Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Чертовски жаркая ночь


Чертовски жаркая ночь

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/42-Otygrannye-fleshbehki/27.png
Участники: Алистер Нист Эвитерн, Эл Хиро.
Локация: Мун-Ци, город Ли-Вей.
Описание: даже в самой спокойной жизни бывают сюрпризы, а жизнь Эла спокойной уж никак не назовёшь. Этим вечером юноша возвращался домой позже обычного. Безлюдность на улицах порадовала любителя уединиться с самим собой и он искренне наслаждался сией безмятежной тишиной. На часах 23:30... До дома оставалось минут 20 ходьбы, но мальчишка не добрался туда ни через час, ни даже через пару часов. И в те моменты главную роль в судьбе Эла сыграл Алистер Нист, вампир, приехавший в Хурбастан днём раньше по поручению стриксов договариваться о поставках наркотиков в Дракенфурт.
Дата: 7 декабря 1825 года.

0

2

«Не знаю почему я люблю безлюдные улицы, но, что люблю, это факт», — юный дампир брёл домой, едва перебирая ногами. Сегодня он никуда не спешил. У Такаги намечалось свидание с любимой девушкой, и он прямым текстом утром заявил, что Элу можно вернуться попозже, а ещё лучше — совсем попозже.
«Пойду через парк, там точно сейчас никого не будет. Можно посидеть, насладиться тишиной. А потом метнусь домой и незаметно проберусь через окно в свою комнату, дабы не потревожить».
В парке оказалось ещё темнее... Слабый свет луны едва пробивался сквозь высокие деревья. Эл шёл по главной дороге, любопытственно поглядывая по сторонам. Вдруг нечто привлекло его внимание.
«Не так уж я тут и один».
На одной из лавочек как-то неестественно скрючившись сидел человек. «Такая странная поза... Я бы не смог просидеть так больше 10 минут». Эл свернул с дороги, приближаясь к незнакомцу. По мере сокращения расстояния до парня дошло, что перед ним вовсе не человек. Было видно, что сидевший очень высокий, приблизительно около двух метров. Бледный... Его белая кожа отчётливо выделялась на фоне окружающей серости. "Вампир«,- почти очевидный вывод. Элу стоило остановиться там, где стоял, повернуться и дальше последовать своей дорогой, но внезапная мысль о том, что, быть может, вампиру требуется помощь, не дала ему этого сделать, наоборот, развернула его предполагаемые действия на 180 градусов, и мальчишка приблизился к мужчине. Казалось, тот никак не отреагировал, даже голову не повернул в его сторону.
«Он вообще живой? Выглядит как грозная статуя».
Взгляд уткнулся в грудь мужчине.
«Дышит. Тогда почему молчит? Специально? Или действительно не видит меня? Надо сказать что-нибудь погромче».
— Извините, с вами всё в порядке? — Эл сделал ещё шаг, подойдя почти вплотную. Ответом ему послужила тишина. Никакой реакции.
— Просто вы так странно сидите... И я подумал... — мальчишка присел на корточки, пытаясь заглянуть в лицо вампиру. На таком расстоянии он мог даже слышать его дыхание. Оно казалось тяжёлым, будто вампиру с превеликим трудом давался каждый вдох и выдох.
«Он всё равно молчит... Наверное мне лучше пойти домой... В самом деле, чего я прицепился? Ну сидит себе и сидит, пусть сидит». Эл ещё раз заглянул в лицо мужчине и с трудом сдержал истошный вопль. Вампир безотрывно смотрел на мальчика, оскалившись в подобии улыбки.
— Извините, я не хотел вас потревожить, — юноша быстро замотал головой, осторожно отползая в сторону.
Два глаза по-прежнему, не мигая, смотрели на него. От этого становилось не просто не по себе, а совсем уж как-то некомфортно, если не сказать, что страшно.
Несколько секунд прошли под взглядом глаза в глаза, прежде чем Эл решился встать. Поднимался он медленно, словно чего-то боясь. Впрочем, чего он боялся, было как раз таки очевидно. "Он просто смотрит на меня... и молчит. Почему он молчит?«,- мысли в голове начали путаться: «Мне пора домой... Надо уходить... Только тихо... Спокойно, Эл, чего ты волнуешься? Всё ведь хорошо». Твёрдо став на ноги (насколько это было возможно при дрожащих коленках), мальчишка повернулся и маленькими шажочками последовал к дороге.
«Вот и всё, а я переживал, хех...» Он обернулся, чтобы ещё раз глянуть на вампира... Дикий ор вырвался из груди мальчика. «За что?»
Плечо пронзила боль, и сквозь белое пальто начали просачиваться красные точки, увеличиваясь и расплываясь в сплошное алое пятно. Рукоятка лезвия прочно застряла в коже. Не помня себя Эл рванул вперёд, на бегу вытаскивая нож из тела. И хотя мальчик судорожно пытался понять куда бежать и что вообще делать, очень быстро его настигла мысль, что вампир куда быстрее. Впрочем, обдумать это должным образом, он уже не успел. Режущая боль вонзилась и в спину, рассекая одежду, пронизывая, заставляя закричать, прогнуться... Шаг... Один, второй... Обрушившись на землю и на автомате начав ползти вперёд на локтях, Хиро судорожно прогонял в памяти все значимые моменты в своей жизни. То, что это конец, стало для него очевидным... Но руки перебирали землю, не глядя на пораненное плечо и спину... Какая-то надежда на спасение ещё была.
На плечи опустились крепкие руки, что заставило мальчика отчаянно всхлипнуть и на миг зажмуриться. После того как его перевернули на спину, лезвие окончательно вонзилось в спину. Вампир вдруг засмеялся, чуть приподнимая юношу и хватаясь за рукоятку ножа. Алчно сверкнув глазами, мужчина начал проворачивать нож внутри мальчика. Кровь струйками просачивалась сквозь одежду, стекая на землю. Будь это какая-нибудь другая ситуация, Хиро бы испытал нечто именуемое болевым шоком и потерял сознание. Но видимо ему слишком хотелось жить...
Мужчина поднёс к губам руку, слизывая с неё кровь. Их глаза снова пересеклись, но теперь Эл не мог выдавить из себя ни слова. С губ слетали тихие стоны от боли. Казалось, она растеклась по всему телу.
«Холодно, жарко...»
Мальчика пронизывала крупная дрожь. Руки нервно подрагивали, становясь ватными. Ноги опутывал холод, а всё остальное «обнял» необъяснимый жар, будто где-то внутри горел огонь, сжигая лёгкие и сердце.
«Если в моей жизни ещё могло случится хоть какое-нибудь чудо, то пусть бы оно случилось сейчас», — губы судорожно пытались выдавить хоть несколько слов. Правда, не понятно зачем.
— Не надо... Пожалуйста! — выкрикнул юноша, когда клыки вампира впились в пульсирующую венку на его шее. Пожар внутри начал затихать, ровно как и дышать стало нечем. Эл откинул голову, хаотично хватая губами столь заветный воздух... Он перестал сопротивляться, но не потому, что смирился, а потому что тело отказывалось повиноваться хозяину...

Отредактировано Эл Хиро (20.02.2012 11:34)

+1

3

По улицам незнакомого города Алистер шел довольно быстро, со стороны могло показаться, что вампир куда то чрезвычайно сильно торопится, гулкие шаги были отчетливо слышны в тишине засыпающей улицы, вампиры еще не проснулись, а люди уже отходили ко сну, идеальное время, между часами вампиров и людей стремительно утекало и гуль старался провести его с как можно большей пользой. «Да... повезло мне, что совы доверили эти переговоры мне, надеюсь завтра я договорюсь с поставщиками и весь поток местной наркоты устремится через меня... и все же я слишком много заплатил за возможность представлять интересы Дракенфурта в таком прибыльном дельце, Стриксы себе цену знают, да и отдавать мне такой жирный кусок за красивые глазки, было бы крайне глупо... но какие же чудеса могут порой сделать пара прощенных долгов и чрезвычайно дорогих презентов, докатились мать их, мафия берет взятки с таким же рвением как сержант-первогодка». Алистер был чрезвычайно доволен тем, что ему всё же удалось купить у Стриксов право на эту сделку, откровенно говоря, несмотря на мысленное ворчанье, вампир думал, что это обойдется ему гораздо дороже, но совушка жадничать не стала и с легкой руки одарила гуля шансом наладить очень прибыльное дело. «Осталось только с местными договориться и дело в шляпе». Алистер чуть ускорил шаг, желая добраться до гостиницы до того как часы пробьют полночь и начнется время вампиров. Встреча с местным наркоторговцем была запланирована на полдень следующего дня, а это значило, что у гуля было еще довольно много времени на столь редкий отдых, нужно было просто добраться до гостиницы, а сделать это в незнакомом городе было довольно трудно. «Побери меня сатир, как же летит время, всего за какую то сотню с лишним лет этот Вэй из едва ли не прибрежной деревушки, превратился в город, в котором сам сатир копыта собьет». Ноги вынесли Алистера к городскому парку, серебристые лунные лучи по частям вырывали из мрака кроны деревьев, которые мерно раскачивались под ласковыми прикосновениями ветра, шелест ветвей, одинокие трели проснувшейся раньше всех ночной пташки, которой не терпелось сообщить луне о своем пробуждении, всё это заставило гуля остановиться и сделать глубокий, шумный вдох. Нужно было определиться с дальнейшим направлением, так как Алистеру начинало казаться, что он безнадежно заплутал и без посторонней помощи ему не добраться до ночлега «Хоть под деревом ложись. Ладно, пойду прямо, может по пути напорюсь на вставшего пораньше вампира, который говорит на человеческом языке, а не на местной абракадабре, у него и узнаю дорогу... ну а если нет, то попробую найти место для ночлега самостоятельно». Мужчина уверенно и быстро миновал вход в парк и его черной, как смоль рубашки, робко коснулись лунные лучи, с боем прорывающиеся сквозь древесную завесу, тени лишенных листьев ветвей извивались и плясали на бледном и выщербленном лице с красными, пустыми глазами. Он шел один по открытой лунному свету дороге, когда его ушей коснулся человеческий крик, кричали громко и надрывно, не от страха, от боли этот крик Алистер не спутает никогда и ни с чем, он сам когда-то точно так же кричал сжираемый изнутри необратимыми процессами мутации. «Что за идиотизм, съешьте мою печень тролли и здесь на улицах кого-то валят... всё же разумные существа везде одинаковы... прям как домой вернулся». Нист ускорил шаг, а затем перешел на бег. «Авось спрошу у выживших куда мне податься, друг друга разом местные убивать наверное не умеют». Гуль бежал широкими шагами, а его несоразмерно длинные руки двигались в одном ритме с ногами, разрывая воздушную массу перед стремительно несущимся вперед существом. Вновь крик, совсем рядом, прямо за поворотом основной дороги, на этот раз можно было различить слова, кто-то молил о пощаде и гуль почему-то не сомневался, что щадить кричащего точно не станут.
Ветви деревьев отбрасывали причудливый узор на дорогу, которая тонула в чуть желтоватых, холодных лунных лучах, а на обочине этой дороги разворачивалась сцена убийства, которой холодным взглядом коснулись красные глаза, подобные сцены не раз разворачивались перед этими безжизненными стекляшками, за без малого пятьсот лет Нист неоднократно наблюдал сцены ночной охоты, которые в портовом районе были не такой уж и редкостью, опустившиеся вампиры-наркоманы, убивали жертв на свой страх и риск, но ни первое, ни второе их не волновало, им была нужна кровь и они её брали. То же самое происходило и сейчас, в тот самый момент, когда сутулая фигура в черных одеждах буквально выскочила из-за поворота, удачливый охотник уже вонзал клыки в свою законную добычу... естественный ход вещей.
— Эй! Ты десерт забыл, — громко и властно бросил Нист обращаясь к окружающим деревьям и луне. Не то, что бы Алистеру было дело до жизни и смерти кого-то из местных, но гуль нуждался в помощи, а спрашивать что-то у сходящего с ума наркомана — себе дороже, по этому оставалась только его жертва, которая перестала ей быть ровно с того момента, как Нист преодолел поворот и заговорил.
Вампир, которого наглым образом оторвали от завтрака поднял голову и взглянул на наглеца, который практически мгновенно оказался рядом с ним. Гуль мог проделать это сразу, но увы, тогда клыки, находящиеся в шее жертвы могли разорвать артерию, а сейчас опасность угрожала только охотнику. Бой длился не долго, меньше одного удара сердца, смазанное движение, короткий хлопок и влажный, мелодичный хруст. Алистер не любил затягивать поединки, благо дольше нескольких мгновений против разумного гуля держались только неразумные гули и оборотни, правда с юстициарами Нист пока не сталкивался. Заостренный носок начищенного до блеска сапога ударил вампира чуть ниже кончика носа, мелодичный хруст возвестил о переломе верхней челюсти, противник гуля как тряпичная кукла взмахнул руками и по инерции завалился на спину, опрокинутый ударом который был под стать удару лошадиным копытом. Кровь хлынула размозженным носом, заливая шею и грудь незадачливого противника, но тот был уже мертв, его конечности судорожно дергались, а голова тряслась как у игрушечного болванчика, от этих подергиваний кровь выплескивалась небольшими порциями, сердце вампира еще не знало, что он мертв. Алистер мгновенно потерял интерес к убитому и склонился над раненной жертвой, красные глаза быстро оглядели его, после чего Нист задал чрезвычайно нелепый вопрос.
— Ты как?

+1

4

«Я умер?» — подумал Эл, когда тяжесть с его тела испарилась. И эта была единственная логическая мысль, потому как картина, развернувшаяся перед Хиро, больше напоминала фантастику, чем реальную жизнь. Пред глазами замелькали удары, всплески крови, очень быстрая драка, в которой победитель был очевиден с первой секунды.
Непроизвольно на лице мальчика появилось восхищение. Не часто такое зрелище увидишь, согласитесь. А потом непонимание...
Гуль убил вампира? Ради забавы? Просто так?
«Или тоже хочет крови и поэтому прикончил того, кто мог лишить его ужина? Но как же быстро это случилось...» При таких мыслях дампир снова начал порываться хоть на локтях уползти подальше отсюда. Одна лишь не задача, ни руками, ни ногами он нормально пошевелить не мог. Любая попытка отдавалась во все части тела просто нечеловеческой болью. Поэтому если бы гуль решил прикончить и его, то сделал бы это без малейшего усилия.
«Судя по тому, с какой лёгкостью он убил вампира, мне можно не пытаться убежать... Не поможет... Да мне уже ничего не поможет!» Почти истерика...
А теперь представьте себе удивление юноши, когда морально приготовившись к верной гибели, он услышал вопрос: «Ты как?»
Обычный такой вопрос: «Ты как?». При чём сказанный абсолютно адекватно. Но доверие у Эла сейчас находилось на минусовой стадии, поэтому он упорно искал подвох в этих двух словах.
«Он тоже хочет поиграться перед тем как убить?» Терять дампиру было нечего, в его мозгу первый вариант смерти не сильно отличался от второго. Лишь бы не мучали.
Юноша поднял глаза на гуля... Первым желанием было врасти в землю, а лучше провалиться сквозь неё или раствориться в воздухе, или рассыпаться на кучу маленьких кусочков, что угодно, лишь бы не видеть блеска красных глаз.
— Я... — говорить было трудно, страшно, горло будто сжимала невидимая рука, — я... «Слишком печально для своих 16 лет. Лишь 3 года которых я помню... Как будто и не жил вовсе», — от таких мыслей смирение резко отошло на второй план. И Эл решил, что в случае чего, хотя бы поборется за своё существование.
Но гуль не был настроен враждебно, и спустя энное количество минут сиё таки дошло до сознания юноши. Чуть осмелев, Эл внимательно осмотрел случайного знакомого. Его внешность отпугивала, а любителя всего прекрасного, такого как Хиро, в здравом уме и рациональных чувствах и вовсе приводила в ужас. Но кто сейчас говорит о здравости? Взбудораженный болью и страхом Эл утратил способность соображать и рассуждать логически. Мучал только один вопрос: «Зачем ему было спасать меня?»
— Я уже почти поверил в жизнь после смерти, — выдохнул мальчишка, опираясь на один локоть, дабы немного приподняться.
Было жарко, откровенно жарко, как будто сейчас вовсе не декабрь, а месяц так июль в самом своём разгаре.

Отредактировано Эл Хиро (20.02.2012 21:01)

+1

5

Мертвый вампир еще несколько раз дернулся и окончательно затих, а кровь из свернутого на бок носа, перестала даже сочиться. В лунном свете забрызганный собственной кровью вампир, приоткрытый рот которого выставлял на обозрение хоть и запачканные кровью, но хорошо различимые клыки, представлял собой жутковатое зрелище. «Сатир подери, теперь меня могут закрыть за убийство и в этой богом забытой стране, хотя я слыхал что местные царьки не церемонятся и сразу отправляют на плаху... этого мне еще не хватало». Красные глаза гуля внимательно оглядели молодого парнишку, у которого Нист несколько мгновений назад справился о состоянии здоровья. Парень являл собой классическую картину шока, посиневшие губы и бледная кожа были явственно различимы, а на лбу выступили маленькие капельки пота, которые лунный свет наполнял серебряным блеском, превращая в подобие драгоценных камней. Парень опирался на локоть и гулю показалось, что большие карие глаза смотрят в его изуродованное лицо с недоумением и некоторой долей страха. Бледные, с синеватым оттенком губы приоткрылись и с них сорвался звук который гуль практически не слышал, очевидно, что парню было чрезвычайно тяжело говорить, но тот нашел в себе силы и произнес довольно неожиданную фразу. «Да он совсем еще мальчишка, вампир кажется, во всяком случае клычки ему от родителей достались неплохие, нашел о чем думать... о жизни после смерти... ничего когда-нибудь ты точно узнаешь на счет её существования».
— Я не знаю есть она или нет, а вот ты вскоре можешь узнать, — немного резковато бросил гуль и тонкие, узловатые пальцы, в сопровождении взгляда красных глаз, скользнули по телу мальчика, едва-едва касаясь раненного плеча и шеи. «Пустые раны, в его возрасте заживут как на собаке. Что у нас на спине». Нист положил правую руку на левое плечо мальчишке, но так, чтобы не налегать на него всем своим смешным весом, парню сейчас даже такие незначительные нагрузки не пошли бы на пользу. Гуль переместился ему за спину и чуть толкнул легкое тело вперед, заставляя его наклониться. На белом пальто было отлично различимое отверстие обрамленное смолянистым пятном все еще сочащейся крови. «Падаль... нож очевидно скользнул по лопатке, будем надеяться что легкое не задето». Красные галаза вампира оглядели окружающее пространство и остановились на ноже, лезвие, которого призывно поблескивало украшенное лунным светом и пятнами крови. Нож был не длинный, даже короче тех, что носил с собой Алистер, если бы на месте гуля был кто-то с чувствами, то он испытал бы облегчение. «Что ж, кажется парень еще по коптит небо».
— Раны надо перевязать, — вновь коротко бросил гуль и ловкие пальцы принялись расстегивать пуговицы пальто. «И что же из его шмоток придется пустить на тряпки, свою рубашку я резать точно не стану». В нос гуля с каждым вдохом врывался отвратительный запах крови, с которым декабрьская свежесть уже не справлялась, запах становился все навязчивее и Алистер подавив рвотные позывы постарался выбросить его из головы, получилось это далеко не сразу, гуль даже прекратил попытки расстегнуть непослушную пуговицу пальто, но как только он выгнал противную вонь из сознания, пуговка поддалась, открывая дорогу к дальнейшим действиям.
— Ты кажется ранен не так серьезно как можно было предположить, — произнес гуль и посмотрел парню в глаза. — Где здесь ближайшее место, в котором нам могут предоставить крышу над головой и в идеале лекаря? — Алистер спрашивал это исключительно в собственных интересах, хотя мысль была крайне здравой, заниматься серьезным осмотром и серьезной же перевязкой, посреди парка — не лучшая идея. «Хорошо что он умеет говорить по-людски, я бы свернул ему шею если бы в ответ на мой вопрос услышал местную тарабарщину». Алистер действительно без зазрения совести прикончил бы парня, так как тот всё же был свидетелем убийства, а этот поступок не поощряется ни в одной из стран, в любом случае Нист потерял бы на судебные тяжбы очень много времени, которое гуль ценил превыше чужой жизни.
— Тебе необходимо лечение, рана в спине нуждается в более квалифицированной обработке, моих знаний будет недостаточно, да и если начнется лихорадка. — «А она, будь я проклят, скорее всего начнется, если уже не началась». — я точно не смогу ничем помочь...
Нист не был специалистом в медицине, но прекрасно знал, что бывает после того как тебя проткнут ножом на зимней улице, знал на собственном опыте, этот же опыт позволял ему более менее сносно перевязывать раны, главное было добраться до чистых бинтов и горячей воды.

+1

6

«Тихо, тихо... Тихо, Эл! Надо просто перетерпеть», — мысленно стенался Хиро, которому уже белый свет был не мил. Противиться действиям гуля он не стал, кое-как пережив своё незначительное «перегибание». Но и эти действия доставили ему много неприятного. На глазах даже проступили скупые слёзы, после чего юноша поспешил взять себя руки. Не в его приоритетах показывать слабости незнакомцам, хотя куда уже дальше?..
В мозгу никак не складывалось мнение о том, что вообще тут происходит. Парень словно потерялся по времени... хотя, не только в нём, во всём остальном тоже. Стоило задать Элу банальный вопрос, вроде того, как он сюда попал, и мала вероятность, что юноша сумел бы сообразить. В конце концов, он бы может и выдал правдоподобный ответ, но мозг этого разумного существа так устроен, что ради сохранности нервной системы своего обладателя вычёркивает неблагоприятные моменты из памяти.
— Не надо ничего перевязывать, — страдальчески взвыл мальчишка, что было сил стискивая зубы при новых приступах боли.
— Мне и без этого достаточно плохо! — и вот что удивительно, даже голос прорезался, это учитывая тот факт, что пару минут назад ему с трудом давались пару слов. Да что там говорить про пару слов! Даже дышать было проблематично. Видимо из-за боязни, что ему причинят ещё больше боли и появились эти скрытые резервы.
-Ты кажется ранен не так серьезно, как можно было предположить.
«А? Если бы я был ранен серьёзнее, вряд ли бы выдержал», — подумал юноша, глядя в глаза вампиру и словесно проигнорировав это примечание, — гостиница есть где-то в сорока минутах ходьбы отсюда. А где найти врача... Я не знаю.
Воображение нарисовало мучительную процедуру перевязок и всяких там иных процедур обработки ран, что Эл инертно дёрнулся. «Да не нужен мне лекарь... Может само собой пройдёт?» Бесспорно, наивные мысли.
«Слов, что гостиница где-то там явно не достаточно», — Хиро начал осматриваться по сторонам, пытаясь понять в какой части парка сейчас находится. Сразу ему показалось, что ориентация на местности тоже испарилась из головы. Но после некоторой нагрузки памяти, она (память) вернулась к своему обладателю. Дампир кратким жестом руки махнул вглубь парка.
— Если по центральной дороге пойти до упора, то наткнётесь на местный магазин, за ним будет кафе, а далее поворот направо. До конца улицы — и вы у цели.
Тут гуль очень некстати отметил про возможную лихорадку, что изрядно озадачило дампира. «Плохо знаю, что это... Но маловероятно, что нечто приятное».
Банального жизненного опыта не хватало даже для столь скромных знаний в области болезней, ранений и т.д.
С каждой новой расстёгнутой пуговицей становилось жарче, что когда гуль расстегнул последнюю, Эл ощущал себя горящим в аду. Тело буквально бастовало против природы, погоды и прочих земных факторов, изнуряя своего хозяина тепловой пыткой.
«С каких пор зимой я схожу с ума от жары?»
— Дышать нечем... — мальчишка оторвал одну руку от земли, протестующее упёршись ею в грудь гуля. Упор не был сильным, он даже на средненький не тянул, но вот на лице Эла явно прослеживалась уверенность в своих действиях. Хотя правильнее будет сказать: уверенность в собственном страхе... Немой протест.
В какой-то момент дампиру показалось, что он сейчас потеряет сознание: вокруг запрыгали чёрные точки, превращая мир в сплошное размытое пятно, что даже его сопутник потерял всякие очертания, но затем в голове прояснилось. «Что это было?»
— А вы кто? — запоздало додумался осведомиться Хиро.
«Впервые вижу гуля, ведущего себя таким образом. Хотя один на один с подобным я встречаюсь тоже впервые. Но что-то подсказывает мне, что не такое типичное поведение у представителей этой стадии вампиризма. Не спроста всё это, вот только что ему нужно? Неужели всего лишь путь до ночлежки?»
Взгляд юноши тенью скользнул по силуэту героя этой ночи, неожиданно поймав себя на мысли, что гуль перестал пугать его. Он куда больше боялся боли, которую мог почувствовать, если с него продолжат что-либо снимать. Хотелось замереть и больше не двигаться, пока чувства не притупятся, не было желания даже дышать, но такой роскоши дампир себе позволить не мог. Жизнь таки была дорога ему.
— И неплохо бы, — Эл кивнул головой в сторону убитого вампира, — убрать Это куда-нибудь отсюда. Юноша смотреть на истерзанное тело не решился, поэтому отвернул голову в максимально противоположном направлении, характерно поморщившись. Вообще, нервишки у мальчика для своего возраста были некудышные и лишний раз травмировать свою ЦНС он не решался. Ему с лихвой хватит до конца не слишком большой жизни и этого инцидента.
«Уж лучше бы эта ночь мне приснилась».
— Вдруг ещё какой ненормальный... — на этом слове юноша запнулся, подумав исключительно о себе, — решит прогуляться по парку в такое время. Вам не нужны неприятности же... «Я ничего о нём не знаю, дабы делать такие выводы. Может ему всё с рук сходит. Хотя буду честен с собой, не появись он здесь или появись секундой позже, я был бы уже мёртв. Не мне судить». Эл сделал глубокий вдох, закрывая на мгновение глаза.
«Кажется, я молил о чуде, стоит ли считать, что оно со мной произошло, пусть и с такими потерями?..»
— Спасибо... — вдруг сказал юноша, — Но что всё-таки вынудило вас мне помочь? Какая-то особенная нужда?
В бескорыстность хороших поступков Хиро не верил, и, как показывала практика, не зря.

Отредактировано Эл Хиро (20.02.2012 21:40)

+1

7

Раненный стоически переносил хоть и уверенные, но не профессиональные манипуляции гуля, деваться мальчишке было все равно не куда, а Алистеру за почти пол тысячелетия так ни разу не довелось поработать ни сиделкой, ни лекарем, по этому вампир просто делал то, что подсказывал ему жизненный опыт. Нист взглянул в глаза, в которых застыли едва заметные слезы, но лунный свет предательски выдавал состояние парня, делая его слезинки чем-то похожими на капельки ртути. В этих глазах Нист увидел отражение боли и сомнений, парень явно не до конца понимал, что с ним происходит и почему дикий вампир-кровосос, безумное порождение кровавых запоев стягивает с него пальто и пытается хоть чем-то помочь. Затем парень открыл рот и заговорил, в его голосе тесно сплелись боль, сомнения и кажется страх, парень срывался на крик и просил Алистера прекратить не совсем понятные мальчишке манипуляции. «Вот идиот а... хотя ладно в его состоянии можно и не такую чушь сморозить».
Тонкие пальцы оторвались от пуговиц пальто и коснулись лба мальчика и серой, холодной кожей узловатых пальцев явственно ощущались влага и жар «Похоже лихорадка начала свое дело, следующие два дня, а то и больше если не найдется лекарь, пареньку предстоит крайне веселое времяпрепровождение, главное, что бы не потерял сознание до того, как покажет мне хотя бы направление, в котором можно найти ночлег». Парень кажется пытался ориентироваться в пространстве, а после того как окончательно пришел к удовлетворившему его выводу, вывалил на голову гулю крайне и крайне скверную информацию. Алистер отнял руку от лба мальчика до того, как тот завертел головой и плотно сжал синие, потрескавшиеся губы, несколько ударов сердца размышляя, что делать дальше, затем вновь пришедшие в движение пальцы расстегнули последние две пуговицы пальто, открывая взору вампира темную кофту. «Нет. Перевязать его однозначно надо... сорок минут, десять-пятнадцать, если буду бежать, а бежать я не буду, значит тридцать... он просто истечет кровью до того, как мы хоть куда-то доберемся, но стягивать его фуфайку через голову будет проблематично». С губ мальчика вновь сорвалось несколько звуков, которые сложились всего в два слова. «Дышать нечем, не удивлен, тебе возможно проткнули легкое, у тебя неслабый жар, разумеется тебе нечем будет дышать, ну ничего, когда жарко не страшно, страшно когда холодно, а вот с дыханием я тебе точно не помощник». Рука парня уперлась в грудь гуля, в жалкой попытке остановить его, немой протест против необходимых действий, действий которые Алистер считал правильными, он имел право так считать, просто по тому, что был гораздо опытнее мальчика, видел множество раненых и сам был неоднократно ранен. Неожиданно глаза парня расфокусировались, казалось он потерял гуля из виду и сейчас следом потеряет сознание, но этого не произошло, карие глаза вновь смотрели Алистеру в лицо, но уже более спокойно и удивленно. «Кто я... а не все ли, сатир подери, равно». Произнесенный вопрос Нист откровенным образом проигнорировал, лишь плотнее сжав и без того тонкие губы, которые в свете луны казались практически фиолетовыми. Парень произнес еще пару фраз, на которые Алистер лишь усмехнулся и коротко бросил.
— Не в твоем положении думать о чужих проблемах и чужих мотивах.
Смазанное, молниеносное движение и в руке гуля появился вынутый из сапога нож, его лезвие хищно блеснуло в лунном свете, но не привык кого-то спасать и кому-то помогать, он был предназначен для короткого полета и пробивания живой, трепещущей плоти, а уж ни как не для спасения молодых парней, но оружием управляет рука, держащая его.
— Слушай меня внимательно! — с расстановкой произнес гуль. — Сейчас тебе скорее всего будет больно, постарайся не орать. Я разрежу твою кофту и разорву рубашку, сниму их вместе с пальто, перевяжу раны как сумею, а затем донесу тебя до гостиницы, если не сделать перевязку сейчас. — Нист мельком оглядел раны парня, их всех трех все еще медленно сочилась кровь, особенно из проколов на шее, но Алистер знал, что эта рана не так уж глубока и остановить кровотечение из неё будет довольно просто. — ты истечешь кровью и умрешь. — Алистер запустил руку парню под одежду, оттянув рубашку и свитер, а затем коротко повторил. — Постарайся не орать.
Алистер как можно аккуратней высвободил полы пальто из под парня, затем быстрое движение, короткий надрез на кофте, гуль воткнув нож в землю, берется за края разрезанной кофты и пока еще целой рубашки, а затем практически без усилий разводит руки в стороны под оглушительный треск материи, открывая худощавое и бледное тело парня лунному свету и теням. «Только не ори в ухо», — мысленно произносит Нист, аккуратно но в то же время быстро снимая пальто, разорванную кофту и рубашку без пуговиц одновременно. «Так... теперь перевязки, эта дрянь не годна». Алистер отбрасывает в сторону изуродованную кофту и берется за рубашку «а вот это самое оно, ткань достаточно тонкая и прочная, не шерсть и ладно». Гуль быстро нарвал перевязок и первым делом замотал парню шею, сделав два циркулярных тура и повязав довольно прочный бант, затем пришел черед плеча, на которое Алистер наложил обычную давящую повязку, предварительно сложив небольшой кусочек ткани в четверо и закрыв им рану, обе перевязки практически сразу покраснели от крови, но они были гораздо лучше чем совсем ничего. Остатков разорванной рубашки как раз хватило на то, чтобы перевязать рану на спине, закрыв отверстие сложенной в несколько слоев тканью, Нист использовал разорванные рукава, чтобы крест-накрест закрепить ткань на ране «Мда... получилось не очень, но как есть, я ему в доктора не нанимался, да и он не своими ножками пойдет, если он везучий парень, то эти обмотки с него не сползут». Гуль поднял пальто и аккуратно накинул парню на плечи.
— Сейчас я тебя подниму и ты будешь говорить куда мне идти, — холодно произнес гуль и убрав нож в голенище сапога, мягко обнял парня за поясницу, продевая вторую руку ему под коленные суставы. Поднялся Алистер без каких-либо видимых затруднений, для гуля подобная ноша не являлась чем-то затруднительным. Нист коротко бросил взгляд на лежащего в собственной крови вампира. «Сегодня просто был не твой день». И зашагал по дороге...

Отредактировано Алистер Нист (20.02.2012 22:54)

+3

8

«Сегодня ну просто день игнорирования меня. Только обстоятельства меняются. Но допытываться не буду, в конце концов, если бы он хотел сказать или если бы это было нужно, то сказал бы. А мне пора бы поумерить своё любопытство». Вот последняя вещь у мальчика сродни хроническому заболеванию — присутствует всегда. И вдавить хоть в какие-то рамки эту свою черту бывает нелегко, даже почти нереально. В порыве желания узнать что-либо он готов зайти далеко. Но сейчас был тот случай, что обычно именуют исключением из правил. Элу было не до любопытства. Его в разы больше волновала судьба своего изувеченного тела, а точнее полная его дальнейшая неприкосновенность. Вот только этому тоже не судьба сбыться... И дампир понял сиё сразу, стоило ему лишь увидеть нож в руках гуля. Правда, он ещё не осознавал до конца размеров трагизма того, что ему вскоре пришлось пережить.
— Слушаю внимательно, — больше мысленно, чем вслух произнёс парнишка. Его голос по слышимости не превзошёл и звука лёгкого шума.
Тем не менее, он обратился в слух. И чем дальше говорил гуль, тем сильнее взбесившееся сердце пыталось выпрыгнуть из груди незадачливого любителя ночных прогулок.
«Что значит не орать? Это будет больнее, чем согнуть меня вдвое? Куда уже?»
На факт перспективы утери рубашки с кофтой Эл внимания не обратил. Не до того! Стоит добавить, что фразой «если что... то умрёшь» вампир добил пошатнувшуюся психику паренька. Умирать теперь не входило в его планы: сколькими трудами и моральными, и физическими даётся благоверное выживание! Если после всего пережитого ещё и сдохнуть, выходит, что зря мучался.
— Поста-ста... раюсь, только... пожалуйста, осторожнее, — обморочным и одновременно перепуганным донельзя голосом прошептал Хиро. Он притих и не решался сделать ни малейшего движения. Впрочем, стоило гулю приложиться ножом к его одежде, как эта самая одежда едва не приварилась к телу мальчика. Зрачки Хиро расширились, а губы были напряжены и слегка приоткрыты на последнем вдохе, выдох после которого последовал не сразу. Всё дальнейшее прошло в тумане... Кажется, Эл зажал себе рот ладошками, дабы не перебудить весь спящий район, расположенный вокруг парка. Кажется, сам едва не прокусил себе руку, сжимая зубы, чтобы не разреветься как первоклассник, получивший плохую оценку. Кажется, он даже не разобрался, что именно из его рубашки были сделаны все повязки. Но к моменту завершения данной процедуры для дампира земля перевернулась вокруг своей оси несколько раз, застряв в положении вверх тормашками. На фоне общей жары, его как током прошибало крупной дрожью. Дыхание стало прерывистым, будто в один момент Эл мог и вовсе прекратить дышать, а с глаз так и не спала пыльная пелена.
— Буду... Да... Хорошо, — пересохшие губы едва слушались своего хозяина, подрагивая от беспокойных вдохов и выдохов, даже когда Хиро молчал. В мыслях навязчиво крутилось: «Не надо меня никуда нести. Оставьте тут... Если мне судьба выжить, то я выживу, если нет, то уже ничего не поможет». И наперекор этому были другие мысли: «По сути, ему нужно было узнать именно про гостиницу. И не факт, что мои словесные объяснения можно считать достоверными. А раз от меня пользы не будет... он... Он просто убьёт меня». Сопротивление было бы тупиковым, но радовало то, что до гостиницы Элу пешком идти не придётся. Надолго бы его точно не хватило. Гуль поднял его максимально осторожно, что дампир невольно глянул на него с благодарностью во взгляде. «Если бы не его осторожность, я мог и не выдержать этой пытки». Очередное «спасибо» предусмотрительному вампиру. Но в целом юноша чувствовал себя неловко: с каких пор его на руках носят? Да ещё вампиры? Да ещё дикие? Единственным оправданием подобного служил общий вид дампирёнка. Даже человеку «не в теме» было бы очевидно, что на своих двоих это юное существо передвигаться никак не могло, во всяком случае, на расстояния больше парочки шагов.
— Пока что прямо... — выдавил из себя Эл, краем глаза глянув по сторонам. И всё... Неестественно откинув голову назад, юноша стал чем-то вроде сумки. Волосы вальяжно развивались на ветру, оголяя бледное лицо и делая парня похожим на покойника, слишком уж тихим и неподвижным был он. Но в этом есть свои плюсы: чем меньше он вертелся, тем меньшая вероятность лишиться перевязок до того, как они достигнут цели. Разве что не слишком хорошо для Эла было в мороз (благо парень его пока что не ощущал) находиться фактически в полураздетом состоянии. Но тут уж выбор был, либо одежда, либо раны... И в здравом уме Хиро был бы вполне способен оценить рациональность выбора.
«Мёртвенность» юноши пропадала лишь когда на пути попадались объекты, неправильная ориентация миж которых могла вывести на неправильный путь. Тогда дампир тихо говорил нечто вроде:
— Теперь надо обогнуть это здание...
— Направо...
— Поворот...
— Прямо до конца улицы... — и чуть сменив позу «умирал» до следующего такого места. Уже в середине пути температура тела мальчика превысила все допустимые для него пределы. Картинка внешнего мира становилась всё менее и менее чёткой, расплываясь перед глазами в разные стороны, что Хиро предпочёл зажмуриться.
Как бы там ни было, путём краткого руководства дампира они подобрались к гостинице. И хотя случилось это несколько позже, чем изначально предполагал Эл, цель была достигнута. Урра, товарищи! За время пути юноша успел удобно прилепиться к вампиру и стать чем-то вроде второй кожи, как только понял в какой позиции неприятных ощущений меньше всего. Но с необычного вида транспорта надо было слазить и становиться на ноги, как положено нормальному человеку, то есть, простите, дампиру. Однако, юноша не спешил этого делать.
— Здесь вы можете остаться, — сказал он немного огорчённо, потому как в голове вновь блукали мысли о ближайшем будущем. И эти мысли совсем не радовали Эла.
— Мне видимо придётся как-то куда-то уйти, теперь я вам без надобности, — к огорчению присоединилась крайняя озадаченность, в первую очередь тем, что уйти в прямом смысле слова не представлялось возможным.
Сознание медленно, но верно переходило в стадию бреда. А взгляд мальчика замер на лице гуля так, как будто Эл наблюдал даже за самой малейшей реакцией своего спутника. Но на самом же деле мир просто упорно терял свои очертания, что юноша пытался сфокусироваться хоть на чём-то.

Отредактировано Эл Хиро (21.02.2012 04:07)

+2

9

Алистер шел достаточно быстро, красные глаза внимательно всматривались в окружающее пространство, залитое лунным светом, стараясь запомнить пройденный маршрут. Пару раз вдалеке маячили какие-то люди, но они успевали скрыться за поворотом раньше, чем гуль пытался их окликнуть. «Вот ведь мрази, а думают небось, что я сам этого щенка так отделал и теперь в логово, жрать несу, главное чтобы местных легавых не натравили, уж эти-то точно с удовольствием меня за задницу пощекочут... хотя вряд ли обыватели решат сдать меня с потрохами... ночь, луна, расстояние... они вполне могли подумать, что я себе девочку или мальчика снял... хотя, какая мне, к сатиру, разница, доберусь до кружки горячего вина со специями и гори оно все синим пламенем, у меня полный корабль матросов, которые хоть Святой Розой поклянутся, что я честный торговец пряностями, прибыл сюда по делу и через два дня отбываю, ну а то, что рожей не вышел уж не обессудьте». Нист уже сочинил довольно складную легенду, на случай если придется общаться с представителями охраны местного правопорядка прямо на улице, а затем еще одну, менее складную, на случай если ситуация изменится. Нист и, правда, прибыл сюда с кораблем, который забирал груз пряностей, с хозяином корабля на счет прикрытия договаривались Стриксы. «Уж что-что, а убеждать они умеют... однозначно, если этот хлыщ вернется в Дракенфурт без меня, с него снимут скальп и сожрать заставят, так что повод моего прибытия в этот гадюшник уж точно вне подозрений. Теперь на счет маленького недоразумения». Шаги Алистера были широкими и достаточно быстрыми, но все же вампир двигался удивительно мягко, ступая без привычной ему громыхающей походки, так как лучше уж было смирить свои привычки, чем двигаться под аккомпанемент охов, ахов и стонов, которые парень скорее всего издавал бы едва ли не с каждым привычным вампиру шагом, при желании гуль становился бесшумнее кошки, правда для этого обычно требовалось сменить сапоги на что-то более удобное и мягкое, так что сейчас звук шагов Ниста все равно был отлично различим. «Если доберемся до гостиницы без происшествий, скажу что это мой переводчик, которого мне, мать твою, следовало нанять еще в порту, но нет же, я же думал, что пару дней смогу прожить тут и без знания языка, что ж... скупой платит дважды, а заплатить придется. Моим партнерам не желательно будет знать о покушении на меня... да, так и скажу, а еще заплачу... покушении, черт подери, белыми нитками всё это шито, ну да ладно, я торговец? Торговец, могут ли на меня ночью напасть и ранить переводчика? Могут... чем сатир не шутит, главное что бы этот мальчишка не начал языком чесать, а уж множественные ранения у этого недотепы, я как ни будь объясню, но если он меня все же сдаст... думаю, суду не будет особой разницы один труп на мне или два». Парень кажется расслышал мысли вампира и слегка дернулся, тело мальчика горело огнем, это Нист чувствовал даже через довольно плотное пальто. «Хреново дело, надеюсь местные докторишки, хотя бы на десятую часть оправдывают слухи о них». Безжизненные глаза спокойно, холодно и быстро осмотрели парня, увиденным Нист остался доволен, кровь из раны на шее остановилась, на счет плеча вампир не мог сказать ничего определенного, но похоже тугая повязка сделала свое дело, так как крови на белом пальто не прибавилась, но эти пустые раны были совсем уж незначительными по сравнению с тем, что у парня было на спине, но именно этого Нист увидеть и не мог. «Что ж... кажется паренек везучий, шутка ли, тебя спасает самый настоящий гуль, будет чем друзьям похвастаться... хотя... они таким сказкам не поверят, если не идиоты». Алистер остановился и парень заговорил указывая взглядом на резные двери трехэтажного здания, затем взор темных, подернутых пеленой боли глаз уставился на Ниста, очевидно вновь пытаясь сфокусироваться на вампире. «Иж как ты заговорил... откуда же такая малявка и так хорошо меня знает... ну нет парень, оставить тебя именно здесь, а самому пойти в гостиницу — значит подписать себе свидание со стражей, шутка ли, гуль-иностранец пришел снимать номера, а через два-три часа у гостиницы был обнаружен труп ребенка. При таком раскладе через несколько часов, вместо бокала вина меня будет ждать в лучшем случае стража... или толпа с кольями и факелами... нет уж, дудки». Нист заговорил все тем же спокойным и бесчувственным голосом, от которого веяло мертвым, могильным холодом, могло даже показаться, что при каждом слове Ниста, можно было различить исходящий из его рта запах древности и тлена...
— Вам молодой человек то же предстоит здесь остаться, — Алистер вновь заговорил в привычной, вежливой форме, единственным недостатком которой была полная бесполезность в экстренных ситуациях, почему-то люди лучше понимали когда им кричали и тыкали, но такая ситуация кажется миновала. — Если Ваш труп найдут недалеко отсюда, а именно так и будет, потому что Вы с минуты на минуту можете потерять сознание. — Нист видел это так же отчетливо, как капельки пота на ровном, бледном лбу парня, жар и кровопотеря не способствуют ясности ума и бодрости тела. — В Вашей смерти несомненно обвинят меня. — Губы Ниста растянулись в ничего не выражающей улыбке, которая в силу особенностей внешности гуля, была слегка зловещей. Только сейчас вампир соизволил обратить внимание на несоответствие клыков парня его ушам «Дампир... хотя какая в прочем разница, это даже не третично в этом случае».
— Теперь запоминайте, надеюсь вы говорите на этом жутком азиатском языке. На нас напали в парке, когда Вы отошли по малой нужде, нападавших было трое, своих я отогнал, а Вы не справились, в результате чего и были так ранены, мне повезло и я смертельно ранил Вашего противника до того как он с Вами разделался. Знаю, что звучит не идеально но времени думать особо не было. — Нист улыбнулся когда представил, как в случае чего будет канючить что-то вроде: «Я хоть и выгляжу как гуль, но я мирный торговец, сражения это не моё, мне вообще повезло, что я остался в живых, а вот мальчик...» — Дорога парка вымощена, следов не найти, только труп. Но надеюсь до допроса с пристрастием не дойдет. И теперь самое главное. С этого момента считайте себя нанятым в качестве переводчика, можете называть меня сэр Алистер. — Нист коротко кивнул и сощурил красные глаза. «Почему и главное где я взял в переводчики мальчишку придется придумать, но надеюсь эту нестыковочку, заглушит звон монет». Вампир сделал шаг вперед и довольно аккуратно, но в то же время сильно толкнул ногой деревянную дверь, которая открылась с грохотом и звоном, колокольчик звякнул буквально истерически, визгливо протестуя против столь резких ударов по двери и нарушению его личного покоя, а за одно и предупреждая хозяев этого места о ночных гостях. Нист вошел в просторное заведение, все же гостиницы в разных уголках мира, хоть и были разнообразны, но увы, практически всегда строились по одному принципиальному плану, небольшой холл, лестница, боковая дверь ведущая скорее всего в небольшое кафе или ресторан, где постояльцы могли позавтракать или заказать себе еду прямо в номер, наживаться только за счет сдачи комнат было довольно затруднительно, вот и приходилось перенимать опыт «постоялых дворов» в которых помимо крепкого сна и мягкой постели можно было еще и сытно поесть, да крепко выпить. Стойка за которой должен был стоять портье пустовала.
— Эй! — Властно, но при этом спокойно и холодно выкрикнул вампир. — Почтенные, мне необходимо вино, лекарь и комната. Но с начала вино! — Алистер не знал, поймут ли его слова, но зато совершенно точно знал, какой язык понимают в подобных местах. Он аккуратно усадил парня на стул стоящий возле стены и запустив руку во внутренний карман камзола, положил на стойку горсть монет, около двадцати серебряных флоренов бледных как сегодняшняя луна, мгновенно налились огненным светом, вбирая его в себя из свечи которая стояла на столе «думаю дракенфуртское серебро ничем не отличается от местного» уж что-что, а нелюбовь хурбастанцев к банкнотам Нист разделял полностью и предпочитал оперировать полновесными монетами. — Переведете, если не поймут, — коротко бросил Нист, обращаясь к только что нанятому парню, надеясь, что еще хотя бы десять минут мальчик сможет исполнять свою новую роль.

Отредактировано Алистер Нист (21.02.2012 17:29)

+3

10

«Мне по-любому придётся здесь остаться, вопрос лишь насколько „здесь“», — этим «здесь» могла быть как сама гостиница, так и всё, что её окружает в радиусе нескольких метров от парня, если бы его тут оставили. На большее Эл свои силы не оценивал. Вампир очень часто говорил слова, вроде «труп», «умрёшь», что у Хиро сложилось стойкое мнение о том, что недолго ему осталось топтать сию грешную землю. «Не хочу пока что на тот свет». Да и голос гуля не предвещал ничего хорошего. «Сколько холода, безразличия... Так непривычно...».
То, что его собираются использовать как прикрытие, дампир понял сразу. Как уже говорилось, у него сформировалась мнение об исключительной продуманности действий гуля. Ради собственной выгоды естественно. Хотя значительные плюсы были и для Эла, и эти плюсы ровненько складывались в цену его жизни.
— Говорю... «Если бы не колледж, то только на нём бы и говорил».
История, придуманная вампиром, вполне подходила для отмазки произошедшего. Хотя стоило задать пару уточняющих вопросов и она могла бы с треском провалиться. Но дампир понадеялся, что такого не случится, а если кто и задаст им какой каверзный вопрос, то будет молчать как рыба, предоставив всю свободу слова гулю.
«Он точно найдёт, как выкрутиться, во всяком случае, скажет что-нибудь правдоподобное».
— Переводчика? — запоздало удивился Хиро, переваривая информацию. «Интересно, как бы Такаги понравилось, что его приёмыш стал переводчиком для гуля, пусть и на краткий срок». После чего он кивнул:
— Хорошо, сэр... сэр, — память из всех сил восстанавливала только что услышанное, (у юноши была славная привычка забывать имена, адреса, путаться на местности, даже если бывал там не первый раз), а под таким прищуром вампира вообще удивительно, как мальчик ещё и собственное имя не забыл: — Алистер... Ага, попробую запомнить, — такое созвучие слов показалось Элу несколько неуважительным, что он поспешил добавить: — то есть я запомню, конечно.

* * *
Эл опёрся на стену, проклиная все на свете, ибо лежать было куда удобнее, чем сидеть. Поэтому спустя несколько мгновений он предпринял попытку полулечь на стуле. Не вышло. Очередное поражение. Не первое за сегодняшний день. Чуть не взвыв как волк, мальчишка поднёс ладошку ко рту, прикусывая косточки пальцев. «Чёрт... добейте меня, либо избавьте от боли. Зависать где-то между становится невыносимым...»
— Переведете, если не поймут, — голос Алистера вытащил дампира из грустных размышлений. Стоит добавить, что, как только вампир говорил что-либо, Хиро забывал как дышать, то ли опасаясь ледяного тона, то ли ещё чего.
— Да... Хорошо, — тихо и покорно сказал юноша, со вздохом запрокидывая голову назад. «Не могу больше...» — Эл поморщился, что-то невнятно пробормотав себе под нос.
Из недр гостиницы наконец-то показался человек. Эл предположил, что это и есть местный портье. «Ну, сейчас будет самое интересное». Ещё издалека было заметно, как вытягивалось лицо мужчины по мере его приближения к гулю и дампиру, а когда он подошёл вплотную, то гримаса недопонимания/удивления/озадаченности наглухо впечаталась в весь его лик.
— Что вам нужно? — именно на «местной абракадабре» спросил портье. Казалось, он даже забыл про знаменитое хурбастанское гостеприимство. Голос был ледяным (хотя до холодности гуля ему далековато) и малоприветливым.
— Господин Алистер сказал, что необходимо вино, лекарь и комната. Но с начала вино! — дословно повторил Эл слова вампира, прикладывая ладошку ко лбу и шумно вздыхая. Он осторожно процедил чёлку сквозь влажные пальцы, откинул её с лица, внезапно начал улыбаться. Если не брать во внимание распрекраснейший видок мальчика, то могло показаться, что он чем-то необычайно доволен.
«Даже не понять, на кого этот «несчастный» портье смотрит с большим ужасом: на меня или на Алистера?» Впрочем, потом мужчина переключил своё внимание на монеты. И можно было наблюдать занимательную картину преображения ленивца в услужливого человека. Служащий тотчас вспомнил и про приветливость, и про дежурную улыбку, и даже забыл поинтересоваться, что привело сюда гуля самого дикого вида и израненного мальчика.
«Какая безграничная любовь к монетам, затмевает и сознание, и разумные доводы. Но сейчас это только на руку».
— Какую комнату предпочтёт милсдарь Алистер? Вино можем принести прямо туда, либо угостим прямо здесь.
«Угостим... Хорошее слово. Почему бы и не угостить за деньги», — раздражённо хмыкнул Хиро, согнув спину дабы, опереться локтями о ноги. Зря...
— Ай... — на несколько секунд мир померк. А сердце забыло, что оно сердце, перестав стучать. Не надолго... Очевидно, чтобы передохнуть, и зайтись в бешеном ритме Дампир хаотично схватился руками за близ стоящего, то бишь за вампира, опрокидываясь немного вперёд. «Терпи, терпи, терпи, Эл...»
— У вас спрашивают про... про, — и без того не громкий голос сорвался на шёпот, — про комнату... И к-куда подать вино... — поспешно вымолвив это, юноша зажмурился, затем открыл глаза, снова зажмурился.
— Мне бы ещё чего-нибудь холодного...

Отредактировано Эл Хиро (22.02.2012 02:37)

+2

11

Алистер облокотился на стойку, положив локоть на гладкую, полированную поверхность, несоразмерно длинная кисть висела в воздухе, едва заметно подрагивая от ударов сердца гуля, которое вот уже почти три сотни лет не меняло своего темпа, казалось оно смирилось со своей судьбой и работало в максимально неспешном ритме, желая продлить свой марафон еще на несколько веков, как бы ни была для него заманчива перспектива остановиться и передохнуть, но, увы, слова «отдых» и «смерть» для сердца равнозначны. Нист осматривал помещение холодным, бесстрастным взглядом, его глаза ни на мгновение не задерживались на убранстве и интерьере, но тем не менее замечая и подмечая всё. Обитые приятным глазу, зеленым сукном стены, ковры, настенные лампы огонь, которых сейчас не горел, небольшой столик с огромной расписной вазой и всё это освещалось жалкой свечкой, которая доживала свой век на стойке недалеко от вампира. Идиллию нарушил портье, который стремительно ворвался в холл, очевидно оторванный от сладкого сна, на лице служащего смешались страх и удивление. «Еще бы, к ним наверное гули редко заходят», но портье все же нашел в себе силы и резанул по слуху Алистера отвратительной фразой, приблизительное значение которой можно было понять и не зная языка: «Наверное, интересуется кто мы такие и зачем приперлись, не удивлен... благо хоть караул не кричит, обычно на меня реагируют по другому, у него даже голосок не дрожит, не робкого десятка паренек». Переводчик выполнил свою работу и ответил на том же жутком языке, очевидно переводя выкрикнутое Нистом, чем и заслужил лишний взгляд безжизненных глаз, взгляд этот можно было бы назвать одобрительным, если бы он задержался на парне чуть дольше. «Молодец мальчишка, держится... если повезет, то даже не станет всякий бред нести, ну да ладно... если запахнет жаренным, нужно будет всего лишь добраться до порта». В тот же момент портье заметил лежащее на столе серебро, а на губах Ниста появилась ледяная, безжизненная улыбка. Гулю нравилось как меняются работники подобных мест в лице, когда видят щедрого клиента, «они даже пьяного дракона готовы терпеть, если этот дракон богат и щедр». Дракенфуртское серебро и впрямь не отличалось от местного и поблескивающие в свете свечи кругляшки как по волшебству исчезли в кармане портье, который мгновенно расплылся в улыбке и защебетал что-то на хурбастанском. «Прям как соловушка запел, еще бы, ему сегодня очень повезло с клиентами и если малый не станет дурить, то это будет самая прибыльная ночь за все время его работы». Сидевший на стуле паренек, перевел щебет обрадованного портье, голос парня дрожал, да и говорил мальчишка отдельными фразами, часто делая небольшие паузы. «Проклятье, а парень хреново выглядит, того и гляди в обморок хлопнется... сидеть ему совершенно точно не нравится, но чистый стул лучше грязного пола, хоть и больнее с этим уж ничего не поделать».
— Лучшее вино и лучшую комнату, — коротко бросил Нист, сам он ограничился бы и соломенным матрацем на конюшне, но сейчас было необходимо показать портье, что он богат и щедр, это несомненное поможет избежать назойливых вопросов. — Не забудь потребовать, чтобы послали за доктором... лучшим доктором, твоя смерть осложнит мое пребывание здесь. А на счет холодного, — бескровные губы вампира изогнулись в немного злобной усмешке, на мгновение в желтом свете единственной свечи даже сверкнул один из клыков, придавая улыбке еще большее сходство с оскалом. — Не забывай, что ты мой переводчик и у тебя не маленькое жалование. Заказывай всё что посчитаешь нужным. Я не бедствую. — После этих слов Нист запустил руку во внутренний карман камзола и вынул оттуда пачку банкнот, пережатую серебряным зажимом, взяв купюры в свободную руку, он вновь полез в карман и вынул из него небольшой мешочек с серебряными флоренами. Нист делал это нарочито небрежно, желая показать, что деньги у него будут даже если кончатся монеты. Алистер вообще никогда не выходил из дому без двух вещей, денег и ножа, так как не привык оставаться один на один с проблемами, которые могут возникнуть в его профессии. Убедившись, что округлившиеся от удивления глаза портье различили каждое его движение, Алистер убрал банкноты во внутренний карман и двумя пальцами развел края мешочка, ослабляя затягивающую тесьму, затем гуль, зажав мешочек между сильных, узловатых пальцев, перевернул его над стойкой, обрушивая на неё поток серебряных монет, которые со звоном падали на гладкое дерево, вбирая в себя отблески дрожащего пламени. На стол высыпалось еще около двадцати флоренов и примерно столько же осталось в кошельке.
— Будьте любезены, переведите, — обратился Нист к парню и тут же отвел от него взгляд, в упор глядя на слегка удивленного портье. — Я планирую остаться тут на два дня, если этого, — Нист кивнул на тускло мерцающее серебро, которое мирно покоилось на столе. — не хватит, то просто скажите мне. — Говорил гуль спокойно и холодно, тоном человека, который не привык к пререканиям и обсуждениям его слов. — И еще... на нас напали, но я не хотел бы что б вы о этом распространялись, в моей стране считают, что подобные неурядицы сулят неудачу в торговле и я сильно огорчусь, если мои партнеры узнают о этом недоразумении. У нас так же принято благодарить за оказанные услуги. — Как бы невзначай бросил Нист и многозначительно улыбнулся, хотя и знал, что портье не понимает ни единого слова. Красные глаза гуля в упор взглянули на мальчишку. — Последние две фразы должны быть переведены, как можно точнее. И кстати, если необходимо связаться с родственниками, можете написать им, услуги курьера я оплачу из Вашего жалования.

Отредактировано Алистер Нист (23.02.2012 07:36)

+1

12

Кажется, слова о деньгах портье понимал и без переводчика, потому как при виде предполагаемой зарплаты на его лице рисовалась такая необычайная понятливость, услужливость и доброжелательность, что Эл даже поморщился. «Вот уж где... «приятный» типчик, небось и задницы не оторвёт от стула, пока не увидит наживки». Хиро чуть оскалился, совсем чуток, исключительно в сторону мужчины, так глянуть на вампира ему и совесть, и страх не позволяли. На фоне жуткого самочувствия у мальчика явно портился характер.
— Как вы уже поняли, господину Алистеру требуется всё... самое лучшее, — процедил дампир, после чего ненадолго замолчал, сделав глубокий вдох и выдох, — а мне нужен хороший врач... И побыстрее... — он отлип от своих коленок, разгибаясь в первоначальную позицию. Хиро готов был поклясться всеми чертями, что хуже ощущений уже не будет. Впрочем, никогда нельзя быть до конца в чём-то уверенным.
Уже этого отрезка времени хватило юноше, дабы собраться и не скалиться на ни в чём не повинного работника гостиницы. Да и не в его положение было подобное поведение. В паре портье — мальчишка было очевидно превосходство первого.
— И принесите мне обычной воды, пожалуйста. Чем холоднее, тем лучше. «Я бы с радостью полежал в снегу...» — Эл прислонился макушкой к стене, повернув голову и ткнувшись туда (в стену) лицом. Стенка не была супер холодной, как о том грезил дампир, но достаточно прохладной. Правда, под палящей кожей нагревалась очень быстро, и Хиро плавненько перемещался вперёд по стене. «Я схожу с ума, я точно срехнулся».
Пока Алистер говорил про свои дальнейшие планы, Эл успел немного передохнуть, а именно перевести дыхание и морально подготовиться к тому, что сейчас придётся озвучивать недавно придуманную липовую историю. Причём сделать это нужно было как никогда убедительно.
«Связаться с родственниками? Ха... с папашей, который хотел меня прикончить, или с мамой, что сбежала «с поля боя». Хиро конечно понимал, что гуль имел в виду тех, с кем живёт юноша, ему ведь неведома история жизни Эла, но нервы доходили до своей критической точки, превращая дампирёнка в недовольное ворчливое создание, озабоченное лишь как можно скорейшим покоем. «А писать Такаги... Думается, он не заметит моего отсутствия, слишком увлечён своей «дамочкой». А если и заметит, то только если позвонят из колледжа спросить, почему меня нет».
Дампир безучастно глянул сразу на портье, затем на гуля. «И всё-таки меня очень пугает его взгляд. Под таким взглядом хочешь не хочешь, а чувствуешь себя покойником... Или ужином, хотя невелика разница». Лёгкая дрожь пробежалась по телу, покинув Эла сразу, как он вновь заговорил.
— Господин Алистер собирается остаться тут на 2 дня, — «а теперь придётся собрать все свои актёрские навыки, которых никогда не было», — и вот ещё... На нас напали, но нам бы не хотелось, чтобы вы об этом распространялись, господин Алистер очень огорчится, если его партнёры узнают об этом недоразумении. В его стране (а в какой именно стране мальчик был не в курсе) это предвещает неудачи в торговле.
Всё это время мальчишка держался сравнительно неплохо, что даже с чувством выполненного долга мельком глянул на вампира. «Знали бы вы, каких усилий мне стоило каждое слово».
Портье вдруг нехорошо заулыбался, так, как оскаливается хищник, готовый с секунды на секунду отхватить крупную добычу.
— Но, знаете ли, у нас принято благодарить за оказанные услуги, — Хиро искусно сощурился, с удовольствием наблюдая очередную трансформацию в мимике мужчины. «Какой перевёртыш».
— Вино и воду сейчас принесу, ожидайте, — он поклонился и ушёл куда-то вглубь отеля. «Пошёл выискивать самое лучшее вино и воду из священных источников что ли?» — всё также не отлипая от стены подумал Эл.
Потекли минуты... Для дампира они показались вечностью: пока он не отвлекался на изучение незаурядного портье, боль всё больше давала о себе знать, будто убеждая мальчика в том, что перед ней он бессилен. «Мне надо увлечь себя чем-то, срочно...» И поскольку рядом был только Алистер, то ему и перепало всё внимание Эла.
— Это ведь странно... Что ты гуль, но ведёшь себя как обыкновенный вампир. И ты торговец... Разве этим одичавшим созданиям не должно быть всё равно на деньги?
До мальчика может и доходило, что лишних вопросов задавать нежелательно, но всё же он долгое время ловил себя на мыслях про такие нестыковки и не спросить не мог. «Хотя, конечно, он либо промолчит, либо скажет что-нибудь отстранённое, либо ещё чего...»
Руки мальчика безлико скользнули по стулу, затем по тому, что когда-то было его рубашкой. Лишние телодвижения не принесли ничего хорошего, отдавшись непонятным тяжелым чувством в лопатки.
На горизонте возник портье, что Эл тихонько засмеялся и следом резко замолчал. «Минимум эмоций... минимум боли». Хотя такой смех не был проявлением эмоций или чувств, и это скорее срыв нервной системы, чем незначительная радость.
— Ваша вода и Ваше вино, — Алистеру на выбор был предложен бокал вина, либо целая бутылка. Читать «любой каприз за ваши деньги».
Мальчишка медленно стянул с подноса свой бокал с вожделенной водой, стараясь не выронить его из рук. «Почему не в кружке? Было бы намного удобнее».
— Благодарю, — тихо бросил он, прилипая губами к бокалу. Жадно выпив воду, Хиро облегчённо вздохнул. На короткое время стало не так жарко... Жаль только, что на короткое.
— Ваша комната 18-ая, можете пройти туда, вот ключи, — связку ключей портье положил на поднос, рядом с вином.
— Он говорит, что вы можете пойти в комнату. 18-ую... Предполагаю, что это первый этаж...
«Точнее надеюсь на это». Мальчишка опять вздохнул, обозрев пейзаж вокруг, портье и Алистера. «Я всё ещё надеюсь, что весь это кошмар лишь снится мне».

+1

13

Казалось, что все внимание Ниста было занято танцующим вокруг черного фитиля огоньком, отраженное в глазах гуля пламя, казалось, обретало новую жизнь извиваясь и раскачиваясь, в этих глазах не было никаких эмоций, ничего, что могло бы прервать или затмить красоту танца умирающего пламени. Парень переводил сказанное Алистером, но старательный переводчик не удостоился даже взгляда своего нанимателя, Нист все равно не понимал, что он говорит, поэтому гулю оставалось только надеяться, что мальчик переводит его слова, а не требует у портье срочно позвать сражу. «Да и зачем это ему... подобное поведение в его ситуации — глупость, а глупцом он не выглядит. Все же он достаточно серьезно ранен, надеюсь до прихода врача не вырубится уж очень мне не хочется объясняться на пальцах с местными, а их обезьяний язык мне уж точно понять не дано». Портье раскланялся и скрылся за одной из дверей. «Очевидно пошел за моим вином или за стражей», — от последней мысли уголки губ гуля едва заметно дернулись, а тонкие пальцы принялись расстегивать посеребренные пуговицы камзола. На серебряной пряжке ремня заиграли огненные блики, окрашивая начищенный и блестящий металл в оранжевый цвет, Нист убрал полу камзола чуть в сторону, ровно на столько что бы можно было быстро вынуть один из ножей, висевший на поясе. «Если этот халдей приведет кого-то, это будет последней ошибкой в его жизни». Красные глаза вновь уставились на танцующий огонек, а несоразмерно длинная рука легла на полированное дерево стойки. Со стороны было очевидно, что гуль расслаблен и спокоен, но на самом деле сейчас Нист был напряжен, как тетива лука и пребывал в полной готовности схватиться за нож. Мальчик обратился к Алистеру, но вампир даже не удосужился отвести взгляд от свечи, парень был ему безразличен, просто сейчас они были в одной упряжке, в которую Алистер надо сказать влез по собственной воле. «Тут уж никуда не денешься, придется тащить или пристрелят как загнанную лошадь».
— Мне всё равно на деньги, — коротко бросил Алистер, даже не посмотрев в сторону парня. — Это то немногое, что роднит меня с моими дикими родичами. Деньги — инструмент. Вы же молодой человек видели как изменилась рожа этого халдея, когда его жадные глазки заметили монеты. Не будь у меня денег, нас бы в лучшем случае вышвырнули отсюда. Деньги дают власть и мне этого достаточно, а на сами деньги мне плевать. — Произнес Алистер и его тонкие пальцы несколько раз не сильно ударили по полированной стойке выстукивая какую-то нехитрую мелодию.
— А Вы молодой человек неплохо держитесь. Когда Вам станет лучше, непременно позабавите меня рассказом о том, как Вы умудрились угодить в такую передрягу. — Тонкие губы растянулись в усмешке и Нист бросил короткий взгляд в сторону парня, которому судя по всему до прихода доктора лучше точно не станет.
Вернулся портье с большим серебряным подносом, края которого были увиты искусно сделанными лозами и гроздьями винограда, огненные блики оживляли эту красоту тенями и полутонами. «Надо отдать должное мастеру, такие вещи товар штучный, ручаюсь что не всем клиентам приносят вино на произведениях искусства». Алистер посмотрел на портье и благодарно кивнул, запустив пальцы в кошелек. На поднос со звоном упал серебряный флорен, а пальцы Ниста обвили бутылку с вином, которую услужливый портье уже успел открыть. Алистер поднес толстое, темно-зеленое горлышко к носу и вдохнул винный аромат, от которого на губах гуля заиграла улыбка, которую можно было хоть и с натяжкой, но назвать почти искренней. «Ого, да это вино обойдется мне не дешево... но оно и к лучшему, чем больше я буду тратить тем в большей безопасности буду находиться, сдавать стражникам гусыню несущую золотые яйца этот хмырь не станет». Благодарный кивок и Нист ставит бутылку и забирает с подноса ключи.
— Будьте любезны, переведите. — Алистер взглянул на парня, который с жадностью и наслаждением пил ледяную воду из хрустального бокала. Руки мальчика дрожали, но к удивлению вампира ни капли живительной влаги не пролилось мимо его рта. — Я благодарю Вас за отличный выбор вина. Будьте любезны пришлите лекаря в наш номер и помогите моему переводчику добраться до него. — С этими словами Нист убрал ключи в карман и взяв с подноса бутылку с вином, отправился прямо по коридору, даже не взглянув на своих собеседников.
Но длинный холл остался позади, как и дверь, ведущая в просторный коридор по бокам которого, на приличном расстоянии друг от друга находились двери. Восемнадцатый номер отыскался довольно быстро, благо дверь в неё была второй по правую руку от Алистера. Просторный, шикарно убраный и устланный коврами номер, освещали несколько настенных ламп, три комнаты, спальня, гостиная и столовая, это не считая уборной и еще двух помещений, в которые Нист заглядывать не стал. Возле двери, на небольшом столике Алистер оставил два флорена справедливо полагая, что именно сюда благодарные клиенты кладут чаевые для особо угодливых сотрудников. Гуль снял камзол и небрежно отбросив его на один из стульев, расположился в огромном, мягком кресле гостиной. Узловатые пальцы практически сразу поднесли к губам горлышко винной бутылки и Алистер сделал крупный глоток. Вино оказалось бесподобным.

Отредактировано Алистер Нист (23.02.2012 15:31)

+1

14

«Как же, как же... Вас не интересуют деньги? Раз вы получаете власть за деньги, то они вам нужны, а раз они вам нужны, то вы уже интересуетесь ими. Впрочем, кому нужны мои логические выводы? Возможно, я не так всё понимаю. Возможно, вам действительно всё равно». Хиро непроизвольно проследил за постукиваниями гуля по стойке, отметив, что тот даже не глянул в его сторону. «Хотя к вашим словам я бы ещё добавил, что не интересны вам не только деньги. Люди, вампиры, происходящее вокруг... На это вам тоже глубоко плевать, разумеется, до тех пор, пока сиё не задевает вашу личную безопасность и до того, как вам не становится что-либо выгодно».
«Неплохо держусь... Очень неплохо... Если бы только это имело хоть какой-то смысл, лучше мне все равно не станет», — Хиро поджал губы, маленький жест, чтобы не высказать вслух своё недовольство:
«Но чёрт, выше нос, не похоже, что это конец моей истории. Больше оптимизма!»
— Рассказом? Раз вам угодно послушать, то я расскажу, — слегка пожал плечами Эл. «Да уж, наконец-то обратил на меня внимание. «Безумно» приятно ловить на себе подобный взгляд, сразу чувствуешь себя ничтожеством. Более того, сейчас я и являюсь этим самым ничтожеством», — можно было, конечно, снова расстроиться, но, кажется, доза печали на сегодня превысила свой лимит и её попросту не осталось.
Как только вампир скрылся из виду, мальчик короткими фразами оповестил портье о его дальнейших действиях.
— Господин Алистер благодарит вас за вино. Пришлите лекаря в номер. Я надеюсь, это будет кто-то толковый. И помо... — дампир внезапно словил себя на мысли, что помощи от «услужливой корыстной твари» ему совсем не хочется. Само общество мужчины было ему противно, не говоря уже о том, чтобы тот помогал Элу добраться до номера. «Даже дикий гуль в этом плане мне куда более симпатичен...»
— И всё. Можете быть свободны.
Когда из поля зрения исчез и портье, Хиро понял, какую глупость сморозил. Из-за неприязни к человеку ему сейчас каким-то фантастическим образом предстояло попасть в номер. «Глупый... глупый.. глупый... Самоуверенный идиот, считающий, что способен на большее, чем реально может. Эл, пора научиться думать раньше, чем делать».
Выбора не было. Для начала пришлось встать. «Да помоги же мне не знаю что... Но я туда доберусь!» Мальчик упёрся руками в стену, не спеша поднимаясь. Кажется, не стоит живописать всю гамму чувств после этих действий, и без того понятно, что приятного было мало, точнее... совсем не было.
— Нет, я точно придурок, — начал корить сам себя парнишка, делая маленькие шажочки вдоль стены и по максимуму прижимаясь к ней. Незначительное для здорового человека/вампира расстояние до двери выглядело для Хиро безграничным океаном, таким же жестоким, мощным, способным утопить. Уже через пару шагов мальчику начало казаться, что не так давно приостановившаяся кровь заструилась снова. Спустя ещё шаг появилось ощущение будто спину заново проткнули. Дампир не успел ни за что ухватиться и мгновенно оказался на четвереньках. «Чёрт... И за что мне так не везёт? Правильно, за собственную глупость»,- неутешительный вывод прибавил сил, дабы подняться и кое-как проследовать дальше.
Спустя десять минут Хиро добрался до окончания стенки, там виднелся небольшой порог и дверь, ведущая к номерам. Он легонько дёрнул за ручку... Перед глазами открылся длинный коридор. «Знать бы ещё, сколько тут до заветной циферки 18».
Чудом не споткнувшись о порог, юноша перекочевал в коридор. На этом этапе героического пути пришлось сделать паузу. Дыхание сбилось с ритма, выплясывая неведомый танец, что юноша то жадно хватал воздух, то пытался утихомирить сердце, которое, казалось, сейчас разорвётся на тысячу маленьких кусочков. «Может остаться здесь... И подождать, пока придёт врач, всё равно ему идти в номер... Есть ли разница дойду я дотуда или нет?» Разница была. Принципиальная. «Если за свою жизнь мне приходится платить болью... То неужели цена так велика?»
Дампир стиснул руки в кулаки (несколько косточек тихо хрустнули), рискнув продолжить путь, хотя сил уже совсем не оставалось. Но выдержки сквозь безсилие хватило, чтобы миновать одну дверь.
Ноги стали ватными, и стоило Элу сделать ещё один шаг, как колени подкосились, снова обрушивая парня на пол. Чуть не захныкав от досады, боли, злобы на самого себя, Хиро несильно ударил кулаком по стене, оглядел коридор... сглотнул подкативший к горлу комок боли. «Если дверь в 18-ый номер не следующая... Мне ни за что не добраться». Пожалуй, это было единственной верной мыслью за всё последнее время.
Дотянувшись до следующей двери фактически на ладошках и коленках, то бишь на четвереньках, как щенок, дампир глянул на табличку. Какое же облегчение... «Не может быть».
И настал черёд последнему испытанию: вновь подняться на ноги и хотя бы зайти. Юноша в который раз упёрся руками в стену в попытке приподняться. Из больших карих глаз вдруг хлынули слёзы, слетая со щёк на пол, на руки, оставляя после себя влажные дорожки на бледном лице... Пресловутая выдержка дала сбои, оказавшись не помощником. «Единственное существо, которому я когда-либо причинял боль... это я сам». Кляня всё на свете, Эл схватился за дверную ручку, которая мгновенно отворилась, что подтолкнуло Хиро податься вперёд. Кажется, в этот момент юноша перестал чувствовать...
На глаза сразу же попался вампир, явно наслаждавшийся вином. Зрелище было бы даже умиротворяющим, если бы было кого умиротворять... Эл явно не входил в сию категорию."Не надо ему сейчас мешать",- смутно проскочило в голове. В памяти с ужасающей скоростью начали проноситься картины сегодняшнего дня. Утро... колледж... работа... парк... сцена убийства... гостиница... Всё перемешалось.
— Эм... — что тогда хотел сказать дампир — неизвестно, в следующую секунду произошло то, что должно было случиться уже давно: юноша попросту потерял сознание. Пальто с лёгкостью соскользнуло с его плеч, грациозно упав недалеко от своего хозяина. Надо сказать, что даже кусок материии смотрелся куда краше юного дампира.

Отредактировано Эл Хиро (24.02.2012 03:41)

+1

15

Алистер вальяжно расположился на кресле, забросив одну ногу на другую, тонкие руки свободно лежали на больших, мягких подлокотниках, лишь пару раз рука, сжимавшая бутылку вина, поднимала её на уровень губ вампира. Нист делал большой глоток, отправляя красную жидкость по языку в пищевод. Каждой клеткой своего языка гуль чувствовал чуть мягкий, тянущийся, виноградный вкус, который оставлял после себя легкий привкус можжевеловых ягод. Нист не был знатоком вина, но этот напиток пришелся ему очень по душе, никаких фруктовых оттенков и ягодных ноток, только мягкий вкус винограда неизвестного сорта и чуть заметное можжевеловое послевкусие. «Нужно будет привести пару бутылок этого вина в подарок совушке, она скорее всего оценит». На губах гуля заиграла довольная усмешка, так Алистер улыбался только в одиночестве, искренне и широко, но при этом не размыкая тонких бескровных губ. За дверью раздалось копошение, которое переросло в едва слышный звук, дверь открылась, но Нист даже не повернул головы, продолжая отрешенно вглядываться в огонь одной из настенных ламп. Юноша очевидно пытался обратиться к Алистеру но не смог, издав только какой-то протяжный звук, который сменился резким, надрывным звуком падающего тела. Тонкие пальцы гуля в очередной раз поднесли к губам горлышко бутылки и влили жидкость вампиру в рот. «Дай-ка угадаю, он приперся один, желая доказать хрен знает кому, хрен знает что, в результате не выдержал и брякнулся прямо на пороге. Мда... винить портье глупо, этот за деньги, мальца до самого Дракенфурта верхом бы на себе довез, значит парень просто не перевел мою просьбу... плохо». Вампир медленно повернул голову, уже зная, что там увидит, приведи мальчишку портье, то он бы окликнул щедрого господина и отчитался бы о проделанной работе, пусть и на непонятном Нисту языке. Красные глаза оглядели бессознательного парня, а в нос с новой силой ударил отвратительный запах крови. «Наверное от удара открылось кровотечение, мальчишке явно плевать на то, что я тратил время и силы на его перевязку... что ж... пусть теперь им занимаются другие». Нист нехотя поставил бутылку на пол и плавно встал с кресла. Пара шагов потребовалось чтобы вновь подавить тошноту, которую пробуждал рвущийся в ноздри запах свежей крови, но Алистер привык это делать и когда он преодолел весь путь до мальчика, его уже совершенно не тошнило. Несоразмерно длинные руки ловко обвили худое тело, правая под поясницу, левая под колени. Гуль без усилий встал и аккуратно отнес парня в спальню, положив его на высокие подушки. Осматривать мальчика Алистер не стал, предпочитая вернуться к мягкому креслу и бутылке вина. Но увы, робкий стук в дверь не дал вампиру даже сесть в желанное кресло.
— Войдите, — коротко бросил Нист понимая, что его все равно не поймут и войдут в любом случае.
Дверь открылась и на пороге стоял портье что-то говоривший толстенькому, низкому человечку с круглым лицом и крупным носом-картошкой, который держал в пухленькой, загорелой ручке резной деревянный ящичек, сам же портье держал в руках толстое полотенце, на котором покоился таз, источающий водяной пар, а на одной из рук служащего висели белые простыни. «Очевидно местный эскулап». Человечек зашел в комнату и коротко поклонился Алистеру, на что гуль кивнул, поднеся правую ладонь к сердцу и всей пятерней указал доктору на дверь в спальню. Затем красные глаза уставились в лицо портье и та же рука указала ему на столик с двумя серебряными флоренами, которые мгновенно исчезли в карманах служащего и их место занял тот самый таз, поставленный на сложенные в несколько раз простыни. Портье с поклоном удалился, а доктор проследовал в комнату к раненному.
Низенький, кругленький и не очень симпатичный человечек действовал быстро и профессионально, чем и заслужил пристальное внимание Алистера, стоящего в дверях. Мужчина постоянно что-то говорил, скорее по привычке, так как после первой фразы обращенной к вампиру, получил в ответ жест, откровенный в своей простоте и понятности, Нист просто коснулся двумя пальцами своих губ, а затем скрестил предплечья, после чего доктор замолчал на минуту, но потом все же продолжил свой монолог. Несмотря на свой небольшой рост и судя по всему большой вес, азиат управлялся с раненным довольно сноровисто, он открыл свой ящичек и вынул темно-зеленую склянку. Содержимое пузырька было вылито прямо на перевязки, которые сделал вампир, оно мгновенно запузырилось и издавая шипящий звук, начало испаряться. Доктор быстро и без ущерба для ран снял разбухшую ткань, даже не приводя мальчика в сознание, хотя ему и пришлось немного повертеть свежеиспеченного переводчика. Лекарь попытался было обратиться за помощью к вампиру, но осекся на полуслове и махнул рукой, очевидно поняв, что помощи ему не дождаться. Еще одна склянка была вылита в таз с горячей водой, после чего доктор очень аккуратно омыл раны парня, не касаясь раненой поверхности, хотя со спиной ему пришлось изрядно повозиться, так как вампир не желал проявлять участия, а стоял в дверях подобно изваянию и неотрывно смотрел за работой мастера своего дела. Затем мастер взял очередную склянку, которая, надо сказать, была размером с добрую бутылку вина и под контролем одной из нарезанной в неширокую полоску простыней, промыл его содержимым раны, им же были обильно смочены прилегающие к раненой поверхности куски материи, затем доктор выложил на постель целую батарею маленьких колбочек и принялся готовить компрессы.
К концу всех процедур раненный был забинтован едва ли не на половину тела, шея, туловище, правая рука до середины плеча, всё это было надежно укрыто полосками чистой простыни, под которыми покоились лекарственные компрессы. Напоследок доктор обратился к Алистеру, слегка изменив увиденный до этого жест. Пухлые пальцы коснулись ярко красных, мясистых губ, а затем указали на парня, после чего доктор вопросительно кивнул, от чего его щеки забавно затряслись. «Наверное интересуется умеет ли мальчик говорить... должно быть портье и правда не распространялся на счет посетителей». Нист кивнул и из чемоданчика доктора на прикроватный столик были выставлены черненые склянки с этикетками на непонятном Нисту языке, затем доктор достал кусочек угля и бумагу, которую сразу нарезал ножницами для перевязок на полоски и подписав каждую полоску несколькими закорючками, просунул их под соответствующими склянками. «Должно быть что-то от боли и жара, хотя сатир его знает». Выполнивший свою работу лекарь быстро собрался уложив в чемоданчик ножницы для перевязок, большую склянку и маленькие колбочки. Алистер же тем временем вынул из кармана кошелек, а затем и пачку банкнот. «Думаю ему будет не трудно разменять деньги в банке, а монеты мне еще понадобятся. Да и если он до сих пор не заикнулся о оплате, то не стоит и переживать, что он затаит обиду на то, что с ним расплатились не подобающим образом». Нист отсчитал десять серебряных флоренов, примерно столько же оставив в кошеле, затем сухо щелкнул денежный зажим и в руку, сжимавшую серебро, перекочевали две пятидесятифлоренновые купюры. Деньги были с поклоном отданы лекарю, который поклонившись в ответ взял их даже не поведя бровью, возмущаться на счет иностранной валюты очевидно не входило в его планы. Алистер проводил доктора до двери и ответив на прощальный поклон легким кивком, закрыл за этим толстеньким человеком дверь.

0

16

«Так, хоть бы не проспать колледж, влетит же потом», — мальчишка разомкнул глаза, чуть дёрнувшись, дабы подняться, но не тут-то было. Что-то явно было не так. Уже хотя бы то, что в помещение было темно. «А-а-а, ещё ночь, можно продолжать спать». Эл вновь закрыл глаза. Но навязчивое чувство «непорядка» никуда не делось. «Почему мне так трудно шевелиться?» — словно бы опробовав и убедившись, что действительно трудно, подумал мальчик. Карие глаза снова безотрывно смотрели в потолок. Сонливости больше не было. Спокойствия тоже. «Я тот же, хаос в голове тот же, но комната другая... Ощущения другие».
— Где я? — тихий испуганный голос эхом прокатился по комнате.
«Я не дома, не в колледже и не в ресторане, хотя вряд ли там нашлась бы кровать... Тогда где?»
Дампиру дико хотелось встать и немного осмотреться, только тяжесть в теле препятствовала тому. «Что, чёрт возьми, происходит?» Зубы юноши сжались в недовольном рычащем жесте. «Может я пошёл в гости к друзьям и каким-то чудом отключился? Каким?»
Юноша сжал кисти рук в кулаки, разжал, проделал это ещё несколько раз, после попытался осторожно вытащить конечности из-под одеяла. Осторожно, естественно, не вышло. Осторожность — штука вообще не про данного героя. Эл сумел запутаться в одеяле, перекрутить его неким чудным образом и выудил, наконец, заветную часть тела.
И только сейчас дампир обратил внимание на то, что его тело было в бинтах, которые сразу показались ему белой рубашкой, плюс с какими-то компрессами. В голове прояснилось... Всё стало на свои места. «Ох...»
В памяти оживилась картина с недавнего захода в номер. Последнее, что там отразилось, это гуль с бутылкой вина, которому, естественно, было всё равно, а потом (неожиданно!) ковёр... Хороший такой, качественный, но ковёр. Абсурдное воспоминание.
«Походу я всё-таки потерял сознание, ибо ничего после этого не помню». Тут вмешалось самодовольство: «Но досюда-то я добрался! Значится всё не так уж плохо!» Жаль только, что чувство довольствия длилось не долго. Потом навалилось разочарование, а местами просто грусть. «Себе-то я может чего и доказал, но в глазах остальных явно упал ниже плинтуса».
К своей радости парень заметил, что жар почти спал, ему уже не было фантастически душно, скорее приятно тепло. «Хоть какой-то положительный момент. Наверняка, неизвестный мне человек в белом халате знает своё дело». Нет, Эл не был пессимистом, просто в таких ситуациях у парня переклинивало канал вечных улыбаний и тому подобного.
Пребывая не в лучшем расположении духа, юноша подумывал про сползти с кровати и занять себя чем-нибудь интересным, небось, в огромном номере есть чем себя развлечь. Долго на одном месте Эл сидеть/лежать не мог, слишком бурный темперамент и природная активность не позволяли ему этой роскоши. Тем не менее, пока что высовываться он не рисковал, было банально страшно.
«Надеюсь, Алистер не сильно разозлился, что я не послушал его. А то нехорошо как-то вышло». От собственного подвига остался не самый лучший осадок, что Хиро зарёкся сам себе больше не творить глупостей. Хотя и неизвестно, как надолго его хватит. «Может пойти извиниться? Хотя, он же гуль, ему должно быть всё равно... Ай, не буду никуда суваться».
Он немного покрутился... Как раз в это мгновение на глаза попались различные шкляночки. Дампир подполз к краю кровати, заглядывая на столик. «Зачем так много? Я умирать уже не планирую», — ключевая часть тут слово «уже», видимо, мальчику полегчало.
Парнишка детально изучил ассортимент предлагаемых лекарств, чуть не свихнулся, пытаясь понять, что да как, да когда, куда и сколько раз, и утянул одну бутылочку с «инструкцией по применению» с собой в кровать. «Ну и почерк, язык может и хурбастанский, но о значении написанного я могу лишь догадываться».
Жалкие полчаса он читал записки под лекарствами, разобрал процентов 30 от всего текста, устал от этого, заскучал... «Ничегонеделание так же мучительно, как и загруз работой по самое не хочу. Возможно, где-то между этими двумя понятиями есть гармония, но эту стадию я пролетаю столь быстро, что плохо понимаю, как она выглядит».
— Господин Алистер! — как только можно громко и чётко выкрикнул парнишка, стискивая в руках клочок одеяла для успокоения нервов. — Я, конечно, дурак и всё такое, что не послушался... Но у меня скоро желудок к спине прилипнет... Есть хочется. — Это можно было сказать в особенно жалобном тоне, чего Хиро не сделал из расчёта, что так его будет хуже слышно.
— И извините, что доставляю столько проблем.
Гуль мог вовсе не услышать ни одного слова сказанного мальчиком, а мог и просто проигнорировать, Эл прекрасно это понимал.
«Домой тоже хочу. Тут, конечно, неплохо, но как же я устал от безразличных лиц, а дома будет Такаги и его ворчливая девица. Кажется, я способен стерпеть всё, но не безразлие, даже неприязнь. Мир эмоций — сильная штука, хотя губительности в ней примерно столько же».
Активность дампира сменилась покорностью к ничуть не привлекательным обстоятельствам. В целом, поведение Эла было очень нестабильным и претерпевало различные крушения в том или ином плане.
«Пока я не шевелюсь, то физически чувствую себя хорошо, но вместе с этим сиё — пытка бездействием, а если шевелюсь, то физиология отдыхает, зато морально хорошо. И вот какая из двух ям хуже?»

Отредактировано Эл Хиро (25.02.2012 22:43)

+1

17

Когда доктор ушел, Алистер, закрыв за ним дверь, практически сразу направился к облюбованному креслу, мимоходом глядя между штор одного из окон. Тьма сгущалась, а вдобавок к ней присоединились еще и тучи, этот союз убивал лунный свет, не давая ему вырваться и разлиться по просыпающимся улицам, вампиры отправлялись по своим делам, а люди спали в кроватях... такие города не спали только в коротенькие промежутки до рассвета и после заката, Нист был откровенно рад, что добрался до крыши над головой до наступления часов вампиров, некоторые реагировали на него неадекватно, а лишний раз объясняться с кем-то из стражников в планы гуля не входило. Тонкие пальцы расстегнули пряжки на перевязях ножей и положили оба клинка на столик, который Нист передвинул к креслу, затем Алистер склонился и нож из голенища сапога отправился к своим братьям близнецам. Хотя Нист и не любил быть полностью безоружным, он все же предпочитал в спокойной обстановке, обходиться без своих верных собратьев, заклепки на ножнах, которых поблескивали в оранжевом свете ламп. Гуль, завел руку за затылок и одним движением развязал ленту, которая связывала его жидкие седые волосы в конский хвост, а затем небрежно бросив её на стол, плавно опустился в кресло, положил ногу на ногу и принялся, медитативно поглощать вино. Красные глаза отрешенно уставились в стену, а уши с каждым глотком казалось прекращали слышать, чтобы все ощущения были направлены на ощущение вкуса, гуль был подобен глухарю на токовище, как раз в те моменты, когда зоркая и осторожная птица закатывала глаза, надувала перья и полностью теряла связь с окружающим миром. Но такие моменты длились недолго, когда вино достигало желудка, Нист вновь начинал обращать внимание на посторонние звуки, которыми были копошения в спальне. «Очевидно парень очухался... ну ничего, если ему что-то понадобится, он, думаю, сообщит, в лечении я ему все равно не помощник». Вампир вновь приложился к бутылке и решил предоставить парня самому себе, пока тот не попросил его о чем-либо, проявлять инициативу в данном случае гуль не стремился, так как он и без этого сделал более чем достаточно «И все это для того, что бы добраться до крыши над головой. Хотя нужно отдать парню должное, вино здесь просто бесподобное, обязательно заберу в Дракенфурт пару бутылок, думаю, к середине ночи мне предстоит оценить еще и местную кухню, сто пятьдесят лет назад мне не довелось попробовать чего-нибудь сносного, да и какие разносолы может позволить себе истопник в местных банях». Вампир криво улыбнулся, когда в его памяти всплыли времена когда он вдоволь наслаждался свободой от всего и вся, от социума, денег, обязанностей и прав, даже от собственного имени, которое теперь имеет вес в одном из самых сильных мафиозных сообществ этого мира, Алистер Нист был полностью свободен, но такая свобода нравится лишь молодым, а он и на тот момент был уже не молод. Нист витал в своих воспоминаниях, хотя и не часто придавался подобному занятию, но всё же он хранил их, столь же бережно сколь нумизмат хранит свои монеты, его изуродованный химикатами мозг втискивал в себя каждый миг, каждое слово и каждого человека, если бы гуль утруждался побольше времени уделять воспоминаниям, то он бы вспомнил имена и внешность всех с кем встречался за свою долгую жизнь, но увы, для Алистера они были всего лишь лицами навечно втиснутыми в его память. Из раздумий Ниста выдернул голос парня, тот звал его, Алистер не спешил подниматься с насиженного кресла, в ответ на выкрик, он медленно поднес к губам бутыль с вином и сделав из неё крупный, протяжный глоток, поставил полупустую тару на столик, под охрану лежащих рядом ножей, которые поблескивали клёпками, как хищники глазами и в этих оранжевых глазах теперь можно было различить изломанное отражение зеленой бутылки. Нист легко и плавно встал с кресла и проследовал в комнату к парню, остановился в дверном проеме и облокотился на косяк. Вид у гуля был тот еще, распущенные волосы небрежно лежали на плечах, губы искривились в привычной ничего не значащей улыбке, а красные глаза, на которые свет лампы отбрасывал оранжевые блики, были полны спокойствия и отрешенности, они не смотрели на мальчика, они смотрели сквозь него.
— Требую впредь переводить всё что я говорю, — начал разговор Алистер, даже не сфокусировав на парне взгляд, сейчас его больше занимала резьба на массивной спинке кровати. «Кажется сцены из местной охоты или еще какой вакханалии».
— Ну, а что касается еды, то я сейчас закажу всё необходимое. Хороший аппетит — это прямая дорога к выздоровлению, Вы и правда неплохо держитесь, только выпейте лекарства, доктор оставил вам пометки, но скорее всего это что-то от боли и жара. В любой ране страшны заражение и кровопотеря, ни то, ни другое Вам скорее всего уже не грозит, но напрасно страдать — нелепо. — Нист развернулся и вышел из спальни, а затем и из номера, попутно прихватив со стола бутылку и сделав крупный глоток.
Вампир направился по уже известному коридору в холл, где портье дежурил за своим местом. Увидив гуля, мужчина расплылся в улыбке и что-то прощебетал на режущем слух языке. «Даже тролли разговаривают приятнее». Алистер поднял бутылку на уровень груди и два раза постучал по ней ногтем, от чего та протестующе звякнула. Затем Нист показал на пальцах, что ему нужно еще две таких же, а так же еда, которую вампир изобразил всем понятными круговыми движениями кисти возле рта. Портье вновь что-то прощебетал, но Алистер его отчаянно не понимал и тот, видя сложившуюся ситуацию, принялся показывать руками разные размеры, очевидно интересуясь количеством еды. Алистер развел ладони на ширину плеч, показывая, что пищи им потребуется много. «Я бы сейчас коня съел, да и парень судя по всему проголодался, а если судить еще и по его комплекции, то вообще голодал всю жизнь, хотя вещи у него не из дешевых». Портье поклонился и вихрем скрылся за одной из дверей, а Нист направился обратно в номер.
Вампир вновь остановился в дверном проеме, но мгновение спустя прошел чуть дальше, и всей спиной облокотился на стену, прикладываясь к стремительно пустеющей бутылке.
— Вижу тебе лучше. Это хорошо. — Короткая пауза и Нист продолжил. — Так, как тебя угораздило попасться в лапы одному из этих наркоманов? — в том, что напавший вампир был наркоманом и желал крови парня, у Алистера сомнений даже не возникало.

Отредактировано Алистер Нист (25.02.2012 23:01)

0

18

«Теперь он выглядит не настолько дико, даже немножко по-домашнему, но расслабляться мне явно не стоит», — завидев вампира в дверном проёме, подумал юноша.
«Впредь... Послушание никогда не давалось мне легко», — на памяти Эла есть только 2 ситуации, когда он стопроцентно слушается: это в совсем экстренных случаях, вроде «между жизнью и смертью», и когда ему выгодно послушаться. Вопрос в том, что парнишка порой сам не знает, что ему выгодно, а что нет... Отсюда и все неприятности.
Но не послушаться гуля, находясь с ним в одном номере, было бы абсурдом.
«Ему придушить меня, как раз плюнуть. Не буду нарываться, тут, в случае чего, мне даже портье не поможет. Хотя он бы и так мне ни за что не помог, денег-то у меня нет, весь приоритет у Алистера».
— Угу, буду переводить всё-всё. И лекарства выпью, — повиновался Хиро, чувствуя себя привидением, таким же прозрачным и безжизненным. «На него можно было бы спокойно смотреть, не боясь столкнуться взглядом, ибо гуль вряд ли бы глянул в мою сторону, но вот цвет глаз воистину убийственный, глядя в такие ничего хорошего в голову не лезет. Слишком много красного... Навевает мысли о смерти».
Вскоре Алистер ушёл за едой, а дампир озадачился лекарствами.
— Ну вот, что за бред? Я не могу разобрать родной язык! — ворчание себе под нос. — Может выпить всего и сразу? — Юноша кивнул невидимому собеседнику, то бишь самому себе, если быть точным. — Но это всё, наверное, горькое, противное... Было бы неплохо запить водой.
А воды не было. Хиро открыл одну из баночек принюхиваясь. «Пахнет так, словно меня не лечить, а отравить собрались. Неужели все лекарства такие мерзкие?»
Дампир деликатно вернул лекарство на столик и понадеялся, что Алистер захватит чего-нибудь попить, желательно не алкогольного, и желательно сладенького, иначе всё это великолепие придётся пить не самым приятным образом. Мечтать не вредно...
«Впрочем, подойдёт любая мало-мальски адекватная на вкус жидкость».
Время потянулось своим чередом: исследование потолка, мимолётный взгляд на лекарства, снова исследование потолка и полный нежелания взгляд на лекарства, потолок уже стал часть времяпровождения, а лекарства казались всё ненавистнее.
«Ради моего же блага мне придётся их глотнуть, съесть или что там ещё с ними делать надо».
Наконец в дверном проёме появилась знакомая фигура, и Эл взглядом провёл вампира до стены, думая в стиле: «А где же еда?» Осознание, что явно не самому Алистеру надо было притянуться с подносом, посетило дампира мгновением позже, и недопонимание быстро стекло с лица.
— Ну... — юноша подтянул подушку повыше, комфортно устраиваясь полусидя. — Всё потому, что я мог пойти куда угодно, но не домой,- «а также потому, что я такой вот вечно влипающий во всё балбес», — воспоминания тут же нарисовали начало всей этой истории, а именно сегодняшнее утро. — У Такаги намечалось свидание со своей девушкой, — лицо юноши чуть поморщилось, как будто он съел что-то горькое.
— Мне предстояло не мешать. Хотя мне всегда казалось, что я и не мешал. Так вечером после колледжа и работы я пошёл шататься по парку. Вообще, я даже придумал план, как среди ночи залезть себе в комнату, чтобы не помешать им, но в то время сделать это незаметно не представлялось возможным, пришлось подождать.
«Да уж, подождал вообще бесподобно. Знал бы, что так выйдет, ни за что бы туда не сунулся. Вот нету у меня интуиции».
Дампир сузил глаза, вглядываясь в собственные руки. «Помню, какими чумазыми у меня были ладони, видимо, лекарь позаботился о том, чтобы я не занёс какую-нибудь заразу».
— Я думал, что в парке никого, наслаждался одиночеством, но потом увидел вампира. Он так сидел... Как-то неестественно, сгорбившись, ну не может нормальный вампир находиться в подобной позиции без неудобства... «Всё моя жалость».
— Подошёл к нему... Кажется меня ударили, — тут мальчишка замолчал. Сведения путались. Память обрывалась. И следующая часть истории начиналась уже с момента убийства.
— А потом я помню... Вас? — Хиро сказал это с некоторым удивлением. На какие-то доли секунды мальчишка усомнился в своей памяти, подумав, а не есть ли гуль и тот вампир одно и то же существо. Но потом здравый рассудок вернулся. «Никак нет, я хорошо помню, что Алистер убил его, вот только всё, что было до этого, как будто в тумане... Хотя... кое-что меня до сих пор беспокоит. Он как спас, так может и собственноручно убить, похоже, что поэтому я не могу полноценно успокоиться», — последовал вздох. Так и было.
«Мне не помешало бы немного уверенности в этом вампире, но появиться ей неоткуда».
— Всё остальное вы знаете, — клочок одеяла оказался в цепких пальцах юноши, был тут же скомкан и протиснул между пальцами. Больше сказать было нечего, а воспоминания непроизвольно заставляли немного нервничать. Два карих глаза уставились на вампира, и пока мозг думал о чём-то отстранённом от реальности, Эл проговорил:
— Ммм, мне бы ещё воды... Чтобы запить лекарства.

Отредактировано Эл Хиро (25.02.2012 22:15)

0


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Чертовски жаркая ночь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC