Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Часовая мастерская Старка


[Фабричный район] Часовая мастерская Старка

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/26-Fabrichnyj-rajon/19.1.png
Этот трехэтажный, все еще очаровательный, но слегка обветшалый дом стоит на самой окраине фабричного района. Крыльцо выходит непосредственно на дорогу, несмотря на то, что изначально здание было спроектировано как особняк. Людям, проживающим в окрестностях, он известен как «Клок Йард» — часовая мастерская старика Гильберта Старка. После смерти часовщика мастерская на время прекратила работу, пока дело не продолжила его дочь, Люсида (по окончании траура, разумеется).

Подлокации:
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Первый этаж здания занимает квартира Люсиды. Под «своей квартирой» Люсида подразумевает спальню-прихожую и кухню-столовую. Здесь же расположена и комната для прислуги, в которой живет мадам Бессин, экономка, но к «квартире» та уже не относится.
Аристократам подобное убранство показалось бы убожеством, но для человека (именно так себя и позиционирует Люсида) этого вполне достаточно. Скромная деревянная и кожаная мебель, старые выцветшие обои и измученные молью занавески — все осталось в точности таким же, как и при отце. В обеих комнатах — приятное мягкое освещение, а задняя дверь из кухни ведет в крохотный палисадник. Это место отлично подошло бы поэтам и романтикам. Впрочем, часовой механизм Люсида считала тоже далеко не прозаичным.
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  На втором этаже располагается святая святых — собственно, часовая мастерская. Сказать, что здесь можно сломать ногу — равносильно молчанию. Но только опытный глаз мастера может разглядеть в этом невероятном хаосе порядок и закономерность. Казалось бы, больше нет здесь ничего необычного, но это заблуждение. Именно здесь, в этой комнате, ютятся все призраки прошлого. Вон, в том старом кресле, Гильберт рассматривает секундную стрелку сквозь огромную лупу. А вот здесь, в углу, маленькая солнцекудрая Люсида запускает волчком новые сверкающие шестеренки, представляя, что это миниатюрные золотистые балерины. У одной из них даже есть имя — Аврора. Она всегда кружится дольше других.
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  На третьем этаже (хотя раньше его называли просто чердаком) находится, с позволения сказать, квартира, которую мадам Бессин (унаследовав ее от своего хозяина, милсдаря Старка) сдает в аренду бедному приезжему студенту-музыканту. Состояние «квартиры-мансарды» едва ли можно назвать жилым, но мадам Бессин берет за нее сущие гроши. Да и квартирант вполне доволен, как условиями, так и этой символической платой.
-----------------------------------------------------

Как правильно указывать подлокации

Дорогой игрок, чтобы ваши партнеры и просто читатели могли свободно проследить за вашими перемещениями по данной локации, перед началом поста вам следует поставить отметку о том, где происходит ваша игра:

Форма для оформления подлокации

Код:
[color=#023f50][b]Название подлокации[/b][/color]
[color=#C1C1C1][size=8]-----------------------------------------------------[/size][/color]
*пост*

Пример:

Часовая мастерская
-----------------------------------------------------
Иногда в поисках утраченного Люсида забредала в пыльные кладовые своей памяти. Однажды где-то там, в конце извилистого лабиринта коридоров, среди гор заросших паутиной архивов и покосившихся стеллажей, обнаружилась маленькая потаенная дверца. Люсида не смогла в нее войти, но, заглянув дверной глазок, со вздохом изумления узрела сюрреалистические сады, вырастающие из поплывшей материи, как в рисунках шизофреника. Где-то там, в калейдоскопе причудливых образов, замешанная на разноцветных блестках эмоций, раскрашенная диковинными узорами воспоминаний, приперченная химерами из страшных сказок и осколками пряных снов, спряталась кем-то посеянная крупица смысла. Где-то там...

Отредактировано Люсида Старк (28.01.2011 20:20)

+1

2

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/1.png

— Ох уж эти девицы! — проворчала мадам Бессин. — Что за нравы, что за нравы! То ли дело, пол века назад были девы, как девы. Музицировали, вышивали, скромно раздавали книксены и лишались чувств при одной лишь мысли о поцелуе. А теперь-то что? Люси — ну не ангел ли? И что вытворяет! Все в железках ковыряется да на ножах дерется. Ну разве девичье это дело?
Причитая так, словно ее кто-то слышит, экономка Старков пыталась нащупать своими тонкими старческими пальцами ключи в расщелине над дверью. Попричитав еще немного (обычное дело), уже вполголоса, старуха покорно, даже с удовольствием, вернулась к своим привычным рутинным делам. И было в этом постоянстве какое-то особое успокоение.
-----------------------------------------------------
В дверь постучали. Экономка отложила в строну мокрую тарелку и поспешила в прихожую, позабыв снять с плеча кухонное полотенце. На пороге стоял паренек лет шестнадцати в смешном примятом котелке и протертых на коленях брюках. Посыльный, не иначе. Он то и дело шмыгал носом и одергивал полу пиджака, отчаянно пытаясь придать своему виду солидности.
— Приветствую, мадам, — торжественно и заикаясь произнес он, — я имею честь видеть госпожу Старк?
— Богиня с вами, юноша! — хохотнула мадам Бессин. — Уважили вы старуху, уважили.
— Тогда позвольте осведомиться о ее расписании.
— Стыд и позор на мою седую голову! — запричитала Беатрис. Моргот ее знает! Опять не углядела девицу. А она, поди, совсем здравого ума лишилась со своими шестеренками. Сама точно заводная. Все бегает, все суетиться. А раньше то, тихонькая как мышка была девочка. И что за бесы в нее вселились?! Отец не признал бы, ей богу. Уж не знаю, что она там себе надумала. Умчалась сегодня в редакцию. Нет, ну вы представляете? Что, скажите на милость, там ей делать? Она же газет в помине не читала! Я ей говорю, мол, Люси, детка, оставь ты эти сказки, оторвись, почитай, что за окном творится. А она мне, знаете что?
«Это не сказки, — говорит, — а научная фантастика. А в газетенках твоих того и пишут, что про восстания, болезни, убийства и всякие аристократические шашни».
И что прикажете делать с чертовкой? Так вот, умчалась, даже не попрощавшись со старухой, черкнула два слова на старом бланке заказа и была такова!
Женщина все кудахтала, как та наседка, словно не она только что пришла с базара, переговорив с каждой местной сплетницей. Спустя минут пять, каждый непосвященный начинал жалеть, что затеял с ней разговор.
— Но мне было велено забрать часы... настольные, красные, с маятником. — С дрожью в голосе пролепетал посыльный.
Парню, судя по всему, не раз влетало за недобросовестную работу.
— Выше нос, юноша. Бланк при вас?
Паренек кивнул и потер нос тыльной стороной ладони.
— Найдем мы ваши часы, не иголка ведь... — Бубнила под нос мадам Бессин, удаляясь вверх по лестнице, ведущей в мастерскую.
«Эх, наступит ли тот день, когда она заведет себе подмастерье?»

+2

3

Редакция газеты «Мирабо Манускриптум»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Люсида неслась домой, сломя голову. Время от времени девушка переходила на бег. Мягкие ботинки в любом темпе легко и неслышно касались брусчатки. Ловкость, скорость и неприметность — эти качества сделали Люсиду лидером воинствующих ребят из фабричного района. Но это было в прошлом. Сегодня она, пусть и очень юная, но самостоятельная девушка, перевернувшая всю свою жизнь за каких-то пару часов.
Мысленный сумбур просто закипал в голове, а эмоции словно сочились из каждой поры. Эмилия оказалась просто душкой, и даже непредвиденное знакомство с герцогиней Девон (чистокровной, к слову) никак не испортило череду прекрасных событий этого дня. Ей так много хотелось рассказать мадам Бессин, что она просто не могла медлить, и все продолжала бежать.
Дом едва виднелся бледным пятном на фоне кобальтового неба. Но это был он, родной Клок Йард. Его Люси распознала бы, даже пропади все звезды с небес.
Слегка сбавив темп, девушка выровнялась по тротуару по правую сторону дороги. Благо, она уже не неслась со скоростью хурбастанского скакуна — огибая последний поворот, Люсида налетела на парнишку в забавном котелке и слишком тоненьком для зимы пиджаке, в вороте которого тот безуспешно пытался спрятать свой замерзший веснушчатый нос.
— Смотри, куда прешь. — Недовольно буркнул он, отряхивая снег с ушибленных колен.
— Прости, я не заметила тебя. — Спохватилась девушка, спустившись с небес на землю.
Пока мальчишка возмущался и расправлял одежду, Люсида подняла его сверток, чудесным образом миновавший бордюр и приземлившийся прямо в сугроб. В серой холщовой ткани девушка распознала материал, в который мадам Бессин оборачивала заказы, если под под руку не попадался подходящий коробок. Нервно пискнув, Люсида сунула часы (а ты это без сомнения были часы) в руки пострадавшего посыльного и бросилась галопом домой, чтобы ненароком не ударить в грязь лицом перед заказчиком, в надежде, что паренек не запомнил ее лицо. Что тут скажешь, инфантильность свойственна всякому.
В доме было натоплено и сладко пахло фруктовым чаем. Экономка суетилась на кухне, напевая под нос дворовую песенку сомнительного содержания. Аккуратно развесив пальто на вешалке у входа, Люсида широко улыбнулась и с сияющим видом переступила порог кухни.
— Явление Святых народу! — Беатрис, руки в боку, сердито надула раскрасневшиеся от кухонного жара щеки.
— Ох, Бесси, не сердись, дорогая. Я должна столько тебе рассказать! — Люсида давно перестала обращать внимание на добродушную сварливость своей экономки. К тому же, она была так воодушевлена, что не заметила бы сейчас даже неподдельной ярости. — Присядь. И лучше сделай чаю. Это растянется надолго. Начну, пожалуй, с письма...
И Люсида завела красноречивый и живописно детализированный рассказ о ее визите в «Мирабо Манустриптум», о знакомстве с кузиной Эмилией, которая оказалась просто безумной девицей, о неожиданном интервью и, самое главное, о грандиозной затее, которая захватила умы Люсиды и Эмилии — о воскрешении дирижабля. По мере рассказа, глаза старухи то и дело округлялись, за двадцать с лишним лет она так и не привыкла к взбалмошности своей юной хозяйки.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в полгода)

Отредактировано Люсида Старк (09.09.2011 13:35)

0

4

(скачок в полгода)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Облака напоминали воздушный розовый зефир, который отец привозил из Баккара. А весь день выдался томительно-сладким как акациевый мед. Люсида с замиранием сердца паковала скромный багаж, чтобы ступить на борт своей обросшей плотью фантазии. «Атлантис». Рукотворный небесный монстр так давно и так прочно сросся с миром грез, что девушка порой пугалась их воплощению в жизнь.
— Люси, детка, ты берешь с собой черное платье? — Экономка недовольно скривила нос.
Ударение на слове «черное» дало Люсиде понять, что сейчас ее ожидает утомительное нравоучение касательно стандартов и приличествующей девицам моде.
— Бесси, ради Богини, давай сегодня оставим пустые споры. Я возьму нарядное платье для церемонии, не переживай, но мне просто необходимо иметь удобную одежду.
Мадам Бессин красноречиво махнула рукой и взялась аккуратно складывать отобранные вещи. Два повседневных наряда, платье для свадебной церемонии, ночные сорочки, набор с инструментами...
— Инструменты? Люсида, ради всех святых!
— Ну Бесси... — девушка пустила в ход проверенный трюк — самую обезоруживающую из ее улыбок и щенячий взгляд, — обещаю не работать во время полета («постараюсь»). Даром предвидения я, увы, обделена, никогда не знаешь, что случится в дороге.
— Эх, стара я уже для воспитания барышень. Я то с годами не молодею, а ты как была ребенком, так им осталась. — Прокряхтела экономка и, подперев поясницу, отправилась проверить томящееся жаркое.
Беатрис спокойно рассуждала о подобных вещах, она прожила долгую (по человеческим меркам) жизнь и готова была отправиться на покой. Когда мадам Бессин и Гильберт были помоложе (хотя, на памяти Люсиды они всегда были стариками), они часто говорили девочке:«Посмотрим, как ты запоешь, когда тебе стукнет 500 лет». Тогда малышка верила, что они всегда будут рядом. Увидят, как она повзрослеет, выйдет замуж и, возможно, заведет детей. Не то чтобы она не понимала, что была воспитана обычными людьми, просто разум ее еще не был омрачен потерей близкого человека.
Отогнав тяжелые мысли, Люсида мысленно взмыла ввысь, в вечернее зарево, которое вскоре будет рассекать величайший в истории цеппелин.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафе «Винный вечер»

Отредактировано Люсида Старк (09.09.2011 13:35)

0

5

Центральный парк  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Тихо отворив дверь, дабы не будить экономку, девушка тише мыши пробралась в свою комнату. На столе у окна, кроваво тлея, дымилась палочка хурбастанских сандаловых благовоний. Мадам Бессин всегда зажигала их для Люсиды, прежде, чем отправиться спать. Зачем, девушка и сама не знала, но так привыкла к этому. Пряный аромат, даже едва уловимый, всегда напоминал Люси о доме. Сизый дымок кружился призрачной змейкой на фоне пурпурного неба, сладко увлекая в минувшее. Легко поддаваясь соблазну, девушка опустилась в мягкое кресло у стола и склонила голову на скрещенные руки, позволяя волшебному дыму нырнуть в ее золотистые локоны, окутать нежную шею и мягко-настойчиво отяжелить веки.

* * *
— И вот, наступила последняя ночь. И пришел черед последней сказки...
Кроха Джинджер, свесив маленькие ножки через поручень кресла, мягко устроилась на отцовских коленях, иной раз вскидывая голову вверх, чтобы полюбоваться, как забавно морщится папино лицо, когда тот пытается говорить разными голосами.
— Думаю, он должен на ней жениться! — деловито заявила девочка.
— Ты так думаешь? — расхохотался Гильберт. — Какая же ты у меня умница. Но что-то мне подсказывает, возможно, варенье на последней странице, что ты прочитала концовку, пока меня не было.
Люсида невинно закусила нижнюю и губу и стала театрально вращать глазами.
— Было бы лучше, — продолжила она наконец, — если бы они поженились на ковре-самолете. Правда здорово? В небе, наверное, очень красиво.
— Наверное. Но это совсем из другой сказки. Ну так что, слушаешь дальше?
— Ага...

* * *
Морфею удалось пленить девушку на долгие часы, а это означало, что до взлета оставалось всего ничего.
«Морготова напасть! Гости!»
В сумасшедшем темпе, окатив лицо ледяной водой, Люсида, схватив скромный багаж, выскочила на улицу в поисках возницы.
Ее ждало небо, и ее ждала свадьба.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Взлетная площадка

Отредактировано Люсида Старк (09.09.2011 13:36)

+1

6

Цирк-шапито «Избара Раста»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— По шаткой лестнице скорей, — мурлыкал себе под нос Чарльз, бодро шагая по городу, и весело поглядывал на небо, затянутое тучами.
— Глотая копоть фонарей,
Спускаюсь я на склад.
Спешу вдоль пыльных стеллажей
Отведать квашеных мышей —
Горит мой хищный взгляд.
Брусчатка, стены домов, редкие, но не становящиеся от этого приветливей лица горожан, старающихся обходить весельчака — жизнь вообще лучше наблюдать издали, тогда и пыли с ухабами не видно, шёл себе человек, да оборонил ленту кожаную. Уставшие ноги, колючка в груди, это всё остаётся там, внизу. Вместе с Чарльзом, который шёл к дому Люсиды. «И почему они все мрачные? Ага! Вот и знакомая улочка», — свернуть, подняться, походить перед домом, в задумчивости кусая губы. Хозяин цирка никак не мог решиться постучать в дверь, хотя собственно за этим и шёл. Минут, наверное пять, он морально готовился к тому, как подруга отрочества удивиться его появлению. Парень любил такие вот неожиданные визиты, особенно когда они наносились нему. Полог шатра был почти всегда открыт для посетителей. Другое дело, что не всегда там можно было найти Крауча...
Но вот, сомнения окончены, и, взлохматив пятернёй волосы Чарльз поднялся по лестнице и постучался в дверь. Три стука. Раз, два, три. — «Ээй! Стааарк! К вам гости!» — и весело забарабанил руками. Несильно и недолго, но зато громко, так что голуби, которые где-то оказывается неподалёку ошивались взлетели, суматошно хлопая крыльями. Ещё бы! Такой громкий стук-постук.

+1

7

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/1.png

Старуха и вовсе зачахла.
Продовольствие сегодня привез Седрик. Вместо мистера Бормана. Того уже не будет. Ни завтра, ни на будущей неделе. В общем... с концами. Бесцветные старушечьи глаза бездумно и безрадостно вперились в остывшую чашку чаю. Потухшие, на сером, как папиросная бумага, сморщенном лице экономки, они походили более на пару пуговиц потертого перламутра. Солнце уже давно отклонилось от зенита, но Клок Йард так и не проснулся. Не пахло ароматным луковым супом на кухне. Не вертелась старая затертая пластинка под натиском ржавой иглы, остро нуждающейся в преемнице, не скрипел измученный дощатый настил на полу мастерской.
Ни одна болезнь не подкосила Беатрис за все тридцать пять лет работы на мистера Старка. Но сегодня ей нездоровилось. Что же к врачу не обратиться? Бросьте, не всякая хворь прячется в теле. Есть такая, хандрой зовется, что скрывается куда глубже. На самом дне души.
— Ээй! Стааарк! К вам гости! — раздалось вслед за громким нахальным стуком.
Дерзкий гость, так живо барабанивший по входной двери, явно не из тех досужих соседей, что легко сдавались и возвращались в свое извне, так и не получив реакции изнутри. По большом счету, из недр дома в последние дни крайне мало что являлось на свет божий.
Обреченно выдохнув, мадам Бессин оставила чайную медитацию. Суставы ныли и всеми силами стремились замедлить передвижение несчастной. Наконец, преодолев коридор между кухней и прихожей, женщина приблизилась к двери. Гость подозрительно затих, точно собираясь следом налететь на старуху с разбойным воплем. Ослабленная дрожащая рука потянулась к двери, и та с тихим, но отвратительным, скрипом по-театральному плавно отворилась.
— Чарльз?.. — Охнула Беатрис, впервые оживившись за последние пару дней. — Чарли. Ты ли это, мой мальчик?!
Не дав парню опомниться, старуха неуклюже, но что было мочи, сгребла его в охапку и прижалась лицом к вороту рубахи. Кажется, ее это успокоило на пару мгновений, но уже в следующий миг слезы брызнули из глаз Беатрис, и та жалобно-горько застонала.

0

8

— Ой! — на мгновение вьюноша опешил — но не так просто ошеломить Крауча. — Мадам Бессин! Я, это я! Чарли! — помимо воли глаза у паренька немножко увлажнились. Он как-то очень остро среагировал на содрогание старушечьего тела. Циркач аккуратно обнял Бессин, и погладил по спине. — Что-то случилось? — Голос стал обеспокоенным. Старушка никогда бы не стала так просто бросаться на шею к нему, и уж тем более плакаться в жилетку. — Что-то с Джин? — прошептал севшим голосом Чарльз, и осторожно погладил женщину по плечу. Он знал — надо дать ей выплакаться, но в груди... в груди словно ёж поселился. Злой и колючий. С острыми зубами, которые грызли паренька. Ужасно, что когда вот так вот, что-то случается со старыми друзьями.

Отредактировано Чарльз Крауч (09.09.2011 23:04)

+1

9

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/1.png

Спустя пару минут всхлипывания прекратились. Тщетно пытаясь осушить глаза, старуха потерла их руками. Дрожащая и раскрасневшаяся, она сделала шаг обратно в комнату и повлекла за собой Чарли. Чаю предлагать не стала, как делала это прежде на протяжении последних пятнадцати лет дружбы «святой троицы». Это был уж вовсе дурной знак. Парень побледнел, но держался бодро, словно мотивируя Беатрис не расклеиваться окончательно. Ловко смахнув какой-то хлам с дивана, Чарли заботливо помог женщине присесть и приготовился слушать.
Несколько раз тяжело вздохнув, экономка подняла взгляд на гостя и заговорила уже более связно.
— Все в небо рвалась. Помнишь, милок? Вас за собой тянула... Благо, вы не успели. Уберегла Роза, уберегла... — голос женщины скрипел как старая телега, а плечи уже беззвучно содрогались. Мадам Бессин не переставая заламывала пальцы, от чего вся сцена выглядела еще более удручающей. Чарли лишь вопросительно, но терпеливо наблюдал. Женщина крепилась, как могла, но не выдержав натиска эмоций, снова разрыдалась.
— Не вернулась Люси. Не вернулась, милок. Разбилась треклятая машина... Как же ты не слышал? Весь Ксенон, судачат, был устлан телами. Но Люси не было среди них. И среди спасшихся тоже. Столько дней прошло... А я... я все... Ох... — после уже ничего невозможно было разобрать, да и без толку.
— Ступай к жене, Чарли. Ступай. Уж пусть лучше от тебя узнает. — Под конец сумела выдавить из еще одну внятную фразу Беатрис.
У вечного весельчака от лица словно жизнь отхлынула.

+1

10

Чарльз пошатнулся. Побледнел. Кровь отхлынула от лица, словно бы кто-то наложил неуместно белый грим. — Н-ха! — глаза парня сощурились. — Не волнуйтесь пожалуйста... ещё... не всё потеряно. Её же не нашли... — а внутри словно что-то перевернулось.
Крауч вышел из дома. Закрыл за собой дверь. И только после этого сел на крыльцо, и глубоко вздохнул. — Что же делать? — спросил он у воздуха, и как-то по старчески поднялся. Шаркая ногами парень отправился домой, в Избару Расту. Улицы, недавно казавшиеся наполненными радужными красками детства теперь потускнели. Брусчатка снова сделалась грязной, стены домов обшарпанным убожеством, а человек, бредущий по центру улицы — самым несчастным в мире.
Надежда вовсе не умирает последней. Порою надежда даже не приходит. И всё же... стоит попробовать. — Поможет? Нет? А пусть его! Пусть даже и пытка! — И юноша, распрямился и вынул руки из карманов. А в походку снова возвращалась жизнь. Ещё немножечко и факир вернулся из мира небытия, вытеснив из себя отчаяние. Жаль, что только не до конца.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Цирк-шапито «Избара Раста»

+2

11

Цирк-шапито «Избара Раста»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Говорят, домой вернуться невозможно. Вероятно, они правы. Не потому, что путь заказан. И не потому, что дом изменился. Это ты сам стал другим. И твой дом — не твой более, а того, кто его покинул. Тому же, кто вернулся, уже не наверстать упущенное, ему нужно начинать сначала. Прошел всего месяц с тех пор, как она в последний раз переступала порог Клок Йарда, но между нею и Домом уже пролегла бездна времени. Ушла неискушенной жизнью девчонкой, вернулась дважды рожденной заново — пережив собственную смерть и переродившись волком — вымученной и истерзанной.
Дышать больно, больно говорить — даже так бывает, когда собственное тело стало чуждым. «Душевная боль проходит...» — говорил отец, когда сердце самого обливалось кровью и медленно умирало с каждым ударом.
Страшное чувство, когда все потеряло смысл, и даже мысли о поиске смысла подливают масло в хандрящее пламя. «Только на людях остаются шрамы, — бледными отголосками доносились строки последней прочитанной книги, — шрамы же вампиров глубоко внутри, и потому не затягиваются веками». Какое счастье, что она не вампир. Какая жалость, что не человек.
Полный штиль в ее измотанной душе потревожила мадам Бессин. Но и немудрено. Благо, старуха была крепка сердцем. Пара чашек травяного чая, пара десятков объятий и поцелуев, пара часов слезных причитаний и стенаний — и Беатрис почти смирилась с мыслью, что ее молодая хозяйка вернулась с того света. Люсиде хватило жалости не говорить несчастной женщине о том, что произошло с ней в полнолуние, но о психиатрической лечебнице пришлось рассказать, ибо ее уже опередила какая-то замшелая желтая газетенка. Раньше эта новость пробрала бы ее до мозга костей. Но рассадник околоправдивой дряни, как пренебрежительно называла прессу Люсида, в этот раз ушел недалеко от истины. Но все уже стало безразлично. Хотелось просто заснуть и спать, не видя снов, пока мир не очистится от пороков и боли, от злодеев и предателей, от страхов и сожалений.

Отрадно спать. Отрадней камнем быть
О, в этот век, порочный и постыдный
Не жить, не чувствовать — удел завидный
Прошу, молчи, — не смей меня будить.

Прав, как же прав был Джонни ди Каприо в своей «Молитве Ночи»! Но как же он заблуждался, не видя зла в себе самом.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в три дня)

+4

12

(скачок в три дня)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Впервые за долгое время ей снился сон. Такой чистый и реалистичный... Такой настоящий, что, кажется, руку протяни, и пальцы окунутся в формирующую его материю. Это была Ноя — хрупкая белокурая ревенантка, с которой довелось повстречаться Люсиде в самом негостеприимном месте на свете. Все та же нежная фарфоровая кукла, все тот же бледный изможденный вид... но было в ней что-то необъяснимое, новое. Искра понимания во взгляде. Признак незамутненного разума. Если раньше она вздрагивала при каждом шорохе и забывалась в угол, то теперь держалась гордо и стойко, так, словно впервые ощутила всю силу своего тела. И улыбалась. Не наивной детской улыбкой, а едва различимой, с легким оттенком отчаяния. Такая печально-прекрасная, под открытым небом. Светлые локоны, скрашенные бликами-россыпью звездного света, чуть отдавали синевой ночи. А в голубых глазах пылал огонь, словно взгляд ее был устремлен на пламя.
— Аби, это не наша вина, — услышала Люсида собственный голос и проснулась.

... А еще говорят, что каждому отведено по его силам. Вероятно, кто-то в небесной канцелярии допустил глупую ошибку, выписав на имя Люсиды столько испытаний. Три дня Беатрис места себе не находила, боясь, что горькие вести снова сведут воспитанницу в могилу. Сама пережив потерю близкого, но не догадываясь, что некоторые потери восполнимы, престарелая экономка не понаслышке знала, каково это. Но молчать более она не имела права.
Бетрис Бессин всегда была полна здорового скептицизма, но до последнего молила Розу о возвращении хозяйки. И, кажется, та впервые ее услышала. Каждый вечер старуха расстилала для любимой «доченьки» постель, и застилала наутро. Готовила ароматный кофе, который сама не пила, и вскоре выливала охладевший напиток. Иной раз даже принимала заказы, уверяя клиентов в том, что мастерица в отъезде и вернется со дня на день. Но спустя три недели наступил момент, когда вера дала слабину. И женщина начала вскрывать письма, которые ранее, как повелось, складывала в шкатулку для почты на рабочем столе юной хозяйки.
Страшная весть пришла около недели назад. Письмо из Бругге сообщало о трагической гибели мазель Абигайль, очаровательной подруги Люсиды.
«Бедные девочки» — Только и смогла сказать сердобольная экономка, прежде, чем снова зайтись в рыданиях. Смерть — определенно мужчина, если обходит стороной дряхлых старух, унося с собой юность и красоту.
Да, Беатрис долго не могла решиться нанести чахнущей день ото дня девушке еще один удар. Но кто она такая, чтобы молчать о подобном?

С тихим шелестом конверт опустился на пол. Уже и боли не было. Люсида просто забыла, чем она отличается от остальных чувств. Просто ноющая пустота внутри, которая не дает вздохнуть спокойно. Не было и слез, только сухие глаза нещадно жгло. И так длилось бесконечно долгую мучительную минуту... А когда боль вернулась... Ох, лучше бы она и вовсе не просыпалась.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в 1 день)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Психиатрическая лечебница

+5

13

Бриг «Гинеколог Моргота»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя достаточно долгое время после описываемых событий)

Абигайль с детства не любила, когда ее будили ранним утром — холодно, скучно и сон недосмотренный покоя не дает. Ведь всем же известно, что самые сладкие сновидения — на рассвете, чего же их столь кощунственно прерывать? Любые дела можно отложить на потом, даже литье слез за умершими. Но, по всей видимости, Люсида об этом не догадывалась. Ее слабо ощутимые, но настойчивые мысли решительно выдернули ревенантку из обволакивающих ее покоя и умиротворения, заставив темноволосую девушку несколько... разозлиться. Нет, конечно же, приятно, что тебя вспоминают и все такое, но нужно было раньше этим заниматься, раньше. А сейчас ей хочется спать, причем вечно и беспробудно, без всяких навязчивых отголосков прошлого.
Аби прислушалась и осталась довольна услышанной тишиной. Скорее всего Люс просто случайно припомнила что-то эдакое, погрустила пару минут и со спокойным сердцем занялась своими повседневными делами. А ревенантка сейчас столь же преспокойно...
Новая волна воспоминаний мелкого эмпата не дала даже додумать, что же мисс Клейнхальцберг сейчас сделает, а окатила окончательно пробудившегося призрака холодом боли и отчаяния. Ну и чего, спрашивается, вдруг Джин вздумалось тосковать? Да притом еще и так сильно, что даже подремать мирно не дает? Ох уж эти живые, грустят они, а отдуваться должны никого не трогающие души давно ушедших, и где справедливость? А нет ее, даже на том свете нет.
Абигайль шумно вздохнула и удобно устроилась в кресле подле кровати уже просыпающейся Люсиды. Привидение было недовольно произволом со стороны лучшей подруги, поэтому даже не удосужилось как-то поделикатнее возвестить о своем появлении. Как только рыжеволосая ревенантка приоткрыла глаза, незваная призрачная гостья тут же бодро возвестила:
— Утро доброе, рыж! Вставай скорее, раз уж позвала.
Аби не знала, зачем она здесь, но впервые за все время после своей гибели почувствовала непонятную надежду и тепло. Как оказалось — не зря. У наших героинь, думающих, что счастливая жизнь кончена, на самом деле все только начиналось...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в один день)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Психиатрическая лечебница

Отредактировано Абигайль Клейнхальцберг (17.12.2011 22:58)

+5

14

Собор Святой Розы  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Сердобольный возница сунул ей в руки носовой платок. На его лице читалось неподдельное сочувствие. Люди, в большинстве своем, чувствительны к чужому горю... гораздо сильнее напыщенных и бесчувственных вампиров. Наверное, потому что их век так короток. Лиз улыбнулась, глядя на этот чистый, хрустящий хлопок, весь в синюю и красную полоску. Совершенно не сочетающийся с её состоянием и всем, что происходило вокруг. И снова разревелась, прижимая платок к лицу. Она всю дорогу плакала и думала, думала и плакала, чувствуя его пальцы в своих волосах и немножко успокаивалась. Сухие, деловые мысли понемногу вытесняли переполнявшее её горе и отчаяние. «Мадам Бессин нужна помощь... наверняка. По оплате аренды, по похоронам. Это уйма денег... уйма денег... Соболезнования для родителей Аби... и обязательно, съездить в Бругге на её могилу... Их больше нет». Потихоньку это начинало восприниматься как данность. Их нет. И придется с этим дальше жить. Больше нет мастерицы Люси, нет выдумщицы Аби, нет любимого Стефана, нет доброго дедушки, нет прошлой служанки, которая была до Марты и кучи щенков, лошадей и котят. Она есть.
— Мы приехали, Элизабет. Вы сможете идти? Или вам нужно немного времени, чтобы привести себя в порядок?
— Я в порядке. Я могу идти. — Элизабет последний раз глубоко вздохнула и провела рукой по волосам, а затем благодарно сжала ладошку любимого, пытаясь улыбнуться. Не дело своим потрепанным видом расстраивать и без того несчастную мадам Бессин и Эдгара. Он страдает вместе с ней. А у мадам слабое сердце. Слабое. «У тебя — сильное». Она в последний раз провела платком по высохшим уже глазам.
— Спасибо... — она грустно улыбнулась вознице и зашагала к трехэтажному зданию на самом краю Фабричного квартала. Она была тут всего один раз... Тогда, когда они познакомились. Это был светлый и счастливый день. Почти такой как сейчас. Был. Они были самыми лучшими подругами. Были... Элизабет часто заморгала, пытаясь снова не заплакать. Внутри все ныло, выло и стонало... Хотелось сломать себе руку или прикусить губы до крови, чтобы заглушить внутреннюю боль.
— Эдгар... Мы могли бы помочь в содержании этой мастерской? Люси будет против, если мастерская её отца придет в запустение...
Лиз грустно посмотрела на старенькие стены, увядшие цветы у крыльца... Похоже, тут уже все пришло в запустение.
— Положим, купить? Пусть мадам Бессин живет здесь... Нанять часовщика? Подарить дом Чарли и Мэгги? Люси все это не понравится! Не понравилось... бы.
Она тряхнула головой и решительно стукнула кулаком в дверь.
— Мадам Бессин? Это Элизабет... Ещё очень рано, простите... Я получила ваше письмо. — Элизабет внезапно охнула, вскидывая руки к груди и забарабанила сильнее. Она почему-то подумала, что мадам могла тоже... тоже... И снова заплакала, продолжая исступленно молотить по несчастной двери.

Отредактировано Элизабет Бэтори (11.01.2012 16:48)

+3

15

Собор Святой Розы  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Как они будут вспоминать этот день? Как один из самых счастливых? Как один из самых черных? Их каюты останутся пустыми. В Визе их не дождется экипаж, присланный из Сен-Мишель-Лорана.
«Не забыть отправить телеграмму... Даниэль... дети... они должны были уже приехать...»
Мимолетные, отрывочные мысли сквозь пульсирующую боль в висках.
— Эдгар... Мы могли бы помочь в содержании этой мастерской?
— Да.
— Люси будет против, если мастерская её отца придет в запустение...
— Да...
— Положим, купить?
— Да.
— Пусть мадам Бессин живет здесь...
— Да.
— Нанять часовщика? Подарить дом Чарли и Мэгги?
— Да, да!
— Люси все это не понравится! Не понравилось... бы.
Она не слушала его. Не слышала. Зачем он отвечал, если ответ они оба знали? Просто потому, что его голос успокаивал Элизабет, что бы он при этом не говорил? Во всяком случая, Эдгар на это надеялся. Он перехватил руку колотящей в дверь девушки и качнул головой:
— Не надо. Элизабет...
Как объяснить ей? Как сказать о том, что в ее долгой жизни будет еще много потерь? Что он тоже умрет намного раньше ее, хотя к тому времени это, возможно, будет уже не столь важно... Кто-то из великих утверждал, что можно привыкнуть ко всему. В том числе и к потерям. Все ложь. К этому нельзя привыкнуть, но с этим можно научиться жить.
— Элизабет... — Эдгар протянул руку, коснулся ее мокрой от слез щеки. — Не надо. Если там никого нет, проще расспросить соседей, чем ломать дверь.
Спокойный, уверенный голос. Если бы кто-нибудь знал, как порой непросто дается ему это спокойствие.
— Позвольте мне увезти вас в отель. Я все узнаю сам.
И в этот момент за дверью раздались шаги.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (12.01.2012 15:50)

+3

16

Психиатрическая лечебница  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через ипподром и трущобы  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Мадам Бессин еще спала. Хвала Розе. Меньше всего ее стоит сейчас тревожить подобным. Разумеется, скрывать от нее правду вечно — не выход. Не говоря уже о том, что бесчестно, пусть и милосердно. Все предшествующие ночи девушке удавалось ускользать незамеченной, но это лишь классическое проявление удачи, свойственное всем новичкам. Новичкам в любом деле, даже в ликантропии. Следов крови на теле не было, за исключением, разве что, ее собственной. Что же, и в этот раз повезло, но на постоянное везение не стоит рассчитывать. Нужно найти нормальное убежище и не уповать больше на счастливое стечение обстоятельств. На то, что не очнется утром у разорванного тела, что не попадет под прицел охотника или клирика.
Выглядела Люсида неважно. Грязная и взъерошенная, лохмотья вместо одежды. Осунувшаяся и голодная. Ревенантка не хотела вызывать подозрений у Беатрис. По крайней мере, не сейчас, старухе нужно прийти в себя, успокоить сердце. Посему девушка старалась вести привычный образ жизни, а значит и употреблять такое количество пищи, которое давало едва ли достаточно энергии для трансформации. Если продолжать в том же духе, изможденная ревенантка начнет терять сознание даже при ходьбе. Ничего, еще немного, еще чуть-чуть. Скоро экономка оправится от потрясений, и Люс сможет открыться. Облегчить совесть, набраться сил и, главное, получить возможность обезопасить себя и окружающих, скажем, приковывая себя по ночам в подвале.
С одеждой нужно что-то придумать. От того, что было на девушке накануне, остались лишь клочья. Их едва ли хватило, чтобы прикрывать наготу. Попадись она в таком виде уличной швали, закончила бы в ближайшем дешевом борделе или чьей-то замшелой квартирке; стражам порядка — в какой-нибудь буцегарне. Девушке повезло, что волка не угораздило вернуться обратно в трущобы, где была Люсида в последний раз в собственном сознании. В этом средоточии всего дракенфуртского сброда ей бы определенно попался кто-то по зубам. Очнулась девушка где-то за ипподромом. Вероятно, это и стало причиной, по которой волк не получил свой желанный обед — ни одной живой души в радиусе сотен метров. Слабость превозмогла над голодом, и потому первая жертва все еще ходит и дышит. Домой Люсида добралась с трудом. Ноги подкашивались, а голова кружилась, словно ревенантка не ела несколько дней, не смотря на то, что Беатрис хлопотала на кухне пуще обычного.
Солнце только-только поднималось над городом. Девушка привыкла ложиться в это время. Но как же быть теперь? Когда ночи за нее проживает голодная тварь, а Люсида лишь изнемогает и чахнет. Об оборотнях она знала, увы, немного. Какой же влюбленной дурой она была, полагая, что Морган не представляет угрозы! Будь она готова к худшему, спросила бы о самом важном — как побороть в себе зверя? Говорят, что это возможно. Но говорят те, кто с оборотнями не встречался. А прочие молчат. Одни из страха за близких — никто не хочет, чтобы друзей, возлюбленных, детей или родителей загнали аки зверей. Что же касается остальных... мертвецы вообще неразговорчивы.
Голод, голод, голод. Его невозможно было утолить. Изменив своему намерению отправиться сразу же на покой, девушка опустошила весь буфет. Сыр, хлеб, яблоки... Безрезультатно! Что ешь, что радио слушаешь! Это злило, очень злило, но сил на ярость уже просто не было, и вернуть все на круги своя мог только здоровый глубокий сон.
Устало шаркая по кухонному полу, девушка вышла в прихожую и направила свои стопы в сторону спальни. Люсида уже почти затворила за собой дверь, когда услышала настойчивый стук и женский голос. Отчаянный, надрывной. Едва ли не роняя перед собой голову, хозяйка дома не расслышала слов и не признала возмутительницу спокойствия. Устало выдохнув, Люс вернулась в прихожую и с неохотой открыла входную дверь, подставляя лицо самым первым, еще ласковым, солнечным лучам.

+3

17

Она отступила от несчастной двери и снова прижалась к Эдгару. Ей уже было все равно, что подумают невольные свидетели этой сцены и её маленькой истерики. Элизабет прижималась к нему и успокаивалась. Его спокойствие, его уверенность всегда передавались ей. И всегда теплело на сердце.
«Мой хороший, мой любимый... мой...» — она подняла на него свои ещё мокрые от слез глаза.
— Хорошо, да... Простите.
А дальнейшее происходящее Лиз помнила плохо. Распахнулась дверь и её взору предстала Люси... вся в лучах солнца, как ангел, с огнем, отраженным в рыжих волосах. Слегка раздраженная, усталая, сонная и такая родная. Бедной Элизабет показалось, что она сошла с ума. Но даже в полуобморочном состоянии правила хорошего тона, привитые десятками лет её родителями и учителями, не отказали урожденной графине. Хотя она так и не нашла в себе сил отцепиться от Эдгара. Лиз кашлянула и заговорила срывающимся голосом первое, что пришло в её, без сомнения, безумную голову.
— Эдгар, познакомьтесь, это моя подруга, Люсида Старк. Вы же видите её?
Он видел. Даже не нужно было ходить к гадалке. Джинджер была вполне реальна и, кажется, не вполне довольна этим ранним вторжением.
— Дорогая Люси, позволь представить тебе моего... жениха, барона Эдгара Лорана де Вирра. — Она все же не удержалась и дотронулась до неё, все ещё как будто в полусне отстранившись от любимого. — Прости, дорогая, что мы тебя потревожили в столь ранний час, мы думали ты... ты умерла.
Какая веская причина! Какая глупая шутка! Люси была живая. Теплая. Хмурая. Лохматая, будто всю ночь бродила по фабричному району и округе, подметая собой тротуары. Стряхивая с себя наваждение, девушка всплеснула руками и заверещала, хватая подругу в охапку.
— Мы думали, ты умерла, понимаешь!? Правда, правда, Эдгар? Мы сразу приехали, как получили письмо! Мадам Бессин, дирижабль, и тебя не нашли! И мы сразу приехали, хотя опоздали на пароход. Ну, я же знала, что это не правда, я знала! А мы сегодня обручились, скоро свадьба, представляешь? Ты же получила приглашение? Живая! Ох, я за этот час натерпелась... Ну разве же так можно? — Она тискала подругу в объятиях, рассматривала со всех сторон, чтобы убедиться, что Джин действительно жива и здорова, что-то говорила, гладила её по волосам и смеялась, периодически переводя взгляд на Эдгара, чтобы он подтверждал её эмоциональную и бессвязную речь. Ну конечно, это просто ошибка! ...и внезапно вспомнила, что если про смерть Люси в письме были весьма туманные сведения, то Аби была точно убита в Хастиасе и похоронена в Бругге. Элизабет, наверное, изменилась в лице, замерла и отстранилась, не выпуская рук Люсиды:
— Абигайль?

Отредактировано Элизабет Бэтори (16.01.2012 19:33)

+3

18

Де Вирру не раз приходилось сталкиваться с ситуаций, когда факты не просто искажались, а домысливались самым непостижимым образом. Он не читал письма, которое теперь лежало во внутреннем кармане, но полагал, что имел место именно такой вариант событий. Во всяком случае, девушка, открывшая дверь, вне всякого сомнения, была жива, хотя здоровой бы ее назвать язык не повернулся. Она выглядела так, словно перенесла какую-то тяжелую болезнь и еще не до конца оправилась.
— Эдгар, познакомьтесь, это моя подруга, Люсида Старк. Вы же видите её? Дорогая Люси, позволь представить тебе моего... жениха, барона Эдгара Лорана де Вирра.
Он коротко поклонился, но не произнес ни слова. В этом не было необходимости — Элизабет говорила за них обоих. Она как будто пыталась сумбурной и эмоциональной речью изгнать последние сомнения в реальности происходящего.
На них оглядывались. На них глазели, как на диковинных зверей в шатре бродячих актеров. Наверное, они представляли собой весьма живописную группу. Оставалось надеяться, что вся эта история не попадет в газеты, которые и так в последнее время проявляли к ним нездоровый интерес.
Де Вирр жестом подозвал к себе мальчонку со смышленым, живым взглядом, набросал карандашом в блокноте короткую записку, вырвал страничку и негромко втолковал ему, чего хочет. Мальчишка важно кивнул и с готовностью сорвался с места, получив для ускорения вожделенную монетку. Проводив взглядом маленького гонца, Эдгар вернулся к девушкам.
Он не сожалел о пропавших билетах, о том, что их путешествие вновь откладывается. В конце концов, хорошо то, что хорошо заканчивается. Письмо все равно настигло бы их рано или поздно, но добыть нужные сведения, будучи в Орлее, было бы несоизмеримо сложнее.
Элизабет перестала радостно тискать вновь обретенную подругу и мыслями вернулась к злосчастному известию. Де Вирр взглянул в измученное лицо Люсиды и подумал, что к девушке не помешало бы пригласить врача.

+3

19

Люсида зажмурилась. Рыжее безумство, но не алые лучи восходящего солнца — вот, что ослепило девушку, вспыхнув сочным пестрым фонтаном на фоне сонных, задумчиво-серых улиц фабричного района.
Элизабет. Ее ни с кем ни спутать, ни в жизнь. Но, чудасия какая, всем друзьям, разбросанным по свету, выпало собраться вместе, точно по договоренности, в самые странные для Люсиды времена. Возможно, это есть та тонкая связь, отсеивающая настоящих друзей от льстивых приятелей.
— Эдгар, познакомьтесь, это моя подруга, Люсида Старк. Вы же видите её?
Ревенантка поводила рукой перед лицом господина, для убедительности. За последний месяц девушка побывала уже в таком количестве форм и состояний, что сама не могла бы поставить на свою материальность или даже просто реальность более ржавого медяка.
— Дорогая Люси, позволь представить тебе моего... жениха, барона Эдгара Лорана де Вирра.
— А я его тоже вижу, — не удержавшись, вставила Люс и жутковато улыбнулась, чуть сверкнув аккуратными клыками.
«Так вот ты какой.., — девушке отчего-то вспомнились пятнистые олени, о которых рассказывала Лиз. — Как же есть хочется».
— ...мы думали ты... ты умерла.
«Какое совпадение, я тоже так думала». — Подумала очередную думу ревенантка, но вслух не озвучила.
Думала, думала... Слишком много она стала думать. Что, конечно, неплохо, ведь думать бывает полезно, но не в ущерб чувствам, эмоциям, всему тому, что добрые два десятка лет служили девушке основой аппарата ее общения с окружающим миром. Привыкшая читать людей и вампиров, как открытые книги, она больше не могла дать ладу собственным переживаниям. Не сказать, что их не было. Просто некогда явные и выразительные чувства сплелись в тугой комок, хитроумно сопрягая важное с никчемным и бессмысленным, горькое с вдохновляющим.
Не так, иными словами, она представляла очередную долгожданную встречу с Лиз, не при таких обстоятельствах.
А пока та менялась в лице и эмоциях, как хамелеон, Люсида все думала и думала о том, когда же горькая правда снова спустит взволнованную подругу с небес на землю.
— Абигайль?
В раскрасневшихся от слез глазах мелькнула слабая надежда, но тут же угасла, убиенная отрицательным кивком головы ревенантки.
Люс не была одной из тех, кому по душе было разбивать чужие чаяния, но и голову морочить новоиспеченной невесте со своими собственными заботами более не стоит.
— Прошу вас, — жестом пригласила нежданных гостей хозяйка, тоскливо вздыхая о желанном покое, — разговор будет долгим.
Будить мадам Бессин в столь ранний час ревенантка не решилась и, разместив Лиз ее жениха на диване в прихожей, отправилась на кухню приготовить чай с корицей. Эту моду она позаимствовала у едва знакомой девушки по имени Селена — «Корица проясняет разум и заживляет сердечные раны».
Пока чайник мерно шумел и испускал пар, Люсида вертела в голове кучу шаблонных фраз, с которых начинают деликатные и непростые беседы. Но ничего не подходило, совершенно.
«Хорошие новости, подруга! Я теперь оборотень. А еще сбежала из психиатрической лечебницы, после того, как вернулась из мертвых. Кстати, Аби тоже так поступила, правда, нам пришлось убить мою соседку по палате. Она совершенно безумная, зато симпатичная, Абигайль очень идет это тело. Тебе понравится».
Элизабет явно не находила себе места, ерзала на диване, то прижималась к Эдгару, то снова отстранялась и нервно теребила полу платья.
Опустив поднос с тремя чашками ароматного чаю, Люс присела в кресло напротив гостей и, еще раз хорошо все взвесив, тяжело выдохнула.
— Мне говорить при господине?

+6

20

Беседка у пруда  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Августовское солнце начинало ощутимо припекать практически с первыми лучами, буквально за час разгоняя ночную прохладу и оставляя тень лишь под густыми кронами немногочисленных в фабричном районе деревьев. Абигайль с удовольствием ступила на уже разогретую светилом мостовую и ускорила шаг, стараясь лишний раз не попадаться сонным обитателям неуютного квартала. Какими бы холодолюбивыми не были вампиры и ревенанты, но девушка успела продрогнуть в мокрой холодной одежде, пока выбиралась из парка по мокрой от утренней росы траве. Поэтому сейчас она подставляла бледное личико солнечным бликам и довольно щурилась, чувствуя теплые прикосновения первого в ее новой жизни утра. Все-таки дышать куда приятнее, чем проходить сквозь стены и устраивать со скуки мелкие пакости всем подряд, кто только на глаза попадался. Злость вкупе с ревностью и непонятной обидой на загадочного графа куда-то испарились, оставив усталость и совсем немного ощущения безоблачного счастья. Ревенантка никогда раньше не была столь эмоциональной, поэтому сейчас она наслаждалась новыми чувствами, желаниями, мыслями, которые так или иначе, но отличались от всего вышеперечисленного прежней Абигайль...
Дом Люсиды отыскался без особых проблем, а приоткрытая дверь даже не вызвала никаких подозрений — понятное дело, что Аби ждут. Другие мысли на этот счет в белокурую головку не соизволили явиться, и девушка широко распахнула створку, возвестив о своем появлении оглушительным грохотом. Будучи призраком, она как-то не озаботилась тем, чтобы запомнить всю мебель в опасной близости от входов в дом. Кто же знал, что у Джин там какой-то комод стоит? К слову, довольно несимпатичный, давно выбросить пора. Ревенантка беззаботно окинула взглядом чудом не развалившийся комодик и только потом соизволила убрать все еще влажные пряди с лица и обратить внимание на немо взирающую на нее троицу.
Люсида выглядела измученной и совсем нездоровой, ей нужен был покой, а не задушевные беседы с каким-то незнакомым статным мужчиной и... Лиз! С ее вторым рыжиком!
Абигайль вихрем преодолела расстояние от входа до продавленного дивана, на котором подруга разместила гостей, и вовремя остановилась, вспомнив, что находится в теле Нои, с которым Элизабет не имела чести быть знакомой. И поэтому сейчас ее заплаканные глаза (и чего вдруг ей вздумалось реветь в такое прекрасное утро?) увеличились раза в два, а рядом сидящий вампир как-то подобрался, явно собираясь защитить спутницу от объятий какой-то оборванки.
Мгновенно переориентировавшись и скромно попятившись к Люс, девушка кашлянула и выдавила из себя неуверенное «привет». Разводить церемонии в больничной, местами порванной пижаме было бы по меньшей мере странно...

+3

21

Лиз, понурив голову, зашла в дом за подругой. «Разговор будет долгим» — билось в ушах и в сердце. Аби, конечно же, не удалось спасти. Слабая надежда, что недолго согревала сердце вампирессы, блеснула и угасла. Она никогда не придет на её свадьбу... и Люси не приедет. Нужно все отменять, нужно надевать траур. Она никогда не позволит себе веселиться и жить в полную силу, когда трагическая судьба так безжалостно расправилась с её лучшей подругой.
Люси усадила их с Эдгаром на диван, удалилась готовить чай и, очевидно, собираться с мыслями. Элизабет же прикрыла глаза и взяла любимого за руку. Его прикосновения всегда успокаивали и вселяли тихую уверенность, что все будет хорошо. И только теперь девушка поняла, какой усталой и грустной выглядит её подруга. Что-то случилось и с ней такое, что заставило исчезнуть любопытным искоркам из глаз, обычной веселой деловитости и жизнелюбию. Что же её так изменило? «Разговор будет долгим». Сейчас они все узнают. Ревенантка вернулась с подносом. И села в кресло.
Элизабет нервничала. И не знала, хочется ли ей знать всю жестокую правду, или её удовлетворят общие фразы. Люси вздохнула, внимательно глядя на Лиз:
— Мне говорить при господине?
— Ну разумеется! У меня от него нет никаких секретов... Люси, я прошу тебя, говори все. Какой бы страшной не была эта история — я выдержу. — Она нервно теребила подол, пытаясь скрыть свое волнение.
Тяжелую атмосферу разрядила неожиданно появившаяся гостья. Мокрая, изрядно помятая, не менее усталая, чем Люси, в больничной пижаме, со следами то ли грязи, то ли копоти на дырявой клетчатой ткани. Блондинка в несколько шагов подлетела к дивану, на котором они сидели, явно порываясь то ли схватить их с Эдгаром в объятия, то ли задушить. Лиз испуганно вжалась в диван, прячась за своего кавалера. В душе шевельнулось странное ощущение. Незнакомка явно была очень обрадована неожиданной встрече... Неужели она знает Эдгара? Больше всего Лиз боялась встретиться в этом большом городе с его бывшими пассиями. Она не сомневалась, что они были и их было не мало. Эдгар был не молод, но успешен, богат и красив. И никогда не был женат... Значит, совершенно точно ничто не мешало ему заводить приятные интрижки. И сейчас она совершенно не была настроена выслушивать слезливые переживания его, пусть и прошлых, но романов.
— Вы её знаете? — тихонько шепнула она ему на ушко, чтобы никто не услышал, прижимаясь к его спине, напрочь забыв о приличиях. Но тут же мягко отстранилась, подавая блондинке руку. Пусть пассия.
— Здравствуйте, мазель. Не имею чести быть с вами знакомой, — и испытующе посмотрела на Люси и Эдгара.
Можно было сказать, что леди появилась здесь во внеурочный час, тогда, когда Люси должна была без утайки поведать о событиях произошедших с её подругами. Можно... Но несчастная девушка не должна была страдать от ничем не подкрепленных подозрений Элизабет. Радость встречи могла была быть вызвана не Эдгаром, а Люси... Ведь у часовщицы могли быть другие друзья. Даже такие странные, в больничных пижамах, со слезами в больших голубых глазах. В которых светилось что-то знакомое и любимое.

Отредактировано Элизабет Бэтори (30.01.2012 11:18)

+3

22

Люсида Старк, подруга, о которой Элизабет говорила с теплотой и неизменным восхищением, явно не разделяла восторга по поводу своего внезапного воскрешения. Эдгар едва заметно вздохнул. Все это было похоже на чистой воды недоразумение. Их здесь не ждали, это визит был неуместен и явно не ко времени.
Девушка была утомлена и, похоже, еще не оправилась после болезни. И хотя в ее отношении эмпатический дар де Вирра молчал, не нужно было быть псиоником, чтобы понимать, что его присутствие стесняло и тяготило молодую хозяйку. И потому, когда Люсида устало поинтересовалась, может ли говорить при нем, де Вирр собрался было под каким-нибудь благовидным предлогом покинуть девушек (в конце-концов, у давних подруг всегда найдется, что обсудить наедине), но не успел. Виной тому было вовсе не поспешное заявление растревоженной Элизабет, стремившейся сгладить неловкость несколько сумбурного знакомства любимой подруги и новоявленного жениха, а радужный, восторженный ареол, окутывающий блондинистую особу, ворвавшуюся в дом с искренней непосредственностью, присущей только детям.
— Вы ее знаете? — в отличие от гостьи, Элизабет пребывала в некоторой растерянности. Де Вирр ответил удивленным взглядом. Он-то как раз был убежден, что девушки знакомы. Однако…
— Здравствуйте, мазель. Не имею чести быть с вами знакомой.
Эдгар приподнял бровь, однако вслух выражать свои сомнения не стал. Знакомы они или нет, эта девушка, облаченная в весьма сомнительный наряд, не желала зла Бетти, и явно была рада встрече. Он встал и коротко поклонился незнакомке.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (30.01.2012 21:18)

+3

23

— Ну разумеется! У меня от него нет никаких секретов.
«Ну разумеется!» — с озлобленностью повторила про себя Люсида, отлично осознавая, что злится только на себя. За то, что так слепо верила людям, особенно одному человеку, из-за которого пошла крахом вся ее жизнь, в буквальном смысле.
Вот и все, о чем успела подумать девушка, прежде чем в гостиной произошла стремительная смена декораций. Какая прелесть — прямиком из дурдома, через Моргот ее знает какие напасти! Аби была умной девушкой, но ум и здравомыслие не всегда ходят парой, и красноречивым доказательством тому была попытка белокурой ревенантки (да, блондинка однажды, блондинка навсегда) броситься в объятья перепуганной вусмерть Элизабет.
— Кгхм..! — кашлянула в кулак Люс и устремила на Абигайль гневный взгляд выпученных глаз.
Девушка либо ретировалась под тяжелым взором подруги, либо же разумность сама восторжествовала, и гостья ограничилась обычным приветом.
Ситуация вышла как минимум непростая. Будь все это театральной постановкой, режиссер заорал бы, что кульминация наступила слишком рано, но Люсида умела починить что угодно, даже происходящее в данный момент.
— Здравствуйте, мазель. Не имею чести быть с вами знакомой, — едва слышно пролепетала Лиз и вопросительно-умоляюще посмотрела на жениха, а затем и на хозяйку.
Люсида подскочила, как на пружинах, и нервно заулыбалась гостям, то и дело кидая короткие свирепые взгляды в сторону блондинки.
— Это А... амм... Ноя. Ноя Флинн.
«В некотором роде».
Три пары глаз снова обратились к потрепанной гостье, которая по какой-то безумной причине была чрез меру веселой и сияющей.
— Ноя, присядь. Я как раз собиралась рассказать моим друзьям о том, что со мной приключилось, они ведь совершенно ничего еще не знают, — еще один тяжелый взгляд и эта реплика сквозь зубы вызвали в блондинке лишь нелепые смешки, и та, плотно стиснув губы, утвердительно замотала головой, словно все собравшиеся — ребята из фабричного района, играющие в шпионаж и пытки.
Когда «Ноя» перестала ерзать на месте, а остальные гости превратились в слух, Люсида начала свой рассказ, который не грех и на сцене поставить. Лиз ведь и вправду ничего знала. Девушки не общались со времени отлета. Тяжелые мысли не дают взлететь, и ревенантке оставалось лишь медленно влачиться по земле, лишь изредка вскидывая голову вверх, чтобы оглядеть со стороны произошедшее в небе. Как давеча поделившись сокровенным с Чарли, ревенантка открывалась перед другим близки другом (и едва знакомым мужчиной), но слова вылетали изо рта, точно металлический лязг от ударов по клавишам печатной машинки. Словно она, Люсида, заведенный автомат, не желала прочувствовать собственные слова. Атлантис. Крушение. Чудесное спасение и планы, ее и Моргана, преисполненные отмщения. Самая темная ночь — перед рассветом, так говорят. Но для Люсиды Старк все случилось с точностью до наоборот. Самые волнительные и чарующие минуты ожидали ее на пороге смерти. Правда, и в вопросах смерти девушка преуспела отличиться. А после началась самая сумбурная часть истории, мозаика, которую ревенантка так и не смогла собрать толком воедино. Ужасы пребывания в психиатрической лечебнице перемешивались с агонией застрявшего между мирами духа. Встреча с Ноей; теперь гостям стало все ясно — она просто сумасшедшая. Муки первой трансформации (уже можно и не надеяться побывать на свадьбе — будущие молодожены определенно будут опасаться того, что Люс перепутает меню со списком гостей) и, наконец, воссоединение. Отчаянное, угнетающее. Казалось бы, на голову одной несчастной уже не может выпасть более бед, но последнюю черту подвело письмо, точно такое же, какое накануне прочла Элизабет. На этом первая часть истории заканчивалась, но бедная Лиз была уже бледнее обычного, и даже дышала через раз.

+4

24

— Здравствуйте, мазель. Не имею чести быть с вами знакомой, — запинаясь, поприветствовала Элизабет новоявленную гостью, вызвав своими словами бурю негодования у последней. Белокурые волосы, конечно же, никак не повлияли разум, который был в добром здравии на протяжении двухсот с лишним лет, и уж тем более не отняли его, но Абигайль наивно полагала, что Лиз хотя бы не испугается ее словно прокаженную. Их подруга всегда отличалась излишней робостью, но что может сделать хрупкая душевнобольная, у которой и в руках-то ничего нет? Ревенантка намеревалась пояснить Лиззи ее ошибку, но тут, дотоле молчавший мужчина, встал и поклонился с крайне невозмутимым и учтивым видом, заставив лже-Ною окончательно растеряться и смущенно покоситься на Джин. Вероятно, что со стороны они вчетвером смотрелись не совсем разумными созданиями, и следовало поскорее разъяснить гостям что к чему.
— Да я же... — Аби предпочла сначала сообщить, кто она такая, а потом уж пускаться в долгие пространные рассуждения, почему так вышло. Но Люси рассудила иначе.
— Это А... амм... Ноя. Ноя Флинн, — бодро выкрикнула она, заглушая подругу и украдкой демонстрируя ей крохотный кулачок. Зануда какая. — Ноя, присядь. Я как раз собиралась рассказать моим друзьям о том, что со мной приключилось, они ведь совершенно ничего еще не знают.
— А обо мне? — радостно осведомилась Абигайль, которая почему-то совсем не разделяла печального настроения присутствующих. Все живы? Живы. Более того — даже здоровы. Отчего же страдать? Пожав плечами и наградив радостной улыбкой Элизабет и ее спутника, ревенантка устроилась в кресле и замолчала на долгих полчаса, пока Люс живописала все приключения, выпавшие на рыжую головку. Ноя была упомянута лишь мимоходом и названа душевнобольной. Чудесно. Теперь Элизабет то и дело поглядывала на белокурую девушку с жалостью и сочувствием. Последнюю с такой же завидной регулярностью подмывало оправдать ожидания гостей и как минимум покорчить рожицы. Но Джин бы не простила такой милой шалости в столь торжественный момент, поэтому Аби со скучающим видом рассматривала похорошевшую Лиззи, симпатичного вампира и взволнованную Люсиду... Тоскливо. Долго. Грустно.

+3

25

Да. Рассказ Люси даже не то, чтобы удивил Элизабет — поверг в шок. Осознание так близко подошедшей к подруге смерти, заставило её снова вспомнить Хастиас и злополучный бал, где она тоже, едва не простилась с этой жизнью. Но если жизнь Бетти разлетелась на осколки в течение одной ночи, а потом было долгое и мучительное осознание произошедшего, то Джинджер, несомненно, хлебнула горя сполна, пережив целую череду злосчастных испытаний. И выжила. Возродилась. Не сломалась. Пока подруга рассказывала, Лиз молчала. Она просто не знала, что сказать. Любые слова поддержки тут были бы неуместны.
— Люси, ты молодец, — когда ревенантка закончила рассказ, Лиз поднялась со своего места и обняла подругу за плечи. — Я всегда знала, что ты сильная, а теперь я в этом убедилась. Все будет хорошо!
Ничего не значащие слова. Так тяжело говорить что-то ободряющее и умное, когда тебе изливают душу. Как передать всю глубину сочувствия и понимания, если для этого не придумано нужных слов?
— Тебе нужно развеяться, сменить обстановку... Ты могла бы поехать с нами в Орлей, правда, Эдгар? Уверена, там мы могли бы помочь тебе справиться с твоей... болезнью. Вместе проще, ты же знаешь. Ведь должны же быть лекарства... или хотя бы специалисты в этой области. Главное, что ты жива! — Она гладила девушку по голове и старалась быть сильной, мудрой и ответственной. Люси сейчас, как никому другому нужна была поддержка.
Веселая девушка, которую Люс назвала Ноей, кажется, совершенно не разделяла печального духа, царившего в Клок Йарде. И все же, определенно, это задорное создание ей кого-то напоминало...
— Жаль, что малютки Аби нет с нами... — Лиз решительно стряхнула навалившееся печальное состояние. Нет Аби, Люси стала ликантропом, и у неё теперь сумасшедшие друзья. Ну и что. Жизнь не заканчивается! И безумная Ноя, несомненно, права, что совершенно не печалится. Люс хватило печали в прошедшие недели.
— Эдгар, а ведь и правда... Давайте увезем Люси в Орлей? Жаль, конечно, что пропали билеты на пароход, но ведь можно поехать и сегодняшним поездом... — Лиз улыбнулась блондинке и села обратно на диван. — И на вас тоже распространяется мое приглашение посетить Орлей. Друзья Люсиды — мои друзья.
Рискованное предложение. Позвать в свой дом оборотня и душевнобольную. Но оставлять подругу в таком плачевном состоянии здесь, она тоже не могла себе позволить.

Отредактировано Элизабет Бэтори (31.01.2012 10:48)

+2

26

Все это походило на что угодно, но не на то, чем являлось. На трагедию, на фарс, на игру больной фантазии. На что угодно, и менее всего на правду. Однако, правда зачастую не то, что происходит на самом деле, а то, во что мы верим. Люсида, несомненно, верила в то, о чем говорила.
Де Вирр относился к той категории разумных существ, которые полагают, что если ты чего-то не видел, или не знаешь, то это вовсе не означает, что этого нет. Однако поверить в предложенную историю было крайней затруднительно. И если бы его спросили, которая из двух девушек, сидевших перед ним, более безумна, он безо всяких колебаний отдал бы пальму первенства вовсе не белокурой, непоседливой, нетерпеливо ерзающей на месте Ное, а внешне спокойной, кажется, вполне логичной и рассудительной Люсиде.
А Элизабет верила. Верила так, как умела только она: без сомнений и оговорок.
— Тебе нужно развеяться, сменить обстановку... Ты могла бы поехать с нами в Орлей, правда, Эдгар? Давайте увезем Люси в Орлей? Жаль, конечно, что пропали билеты на пароход, но ведь можно поехать и сегодняшним поездом...
Де Вирр вздохнул. В этом была вся Бетти. Ехать поездом с новорожденным оборотнем, не имея возможности остановиться на ночь и решить проблему, если таковая возникнет? Куда ехать? В Бругге? И оттуда нанимать экипаж до Филтона? Благие намерения, не имеющие под собой никакой реальной основы, кроме святой веры в то, что так будет правильно.
Но Люси нуждалась в помощи. Причем, незамедлительно. Более того, следовало срочно увезти ее из города, пока она не натворила бед. Она была растеряна, не понимала, что делать со своим новым естеством, боялась его и, в попытке контролировать себя, похоже, выбрала весьма опрометчивый путь. Проблема была, и решать ее нужно было быстро.
— Мазель Старк, — негромко произнес он. — Если позволите, мне хотелось бы переговорить с вами en privé. Сейчас.

+2

27

Абигайль с плохо скрываемой завистью слушала вторую подругу, с подозрением косясь на выглядевшего слегка озадаченным вампира. Главное — чтобы не начал вопить и ногами топать, а то, что восторга не испытывает от идей возлюбленной, так это естественно. Какой же нормальный мужчина захочет тащиться в другую страну с душевнобольной, которая умудрилась сбежать даже из-под надзора дюжины врачей, и оборотнем, лишь чудом не сожравшим никого в свое первое превращение? И ты гляди — держится, причем очень даже успешно. Вздохнул лишь обреченно пару раз и вежливо предложил Джин поговорить наедине. Или что значило то странное слово на непонятно каком языке? Решил произвести впечатление... на кого только? Может лет четыреста назад непонятный диалект был в моде, и господин де Вирр просто забыл, как слово переводится? А что, бывает. Надо Лиззи посоветовать подарить ему на именины словарь... Ревенантка сообразила, что мысли перескочили на совсем уж бредовые идеи, и поспешно вернулась к окружающей действительности, глядя вслед скрывшимся в спальне вампиру и Люсиде. Девушка сдавленно хмыкнула и не удержалась:
— Говорят, что оборотни в первые дни такие ненасытные...
Аби сочувственно вздохнула, с трудом сдерживая предательскую улыбку, и с удовольствием добавила:
— ...и не только в плане еды.
Святая Роза, неужели она такой останется навсегда? Ну почему ей так нужно было прокомментировать обычную в общем-то ситуацию? Неужели теперь тело будет править под себя характер новой хозяйки? Ноя ведь была младше на каких-то семьдесят лет, откуда только взялась вся эта бесшабашность и непосредственность? Молча вопросив все это, Абигайль с трудом сдержалась от продолжения и решила сообщить подруге куда более волнующую весть.
— Люси столь долго живописала свои приключения, что забыла упомянуть о незначительной детальке, — иронично проговорила белокурая девушка, поудобнее устраиваясь в кресле, — совсем маленькой — что тут делаю я. Если в двух словах, то вчера в психиатрической больнице был пожар, в котором мы с ней лишь чудом не сгорели. И это было бы вдвойне обидно — отправиться на тот свет, только вернувшись с него.
Аби замолчала, посмотрела на Элизабет, а потом помахала ладошкой, словно привлекая к себе и без того пристальное внимание вампирессы.
— Лиззи, ау. Я живая, правда... Немного не в себе, причем в самом прямом смысле этого слова.

+4

28

Деликатная обертка и крепкое содержимое. Не спрашивает, а ставит перед фактом. Сказал, как отрезал (правда, что отрезал, Люсида так и не поняла, но в процессе как-то оно будет). То, что доктор прописал для засидевшейся в девицах Лиз. Уголок губ предательски пополз вверх, но растворился в маскирующем кашле. Мужик со стержнем, одним словом.
— Господин де Вирр, право же, мы и часа не знакомы, — девушка нарочито стыдливо прикрыла лицо руками, но орлесианские гости явно не были настроены на разрядку атмосферы.
Зато Аби ее выходка порадовала, и девушка еще активнее заерзала на месте, бросая короткие взгляды то на одно, то на другого сконфуженного гостя.
Нет, в самом деле, с чего такой официоз? Подумаешь, встретились два выкидыша загробного мира (двойная неожиданностью должна произвести еще большее впечатление). Хватит с них траура. Бочку меда на стол! Второй раз — волшебный, разве нет?
Сбросив с себя насмешливое жеманство, ревенантка обезвкусила лицо напускной строгостью, которая, должно быть, казалась вампиром приличествующей ситуации.
— Тогда прошу в мою опочивальню, господин де Вирр.
На каменном лице мужчины не дрогнул ни один мускул, а вот выражение Элизабет окрасилось тенью беспокойства.
— Не переживай, милая, — обратив указывающий перст на Эдгара, Люс обрисовала силуэт вампира в воздухе, — верну его в лучшем виде, — «А про комплектацию не ручаюсь», — так и подмывало вклинить в реплику, но девушка мужественно сдержалась.
Лиз едва заметно зарделась, а Люсида бросила короткий смешок через плечо, торжественно удаляясь в спальню, и жестом повлекла Эдгара за собой.
Едва за парой захлопнулась дверь, Аби протарабанила что-то ни о чем не подозревающей подруге. Бруггианка и раньше любила посушить зубы, но теперь у нее рот и вовсе не закрывался. Прежняя Люс ужаснулась бы такой Абигайль, но новой она определенно нравилась.
— Вот здесь и творится магия, — обернувшись к гостю лицом и театрально вскинув вверх обе руки, ревенантка продемонстрировала ему свою скромную комнату с таким драматизмом, словно за ее спиной сейчас разверзнется пропасть.
Вот он вопросительно поднял бровь... И-и-и-и... Нет! Ноль эмоций. Девушка обреченно вздохнула и предприняла последнюю попытку расслабить чрез меру сдержанного и напряженного джентльмена.
— Останетесь до ночи — увидите нечто волшебное, — рыжая девица (не такая рыжая, как Лиз, но все же...) улыбнулась от уха до уха.

+4

29

Сначала Лиз просто наблюдала, затем неуверенно заерзала на своем месте. Кажется, Люсида, со своей новой знакомой замышляли что-то не доброе. Она переводила непонимающий взгляд на девушек, на Эдгара и обратно, в полнейшем недоумении и смущении.
— Не переживай, милая. Верну его в лучшем виде, — хитро так пропела лучшая подруга, уводя её будущего мужа... И вот именно после этих слов и красноречивых жестов, Лиз, сначала вспыхнула румянцем, а затем нахмурившись уставилась зачем-то на свои туфли.
— Говорят, что оборотни в первые дни такие ненасытные... и не только в плане еды. — Подала елейный голос Ноя. А Лиз вздрогнула и вжала голову в плечи, от звука закрывшейся двери. «Наверное, не нужно было приезжать». Она продолжила чертить на полу замысловатые узоры, мыском от своих туфелек и старалась не думать о том, почему Люси так себя ведет. Старк так изменилась? Или это изменилась вовсе не Люси, а она? Или это вообще, и не её подруга даже, а кто-то чужой? Иначе, зачем так смущать и без того расстроенную Элизабет. И представать перед Эдгаром в таком нелицеприятном свете. Не понятно!
Чертить линии надоело. Что происходит за дверью, расслышать было не возможно, и вампиресса тряхнула головой, поднимая взгляд на сумасшедшую Ною, которая, наконец, прервала неудобное молчание сама.
— Люси столь долго живописала свои приключения, что забыла упомянуть о незначительной детальке. Что тут делаю я. Если в двух словах, то вчера в психиатрической больнице был пожар, в котором мы с ней лишь чудом не сгорели. И это было бы вдвойне обидно — вернуться на тот свет, только вернувшись с него.
Будущая мазель де Вирр попробовала улыбнуться и понимающе закивала. Все знают, что бесполезно спорить с сумасшедшими. С ними нужно соглашаться. И чем доброжелательнее и явственнее это делать, тем лучше.
— Я очень рада за вас, мазель. Вернуться на тот свет едва вернувшись!? Нет ничего ужаснее! Какое счастье, что удалось этого избежать.
Но Флинн не думала униматься и замахала руками прямо перед лицом интенсивно соглашающейся Лиз.
— Лиззи, ау. Я живая, правда... Немного не в себе, причем в самом прямом смысле этого слова.
— Милая Ноя. Вы и правду живая! Я нисколечко в этом не сомневаюсь, честное слово! — она сложила ладошки на груди, подтверждая свои слова и, на всякий случай заулыбалась шире, а отодвинулась — подальше. Ей хватило сумасшедшего Груффида. Больше она не позволит так глупо себя обмануть.
— А то что вы не в себе... Глупости. Кто вам это сказал? — Она деланно развела руками, словно удивляясь и начала искать глазами тяжелые предметы. Эдгар, конечно, был поблизости... Но вдруг Люси тоже, как и Ноя, стала сумасшедшей?

+4

30

— Прошу меня извинить, мазель Старк, — чуть устало произнес де Вирр, невозмутимо просмотрев до конца предложенное представление. — Но у меня нет ни возможностей, ни желания задерживаться в вашей спальне более, чем того требуют обстоятельства, и уж тем более, быть свидетелем происходящих здесь таинств.
Перепады настроения девушки, от удрученно-мрачного в первые минуты их встречи до театрально-возбужденного сейчас, не внушали Эдгару особого оптимизма.
— Позвольте сразу расставить все точки над i. Как вы изволили заметить, мы знакомы с вами менее часа. У вас нет причин доверять мне, так же, как и у меня нет причин убеждать вас в своих добрых намерениях. Но есть фактор, который мы с вами не можем проигнорировать. Элизабет Бэтори. Все очень просто. Она искренне любит вас, а я люблю ее. И мне бы не хотелось, чтобы она расстраивалась и переживала. Поэтому ваше благополучие в моих интересах.
Эдгар сделал несколько шагов к окну и остановился, задумчиво разглядывая чахлый газон и мостовую, спешащих по своим делам прохожих, каждый из которых вполне мог стать закуской новорожденного оборотня.
— Теперь к делу. Насколько я понимаю, вам пока еще очень сложно справляться с болезнью, а обращаться за помощью к специалистам вы не имеете никакого желания. Я вполне способен понять вашу позицию, однако мне бы не хотелось, чтобы случилось что-нибудь непоправимое, что дало бы властям повод для вашего преследования. Существует некий артефакт, в значительной степени подавляющий симптомы ликантропии и позволяющий на первом этапе взять болезнь под контроль. Но он недешев. И я хотел бы знать, располагаете ли вы наличными средствами или вам понадобится помощь в его приобретении? И еще одно... Элизабет права. Вам было бы лучше сменить обстановку и покинуть город на первое время. Потому приглашение в Сен-Мишель-Лоран остается в силе. Я, действительно, буду благодарен, если вы сочтете возможным поехать с нами.
Де Вирр отвернулся от окна и направился к двери, но остановился на пороге.
— Спасибо, что выслушали меня, мазель Старк. Полагаю, сейчас нам с Элизабет лучше вернуться в отель. Обдумайте, пожалуйста, мое предложение и дайте мне знать. Мы будем ждать вашего ответа, но прошу вас, не затягивайте с решением. Срочные дела в Орлее требуют моего присутствия. К тому же, мне не хотелось бы откладывать нашу свадьбу.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (10.02.2012 09:20)

+3


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Часовая мастерская Старка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно