Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Дом «Серебряный ручей», посессор — Эмма Мориарти


Дом «Серебряный ручей», посессор — Эмма Мориарти

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/3.png

Двухэтажный серо-буро-малиновый дом, расположенный по правой стороне улицы Старожельской. Вопреки названию, не слишком претенциозное здание.

Интерьер выполнен в холодных тонах, которые сами по себе, без яркого освещения, давят на мозг и несут беспросветное уныние. Поэтому под приземистым потолком гостиной висит керамическая люстра цвета абрикосового конфитюра, в которой ежевечерне обновляют стеариновые свечи, плавящиеся там до полного прогорания. Многочисленные канделябры, развешанные по стенам комнат и коридоров, помогают наполнять дом светом и — как следствие — оптимизмом. Блестящие полы из крашеной сосны гадкого зеленовато-ржавого цвета укрыты хурбастанскими коврами с веселеньким орнаментом. В больших вазах, добавляя уюта, стоят непременно свежие букеты цветов, составленные в теплой терракотовой гамме. Все окна завешаны легкой кружевной тюлю, позволяющей солнечным лучам разогнать мрачные тени.

На первом этаже расположены: комнатка горничной, кухня, туалетная комната, гостиная и столовая, в которой принимают гостей. На втором этаже имеются две спальни, рабочий кабинет, объединенный с библиотекой, и комната для гостей.

В доме, помимо арендаторши, живут горничная, кухарка и прежний хозяин — Томас Сильверстрим, от которого дом унаследовал свое название (фамилия в переводе с латыни читается как «серебряный ручей»). Томас, собственно, и построил этот дом, прожив в нем счастливую, но бездетную жизнь, на закате которой пришел к решению сдавать свободные комнаты постоялице приятной наружности.
-----------------------------------------------------

Дракенфуртские Мориарти живут в полутора часах верховой езды от Кафедральной площади по соседству с величественным замком «Бордо» и лишенной претенциозности «Тихой луной».

Отредактировано Ребекка Сильверстрим (23.03.2010 21:56)

+1

2

Тайный ход https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png [Язан] Порт https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Первые дни пребывания на родной земле с детьми были наполнены эйфорией. Счастье захлестывало разум, казалось, что Эшли может сделать все что угодно и даже больше. Точно такое же ощущение, необычайный эмоциональный подъем, вследствие которого создаются лучшие произведения искусства, генерируются гениальные идеи, рождаются божественные симфонии. Однако было кое-что, омрачающее все то прекрасное, что произошло с вампирессой за последнюю неделю. Ее дети начали нервничать, и это передавалось ей. Нет, мазель Мориарти не была эмпатом, но она была матерью. Нарастающая тревога разбудила вторую половину «Я» вампирессы, и эта самая половина ужаснулась происходящему. Любовь к белокурым малышам никуда не исчезала, но понимание реального положения вещей заставило Мелоди действовать быстро. Кто знает, сколько продлится период ее адекватного «Я»?..
Тогда же магистр Соул вспомнила, кто на самом деле были эти детки — Леноксов в Филтоне знала каждая собака, а самой Мелоди они приходились дальней родней. А когда память услужливо подсунула воспоминание о том, кто был у этих крох в ближайшей родне, вампиресса запаниковала. Схлестнуться с полковником юстициаров было бы слишком круто, даже для такого хитрого и увертливого алхимика, как она. Полковник Кафка был мужчиной весьма крутого нрава, и уж с кем-кем, а с этим вампиром спорить совершенно не хотелось. Это было странно, но, даже находясь в такой трудной ситуации, женщина чувствовала невероятную любовь и привязанность к этим близнецам. У них были такие же аметистовые глаза и очень светлые волосы, прямо как у нее самой. И осознание того, что крох придется вернуть, причиняло невероятную боль.
Одно было ясно точно — из фамильного имения в Орлее надо было уезжать как можно скорее, и не куда-то, а прямиком в пасть ко льву... В Дракенфурт. И как удачно, ее родная сестра Эмма, пригласившая ее погостить, была вынуждена отбыть на неделю в другой город для какого-то дико ответственного и секретного задания от гильдии клириков. Кстати, о гильдии... Еще когда они были в пути, в голове у Эшли возникла одна вполне жизнеспособная идея. Она не просто вернет детей, но еще и сможет быть с ними рядом! Правда, к большому сожалению, не сразу, но это лучше, чем никогда.
А потому, когда небольшое семейство прибыло в «Серебряный ручей», мазель Мориарти наняла самую лучшую гувернантку, которая только была в Дракенфурте, а сама отправилась к лучшей подруге в гости.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Имение «Клевер» https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Модный бутик «Черная орхидея»

Отредактировано Эшли Мориарти (26.01.2013 20:57)

+4

3

Модный бутик «Черная орхидея»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Пока они ехали в «Серебряный ручей», Эшли молчала. Не то, чтобы ей нечего было сказать, скорее наоборот, но только как такое произнести прямо и без словесных виляний и реверансов?! Дом встретил их тяжелым молчанием, гувернантка наверняка повела сорванцов на прогулку, ведь что ни говори, а детям жизненно необходим свежий воздух и радость красок окружающего мира! Они не могут расти в четырех стенах, среди пыли фолиантов и духоты комнат. Причем, судя по всему, ушли они недавно, потому что на кухне обнаружился еще горячий чайник и свежезаваренный чай в небольшом заварнике.
— Простите, что здесь все настолько скромно... Я могу позволить себе почти любой штат прислуги, но текущие обстоятельства таковы, что этого нельзя допустить. Давайте я провожу вас в гостиную, а сама приготовлю для вас чай. Вы наверняка устали с дороги, да и разговор будет... долгим, — краска отлила от итак бледного лица Эшли, она скованно, почти неестественно улыбнулась и повела Джоселин с родственницей в вышеозначенную комнату.
И снова ее не покидало странное ощущение... Она боялась, что второе «я» вскоре очнется и все, что было задумано, пойдет прахом. Тогда ничто не спасет великую оперную певицу от виселицы, а благородных подельниц от стыда и позора за такие знакомства. Руки машинально разливали по тонким фарфоровым чашкам ароматную заварку и кипяток, так же бездумно ставили на поднос вазы с сахаром, свежим печеньем и коробку изумительных трюфельных конфет из мастерской шоколатье Кройца.
Когда же все, что было необходимо для достойного чаепития, было перемещено на стол в гостиную, Эшли прокашлялась, с тревогой взглянула на старую подругу и почти шепотом объявила:
— Я украла двоих детей. Более того, благодаря моим же морготовым знаниям и рукам, малыши теперь оборотни... и это не исправить. Это... это внуки полковника Кафки, — последнее заявление, судя по всему, отняло у Эшли почти все силы, потому что она откинулась на высокую спинку кресла и вцепилась в подлокотники, затравленно глядя на дам. — Если вы еще не думаете, как сдать меня в сумасшедший дом или на руки клирикам, то я расскажу, как это все произошло и возможно ли это исправить. Только решайте сейчас, возможно, у моей светлой стороны разума не так много времени, как я думаю.

+7

4

Модный бутик "Чёрная орхидея"  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Женщине дом показался довольно мрачным местом, и она отметила про себя своеобразный вкус хозяев. За всю поездку к «Серебряному ручью» Джоселин не услышала ни слова, разъясняющего сложившуюся ситуацию, но не стала торопить подругу и лишь безразлично наблюдала за сменяющимися за окном ночными пейзажами. В конце концов, ей и самой было, что обдумать.
Вампиресса пропустила мимо ушей разъяснения Мориарти касательно отсутствия в особняке прислуги, обеспокоившись состоянием близкой подруги, которая, похоже, уже больше не была настроена на оптимистический лад. Трампесса тихо проследовала за Эшли в гостиную и заняла одно из кресел, стараясь пока что оградить себя от закрадывающегося в душу беспокойства, ведь ещё оставалась надежда на то, что всё не так ужасно, как могло показаться. Вот только идея взять с собой Калерию уже начинала медленно терять своё обаяние: можно было сколько угодно ввязываться в авантюры, при этом не всегда ожидая благоприятного исхода, но вовлекать в проблемы родственников, конечно же, не стоило.
Из задумчивости Джоселин вывело появление подруги на пороге комнаты с подносом в руках, в скором времени перекочевавшем на стол. Женщина взяла аккуратную фарфоровую чашечку и попыталась устроиться как можно удобнее, что в подобной напряжённой атмосфере было не так уж просто. Поймав встревоженный взгляд Эшли, она ободряюще улыбнулась, хотя и не была уверена, насколько убедительно это выглядело.
— Я украла двоих детей. Более того, благодаря моим же морготовым знаниям и рукам, малыши теперь оборотни... и это не исправить. Это... это внуки полковника Кафки.
«Дети... Мы стали слишком сентиментальны». Вампиресса, нахмурившись, отвела взгляд и даже после завершения пересказа Мориарти проблемы некоторое время сидела не шелохнувшись. По крайней мере, теперь ей была полностью понятна причина упадочного настроения подруги. Наконец, приняв окончательное решение, женщина вернула на поднос чашку, которую держала в руках, и, неодобрительно покачав головой, ответила:
— Ты очень плохого мнения обо мне. Я уже согласилась помочь и не собираюсь отказываться от своих слов. Вот только... — Джоселин перевела всё своё внимание на родственницу, обращаясь уже к ней. — Калерия, я, признаюсь, не ожидала такого поворота событий, а потому, если вы примете решение уйти сейчас, никто не сможет вас ни в чём обвинить. Однако, как вы понимаете, в таком случае, наш разговор ради нашей же безопасности не должен выйти за пределы этой комнаты.

+8

5

Модный бутик «Черная орхидея»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Калерия с нескрываемым интересом оглядывалась, ибо дом оставлял двоякое впечатление. Это был не роскошный особняк немыслимых размеров с вычурным интерьером, что не могло ни радовать, а интересненький двухэтажный дом с весьма занятной обстановкой. Точнее, весьма занятным был тот факт, что изначально созданную холодность, хозяева настойчиво пытались завуалировать под уют. Подобная обстановка, вкупе с нагнетаемой напряженностью, двойным апперкотом били по не вовремя проснувшемуся «радару» эмпата. Устроившись поудобнее в кресле, девушка попыталась переключиться на что-то более радужное, заговорить с дамами на незначительные темы, но... любезная мазель Мориарти упорхнула за чаем, а Джоселин моментально погрузилась в собственные мысли. Отвлекать родственницу от дум Калерия не смела, поэтому, просто позволила себе «плыть по течению», погрузиться в водоворот чувств и ожидать, когда ее посвятят в детали дела. К тому времени, мазель Мориарти уже появилась в гостиной и разлила ароматный чай. Как оказалось — это были приятные минуты, перед нокаутом.
— Я украла двоих детей. Более того, благодаря моим же морготовым знаниям и рукам, малыши теперь оборотни... И это не исправить. Это...
Калерия взяла себя в руки, прежде чем у нее «отвисла» челюсть. То, как это произнесла оперная дива, впечатлило Калерию намного больше, чем сам смысл фраз.
— Если вы еще не думаете, как сдать меня в сумасшедший дом или на руки клирикам, то я расскажу, как это все произошло и возможно ли это исправить. Только решайте сейчас, возможно, у моей светлой стороны разума не так много времени, как я думаю.
— Калерия, я, признаюсь, не ожидала такого поворота событий, а потому, если вы примете решение уйти сейчас, никто не сможет вас ни в чем обвинить. Однако, как вы понимаете, в таком случае, наш разговор ради нашей же безопасности не должен выйти за пределы этой комнаты.
— Одну секунду, дамы...
Рыжая особа потянулась к чашке чая, сделала глоток-другой и внимательно посмотрела на Эшли Мориарти.
— Признаюсь, вы меня озадачили. Хотя... это шок. По хорошему счету, я действительно могла бы сейчас поблагодарить вас за гостеприимство и уйти, но... чувствую, вам действительно нужна помощь. И нет, не психиатра. Осуждать, я не осуждаю, ибо сомневаюсь, что такая дама, как Эшли Мориарти, в свободное от творчества время, ходит по улице, похищая детей. Значит — подобная мера была необходима. А если учесть некую панику, излучаемую вами... я не могу так вот взять и бросить. Возможно, мое поведение покажется странным, но я останусь и помогу, чем смогу. К тому же, мне немного волнительно еще и за Джоселин... поэтому, давайте соберемся, попробуем разобраться в сложившейся ситуации. А еще, попрошу вас, дорогие дамы, постарайтесь поубавить внутренние эмоций, а то меня уж очень сильно припрессовало — это немного мешает сосредоточиться.
Калерия ободряюще улыбнулась, ставя чашку на стол и подхватывая трюфельную конфетку. Прежде всего, надо было усмирить свои собственные эмоции. Возможно, сегодня мазель Мориарти не досчитается целой коробки, ибо стрессовые ситуации юная трампесса привыкла заедать.

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (16.03.2013 00:29)

+7

6

Разительная перемена в ее настроении была вполне закономерна — это на людях нужно играть, изображать из себя успешную самостоятельную мазель, у которой все хорошо и жизнь сплошной праздник. Дома же можно было расслабиться хотя бы на время и забыть про весь арсенал разноцветных эмоциональных и мимических масок и быть такой, какой есть. Даже ободряющая улыбка ее дорогой подруги не смогла помочь упавшему духу оперной дивы снова воспрянуть, уж больное все было запущено и худо.
— Спасибо. Вы даже представить себе не можете, что для меня значит то, что вы обе остались, и я больше не буду держать этот груз на сердце. Возможно, что вы меня не поймете, но... это мои дети. Как бы там не было, кто бы их ни родил и ни нянчил, это все равно мои дети, и я не могу их отдать, — большие лиловые глаза стали медленно заполняться влагой. Мысль о том, что все равно придется расстаться с близнецами, заставляла сердце судорожно и болезненно сжиматься, в груди все холодело, а в горле вставал горький тугой комок. Она понимала, что это неизбежно, но разум отказывался принять правду такой, какая есть, а материнские инстинкты так и вовсе вопили, что надо хватать детей и уезжать как можно дальше и жить тихой, счастливой и уютной жизнью. Но разве это было честно по отношению к малюткам? Нельзя заставить любить себя, невозможно принудить их называть ее мамой. — Это началось несколько лет назад, когда умер мой муж. Видимо, он был последней ниточкой, которая связывала меня со счастливым прошлым и которая не давала мне скатиться в бездну отчаяния. После похорон я проснулась совершенно обновленной, это было странно, но мне тогда казалось вполне естественным. Я помнила абсолютно все, что со мной произошло, но почему-то больше меня это не трогало, как будто и не моя это жизнь была. Так удивительно легко, будто вернулись годы моей юности, когда я была еще студенткой и не знала горя большего, чем четверка в семестре по токсикологии. В тот же вечер, собрав вещи, я уехала из нашего поместья и отправилась к одному из однокашников по институту. Тот немало удивился моему приезду, а когда я заявила, что решила оставить сцену и снова посвятить себя алхимии, то радости его вообще не было предела. Именно по его протекции я уже как магистр алхимии, Мелоди Соул, попала в Хурбастан, где группа ученых под самым высочайшим покровительством занимались тайными исследованиями и не вполне законными экспериментами. Работа мне эта была интересна, так что несколько лет пролетели практически как один миг. Там же наша группа вывела новый штамм оборотней — тамошний владыка захотел, чтобы хурбастанские оборотни обладали грацией кошек, а не песьей мордой и соответствующим запахом. Думаю, что этот вычурный проект нужен был ему для усиления собственной охраны... ну да не суть вещь. Была назначена дата экспериментальных испытаний, со всей Нордании и со всего Хурбастана к нам везли «образцы». Люди, вампиры, полукровки, всевозможных возрастов, пола, национальности... были и добровольцы, которым щедро платили, и те, кого привезли насильно. Последних было большинство, кто будет платить, если можно получить все и бесплатно?.. Вот среди них и были мои дети. После эксперимента их бы убили или продали работорговцам, а этого я допустить не могла. Так что я устроила в лаборатории диверсию, выкрала близнецов и сбежала. Это же событие, судя по всему, и разбудило мое первое, адекватное «я», именно поэтому я вспомнила, кто эти малыши, и первым делом я примчалась в Дракенфурт, чтобы вернуть детей их ближайшей родне. Несмотря на то, что я полностью осознаю вину, мне не хотелось бы оказаться в Аль-Матрасе... у меня даже есть план, но настолько безумный, что боюсь, он не сработает.
Эшли выжидающе уставилась на подельниц, чисто машинально поглаживая едва теплые бока тонкой фарфоровой чашки. Уже одно то, что они не ушли, безмерно радовало, с сердца будто сняли пудовый камень. Все-таки нет ничего хуже одиночества и отсутствия возможности поделиться своими бедами с близкими сердцу друзьями.

+7

7

Наверное, то, что Калерия предпочла остаться, было хорошим знаком, а, может, и нет. Вампиресса не понимала, как именно должна к этому относиться, а потому просто приняла решение родственницы за неопровержимый факт. В конце концов, если всё пройдёт не совсем гладко, они с лёгкостью смогут переименовать это «приключение» в «маленькую неприятность», хотя о безобидных размерах последующих проблем ещё можно было поспорить.
— Возможно, что вы меня не поймете, но... это мои дети. Как бы там не было, кто бы их ни родил и ни нянчил, это все равно мои дети, и я не могу их отдать.
Джоселин невольно напряглась. Возможно, она действительно не до конца понимала сложившуюся ситуацию, но на неё всё ещё давило печальное событие, связанное с гибелью её собственного ребёнка. Женщина с силой сжала кулаки так, что ногти впились в ладони, причиняя боль — ей нужно было любыми способами удержать себя от погружения в тягостные воспоминания и сосредоточиться на куда более важном и, главное, реальном деле. Она старалась оставаться спокойной и приглушить все лишние эмоции, но на всякий случай всё же мысленно попросила прощения у Калерии.
Рассказ об одном из алхимических исследований немного отвлёк внутренние голоса вампирессы, то и дело воскрешающие прошлое, от их основного занятия и заставил переключиться на профессиональный интерес. Хотя область изучения ликантропии не являлась сильной стороной Джоселин, но общих сведений, полученных во время обучения в Академии, вполне хватало, чтобы понять суть проблемы. Вот только по ходу повествования у неё возникло несколько весьма закономерных вопросов не совсем научного характера. Например, в какой степени сама Эшли была причастна к обращению детей? И, конечно же, насколько может быть опасна Мелоди Соул, стоявшая у штурвала в тот момент? Никто не мог дать гарантии, что двум трампессам удастся избежать знакомства с новой сущностью оперной дивы, которая наверняка может не с таким воодушевлением отнестись к их маленькой миссии, как та Мориарти, с которой Джос была давно и близко знакома. Однако, как бы там ни обстояло всё на самом деле, вампиресса предпочла оставить все сомнения при себе, рассудив, что решать проблемы будет проще по мере их поступления.
Женщина, окончательно совладав с собой, откинулась в кресле и задумчиво протянула:
— Учитывая, сколько законов ты успела нарушить и кому успела насолить, необдуманным можно считать уже само решение появиться в Дракенфурте и привлекать столько ненужного внимания. На твоём месте кто-то, хоть немного ценящий свою сохранность, свободу или даже жизнь, о детях задумался бы в последнюю очередь... Думаю, раз мы всё ещё здесь после подобных откровений, даже самый безумный план вряд ли сможет нас испугать.
Сказать вслух оказалось легче, чем полностью поверить в свои слова, потому что продуманность и безупречность задуманного сценария могли с большой вероятностью подвергнуться серьёзной проверке в самый неподходящий момент. «Боюсь, нам во многом придётся рассчитывать на благосклонность фортуны. Как же мне этого не хотелось бы».

+7

8

Калерия была в замешательстве. Долгое время наблюдавшая за бывшей пассией отца, можно сказать коллегой мазель Мориарти, вапиресса стала уж было убеждаться, что действительно все дамы творческих профессий — порхающие глупышки. Но, сейчас, перед ней сидела Эшли и все стереотипы развеялись в один момент. Эта особа не просто удивила юную фон Трамплтон... легкое волнение пробежало по телу, стоило услышать рассказ. Куда только не бегут дети Розы, дабы забыться, после ударов Судьбы. Воистину, вампиры/люди как игральные кости... не жизнь нас бросает, а мы себя. «Даже понимая, что она не родная им мать, даже осознавая, при каких обстоятельствах она их встретила... не хочется разлучать их. Мои дети — слова, говорящие о многом. Конечно, то чем мазель занималась и во что ввязалась похвалить нельзя — это страшно. Но, спасла же малышей! Уж лучше такой расклад, чем смерть или пожизненная эксплуатация. Только... они теперь... пусть так! Никогда не знаешь, какие открытия произойдут завтра. Если при помощи алхимии смогли сотворить, грубо говоря искусственно, новый вид оборотней, то, возможно, в будущем смогут выявить вакцину обратного действия. О, Роза! Сколько противоречий и событий в один день... за что?!» задумчиво откусив кусочек конфеты, Калерия поморщилась от резкой боли, ибо вместе со сластью умудрилась цапнуть себя за палец. К вкусу шоколада примешался металлический привкус крови. И тут, ее осенило.
— Это все крайне замечательно... я про то, что вы вовремя очнулись, моя дорогая мазель. Не хочется думать, в кого могли превратиться сами, продолжи подобную безжалостную и сомнительную деятельность. Давайте приложим все усилия, дабы Аль-Матрас обошел нас стороной! Как я поняла, никто не в курсе о том, где выбыли и чем занимались, помимо творчества? Только сокурсник знает про Хурбастан? Где он сейчас? — Калерия чуть наклонила головку в бок, устремив взгляд даже не на оперную диву, а, скорее всего, поверх ее очаровательной головки. Не дожидаясь ответа, она продолжила хаотичный монолог, состоящий из одних вопросов и рассуждений. — Ближайшая родня говорите... значит, родителей у них нет? Возможно, стоило бы сразу передать их родне, как бы больно не было... хотя... подождите! Эшли, вы сказали, что устроили диверсию... а покровителями подобных подпольных исследований были весьма влиятельные лица! Сомневаюсь, что от подобного «эксперимента» они остались в восторге... потеря подопытных, вложенные деньги «улетели в трубу», большой риск разоблачения. Вы поразительна, мазель, раз удалось сбежать и до сих пор оставаться незамеченными. Наше счастье, если они не знают и не узнают, кто стоял за побегом, в противном случае... ищеек уже пустили по следу. Даже не могу предположить, что в страшнее — столкнуться нам с бандитами или служителями закона?! Близнецы находятся сейчас здесь, в одной из комнат? В каких вы отношениях с ними и как планируете передать их родственникам? Мне с трудом представляется хоть один из возможных вариантов, который бы избавил от лишних вопросов и подозрений. Но... все получается, если верить в успех... даже авантюра! В принципе, я уже настроилась.
Теперь уже вампиресса смотрела на мазель Мориарти во все глаза, ожидая, когда им поведают о дальнейших деталях и действиях. Все это напоминало трагикомедию. Три состоятельные особы сидят в полутемной гостиной и за чашкой уже остывшего чая строят планы по избежанию тюремного заключения, обвинений в недопустимом (страшном) обращении с детьми. Чуть ли не загнанные в тупик. Готовые пуститься на еще большую авантюру, ведь даже при своей состоятельности и связях, обратиться к кому-либо, чревато последствиями. Остается полагаться на собственные силы, смекалку, женскую хитрость и, возможно, толику удачи. Что во всем этом комично, пока не известно, зато трагизма уже хватает.

+8

9

В душе у оперной дивы бушевали смешанные чувства. С одной стороны, это было желание во что бы то ни стало выбраться из этой адской мясорубки, привести в порядок свое сознание, заслужить любовь и благосклонность детей. С другой же ей было невыразимо стыдно за то, что во все это приходится волей неволей втягивать достойных вампиресс, которым в случае чего не поздоровится так же, как и самой певице. С моральной точки зрения она попросту не имела на это права, было бы намного честнее сдаться клирикам и вернуть детей, но... это значило бы окончательно потерять их. Потерять вот уже второй раз! Нет, нет, нет... невозможно, немыслимо, совершенно невыполнимо.
— Ты же знаешь, я не могу думать о них в последнюю очередь. Это же мои дети, они важнее всего на свете, всего, что у меня есть, — в лиловых глазах Эшли не было даже намека на фальшь, она твердо верила в то, что говорила. И у нее не возникало даже тени сомнения, любая настоящая мать сделает для своих детей все и даже больше. Много больше. — Их... родители погибли, мой ребенок тоже, — женщине явно понадобились все душевные силы, чтобы вслух признать тот факт, что у детей были другие мама и папа. Разум все понимал и признавал, но вот сердце... — Я не верю, что моя встреча с близнецами простое совпадение, не верю и все тут. Может же Роза дать нам второй шанс обрести счастье и настоящую семью?
Несмотря на все внутренние противоречия, мазель Мориарти свято верила в то, что трампессы ее поймут. Калерия, конечно же, слишком юна, даже не замужем (в противном случае на безымянном пальце бы красовалось золотое обручальное колечко), но Эшли очень надеялась на искреннюю поддержку с ее стороны. Про дорогую подругу и говорить было нечего... Та все понимала почти без слов, на своей судьбе испытав всю тяжесть горя от потери самого дорогого на свете существа.
— Нет, никто в Нордании не знает, что я делала и где была. Перед отъездом я отменила все свои выступления, выплатила все неустойки и «ушла в творческий отпуск» по рекомендации врачей. Мое руководство отнеслось ко всему этому с пониманием, все знали, что я овдовела. В Хурбастане же меня не знают как певицу, я там никогда не выступала. Ну а люди и вампиры, которые трудились над этим проектом, искусством как-то не интересовались, у них другие приоритеты в жизни. Наука и алхимия как путеводная звезда, а все остальное — пыль и грязь, — упоминание о сокурснике заставило мазель Мориарти задуматься. Он действительно был единственным вампиром, кто знал о ее истинном местонахождении, но вот где Арман был сейчас... Одним словом, хороший вопрос. — Честно говоря, я не знаю, где сейчас находится Арман де Шаден. Последний раз, когда я о нем слышала, был перед отплытием на материк — вроде бы он хотел отправится в Астерию, но... Моргот его знает, уехал он туда или нет. Его всегда манило новое и неизведанное, а там, как говорят, можно почерпнуть немалое количество знаний. Новые технологии, металлы, реагенты, флора и фауна... Что до ближайшей родни малышей — это полковник Кафка. И это последний вампир, с кем мне хотелось связываться, он ведь в Ордене юстициаров второй после Его Светлости графа Алукарда. И раз я до сих пор жива, то, думаю, вариант в нынешней ситуации остается только один — почти все алхимики из исследовательской группы погибли там, попросту не осталось хотя бы мало-мальски осведомленных свидетелей.
Несколько глотков едва теплого чая придали голосу оперной дивы былой свежести и звонкости, но о своем «гениальном» плане авантюры она пока предпочитала молчать. Червячок неуверенности все еще грыз душу, ведь если все провалится, то что с ними тремя станется?
— У меня есть идея, но... она слишком зыбкая и почти безумная. Что если попытаться разыграть похищение детей ради выкупа? Забросать письмами с угрозами и требованием денег опекуна близнецов и полковника юстициаров? И подстроить все так, чтобы их нашли где-нибудь на безопасном от нас троих расстоянии, чтобы никто не заподозрил нашего участия в этой истории? Что скажете?

+8

10

Многие из нас, читая ту или иную книгу, порой удивляются, что с героями могу происходить поистине удивительные приключения, а уж их количеству и вовсе, позавидуешь. Сейчас перед Калерией разворачивалась поистине детективная линия, в которой та принимала непосредственное участие. Что сказал бы Виктор своей дочери, узнав про все это? Явно ничего одобряющего и похвального. Но, Виктора фон Трамплтона на горизонте не предвиделось, поэтому его рыжий отпрыск все глубже погружался в пучину авантюры, хоть цель ее была благой.
Юная вампиресса задумчиво теребила выбившуюся прядь волос, внимательно прислушиваясь к дальнейшему повествованию. Мазель Мориарти поведала печальные подробности как из своей жизни, так о судьбе «ее» детей. Теперь Калерия все больше понимала, почему эта дама отчаянно цеплялась за малышей. Потерять не только мужа, но и собственного ребенка... Эшли многое пережила... не удивительно, что она решила сбежать от прошлого.
— У меня есть идея, но... она слишком зыбкая и почти безумная. Что если попытаться разыграть похищение детей ради выкупа? Забросать письмами с угрозами и требованием денег опекуна близнецов и полковника юстициаров? И подстроить все так, чтобы их нашли где-нибудь на безопасном от нас троих расстоянии, чтобы никто не заподозрил нашего участия в этой истории? Что скажете?
Рыжая особа непроизвольно вздернула бровь, устремляя взор на оперную диву. Истинно безумная идея, даже слишком. Забросать письмами с угрозами юстициара, в надежде, что он не выдвинет ответного хода и проглотит «наживку»?
— Надеюсь, вы простите мое недоумение, но... часть плана, связанная с разыгранным похищением, хороша для детективного романа. Полковник, являющийся в Ордене вторым после Его Светлости, с крахом разоблачит нас. Мы можем написать письма, подделав почерк, и выбрать самое, по нашему мнению, безопасное расстояние, но нас там будут ждать умело расставленные силки. Сомневаюсь, что полковник Кафка воспримет наши действия с должным пониманием, более того, не дай Роза, начнет копать глубже — разнюхает про Абаджан! Нас заклеймят в злостные похитители... перспектив в этом мало. Мне не за себя волнительно... окружению и родственникам достанется. Последствия будут не из приятных. Хотя, возможно полковник не станет предавать огласке сей конфуз... — Калерия задумчиво прикусила губу. Мысли сменялись одна за другой, хаотично, неуловимо. — Вот, если бы можно было... но, дети! Не известно, как они себя поведут. Мазель! Как к вам относятся близнецы, в каком они состоянии... как в физическом, так и психологическом? Видят ли в вас спасительницу, мать или союзника? На их молчание можно положиться? Раз в открытую детей не вернуть, хотя, тоже вариант... никто не знает при каких обстоятельствах они были вами найдены... сыграть «роль случайно обнаружившей детей дамы», под силу блистательной актрисе, а мы за свидетелей сойдем. Но, возможно, имеет место быть и такому плану: мы можем «передать» детишек в многолюдном месте, где проще всего слиться с толпой. Скажем — праздник Мертвых. Он уже завтра! Приглашены сотни гостей, большинство придут в масках... не сомневаюсь, что и опекуны, и полковник посетят его. Если нам удаться провести незаметно малышей и, как бы невзначай, дать им попасть в поле зрения родственников... их же обыскались, наверное?... тогда, возможно, дело выгорит. Единственный риск — не выдадут ли нас близнецы! Ребят начнут расспрашивать в любом случае... где были? с кем? что с ними случилось? Про их трансформации тоже узнают... так, стоп... я уже начинаю нагнетать обстановку, простите. Может, есть еще безумные идеи? Продумаем все возможные варианты.
Рыжая особа с шумом выдохнула, переводя дыхание. Чем глубже во все это начинаешь вникать, тем запутанней становится. Как «обвести вокруг пальца» юстициара? Как безопаснее всего вернуть детей?

+7

11

— Что если попытаться разыграть похищение детей ради выкупа? Забросать письмами с угрозами и требованием денег опекуна близнецов и полковника юстициаров?
Конечно же, в этот момент всё встало на свои места. Теперь опасения Мориарти о том, что, возможно, дамам стоило отказаться от этой идеи, выглядели куда более обоснованно. Джоселин нетерпеливо поднялась с кресла и принялась медленно наматывать круги по комнате. Играть в шахматы с юстициарами — плохая идея, как не посмотри, и ведь даже свести всё к банальной «ничьей» не так просто, как могло показаться. Чтобы провернуть подобную аферу, необходимо было очень тщательно подготовиться, а учитывая, что на составление плана времени почти не было, стоило забыть о сохранении полной конфиденциальности и просто попытаться выглядеть как можно невиннее.
Вампиресса внимательно вслушивалась в доводы Калерии. Бесспорно, разоблачение грозило серьёзными проблемами всем трём заговорщицам: юная рыжеволосая особа могла стать тёмным пятном на репутации семьи, чего, естественно, никак не мог ожидать её отец; небезызвестная оперная певица вообще была непосредственной виновницей всего происходящего и имела полное право начинать готовиться к худшему; сама же Джоселин в случае провала должна была бояться не только политических гонений, но и окончательного краха миссии сохранения брака. Скажем прямо, подобная альтернатива не сулила ничего хорошего. На данный момент главной проблемой было даже не то, как исполнить задуманное, а сами дети. Обнаружив малышей, их родственники тут же озаботятся вопросом о произошедшем с несчастными отпрысками. Даже если сами близнецы предпочтут промолчать о своих злоключениях, какова вероятность того, что полковник Кафка не добьётся необходимых ему ответов?
Пока что самой удачной идеей было передать детей во время бала, устроенного по случаю Праздника Мёртвых. Этакое счастливое воссоединение семьи в подарок от заботливых мертвецов. Тем более что во время подобного мероприятия было почти невозможно установить, находился ли тот или иной представитель одного из достопочтенных семейств на определённом месте в определённый момент.
— Может, есть еще безумные идеи? Продумаем все возможные варианты.
Джоселин прекратила мерить шагами комнату и остановилась около кресла, которое недавно занимала. Её взгляд на мгновение задержался на стоявшем на столе чайном сервизе, а затем женщина, тщательно всё взвесив, высказала своё предложение:
— Мы не можем рисковать и назначать встречу лично с полковником, иначе мы проиграем, даже не начав. Пока примем за рабочий вариант с Праздником Мёртвых... Однако, как уже успела великодушно заметить Калерия, важно то, как сами дети воспринимают свою непредусмотрительную спасительницу. Мы не можем заставить их умолчать о чём-либо, а потому было бы разумно раскрыть часть правды их родственникам и продемонстрировать свои добрые намерения. Речь не идёт о прямом разговоре с кем бы то ни было, можно обойтись и письменным вариантом признания, по возможности близким к изложению истории детьми и достаточно далёким от прямых указаний на нашу вину. Есть ещё и другой шанс... — вампиресса потёрла переносицу, собираясь с мыслями. Ей и самой не нравилось то, что она собиралась сказать. — Видите ли, алхимия сейчас на многое способна, возможность стирать память входит в длинный ряд её далеко не безграничных внутренних резервов. Мы могли бы попытаться заставить близнецов забыть об Абаджане, экспериментах и, главное, о тебе, Эшли. На мой взгляд, это слишком жестоко, но достаточно безумно и эффективно.

+10

12

Вполне резонные и справедливые замечания Калерии относительно предложения разыграть целый драматический спектакль смутили оперную диву. Конечно же, она была права, скорее всего, виной такой мелодраматичности служила натура Эшли — актеров всегда заносит, они не могут остановиться, и именно по этой причине среди известных и успешных преступников никогда не было и не будет подопечных Мельпомены. Вопрос же о взаимоотношениях поставил мазель Мориарти в тупик... В этой части все было еще сложнее, чем с возвращением близнецов их законной родне. Сын относился к ней лояльно, даже доверялся до некоторой степени, дочка же старалась держать дистанцию. Но не смотря ни на что, девочку вампиресса любила не меньше, чем ее брата, только вот как объяснить это малышам? Они вряд ли поймут, если Эшли расскажет, что Медерика она носила под сердцем, а об Альбе только мечтала. Это ее сердце верило в то, что все искренние и большие мечты сбываются, к детям же еще подобная вера, увы, не пришла.
— Как сказать... не враждебны — это точно, скорее насторожены. Сын, правда, доверяет мне больше, но он очень привязан к сестре, она имеет на него весомое влияние. Я уже думала над тем, что можно заставить посредством эликсиров забыть их о том отрезке времени, что они провели в Абаджане и здесь со мной... но как обосновать тот момент, когда дети оказались у меня? Не могу же я оставить их посреди гуляющей праздничной площади, надеясь, что их найдут и опознают. Вдруг с ними что-то случиться?.. Может после того, как они забудут все ужасное, что с ними произошло и окажутся где-нибудь на главном проспекте одни, я «совершенно случайно» подойду к ним и поинтересуюсь где их родители? Естественно, что их нигде не окажется и я смогу отвести их в полицию, где они назовут свои настоящие имена и тогда их вернут полковнику? Мы даже можем прогуливаться втроем... Больше свидетелей, говорящих одно и то же — больше правдивости в этой истории, разве нет? — Эшли взволнованно сжала в ладонях остывшую чашку с недопитым чаем. Этот план казался ей слишком простым, она боялась, что он не сработает и вся их дружная женская компания отправится на корм паразитам в Аль-Матрас. В то же время, женщина понимала, что чем проще задумка, тем меньше шансов на форс-мажоры и прочие неприятные огрехи, а не это ли в их ситуации самое главное?
— Я даже успела подготовить соответствующий эликсир... но не решаюсь пустить его в действие. Ведь тогда они забудут меня, совсем забудут... — лиловые глаза певицы как-то сразу потускнели, утратили половину своего восхитительно цвета, которым так восхищались поклонники. Что может быть для матери хуже, чем вновь потерять детей? Как она будет жить после того, как их голоса прекратят звучать в саду и комнатах дома?.. Пожалуй, в сложившейся ситуации Эшли поддерживало только одно — она должна думать в первую очередь о благополучии и счастье собственных детей, а не о своих чувствах. Даже если она сумеет завоевать безоговорочное доверие близнецов, ее сын всегда будет помнить, что именно ей он обязан своей почти неуправляемой второй сущностью и что от нее он не сможет избавиться никогда. Горькая правда, подкрепляемая огромным чувством вины... От этого не избавиться, и в то же время нельзя допустить, чтобы дети чувствовали это. И выход, к огромному сожалению Эшли, был только один.

+6

13

Снимаю шляпу! Отдаю почтенье,
Всем Вам – «любителям на попу приключенья!»
Всем Вам – кто, не отдав себе отчёт,
Суёт свой нос, куда собака не суёт…
Где логики – не то что кот наплакал,
А вовсе нет в помине – никакой!
Приветствую, всех Вас – сорвиголов,
Что к авантюрам с детства тяготея,
Скорее выпрыгнут из собственных штанов,
Чем будут жить как все, в штанах своих потея!
В эпохах разных – есть такое поколенье,
Им время вечно выставляет счёт!
Но я рискну отдать им предпочтенье,
«Любителям на попу приключенья»…
– В них Дон Кихота Дух ещё живёт!

Конечно, назвать дам авантюристками, с большой буквы «А» сложно, но почему-то кажется, что данные строчки сейчас подходят. Собственно, «кабинетные авантюристы» тоже могут быть рисковыми... недооценивать их не стоит. К примету, предложение стереть воспоминание деткам, звучит тревожно, хоть и выбора не остается. Почему? Да, хотя бы потому, что, на данный момент, дети знают о своей трансформации, а теперь представьте их шок после «первого» изменения. Да, и по отношению к Эшли подобная мера была жестока... в ее безграничной любви к детишкам, можно было не сомневаться, а тут они забудут особу, поэтому можно себе предположить, насколько больно ей даже при мыслях о подобном. Но, если посмотреть на это с более позитивной стороны, то у мазель Мориарти будет возможность заново построить отношение с ребятками и уже в этот раз, они будут намного доверительнее, нежели после Абаджана. Мдааа...
Калерия тяжело вздохнула, чуть освобождая ворот рубашки. Душно. Мозговой штурм и нахлынувшее волнение давали о себе знать. Извинившись перед дамами, вампиресса поднялась с места, держа путь к ближайшему окну. Решив немного похозяйничать, она открыла оное, впуская в комнату немного свежего воздуха. Полегчало ли, сказать сложно... хотя, нет, не сложно... нифига не легче, лишь стало свободнее дышать. Пройдясь тыльной стороной ладони по взмокшему лбу, Калерия убрала выбившуюся прядь волос за ухо и обернулась.
— Знаете, ваше предложение довольно реально и, в принципе, выполнимо. Терять близких всегда тяжело, но если они, при этом, живы здоровы — не так уж и непереносимо. Мазель Мориарти, боюсь у нас нет выбора, кроме как стереть детишкам часть воспоминаний об их злоключениях. Молю, не падайте духом... не сомневаюсь, что полковник благородный вампир и не откажет вам во встречах с ребятами, а так же... примет поддержку в их дальнейшем воспитании. А у вас появится шанс построить новые, крепкие отношения без недоверия, плюс ко всему, как выдающийся алхимик, поможете справиться с их способностями. К слову, их же возможность к трансформации получена искусственным путем... есть ли шанс найти вакцину обратного действия? Но, сейчас... нам надо тщательно продумать, как оставить брата с сестрой так, чтобы их с нами никто не видел, до момента нашей, якобы, первой встречи. Посадить их в крытый конный экипаж со знакомым, но надежным кучером, который довезет их до определенного места и выпустит, а мы, как уже успели предложить, сделаем вид, что мило прогуливаемся вместе?! Конечно, в любом случае начнут некое расследование, — неожиданное появление детей с приобретенной ликантропией, это подозрительно — но, мы к тому времени подстрахуемся легендами, да и кучер ничего путного, кроме как: «детишки сами попросили подвести туда-то», не скажет. Там и отстанут... возможно. О, Роза... не предусмотрена во мне авантюрное женское трамповское начало... видать, на мне вышла осечка, и яблочко от яблоньки далече упало. Дамы... простите, если толку от меня ноль... лошадей разводить намного легче, чем строить подобного рода планы. — Прикрыв глаза, Калерия потерла «занывшую» шею. Жаль не к кому обратиться из особей мужского пола, они, как правило, меньше подвержены эмоциям и решения принимают с холодным расчетом.

+7

14

Комок из горла так и не уходил, мешая нормально дышать и заставляя глаза наполняться соленой влагой. Только лишь профессиональная закалка актрисы и певицы позволяла ей держать себя в руках и не разрыдаться, как провалившей вступительный экзамен школьнице. О, Роза, как она докатилась до такой невыносимой жизни? Почему она вынуждена лгать все больше и больше, тем самым загоняя себя в клетку из этой же лжи?..
— Боюсь, что противоядия для этой сыворотки не существует. Но даже если бы я успела его разработать... Дети полукровки, на них она попросту не подействует, — некоторое время Эшли молчала, лихорадочно перебирая в уме всевозможные варианты того, как вернуть детей. А что, если... — А зачем мы все усложняем? Что будет, если сделать все намного проще? Завтра будет большой бал, наверняка полковник Кафка будет там... И именно там я ему передам детей! Открыто! И я ему даже расскажу почти всю правду... Допустим, что я отправилась путешествовать, поехала в Абаджан, там совершенно случайно познакомилась с опекуном детей, как его... — вампиресса нахмурилась, пытаясь вспомнить имя того статного мужчины. — Рамир! Рамир Ассман! Допустим, что он жил с детьми в одной гостинице со мной, и рассказал, что приехал сюда в поисках пропавших детей. А потом... потом его убивают у меня на глазах какие-нибудь мстители в масках, — да-да, театральная фантазия мазель Мориарти была неиссякаемой, актеров в таких вещах легко заносит и они не могут остановиться, — а я забираю детей и приезжаю сюда в поисках их родственников. Дети мне рассказывают, кто они, а уж дальше дело техники. А еще... может, не придется травить детей химией. С помощью гипноза можно подправить их воспоминания на нужные и они подтвердят все мои слова. Только... только я боюсь идти одна.
Нервно сцепив пальцы в замок, вампиресса выжидательно посмотрела на подруг. Одобрят ли они это безумие? Помогут ли ей выдержать беседу с полковником на балу? Хотелось бы в это верить.

+4

15

Мазель Мориарти все больше и больше импонировала рыжей трампессе. Нет, определенно сегодня она разрушила извечный стереотип и все возможные домыслы Калерии относительно хорошеньких, светских дам и, особенно, актрис. Чертовски приятное открытие, но вернемся к нашей главной теме. На повестке дня — смелая встреча «в лоб», с почти честным разговором и, героической передачей детей ближайшим родственникам. Калерия даже мысленно попыталась смоделировать не далекое будущее и, незамедлительно, подойдя чуть ли не одним прыжком к столу, слямзила конфету. Ощущая как приятная, спасительная сладость тает во рту, она тихо вздохнула. Кто сейчас из дам больше всего волновался, сказать было сложно до сих пор.
— Ммм... в любом случае, у нас не так много вариантов, — проговорила девушка, жуя и, чуть прикрывая рот ладонью. — А это значит, что действительно... чем дольше мы будем мусолить и придумывать, тем выше шанс вконец запутаться и провалить операцию. Поэтому... последнее ваше предложение, мазель Мориарти, завтра и воплотим в жизнь. Ничего не бойтесь, дорогая, буду рядом!
Утвердительно кивнув двум сообщницам, юная трампесса, чуть прищурившись, посмотрела на часы в гостиной. Время неминуемо летело. И, если Калерия не поторопиться, ее блондинистый «страж», сдержанно паникуя, объявит в розыск.
— Дамы, думаю, нам следует расходиться. Так как час X уже завтра, нужно набраться сил, подготовиться. Целесообразнее всего встретиться на балу по приезду. Эшли, милая, уж прости за панибратство, завтра к полудню я пришлю тебе надежного гонца, отпиши каким будет место встречи и ориентировочное время прибытия. Я, с позволения, откланяюсь первой. Я надеюсь... НЕТ... уверенна! Все пройдет замечательно! Постарайтесь хоть немного отдохнуть. Эшли... Джоси... не падаем духом!
Лучезарно, насколько это было возможно в данной ситуации, улыбнувшись вампирессам, Калерия слегка поклонилась и, напоследок поблагодарив за гостеприимство и приятное знакомство, поспешила к выходу.
Уже на улице, чуть пошатываясь от переживаний, она подошла к своей двуколке. Остановившись рядом с переминающимся с ноги на ногу конем, авантюристка помедлила. Рука непроизвольно опустилась на храп животного, будто бы ища поддержки. Не то, чтобы силы покинули ее, нет. Просто в который раз, убеждаешься — эмпатические способности надо тренировать, если они тебе даны... в противном случае, энергетическое истощение организма не за горами. Переводя дух и монотонно поглаживая лошадиную морду, девушка было бросила задумчивый взгляд на особняк, но конь, нетерпеливо грызший удила, резко мотнул головой. Трампесса дернулась, будто очнувшись от грез.
— Да, да... ты прав, мой хороший. — Похлопав напоследок жеребца по шее, девушка заскочила в двуколку и, слегка тронув повод, пустила скакуна рысью, а затем и голопом. Скорая езда должна была взбодрить обоих...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Малые Пустоши] Конный двор

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (05.02.2014 20:56)

+4


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Дом «Серебряный ручей», посессор — Эмма Мориарти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC