Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Винный магазин мадам Монако


Винный магазин мадам Монако

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/wine.png

— Что наша жизнь земная? Не более чем краткий разряд искры между двумя вечностями тьмы. Ведь не успеем оглянуться, как отойдут наши души по ту сторону мрачных дверей. А за ними что? Неизвестность. Какой тогда смысл печалиться и думать о загробном мире? Все эти ангелы, пророки, благодать — лишь звук пустой. Веселитесь, пока дышите! Пейте вино! Возлияние, друзья мои, молитве подобно, ибо жаждущую душу поднимает оно над бренностью. Трезвый гонится за властью, истиной, превосходством, занимается суетной суетой без отдыха и остановки, а что нужно пьяному? Всего-то еще одну бутылку вина. Плесните же чарочку старику, да покрепче! Не скупитесь, подкиньте флорен... А? Что вы сказали, мадам? Кто алкаш? Я алкаш? Нет, мадам, я бродячий философ! Как поп бьет поклоны на священном холме, так и я припадаю к порогу своего храма, вознося хвалу духу праздности — древнейшему и мудрейшему из божеств, кхе-кхе... «Когда плачут весной облака — не грусти. // Прикажи себе чашу вина принести. // Травка эта, которая радует взоры, // Завтра будет из нашего праха расти». Ну? Верно я говорю, господин хороший? Одолжите на утоление духовной жажды...
-----------------------------------------------------
Оставим мыслителя за порогом... у порога? под стеной? на воображаемой паперти?.. Кхм, проще говоря, проследуем в гости к мадам ван Монако. Будьте осторожны на крутой лестнице, спускаясь в погреба. Вино, как известно, не терпит дневного освещения.

Внизу вас встретит сомелье с порочными усиками и смешным гнусавым акцентом, полагающимся ему по долгу профессии. Мэтра Леопольда выписали сюда из Орлея со специальным расчетом: чтобы он в изысканных выражениях демонстрировал достоинства вина, небрежно плескал его в бокал, совал туда свой длинный нос и требовательно морщился — наводил, значит, тень на плетень для местных гурмэ. А то как иначе? Иной порядочный гражданин растеряется, увидев десять стеллажей разнообразия по пятьдесят ячеек в каждом. Мыслимо ли при эдаком богатстве обойтись без искушенного специалиста!

По одному выражению вашего лица сомелье прочтет о вас все: какие сорта вы предпочитаете в текущее время суток, кого угощаете, чем закусываете, какая у вас группа крови, размер перчаток, девичья фамилия и... — и не замедлит предложить дегустацию. Господи, как он говорит! Слушаете, слушаете — и себя забываете. Будто вы кот и вас чешут за ухом. Приятно! чрезвычайно приятно! Как полуденный сон после купания.

Просыпаетесь уже на кассе, обслуженный по высшему разряду. Глядите на выписанный за покупки счет — и рука сама тянется откупорить бутылочку. Как там говорилось? Для успокоения нервов, чтоб не маяться думой о бренном? Нет-нет, прямо здесь не годится. Вы же не бродячий философ? Пожалуйте в кафе «Винный вечер». Видите витрину напротив?

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/28.png

Сомелье Леопольд
Для простого неискушенного покупателя мэтр Леопольд — толстопузый гурман-орлесианец со всеми комическими привычками и причудами, свойственными этой жеманной нации. Он носит старомодные сюртуки с пелериной и парчовые жилеты, вышитые золотым флер-де-лисом, сурьмит и завивает волосы, укладывая их по моде петиметров прошлого века, картавит эдак уморительно, по-снобски, выдвигая нижнюю губу и колыхая вторым подбородком, и, что совсем уж курам на смех, называет нарзанник буравчиком. Так и говорит: «Пагдон, мисье, позвольте пгобугавить вам пгобочку». Но в профессиональных кругах виночерпиев о мэтре Леопольде отзываются с неизменным почтением, с придыханием, как о личности необычайного масштаба — «уникальный», «непревзойденный», «тот самый, который в тысяча восемьсот втором году на конкурсе „Голубая устрица“ сорвал десятиминутную овацию». В общем, мэтр Леопольд — персона совершенно великолепная! В Орлее о таких говорят: хорош, как тысяча чертей и один факир. Причем если жесты и грациозная пластика движений у Леопольда от фокусника, то красноречие — определенно от дьявола. Он знает более сорока слов для описания цвета и восьмидесяти — для обозначения вкуса вина. Ему хватит короткого взгляда, чтобы определить, какие сорта вы предпочитаете в текущее время суток, кого угощаете, чем закусываете, какая у вас группа крови, размер перчаток, девичья фамилия... и вот вы уже стоите в окружении стеллажей с квадратными ячейками, а Леопольд откупоривает бутылочку мадеры, «подобранной специально, исключительно для вас». С нежностью художника, влюбленного в свою картину, он взбалтывает вино, любуясь, как крохотные рубиновые волны набегают на стенки бокала. Требовательно поморщившись, он принюхивается, делает небольшой глоток, и неспешно, растягивая слова и делая паузы, описывает ощущения, которые дарит каждый глоток этого «энергичного, остропахнущего зелья с мощным характером и пронзительной кислотностью». Украшая свою речь тысячей эпитетов, сравнений и метафор, он дает воистину волшебные характеристики каждому из десятков сортов, бережно хранящихся в погребах магазина.

Ассортимент магазина

Все цены — за бутылку объемом 1 литр.

Стандартные вина:
Вино абаджанское в ассортименте — от 15 фл.
Вино орлесианское в ассортименте — от 35 фл.
Вино хастианское в ассортименте — от 65 фл.

Редкие вина:
Вино абаджанское:
«Мизрахи» (белое десертное) — 120 фл.
«Арх’Магог» (розовое сухое) — 120 фл.
«Арх’Буджа» (розовое десертное) — 122 фл.
«Набис ибн Фенгар» (белое сухое) — 129 фл.

Вино орлесианское от Артефиксов:
«Золотая осень» (белое десертное) — 150 фл.
«Изабелла» (красное сухое) — 200 фл.
«Пино де Вальд» игристое (белое полусладкое) — 350 фл.

Вино орлесианское от Ла Салей:
«Букет Флорессии» урожая 1767 года (белое сухое) — 1099 фл.
«Флорест-Эст» игристое (розовое полусладкое) — 230 фл.

Вино орлесианское от Венганзы:
«Тир-на-Лее» (белое сухое) — 350 фл.
«Молоко большой лисули» (красное десертное) — 688 фл.

Вино орлесианское от независимого винодела Ромео Кьянти:
«Ромео Кьянти» игристое (красное полусухое) — 299 фл.
«Вдова Монсеррат» игристое (розовое полусладкое) — 329 фл.

Вино хастианское от Эль Братто:
«Пино Эль Братто» (белое сухое) — 350 фл.

Вино хастианское от Фенгари:
«Фенгариссимо» (красное десертное) — 99 фл.
«Дикарка» (белое сухое) — 1000 фл.
«Виноградник Эллая» (белое полусухое) — 24 600 фл.
«Капля золота» (белое полусладкое) — 33 700 фл.
«Котэ де Мурло» (красное сухое) — 111 614 фл.
«Котэ Мохнатюр» (красное сухое) — 155 000 фл.

И отдельной строкой — «Шато де Вальд» из погребов замка Жерминаль Рошфор урожая 812 года — легендарное вино тысячелетней выдержки из долины Стоозерья, выращенное Артефиксами, которые некогда делали вино, превосходящее по качеству даже продукцию Фенгари, затонувшее еще во времена Великой Орлесианской революции вместе с торговым кораблем «Королева Кристианна» и 1016 лет пролежавшее на дне Кораллового моря — 1 270 000 флоренов за литр.

(Кошка)

0

2

Модный бутик «Черная орхидея»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Они вышли оба улицу довольные покупками и предложение Рослинн пришлось Ильгве по душе — а почему бы и не отметить их приобретения? Посему девушки отправились на поиски винного магазина и вскоре нашли его. Огромный выбор всевозможных вин, ликёров, коньяков, шампанского и прочих алкогольных напитков предстал перед ними, но раз уж прогулка вышла такой эмоциональной и позитивной, то и отметить это нужно не менее ярко. Поэтому Ильгва, покосившись на Хелену, взяла сразу четыре бутылки чего-то, что ближе стояло и спросила:
— Как думаешь, может, еще парочку? Это же всего лишь вино, а не кровь...
При упоминании слова «кровь» она задумалась, а пробовала ли Иль вообще её? Вкуса она не помнит,но это еще ничего не значит. Впрочем, она решила особо не расстраиваться и передав свою ношу подруге, взяла еще парочку
— Для верности, чтоб потом не пришлось бежать сюда снова.
Подмигнула и направилась к кассе, подталкивая плечком Рослинн.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дом «Голубые ели»

0

3

Модный магазин «Черная орхидея»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Девушки вышли из бутика, и направились на поиски винного магазина. Вскоре они приметили яркую вывеску и вошли внутрь. Ильгва шагнула к ближайшей витрине и не глядя взяла аж четыре бутылки вина. Рослинн ошалело поглядела на подругу.
«Куда столько?» Она только хотела озвучить вопрос, как в руках у нее оказались бутылки и Ильгва потянулась еще за двумя.
— для верности, чтоб потом не пришлось бежать сюда снова
«А в прочем... Гулять, так гулять.» Оплататив покупку, Хел вопросительно взглянула на спутницу. Пить на улице, в том же парке, было верхом безрассудности и неприличия, и Рослинн понимала это особенно отчетливо. В конце концов, если ее родители вернувшись домой, узнают о подобной выходке... О, об этом лучше не думать. Рослинн почувствовала себя маленькой девочкой.
— Так... Предлагаю прокатится в Верлейн, и там спокойно, без свидетелей погулять. — Со смехом Рослинн покосилась на спутницу. — Ты не против?

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дом «Голубые ели»

0

4

Торговый порт  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

В магазин Гельдрих зашел, совершив фурор! Бруггианец, напивая старую добрую «Моряк Штраус», ударился головой о дверь, раз, эдак, с десять, — руки он просто не мог поднять!
Потом, после того как он решил сам справится с задачей, Гельд сломал ручку на двери, сказав при этом «ой» и вышвырнув её на дорогу, сказав при этом «Что за двери? Заколдовали?». Агент хотел уже её взорвать, но помог покупатель: он открыл дверь изнутри и пошел прочь. Гельдрих поблагодарил вампира, — вежливый поклон, со слетом шляпы с головы, — решил проблему с шляпой и вошел внутрь.
Испуганный продавец, тут же, спросил чего надо столь неприятному мужчине.
Гельд не растерялся:
— А ты, колом тебя в зад, красавчик? — Гельдрих оперся о стойку, едва не упав, и продолжил:
— Мне «Черную Сиванну» 28 года. Имеется?
Продавец, уже перешедший не на испуг, а на обиду, сухо ответил:
— Нет!
Гельдрих разозлился (мы уже молчим о том, какой он зашел в магазин).
— А если я в клыки дам? Найдется? — агент наклонился через стойку и взял продавца за шкирку.
— А я вызову клириков... или юстициаров.
Тут Гельд вспомнил о пьяном юстициаре. Хохот стоял в магазине минуты две. Потом агент достал револьвер и мрачно прошипел:
— Всех попишу! — ещё раз усмехнулся и добавил: — А с юстициарами охотно выпью!
Продавец побледнел и достал бутылку требуемого вина прямо из-под стойки, даже сильно наклоняться не пришлось.
— Мне две. Спасибо. — Гельд спрятал револьвер и шатаясь побрел в отель. Он расплатился за вино втройне, так что продавец лишь попыхтел себе в усы...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Двухкомнатный номер в отеле 35 [свободен]

Отредактировано Гельдрих (19.08.2010 10:35)

+3

5

Начало игры

Пожалуй, время было действительно позднее и никак не подходило для походов за покупками. Известный факт — ночью вершатся самые темные делишки, хорошее на ночных улицах происходит крайне редко, если только по праздникам и то не всегда. Может быть, поэтому в окружение мрака вампиры чувствуют себя уютнее, нежели под прямыми лучами палящего, полуденного солнца. Увидеть кровососа днем да без зонтика — исключительный случай, сравнимый с находкой четырех лепесткового клевера, правда удачу, увы, не приносит.
Как бы там ни было гувернер и дворецкий Эсмеральды Лэйкмур, Лукан Гице, покинул пределы особняка «Little Wood», когда короткая и самая медленная стрелка часов добралась и замерла на отметки в пять часов. Он появился на улицах с надетым поверх служебного фрака легком, приталенном пальто, котелком на голове и, разумеется, с тростью с серебряным набалдашников в правой руке, обтянутой перчаткой из тонкой ткани черного цвета. Шел спокойной, твердой походкой. Шаг тихий, почти беззвучный. Ни одна собака не отзовется противным лаем вслед.
Лукан любил ночь за ту свежесть, что появлялась в воздухе с ее наступлением, за нежное тепло ветра, налетая, ласкающего кожу, за тишину, которой ему порой не доставало в особняке, особенно, когда леди Браун сидела в нем безвылазно.
Причиной для прогулки была необходимость пополнить винные запасы. Госпожа Эсмеральда не злоупотребляла коктейлями, ее юная воспитанница подавно (хотя, в последнее время, у Лукана появились подозрения, что к стремительному уменьшению столь благородного напитка, как вино, мисс Браун имеет, пускай не прямое, но точно косвенное отношение), однако, дворецкий счел не лишним купить бутылку другую на случай появления гостей. Почему в шесть часов ночи? Не спалось. Куда уж там, когда слуги в отсутствии хозяйки творят черте что. За ними глаз да глаз нужен, особенно за молодыми горничными, которые имеют интересное хобби сбегать под покровом ночи к своим сомнительным кавалерам.
«Глупые девки с ветром в голове». — Думал Лукан, рассматривая винные этикетки многочисленных бутылок на стеллажах. — «Как они не понимают, кого могут принести под подолом. И ведь сами об этом не узнают, пока в один прекрасный день в платье не влезут. Что тогда? Хм... Гаймус 1510-го или Шато 79-го...»
Продавец нервно вздохнул, ему явно надоели долгие размышления покупателя, пришедшего в столь поздний час. Наконец, мужчина в котелке цокнул и огласил выбор.
Отдав деньги за сухое красное вино 1700 года, Лукан вышел из винного магазина. Ему в спину прощально зазвенел дверной колокольчик. Вынув карманные часы на цепочке, мужчина посмотрел время, и, стоя так, держа подмышкой бутылку, поднял взгляд к хмурому небу без звезд.
Без четверти шесть.

Отредактировано Лукан Гицэ (25.11.2011 22:55)

+3

6

Начало игры

Не стоит говорить, что любые события, творящиеся в мире, освещены тем или иным ореолом необычности. Будь то ветер, стеной взметнувший опадающие листья — хотя о них в середине августа думать рановато, — кружащие на поразительной высоте птицы — ну, или вампиры, те еще и не то вытворяют, — или просто внезапно встретившиеся взглядом люди: все слишком странно и непостижимо для человека с очень средним образованием, коим являлась Али. Практичная реалистка, знающая цену, кажется, всему, что видит, ночью, наедине с собой становилась человеком-философом, и, пока судьба не подкинула очередного приключения, размышляла о вещах отвлеченных и высокопарных.
К слову, собственный поход по дебрям города в третий час вампиров — время, в которое всем людям, не говоря уж о беззащитных девушках, лучше бы находиться дома — Адель к разряду необычных поступков не относила. Девушка, возможно, и правда слишком доверяла собственным удаче, интуиции и изворотливости, но все равно без страха гуляла по темным улицам. Впрочем, ее нельзя было бы назвать безрассудной: слыша топот ног за поворотом, девушка спешила скрыться в переулке, а став предметом навязывания знакомства, находила способ остаться в гордом, но гораздо более безопасном одиночестве. Постоянного пристанища вроде дома или квартиры у Али, существа более чем бродячего, разумеется, не было; функцию места для сна у нее выполняли городские трактиры или постоялые дворы на окраинах, в которых девушка устраивалась тогда, когда ей требовалось отдохнуть несколько часов, после чего снова выходила на улицы. Город чем-то неуловимо манил ее: светом ли фонарей, отблесками ли их на камнях мощеных улочек, бесконечным деятельным движением или разнообразием людей, вампиров и иных существ, скопившихся на территории Дракефурта — она сама не знала, но все же торопилась побывать везде. И почти везде находила клиентов, как и теперь, например.
В это околоутреннее время даже главная улица была почти пустынна: по крайней мере, девушка, неспешно прогуливающаяся по ней, не возбуждала ничьего нездорового интереса. Адель жадно вдыхала прохладный воздух и думала, что уже спустя несколько часов нежный ветер, треплющий сейчас ей волосы и заставляющий широкую юбку хлопать складками ткани, извлекая в пространство вокруг нее тихий неровный звон нашитых на пояс монеток, превратится в упругий городской жар, пыльный и душный, какой бывает только в августе. На улицы выльется люд, город наполнится вечно несущейся жизнью, и пусть днем Дракенфурт сулил Али гораздо большую пользу, чем ночью, она любила его именно в темные часы, гулкие и неверные.
Остывшие за ночь камни приятно холодили босые стопы девушки, скрытые, впрочем, от взглядов снобов под подолом длинной юбки, сшитой из клиньев разных по расцветке пестрых тканей. Плечи, руки и прочие места, не прикрытые юбкой, но и не предназначенные для широкого обзора, скрывала тонкая льняная рубашка из неотбеленного полотна. Ее широкие рукава, перехваченные на запястьях узкими манжетами, подтянуты к локтям, открывая узкие запястья, увитые кольцами браслетов, по большей части сделанных из лент, шнурков и дерева. Ограничивать свободный полет широкой сорочки призван вытертый кожаный жилет, в ушах — серьги все с теми же монетками, а волосы — в косе с красной лентой, сплетенной не меньше суток назад, что успело отразиться на ее качестве. Впрочем, Адель никогда нельзя было назвать человеком, пристально следящим за своим внешним видом. Что не помешало ей озариться внезапным решением подойти к своему антиподу, увиденному ею на противоположной стороне улицы.
То был мужчина того возраста, когда уже перестают путать с юношей, но еще не собираются переводить в разряд долго поживших и познавших жизнь людей. Выглядел он, сугубо на взгляд Али, щеголевато и уж больно «выглажено», но все же не настолько, чтобы сразу причислить его к рядам тех индивидов, у которых ей ловить нечего. Словом, девушка, до начала официального «рабочего дня» которой оставалось еще несколько часов, не нашла ничего лучше, чем попытать счастья с обработкой оного горожанина, тем более что джентльмен выглядел более чем состоятельным.
С десяток секунд у нее заняло то, чтобы неспешной походкой перейти пустую улицу и оказаться рядом с незнакомым господином, только что вышедшим из дверей винного магазина и поглядывающего на часы. Он как раз смотрел в небо, когда Али оказалась на достаточном расстоянии от него для того, чтобы начать говорить.
— Сегодня небо слишком туманно, чтобы можно было увидеть звезды и узнать, что случится в скором времени. Не станут ли карты лучшей им заменой? — чуть понизив голос (сказывался опыт), спросила Али, привычным движением пальцев раздвигая колоду потрепанных карт в правой ладони рубашками к будущей, как она надеялась, жертве, и улыбаясь углом рта. Глядя из-за широкого веера карт на незнакомца, Али успела приметить, что сверху лежит тройка кубков. Хороший знак. Остаток ночи обещает быть интересным.

Отредактировано Адель Дюран (26.11.2011 19:48)

+2

7

Из глубин ночных улиц до слуха Лукана донесся перезвон. То ли демон смерти едет на колеснице собирать души, то ли он просто ослышался. Однако реальность оказалась намного прозаичнее. Перед мужчиной возникла девушка, одетая весьма просто, если не считать целую горсть монет, которыми она себя обвесила с ног до головы. Как будто нет украшений поскромнее всех этих ненужных побрякушек. Лицо мужчины исказила едва заметная мина неудовольствия, когда его темно-карие глаза, напоминающие сейчас две бездонные пропасти, вонзились в девушку. Быстрым взглядом он пробежался по ее фигуре, отмечая специфичность всего наряда. Тут же нашлось объяснение необычным аксессуарам. Помимо монет внимание привлекали кольца, чуть ли не на каждом пальце, и браслеты, число которых он даже не стал считать. «Цыганка».
Не то чтобы он презирал народ, к которому принадлежала незнакомка (хотя выглядела она, если убрать всю эту мишуру, как леди аристократического происхождения, по крайней мере овал лица и эти проклятые тонкие запястья, которые загубили много жизней молодых и горячих романтиков, говорили о том, что родилась незнакомка не посреди поля), — у Лукана цыгане ассоциировались с грязью, пылью и постоянным, въедливым запахом конского навоза. Вот и сейчас, неужели он его чувствует.
— З-звезда — всего лишь искра, горящая на небе. Не б-более. — Изрек мужчина, убирая часы обратно в карман жилета, не застегивая обратно пальто. И так не холодно. — Однако ученые д-давно уже говорят, что звезды это далекие планеты и к-космические тела, которых нам, людям и вампирам (здесь он всмотрелся в женское лицо), не увидеть. В любом случае, как бы там ни было, б-будущее они не расскажут. Честь имею.
И вроде бы Лукан отвернулся, чтобы вернуться в особняк, но взгляд его зацепился за узорчатые бумажки в руках цыганки.
Карты! Душа внутри совершила кувырок и чуть не захлебнулась во внезапно возникшем восторге. Как же давно он не сидел за карточным столом! Но вместе с ностальгией воплотились в памяти потрепанные воспоминания обо всех тех трудностях, которые выпали на долю Лукана из-за алчности. Аж в горле пересохло.
— К-крапленые все до единой. — Повернувшись к девушке всем телом и наклонившись так, чтобы глаза оказались на уровне карточного веера, мужчина оглядел все как две капли воды похожие рубашки и поверх них, не разгибаясь, испытующе посмотрел на девушку.
— Одно из главных правил, гласит: «Когда на руках выигрышные карты, следует играть честно».
На губах Лукана обозначилось некое подобие улыбки.

Отредактировано Лукан Гицэ (27.11.2011 00:59)

+2

8

Встретив ощупывающий взгляд мужчины, Али не отвела глаза — помимо глупых предрассудков, она слышала о себе много интересного за время одинокого промысла, а потому к пренебрежению со стороны «культурных людей», составляющих основную массу ее клиентуры, более чем привыкла. У незнакомца были темно-карие глаза; по крайней мере, именно так казалось девушке, внутренне чуть неприязненно сжавшейся под колючим пристальным взглядом с прищуром. Но раз уж подошла, отступать глупо, да и не в ее правилах было сдаваться с первой попытки. Мало кто готов с самого начала испытывать положительные эмоции по отношению к «уличной цыганке», слишком уж велико предубеждение неосведомленного большинства о культуре мануш.
Но и при всем своем бравом виде Али знала, что не стоит выходить за рамки: лучше все же не пытаться отстоять свое достоинство, и добраться до нужного более простым и быстрым путем. Людям достаточно нехитрых услуг простой цыганки. Именно потому девушка не делала того, от чего предприимчивые и проницательные цыганки отучали ее в течение, наверное, года: не смотрела в глаза прямо и вызывающе. Разумеется, для высокой особы, коей она была в своем городе до того, как сбежала, такое своенравное поведение было бы нормальным. Но не для нынешней Али, нет. Показать независимость, не допустить того, чтобы человек считал тебя запуганной, и обратить собственную наглость в шутку. Чуть наклонив голову, изучающе-хитроватым взглядом осматривая «клиента», и все еще улыбаясь углом рта из-за веера карт, девушка уперла свободную руку в отставленное бедро: знай, мол, наших — не пропадем.
После слов незнакомца в чайно-карих глазах Адель на секунду мелькнуло раздраженное разочарование: видимо, щеголь оказался человеком слишком материально мыслящим, чтобы повестись на красивые слова-«замануху». Это было несколько обидно — впрочем, не настолько, чтобы девушка не заметила легкого заикания в речи мужчины. Не позволив себе выразить по этому поводу лишних эмоций, девушка до поры до времени молчала. Али бы, пожалуй, еще поспорила с ним по поводу «искр, горящих на небе» — она до сих пор в деталях помнила истязательства бруггианца-астронома в те времена, когда ей пытались привить образование — но положено ли цыганке знать о звездах больше того, что требуется для гадания? Вряд ли, если только цыганка не захочет рассказывать кому-то свою длинную историю. А она не делала этого ни разу с тех пор, как пришла в табор.
Впрочем, разочарование в ее глазах быстро погасло вместе с тем, как вспыхнул маниакальный интерес в глазах уже отвернувшегося господина. «Ага! Видимо, карты внушают вам больше интереса, чем звезды, сир. Нельзя сказать, что я огорчена.»
К картам, как это стало очевидно для Али спустя несколько секунд, щеголь относился гораздо лучше, чем к цыганам. Азартный блеск, разгоревшийся на дне его зрачков, когда мужчина склонился к картам в ее руке и принялся рассматривать рубашки, можно было сравнить с блеском, возникающим в глазах завязавшего пьяницы при виде бутыли с алкогольным содержимым. Похоже, мы нашли к нему ключик.
— К-крапленые все до единой. Одно из главных правил, гласит: «Когда на руках выигрышные карты, следует играть честно». — заявил мужчина, так и не разогнувшись. Али тихонько хмыкнула, соображая, что бы такого ответить на столь неоднозначное заявление.
— Ну что вы, сир. Я лишь гадалка, но не шулер. — негромко ответила она после секундной паузы. — Но почему бы не сыграть, если есть желание и азарт? На любую игру найдется игрок, стоит лишь правильно выбрать то, что ставят на кон.

Отредактировано Адель Дюран (06.12.2011 18:03)

+1

9

— Велика разница. — Буркнул Лукан, поднимая взгляд с карточного веера на лицо девушки. Нечего сказать — по-взрослому миленькое, аккуратное. Да и вообще, приглядевшись, дворецкий был вынужден признать, что был неправ в отношении девушки — выглядела она ухоженно. Складывалось такое ощущение, будто перед ним не одна из мануш, а юная аристократка, уставшая от родительских запретов и решившая сбежать из города под звон монет на обнимающем ее узкие бедра платке.
Занятный случай, разумных объяснений которому Лукан нашел сразу два. Первый касался похищения девицы каким-нибудь влюбленным цыганенком, второй предполагал добровольный побег. Как бы там ни было и то и другое не иначе как глупость, юношеская беспечность. Подобных ей, желающих вольной птицей воспарить в небо, в особняке пруд пруди. От одной мысли об горничных Лукану становилось дурно. Следовало поторопиться назад, чтобы успеть до того, как прислуга, оставшаяся без надзора, не разнесла в щепки дом хозяйки. Горничные, няньки, кухарки и прочие-прочие — все они, как стадо овечек без пастуха способное заблудиться в трех соснах. Разбирай потом кто прав, кто виноват. Тем не менее, Лукан продолжал стоять перед цыганкой, не в силах сдвинуться с места. Внутри него развернулось нехилое сражение воли против соблазна.
Сладкими же были слова, слетевшие с девичьих уст. Она искушала. Азарт есть, желание...страшно подумать какой оно силы. Чтобы как-то сдержаться и не наломать дров, Лукан, выпрямившись, огляделся. На улице пусто и темно, безлюдно.
— Играть с цыганкой в к-карты то же самое, что положить голову в п-пасть голодному льву. Лишь удача определяет, к-когда он вам ее откусит. — После затянувшегося молчания, нарушил тишину Лукан, возвращая взор на цыганку. — Неслыханное д-дело играть в к-карты на тротуаре. Я вынужден отказаться. П-прощайте.
Дотронувшись до полей котелка у себя на голове, мужчина скромно поклонился и бросив прощальный взгляд, полный скрытого огорчения, на пышный веер карт, повернулся боком. Начищенный до блеска ботинок на правой ноге поднялся с влажного уличного камня. Под лопаткой засосало. Лукан вздохнул и сделал первый, самый трудный шаг прочь от желаемого.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафе «Винный вечер»

+1

10

Али словила себя на ощущении дежавю: уже второй раз за вечер ей приходилось провожать неудавшегося клиента обиженным взглядом. Что примечательно, одного и того же. Может, стоит постараться, чтобы увидеть это еще раз, предварительно, разумеется, разжившись некоторой суммой? Правда, как это сделать, девушка не имела ни малейшего понятия. Она не стала бы унижаться, хватая незнакомого джентльмена за руку, когда он уже отвернулся, да и фраз, способных вернуть интерес незнакомца, как назло, в голову не приходило. Они дожидаются своей очереди, чтобы прийти через пару часов.
Удачливой (а может, и как раз наоборот) цыганке помог случай: рыжий мальчишка, неизвестно каким образом оказавшийся в такое время в одиночестве на городских улицах, вылетел из-за угла прямо перед мужчиной, красиво врезавшись в него с налету и подтолкнув ко все еще стоящей с картами в руках Али. Одновременно, выронив из пальцев десяток карт и едва не опрокинувшись на дорогу, девушка успела заметить черного кота (куда уж лучше), перебегающего путь до какого-то момента уходившего мужчины. Али, которой чуть не заехали локтем в лицо, только успела выровняться, когда порывом ветра, загудевшим в переулках, ее снова чуть не сбило с ног. То ли природа решила помочь цыганке, то ли.. Впрочем, Али никогда не верила в случайности. В данный момент, предпочтя инструмент промысла иным издержкам бытия, она быстро собирала с мостовой разлетевшиеся карты — одно из самых дорогих ее сокровищ, хотя она могла каждый день покупать новую колоду, если бы тратила свой заработок именно так.
Вдобавок ко всему закапал дождь. Али, спрятав карты в кошель, подставила ладони небу и с неудовольствием почувствовала, что морось мало-помалу усиливается. Да уж, повезет с клиентом — не повезет с погодой! Девушке не улыбалось бежать через мокрые улицы до ближайшей гостиницы, где она смогла бы задержаться до окончания дождя. Куда деться — непонятно.
Но уж так ли устроены цыганки, или все же Судьба решила пока не демонстрировать девушке заднюю часть костюма — так или иначе, Адель на глаза попалась вывеска близлежащего кабака со странным названьицем «Винный вечер». Винный, не винный.. Главное, чтобы не дождливый.
— Не кажется ли вам, милсдарь, что сами небеса желают продолжения нашего знакомства? Заодно нам не придется играть в карты на тротуаре. Думаю, в сием заведении все же есть столики. — склонив голову набок и сама удивившись собственным словам, спросила Али. Наглость, разумеется, второе счастье, но все же до этого ей не приходилось приглашать джентльменов в рестораны самой.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафе «Винный вечер»

Отредактировано Адель Дюран (04.12.2011 01:04)

0


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Винный магазин мадам Монако


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC