Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Больница Святой Розы


[Фабричный район] Больница Святой Розы

Сообщений 1 страница 30 из 78

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/26-Fabrichnyj-rajon/16.png

В самом сердце района Фабричного возвышается трехэтажное здание из дорого белого кирпича, которым заведует хирург с мировым именем, доктор медицины Филипп Фрост. Само строение, если посмотреть с высоты птичьего полета, имеет форму креста — четыре крыла, которые соединяются внутри, образуют просторное отделение, специализирующееся на углубленной дифференциальной диагностике заболеваний в стационарных условиях. Планировка здания является оригинальной и нетипичной для административных строений настоящего времени. В проекте предусмотрели просторные помещения как для больничных палат, так и для кабинетов персонала, процедурных, операционных. Это необходимо для поддержки нормального микроклимата, имеющего большое значение в учреждениях медицинского типа. Высокая квалификация специалистов — это второе условие для выполнения технически и интеллектуально сложных задач. Проект был начат еще в 1500 году, но был сдан в эксплуатацию только в 1750 году. Больница названа в честь матери всего сущего — Святой Розы, которая сострадает каждой живой твари на земле, и именно ей возносят молитвы с просьбами о выздоровлении больного.

(Шарлотта де Мюсси)

+1

2

Цветущая аллея по улице Старожельской  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Порой видеть будущее тяжело, но прошлое, которое ране было под завесой тумана и которое пришло так внезапно, может ранить не меньше. Призраки прошлого, они погрузили сознание девушки в далекий Орлей...

Воспоминания Изабеллы

Перед глазами стояли изуродованные тела приспешников Вильгельма, валяющихся в нелепых смертных позах на зеленой траве, покрытой инеем. Проведение заставило ее смотреть на еще теплые головы людей, которых она когда-то знала, разговаривала и даже смеялась. На их лицах, казалось, было удивление от внезапной и мучительной смерти — у всех, за исключением ее мужа, Льва, на лице которого осталось выражение ярости и гнева. Вид его застывших глаз, которые всегда смотрели на нее только с любовью, испугал Изабель.

* * *

Ночь. Темная ночь опустилась на улицы Филтона. Столица республики в это время суток казалась вымершей. Рассекая густой туман окутавший тенистый лес, соединяющий деревню «низины» и город, двигалась карета, запряженная шестеркой родовых жеребцов. Кучер судорожно щурил глаза, что бы разглядеть узкую тропинку, в то время как господа, в составе четырех вампиров вели оживленную беседу о предстоящем отдыхе, разбавляя разговор непристойными шутками.
Один из мужчин сидевших в середине между двумя другими, рассказывал какую то историю, а для того что бы его собеседники увидели всю полноту картины, которую он пытался описать жестикулировал вальируя руками словно смычками скрипки. Его зеленые глаза просто сверкали азартом, Энтони Купер был одним из известных предпринимателей славившийся своим умением вести дела и делать деньги из воздуха. Но это было не единственное чем прославился Купер, поговаривали, что у этого мартовского кота, во всех странах и городах мира, было, как минимум по пять детей, о его любвеобильности и неукротимом пыле слагали легенды. Миловидная внешность и обольстительная улыбка, были его коронными билетами в мир соблазнов. Слева от него с серьезной физиономией, устремив взгляд в окно, откуда было мало что понятно, сидел Фауст фон Войд, суровый мужчина из Бругге, холодный и неприступный, как стены Трауменхальта. На лице этого вампира редко появлялась улыбка, скорее что-то похожее на ухмылку. Он не умел любить, сострадать и вообще казался безэмоциональным, хотя в душе этого вампира разгоралась буря противоречий и ярость на весь мир, который не был к нему столь благосклонен, как он того хотел. Слушая краем уха историю Купера и перебирая пальцами фамильный перстень, фон Войд думал над предстоящим делом. С правой же стороны от рассказывающего сидел Август Прим, щеки которого были похожи на две большие дыни, а глаза казались по-поросячьи маленькими. Август Прим был членом тайной ложи, основатель которой сидел в данном экипаже, и взирал на все с особым интересом. Вильгельм фон Рей, кто же не слышал этого громкого имени в светских кругах Орлея, Лев, царь своих подданных и негласный правитель множества тайных дел. Его карие глаза казалось, видят насквозь, проницательность взгляда герцога парой пугала. Все его жесты, манеры, то как он одевался, были достойны восхищения. Властный мужчина с холодным взглядом, его длинные слегка вьющиеся волосы были цвета вороньего крыла и доходили чуть ниже плеч. Он сидел напротив всей этой «банды», облокотившись на сидение, скрестив руки на груди, внимал каждому слову и мыслям собравшихся. Карета резко остановилась, от чего Купер, которого редко удавалось заткнуть сидел как смиренный евнух, вслушиваясь в тишину.
— Что там? — крикнул герцог кучеру, но ответом ему была тишина. Он сделал жест головой, который давал понять фон Войду, посмотреть что произошло. Тот покорно вышел, но не прошло и минуты, как раздался громкий возглас, и все снова стихло.
— Что за черт! — взревел фон Рей и все кто был в экипаже в мгновение ока оказались на улице. Лицо герцога было в гневе, он бросил взгляд на лошадей, увидев окровавленное тело кучера.
— Ты не меня ищешь? — раздался мужской голос и в тумане начал проясняться силуэт мужчины, чем ближе он подходил, тем лучше можно было разглядеть его лицо, Изабель узнала в нем Старкада. Высокий не в меру накаченный мужчина в руках которого находилась оторванная голова фон Войда.

— Разряд, — раздался голос извне. Острая боль в сердце увела герцогиню от картин прошлого, — еще разряд... — Пульс вошел в ровный ритм, но дыхание было по-прежнему тяжелым, она не могла открыть глаза, только голоса и свет, яркий свет который полностью покрыл все пространство, в котором она была, словно Изабель оказалась в белой комнате, без окон, без дверей, а вдалеке кто-то кричал и давал команды.
Через пятнадцать минут...
— Все мы сделали все что могли — произнес доктор Дарн, глубоко вздохнув смотря на лицо Изабель, она была сравнима с принцессами из сказок, спящая красавица, которая не могла открыть глаза, пробудиться от глубокого сна.
— Что теперь доктор? — спросила Анжела медсестра, которая находилась все это время рядом и вытирала пот с лица врача все время пока он боролся за жизнь герцогини.
— Приготовьте самую лучшую палату, остается только ждать и верить, что она проснется... Выйдет из комы... Теперь все зависит от самой герцогини... Сообщите родственникам... — когда врач договорил все указания, Изабель отвезли в палату класса люкс. Медсестра поставила капельницу, и тяжело вздохнув посмотрела на лицо герцогини, замерев в восхищение.
— Какая же красивая! — пробормотала Анжела, и покачав головой, вышла из платы. Изабель снова осталась наедине со своими воспоминаниями, видениями и снами... Лишь еле слышное дыхание говорило о том что она жива....

+3

3

Холл  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Адам отряхнул от грязи зонт, спрыгнув с двуколки на мокрые камни подъездной дорожки у госпиталя. Как он и предполагал, хорошо доехать не получится. Двигаясь через город, сворачивая в узенькие улочки, чтобы срезать маршрут, они несколько раз влетали в болотистые лужи, разбрызгивая во все стороны грязную воду. Граф привык, что в Филтоне такой транспорт уже оборудован небольшим дверцами, которые защищают пассажира и кучера от таких неприятностей. Но, оказывается, в Дракенфурте еще такие были, старые повозки, не предусмотренные для плохой погоды. Граф сложил зонт, стараясь не запачкать перчатки или рукава, и еще раз хорошенько встряхнул. Шагая ко входу, он запрокинул голову назад, всматриваясь в неприветливое черное небо, пронизанное высокой крышей центрального корпуса больницы. Его лицо словно искушало тяжелые тучи разразиться дождем или мокрым снегом.
«Ну, не зря же я тащил с собой этот зонт. Не только, чтобы грязь на него собирать, пусть уже хоть ополоснет его...»
Он толкнул входную дверь и оказался в просторном вестибюле, заполненном множеством скамей и кресел, а так же со стенами, увешанными разными медицинскими плакатами. Многие были рисованы от руки, хотя попадались и отпечатанные на станке. Кроме него, там еще было несколько медсестер, и пара докторов, занимающихся своими делами. Пока Адам смотрел по сторонам, к нему подошла маленькая девушка в одеянии медсестры. Адам даже поначалу не заметил ее с высоты своего роста, лишь когда она заговорила.
— Доброй ночи, сэр.
Адам чуть не вздрогнул от неожиданности и посмотрел вниз, увидев говорящую. Он вежливо кивнул и снял головной убор.
— Вы желаете проконсультироваться у доктора? — но тут она заметила заостренные уши и тут же прибавила. — Или вы к кому-то?
— Да, на самом деле, я бы хотел навестить Изабеллу фон Рей, поступившую этой ночью. Не подскажите, куда ее определили?
— Конечно. Пройдите за мной.
Адам последовал за девушкой, заинтересованно осматриваясь вокруг себя. Она вела его длинным коридором, время от времени сворачивая в боковые переходы. Потом они поднялись широкой каменной лестницей, которая выглядела очень старой, но была в хорошем состоянии. Пролеты, должно быть, днем освещались из высоких узких окон с разноцветными стеклами; сейчас там было довольно мрачновато, несколько газовых рожков на стенах пытались разогнать мрак, отчего лица графа и медсестры приобрели холодный голубоватый оттенок. Адам протянул руку, коснувшись широких деревянных перил на витой кованой опоре и посмотрел на свою ладонь. Его черные замшевые пальцы были лишь слегка запачканы пылью. Граф одобрительно хмыкнул — похоже, здесь царил идеальный порядок, раз даже на боковых лестницах тщательно следят за чистотой. Последний раз тут убирали всего пару часов назад. Кто бы ни был тем, кто привез его сестру сюда, он знал, что делает.
— Вот, мы пришли. Проходите сюда.
Они остановились перед обычной деревянной дверью посреди длинного коридора, оканчивающегося большим витражным окном, почти таким же, какие были на лестничных площадках, за исключением того, что это было шире. И в отличие от него, этот коридор освещался приятным теплым огнем факелов.
— Сейчас мы проводим электрификацию всего госпиталя. — сказала медсестра, заметив, как он осматривается. — Но еще много где пока не сделали проводку, дорого, да и специалистов не хватает на всех, так что пока приходится еще довольствоваться этим.
Адам улыбнулся и взялся за дверную ручку.
— Спасибо вам. Вы знаете, прогресс не остановить. Не страшно, что здесь ничего нет, но вскоре яркими огнями электричества засияет весь Дракенфурт, а затем и вся Нордания. Вот увидите.
Девушка улыбнулась в ответ, а граф повернул ручку и вошел в палату.
Там, кроме Изабеллы, было еще две женщины. Граф бегло осмотрел их; он не слишком доверял женщинам, особенно тем, кто носит оружие. Собственно говоря, много кто из высокородных (и не очень) дам носили с собой маленький пистолетик или небольшой кинжал за корсетом, так уж повелось. Глупая выдумка, вошедшая во многих аристократичных кругах в моду. Но никто из его знакомых женщин не носил с собой шпагу. Хоть ее плащ и был просторный, а девушка сидела у кровати, но глаза графа быстро выделили где ткань плаща слегка оттопыривалась, невзирая на множество глубоких складок.
— Доброй ночи, леди. — поприветствовал их Адам, ступая несколько шагов к кровати, и положил на ночной столик свой цилиндр, возле вазы с цветами и графином воды. — Как она?

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Музыкальная комната

Отредактировано Адам Де Мариско (18.07.2010 22:12)

+1

4

Ипподром «Аскот»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Он гнал коня во весь опор, остановившись лишь раз у цветочной лавки, купив букет белоснежных лилий, ещё с Орлея он знал, что это её любимые цветы. И если вдруг она пришла в себя, то ей будет приятно видеть, хотя бы их.
И вот он уже увидел здание больницы, уже менее спешно подъехав, это же не то место где стоит разводить шум. Он спешился и привязал лошадь. Вошёл внутрь и подошёл к медсестре за столиком регистрации, узнавая, где же лежит герцогиня фон Рей. Получив эти сведения, он быстро поднялся по лестнице и прошёл по длинному коридору к названой палате. Увидев врача выходящего из неё, еще, когда был в начале коридора, он подошёл и осведомился о самочувствие и о том, не пришла ли она в себя. Но врач сказал, что она в коме, но опасность уже миновала. Поблагодарив его, Виктор прошёл дальше, и тихий стук отдался, столь же тихим гулом по этому коридору и он приоткрыл дверь, обнаружив внутри много незнакомых ему людей и спящую красавицу, коей и являлась Изабель. Отвесив поклон головы всем присутствующим, в знак приветствия.
— Добрый день, я Рихард Кёнинг. Пришёл справиться о состояние Изабель, — поняв, что применил слишком простую форму, он тут же переправил. — Прошу прощения, герцогини фон Рей.
Он бесшумно подошёл к постели и положил на столик рядом цветы. Говорить с присутствующими может, и нужно было бы, но сейчас его это мало волновало, полчаса дороги вызвали в нём ещё большее беспокойство за Беллу. А она и сейчас выглядела так же прекрасно, как и каждый раз, когда он её видел и словно спала. Его сердце сжалось, она ведь могла и не пострадать, а тут мог бы быть он.. Его рука непроизвольно потянулась и он провёл кончиками пальцев по её щеке. И тут случилось то, чего он никак не мог ожидать.. Он провалился, словно во мрак. Наверное, тоже испытывала и она тогда в кафе. Мрак рассеялся..
Солнечный летний день.. Мягкая зелёная трава устилала землю, солнце ярко светило, радуя всякую живность своим теплом, а в тени раскидистого дерева стоял столик. Он увидел себя со стороны. Тот Виктор, сидел за столиком в этом райском саду и пил кофе, разбавляя его привычной сигариллой. Выглядел он так же как и сейчас, совсем не постарел, что говорила о относительной близости момента. Его волосы слегка колыхались на ветру, оживляя его образ, прибывающий в задумчивом чтении газеты, но дату было невозможно разглядеть. Где-то вдалеке раздался звонкий детский смех, и он обернулся, отложив газету, на его лице появилась улыбка. Сигарилла была тут же потушена, и Виктор поднялся, идя навстречу этому смеху. В поле зрения появился ребёнок, который так задорно смеялся, это была маленькая девочка, совсем ещё малышка, раньше Виктор её никогда не видел, но не тот, что присел на корточки и поймал девочку в руки. Девочка была совсем махонькая, в руках Виктора, она выглядела как фарфоровая куколка. Но она совершено его не боялась, будто знала с рождения. Со стороны видного сейчас леса послышались ещё голоса, явно спорящих мальчиков.
— Да говорю тебе, она убежала к оврагу!
— Да нет, я тебе говорю, она точно побежала сюда!
Под сенью деревьев показались те самые близнецы, что он видел в виденье Изабель, её два сына и теперь стало очевидно, что девочка, это та самая приболевшая её дочь.
А тот Виктор усмехнулся и убрал вьющуюся прядку с глаз девочки.
— Опять обманула братьев, и они тебя потеряли? — его голос был мягким и он выпрямился, держа девочку на руках.
Она загадочно улыбнулась и протянула ручку к его лицу, схватив за нос, снова звонко рассмеялась и только хотела что-то сказать..
Видение оборвалось, он замер, часто дыша и смотря на Изабель, услышал как к нему обращаются.
— Вы родственник? — спросила медсестра.
Все присутствующие в палате смотрели на него. Всё произошло так быстро, он только недавно вошел, и обратились к нему почти сразу же. Откровенное смятение, от увиденного, охватило его, и исчез из палаты за доли секунды. Только дверь медленно закрывающаяся, говорила о том, что кто-то только что покинул палату фон Рей.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Поместье «Цветущий сад»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (год спустяhttps://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Замок Алукарда, через главный вход и бальный зал  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Библиотека

Отредактировано Рихард Виктор Кёнинг (20.07.2010 02:49)

+2

5

«Наша жизнь это история полная взлетов и падений, ошибок и верных шагов. Я никогда не жила по-настоящему, и меня никогда не любили», — писала Изабель в одном из своих дневников и наверное отчасти это была правда, но лишь отчасти, другая правда состояла в том, что порой мы не видим или не хотим видеть тех, кто воспламеняется к нам чувством. Ей восхищались, ее уважали, в ней видели сильную женщину, которая пережила и переживет множество трагедий в этой нелегкой игре под названием жизнь. Но что такое любовь? И есть ли она в этом мире, полном жестокости, где брат шел против брата, смешивалась кровь и происходили страшные убийства. В этом сумбуре порой она видела то, что хотела видеть, а не то, что было на самом деле. Она принадлежала к той редкой породе женщин, которые больше пекутся о других, нежели о себе, и умеют великодушно и тактично прощать ошибки. Казалось, у нее было все, все чего только можно пожелать, но... но это был лишь спектакль, реальность состояла в том, что друзья предают, люди, которым ты веришь, лгут, враги шепчутся за твоей спиной, семья ждет от тебя того, что ты порой делать и не хочешь, но ты вновь и вновь надеваешь маску на лицо и идешь играть этот спектакль, улыбаясь и любезничая, ибо ты миротворец и это твой путь, как бы тяжело тебе ни было и слезы не подступали к горлу, ты должна держаться и идти вперед, потому что от тебя ждут многое, и ты обязана оправдать надежды. Это всего лишь капля в том океане, чьи волны вздымались, пытаясь заглотнуть ее в свои пучины. Она была сильна, сильна для того, чтобы каждый раз, падая, вставать и идти вперед, но в душе Изабель останется тем ранимым созданием, которым была сто лет назад, и пронесет через всю жизнь все переживания, которые, как пыль на дороге, ложатся на ее сознание, оставляя неизгладимый след на сердце.
Изабель спала. Спала глубоким сном, и даже сейчас ее лицо было безмятежно прекрасным в лучах восходящего солнца, проникающего сквозь тонкие занавески в комнату. В том, как она спала, было нечто завораживающее, герцогиня была молода и прекрасна, словно цветок, распускающийся на рассвете дня. Ее тело лежало на больничной кровати, а разум летал где-то в астральных планах бытия, побуждаемый множеством картин, переживая времена глубокого прошлого вновь и вновь, возвращаясь в события минувших лет. Она была в далеком Орлее в те дни, когда мир казался розовым, небо было светлее, а ароматы ярче.

Сон Изабеллы

Заходящее солнце заливало янтарным светом парковую зону Филтона, она часто прогуливалась здесь с аристократками из соседних поместий. Небо было цвета лазури, Изабель еще некогда не видела столько голубого, голубого неба, никогда ее еще не слепило столь яркое солнце. Повсюду разливалось пение птиц и стрекотание кузнечиков, бабочки порхали над цветами, и мир казался какой-то невообразимой сказкой. Она шла, держа в одной руке белоснежный зонтик, другой придерживая пышный кремовый подол платья, сшитый из какого-то легкого материала. Идущие рядом девушки все о чем то сплетничали, рассказывали разные истории, которые слышали от камеристок или смогли уловить из разговора старших. Она просто наслаждалась этими мгновениями. Прикрыв глаза, Изабель вдохнула свежесть воздуха, но открыв их она очутилась у скалистого обрыва. Порывистый ветер трепал юбки и вырвал летний зонтик из рук. Изабель стояла, пытаясь удержать подолы платья которые поднимались, оголяя ноги девушки. Ветер стих. Волны начали вздыматься ввысь, словно пытаясь достать до ее ног, она подошла ближе и, посмотрев в низ, увидела пенящийся прибой, позади послышался чей то голос который шептал «прыгай» и в одночасье волны превратились в раскаленную лаву, а обрыв в жерло вулкан, и когда гонимая болью и отчаянием она хотела сделать шаг в эту пропасть послушался второй голос шепчущий «стой!». Она вновь закрыла глаза и почувствовала обжигающий холод на плечах. Изабель очутилась в зимнем лесу, с неба падали белые хлопья снега, а от каждого дуновения ветра по спине девушки пробегала дрожь.
— Кто-нибудь, — крикнула она в пустоту, но ответом была тишина. Потом детский смех, разливающийся детский смех она пошла на него, через какое — то время Изабель оказалась перед белоснежной дверью выросшей, словно из неоткуда посреди леса. За ней был слышен тот самый детский смех, который привел ее к этому месту, прикоснувшись к поверхности, она аккуратно повернула ручку дверцы и открыв ее очутилась в летнем саду. Глаза девушки расширились когда там же она увидела Виктора который поднял ребенка на руки, и начал разговаривать с девочкой, но большим потрясением было для нее когда из за тени деревьев вышли два мальчика. Это были ее дети, она знала это наверняка Эван, Людвиг и Кэтрин. Но что... что Виктор делал там и почему девочка шла к нему так, словно знала всю жизнь, ведь она поклялась, поклялась что они некогда не встретятся... Вдруг картина закрывается и вновь крик, кровь, слезы и мрак... Потом тихий шепот в темноте: «Проснись, проснись!»

Она открывает глаза, судорожно ловя воздух ртом, поначалу не понимает, где оказалась и что произошло, она видит близких, которые все это время были рядом. Вновь воспоминания затуманивают сознание девушки. Изабель чувствует, как слезы начали подступать к горлу, и пытается сдержать наплыв эмоций. «Что? Почему? Столько вопросов, но не одного ответа.»
— Где я? Что произошло? — задыхаясь от слез, шептала она. Начиналась паника.

+1

6

Главный проспект  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Когда он, наконец, подъехал к больнице, недоумение по поводу места перешло в раздражение. Ну да, лучшего места, чем какая-то заштатная лечебница в глубинах фабричного района, даже не торгового! Это могло объясняться только полной атрофией мозга у тех, кто притащил Изабеллу сюда, а не отвез в поместье. Уехал Доминик или нет неизвестно, но дома ей было бы лучше. Хотя масла в огонь добавила жалкая статейка в желтой прессе, что это он, стреляя в герцогиню. Это было настолько бредово, что Альберт даже не засмеялся, писать про него такую гадость?! Но как бы то ни было, Аскары не обращают внимания на слухи и тем более не обращают внимания на низкопробные газетки. Это просто ниже их достоинства.
Поглядев из экипажа на больницу, Альберт решительно вышел из кареты, задержавшись лишь для того, чтобы забрать огромный букет, который он купил по дороге. Больных нужно радовать, а девушки любят цветы. Поудобнее перехватив корзинку и отмахнувшись от кучера, который хотел предложить свои услуги, герцог стремительно направился в больницу. Еще нужно было найти больную, но это как раз не проблема. Он мог поспорить на свой любимый клинок, что около палаты уже были посетители.
Так и оказалось, когда Альберт узнал дорогу к палате, спросив у проходящего врача, он увидел нескольких человек. Вернее вампиров. Еще раз по удобнее перехватив корзину, Аскар вежливо кивнул.

0

7

«Боже! Боже, что произошло!» — мысленно в недоумении твердила она, по очереди переводя взгляд с одного присутствующего в палате на другого. Тяжело описать то, что сейчас испытывала Изабель, тяжело рассказать что чувствует тот кто только что вышел из комы и обнаружил себя в незнакомом месте, но еще тяжелее описать то что она чувствовала после ведения, она поклялась что больше не встретиться с Виктором и сдержит обещание во что бы то ни стало, ибо знает, что цена их встречи слишком велика. Вновь и вновь вспоминая видение, герцогиня недоумевал, а как он оказался в том саду. Потом то видение перекрывалось вторым, который был главной нитью, заставившей девушку отказаться от него. Она не могла позволить случиться трагедии и сделает все, чтобы этого не произошло. В своем последнем письме Франциск, родной брат Адама, писал: «Орлей ждет тебя, дорогая сестренка». И сейчас эти слова прокрались в душу герцогини как тихий змей обвивающий разум, побуждавший ее к действиям, заставив задуматься над словами брата. Еще не до конца придя в себя после глубокого сна, она рассматривала место своего пребывания. Женщина в одежде мед сестры просила всех выйди из помещения. Изабель охватывает страх, она не хотела оказаться одна в этом незнакомом месте, посмотрев на свою руку, девушка обнаружена, что подсоединена к капельнице, она резко выдирает иглу и пытается встать с кровати, но сестра милосердия удерживает Изабель на месте говоря, что ей нельзя вставать. Она лишь твердит: «Я хочу домой! Адам, Адам...». Слезы все сильнее подступают к горлу, в этот момент в комнату входит Альберт-Александр, с шикарным букетом собранным судя по всему под заказ цветов. Мужчина отвешивает поклон присутствующим, которые в момент поворачиваются к новоприбывшему. Вот уж перед кем она бы не хотела казаться слабой, хотя в эту минуту именно такой она и была, на секунду закрыв глаза, девушка проглатывает ком слез в горле и натягивает улыбку. Паника отступает, уступив место рассудительности, хотя внутри герцогини до сих пор бушевала буря эмоций, которые таки рвались выйти, но не здесь, не сейчас, у нее еще будет время...
— Добрый день, герцог, — на выдохе произносит Изабель. — Вы один? А где же моя сестра?

+1

8

Осмотрев помещение, вампир сосредоточил внимание на девушке. Впрочем, капельницу он заметил и внутренне поморщился. Были более надежные способы исцеления. Но пускай.
— И вам здравствуйте. — Вампир цепко пробежался взглядом по лицу Изабеллы и слегка улыбнулся. — Не стоит переживать о сестре, подумайте о себе. А Морисса сейчас в поместье, а то разное случается... Но я знаю, что сердцем она с вами.
Альберт слегка намекнул, что разное это записка в которой писалось о покушении. И если раньше к ней можно было относиться с долей шутки, то после случившегося только со всей серьезностью. Не стоило подавать повода неизвестным недоброжелателям, пока их не нашли. Поэтому нужно быть осторожными.
— А пока вам следует радоваться жизни и поправляться. Поэтому... — вампир водрузил карнизу на край кровати. — Прекрасные цветы для прекрасной девушки. Чтобы мы вновь увидели вашу улыбку, герцогиня.
Сейчас следовало бы поцеловать девушке руку, но увы данная ситуация к этому не располагала. Хотя и жаль этот жест был к месту.

0

9

— Благодарю за букет, — произнесла герцогиня, улыбнувшись герцогу как можно искренне, хотя это было тяжело в той ситуации, в которой был подарен букет, и в том месте, в котором она сейчас находилась. Изабель понимала, что это всего лишь формальности и этот букет знак внимания не к Изабель, а к наследнице Фортунатов. Она улыбнулась. Именно это от нее ждали, а она не могла не оправдать ожиданий, этикет был на первом месте, даже в этом месте. Заметив, что одета только в сорочку герцогиня, быстро натянула одеяло, и хотя золотые локоны, которые были длинной ниже поясницы и так закрывали декольте девушки, ей стало весьма неловко.
— Что произошло? — все еще в недоумение спросила Изабел. — Как я здесь оказалась? Я помню только... — она не сказала, что помнит, поскольку последнее, что запомнила герцогиня это поцелуй Виктора, потом она садится в карету и все, воспоминания словно растворяются в темноте.

0

10

— О, здесь все просто, — ехидно усмехнулся вампир. — Представьте, я научился делиться пополам усилием мысли. Сегодня в парке именно это и произошло, мой двойник впитавший, видимо только отрицательные качества, решил прогуляться и эта прогулка вывела его к вашей карете, в которую он и стрелял. Пиф-паф.
Альберт сделал жест словно в кого-то целился из револьвера.
— Но все это не просто так, а от неразделенной любви, — усмехнулся герцог. — Моя внезапная половина была огорчена вашим отказом и обижена согласием вашей двоюродной сестры и от неразделенной любви решила покончить все дело пулей. Интересно не правда ли? А наши доблестные газетчики так написали, правда это все низкосортные газетенки, так что не обращайте на это внимания. Да, кстати, им бы нужно было приписать моему внезапному двойнику фразу: «Так не доставайся ты никому!» Смею уверить, домохозяйки бы рыдали. Да, еще моей внезапной половине стоило покончить с собой на том же месте. Это бы принесло известность.
Внимательно посмотрев на герцогиню и видимо удовлетворившись увиденным Альберт продолжил.
— Более серьезные издания наподобие «Дракенфуртского курьера» пишут более скромно, просто о несчастном случае, видимо лошадь понесла или ось у экипажа сломалась и он перевернулся на ходу. Какая версия вам нравится больше?

0

11

«Альберт-Александр влюблен? Ха-ха, смешно!» — Изабель даже не могла себе представить влюбленного Аскара. У Зойцсмана, судя по всему, совсем крышу сорвало, поскольку, чтобы выдумать такое, нужно быть безумным, не иначе. По ее мнению, журналисту стоило изменить имя и засесть за мемуары. «О боги, он будет богат! С его-то воображением! И как он мог такое написать»? Изабель вообще сомневалась, что глава Аскаров был способен на подобные чувства, а Гарельд счел, что Альберт влюблен в нее — еще раз «ха-ха»... По мнению герцогини, Альберт-Александр был... эм, как сказала Морисса?.. «Самовлюбленный, вежливый гад...»? Хотя, как говорят, чужая душа потемки... Во всяком случае, слух казался жутко бредовым! А то, как Альберт-Александр рассказывал эту сплетню, поистине было достойно аплодисментов. Но почему-то самой девушке было не смешно, ибо Зойцсман чересчур увлекся мемуарами о жизни герцогини. Что следующее? Может быть, она станет убивать младенцев, ну или заведет роман с девушкой? Изабель пока не знала, что о романе с девушкой Гарельд уже умудрился сочинить, но, впрочем, все еще впереди и, прочитав желтую прессу воочию, герцогиня вряд ли обрадуется подобной новости... Она уже привыкла, что любые ее действия приравниваются к роману, как например, приветствие у Зойцсмана означает внезапно вспыхнувшую страсть, а если к этому добавлялась еще и обворожительная улыбка, то тут все — пиши пропало, будет свадьба и никак иначе!
Изабель выслушала всю историю в тихом изумлении, хотя по глазам, которые просто горели от ярости, было видно, что герцогиня в гневе. От улыбки на лице девушки не осталось и следа. Ей уже порядкам надоело попадать в желтую прессу, тем более, когда ее примешивают к очередной интриге...
— Очень интересная версия, — сделав акцент на «интересная», парировала герцогиня. — Боже мой, Альберт-Александр, как вы могли, — усмехнулась девушка. — А мы вам верили! — сделала паузу. — Я надеюсь вы уже написали опровержение этой нелепице? — уже на полном серьезе поинтересовалась Изабель. — Святая Роза, когда же этот журналист успокоится, — вздохнув и облокотившись на подушку, произнесла вампиресса. — Боже, эти дни были невыносимо тяжелыми, — усталым тоном прошептала Изабель. — Я хочу домой...

0

12

Собор Святой Розы  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Тишина палаты угнетала... Лишь ровное дыхание Изабеллы и чуть частое сердцебиение собравшихся нарушало и выводило разум из забытия. Смотря в окно, девушка могла погрузиться в раздумья. О плохом и хорошем, о прошлом и будущем. Фантазия быстро вырисовывала картины, ставя их перед взором юной леди. Из далека, раздался голос, повернув голову вампиресса посмотрела на монахиню, которая направилась ближе к кровати но запутавшись упала на пол. Ее стало жаль, но подниматься девушка не стала. Еще одна вампиресса уже успела принести прохладное полотенце. И вот из уст монашки потекли вопросы. Кто вы, что вы.... Банально. На них отвечать девушка не собиралась. Очередной скрип двери и знакомое лицо появляется палате. Определенно новопришедшего девушка знала, она была уверенна, но при каких обстоятельствах запомнила его лицо, увы, не могла вспомнить. Вампир подошел к кровати и притронувшись к щеке сестры замер. Это состоянии длилось не больше пары секунд, и вот он уже скрывается за дверью. Внезапно, именно так расценила это мгновение вампиресса, сестра открыла глаза. Распахнула, как будто кто-то невидимый разбудил ее громким шумом.
Тонкая рука Фрейи потянулась за ладонью Беллы, но уже голос монахини разнесся по палате. Просят выйти и девушка, слегка улыбнувшись, следует в коридор. Из соседних палат слышны разговоры, плачь, крики. Нескончаемый поток людей. Они-то входят в больницу, ища помощи, то выходят, зная, что возможно скоро вернуться. Время вновь замирает, растягивая минуты. Фрейя начинает прохаживаться вдоль белых стен. Звук каблуков сливается в один звук, с окружающим шумом. Начинает болеть голова. Слишком громко, слишком много народу. Сейчас хочется быть рядом с сестрой, волнение отражается в голубых глазах. И вот в палату входит еще один мужчина с корзиной цветов. Разве так положено? Ему можно ей нет? Поправив платье вампиресса, аккуратно открывает дверь. Слегка склонив голову знак приветствия незнакомцу, она спешит к кровати.
— Как ты себя чувствуешь? — один вопрос, который сейчас важен. О произошедшем узнает потом.

+1

13

— Опровержение? Вы шутите? — Поднял бровь вампир. — Никогда не опровергайте слухи и сплетни, иначе в них можно увязнуть. И тем более не опровергайте статьи в желтой прессе. Опровергая их писанину вы спускаетесь на уровень ниже, признавая за ними право вести с вами диалог. А из этого ничего хорошего не получится.
Рассеяно проговорил истину, которую понял давным давно. Слухи будут всегда, но опровергая эти слухи вы косвенным образом подтверждаете возможность его существования.
— Да-да, как я мог? Такое бездарное исполнение! Хотя наверное нам нужно было стрелять вместе с Мориссой, мне от неразделенной любви, ей из-за любви разделенной, но несчастной.
В этот момент произнесла свой вопрос девушка и Альберт слегка наклонил голову.
— Герцогиня, вам стоит развеяться, но если вы хотите, то я могу отвезти вас в поместье, где вам будет комфортнее.

0

14

Несмотря на то, что герцогиня долгое время находилась в коме, после пробуждения она чувствовала себя весьма и весьма удручающе, измученно и убито. Смотря в потолок, девушка размышляла над прошлым, которое уже не вернуть и над будущим, которое порой приоткрывалось туманной дымкой, но было настолько сумбурным, что Бель не могла его понять, как поступать и что делать. В голове вертелось сотни мыслей, от ухода в монастырь до возвращение в Орлей. Но каждый раз, когда подобные мысли посещали герцогиню, что, то мешало воплотить их в жизнь. Можно назвать это по-разному: провидение или судьба... но в день аварии Бель собиралась вернуться в Орлей, на следующий же день, но, видимо, судьба готовила что-то другое, а может быть, это было всего лишь совпадение? Во всяком случае, она отложила свои мысли в дальний ящик, дабы потом вернуться и обдумать все это в более подходящей обстановке, а возможно ей пора исповедоваться? Когда она в последний раз была на исповеди? Кажется, после маскарада... Для себя она решила полностью посвятить свою жизнь клану, в конце концов отец прав, и стоит засунуть подальше свои желания, начать жить реальностью, а не мечтами, а реальность состояла в том, что... впрочем, сейчас она не хотела об этом думать. Ее мысли прервал голос сестры, взволнованной за ее здоровье.
— Уже лучше, — улыбнулась вампиресса, — уже лучше... — и тут Альберт Александр предложил отвести Бель в поместье.
— Я буду вам весьма благодарна, — улыбнувшись, ответила герцогиня, — не люблю больницы...

+1

15

— Ну что же, нет ничего проще, — Аскар прищурился, словно задумал какую-то пакость, и усмехнулся. — Скоро вы будете дома.
Задумчиво пошарив глазами по комнате в поисках кого-нибудь, кому можно было доверить трость, но в помещении не было никого кроме знакомой герцогини.
— Прошу вас, мазель, на время, посторожите мою трость. Хотя вы, наверное, захотите поехать с герцогиней, раз так за нее переживаете. Я предлагаю поехать в моем экипаже это спасет, госпожу фон Рей от докучливых пересуд. А они явно появятся.
Не давая времени на то, чтобы догадаться о намерениях буквально всучил девушке трость и быстро шагнул к кровати.
— Герцогиня, уныние это плохое чувство. — И не давая времени для ответа быстро подхватил девушку на руки, вместе с простыней. — Жить нужно легко, в свое удовольствие. Карета подана. Мазель, мы с Изабеллой ждем вас в экипаже. Прошу за мной.
И больше не обращая внимания ни на что легким шагом двинулся вперед по коридорам, аккуратно держа свою ношу. В данном случае девушка должна была испытать хоть какие-нибудь эмоции, которые прогнали бы печаль и уныние.

+1

16

Уныние — это одно из того множества чувств, которые испытывала герцогиня в эту минуту. Возможно, это было связано с тем, что она буквально несколько минут назад вышла из комы, а возможно с тем, что она там увидела. В любом случае факт оставался фактом, настроение герцогини было фактически на нуле. Несмотря на то что в палате было много народу, и все они казалось, переживали о ее самочувствие, чувство внутреннего одиночества не желало покидать девушку, она не могла объяснить что происходило с ней сейчас, порой наши чувства не поддаются логическому объяснению. Душа разрывалась, разрывалась на тысячи мелких осколков, от боли которую испытывала Бель. Почему жизнь так несправедлива, почему каждый раз, когда казалось, герцогиня счастлива, судьба преподносила ей сюрпризы, и зачастую сюрпризы эти были не самые приятные. Сколько слез было выплакано, сколько жизней погублено, герцогиня до сих пор помнила Филиппа, друга детства, который всегда поддерживал Бель в трудную минуту, который примчался в Дракенфурт, после того как она покинула Филтон, она не видела его любви, не воспринимала его как мужчину. Для нее Филипп был мальчишкой, еще тем мальчишкой, с которым они играли во дворе, но Филипп видел в ней женщину, он знал, что она вовсе не дитя, а настоящая дочь Евы с горячей кровью. Он умер у нее на руках, на последнем дыхание произнеся те слава, которые мечтал сказать всю свою жизнь «Я всегда любил тебя Рей» только он называл ее так, Рей — королева. Прежде Филипп считал, что может оградить ее от всего света, тогда же Райдер проклял свое бессилие. Да он любил ее, но между ними всегда неопределимой стеной стоял долг и семья, и это заставляло его сдерживать себя, быть с ней холодным и сторониться ее. Ее взгляда, улыбки всего то, что могло пробудить в нем желание обладать этой женщиной. Он знал, что это необходимо и не желал ей зла, понимая, что поддайся он слабости, и доброе имя Изабель может быть погублено. Но когда фон Рей погиб, у него появилась надежда, которой так же не суждено было исполнится... «Наша воля ни над чувством, ни над временем не властна. Видим мы, что нас любили, лишь, когда любовь утратим.» только утратив она увидела в нем другого Филиппа. Габриель Кроули, она проклинала этого вампира, который лишил ее одного из близких и дорогих существ в этом мире. Она некогда не простить ему смерть Филиппа, не простит, потому что вместе с ним умерла еще одна частичка ее. Скольких ей придется похоронить что бы, наконец, быть счастливой... Это воспоминание о Филиппе прокралось так внезапно и незаметно, Изабель поняла. Она поняла и была готова поклясться, что потеряла еще одного близкого человека, чувствовала что, что то вновь произошло в ее жизни, а предчувствия некогда не обманывали герцогиню.
— Прошу меня извинить. Меня зовут Дайана Росс, меня направил ваш брат для вашей личной охраны! — произнесла одна из присутствующих девушек.
— Охрана мне теперь понадобится, — улыбнулась герцогиня, хотя улыбка и казалась натянутой, Изабель искренне так считала. Увидев взгляд главы Аскаров, герцогиня насторожилась, не прошло и минуты, как она была у него на руках. Нужно признать, что Альберт Александр был прекрасно сложен. Изабель слышала стук своего сердца, которое было взволновано, в конце концов, она находилась в объятиях мужчины, и это не могло не быть как минимум приятным. Она обвила его шею руками пристально посмотрев ему в глаза.
— Не боитесь, что данное действие воспримут как разгорающуюся страсть? — изогнув бровь, с долей сарказма произнесла девушка... потом голос мед сестры, которая была явно недовольна действиями Альберта Александра. Через несколько минут в палату вошел врач, который тоже был явно недоволен тем что сейчас происходило, но Бель не собиралась более оставаться в этом месте, и если бы у нее были силы встать на ноги и убежать наверное так бы она и сделала... Объяснив врачу что дома герцогиня будит находится под пристальным наблюдением личного лечащего врача и в полной безопасности, врач был вынужден согласится отпустить ее из больницы...

+2

17

Молча слушая разговор незнакомца и Беллы, девушка держала сестру за руку. Хотя это прикосновением назвать нельзя было, так пальчики слегка коснулись ее ладони. Вот снова заговорила сестра, конечно в ее словах была доля правды. Сидеть без дела вампиресса была не намерена. Подойдя к монахини Фрейя искренни улыбнулась:
— Конечно, вы правы, и я надеюсь, простите нам нашу бестактность. Но и вы нас поймите мы все родственники и друзья и волнуемся за физическое и моральное здоровье герцогини. И если не против, хотелось б отблагодарить столь замечательных врачей и сестер, — еще одна улыбка и вот голубые глаза направлены на так называемую охрану. Во взгляде пронеслось удивление и некое разочарование, но говорить что-либо вампиресса не стала. В этот момент в руках оказалась трость незнакомца, девушка не успела, что-либо возразить и лишь вздохнула, когда он подхватил Беллу и понес к экипажу. Не спеша девушка последовала за ними. Мешочек с деньгами звонко приземлился на одном из столиков в коридоре. Когда шлейф черного платья скрылся за входной дверью больницы, одна из сестер обнаружила подаяние и счастливая побежала рассказывать докторам о неожиданном подарке.
Единственна мысль что кружилась голое: «Только не в поместье Рей». Страх дрожью пробежался по телу, но на фарфоровом лице продолжала играть улыбка.

0

18

Аскар перевел взгляд спокойных, очень спокойных глаз на истеричную медсестричку.
— Успокойтесь, милочка, дома герцогине будет намного лучше, чем в этой больнице. Намного, сестра. — Последнее слово Альберт выделил изрядной долей сарказма. Что поделать такую бледную моль он терпеть не мог. А причина в принципе была не важна.
— А вы, мисс телохранительница, можете пока погулять. В Дракенфурте есть занимательные места. — Герцог любезно улыбнулся и перевел взгляд на на Изабеллу. — Моей репутации уже ничто не сможет повредить. А страсть... кто знает?
И уже не обращая ни на кого внимания двинулся по коридору, бережно неся свой «груз». Пара коридоров и вот они на улице, где сейчас была не слишком хорошая погода, а если честно то совсем нехорошая. Снег, ветер. Наверное в такую погоду стоило сидеть дома, людям, разумеется.
— Дверь. — Остановившись рядом с экипажем, Альберт быстро указал взглядом кучеру на дверь. — Вот мы и пришли.
Следующая фраза была произнесена уже внутри, когда Аскар все также держа девушку на руках, забрался внутрь, оставив Изабеллу сидеть у себя на коленях.
— Вам говорили, что у вас красивые волосы? — Как-то невпопад произнес герцог прямо и сразу же поправился. — Куда едем?

+1

19

Страсть. Одна из сильнейших движущих сил, когда либо охватывавших народ. Это то чувство, которое заставляло оратора произносить речи, и люди шли за ним, под силой его страсти, та сила, которая заставляла художников творить, писателей сочинять. Это то чувство, которое могло как возводить новое, так и разрушать старое. Жизнь Изабель была полна страстей и интриг. Она же, в свою очередь, старалась оградить собственное сознание от столь сильных эмоций, предпочитая держать разум в трезвости, так было проще, во всяком случае, она искренне верила в то, что, сдерживая свои эмоции, она может оградить себя от ошибок и промахов. Но так уж повелось, что «наши чувства над разумом не властны», как сказал один писатель, чья страсть творила умопомрачительные произведения. Порой мы влюбляемся в своих врагов и ненавидим друзей, парадокс — не иначе, и в подтверждение этому была масса жизненных ситуаций, и историй, которые перемывали на балах и светских раутах, как кто-то когда-то... «Действительно, кто знает?» — только и пронеслось в голове, как они оказались на улице.
Вьюга, сильная вьюга и снегопад обрушились на город в этот будний день. По коже Изабель, оказавшейся на улице в одной сорочке и простыне, прошелся легкий холодок, который быстро привел девушку в чувства. Войдя в карету, Альберт-Александр не спешил опускать девушку на сидение, оставив ее на коленях, впрочем, и она не стала возмущаться. Вопрос главы Аскаров вызвал на лице Изабель лучезарную улыбку и незамедлительный ответ:
— Чаще говорили про глаза, — ответила Бель. — В поместье Рей, разумеется.
Карета тронулась.
«Господи, как я устала!» — успела подумать герцогиня перед тем, как Морфей забрал ее в свое царство. Пока карета плавно, усыпляюще двигалась по направлению к поместью, ее голова коснулась плеча Альберта-Александра, а разум ушел в сон...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Локация

0

20

Трость вампира легла на соседнее сиденье в экипаже. Дверь захлопнулась и после удара извозчика лошади послушно засеменили по дороге. Девушка проводила взглядом исчезающую в потоке ветра и снега карету. Повернувшись, она пошла вдоль улиц района. Фрейя смотрела, как люди кутаются в шали и куртки, прячась от холодного ветра, а она шла в своем черном нарядном платье, не обращая на вьюгу внимания. Просто шла, стуча каблуками по замерзавшей земле. В никуда... Но вот на оголенном плече появились черные лапки. Он вернулся, молча без лишнего шума. Так они и шли. Белокурая вампиресса и черный ворон.

— Мазель Фрейя не крутитесь, пожалуйста. Я не смогу закончить! — неприятного вида мужчина малевал по холсту, стараясь нарисовать заказной портрет совсем юной вампирессы. Девушка недовольно фыркнула, и надув губ отвернулась к противоположному окну.
— Ну, нет, хватит с меня этого! — капли краски слетели с кончика кисти, приземлившись на белоснежный ковер. Задрав орлиный нос мужчина двинулся по направлению к входу. Задержавшись около Элизабет, он поднял вверх указательный палец
— Такого художника как я, вы со своей несносной и не очень красивой дочерью нигде не найдете. Прощайте — парировал он и скрылся за дверью. Элизабет слегка улыбнулась и, подойдя к холсту, взяла незаконченный портрет в руки.
— О дочка, ты тут просто... — она не закончила, не в силах подобрать слова. С кресла, которое служило неким подиумом для натурщицы, вскочила вампиресса и подбежав выхватила картину.
— Да он... он урод! Да я... Его... убью! — портрет полетел на пол, и изящная ножка, в сиреневом туфле наступила, разрывая бумагу.

После искаженного носика, неестественно карих глаз (а у девушки они голубовато-белые), и странно толстых губ (которое занимали половину лица) которое в свою очередь было непропорционально, с одной стороны слишком узкое, а с другой наоборот слишком увеличенной (казалось что у вампирессы флюс, либо другая зубная инфекция). В общем портрет был разорван и сожжен , а память о нем была развеяна по ветру. Но вот сейчас идя по улочкам, кутаясь в приятную вьюгу, девушка вспомнила, что ее портрет так и не украсил стены поместья. Вот она уже достигла основного города и подумав решила посетить одного художника.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Локация

+1

21

Главный проспект  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через особняк «Дом теней»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— Быстрее! Быстрее! Помогите даме! Она истекает кровью, слишком много крови! — кричал молодой парень, клирик, который нес графиню на руках. Вся его одежда была просто алая, по его сильным, мускулистым рукам стекала кровь, на рубашке были странные алые узоры. Шаг, еще шаг, еще шаг... Это отдавалось в голове у Кассы, как молоточек. Каждый шаг, каждый поворот, каждый голос... Все это отголосками эха вспыхивало в сознание вампирессы. Она уже не отдавала отчета себе, кто она и где. Она просто погрузилась в пьянящую и манящую тьму. Это было просто и так приятно.
Парень шел по коридору и кричал, звал на помощь, но почему-то ни одна сестра и ни один врач не стремился подходить к даме, они не знали чем помочь такой пациентке. Ей можно помочь только состраданием и сожалением, но даже этих чувств не была у врачей, только страх и ужас читался на лицах. Ни один человек не рискнул приблизиться к той, о ком шла слава ведьмы, ни один...
— Ну же, быстрее! Сделайте что-нибудь... — парень надрывался. Ему было искренне жаль графиню, но он ни чем не мог ей помочь. Клирик медленно и очень аккуратно положил вампирессу на пол. Снял с себя рубашку и очень бережно и осторожно закрыл ей рану. В голове Кассандры, что-то промелькнуло... Образ, что-то странное, что-то абсолютно незнакомое. Только позже она сможет понять, что впервые в жизни она почувствовала сострадание. Тонкие, неестественно бледные руки потянулись к небу, к лицу мужчины, к его глазам. Измазанные в крови пальчики оставили кровавый след на лице клирика, как шрам, идущий ото лба, заканчивающийся на щеке. Улыбка коснулась губ графини и та снова провалилась в забытье.
Время застыло, все стояли на месте, казалось, что даже никто не дышит, все замерло. Неестественно тихо, нет даже привычного жужжания мух. Все замерло на своих местах.
— Вы же клялись помогать! — изумился парень. Он не мог понять, почем никто не действует и ничего не делает. Его молодое и пылкое сердце еще не может понять, что такое священный трепет и страх. Он считает, что сострадание должно затмевать все чувства, но он ошибается, ошибается в людях, но не в себе. Его глаза поднялись на медсестру, но та умело увела свой взгляд, вторая принялась рассматривать свой халатик, а врачи вообще незаметно расходились.
— Всем стоять! — крикнул парень. Пистолетный выстрел и из дула идет тонкая струйка дыма. Сестры милосердия выглянули из палат, ахнули и ... Время, как будто снова пошло. и только тихий шепот, можно было расслышать, тихий шепот благодарности из уст графини.
— Спасибо... — прохрипела дама, захлебываясь кровью. В это время мягкосердечные сестры милосердия уже захлопотали у раненой. Они пихали и отодвигали юношу, но он сильной рукой двинул их назад, поднял на руки будущую пациентку, считая теперь это своим долгом и спросил.
— Куда? — простой вопрос, который звучал уверенно.
— В общую палату, — произнес врач, на которого резко и исподлобья взглянул клирик.
— Её будут лечить только розианки, ясно? — спросил мужчина и врач закивал, клирик вновь перевел взгляд на толпу монахинь и кивнул, как бы вновь повторяя вопрос «куда».
— В палату святой мученицы Раступии, — сказала самая старая монашка и улыбнулась, добавив. — Мы её в миг поставим на ноги, она сильная, — произнесла сестра милосердия. Графиня в это время ухмыльнулась, сквозь муки тьмы и сна.
— Вот видите? — с улыбкой на губах произнесла монахиня и двинулась в путь, чтобы указать палату, где будет лежать графиня...
Спустя несколько часов Кассандра уже могла открыть глаза, а на следующей день была полностью здорова. Сестры милосердия были в шоке, потому как они редко видели такие быстрые изменения в теле человека или даже вампира. Раны заживали с ужасающей скоростью, стоило только остановить кровотечение. Кассандра фон де Голль шла на поправку не просто быстро, а неимоверно быстро.
Ближе к утру к ней в палату зашел парень, который сюда и принес. Он перебирал пальцами верхнюю одежду, до сих оставаясь полуголым. Матрона улыбнулась и посмотрела на него.
— Если бы ты был вампиром, я бы влюбилась в тебя и пыталась оставить тебя при себе, попыталась бы, чтобы ты тоже влюбился в меня, но увы, ты не вампир. Прости, но я не смогу вынести столь скорую потерю любимого, мне будет больно. Ты хороший парень. Смелый, добрый, чуткий, заботливый, сильный, но ты меня не сможешь защитить, — произнесла графиня и отвела взгляд. Клирик до сих пор стоял и молчал. Он перешагнул с одной ноги на другую и произнес.
— Я сказал, что это вы поймали маньяка, чтобы все знали, — ответила юноша. Графиня после этих слов улыбнулась и встала с постели. Она подошла и обняла парня.
— Спасибо тебе, ты спас меня, я должна тоже тебе, чем-либо отплатить, чем? — спросила графиня. Клирик покраснел, а затем резко побледнел, но все таки сказал.
— Прошу вас, возьмите меня к себе на работу телохранителем, я смогу вам помочь, вам нужна помощь, правда, — будто бы убеждал клирик.
— Хорошо, беру и первое твое задание. Это найти мое платье и сказать от кого эти цветы? — хохотнула Касса, раны уже исчезли. Все таки кровь клана Юстири, что текла в жилах чародейки давала о себе знать.
— Цветы принесли те клирики, что нашли вас в той комнате и я. Ваше платье на стуле, аккуратно сложено. Я послал гонца к вам домой, чтобы они подали карету, потому как сестры милосердия сказали мне, что ваше состояние просто прекрасно, — быстро отчитался парень и первый раз посмотрел в глаза графине. Его зеленые, темно-зеленые глаза не пылали страстью, как подумала дама, они пылали уважением.
— Ну что же собирайся, поедешь ко мне домой, покажу тебе твою новую комнату, твой новый дом и твою новую семью, — улыбнулась ведьма и взяла платья, пошла переодеваться за ширму.
Когда все было сделано графиня и её новый телохранитель покинули госпиталь. Но напоследок матрона оставила сестрам милосердия чек на внушительную сумму. Это была благодарность за то, что они вылечили её. Теперь в госпитале появятся хорошие палаты и у монахинь появятся средства на лекарства и на ремонт, немного, но это лучше, чем ничего.
Парочка села в карету, помахала рукой монахиням, которые высыпали перед госпиталем, как грибы после дождя и тронулись. Карета несла их домой, домой...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Особняк «Дом теней»

Отредактировано Касандра фон Де'Голь (29.07.2010 01:57)

+2

22

Прогулочная яхта «Ундина»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— Пошли, клячи!!! — кричал кучер, подгоняя лошадей, хлыст касался взмыленных спин животных, которые неслись быстрее ветра. Стук копыт раздавался по всему пространству, поднимая столбы пыли на земле, освещенной серебряным светом луны. Пейзажи за окном мелькали с необычайной скоростью, впрочем, Изабель не замечала их. Голова герцога лежала на коленях девушки, она продолжала что-то лепетать привлекая его внимание, и запрещая закрывать глаза.
— Все будет в порядке, — шептала Изабель, гладя голову Альберта, словно успокаивая и не давай уснуть, — вам еще нужно многое сделать, вы сами говорили, что хотите поднять величие клана, помните мы еще пили за исполнение желаний, вы просто обязаны жить! — продолжала она, — слышите, вам еще рано умирать, Александр, — от одной мысли об этом к горлу Изабель подступил ком слез, но она должна была быть сильной и не показывать этого прикрыв рот ладошкой сдерживая слезы она продолжала что-то говорить.
Ему становилось все хуже и чувствуя как силы покидают Александра, Бель начала паниковать
— Des lignes! — выругалась на орлейском герцогиня, выглянув в окно, — долго еще до больницы?
— Мы уже близко миледи! — выкрикнул в ответ кучер, сердце которого билось, наверное, так же быстро, как и у тех лошадей, что рассекали ночной Дракенфурт.
— Мы уже близко, — вернув внимание к Аскару, прошептала Изабель, натянув улыбку, внушая надежду на скорую реабилитацию. Но как бы карета не шла Альберту становилось хуже, и Избаель решается вызвать рвотный рефлекс, который входит в состав первой помощи при отравление...
Уже скоро они оказались у здания больницы, где герцога быстро реанимировали, все это время Изабель сидела в коридоре не находя места, то вставая и измеряя его шагами, то снова садясь в ожидание, чемвсе это закончится. Наконец вышел врач, сказавший что жизнь герцога уже вне опасности, конечно же он знал и герцогиню и главу Аскаров, но что его удивило это в том в чем прибыл герцог. Слава Святой Розе, что Изабель успела одеться прежде чем ему стало плохо... Спросив разрешения пройти в палату и получив положительный ответ девушка направилась в покои где собственно лежал Альберт. Глаза мужчины были закрыты.
— После всего, что произошло, — сказал врач — ему нужен здоровый сон. Поблагодарив доктора за информацию и проводив взглядом девушка села на край кровати, взяв руку Альберта в свою, нежно поглаживая, про себя молила святую Розу о скором выздоровление герцога...

+1

23

Вампир шевельнул кончиками пальцев, на большее пока не хватало сил. Если быть точным, то он очнулся минут пять назад, но глаз не открывал, пытаясь понять где он. Выдержка в его состоянии была единственно верным путем.
— Хмфф.
Изучив постель и не найдя опасности, Аскар издал хрип. Если это не плен, а это не плен, по крайней мере в самых крайних его случаях, вампир убедился пощупав ложе. Вряд ли, кто-то стал бы его укладывать в постель с чистым бельем.
— Где я? — Он наконец решил открыть глаза и тутже зажмурился от яркого света. — Точно не на яхте....
Прикрыв глаза Аскар изучал обстановку, а что он еще мог сделать? Явно не кричать караул, да и не сделал бы он этого.
— Больничка, меня отравили. — Тут его взгляд потеплел увидев герцогиню. — Я вам рад, честно. Но пребыване в этом заведение меня нервирует!
Он не стал говорить, что на протяжении своей жизни принимал многие яды, добиваясь иммунитета. Тем более сейчас доза была более чем велика. И тем более в обще доступном месте он уязвим.
— Кто знает про отравление? — Сиплым шепотом проговорил вампир, внутренне поморщившись, и это его голос? Шесть веков тренеруемый?! Поставленный лучшими учителями? — Всех изолировать иначе будет плохо для всех. Меня отсюда увезти. Яд не страшно...выживу...без помощи...
Сжав ладонь девушки вампир опять забылся.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Замок «Бордо»

0

24

— Успокойтесь, герцог, все в порядке, — успокаивала Изабель, одной рукой гладя голову Альберта, — вы в больнице имени Святой Розы. Об отравлении знают только врачи и те, кто был на яхте. Не переживайте так, вам нужно отдыхать!
Герцог запротестовал. «Но-но», — только и успела сказать девушка, но его глаза сказали все, перед тем, как он отключился... Она вспомнила себя и свое недовольство тем, где оказалась, поэтому решила сделать так, как он просил. Она решила отвезти мужчину в поместье фон Реев, где Адам Орейн, личный врач семьи Форе, осмотрит герцога и назначит ему лечение. Поговорив с врачом, девушка договорилась увезти герцога из больницы, чему мистер Фрост, конечно, препятствовать не стал, поскольку спорить с господами политиками было бы глупо.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Замок «Бордо»

0

25

Эстель Тьерри
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/10.png

Заведующий клиники был премного озабочен нехваткой персонала. Проклинать эту морготову войну между Бругге и Хастисом крепко вошло в его привычку. Он делал это каждое утро по 20 раз подряд, совершая обход палат, битком набитых доставленными с границ раненными солдатами. Они брали всех без разбору: и бруггианцев, и хастианцев. Врачам не было дела до политических дрязг. Их долг состоял в помощи нуждающимся. Даже если бы в помощи нуждался сам дьявол.
«Вот только еще бы пару медсестер нам», — сосредоточенно хмурил лоб уважаемый доктор, — «хотя бы пару крепких помощниц с ловкими руками, не теряющих сознание при виде распоротых брюшин».

Но только где их взять? Каждая профессиональная медсестра в военное время на вес золота. Ничего не оставалось, как набирать волонтерш. Да, этих приходилось обучать, они совершали ошибки, приводившие к летальным исходам, путали лекарства, кое-как накладывали перевязки. Но выбора у клиники не было. Смутные времена требуют особых мер. Сейчас заведующему от желающих поработать медсестрой достаточно было самого элементарного: чтобы у них были руки, просто руки. И не совсем безмозглая голова на плечах.

+1

26

Начало игры

Дойдя до больницы, Эстель осмотрелась. Всё вокруг словно было пропитано заботой. Само здание белого как снег цвета, вокруг которого ровно посажены огромные деревья. Аккуратно выделанные скамеечки располагались у входа.
Дойдя до дверей, девушка вошла. Внутри была довольно уютная обстановка. Маленькие креслица стояли возле кабинетов, на окнах расставленные милые горшочки с цветами. Белые, хорошо выглаженные занавесочки задерживали врывающиеся в коридор яркие лучи солнца. Здесь работают высококвалифицированные врачи... Придётся довольно не легко мне, если ещё возьмут такую неумеху.
От входа шло четыре коридора, в конце которых было довольно темно, что выглядело немного жутковато. Куда направляться Эстель увы не знала. Надо было спросить того мальчишку, как найти хоть кого-то здесь — подумала она. Хотя... он ведь лишь разносчик,откуда ему знать.
Немного постояв, девушка направилась прямо. Как ни странно, не было слышно даже малейшего шороха. Вдруг из одной двери вышел мужчина с мрачным выражением лица. Уши его были заострённые. У Эстель пробежались мурашки по телу. Вампир. Относилась она к ним не плохо, но всё же пыталась по возможности не контактировать.
Он прошёл мимо неё, делая вид что совсем не замечает растерянной девушки. Она обернулась и негромко спросила:
— Не могли бы вы... Ну как же так! — Эстель разочарованно хмыкнула, так как мужчина довольно быстро приблизился к двери и вышел.
Пройдя несколько метров вперёд, и услышав голоса у одной из дверей, она неловко постучав, зашла в неё. За дверью стояла женщина, внешне довольно молодая, её длинные белые волосы были собраны в хвостик. Одета она была во врачебный халат и разговаривала с пожилой дамой лет семидесяти. Та довольно упорно что-то пыталась доказать, по крайней мере физиономия её менялась ежеминутно, так как молодая женщина никак не соглашалась с её мнением.
— Здравствуйте! Я пришла по вашему объявлению, о наборе медсестёр. — Эстель скорчила как можно более искреннюю улыбку.
— М-м-м... Ну да, — женщина разочарованно оглядела девушку с ног до головы. — Я вас проведу в кабинет заведующего.
И выйдя из палаты, они направились к противоположной двери, за которой сидел почтенный мужчина в пенсне. Он с интересом посмотрел сначала на врача, после на Эстель.
Женщина подошла к нему поближе и сказала:
— Вот, по объявлению пришла...

Отредактировано Эстель Тьерри (14.02.2011 21:12)

+1

27

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/10.png

— Здравствуйте, мазель Холмс. А вы проходите, милая, — тепло приветствовал девушек доктор, — проходите, не стесняйтесь. Присаживайтесь вот на стульчик. Чаю будете? Я, знаете, после обхода только, хочу взбодриться. Будьте добры, — обратился он к докторше, — попросите дежурную медсестру принести нам чаю.
— Вам как обычно: крепкий, без сахара, с кусочком лимона? — уточнила женщина у доктора, при этом нарочито не поинтересовавшись, как любит гостья.
— Да, будьте так добры, — рассеянно улыбнулся доктор, умудряясь общаться с женщинами и делать записи в больничной карте.
Докторша покинула кабинет, осторожно притворив дверь.
— А мы приступим, — продолжил доктор, не увидев — почувствовав, что в кабинете остались они одни с новой девушкой, — так вас, говорите, привело объявление? Которое же? О наборе санитарок или медсестер? Впрочем, судя по вашей довольно-таки интеллигентной внешности, вы претендуете, скорее, на должность медсестры. Что за нужда заставила вас пойти в волонтерки? Вы заканчивали медицинский колледж? У вас при себе диплом?

+1

28

— Да, я пришла устроиться на должность медсестры, но... — Эстель медленно опустила глаза. — Я не заканчивала медицинского колледжа. И у меня нет диплома по данной специализации.
Доктор оторвался от написания и посмотрел на растерянную девушку.
Эстель пыталась не волноваться, не выглядеть неуверенно, но похоже у неё это плохо получалось. Правой рукой она держалась за довольно старый, деревянный стул, на котором сидела, стараясь не шевелиться, так как он тихо поскрипывал с каждым её движением, словно говоря о том что скоро развалится. Всё в этой больнице словно было против неё, и та грубиянка-медсестра, и люди находящиеся в этом проклятом здании, даже стул, и тот был против. Может не стоило приходить сегодня сюда, надо было подождать... Подождать до завтра, может завтра всё бы было не так. Полностью отчаявшись, Эстель уже не предполагала что делать. Доктор не примет её на работу, из-за того что у неё нет должного образования. И что дальше? Никто не примет. Тем более что в это сложное время работу было довольно нелегко найти.

Отредактировано Эстель Тьерри (15.02.2011 20:07)

+1

29

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/10.png

— Не тушуйтесь. Мне нет большого дела до вашего диплома, — сердечно улыбнулся врач, — мы ведь набираем волонтеров. Знаете, мне главное, чтобы вы не были брезгливы и политически заангажированы. Видите ли, в войне между Хастисом и Бругге погибло много людей. Еще больше ранено. А мы лечим всех раненых, не взирая на происхождение, расу, национальность. Вы готовы к этому?

Не успела девушка раскрыть рот, как в кабинет к доктору ворвалась дежурная медсестра. Та самая, которую просили принести чай. Она выглядела очень взволнованной.
— Господин Фрост, там, — она сделала глубокий вдох, — там привезли... О боже... Там ваш сын! Он ранен!
— Что? — не в силах поверить в услышанное, выдохнул доктор.
— Какое несчастье, какое горе, — причитала медсестра.
— Простите, я вас покину, — машинально проговорил побледневший завклиникой. Он не сложил больничную карту, вскочил из-за стола и, небрежно толкнув мешавший ему выбраться стул, выбежал из кабинета.

У Эстель остался небольшой выбор: уйти домой или последовать за доктором, чтобы помочь ему в эту трудную минуту.

+1

30

Не долго думая Эстель вскочила со стула и поспешно вышла из кабинета доктора. В конце коридора была открыта дверь, из который поочерёдно выбегали медсёстры, и через небольшое количество времени возвращались с различными медикаментами в руках. Девушка забежала в освещённую палату. В её центре, на испачканной кровью старой кровати, лежал мужчина.На его груди была огромная рана, из которой сочилась кровь. Он не кричал от боли, а старался сохранять спокойствие и надеяться на лучшее, но судя по его состоянию, шансы выжить у бедняги были минимальные. Спустя пару минут его глаза закрылись. Он потерял сознание, видимо от болевого шока. Доктор поспешно обрабатывал рану, одновременно крича на женщин, чтобы те поспешили. Из его маленьких глаз, буквально ручьём лились слёзы. Порой казалось, что из-за них он ничего не мог разглядеть.
Эстель побледневшая от шокировавшей её картины, застыла на месте. Она многое видела в своей жизни, но это было самым страшным. Видеть, как человек теряет самое дорогое что у него есть, его родного сына. Из её глаз покатились слёзы, она вспомнила тот страшный день, когда убили её матушку. Пожалуй сейчас она понимала доктора как никто другой. В её сердце вдруг зажёгся лучик света. Она безумно хотела, чтобы сын доктора выжил. «Что же я стою?! Надо чем-то помочь ему. Надо...»
Внезапно доктор громко закричал:
— Лина! Лина, чёрт тебя побери, помоги мне! — Он оглянулся, но рядом Лины не было. Все в очередной раз разбежались за мазями и бинтами.
Доктор окинул Эстель взглядом, в котором не осталось ни капли надежды.
— Ну что ты стоишь, помоги мне... — Отчаянным голосом произнёс он.
Девушка быстро подбежала к кровати с раненным. Она помогла доктору обработать и перебинтовать рану.
Ещё на протяжении часа она выполняла его указания. После, доктор остался с сыном наедине. Его заплаканное лицо говорило лишь о том, что сейчас он сделает всё возможное и невозможное, чтобы спасти жизнь на столько дорогого ему человека.
— Спасибо. — Проговорил он уже спокойным, внятным голосом, когда Эстель выходила из палаты. От этих слов у неё стало теплее на душе. И всё же, она решила остаться в больнице, пока в состояние больного хоть немного не улучшится. Сев на удобное кресло возле палаты, она принялась ждать.

+1


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Больница Святой Розы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно