Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Собор Святой Розы


Собор Святой Розы

Сообщений 31 страница 45 из 45

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/ssrk2.png
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/ssrk1.png
«Одна красота пробуждает греховные собственнические порывы — вы ощущаете бессильную досаду на нее за то, что она не принадлежит безраздельно вам и только вам. Вы алчете ее и ревнуете ко всему миру, тем самым позволяя диаволу вами помыкать.

Другая красота дарует миг озарения, приближая ко всеобъемлющей истине, которую смертный не в состоянии охватить своим разумом. Будучи светом Богини, она проводит наши ликующие души в небесные альковы Праматери, ниспосылая нам в самый момент ее созерцания пронзительную радость и благодать.

Такого рода потрясения, в отличие от вызванных созерцанием красоты тленной, греховной, очищают. Чистосердечный розианин приходит за ними сюда, в храм Святой Розы, испытывая нужду в приобщении к прекрасному. Раздавленный роскошью убранства и магией сакральных символов, он возносит хвалу Создательнице за узреваемое благо и плачет, как дитя. Святой дух Праматери самим фактом своего присутствия промеж алтарей исторгает из него мелкую дрожь вместе с непрошеными слезами».
Из проповеди преподобной матери Терезы «О красоте преходящей и небесной»

Описывать здания вообще очень трудно, а такие, как храм Святой Розы, возведенный близ Кафедральной площади Волкогорья, — трудно вдвойне. Каждая деталь в нем заслуживает отдельного внимания. Силясь охватить в нескольких эпитетах все грандиозное целое, я рискую опуститься до безликой банальности в духе «жемчужиной северной архитектуры по праву считается...». А посему за точной характеристикой обращусь к словам классика*: «Храм Св. Розы — это духовная музыка, застывшая в камне».

В самом деле, если на секунду остановить течение мыслей и постараться постичь образ, заложенный архитектором в это величественное сооружение, прислушаться к мелодии его форм, ритму линий, то можно услышать в них хоралы и псалмы, страсти и реквиемы, а над ними — глас ангела под распевы Astorus Domina, прославляющий чистоту, мудрость и одержимую веру.

Как всякого туриста, в первую минуту меня поразило ощущение легкости от громадного собора, в котором ничто не давит своей громадностью. Высокие гулкие своды, галереи и переходы, альковы и алтари, узор гипсовой лепнины и каменное кружево фасада — все это по отдельности и вместе, составляя единую гармонию, прекрасно, изящно и будто бы невесомо.

Я была здесь во время святотонии, каковая отправлялась с необычайным размахом. Служило шестеро священников во главе с Патриархом Дракенфуртским Крайстом V и пел хор. Из разговоров с прихожанами я узнала, что Преподобный в определенные дни здесь также венчает и исповедует.

Сердце храма — оргáн работы мастера Аристида Кавайе-Розенфольда — действительно так хорош, как о нем говорят. Своим мощным и богатым звучанием он способен соперничать со звучанием симфонического оркестра. Столь же впечатляют цветные витражи с прозрачными фигурами Пророков и главный алтарь, украшенный филигранной резьбой по дереву, но всего замечательнее, по моему мнению, — триптих над алтарем, изображающий второе пришествие Праматери. Он выполнен с бесподобным мастерством. Кажется, Святая Роза вот-вот сойдет с фрески в окружении десяти ангелов и объявит начало Сопряжения Сфер.

(Мария Нэрсаль)

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/da4.png

Преподобный Крайст
Его Святейшество Джизас Крайст — обладатель фактурной внешности пророка и удивительной силы притягательной харизмы. Прихожане ревностно блюдут в неприкосновенности его авторитет, внемля каждому его слову с безропотностью агнцев, выказывая почтение и послушание, каких не удостаивают собственных родителей. Его ласковый голос дарит утешение, простые, исполненные достоинства манеры располагают к откровенности, кроткий взор излучает заботу и сердечное участие, самым естественным и безотчетным образом склоняя любого (ну, почти любого) проникнуться доверием. Кто бы мог подумать, что под плотным покровом благочестия притаился тонкий и искусный интриган, упивающийся своей властью над недалекими умами! Тот, чей путь к вершине духовной иерархии пролегал через сломанные судьбы, а белоснежные перчатки не раз обагрились кровью неугодных. Но будьте уверены: набожная паства Преподобного скорее вздернет вас на вишневом дереве, как клеветника Симона, нежели воспримет прямые доказательства порочности своего кумира.

-----------------------------------------------------
*Имеется в виду Иоганн Фридрих Аскар, великий бруггианский писатель, алхимик-изобретатель (917–1322 гг).

Отредактировано Астарта (23.03.2010 16:32)

0

31

— Благодарю вас, миледи. — Парень поклонился ещё раз. — Нет, я никогда никому не молился. Палка?
Последующее слова немного обидели парня, но он забыл об этом сразу же. Парень поместил за спину шест в специальный чехол для этого. Сан мило улыбался.
— Это моё оружие. Оно называется посохом Бо. Им очень легко драться только сперва нужно привыкнуть к нему.
Парень продолжал мило улыбаться, но он видел грусть на лице сестры. Он старался не выказывать этого, что он увидел, но не смог сдержатся.
— Почему ты такая грустная? Кто-то обидел? Ничего, что я на ты?
Сан поправил неудобно висевший шест и не много размял плечи. Сан тяжело дышал и пытался отдышатся оттакого бега.
— А вы милорд, кто таков будете?
Сан обратился к мужчине который стоял возле его сестрёнке и держал руку на рукояти.

Отредактировано Сан Вуконг (07.11.2010 21:55)

0

32

Роланд так и не открыл глаз, скрываясь от мира в абсолютной тьме. Кажется, его душа наконец обретала спокойствие. Он правильно сделал, придя сюда. Ему хотелось кому-то рассказать, поведать о своих переживаниях, но никто не сможет понять его кроме Изабель, которой... Он никогда не сможет сказать об этом. Им уже не руководил страх. Скорее, желание уберечь. Слишком больно он мог сделать одними лишь словами, и потому молчал. Как жаль, что вчера он понял что, что Изабелле не требовалось много слов. Она слишком многое может понять лишь по глазам. И порой именно взгляд выдает куда больше чем слова. И именно потому Роланд не осмелился задерживать на ней взгляд. Просто боялся, что она узнает. Что ей будет больно от его слов, что она не сможет смириться с этим. Возможно, они так и проживут оставшуюся жизнь, не желая просто коснуться друг друга взглядом... В одно мгновенье спокойствие нарушилось. Тело пронзила дрожь, а глаза открылись и в непонимании мелькали, стараясь найти вокруг что-то, что смогло нарушить это, казалось бы сначала стойкое спокойствие. Несколько секунд Роланд просто молча сидел на месте, смотря в одну точку и собираясь с мыслями. В его душе поселилось беспокойство, он боялся что это не в его голове прозвучали едва-едва слышные звуки. Боялся того что сейчас кто-то мог услышать его, услышать о его грезах, о том, что князь до последнего скрывал в себе, и лишь исповедь дала ему возможность заговорить. Все слишком сложно для чужих ушей, и как все таки хотелось избежать этого. Роланд не понимал, не понимал почему замолчал, почему открыл глаза. Просто он почувствовал присутствие кого-то рядом, совсем, совсем близко. Он чувствовал родную кровь, и не знал почему. Но сердце его начиналось колотиться быстрее, когда все больше душу заполняли сомнения. Он даже боялся представить, что будет если кто-то узнает...
В одну секунду князь почти шепотом произнес несколько слов, подняв глаза к святому отцу. — Мне нужно идти... Спасибо вам, святой отец. — чуть кивнув в знак благодарности сказал он и не торопясь вышел из кабинки, в след услышав умиротворяющий голос старца, едва уловимо гласящий «Да благословит тебя Святая...». В этот момент на лице Роланда сверкнула аккуратная, спокойная улыбка, иронично опровергающая столь желанную вещь как благословление Святой. Это слишком большая роскошь для него...В миг улыбка испарилась с его лица. Глаза его превратились в пустоту а лицо кажется, потеряло всякую жизнь. Он узнал, узнал тот запах, что летал вокруг. И он знал обладательницу этих духов, и это заставило его впасть в ужас. Она была здесь. Точно была... И слышала каждое слово князя. Все... «Что же за проклятье за мной идет!? Почему она?.. Как так случилось, что она оказалась здесь? Как же плохо... Сердце... Больно... Ну почему я никогда не могу прожить день спокойно» — гневался князь про себя, в то время как его лицо не выдавало ни одной эмоции, а уста не могли выдавить ни звука. Кажется, Роланд превратился в статую, не знающую эмоций, чувств, но на самом деле он вел борьбу внутри себя, пытаясь найти ответ. Ответ на заполоняющие душу вопросы. Почему? Зачем? Он просто не знал, и потому с другом мог удержаться от того что бы впасть в ярость. Все что удерживало его, это надежда на понимание сестры и... Собственно то, что он находился в святом месте. Он и без того едва ли имел право здесь находиться, просто потому что чувствовал себя действительно проклятым... Быстрым шагом князь направился к выходу, и в глазах его было смятение, даже страх сильнее проступил в серой дымке очей. Ему действительно было больно, не физически, душевно. И эта душевная боль была гораздо сильнее. Выйдя из собора, он замер. В трех метрах от него стояла Изабель, Сердце замерло... Все его страхи подтвердились. Это действительно была она, и... Она слышала. Теперь она знала все о мыслях Роланда, все.. До каждой мелочи. Как же это страшно, когда стоишь с той, для которой твой разум теперь полностью открыт. Это... Неудобно. Но страх, боль, на мгновенье это прошло, сменившись мимолетной злобой. Мужчина, одетый как выходец из джунглей. Вычурный, странный, и самое главное очень наглый. Совершив незамысловатый трюк в воздухе, тот шмыгнул прямо над головой Изабель. Кажется, он даже что-то говорил, но это было уже не так важно. Глаза Роланда на секунду сверкнули огнем, и столь же быстрым шагом направился к незнакомцу. Когда он все таки настиг неизвестного акробата, рука сами потянулась к жилетке. Схватив наглеца, князь чуть приблизил лицо, сверкнув недобрым взглядом. — Еще один такой трюк, и ты больше не сможешь так резво прыгать. — процедил он глядя в столь бесстыжие глаза незнакомца.

Отредактировано Роланд Браун (08.11.2010 16:32)

+1

33

Столь не целесообразное поведение молодого человека немного, да что там врать чрезвычайно удивили герцогиню. Впрочем, слова и мимика на лице Сана вызвала мимолетную улыбку на губах девушки, "такой большой, а ведет себя как ребенок«подумала герцогиня, смотря в святящиеся глаза Вуконга. Он действительно походил на подростка, которого еще учить и учить манерам... Она было хотела ответить на вопрос Сана, но не успела опомниться как откуда не возьмись появился князь. Роланд схватил его за шиворот. Повисло напряжение. Глаза брата горели таким гневом что Изабель сама испугалась того огня что жег его душу. Одним словом, Таким она князя еще не видела.
— Боже Роланд успокойся, ради всего святого мы на святой земле — трепетно коснувшись плеча брата умоляла Изабель — будим же благоразумны, этот молодой человек не причинил мне вреда...
Луи же улыбался. Судя по всему его вполне устраивало ситуация, и он бы с радостью пожал князю руку, поскольку самому ему так и не довелось сделать того же. Скребя зубами, брат отпустил Сана, хотя по его лицу Изабель четко видела недовольство происходящим. На мгновение ей даже показалось, что он злится на нее, что он узнал и в ярости. Вокруг быстро образовалось столпотворение. «Святые пророки — думала герцогиня — не хватало скандала»
— Нам пора — продолжила девушка, неотрывно смотря на князя, он не ответил и продолжал пристально пилить Вуконга взглядом — Пойдемте же князь. —официально произнесла Изабель
Гордо подняв голову, словно ничего не произошло она взяла князя под руку. Показывать семейные разногласия на людях было не к чему, в особенности здесь на святой земле, сейчас они были князь Браун и герцогиня Уорлин.
— Прошу простить — только и произнесла Изабель. Статус не позволял рассказать о том, что это молодой человек незаконнорожденный сын Амелии, тем более при всем честном народе, поэтому это было единственное, что она сказала Вуконгу перед тем как направится к карте в надежде что он поймет.
—А ну разошлись — рыкнул Луи на столпившийся народ. Люди расступились, освобождая дорогу.
— Что на вас нашло милсдарь? — несмотря на брата, прошептала Изабель, по пути к экипажу, лицо ее было каменным, разве что глаза говорили о не безучастности девушки, впрочем, они были устремлены вперед.

0

34

Роланд был переполнен эмоциями. Страх, беспокойство, все это так же сильно жгло душу, но на какое-то мгновенье это все уступило злости. Объяснить это, пожалуй нельзя. Князь никогда не был тихим и сдержанным. Ожидать того, что сейчас он просто будет смотреть на этот цирк, развернувшийся вокруг Изабеллы, было бы слишком наивно, если знать его много лет. Последние дни, они заставляли его быть сдержанным, молчать и казаться камнем. Но сейчас у него уже не хватало сил, просто не было возможности. Он устал от этого. Устал сжимать все внутри. Этот момент был последней каплей, заставившей его вновь блеснуть огнем. По-другому нельзя, это у него в крови, и слишком долго он этого держать не мог. Теперь его глаза уже не были столь холодны как раньше, у него не было возможности вновь охладеть, просто потому что уже сгорал от эмоций, и если не выплеснуть их, будет еще хуже. Куда больше... Ранение вновь начинало болеть, заставляя, казалось бы, одновременно гневное и хладнокровное лицо князя стать более сжатым в желании не рыкнуть от боли. Кажется, это ранение каким-то немыслимым образом играло роль барьера, на время своего существования, не дававшего крови Брауна закипать. Это странно, но это работало. Он не успокаивался, нет. Просто подавлял злость болью...
В какой-то момент и боль, и злость стихла. Не породив вслед за собой каких либо эмоций. Не оставив ничего. Странная пустота поселилась в душе. По плечу медленно прошло приятное тепло. Казалось, от этого тепла рука становилась все тяжелее, теряя всякие силы. Напряженные ранее до предела мышцы вдруг расслабились, а прозвучавший совсем близко голос заставил князя вздохнуть. Изабелла... Как же она умело могла контролировать эмоции других. Секунду назад по виду Роланда можно было смело сказать что он разорвет бедного незнакомца на куски, сейчас же в нем поселилась какая-то слабость, заставляющая его лишь сверкать глазами. Князь даже не посмотрел на сестру, он знал что за тайна сейчас будет крыться в её глаза. Знал что за выражение примет её лицо. Потому что знал, о чем она сейчас думает. И лучше бы это осталось в тайне от него... Роланд не замечал столпившихся вокруг людей. Одни пришли из любопытства, другие уже знали исход, желая посмотреть на хорошую драку, третьи же просто проходили мимо, мельком поглядывая на происходящее. Все они были рядовыми зеваками, жизнь которых разбавил этот небольшой всплеск эмоций князя. Хотя он и играл роль участника какого-то цирка, Изабелла же оставалась невозмутимой, по крайней мере в её лице не читалось ни одной эмоции, в отличии от Роланда. Сестра дала понять, что все это было лишним. И хоть разум искренне желал послушать её, сердце отчаянно отказывалось заглушать свой стук. Вслед за спокойствием пошло смирение, смирение с тем, что она победила. Смогла заглушить его эмоции на мгновенья, и заставить его отпустить бедолагу. Он признал, сейчас разум победил над сердцем, хотя то все еще кричало...
Тихим шагом Роланд последовал в сторону экипажа вместе с Изабель. На гуляющих мимо людей он старался не обращать своё внимание. Главной его целью было сейчас найти место где сможет спокойно обдумать произошедшее недавно. Его гложил страх. Если раньше он с трудом мог заглянуть в глаза сестры, то сейчас эти два голубых огонька были для него запретны. Теперь уже он боялся не своих мыслей. А её... — Как ты думаешь? — Не касаясь сестры взглядом произнес он, предвкушая желанной тишины в экипаже.

+1

35

Тут к Сану подлетел какой-то незнакомец, схватил его и подтянул к себе и стал угрожать. Сан всё это выслушивал с наглой ухмылкой, он не боялся ни этого парня, ни его гнева, ничего.
— Вы, милсдарь мне не указ... Поэтому прошу вас отпустите меня.
Но парень продолжал так держать наёмника и Сана это начало злить, наглую ухмылку потихоньку сменял злобный оскал. Сан уже собирался преподать подошедшему урок, но тут вмешалась Изабелла. Она увела подошедшего и попрощалась с Саном. Вампир кивнул в ответ, кактолько его сестра и подошедший ушли лицо Сана погрустнело.
Никто не хочет и не пытается меня понять. Та же сестра не хочет, эх... что за жизнь прошивая пошла. Пойду ка я в кафе проголодался я однако.
Парень начал пробираться сквозь толпу с грустным лицом.
— Извините, простите, дайте пройти.
Когда Сан выбрался из толпы он направился в сторону ближайшего кафе.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Вечернее кафе «Дю Монд»

0

36

Начало игры

Пробираясь сквозь толпу, Эдмунд бесцеремонно расталкивал всех на своем пути. Как оказался в соборе он понятия не имел, и последним воспоминанием предыдущего вечера была наполовину пустая бутылка виски, распитая с новоиспеченным дружком, от которого сейчас и след простыл. Сколько они выпили видимо навсегда останется загадкой. Впрочем, исчез незнакомец не с пустыми руками, успел вытащить кошелек и снять часы. Но Эдмунда это совершенно не волновало, единственным желанием было поскорее выбраться отсюда. И естественно, он был не в восторге от того, что проснулся на сырой земле за часовней, с раскалывающейся головой. К тому же он совершенно потерялся во времени, не понимая который час, ведь часов у него теперь не было.
Все попытки поскорее выйти шли крахом, когда он в очередной раз наталкивался на какую-нибудь набожную даму, наделенную господом, а скорее всего хорошим аппетитом, лишними килограммами. И вот снова наткнувшись на преграду к выходу, уже близкий к тому чтобы разгневаться, Эдмунд не выдержал, и с его губ слетели слова:
— Дьявол! Что за проклятое место?!
На него тут же укоризненно метнули взгляды дюжина стоявших вокруг. Одна из посетительниц храма, видимо более смелая, чем ее боевые подруги тут же воскликнула:
— Как вам не стыдно, молодой человек, — при этом она несколько раз треснула его ридикюлем. — Вы оскорбили святую веру, молитесь о прощении, несчастный.
— Пусть земля разверзнется у меня под ногами или с неба на голову упадет колокол в назидание последующим осквернителям, — усмехнулся Эдмунд. Реакция тотчас последовала. За эти сквернословия толпа религиозных фанатиков поспешила избавиться от его присутствия, его буквально вытолкнули наружу. Весьма обрадованный такой удачей, хоть и немного помятый, молодой человек не сопротивлялся и словно плыл по течению, пока его не «выбросило на берег». Неожиданно он врезался в спину какому-то мужчине, и тут же недовольно фыркнув, будто тот сам виноват, развернулся, чтобы убраться отсюда. Но, не сделав и двух шагов, Эдмунд обернулся и внимательно оглядел его спутницу. Она была знакома Эду, правда он давно ее не видел, но помнил отлично.
— Герцогиня Уорлин? Приветствую вас миледи, — он чуть приклонил голову в знак уважения. — Не знаю, помните ли вы меня. Мы встречались в Хастиасе во время вашего визита с супругом. Эдмунд Аскар, — представился он на всякий случай. Искоса взглянув на мужчину, стоявшего рядом с ней, Эд криво улыбнулся.

Отредактировано Эдмунд (09.11.2010 22:23)

+1

37

Они шли. Каждый шаг отдавался гулким эхом в ушах Изабель. И кто бы знал или хотя бы мог подумать, как тяжело было держать эту маску непринужденного спокойствия, в то время как внутри разгорались настоящие страсти.
— Это не ответ, — вспылила Изабель, чуть повысив тон. Но тут же осеклась. Мельком взглянув на брата, девушка поняла, сейчас не время и не место для выяснения отношений, тем более по лицу князя явно читался гнев, и одной святой известно, во что он мог вылиться. Она замолчала. Уж лучше так, думала герцогиня, лучше пусть он злиться, ненавидит, чем будит, закрыт и холоден, пусть лучше он выместит на мне всю свою злобу, чем никогда не заговорит, потому что это было единственное, то единственное, что она боялась больше всего, оттолкнуть его... Смиренно отведя взгляд Изабель старалась не смотреть в мелькающие лица людей. По спине герцогини пробежался холодок. — Святая всемогущая — перегородив дорогу, бросившись на колени к ногам герцогини и ухватив за подол платья, взмолилась старая женщина. Изабель вздрогнула от неожиданности, и было хотела попятиться назад, но остановила, взгляд на холодных как озеро глазах старой женщины, словно выцветшие от солнца — моего сына убили, я слепа, а сейчас мой внук заболел, — взахлеб лепетала женщина нечленораздельные речи, — умоляю, госпожа, помогите мне, — поцеловав край платья Изабель, умоляла она.
— Хватит, — остановила Изабель, сделав жест в сторону Луи который тут же поднял старуху с колен.
— Держи, — протянув мешочек с деньгами ответила герцогиня, — этого должно хватить.
— Благодарю вас госпожа, — она хотела вновь припасть на колени, но Луи поддержал женщину.
Изабель хотела, что то сказать, но оборвалась на пол слова, минуту назад она не обращала внимание на голоса позади, но теперь, когда на Роланда резко кто то налетел девушка была несколько растеряна. Обернувшись Изабель встретилась лицом с графом Аскаром.
Святая Роза как давно она не видела этого молодого человека, лет десять или может двадцать? Нет это было так давно что она могла и вовсе забыть его лицо, если бы не одно но! Фрейлина герцогини Энни Ван Лей была просто без ума от молодого графа, денно и нощно мечтая о том чтобы благородный Аскар обратил свое внимание на баронессу. Парой та впадала в истерик изливая всю душу, но так и не решалась поговорить с Аскаром боясь быть отвергнутой. Что поделать это была судьба. Молодой Аскар уехал, а чуть позже отбыла и сама чета Фон Рей. Тогда все внимание Изабель занимал некий Уолтер Эссекс глава клана Артефикс которому безумно ревновал Фон Рей, к тому же излишнее внимание короля, в общем, в те дни герцогиня была чрезвычайно напряжена сложившимися обстоятельствами, и знакомство с графом Аскар не казалась ей тогда нечтом необычайно важным.
Граф был пьян ну или с похмелья как заметила сама герцогиня, от чего ее бровь красиво изогнулась дугой. Первое что пришлось сделать Изабель это покрепче сжать локоть Роланда, чтобы тот слегка поостыл
— Добрый день, граф, — присев в реверансе, ответила герцогиня, — конечно же, я вас помню, — взгляд Изабель метнулся в толпу, которая была несколько недовольна недавними событиями. — А вы знаете как раз сейчас у нас гостит ваш дядя, может быть вы хотите поехать с нами? — предложила герцогиня Уорлин.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя месяц)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Бальный зал в замке Уорлин

+1

38

Эдмунд был приятно удивлен тем, как похорошела герцогиня. Несомненно, при их последней встрече она была также восхитительна и вызывала весьма недвусмысленные чувства у мужчин, которым выпадало счастье лицезреть ее. Но сейчас в ее взгляде читалась зрелость и женская мудрость, она уже не выглядела наивной девочкой, которой показалась ему тогда. Пожалуй, если бы он захотел вступить в любовною связь с Изабеллой, то Эдмунду легче было бы сделать это тогда. Сейчас она вряд ли повелась бы на его уловки. А что может быть еще притягательней, чем недоступная женщина искушенная жизненным опытом? И, наверное, если бы ее не сопровождали, Эдмунд испытал бы судьбу какими-нибудь фривольностями. — Милый друг, я готов отправиться с вами хоть на край света, но не сегодня. Прошу меня извинить. — На самом деле он бы с радостью отправился с ней и сейчас, но показаться дяде в таком виде не хотелось. — У меня очень важное дело, которое не терпит никаких отлагательств. Но вы должны мне пообещать, что мы увидимся в ближайшее время. Он перевел взгляд на ее спутника: «Если мне не изменяет память, это Роланд Браун. И как я сразу его не признал?» Эдвард был мало знаком с этим человеком. Ни враждебности, ни приятельства между ними не было. Да и случая не представлялось.
— Князь, очень рад встрече, — Эдмунд обтер руку об рубашку и протянул ее Роланду. Этот скупой светский жест, содержащий в себе лишь холодную вежливость, не обманул ни собеседников, ни самого Эдмунда.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Бальный зал

+1

39

Событие за событием кажется специально происходили для того, что бы вывести Роланда из себя. Еще в соборе он кажется, был так близко к спокойствию, что казалось одно слово отделяло его от этого спокойствия, от возможности хотя бы на время забыть все плохое вокруг, забыть свои ошибки, потерять хотя бы на мгновенье страх, который кажется уже стал вечной клеткой для сердца. Князь по-другому видел этот мир, сейчас для него все вокруг казалось серым, пустым, как и он сам. Минуты гнева были словно каплей воды, спасающей от жажды. Роланд держал душу вне воли, связывал все свои эмоции что бы уберечь близких от боли, и судьба, словно испытывая его все чаще искушала вновь загореться огнем. И вот снова она послала очередное испытание воли, которое Роланд кажется не сможет пройти. Почувствовав толчок, князь уже готовился как следует наорать на неуклюжего наглеца. Вновь его остановила Изабель... Кажется ей давно уже не в радость поведение брата. Впрочем, Роланд понимал её. Она сделала правильно, сейчас бы князь вспылил, и это ни к чему хорошему не привело бы. Он был зол, и очередная попытка сделать его еще более злым могла закончиться одним ударом. Если, наконец Роланду удастся успокоиться, хотя бы на время, это будет самым дорогим подарком судьбы... Роланд не хотел общаться ни с кем, и уж тем более с Аскаром, который кажется выпил лишнего. Состояние мужчины вызывало если не отвращение, то как минимум неприязнь у князя. Но все таки, следуя хоть каким-то принципам вежливости, Роланд поклонился, и нехотя процедил.
— Я тоже рад встречи с вами, граф.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (месяц спустя)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через королевский дворец в Равене  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Бругге] Замок Уорлин

+1

40

Квартира Скарлетт  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Перед самым выходом из дома девушку охватило странное волнение, и ужасное желание заглянуть напоследок в Собор, ощутить величие монументальных сводов и увидеть лицо Розы, выполненное искуснейшим художником. Конечно, сказать, что Скарлетт была религиозна или набожна так, как предполагало ее воспитание, значило бы соврать, но сейчас Остин буквально тянуло в обитель богини. Кучеру, правившему экипажем девушка приказала подождать ее у входа в святую обитель, посулив несколько лишних флоренов, и тот с радостью согласился. Еще бы, покуда они ехали из портового района в центральный, мужчина восторженно поглядывал на очаровательную блондинку с сияющими странным блеском глазами. В руках Скарлетт все еще сжимала сиреневые бусы, перебирая гладкие камни с задумчивым видом. Она прекрасно чувствовала настроение кучера, и это немного льстило самолюбию вампирессы — любая девушка хочет нравится, пускай даже та, что почти уже жена. «Жена... Какое странное, непривычное слово...» — Остин прищурилась и постаралась посмотреть на яркое солнце, представляя, как Драго надевает кольцо на ее палец, под слова священной клятвы... и не смогла. Воздух вокруг нее словно накалился от напряжения и волнения, все кипело и булькало... Каких же усилий стоило Скарлетт не утонуть в этом болоте страха перед неизвестностью и неуверенности. Наконец экипаж остановился, и девушка проворно сошла на землю. Поправляя платье, она смотрела на тяжелую дверь из дуба и мечтала о том, чтобы в прохладном полумраке помещения оказалось не слишком много народа. Ожидания вампирессы оправдались — в уединенном уголке она опустилась на колени в совершенном одиночестве, расправив фалды юбки, и застыла так, глядя в золотистое пламя, горевшей перед ее глазами свечи. Эта молчаливая молитва была красноречивее всех, звучавших когда либо под этими сводами, иначе быть и не могло... Ведь просили о счастье, о счастье для тех, кого любишь... Скарлетт моргнула, и по щеке покатилась прозрачная слеза, как дань памяти о прошлом, о тех кто остался в этом мире, в этой жизни, и не перейдет с ней в новую... Никогда не перейдет. — Никогда... — Прошептала Скарлетт, и по щеке покатилась следующая слеза, а изумрудные глаза все так же упорно вглядывались в пламя, будто пытаясь увидеть в нем знакомые силуэты призраков прошлого. И Скарлетт увидела! Увидела искрящиеся любовью и страстью темные глаза, одной из самых дорогих ей — ах, эти глаза девушка не увидит больше никогда в жизни... — Счастья тебе, такого же бесконечного счастья, какое выпало на мою долю... — и взгляд Маргариты потух, сменившись лицом любимого, того, с кем она проведет всю свою оставшуюся жизнь. И в один миг мир перевернулся, и все встало на свои места, в душе юной вампирессы, все стало так, как и должно быть. Остин лучезарно улыбнулась святой Розе, взирающей на нее с одного из барельефов, и поднявшись с колен вытерла набежавшие слезы. — Спасибо! — Тихо молвила она, оставляя на полу сиреневые бусы как дар, в знак благодарности, и поспешила выйти назад, к заскучавшему кучеру. — В парк, быстрее! — Воскликнула она, не переставая светиться улыбкой, словно рождественская елка, и удобнее усаживаясь в экипаже. Ответом ей был лишь звук рассекаемого хлыстом воздуха, да бодрое цоканье копыт по мостовой. Чудеса случаются! Счастье рядом...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Взлетная площадка дирижабля

+1

41

Варьете «Зеленый домик»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через холл отеля  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ах, как она волновалась... И хоть это было совсем не венчание, а всего лишь обручение, Элизабет чувствовала себя на седьмом небе от счастья, проезжая в экипаже по широким улицам города. Чемоданы уложены, приглашения отправлены. Кольца... потрясающее платье и фата в багаже, которые она вчера забрала от портного. Эдгар сказал, они поплывут домой на пароходе... Совсем как она мечтала когда-то, летом, лежа в ароматном сене и слушая, как он рассказывает про маленького краба, четыре долгих года назад. «Мир... разный». Неужели настала пора исполнения желаний? Разве можно было подумать тогда, что они встретятся в Дракенфурте, так далеко от дома и родной страны, затем, чтобы понять, что они созданы друг для друга. И вся прошлая жизнь, неожиданно станет такой неважной и пустой. И все прошлые переживания покажутся такими наивными и ненужными.
Когда она смотрела в его глаза, то каждой клеточкой своего тела ощущала, что погибнет, если будет жить в разлуке с любимым. Зачахнет и завянет, без его прикосновений, голоса, смеха.
«...никогда не сомневайтесь во мне. Обещайте...» — сказал Эдгар когда то, держа её на коленях, успокаивая и обнимая. И она обещала. И она не сомневалась. Он её любит! Разве может быть что-то на свете важнее этого маленького слова и большого чувства?
Элизабет совершенно не смущала их спешка. Ей тоже хотелось домой. Девушку гораздо сильнее смущало неожиданное молчание подруг. Она уже написала им по несколько писем, отправила приглашения... а в ответ — глухая тишина. Ладно, малышка Аби... она жила в Бругге, но Люси... она же была где-то рядом, в городе. И это молчание немного пугало и расстраивало. А если они не приедут в Орлей на ее свадьбу? Немыслимо!

Когда они подъехали к Собору Святой Розы, Лиз сияла, как утреннее солнышко, бившееся всю дорогу в окна экипажа и ослепившее её, когда она вышла на площадь перед собором, держась за руку Эдгара. Входя в высокие двери, она думала о том, что пути Святой Розы неисповедимы. Что столько должно было случиться плохого, чтобы стоять сейчас с ним перед алтарем и клясться перед всем миром и Богами в своей любви. И совершенно не важно, что этому священнодействию нет свидетелей, ведь Роза смотрит и все видит. Элизабет сама была похожа на розу. Длинное платье, словно сшитое из нежных лепестков, делало ее совершенно неземной и легкой. Или всему виной был Эдгар? И именно благодаря ему, а не платью, девушка чувствовала себя особенной?
Огромный зал был удивительно тих и пуст. Не было священников, которые, как правило, проводят здесь свои божественные ритуалы. Молчал хор. Только одинокий монах, преклонив голову, о чем-то тихо молился перед образами святых пророков. Элизабет испуганно посмотрела на любимого:
— Кто нас обручит? — зашептала она, боясь разрушить царившее в соборе умиротворенное безмолвие. И теперь Лиз серьезно испугалась. Нет? Они не обручаться? Билеты куплены, пароход унесется в Орлей не смотря ни на что. Отплытие так скоро... А у де Вирра такие срочные дела.
— Простите, святой отец, — она, отпустив руку Эдгара, почти подбежала к мужчине и умоляюще зашептала, — не могли бы вы сейчас обручить нас? Пожалуйста! Мы уезжаем. Нам очень срочно. Нам очень нужно, чтобы Святая Роза и церковь одобрили наш союз. Ну пожалуйста! — Элизабет молитвенно сложила ладошки на груди, заглядывая монаху в глаза.

Отредактировано Элизабет Бэтори (23.12.2011 20:51)

+6

42

Отель Эффенбаха  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Торжественная тишина собора внушала благоговение. Это было странное чувство. Вся жизнь де Вирра всегда была как на ладони. Не было роковых тайн и чего-то, что имело бы смысл скрывать от любопытных глаз. Возможно, именно эта открытость вызывала столько домыслов и злословий. Когда нет секретов, их, наверное, стоит придумать. И вот теперь этот поспешный отъезд напоминал бегство, а помолвка — тайное венчание. Де Вирр едва заметно улыбнулся этим мыслям. Ему, в самом деле, хотелось сбежать с Бетти куда-нибудь на необитаемый остров, где не будет ни срочных дел, ни досужих сплетен, ни косых, завистливых взглядов.
Эдгар шагнул было к алтарю, но Элизабет опередила его. Он спокойно встретил испытующий взгляд монаха, не пытаясь скрывать ни чувств, ни эмоций. То, что взгляд этот обращен к нему, а не к девушке, было понятно и логично. Чувства Элизабет не подвергались сомнению. Иное дело — пятисотлетний вампир, способный легко скрывать свои истинные намерения. Однако, кажется, помыслы де Вирра не вызвали у монаха нареканий, и он благосклонно кивнул.
Церемония оказалась на редкость короткой и лишенной помпезности, с которой принято представлять события такого рода. Лаконичный вопрос, не менее лаконичный ответ. Да, он любит эту женщину, да, он желает соединить с ней свою жизнь и быть с нею в печали и в радости. Неужели, будь иначе, он пришел бы сюда?
Эдгар коснулся губами тонких пальчиков, затянутых в перчатку, и надел на руку Элизабет обручальное кольцо.
«Никогда не сомневайтесь во мне....»
Де Вирру казалось, он слышит биение ее сердца.
«Быть может, вся жизнь с победами и поражениями, с падениями и взлетами стоит одного этого мгновения?»
Его репутация, статус в обществе, его знания и авторитет ничего не значили в свете сияющих глаз Элизабет. Быть может, предназначение вовсе не в том, чтобы достигнуть высот в своем ремесле, а в том, чтобы сделать счастливым хотя бы одно существо на земле?
Более всего де Вирру сейчас хотелось быть не здесь, а в Сен-Мишель-Лоране, где под сенью яблоневых ветвей, клонящихся к земле под весом спелых плодов, можно было схватить Элизабет в охапку, закружить, как ветер кружит лепестки цветов, из которых, казалось, было сшито ее платье, без стеснения, без оглядки на приличия и условности. Эдгару хотелось домой. Он подал руку девушке, которая теперь носила его кольцо и была ему обещана судьбой и церковью, и вывел из собора.
Солнце на миг ослепило. Яркий свет и контрастные тени, людской гомон. До отплытия оставалось менее часа. Де Вирр шагнул к краю мостовой, намереваясь остановить экипаж, когда за его спиной раздался звонкий голосок мальчишки-посыльного из «Эффенбаха»:
— Мазель Бэтори! Вы мазель Бэтори?
Ну, конечно. В отеле знали, куда они поехали. Он сам просил служащих, чтобы экипаж был готов к определенному часу. Ему даже настойчиво предлагали устроить пышную церемонию, пригласив священника прямо в отель. Однако, билеты были уже куплены, времени почти не оставалось, и все торжества было решено отложить до их приезда в Орлей.
— Мазель Бэтори! Вам срочное письмо!
Сердце зашлось в нехорошем предчувствии.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (12.01.2012 15:49)

+5

43

— Люблю... — тихонько произнесла Элизабет. И её слова пробежались по сводам собора, отразившись от величественных стен, зазвучали так громко и торжественно. Какое это счастье, когда сбываются мечты. И как прекрасно получить то, о чем даже боялась мечтать. Любимого мужчину! Она смотрела в его глаза и улыбалась. Почему она? На свете так много более красивых, умных и достойных женщин. На свете так много тех, кто заслуживает его любви не меньше, чем она. Почему? Может, это давно было предрешено и именно она, а не другая была предназначена ему судьбой? Разве это важно?
Лиз на мгновение прижала руку с кольцом к груди, не отводя взгляда от его таких любимых глаз, а затем надела другое кольцо Эдгару на палец, изо всех сил сжав его руку в своих ладонях. Наверное... все. На этом месте сказки обычно заканчиваются. Конец... и жили они долго и счастливо... А как будут жить они? Будет ли он любить и защищать её, как обещал? Понравится ли она его близким? Тому же суровому Даниэлю или малышке Арлет, которая так любит лазать по деревьям? Сможет ли она стать хорошей женой и хозяйкой дома? Матерью его детей? Любовницей? Подругой? Будет ли он счастлив в её объятиях или будет искать острые ощущения на стороне? Сумеют ли они сохранить это удивительное чувство, которое сейчас рвется из груди, на долгие годы... десятилетия... века? Столько вопросов...
«Все будет хорошо, глупенькая... не может быть иначе!»
— Эдгар, а если я сейчас проснусь? — она доверчиво уткнулась в его плечо, и обняла за руку. — Мазель Бэтори! Вы мазель Бэтори? — Девушка отпрянула от Эдгара и рассеянно кивнула мальчику в расшитой форме посыльного отеля. — Вам срочное письмо! — Это от Люси, — улыбаясь, произнесла она, принимая письмо из рук посыльного и рассматривая конверт. — Помните, я вам рассказывала про мою подругу? Мы с ней переписывались... Она замечательная! Но одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что конверт подписан чужою рукой. Они переписывались с подругой долгие-долгие годы. Люсида на её глазах взрослела, менялся почерк, становясь более твердым и уверенным, как и его молодая хозяйка, но Лиз знала каждый завиток, каждую черточку. Адрес тот, даже конверт... — Я хотела, чтобы Люси была сегодня здесь, она живет в Дракенфутре. А Аби из Бругге... я же рассказывала, — девушка неровно порвала край конверта. Что-то случилось? Письмо путешествовало довольно давно... об этом свидетельствовали многочисленные штампы и печати. Оно побывало в ле-Ридо и вернулось сюда.
«Мазель Бэтори, с прискорбием сообщаю вам... Простите, что приношу такие дурные вести...», — Элизабет покачнулась, разыскивая рядышком опору, чтобы не упасть следом за вылетевшем из рук письмом.
«...похоронена в Бругге. Пропала без вести... убита...» Нужно было сказать что-то Эдгару. Но почему-то тело перестало слушаться. Захотелось кричать и плакать, а она только смотрела на него, широко раскрытыми глазами, не в силах пошевелиться или сделать шаг. Внутри все сжалось в тугой комок боли. Она сейчас тоже, наверное, умрет, как её подруги... Серьезная, рассудительная Люс, и веселая, смешная Аби. Такие разные и похожие. Любимые и родные. Её подруги. Она вспомнила, как яркой вспышкой, их приключения в Дракенфурте. Погони, преследования, их смех и радость победы... Их единение и клятвы, что они никогда друг друга не забудут. Никогда. Их больше нет. Нет!
— Эдгар... — она сделала шаг вперед, чтобы ухватиться за его руку. «Нужно быть сильной». Ещё шаг. Как тяжело давалось это перемещение в пространстве. — Их больше нет, Эдгар... Моих подруг. Я вам рассказывала. Да?
Почему сегодня, почему сейчас? А не вчера, когда она ещё готовилась к обручению, когда могла упасть головой в подушки и разреветься, как маленькая. Плакать и кричать, выражая свои эмоции. Почему сейчас? На широкой площади перед собором, в нарядном платье, когда жизнь минуту назад казалась безоблачной и светлой. Их больше нет... «Нет. Нужно быть смелой». Почему они? Потому что забирают самых лучших? — Нам нужно ехать! Нужно ехать, понимаете? Мне нужно знать, как, что, почему? Почему они? — она заметалась по площади, разыскивая карету. — Клок Йард. Клок Йард. Фабричный квартал. Нет, я не верю... Ну такого не бывает же, да? Она вцепилась пальцами в его руку, разыскивая в глазах поддержку и понимание.
— Такого просто не может быть... — и теперь она разревелась. Как только они уселись в карету, и за ними захлопнулась дверца, она прижалась всем телом к его груди и расплакалась. Тяжело, с надрывом, зарываясь в его спасительную белоснежную рубашку и костюм. Хорошо, что Эдгар бы с ней.
«За какие грехи я ему такая досталась?»

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Часовая мастерская Старка

Отредактировано Элизабет Бэтори (11.01.2012 12:47)

+5

44

Вот и все. День разлетелся на осколки, как хрустальный замок, возведенный на песке, еще до того, как Элизабет выронила из рук злосчастный конверт. Мальчишка-посыльный, ожидающий чаевых, растеряно поднял его с мостовой, повертел в руках и отдал де Вирру. Сунув монету в протянутую ручонку, Эдгар жестом отпустил мальчика и шагнул навстречу Элизабет. В широко распахнутых, слепых от боли, любимых глазах плескалось бездонное море отчаяния. Ее горе на миг ошеломило де Вирра, в виски привычно ударил боль, пульсируя вместе с током крови. Вдох сквозь стиснутые зубы на «раз-два», шаг на «три-четыре», иллюзия спокойствия. Только что перед алтарем он обещал хранить и защищать ее. Все ложь. Нельзя уберечь от жизни. Она жестоко карает беспечных, верящих в саму возможность безоблачного счастья. Все ложь. — Клок Йард. Фабричный квартал. Нет, я не верю... Ну такого не бывает же, да?
Письмо. Тоже. Ложь. Так не бывает.
«Отпусти. Слышишь?»
Она не слышала. Она не умела читать мысли. Но зато умела чувствовать как никто другой. Когда в карете плотину, наконец, прорвало горькими, безудержными слезами, обоим стало легче. Де Вирр молча обнимал всхлипывающую девушку за вздрагивающие плечи, гладил рыжие волосы, выбившиеся из замысловатой прически, не задумываясь о том, как странно они должно быть выглядят. Возница искоса посматривал на них и молча подстегивал лошадь. За окнами мимо проносились кусочки чужой жизни. Чей-то звонкий, заливистый смех заставил Эдгара вздрогнуть. Глупцы, не подозревающие о том, что за минуты безмятежного счастья, приходится расплачиваться годами боли и одиночества. Или счастливцы? Ведь если знать, что расплата неминуема, даже редкие минуты будут омрачены тоской и безысходностью.
Де Вирр тряхнул головой. Это были не его чувства, не его мысли, не его ощущения. Они принадлежали Бетти, и все, что он мог, просто разделить с ней эту боль. Он не говорил о том, что все будет хорошо, это было бы очередной ложью. Не шептал глупых и ненужных слов в утешение, просто потому, что не умел. Все, что он мог сделать для нее — просто быть рядом. Всегда. До последнего вздоха, как обещал. В фабричном районе Дракенфурта де Вирр не бывал. Как нелепо они с Элизабет выглядели тут: он — в дорогом костюме, она — в роскошном платье, шитом на заказ у самого знаменитого портного. В таком виде уместно находится в гостиной какого-нибудь аристократа, но никак не на пыльной мостовой фабричного района.
Экипаж качнулся на рессорах и остановился. Эдгар осторожно взял девушку за плечи, заглянул в заплаканное лицо:
— Мы приехали, Элизабет. Вы сможете идти? Или вам нужно немного времени, чтобы привести себя в порядок?

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Часовая мастерская Старка

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (12.01.2012 15:52)

+4

45

Ювелирный магазин «Фируза»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

10 апреля 1828 года.

Алейна шла по проспекту не спеша, любуясь на редких прохожих, на многочисленные лавки, ларьки. Дождик то шёл, то переставал.
Через некоторое время ревенантка вышла на Кафедральную площадь к собору Святой Розы. Она не стала медлить и поспешила зайти внутрь храма. Алейна застыла от восторга.
— Ох, какая красота, — шепотом произнесла девушка. Она старалась не наступать на каблуки, а почти на носочках прошла дальше. Ревенантка боялась нарушить торжественную тишину величественного собора. Утренняя служба закончилась, поэтому в храме было мало присутствующих и Алейне никто не мешал любоваться всей красотой и блеском святилища Святой Розы
Девушка с сияющими глазами осматривала триптих и сердце любого собора — орган. Он был огромен, и ревенантка сожалела, что не услышала, как великолепный музыкальный инструмент звучит. Впервые с момента отъезда из родного дома, она почувствовала умиротворение и душевное спокойствие. Но вспоминая сегодняшнее утро, полное приключений и новых знакомств, Алейна поняла, как же ей не хватает родителей и друзей. Но родители остались в Цалте, а с друзьями она распрощалась ещё в десятилетнем возрасте. В Филтоне девушка, кроме мастера, толком ни с кем не сдружилась, также, как и в родном городе, после разлуки с друзьями, все её мысли и время занимали камни и украшения. Стоя у органа, Алейна поняла, насколько она одинока здесь, в чужом городе, и по щекам её полились непрошеные слезы. «Ненавижу плакать! И зачем я пришла в собор! Нигде и никогда я не чувствовала одиночество настолько сильно, как здесь», — зло смахнув слезу, ревенантка повернулась к витражам.
Встав около них, Алейна невольно улыбнулась. Свет, отражающийся в цветных витражах, оставлял причудливые блики на полу храма.
— Здесь, наверное, в солнечную погоду всё сияет разными красками. Обязательно вернусь сюда, когда на небе будет солнце! — решила для себя девушка. Алейна бродила по собору еще около двух часов. Её настроение то взмывало вверх, то переходило в апатию. Наконец, устав от размышлений и чувства тоски, ревенантка вышла из храма.
Она оглянулась: на Главном проспекте было также малолюдно.
— Так, а теперь куда? Может, пройти дальше по проспекту, — пожав плечами, ревенантка, звонко цокая каблучками по дороге, отправилась дальше.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Книжный магазинчик Блэка

Отредактировано Алейна Готьер (24.08.2015 18:11)

0


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Собор Святой Розы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно