Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Чудесно...


Чудесно...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/32-Brugge/br14.png
Участники: Гляйхмут фон Кейзерлинг, Матильда фон Кейзерлинг.
Локация: родовое гнездо Кейзерлингов.
Описание: старый граф решил провести воспитательную беседу с юной родственницей. Много накопилось вопросов для обсуждения, а для их решения — кровавое представление.
Дата: 21 февраля 1826 года.

0

2

— Все готово, владыка.
Тихий голос и подобострастный взгляд вывели Гляйхмута из раздумий. Замок из переплетения пальцев с трудом расцепился, давая холодным рукам простор для манипуляций. Граф, скрипнув старым дубовым стулом, давно отданным на поругание древесным паразитам, поднялся. Едва различимый шелест одежд тут же утонул в хрусте суставов. Вампир долгое время прозябал в потаенных уголках сознания, не находя времени на физические тренировки. Ментальные интересовали его гораздо больше. Должно быть, обычная прихоть, коих в последние годы у Кейзерлинга набралось немало. Отнюдь не закономерность, нет. Он по-прежнему способен разделать самого мастеровитого противника в бою на мечах. Другой вопрос: должно ли столь уважаемому аристократу опускаться до банальной резни? О, благородному не пристало. Однако сегодня граф намеревался выпустить на волю жажду убивать. Порой только так можно было произвести необходимый эффект. Или потешиться. Долгая жизнь накладывает отпечаток, увы.
Кейзерлинг медленно, основательно и с кажущимся удовольствием размял пальцы. Каждый по отдельности. Бледные ладони были похожи на белых пауков, трещащих голыми ножками. Вампир шумно выдохнул, рассыпав в воздухе сверкающие кристаллики льда. Этим зимним вечером холод властвовал в пустынных помещениях сей обители, гулял по длинным запутанным коридорам рука об руку с ветром. Замок практически не отапливался. Вот и услужливый лакей дрожал, притаившись в нескольких шагах от дверного проема. В голову Кейзерлинга тут же нахлынули сравнения с осиновыми листьями. Как избито. Аристократ отмахнулся. Недовольно фыркнул. Слишком серьезно увяз в собственных мыслях, позабыв о реальной жизни. Вот уже и грезы принялись доставлять проблемы.
Слуга поник и вперил виноватый взгляд в пол. Принял недовольство хозяина на свой счет? Глупый мальчик. Гел наградил его невербальной благодарностью и вышел вон. Лакей торопливо отскочил, сшибив канделябр. Тот зазвенел протяжно, громко и жалобно, затем — замолчал, встретившись с грубым каменным полом. Господин замка сего, исполненный предвкушения скорой встречи с родственницей и последующего разговора, не обратил внимания на неуклюжесть мальчишки. Двигаясь величественно и неторопливо, граф шествовал по скудно освещенному и весьма узкому коридору. Завывания ветра блуждали где-то на заднем фоне, там, в разрушенной части старинной крепости. Века непогоды и буйства стихий познать жалость перед древним оплотом Кейзерлингов не пожелали. Выстукивая каблуками зловещую дробь, кровопийца через несколько поворотов вышел к громадному залу.
Взор терялся среди высоких потолков, не в силах уцепиться за узоры истертых временем фресок. Колоннады ограничивали дорожку, ведущую к возвышению и каменному трону на нем. Спинка наискось треснула еще три века назад, а отломилась — два. Старый господин обители не жаловал архитектурные выразительности, а посему помещение выполнили предельно простецким стилем. Серые камни, из коих был сотворен этот зал, угнетали. Шелест ледяных сквозняков — навевал странные, пугающие думы. Гляйхмут поморщился. Пред его очами расположилось с десяток людей и вампиров, и графу доставляла беспокойство перспектива выхода их из-под контроля. Пока он с успехом держал гостей в узде, но сил на то требовалось немало.
Заведя руки за спину, вампир телекинезом поправил белоснежное жабо и уставился на дверь, темнеющую в противоположном конце зала. Он чуял приближение комка тепла, столь поразительно контрастирующего со здешним морозным царством. И улыбался, оголяя длинные клыки. Близилось начало представления.

Отредактировано Гляйхмут фон Кейзерлинг (23.02.2012 22:55)

0

3

Мрачная атмосфера жилища не способствовала приподнятому настроению, но жизнерадостная и светлая Матти все равно старалась. И хозяину этого вечера лучше было бы оценить это по достоинству...
Её светло-голубое платье так и мелькало среди гостей, точно болотный огонек, подманивающий заплутавшего путника к трясине вампирского очарования.
«О да, затяну и утоплю в жизнерадостности», — оправляя белые перчатки, столь неуместные в такой средневековой атмосфере, Матильда не могла не смотреть на всю ситуацию без юмора и иронии. Она явно была не к месту сегодня, быть может более старомодной платье подошло бы лучше.
«А ещё лучше — полный доспех и меч. Чтобы отбиваться от пауков и прочих гадов, которые собрались этим вечером...»
В замке не было ничего, кроме ветхой старины, по сути своей, все строение представляло собой поле боя между плесенью, пауками и пылью. Конечно, для современной молодежи это не представляло никакого интереса, но долг требовал присутствовать и выказывать почтение. Причем и по отношению к гостям тоже, как это не печально.
«Если бы не этот долг, сейчас сидела бы дома, пила чай и ела свежие кексы», — устало думала вампиресса, слушая сальные шуточки одного из гостей. Будучи «завидной невестой», Матильда была вынуждена терпеть внимание холостых, а иногда и женатых, гостей вечера. Ей даже не нужно было прибегать к телепатии, чтобы узнать какие грязные мыслишься роятся в их умах.
— Да-да, безусловно вы правы! — наивно хлопая глазками и беззащитно улыбаясь, врала леди Кейзерлинг. Весь секрет заключался в поддакивании и умении выглядеть невинной девой. За красивые карие глазки могли простить все или почти все.
«Уважаемый милсдарь Гляйхмут, я настоятельно рекомендую вам появиться до того, как я потеряю терпение и начну превращать ваш вечер в безумную оргию. С любовью, Матильда», — продолжая улыбаться, подумала девушка.
И, точно услышав эти мысли, хозяин вечера почтил зал своим визитом. Все разговоры стихли, тяжелая тишина повисла в воздухе, хоть ножом режь. Матильда воспользовалась явлением предка и покинула компанию ухажеров, переместившись поближе к трону, ну, или к тому, во что он превратился под гнетом времени. Она ждала, терпеливо и покорно, как и приличествовало юному отпрыску клана. Её разум был чист, ни одной лишней мысли или эмоции, только слепое созерцание.
Когда ты всю жизни проводишь с лучшими телепатами, коих знал род вампиров, учишься скрывать свою суть. Как показала практика, лучшим щитом служила апатичная пустота, когда ты концентрируешься на одном из чувств и просто считаешь свои вдохи и выдохи. Простота и пустота чисел спасали от ненужного внимания.
Тут что-то затевалось, Матильда могла ощутить это в воздухе, помимо запахов плесени и пыли. И ей было любопытно, что этот пережиток старины затеял. Древние вампиры славились многими сомнительными вещами и предпочтениями, и Гляйхмут не был исключением из этого правила.
Огонек любопытства посмел проклюнуться через занавес из чисел и зрительного восприятия.
«Итак, милсдарь, чем порадуете?» — она ещё не знала о планах вампира не только на вечер, но и касательно её, слишком уж скромной персоны.

0


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Чудесно...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC