пилой врезались во все извилины разом, елозя мелкими нудными зубьями во всех направлениях. По ощущениям Скьёра, проникающая способность тонких подвываний Лайкара не уступала таковой какофонии паровых свистков, визжащих одновременно на десятке кораблей, пронзительно и нестройно, сотрясая и сбивая в желе костный мозг. И дело тут не только в интонациях и тембре, а по большей части в смысловой околесице, которую нес тощий проходимец. Сознание, залитое до краев бешенством, было не в состоянии разбирать словесный поток, хлещущий изо рта Лайкара. В ушах застревали отдельные слова, но их вкупе со всем прочим, хватило, чтобы свести челюсти ревенанта в паралич, лишив возможности членораздельно выражаться и залив потемневшее от злобы лицо в непередаваемую по своей омерзительности маску. Шевелились только руки, с жадностью схватившие лезвие с причудливыми насечками на клинке и рваной заточкой, при этом на свободе оказалась рука пленника, тут же ушедшая в дикую пляску жестикуляций. Но отчаянные пассы ревенант помнил смутно, так как холодный металл, спокойно лежащий в ладони приковал на какие-то мгновения все внимание, а потом произошло нечто странное. При потере из вида объекта, в качестве компенсации, обострилось предчувствие, и грассатор с каким-то отстраненным удивлением обнаружил, что находится в схроне совершенно один. Мысли еще по инерции вторили и отвечали тому, что достигало органов слуха: «Камешки красивые... Затолкать горсть камней в глотку, чтобы заткнуть и чтоб красиво...; Бесчеловечнооо... жестоко... страаашнооо... А вот это хорошо...; ...Корзины плести... При камзоле, шелках и бархате как раз этим... и заниматься... плести... плести... Нужен как минимум рот чтобы плести этот бред... Но ведь рядом пустота? Или чертова кукла, наполненная пустотой?». Повернув и склонив голову, Скьёр уставился на машущее и стонущее существо, назвавшееся Лайкаром. Злоба испарилась как мелкая лужа на дне горячего котла, паралич рассасывался следом, оставляя холодное неприятие к звукам, исполненных в ненавистной для Скьёра тональности, а также толику любопытства и еще щепотку опасения, что все-таки окончательно спятил. Ведь, если этого парня на самом деле нет, то с кем же он тут затеял разборки?
Бесноватая тирада наконец закончилась и смачное хлюпанье в носу плаксы было словно бальзам на истерзанный слух и разум ревенанта. Издерганный полукровка не сразу сообразил, к чему было произнесено последнее слово и что оно значит, однако, избавление от всепоглощающей ярости частично вернуло ясность и скорость мышления. «И это имя?!» Сквернее имя он слышал лишь однажды... Что-то вроде Ванья. Хотя насчет смягчения в середине слова, он не был уверен. Носитель дурацкого имени был заморским иноземцем, вел себя как деревенщина, ходил при окладистой бороде. Но ни имя, ни борода, не спасли чужака, вздумавшего перейти дорогу грассатору, от перерезанного горла.
— Ты проиграл, Лайкар, — огласив приговор, Скьёр снова схватил подозрительного парня за руку, возвращая себе добычу, и одним движением прорезал лезвием рукав до локтя. — Мой клан пошутил острее, прозвав Эспадастресс. Как ты думаешь, почему? — и сам же ответил на вопрос, вспоров руку вора в обратном направлении, от локтя до запястья, словно рыбину. Обвинение в осквернении имущества отодвинулось на второй план, теперь интересней было выяснить другое: что внутри этого создания и что Это вообще такое. В своих исследованиях, пребывая в редком состоянии здравомыслия, полукровка обычно не торопился. Брюхо и голову парня он решил оставить на потом.

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Заброшенное кладбище » Склепы, гробницы и могилы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC