Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Соседние города и деревни » [Полуостров Исхволль] Щебечинский замок, родовое гнездо Грассаторов


[Полуостров Исхволль] Щебечинский замок, родовое гнездо Грассаторов

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/dsgg27.png

Ежели станется вам побывать на полуострове Исхволль, возьмите на запад за деревней Тихо-Бранденберг. Пройдя еще с добрую сотню миль по тракту, протянувшемуся вдоль побережья Тальгарского моря, вы неизменно попадете к замку «Щебетарий». Построенный почти две тысячи лет назад ярлом Грассатором этот архитектурный комплекс служил как укреплением, так и резиденцией прародителю великого клана и его многочисленного семейства. Ярл был сведущ в строительном деле и отличался безукоризненным вкусом, потому замок чрезвычайно красив.

Замок расположен на большом холме, защищенный с трех сторон буйным морем вековых сосен Исхволля, сторона донжона же выходит на горную гряду. С балконов и мощных стен замка открывается величественный вид на окружающие возвышенности и богатые дичью и ягодами живописные чащи. Долины здешних гор пропускают по своим ложам множество ручьев, питаемых снегами гор, и некоторые из них проходят у подножия замка. Ровные стены замка сложены из желтого известняка, а крыша кладена красной и зеленой черепицей, согласно традиций этих земель. И хотя замок знавал осады и битвы, времена сражений — в прошлом. Замок полон залов и комнат для гостей, завешанных уникальными гобеленами работы мастеров со всего Бругге. И несмотря на готическое окружение и высокие каменные холлы, огромные камины скрашивают обитателям даже самые ненастные ночи. Анфилада залов и проходов замка исполнена величия, всякий посетитель чувствует на себе испытывающие взгляды с портретов предков ярла проходя картинную галерею, дивится искусным чучелам диких зверей в трофейном покое, впечатляется красивым внутренним садиком с ручьем и искусственным водопадом. здесь, в небольшом садике устроены беседки для певчих птиц, разведенных в большом количестве. Именно они дали замку название «Щебетарий», ибо волшебное пение птиц слышно в замке и днем и ночью.

И поныне бродячие потомки Наилля Грассатора если не живут, то останавливаются в этом замке, собираясь всем кланом за кружкой грога и развлекая друг друга рассказами о своих похождениях и путешествиях, и всякий, даже сотни лет назад изгнанный из клана Грассатор, может найти себе тут кров. Вход в замок закрывается на ночь и пройти в него нельзя без специального разрешения Варга, нынешнего главы клана бродяг, но вы всегда можете переночевать в таверне «Сивый Боров» у подножья холма перед замком. Пиво там всегда свежее, а перины мягки и редко когда не бывает места, разве что на фестивали. Одним словом, коль уж вы урожденный Грассатор и ваша дорога лежит на Исхволль, нет никакой причины не посетить величественный замок «Щебетарий».

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/dg8.png

Дворецкий Буавер
Невероятно, но факт — когда-то в молодости Буавер слыл красавцем и волокитой. Но кто поверит в это сейчас, глядя на его угрюмое лицо и глубоко запавшие глаза в обрамлении похмельной синевы? О-о-о, эти черные буравчики, сверлящие вас из-под кустистых бровей! Этот тихий хрипловатый голос (словно мышь скребется за панелью)! Эти кривые поджатые губы и сбившаяся в колтун борода! Мороз по коже. Но те, кто знают Буавера лично, говорят, что безобиднее существа на всем полуострове не сыскать. Поговорите с ним по душам, преодолев трепет перед его мрачной внешностью, — и вам откроется образованный, вдумчивый собеседник, обладатель энциклопедических знаний и тонкий ценитель прекрасного. Вполне вероятно, его речь будет сдобрена язвительными замечаниями и саркастическим юмором, но, право же, он не имеет целью кого-либо задеть или оскорбить. Как можно! Между прочим, Буавер убежденный гуманист. А еще «мнэ-мнэ, некоторым образом... художник». Да-да, в свободное от работы время дворецкий пишет маслом. И жутко этого стесняется. На все просьбы показать свои картины он краснеет как маков цвет и, что-то бормоча себе под нос, быстренько скрывается на кухне. Правду говорят: внешность бывает обманчива, и Буавер тому наглядное подтвреждение — за неприветливым фасадом скрываются нежная душа и глубокий внутренний мир.

0

2

[Дракенфурт] Касса предварительной продажи билетов на дирижабль  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Дэлеомэль соскользнула с гнедого жеребца и устало, еле-еле переставляя ноги, поплелась по ступеням.
— Госпожа! — воскликнул дворецкий, сбегая к девушке и буквально ловя ее обессиленно падающее тело, — О Роза, спаси и сохрани графиню! Ну же, ну же, пойдемте! — Себастьян поспешно подхватил вампирессу на руки и лишь войдя в холл, бережно опустил фон Дуартэ на ноги.
— Тише, Реми! — попыталась успокоить мужчину девушка, слабо отталкивая его от себя и не давая вновь поднять в воздух, — Как тут у вас дела вообще? Ничего не случилось? — поинтересовалась она, спешно сменяя тему на более непринужденную.
— Все великолепно, Дэль, — улыбнулся Буавер, — Завтрак уже готов, прошу, пройдемте в столовую, — Не давая и малейшего шанса к отступлению, дворецкий схватил хозяйку под локоть и буквально потащил ее завтракать. Скрип массивной двери из дерева насыщенно-эбонитового цвета, несколько самопроизвольных ударов немаленькой бронзовой дверной ручки в форме кольца и взору открывается величественное помещение, залитое лучами солнца, проникающими сквозь начищенные до блеска стекла окон высотой до потолка. Пара столов прямоугольной формы, мягкие кресла с деревянными спинками и обивкой сидения цвета индиго, с замысловатыми узорами на ней, канделябры на стенах с потушенными свечами за счет отсутствия их необходимости и несколько громоздких люстр бронзово-серебристого цвета. За одним из столов восседает довольно полная, и, что удивительно, довольно высокая женщина лет 30-35, но, безусловно, ей гораздо больше, ведь внешность обманчива. Темно-русые, можно сказать, даже каштановые волосы, часть которых аккуратно убрана под белую, в складках, шапочку с розовым бантиком, мягкие черты овального лица, добрые синие глаза и улыбка, светящаяся лаской. Приятные оттенки нежно-персикового платья. Женщина, подняв чуть опущенную прежде голову, взглянула на Дэль взглядом, похожим на тот, коим смотрят матери на своих детей, но то была не мать фон Дуартэ.
— Кормилица! — графиня с радостным вскриком сорвалась с места и бросилась в теплые объятия женщины, — я скучала, Бэсс. — Дэль, словно сахар в горячем чае «растаяла» на руках той, кто вскормила ее своей грудью, той, кто была с ней с самого младенчества, той, кто ухаживал за ней с утра, как только она проснется и до самого вечера, пока девушку не сморит сон. Ласка этой женщины умиротворяла и успокаивала, так что графиня как-то неохотно отстранилась от Бэсс и уселась напротив нее, поглощая вкуснейшие булочки и запивая их сладким, можно сказать, слегка приторным напитком.
— Графиня, дитя мое, Вы не представляете, как я скучала. Я уж думала, ты боле не навестишь свою Бэсс... — кормилица варьировала между обращением на «ты» и «вы», хоть давно знала, что никого ближе нее у Дэль нет, конечно, кроме брата Огэста, — Кушайте, кушайте, милая, — улыбалась она, подталкивая к фон Дуартэ корзинку с выпечкой и доливая из графина еще странноватого напитка, — Как доехали? С билетами все хорошо?
— Та билетерша снова спрашивала про брата, — хмыкнула Дэлеомэль, поднося бокал к губам и, делая небольшой глоток, расплывалась в довольной улыбке наслаждения, — Что это, Бэсс? Так сладко, — поинтересовалась вампиресса, разглядывая жидкость бокала.
— Она надеется на вашу скорую свадьбу с братом, дитя, — Бэсс засмеялась, с доброй усмешкой поглядывая на свою воспитанницу, — Что ж поделать, родная, люди крайне любопытны, нам с этим стоит лишь смириться. Это? Напиток сделан из лучших хурбастанских абрикосов, самых сочных и сладких. Нравится?
— У нас еще вся жизнь впереди, века два уж как минимум, — поймав на себе взгляд кормилицы, девушка усмехнулась, — да, родная, я помню, что отец хочет, чтоб мы с Огэстом не нарушали традицию. Не беспокойся, милая Бэсс, ты еще успеешь пронянчится с нашими детишками, — барышня смущенно хихикнула, опуская голову и закрывая порозовевшие от румянца щеки ладонями. Спустя пару минут она вновь глянула на женщину и кивнула, — очень. Жаль, Огэста нет, — с губ графини слетел грустноватый вздох и она, поднявшись, улыбнулась, — надо собрать вещи, — и зашагала к дверям.
Бэсс расплылась в довольной улыбке.
— Я рада. О... Смутилась? — женщина засмеялась и, протянув руку, потрепала барышню по волосам, — Какой же Вы еще ребенок, Дэль. Хвала Розе, такой жизнерадостный и милый! — она счастливо улыбнулась и поднявшись, проследовала вслед за графиней.
— Вам необходимо побольше легкой одежды, — высказала догадку кормилица, шагая по лестнице впереди графини, — Но, в общем, сами сможете выбрать, — улыбнулась она, идя по коридору и, повернув влево и пройдя некоторое расстояние, потянула ручку двери на себя, открывая путь графине в ее покои.
— Я не знаю, Бэсс, — рассеянно бросила фон Дуартэ, падая на мягкую постель, на которую было наброшено богатое покрывало, освещаемое лучами солнца и приобретающее какой-то небесный оттенок, — Нет, ну правда, — пожала плечами девушка, ловя на себе непонимающий взгляд женщины, — Это сложнее, чем казалось бы!
Дэлеомэль откинулась на мягкие подушки и прикрыла глаза. «О Роза, теперь я даже не могу осознать, зачем же я купила билет на дирижабль? У меня дурное предчувствие. Очень дурное».
— Какое предчувствие, графиня? Дурное? — послышался обеспокоенный голос Марии Кристины и барышня перепугано вскочила с кровати с вопросом «что?» произнесенным весьма озадаченным тоном. — Вы вслух говорили! — рассмеялась няня и склонилась над девушкой. На лицо Дэль упали пару темных локонов, вызывая у вампирессы смех. Полная невинность. Эту няню графиня знала с малых лет, еще когда ее мать была в живых. Нежные, девичьи черты лица, черные глаза, обрамленные густыми ресницами, овальное лицо. На вид около 23, но всем понятно, что это не так. Вампиресса, безусловно, — А ну-ка! Вставайте, вставайте, милая! Нам еще столько надо успеть! — и Фегория де ла Суарэс, сомкнув пальцы на запястье Дэль, подняла ее и потянула подбирать наряды.
— Нет, нет, никак не это! — отвергла барышня платье в бело-дымчатых тонах, довольно короткое, примерно до колен. Стоя в освещенном солнцем помещении, девушка была заключена в «тюрьму» одежды, обуви и всевозможных аксессуаров. Что-то вроде костюмерной... И капризничая, словно ребенок, Дэль отвергала уже, вероятно, шестое платье, которое предлагала Мари.
— Вот. И никаких возражений! — заключила няня, демонстрируя воспитаннице длинное платье в пол, довольно насыщенного лилового цвета и, не оставляя путей к бегству, быстро переодела в него фон Дуартэ, — Великолепно выглядит! Поистине! Жаль, что Вы не видны в зеркале, но ничего, по приезду мы запросим у художника Ваш портрет в этом одеянии, — размышляла дама, но, прервавшись, вновь подлетела к графине и легонько стукнула ее по лодыжке. — Поднимите ножку, — Раз, два — и Дэль уже стояла в изящных туфельках на каблучке. — Как раз в тон! И еще деталь! — Мари ловко цапнула руку хозяйки и ткнула в нее летний зонтик нежно-фиалкового цвета, — А теперь пойдемте! — няня спешно потянула воспитанницу, — пойдемте, Вы ведь не хотите опоздать, верно?
— Нет, конечно, — растерянно пролепетала вампиресса, мысленно поражаясь тому, как быстро они справились.
— К отбытию все готово, графиня! — торжественно произнес дворецкий и, подгоняя слугу, тащившего багаж, проводил барышню до экипажа, — Удачного пути!
— Благодарю, — улыбнувшись, кивнула Дэль и откинулась на мягкие сидения. «Наконец-то... Главное теперь — не опоздать. А остальное — мелочи».

Отредактировано Дэлеомэль (20.03.2011 18:48)

0

3

[Дракенфурт] Заброшенное кладбище  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Музыкантка, как ни странно, довольно бодро взбежала по лестнице и, словно вихрь, влетела в холл поместья.
— Марис, Реми, Бэсс! — позвала она и залилась непринужденным смехом, волнами разлившимся по прежде бывшему тихим поместью, — я дома, — нарочито устало протянула графиня, привлекая к себе внимание наипростейшим образом.
«Ну вот, опять они где-то задерживаются! Их хозяйка тут некую барышню принесла буквально на руках, а они там где-то суетятся и даже не удосуживаются встретить свою госпожу!», — обиженно хмыкнув, фон Дуартэ уныло принялась «наворачивать» круги по холлу, упорно и довольно громко топая ногами, нарушая ту предутреннюю тишь, что была. Послышались звуки торопливых, можно сказать, бегущих прыжков по лестнице, через ступеньку и спустя пару мгновений возле музыкантки материализовался дворецкий.
— Графиня, простите, ради Святой Розы! — засуетился мужчина, — я не слышал, как Вы пришли! — торопливо говорил Буавер, из-за чего его слова смешивались в груду бесполезных, почти ничего не значащих звуков.
— Я заметила, — усмехнулась Дэль, скептично глядя на то, насколько взволнованно и, можно сказать, напугано, метался вокруг нее Себастьян, — Да успокойся же ты, Реми! — юная леди залилась искренним смехом и дворецкий облегченно выдохнул, — У меня новости! — Сообщила она, ожидая ответного вопроса.
— Хорошие? — с энтузиазмом воскликнул вампир, чем вызвал на лице хозяйки довольную улыбку.
— Именно. У нас гости, — улыбнулась фон Дуартэ и зашагала вверх по лестнице, направляясь в свою комнату, — я пока не знаю, как ее зовут, откуда она и вообще не знаю, кто она такая, но, по крайней мере, мне не будет так скучно здесь.
— Без Вашего брата Вы пребываете в унынии, верно? — догадался мужчина.
— Именно, — кивнула девушка, — вот это мне в тебе и нравится — твоя сообразительность. Хвалю, — она засмеялась и продолжила более серьезным тоном, — Скажи Рэйфу, чтоб он принес ее в одну из комнат, не суть, какую, а также вызови лекаря. Я не хочу испытывать соблазна, — усмехнувшись, Дэлеомэль почти исчезла из виду.
— Кровь, стало быть?
— Ты должен произносить не это, — музыкантка застыла, прекратив подниматься и обернулась. Хмурое лицо графини заставило дворецкого дрогнуть.
— Прошу прощения... Слушаюсь, — но, поймав на себе суровый взгляд девушки, быстро поправил себя, — да, миледи.
— Вот сразу бы так. Незачем сотрясать воздух и мой слух множеством лишних, бесполезнейших слов, — хмыкнула Дэль, исчезнув из вида в темноте коридоров поместья.
Себастьян учтиво поклонился, тем самым извиняясь. Хоть того и не видела госпожа, он кланялся, выражая ей свое почтение.
— Ливия, прекрати суетиться, — с улыбкой вздохнула графиня, глядя, как юная служанка бегала по ее покоям, то ли ища что-то, то ли еще что, — Ты излишне шумишь, я не слышу, как Реми говорит с лекарем.
— Простите, ради Розы, госпожа, — девушка виновато склонила голову.
— Эй! — музыкантка слегка грубовато окликнула служанку, но спустя долю мгновения ее лицо осветила приветливая улыбка, — Иди-ка сюда! — она поманила ее рукой к себе, сама стоя у прикрытой двери комнаты, плотно приложив к ней ухо, — послушай со мной, — графиня залилась тихим, почти еле слышным, задорным и игривым смехом.
Ливия послушно подошла к двери и прислушалась.
— Да, господин, упала, немало крови, — слышался вежливый голос дворецкого.
— Ливи! Ливия! Он идет! — шепнула фон Дуартэ, но слишком поздно — двери предательски подались вперед, открываясь и обе девушки упали, больно ударившись всем, чем было только возможно.
— Как так можно, графиня? — добро усмехнулся мужской голос и музыкантка, подняв голову, узнала своего личного лекаря. — Ушибы не красят даму, — улыбнулся он, наклоняясь к Дэль и подхватил ее под локоть. Легко подняв девушку и поставив ее в вертикальное положение, мужчина оглядел ее.
— Только вот выводов не делайте, ладно? — недовольно хмыкнула барышня, уже и без того зная, что выводы давно сделаны и мнение составлено, вот только не высказано.
— Как скажете, графиня, — кивнул он и продолжил более серьезно, — ваша подруга... Где Вы ее отыскали?
— Заброшенное кладбище. Нашла ее лежащей возле могильных плит, смею предположить, что там покоится кто-либо из ее близких. С ней был некий незнакомец, но я не смогла его узнать.
— Что ж... Премного благодарен Вам, миледи, — и, склонившись к уху Дэлеомэль, еле слышно добавил, — советую не опираться на дверь, ежели не знаете, в какую сторону она открывается. Иначе, при неожидаемом раскладе дела, травмы Вам могут быть обеспечены, — отстранившись, он произнес, — прошу прощения, но вынужден Вас покинуть. Думаю, мой коллега справиться с работой не хуже меня. Всего наилучшего Вам, графиня Дэлеомэль фон Дуартэ. Берегите себя, — и, отвесив поклон, покинул поместье.
Ранние, утренние лучи ласкового июльского солнца робко пробирались сквозь окна, зашторенные лишь наполовину. Дэлеомэль фон Дуартэ вначале жмурилась, а позже просто приказала слуге прикрыть шторы, чтобы свет не мешал.
— Все в порядке. Угрозы ее жизни нет, но лучше, если барышня отдохнет пару дней, — вынес вердикт лекарь и, откланявшись, покинул комнату.
«Вот как... Хвала Розе. Ей ничто не угрожает, и это славно. Но то, что ей нужен будет покой не так славно. С кем же я буду играть?», — музыкантка неспешно подошла к кровати с лежащей на ней незнакомкой и задумчиво взглянула на ее лицо. Разметавшиеся по подушке длинные, темные, волнистые волосы, умиротворенное выражение лица. Красные, словно лепестки роз, губы, мелкие, можно сказать, миниатюрные черты лица, но такие изящные... Свободное, белое одеяние не скрывало полуобнаженных плеч вампирессы, по этой причине фон Дуартэ несложно было заметить шрам на правом плече незнакомки. «Холодное оружие. Интересно, кто же это?».
Родинка, находящаяся в довольно забавном месте — над верхней губой с правой стороны заставила девушку улыбнуться.
— Миледи... Ну хватит уже спать... — графиня, усмехнувшись, потрясла незнакомку за плечо и белое одеяние упало еще чуть ниже, будто издеваясь над своей хозяйкой, — мне становится скучно. Проснитесь же! — фон Дуартэ подсела к барышне поближе и осторожно подула на локон, окатив лицо незнакомки прохладным дыханием. Пряный запах графини был слишком близко к девушке, так что вполне мог одурманить ее разум.

+1

4

Это огромное строение воистину наводило ужас. Как мне везет сегодня. Я думала страха для меня сегодня хватило... Еще эта голова болит, — подумала Джейн.
Войдя в дом, мы оказались в холле. Довольно таки не большое помещение по сравнению с внушительными размерами замка. Холл выглядел немного старовато и невзрачно, но все равно что-то в нем заинтересовало Джейн, возможно, для нее это было что-то новое.
Периодически Беладонна потухала, как свеча от дуновения ветра. Она засыпала, проснувшись помнила не все события, а только обрывками.
«Проснувшись на этот раз. Это огромное строение воистину наводило ужас. Как мне везет сегодня. Я думала страха для меня сегодня хватило... Еще эта голова болит», — подумала Джейн.
Войдя в дом, мы оказались в холле. Довольно таки не большое помещение по сравнению с внушительными размерами замка. Холл выглядел немного старовато и невзрачно, но все равно что-то в нем заинтересовало Джейн, возможно, для нее это было что-то новое.
Периодически Беладонна потухала, как свеча от дуновения ветра. Она засыпала, проснувшись помнила не все события, а только обрывками.
Проснувшись на этот раз, она оказалась в красивой комнате, в мягкой кровати, но она уже вовсе не помнила, как здесь оказалась. Джейн лежала с закрытыми глазами и в этот момент в комнату вошел мужчина с маленьким чемоданчиком. Не заметив, что девушка не спит, он присел на край кровати и раскрыл свой чемоданчик. Незнакомец достал оттуда маленькие флакончики и начал переливать содержимое из одного в другой, тем самым смешивая их.
— С какой целью пожаловали, милейший? — поинтересовалась Джейн. Мужчина так испугался, что не смог вымолвить ни слова.
— Что же вы молчите? Или вас не учили хорошим манерам, с вами все таки девушка разговаривает, — издевательски сказала девушка, после чего просияла от удовольствия.
— Я... Эм... Я пришел осмотреть рану и оценить ваше физическое и психологическое состояние, — мужчина так заикался, что Джейн еле разобрала его слова, впрочем, он пробормотал что-то еще, но этого девушка не смогла понять.
— Так вы врач! — с улыбкой выкрикнула Беладонна. — Что же вы сразу не сказали.
— Да, я врач, и мне нужно вас послушать, — уже более уверенно произнес мужчина. Он надел стетоскоп и принялся за работу.
«Он умеет внятно разговаривать, а я-то уже подумала, что придется объясняться с ним на пальцах», — подумала Джейн.
— Аай... Как холодно, — вскрикнув, возмутилась девушка.
Мужчина чуть было не подпрыгнул на кровати, тем самым опрокинул чемоданчик на пол. Оттуда выкатился маленький флакончик с зеленой жидкостью.
— Его-то я и искал! — воскликнул врач. И долил немного этой жидкости в уже заготовленный несколько минут назад раствор. Он взболтал его и вручил Беладонне.
— В течении трех дней обрабатывайте этим раствором рану, он будет способствовать быстрому заживлению. Сейчас я вам помажу рану, — мужчина достал маленькую бутылочку и намазал рану девушки ее содержимым.
— Это, чтобы не загноилась. На этом пожалуй все, мне пора, — врач положил стетоскоп и бутылочку обратно в чемоданчик и встал с кровати.
— Спасибо вам, — просияла девушка.
— Это не мне спасибо, а графине Дэлеомель фон Дуартэ, она спасла вас, — улыбнулся мужчина. — вам сейчас стоит поспать. Скорейшего выздоровления, мазель, — он поклонился и вышел из комнаты.
Джейн полежала еще пару минут, разглядывая флакончик с непонятного цвета жидкостью, который ей вручил врач, потом повернулась на бок и уснула.
— Я ее не убивала! Я ее любила! О Святая Роза, помоги мне! — от отчаяния Беладонна кричала во все горло. Ее вели в темницу. Скрип железной, старой двери, предвещал долгие годы заточения. Девушку толкнули в маленькую комнату, закрыв дверь, двое мужчин растворились в темноте.
— Кто-нибудь помогите! Я не виновата! — уже охрипшим голосом продолжала убиваться Джейн, но увы ее никто не слышал. Она села в угол и обхватила ноги руками, прижав их к себе. Через минуту девушка уже уснула.
Проснулась Беладонна от криков, которые были совсем не далеко.
— Сжечь ее! Убейте ее! — по всей видимости народ где-то совсем недалеко просто бушевал от ярости.
Джейн несли в небольшой клетке. Огромные двери распахнулись и яркие лучи солнца резали глаза. Девушка всячески пыталась закрывать глаза руками, но все было четно. Беладонну в клетке несли по площади и в нескольких метрах она увидела большое костровище и столб к которому, по всей видимости должны были привязать ее. Вокруг народ все продолжал бушевать.
— Миледи, ну хватит уже спать... — кто-то произнес эти слова таки мелодичным голосом.
— Я ее не убивала! — закричала Беладонна и поздоровалась с кровати. Рядом сидела девушка и улыбалась.
— Я не виновата... Я любила ее... — бормотала Джейн, пытаясь при этом отдышаться. Она была вся в поту и ничего не могла понять, по ее щекам покатились слезы... казалась в красивой комнате, в мягкой кровати, но она уже вовсе не помнила, как здесь оказалась. Джейн лежала с закрытыми глазами и в этот момент в комнату вошел мужчина с маленьким чемоданчиком. Не заметив, что девушка не спит, он присел на край кровати и раскрыл свой чемоданчик. Незнакомец достал оттуда маленькие флакончики и начал переливать содержимое из одного в другой, тем самым смешивая их.
— С какой целью пожаловали, милейший? — поинтересовалась Джейн. Мужчина так испугался, что не смог вымолвить ни слова.
— Что же вы молчите? Или вас не учили хорошим манерам, с вами все таки девушка разговаривает, — издевательски сказала девушка, после чего просияла от удовольствия.
— Я... Эм... Я пришел осмотреть рану и оценить ваше физическое и психологическое состояние, — мужчина так заикался, что Джейн еле разобрала его слова, впрочем он пробормотал что-то еще, но этого девушка не смогла понять.
— Так вы врач! — с улыбкой выкрикнула Беладонна. — Что же вы сразу не сказали.
— Да, я врач, и мне нужно вас послушать, — уже более уверенно произнес мужчина. Он надел стетоскоп и принялся за работу.
«Он умеет внятно разговаривать, а я-то уже подумала, что придется объясняться с ним на пальцах», — подумала Джейн.
— Аай... Как холодно, — вскрикнув, возмутилась девушка.
Мужчина чуть было не подпрыгнул на кровати, тем самым опрокинул чемоданчик на пол. Оттуда выкатился маленький флакончик с зеленой жидкостью.
— Его-то я и искал! — воскликнул врач. И долил немного этой жидкости в уже заготовленный несколько минут назад раствор. Он взболтал его и вручил Беладонне.
— В течении трех дней обрабатывайте этим раствором рану, он будет способствовать быстрому заживлению. Сейчас я вам помажу рану, — мужчина достал маленькую бутылочку и намазал рану девушки ее содержимым.
— Это, чтобы не загноилась. На этом пожалуй все, мне пора, — врач положил стетоскоп и бутылочку обратно в чемоданчик и встал с кровати.
— Спасибо вам, — просияла девушка.
— Это не мне спасибо, а графине Дэлеомель фон Дуартэ, она спасла вас, — улыбнулся мужчина. — вам сейчас стоит поспать. Скорейшего выздоровления, мазель. — Он поклонился и вышел из комнаты.
Джейн полежала еще пару минут, разглядывая флакончик с непонятного цвета жидкостью, который ей вручил врач, потом повернулась на бок и уснула.

Отредактировано Джейн (05.04.2011 14:59)

0

5

Грубые, излишне пронзительные вопли гостьи заставили графиню недовольно отпрянуть от барышни. Бровки фон Дуартэ сошлись на лбу, показывая нотки злости на лице и музыкантка, поднявшись, вышла из комнаты, неслышно прикрыв дверь и приказав одной из служанок остаться с незнакомкой.
— Что сказал врач? — без особого энтузиазма поинтересовалась Дэлеомэль, после того, как ушел лекарь, стоя рядом с дворецким в холле.
— Вы точно хотите это знать, госпожа? — улыбнулся Себастьян, посмотрев на девушку, за что получил осуждающий взгляд.
— Не хотела бы, не спрашивала, — хмыкнула она, опуская голову, — говори.
— Господин сказал, что Ваша гостья груба и плохо воспитана, — будничным тоном сказал мужчина, хотя в его голосе несложно было уловить признаки легкой раздраженности.
— Действительно? — сыграв удивление, брови хозяйки с иронией взлетели вверх и спустя долю мгновения вернулись на свое обычное место, — вот значит как. Понятно. Но, во всяком случае, мне излишне скучно находиться здесь одной, — бросив взгляд на лицо Реми, девушка усмехнулась, — скучаю ли я по Огэсту? Верно мыслите, сэр, верно мыслите. Однако я не смогу тотчас, за столь малый отрезок времени успеть отправиться в Бругге, оповестить брата о том, что была бы рада, если бы он отправился на дирижабль вместе со мной. Мне бы искренне хотелось этого, ибо с ним нас связывают не только те отношения, которые видят окружающие, мы с графом довольно близкие друзья и с ним я чувствую себя в безопасности, но порой мы не властны над всеми ситуациями, поэтому приходится довольствоваться малым. — Закончив речь, фон Дуартэ примолкла.
— Вы заинтересованы в этом? — задумчиво спросил дворецкий, устремив взгляд на лестницу. Казалось, мысли его были вовсе не здесь и не сейчас, а где-то далеко-далеко.
Музыкантка кивнула. Она не удивилась, что незнакомка могла быть грубой, ведь, скорее всего, у барышни было нелегкое детство, потеря родителей, «знакомство» с холодным оружием. Да и к тому же ее, бедную да несчастную, больную, израненную привезли неизвестно куда, это место она могла назвать «захолустьем» или даже «трущобой», сравнивая со своим, вероятно, громаднейшим поместьем. Но нет... Неверно. Это мелкое поместье — лишь прикрытие, можно сказать, маскировка, чтобы скрыть от «чужих» то, что поистине скрывается за тьмой веков. Довольно большое, можно сказать, огромное, родовое поместье в Бругге — но о его местонахождении знал лишь глава клана, Францесс фон Дуартэ, и открыл бы он эту тайну лишь брату Дэль, да и то лишь после их помолвки и рождения наследника клана. Браки между родственниками — традиция, длившаяся немалое время, но и повлекшая за собой немалые изменения. Как назло, они проявлялись лишь по женской линии — все девушки, точнее, каждые два поколения прекрасные представительницы фон Дуартэ не доживали и до двухсот лет. Поэтому и Францесс, и, соответственно, брат музыкантки спешили с помолвкой, хоть и стараясь по большей мере соблюдать заведенные правила. Будь воля главы клана, он бы без сомнения обвенчал детей и у них бы уж давно появились на свет наследники, но нет, маленькая, милая, наивная дочь, еще совсем ребенок... Хмурилась от каждого упоминания о помолвке, от каждого излишне навязчивого прикосновения брата. «Странно, глупо», — многие могут воскликнуть, осуждая музыкантку. Но что Вы хотите, уважаемые господа и дамы? Разве бы Вы радовались, когда Вас, в возрасте ста четырех лет уже выдавали замуж, или женили насильно, даже не спрашивая Вашего желания? Так сказать, Вы еще не нагулялись, не надышались воздухом, не ощутили всех красот свободной жизни, а Вас уже под венец, неужто так здорово? Именно, не так уж.
— Миледи, признаться, вовсе не... — дворецкий прервался, когда к ним подлетела служанка с раскрасневшимся, взволнованным лицом.
Графиня вздохнула.
— Родная моя, золото ты мое, милая леди, что же Вы делаете? — музыкантка залилась смехом, наблюдая, как щеки барышни становятся и вовсе лиловыми, — ну говорите уж, что Вы наделали на этот раз? — приветливо улыбнувшись, фон Дуартэ скользнула с места и, осторожно взяв девушку за запястье, дернула к себе так, что бедняжка, сорвавшись с места, полетела на хозяйку.
— П... Простите! — смущенно пролепетала она, совершая бесполезные попытки вырваться из хватки Дэль, — там... Там...
— Что же там? — музыкантка отпустила несчастную и, подойдя к лестнице, глянула вверх. Крики. «И снова...».
— Тише. И так понимаю. Что с ней?
— Она кричит... — рассеянно бросила служанка, пугливо поглядывая на графиню.
— Я слышу, что кричит... Но... — прервавшись, она махнула рукой, — ладно, милая, от тебя все равно никакого толку, — и, легко и бесшумно шагая по ступеням, вскоре исчезла из виду.
фон Дуартэ бодро оглядывала платья, прогуливаясь по своеобразной гардеробной, хотя та скорее была похожа на немаленький склад с одеждой, обувью и аксессуарами.
— Какой у нее рост? — поинтересовалась графиня у служанки, пересматривавшей платья. Барышня, обернувшись, растерянно глянула на хозяйку, — неужто не знаешь? — расстроенно переспросила Дэлеомэль, слегка осуждающе глядя на девушку.
Та, задумавшись, постояла некоторое время и потом робко произнесла:
— Примерно Вашего роста, госпожа, — и она рассеянно улыбнулась.
— Отлично, — глянув на платье, на котором служанка остановилась, воскликнула, — то, что надо! Отлично. Мне нравится, — музыкантка обворожительно улыбнулась и протянула руку, бесшумно прося барышню подать ей платье.
— Пожалуйста, миледи, — девушка отдала фон Дуартэ платье.
— Благодарю.
— Просыпайтесь, — властным голосом, не терпящим возражением провозгласила графиня, входя в комнату, где почивала гостья, — служанка скоро принесет Вам сюда завтрак, потому что миледи нужен постельный режим. Но, думаю, Вам не стоит меня очаровывать, так что попрошу переодеться, — усмехнувшись, музыкантка бросила на кровать к лежащей барышне довольно богатое платье и присела рядом. Даже через шелк перчаток чувствовался холод ладоней фон Дуартэ, тем более, что та, сомкнув свои ледяные пальцы на запястье незнакомки, ловко, довольно сильным, но необычайно плавным движением заставила девушку сесть. Подтянув за спину «больной» одну из подушек, Дэль установила ее в сидячем положении и, взяв с тумбочки флакончик с нюхательными солями, открыла его и поднесла к носу дамы. Комнату наполнил сладкий, возможно, даже приторный запах, раздражавший обонятельные рецепторы.

0

6

Языки пламени стремительно приближались к телу Беладонны. Жар обжигал ее, но вдруг на запястье она почувствовала холод и мурашки пробежались по ее телу, а в нос ударил резкий, сладкий, но довольно таки приторный запах. Девушка открыла глаза и увидела незнакомку. Это та самая миледи, которая была на кладбище. Она поставила флакончик на тумбочку, жестом руки указала на платье и улыбнувшись, вышла их комнаты. «Приснится же такое... Почему она принесла платье? Где же моя одежда?», — девушка вздохнула и встав с кровати, взяла платье. Джейн осмотрела его оценивающим взглядом, после чего все же решила примерить.
— Ну хотя бы не розовое... — пробормотала она и улыбнулась. Одев платье, Беладонна посмотрела в зеркало.
— Это платье вовсе не плохое, даже красивое, — Джейн просияла и присела на край кровати.
За дверью послышались шаги и в комнату вошла, по всей видимости служанка, она держала в руках поднос.
— Я принесла вам поесть. Графиня сказала, что вам нужен постельный режим, — служанка стояла по среди комнаты с подносом и чего-то ждала, но Джейн не могла понять, что же ей нужно.
— О, поставьте поднос на столик, — улыбнувшись, Беладонна подошла к окну и дернула шторы, чтобы открыть их. Солнечный свет ослепил девушку и она повернулась к служанке.
— Позвольте, я заправлю... — она не успела договорить.
— Нет, нет идите. Я все сама сделаю, тем более я хочу сейчас побыть одна.
— Но... — служанку снова перебила гостья.
— Никаких но, идите, — приказным тоном сказала Джейн. Она не привыкла разговаривать с людьми, приказывая им. Даже со своими слугами она всегда была вежлива и не повышала на них голос.
Служанка вышла из комнаты и когда шаги ее перестали эхом раздаваться в комнате, Джейн села в кресло и стала пить чай. Она смотрела в окно, не понимала, что вообще произошло за последние сутки. За окном посреди двора стоял искусственный фонтан. От ярких лучей солнца вода будто серебрилась. Во дворе было тихо, лишь легкий ветерок покачивал деревья неподалеку от замка. И тут мысли Джейн вдруг заполнило беспокойство. в ту же секунду девушка встала с кресла.
— Где кинжал!? Где же фото!? — растерявшись, воскликнула Беладонна. Она была в ярости и в то же время совсем не понимала, что ей делать. Девушка выбежала из комнаты, как стрела и начала метаться по замку в поисках... Что или кого она искала никому было не известно, даже она не понимала этого.
Она пробежала по длинному коридору и ее взгляд устремился к первой двери, она приоткрыла ее и увидела огромную кровать, но в комнате никого не было. Девушка закрыла дверь и продолжила свои поиски. Джейн открыла следующую дверь и зашла в комнату. Там была маленькая лестница, спустившись по ней, она увидела стол, вокруг него стояло несколько стульев. Вдоль всей комнаты стояли огромные полки забитые книгами. Джейн хотела узнать, что случилось вчера, кто та незнакомка, которая привезла ее сюда. В голове девушки было много вопросов и они мешала ей сосредоточиться. Беладонна бегала по замку, но никого не могла найти. Вскоре она заметила лестницу, но она не вела на нижний этаж, а куда-то совсем в другое место. Джейн спустилась по ней и оказалась в сырой, темной комнате. Заметив дверь, она дернула за ручку и к великому удивлению она была не заперта. Девушка выбежала на улицу, сначала хотела бежать, но потом решила тихонько уйти из поместья. ей очень везло, ворота были открыты и она спокойным шагом вышла за них. Беладонна сразу же пошла к себе домой.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Локация

Отредактировано Джейн (12.04.2011 14:59)

0


Вы здесь » Дракенфурт » Соседние города и деревни » [Полуостров Исхволль] Щебечинский замок, родовое гнездо Грассаторов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC