Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Тайна желаний


Тайна желаний

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/42-Otygrannye-fleshbehki/28.png

Участники: Матильда фон Кейзерлинг, Теодор Дем Ренд.
Локация: кабинет главы гильдии алхимиков
Описание: табу. Ему подлежит всё аморальное, неприемлемое... и желанное. Но табу действует не всегда. Стоит свету чуть померкнуть, как все запреты забываются, а границы дозволенного расходятся.
Чужое сознание. Оно всегда было чем-то неизвестным, непонятным, зоной, куда нет доступа никому. Оно всегда было желанной целью исследований для Матильды фон Кейзерлинг. Но этика старой гильдии алхимиков запрещала подобные исследования.
Поговаривают, что когда юный Ренд встал во главе гильдии, он принёс с собой тьму. Кто-то даже считает, что лампы и свечи гаснут рядом с ним. Чушь, конечно. Но не без доли правды. Словно при наступлении тьмы, при нём все запреты пали.
И вот сейчас, Ренд вызвал юную вампирессу Кейзерлинг к себе. Какие запреты будут сняты во тьме его души?
Дата: 4 октября 1824 года.

0

2

Бесшумно ступали маленькие ножки по коридорам знакомой до боли в печенках гильдии. Она ходила этой дорогой сотни, даже тысячи раз, но ещё никогда это путь не был столь желанным и ожидаемым. Интерес подогревали неизвестность и надежда на обретение давно желаемого, но все ещё запретного. Шаг девушки невольно стал чуть быстрее, выдавая нетерпение вампирессы, её стремление скорее получить ответы на все вопросы.
В милой головке этого юного создания в такт пульсу билась одна единственная мысль, что пьянила много лучше любой крови или наркотика. Девушка пылала, хотела, была просто переполнена своими страстями, которые влекли её вперед, точно бабочку на огонек свечи. Вот уже в отдалении замаячили очертания заветной двери, где-то там, за ней скрываются все ответы, все её желания, надежды и страхи, заключенные в теле одного единственного вампира, чье имя сейчас было созвучно с самыми страшными кошмарами и проклятиями. Там её ждал Теодор Дем Ренд собственной персоной.
У самой двери, уже положив изящную тонкую ладошку на фигурную ручку, Матильда остановилась. Несколько секунд она просто смотрела на перед собой, точно в темной и блестящей лакированной глади были написаны ответы на все терзавшие её вопросы. Но Кейзерлинг была терпелива, она никогда не подгоняла события и предпочитала быть во все оружия. Разгоряченность её сознания не нравилась телепату, участившийся пульс в груди не вызывал доверия, а дрожь в руках просто раздражала. О Роза, точно не к начальнику идет, но на встречу с любовником! Хотя нет, в плане личной жизни такое волнение было чуждо дочери клана Кейзерлингов. Определенно, в таком виде она не явится перед новым главой гильдии, не такое впечатление она намерена о себе оставить. Минутная слабость от столь долгого и мучительного ожидания была непозволительной роскошью, Тиль признавала только ледяную сталь самоконтроля, используя его как щит, оберегающий не только её, но и от неё. Рука медленно соскользнула с гладкой поверхности ручки, глубокий вздох, чуть хрипловатый выдох. Ещё раз, мысленно досчитать до десяти, туда и обратно, упорядочивая разум, призывая желания к порядку, а фантазии — к дисциплине. Раз... Два... Три... Карие глаза потухли, дыхание и сердцебиение выровнялись, нервозность покинула тело.
Милая маска без всяких усилий легла на красивое личико, разогнав тени смятения и нетерпения. На губах появилась привычная доброжелательная улыбка, что стольких вводила в заблуждение. Три... Два... Раз... Занавес театра её жизни медленно поднялся, выпуская на сцену единственную и несравненную актрису, Матильду фон Кейзерлинг. Тилли оправила перчатки, разгладила и без того идеально сидящее на ней платье, убрала за ушко выбившуюся каштановую прядь. Спектакль начинался, зрителям, а точнее, одному единственному зрителю, следовало занять свои места.
Раздался равномерный и легкий стук в дверь. Несколько секунд ожидания ответа, и вот Матильда уже тихо входит в комнату, сияя начищенным самоваром от какой-то ведомой только ей самой радости. В столь темной и мрачной атмосфере явления светлой маленькой фейри гильдии выглядело неуместным, словно герой детских сказок решил заглянуть в ночные кошмары на чашечку чая. Кстати, вот от чая Матти сейчас бы не отказалась, как и от кусочка шоколадного кекса.
Отогнав от себя кулинарные мысли, которые были восприняты желудком с настораживающим энтузиазмом, Матильда вежливо поклонилась, ожидая дозволения войти и сесть. Субординация прежде всего.
— Добрый вечер, милсдарь. Вы звали меня? — несколько помедлив, вампиресса решила представиться. В конце концов, никто не требует о начальства помнить имена всех подчиненных. — Матильда фон Кейзерлинг к вашим услугам.
Девушка посмотрела на нового главу. Мысли касательно дальнейшего развития их взаимоотношений были безжалостно подавлены ещё в зародыше, впрочем, как и вновь начавшие расправлять свои крылья нетерпение и желание. Логика и только логика для личного пользования, и образ рассеянной, но бесконечно милой юной леди для окружающих.

+1

3

Горы документов... Целая гряда из небольших листков, целиком испещренных чьим-нибудь корявым почерком. Отчеты, рецепты, жалобы, прошения... О, Моргот! Вместо того, что бы мучить грешников после смерти, ты решил поиздеваться над ними еще при жизни, создав бюрократическую систему... Бумажки, бумажки бумажки! И как среди этого можно найти то что нужно?! Да... Не этого юный Ренд хотел, занимая пост главы гильдии алхимиков. Не прошло и недели, как его предшественник скончался, а к тоннам оставленных им записей, добавились еще и новые. И снова отчеты, жалобы и прошения. Гильдию ждали большие изменения... И скоро вся эта бумажная волокита снизойдет на нет, если всё удастся. И причиной тому была как раз одна такая ненавистная бумажка, так удачно зацепившая идею, давно забытую самим Рендом. Прошение юной представительницы гильдии. И весьма оригинальное прошение... Как понял его сам Теодор, некая Матильда фон Кейзерлинг, невероятно талантливый врач и телепат, желала произвести «вскрытие» и изучение чужого сознания, а так же и иные эксперименты в этой области. Это было весьма на руку всей гильдии. Да и, как бы пафосно это не звучало, всей мировой науке в целом. И вот сейчас эта самая Матильда была вызвана в его кабинет. Все бумаги были убраны в каталоги и лишь прошение вампирессы одиноко покоилось на столе с круге света от лампы.
Теодор почувствовал её присутствие раньше, чем раздался стук. Эмоциональная волна. Волнение, нетерпение... И что-то еще. Алхимик не был уверен, что последнее уловил правильно. Но спустя пару мгновений, эмоциональный фон того, кто был за дверью стал меняться. Это вызвало улыбку на губах вампира.
«Значит мы не хотим оттолкнуть от себя излишним рвением? Хотим выглядеть деловым вампиром? Похвально, но немного наивно...»
Стук короткий, но четкий. Ручка двери повернулась и в кабинет впорхнуло очаровательное создание. Её внешность шла вразрез не только с этим местом и её поведением перед кабинетом. Самое главное она шла вразрез с тем, чего желал ум, скрытый за яркой оберткой. Это диссонанс определенно порадовал Ренда.
— Моё почтение, мис Кейзерлинг, прошу присаживайтесь... — свет в кабинете освещал вошедшую. Глава гильдии же был сокрыт от её взора. Лишь сомкнувшиеся кисти рук, лежавшие на столе попадал в пятно света, — я вызвал Вас в связи с тем, что меня заинтересовало Ваше прошение. Правильно ли я понял, Вы желаете проводить исследования связанные с чужим сознанием и возможностью передачи и получения информации таким способом? — Теодор подался вперед в освещенную зону. Бронзовые глаза чуть сверкнули от бликов света — Вы же понимаете, что этика гильдии не позволяет этого?
Ренд ждал. От её ответов многое зависело. Если эта девчушка не будет способна дать те результаты, что нужны ему, то она бесполезна...

+1

4

Она неспешно проследовала к предложенному Теодором месту, спокойно опустилась, по привычке оправив платье, и-и-и... и ничего, просто посмотрела на мужчину все с той же несколько рассеянной полуулыбкой. Здесь и сейчас ей следовало быть весьма острожной, ведь Матти очутилась в логове зверя, очень таком темном логове, неприветливом. Ах, вот если бы тут повесить кружевные занавесочки, да сменить лампу на нечто более яркое. Можно ещё было обои поменять, скажем, на персиковые или лимонные, нет, лучше салатовые, они благосклонно влияют на психику и вообще освежают помещение. А ещё обязательно следовало убрать её собственное прошение с этого тяжелого стола... Конечно же Матильда узнала этот одинокий листочек бумаги. Она много времени потратила на изменение своего обычного острого, точно ряды пик, почерка на это воздушно-сказочное чудо каллиграфии, что сейчас украшало бумажную поверхность. Итак, теперь Тилли точно знала, зачем именно её позвал новый глава гильдии.
Девушка вздохнула и позволила себе откинуться на спинку кресла. Кстати, мебель тут тоже следовало поменять, что-нибудь более удобное и мягкое.
— Вы поняли моё прошение совершенно верно. И уверяю, с этическим кодексом гильдии я знакома, милсдарь, — мягкий кивок, и несколько извиняющаяся смущенная улыбка на губах. Где-то на просторах женского сознания сейчас работали точные аптечные весы, взвешивающие все за и против. Весь разговор вдруг напомнил партию в шахматы, причем она себя чувствовала не столько игроком, сколько фигурой, чья ценность на доске сейчас решалась.
«Ну, роль королевы мне не пойдет, пешкой я быть не хочу, может примерить на себя седло и полюбить букву „г“?», — с некоторым весельем подумала Матильда, прикидывая какой именно реакции от неё сейчас ждут. О да, юная Кейзерлинг любила давать окружающим то, что они хотели получить, она же была такой хорошей девочкой!
— Но многие открытия, совершенные великими учеными, изначально требовали перешагнуть границы дозволенного. Вам ли этого не знать? Девушка подалась вперед, сокращая расстояние между ними. Её карие глаза блестели особенно ярко в неверном свете одинокой лампы на столе, некогда беззаботная улыбка милой фейри все ещё сияла на губах, но павшие чернильные тени проглотили беззаботный свет. Это была всего лишь игра света и тьмы, сражение иллюзии и реальности, вот только крайне тяжело было различить кто есть кто.
— Колеса прогресса смазываются кровью. Увы, такова цена его движения вперед. Её голос звучал подчеркнуто спокойно и бесстрастно. Сейчас говорило не сердце, и не какая-то эфемерная душа, но холодный разум. Да, Матильда страстно желала продолжить свои изыскания именно в этой сфере. Да, официальный запрет ей был безразличен, она найдет способ продолжить свои изыскания и без одобрения гильдии. А да, черт возьми, она очень хотела услышать заветные слова от Теодора Дем Ренда, даже если это будет хрип от сбивающегося дыхания или измученный стон. Но все это осталось где-то там, за дверью его кабинета, вместе с нетерпением и дрожью в руках, поспешным шагом и выбившимся из идеальной прически кудрявым локоном. Здесь и сейчас балом правил расчет, а дирижировала бальным оркестром логика.
Многие в стенах гильдии преступали запреты, просто сама Кейзерлинг делала это без особой охоты и с особой осторожностью. Так что скрывать это было бы глупо и недостойно по отношению к коллеге-алхимику. Правда и каяться во всех своих научных «грехах» Тиль не спешила. Пришло время для «хода конем».
«Иго-гошечки...»
Она выпрямилась, сцепила тонкие пальчики в замок на коленях и посмотрела на своего начальника. Если Дем Ренд желал получить её душу в обмен на дозволение продолжить изыскания, то его ждало разочарование, у этой юной особы таковой не водилось по определению. Зато было много других чудесных качеств и умений, которая она с радостью была готова предложить.
— Вы только подумайте обо всех тех перспективах, что подобные знания сможет принести. С их помощью можно не только обеспечить прием и передачу любой информации на большие расстояния за считанные секунды, но и понять сам механизм мышления человека и вампира. Можно будет успешного лечить психические заболевания, мы поймем, как развить и улучшить способности сознания. Мы обретем власть над своим разумом.
«И не только своим, если на то будет ваша воля», — мысленно закончила Матильда. Кажется, эту речь она уже говорила, только с большим задором. Прошлый глава гильдии вообще любил пылкие и запоминающиеся речи, так что на репетицию этой ушло несколько часов перед зеркалом. Сейчас же слова звучали более спокойно, размеренно и профессионально, без лишнего актерского мастерства. Телепат не пыталась убедить, но просто предлагала, точно торговец, знающий, что его товар смогут оценить по достоинству даже без лишней рекламы. И ей очень хотелось, чтобы сейчас с губ этого мужчины слетело такое желанное «да».

Отредактировано Матильда фон Кейзерлинг (07.12.2011 02:33)

+2

5

Эта особа определенно забавляла молодого Ренда. Юна годами, мудра, талантлива, привлекательна... Редкая смесь. И смесь эта оставляла странный привкус на губах. Будто коктейль состоял из разных слоев. Они не могли сочетаться по законам логики, но они были в одном стакане. И вот сейчас алхимик потягивал эту смесь через трубочку. Пить залпом было рано. Миниатюрная светлая фея из детских сказок обладала амбициями и желаниями тех, кого обычно в этих сказках побеждали. Но это реальность, а не сказки. Да, здесь тоже побеждает добро. Но иначе. В сказках сразу есть добро и зло. Без промежуточных вариантов. И вот как раз то самое изначальное добро и побеждает. А в жизни как? Еще проще — добро побеждает, потому что тот кто победил — и есть добро. А кто не согласен, того победили.
Неделю назад добро во благо науки и гильдии алхимиков победило зло. Добро несшее с собой новшества, свежие идеи и желание свершений, победило консервативное и закостенелое зло... И не важно, что для победы, добро разорвало тело зла на несколько частей, а некоторые даже раздробило «смазав колеса прогресса кровью». Вампир усмехнулся вспомнившейся картине. Но нужно отметить, что некоторые части тела Джонатана Крейна, бывшего главы гильдии алхимиков были сохранены и теперь будут использованы на благо науки... Разумеется...
Лепетание девушки было чуть смешно. Теодор знал что он ответит на прошение еще до того, как девушка была вызвана в его кабинет. Ему совершенно безразличны были её доводы. Вампир хотел узнать побольше о самой Матильде фон Кейзерлинг. И теперь всё было ясно. Но зачем прекращать приятный процесс «прощупывания» чужого мироощущения?
— Леди Кейзерлинг, коль уж мы заговорили о переступании рамок, моральном кодексе гильдии и о том, что ученый обязан сделать во имя прогресса, позвольте уточнить у Вас несколько моментов... — юноша вновь с удобством откинулся назад, за предел освещенной области, но его бронзовые глаза по прежнему поблескивали, будто глаза хурбастанского тигра, виднеющиеся во тьме джунглей, — как магистр алхимии, вы не могли не присутствовать семь дней назад при событиях, благодаря которым я занял это место, верно? Вы видели всё? — крылья за спиной юноши со звонким щелчком раскрылись, разнося подлокотники кресла в труху. Если бы Ренд был способен отбрасывать тень, то её очертания сейчас бы более всего походили на мифического демона, — Вы видели, как мои, — крылья чуть махнули, — изобретения окрасились кровью вашего бывшего начальника? Как я отсекал его руки, а они отрастали заново, сквозь пенящуюся багровую кашицу? Как острие моего хвоста прошло через его глотку и вышло чуть ниже затылка? И он не умер и после этого? Как я дробил его кости, в ходе поединка рассекал его брюшную полость? Знаете что я спросил его в тот момент? «Кишками наружу или внутрь?»*, — тон голоса не менялся. Он был спокойным и безразличным, будто беседа шла о новом представлении на сцене государственного театра. А сам же Теодор сканировал эмоциональный фон собеседницы.
— Видели, как я сапогом дробил череп его отсеченной головы, смешивая костную крошку с серым веществом? И как завершающий аккорд — выжег его сердце кислотой из еще трепыхающегося тела? — описанное алхимиком было не столько капризом садисткой сущности, оскорбленной тем, что бывший глава гильдии не желал признать бионику, как новый шаг в алхимии. Нет. Просто Джонатан Крейн прославился своими исследованиями в алхимии клеточной регенерации. Он и вправду был способен буквально на за минуту регенерировать отсечную руку или ногу. И Теодору пришлось постараться в его устранении. Удаление кишок, т.к. восстанавливающие эликсиры могли быть созданы для применения перорально и нужно было исключить их дальнейшее всасывание. Удаление сердца, как основного переносчика крови с эликсирами по телу. И мозг, как главный орган.
— Я нанес смазку на колеса прогресса, убрав из гильдии главу, который мешал науке развиваться. Но на мой взгляд этого не достаточно. Это всего лишь капля по сравнению с тем, что нужно будет для того, что бы запустить колеса моей машины прогресса.
Вампир поднялся и чуть помахивая хвостом, обошел стол, приближаясь к девушке.
— А теперь ответьте мне, госпожа Кейзерлинг, согласны ли вы не просто помочь мне запустить эту машину, но и быть одним из важных её составляющих?

Отредактировано Теодор Дем Ренд (08.01.2012 19:25)

+1

6

Услышав исповедь Теодора, Матильда удивленно моргнула, даже не утруждая себя сокрытием своих чувств. Она была готова ко многому — ко всему, как ей казалось, — но только не к столь доскональному отчету о кончине несчастного Джонатана. Ей даже показалось, что в конце от неё потребуют освятить грешника святым знаком и отпустить ему все грехи авансом и на пару жизней вперед!
«А он книги писать не пробовал? С таким талантом, его ужасы стали бы бестселлерами, не иначе» Матильда была почти восхищена тем обилием описаний, которое уважаемый Ренд так великодушно и совершенно не к месту ей предоставил. Вампиресса с некоторым трудом представляла себя, зачем ей нужны такие, так сказать, сочные подробности из личной жизни её нового начальника. Это было приложением повторить? Или присоединиться в качестве новой жертвы? Предостережением? А может описанием её нового фронта работы? Как-то это всю выглядело несерьезно и странно, не говоря уже о эстетической стороне данного дела. Она же теперь может и сон ночной потерять! Вот как представит, себе, что после всей этой вакханалии придется наводить порядок, так и потеряет!
Чистоплотная и невероятно аккуратная Кейзерлинг аж поежилась, как только её воображение нарисовало живописные подтеки крови на стенах, испорченные в мозгах и крови туфли и угробленный окончательно костюм. Неужели нельзя было просто его утопить, можно даже в кислоте, предварительно оглушив? Да, регенерация у ныне покойного Крейна была едва ли не легендарной среди алхимического общества, но он все же был смертен. Подобное совершенно ненужное расточительство несколько расстроило Матти, образы испорченным полов и стен вкупе с окровавлено одеждой никак не хотели покидать сознание, снова и снова вызывая отвращение у юной вампирессы. Теодору следовало быть более аккуратным в своих делах, ведь есть же иные, ничуть не менее эффективно, но куда более чистые способы! И поменьше эмоций, и описаний... темные делишки должны оставаться сюрпризом для смельчаков, решившихся заглянуть в шкаф с чужими скелетами.
Кажется, юный Ренд был личность увлекающейся и легковозбудимой, хотя сам он этого никогда не признает, даже под пытками. О нет, такие сомнительные личности предпочитали надевать маски хладнокровия и безразличия, но в глубине души, там, где никто и никогда этого не увидит, они упивались своей заботливо вскормленной тьмой. Это была маленькая и забавная игра, полная лжи и масок, призванная сохранить созданный с таким трудом образ. Психическое расстройство на лицо, так сказать, хотя кто в гильдии был нормальным?
«М-м-м, скорее всего в детстве ещё и животных мучил, отрывал бабочкам крылья и вскрывал кошек и собак без анестезии. Печально-печально, с такими наклонностями придется быть крайне осторожной, а то ещё перевозбудится, в очередной раз увлекшись «смазыванием колес прогресса»
После небольшой паузы, созданной исключительно из уважения к стараниям нового главы гильдии поделиться своими достижениями в искусстве украшения интерьера кишками, мозгами и прочими частями тела своих врагов (о, Роза, ну прямо мальчишка, хвастающийся своим новым трюком), Матильда все так же очаровательно улыбнулась, позволив себе легкий кивок головой и ответила:
— Если в мои обязанности не будет входить уборка после очередной вашей «смазки», то вполне согласна, — ответом на поблескивание глаз из полутьмы кабинета стала невероятно яркая, даже ослепительная улыбка, полная такой жизнерадостности и доброжелательности, что впору было испугаться.
— И насколько же важным составляющим я должна для вас стать? — конечно же в этом вопросе было, так называемое «двойное дно», он нес в себе много более смысла, чем могло показаться на первый взгляд, хотя и прозвучал крайне невинно в исполнении этой милой маленькой феи. Матильде все же хотелось узнать весь перечень своих перспектив и обязанностей, на которые она сейчас подписывалась... хорошо бы не кровью...

0


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Тайна желаний


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC