Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный горячей любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Соседние города и деревни » [Малые Пустоши] Вересковый луг


[Малые Пустоши] Вересковый луг

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/dsgg4.png

У вас бывало такое удивительно нейтральное, расфокусированное настроение, когда все эмоции разом затухают и в душе воцаряется безмятежный солнечный полдень: вы словно плывете на мягком облаке куда-то далеко-далеко, за самый горизонт, не ощущая ничего, кроме тишины вокруг и бесконечности мига?.. Этим одуряюще идиллическим умиротворением напоен вересковый луг. Видимо, матушка-природа, подражая тонкой лирике импрессионистов, сотворила сей пейзаж со специальным прицелом — чтобы он, касаясь чувствительных струн души своего созерцателя, позволил ему оторваться от суетной круговерти будней и подумать о вечном...

Весной, во время цветения, над лугом кружатся рои медоносных пчел — собирают пыльцу на самый вкусный в округе мед. Летом вереск вырастает чуть ли не в человеческий рост; деревенские дети шустрыми стайками гасают в нем, прячась друг от друга за стеной вытянувшихся к солнцу растений. Осенью вереск жухнет, оранжевеет и прибивается к земле, но никогда он не пахнет так крепко, как в это время года: в разгар сбора урожая здесь уже через минуту начинает кружиться голова и на сердце становится томно от сладких мыслей. Зимой, когда деревня отдыхает под снежным покровом, вересковое поле становится широченным белым ковром, сотканным из слепящих снежными искорками волнистых сугробов.

И все-таки самая пленительная картина предстает взору во время грозы, когда ветер размашистыми гребнями прочесывает волнующееся море роскошных, как само Плодородие, бескрайних зарослей, за которыми кажется что кончается не только деревня, но и весь белый свет...

0

31

От его слов все внутри затрепетало и наполнилось безграничным счастьем. Она не отрываясь смотрела, как он приближается, затаила дыхание, боясь спугнуть это видение. Когда же Мартин коснулся её губ, голова пошла кругом, все слова потеряли смысл и весь мир померк, были только он и она. Даархель не могла и не хотела лишаться этого момента, который, казалось, длился целую вечность. Она ответила на поцелуй — столь долгий, что дыхания не хватало, но остановиться они не могли. Время остановилось и даже снежинки замедлили свой танец, будто не решаясь прервать этот момент вечности... Когда же их губы разъединились, не в силах отстраниться более чем на миллиметр, девушка прошептала, обжигая мужчину своим дыханием
— Стоит только протянуть руку.
Вампиресса опустила голову, прильнула к шее — она им дышала, каждой клеточкой своего тела, всей душой.
— Я приглашаю тебя к себе в особняк. Мне очень хочется, чтобы ты был рядом, не выпускал меня из своих рук...
Она сама не заметила, как перешла на «ты» и это казалось естественным, любые манеры, правила хорошего тона и прочая чепуха стали глупыми и ненужными.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Особняк «Сумерки богов»

Отредактировано Даархель Аттари (08.07.2010 23:19)

0

32

— Для тебя любое желание...
Его краюшек губы растянулся в сторону в улыбке, он отстранился и взялся за поводья. А на губах всё ещё был вкус этого поцелую, в нём что-то было особенное, что-то не забываемое. Эти чувства нельзя назвать простыми словами, таких слов ещё не придумали.
— Ну показывай дорогу.
Он улыбнулся сложив брови домиком и устремился за ней. Пытаясь догнать, хотя её лошадь была проворней или Мартин просто поддавался. Мартин всю свою жизнь занимался верховой ездой и коней выбирал самых крепких и сильных. Но сейчас не об этом, они направлялись обратно потому пути, но уже в гости к Даархель. Ему не то чтобы хотелось куда-то спешить, нет наоборот такое удовольствие он хотел растянуть подольше.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Особняк «Сумерки богов»

0

33

Мрачное болото  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/2.png

К уже знакомому запаху примешался другой. Сэм вздрогнул. Его рот невольно наполнился слюной. Он повернул голову в сторону густого кустарника. Пряный аромат стоял над ним, как туман осенним утром. Сэмюэл скользнул к кустам. Запах был сильным, от этого он терял контроль, движения его становились резкими. Но те, кто спрятался в вереске, не услышали выдавший гуля шум — они были слишком увлечены друг другом. Сэм склонился над сплетенными телами, капли его слюны падали на чужую обнаженную спину. Доля секунды понадобилась ему, чтобы сломать нежную шею и вырвать кадык. Мальчик умер в блаженстве. Кровь булькала из разорванного горла, стекала на обнаженную грудь девушки. Сэмюэл лакал ее, как кот парное молоко, слизывал с шелковой кожи, вместе с выступившей испариной, приправляя вкусом страха. Девушка открывала рот в беззвучном крике, пыталась выбраться из под отяжелевшего безголового тела. Сэм был в блаженстве, он наслаждался сладостным вкусом молодой крови, он играл с телом, как с тряпичной куклой, отрывая конечности. Насладившись им сполна, Сэм поискал глазами вторую жертву. Девушки не было. В ухмылке он обнажил красные от крови зубы. Ну что же, охота продолжается. Отбросив от себя остатки плоти, Сэм втянул ноздрями воздух.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Малые пустоши] Дорога в деревню

0

34

Дорога на Малые Пустоши  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Элисс забавляло то, что она уже неведомый ей час идет пешком в сторону деревни. Саймс как тот же Фиаргуст (только волка дрессировали), шел по пятам возле вампирессы и постоянно выдвигал всё новые и новые версии, которые Элисс либо отрицала, либо молча мотала на ус. Всё заканчивалось «гарком» капитана, и «корвет» замолкал и ровнялся в спине.
Вампиресса внимательно следила за частью леса, что видела в ярдах двадцати от себя. Она даже не надеялась что-либо найти. Просто профессиональная привычка — быть внимательной. Волк тоже не просто так шел. Даже пару раз заставлял группу останавливаться и детальненько осматривать место. Фиаргуст, похоже, был в легком недомогании, а потому находил лишь следы, подтверждающие что девушка бежала из деревни.
Элисс же постоянно теребила волка и смотрела ему в глаза.
«Что с тобой?»
«Я устал, миледи... устал от этого...»
Порою вам может показаться что животные — это глупые формы жизни, что никогда не смогут понять человека, а уж тем более вампира. Нет! Животные просто спят. Да! Их мозг во сне, тумане. Его нужно просто разбудить, и вы увидите насколько они могут быть похожи на людей. Они смогут вам заменить самого лучшего друга и, даже, скрасить ваше одиночество.
Элисс любила своего волка как никого в этом мире.
— Потерпи, милок. — вампиресса потеребила его ухо.
— Разговариваете с животным? — капитан подал вампирессе руку, дабы помочь подняться с корточек.
— А что в этом такого? — рука была проигнорирована, а Элисс встала. — Фиаргуст поймет меня лучше вас, капитан.
— Прямо таки, лучше?
— Еще и даст вам фору... — Элисс увидела первые постройки и небольшую башенку, что называют тригонометрическим пунктом. Такие военные объекты используются для наблюдения местности и составления карт.
— Его еще не сожгли?
Капитан, слегка раздосадован ответом вампирессы, молча прошел мимо неё и пошел вперед.
— Да, мисс. Местные не будут заниматься не нужными хлопотами. Тем более тут есть особняки. Сюда часто наведываются патрули. Да и своей гвардии тут найдется.
Уже через час группа составляла все свои данные и окружила место преступления.
— Ничего нового, капитан. Только тот парень... Моё мнение таково: гуль занялся был парнем, но увидел что вторая жертва (девушка) от него убегает. Он бросает тело парня и преследует свою жертву. — Элисс подошла поближе к капитану, поскольку тот заинтересовался мнением следопыта. — Любой следопыт вам скажет что он действовал спонтанно. Он охотился и перешел все границы азарта. Стадия третья, как минимум. Четвертая — скорее всего. — Элисс помолчала и взглянула на следы сильных прыжков. — Он — волк. Охотится не только для поживы, но и для развлечения. Думаю наш гуль, в прошлом, тот еще лавилас. Или же наоборот — не имел чести получить женскую ласку...
Хроникер записывал всё что слышал на месте преступления, а потому Элисс еще раз кратко продиктовала свои наблюдения. Корвет Саймс и капитан пошли в деревню опросить жителей. Может кто- то видел чего.
Под вечер все уже достаточно устали, а Элисс распрощалась с группой и сказала что пойдет в лес искать следы гуля. Бедняга корвет аж перебил капитана;
— Леди Страж, это же недопустимо! Вы одна? В лес? К гулю на четвертой стадии?
Капитан глухо кашлянул. А Элисс улыбнулась Саймсу.
— Корвет-лейтенант Саймс!
— Я!
— Кругом! Шагом марш в деревню! Найти старосту деревни и уведомить о нашем отправлении!
— Эм... слушаюсь, ваше благородие!
Капитан проводил Саймса взглядом и повернулся к Укротительнице.
— Рад видеть ваше рвение, Леди. Будьте осторожны! Не лезьте на рожон!
— Спасибо, капитан! — Элисс поправила арбалет и пошла было в лес, но её остановил капитан.
— Возьмите револьвер. Мне спокойнее. — капитан протянул пятизарядный наган девушке, с двумя запасными барабанами.
— Еще раз спасибо. Верну при случае.
Элисс и Фиаргуст молча побрели в лес. Волк тут же ушел на добрых пятьдесят ярдов вперед...

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Старый сток

0

35

[Равена] Королевский сад  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в 2,5 года)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

8 апреля 1828 года.

Дорога светлела и прояснялась. Все реже встречались дикие заросли, овраги и буреломы, все чаще попадались лужайки, вспаханные поля и притоптанные, многократно изъезженные участки тракта. Становилось теплее. Еще довольно холодные, но уже слепяще яркие лучи полуденного солнца прогревали сонную землю. На перевале, с которого Драго спустился не менее часа назад, лежал нерастаявший снег, а здесь, в долине, ранний апрель уже велел природе проснуться и оживить пейзаж весенними красками.

Вскоре и бор поредел. Из деревьев остались только сосны по краям дороги. Впереди раскинулся широкий луг, сплошь утыканный крепкими молодыми ростками. Эта картина почему-то напомнила Драго щетину на морде горного тролля — впечатления от недавней встречи с коренным населением Дымных гор все еще были свежи в памяти наемника. «Как доберусь до дома, первым делом помоюсь и побреюсь, — подумал парень, машинально потирая свой подбородок. — Да, первым делом надо с себя смыть запах дороги и зловоние тролльской крови».

Увидев на горизонте извивистый печной дымок, наемник ткнул коня шпорой в бок. Конь поднял понурую голову, оживился, застиг ушами, словно и он почувствовал, что конец пути уже близок. «Луг выведет на широкий тракт, — размышлял всадник, — а там уж покажутся Малые Пустоши, от которых до дома рукой подать. Но и этот участок пути надо преодолеть. Осталось самое трудное — последний шаг — каких-то пару часов путешествия, наполненных тяжкими мыслями и странным волнением перед встречей с родными стенами и супругой». Прошло два года с того памятного бала в Равене, когда жизнь Драго пошла по путеводной звезде, а он до сих пор даже в мыслях не решался назвать жену по имени, как будто от этого Скарлетт могла материализоваться перед ним, соткавшись из чистого и прозрачного деревенского воздуха.

Что для вампира два года? Просто микроскопический миг в его многовековой жизни. Но для Драго эти два года растянулись в целую вечность сомнений и борьбы с внутренними демонами.

Драго, вообще говоря, не помнил, как покидал тот бал... Сознание его включилось много позже, когда загудели двигатели отплывающего из Равены парохода и за стеклом иллюминатора поднялась волна. Запомнилось лишь одно — невыносимое желание отправиться в странствие. В одиночку. Покинуть душный город, выйти на большак... Уйти далеко-далеко, за горизонт, где только небо и бескрайние поля. Подчинить себе агрессивную и враждебную природную стихию. Сразиться с десятком тренированных бойцов, упасть в изнеможении и отключиться прямо под деревом. Одному. В полном и бесконечном одиночестве. «Мятежного духом воина поманила свобода», — глубокомысленно заметил бы Исигава, его старый боевой товарищ, услышь он от собутыльников на постоялом дворе, что Драго снова месит дорожную грязь. Но Драго был далек от поэтических выражений, предпочитал называть вещи своими именами. Что уж кривить душой: он сбежал. Был ли его побег очередным побочным эффектом врожденного дара Бладрестов, который нес погибель их врагам на поле боя, но оказался совершенно непригодным и скорее вредным для нормальной жизни, — или в тот раз его действиями руководило нечто иное? Нечто, не поддающееся осмыслению и облачению в форму слов — интуитивное знание, похожее на сигнал о близкой опасности. Кажется, именно оно подсказало Драго тогда в Равене держаться неподалеку от королевского сада и проследить за женой...

Конь снова задремал и споткнулся о кочку, всадник подскочил в седле, но удержался. Усталость обоих настырно давала знать о себе. Вынырнув из своих невеселых мыслей, Белый Волк похлопал себя по щекам и вновь пришпорил коня. Печной дымок приближался, а напряжение в воздухе все нарастало, точнее, прорастало через сонные образы и пляшущие перед глазами вампира радужные круги. Впрочем, Драго знал верное средство от тревоги: когда он чувствовал ее нагнетающееся присутствие (что можно было даже увидеть воочию — татуировка на теле наемника в эти моменты излучала свечение), то начитал считать: раз, два, три... — и так до тех пор, пока в голове не прояснялось и тревога не отступала.

Два года назад, став свидетелем интимной сцены между своей женой и каким-то вельможей в королевском саду, Бладрест тоже пробовал считать, но ничего из этой затеи не вышло. Он то и дело сбивался, забывал на чем остановился, терял концентрацию и ориентацию в числах. Назойливые мысли, овладевшие им тогда, действовали на мозг сильнее любых медитативных приемов. Черт побери, этот скользкий пижон — как его? кажется, фон Фессе? — заигрывал с его женой, целовал ее, а она отвечала ему с какой-то необузданной, едва ли не опереточной страстью! Более того — пижон насмехался над Драго, называл его неотесанным мужланом, высмеивал его доспехи. Хотя неизвестно еще, кто из них выглядит глупее: придворный хлыщ, который боится активных действий настолько, что предпочитает им малодушное самоубийство, или парень, который заводится с полуоборота и бросается действовать, толком не подумав. Бладрест всегда считал, что лучше совершить ошибку, чем не делать вообще ничего. Этому научила его война. Стремительному, постоянно пребывающему в движении воину сходит с рук даже промах: движущуюся мишень трудно поймать взглядом, в отличие от лежачего малахольного камня.

Наемник презрительно фыркнул и сплюнул в голый куст на обочине. Ему снова — в которой раз — привиделась Скарлетт. Виденье томилось и пылало от возбуждения. Ему захотелось бесцеремонно схватить ее в охапку, дернуть за волосы, отклоняя ее голову назад, заглянуть ей в глаза с настоящей мужской нежностью и впиться в ее горячие губы. Почему он тогда просто сбежал вместо того, чтобы расквасить морду жеманному франту, посмевшему к ней прикоснуться? В других условиях он именно так бы и поступил. Без раздумий и колебаний. Почему же тогда отступил?

Причин было две. Первая — тогда он не смог проконтролировать свой дар, боялся, что в ярости зашибет не только соперника, но и жену. Вторая причина крылась гораздо глубже. Враг его изменился. Раньше его противниками были головорезы, разбойники и убийцы, гули и бестии — враг понятный, знакомый, изученный, прямолинейный, в борьбе с которым все просто: побеждает тот, кто сильнее. Теперь его оппонентом стал фантом — лукавые маски на лицах всех этих медоточивых двуликих тварей, скрывающих под улыбками звериный оскал. Какая ирония! Монстры, с которым он боролся, оказались более человечны, чем те, кого он от них защищал. Но как сражаться с фантомом? Разве можно вообще его победить? Точного ответа на этот вопрос Драго не знал ни тогда, ни сейчас, спустя долгие годы скитаний. Зато он хорошенько усвоил преподнесенный жизнью урок — у истинного монстра лицо подлости.*

—————————————————--
*Инкларис в этот момент наверняка чертыхнулся со своего облака, поминая недобрым словом Габино Генеросо Логиэса.

Отредактировано Драго Бладрест (12.05.2015 23:05)

+2

36

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/dg5.png
Словно почуяв мысли Драго, красноглазый монстр опасливо оглянулся и зарычал в сторону луга, обнажая хищную пасть, в которой уже не помещались огромные желтые зубы. Голодный гуль с полудня сидел в своем укрытии, поджидая жертв — деревенскую бабу с малолетним мальчишкой. Он уже знал, в какой момент выскочит из ямы от выкорчеванного дерева, повергнув добычу в шок внезапностью своего появления, где встанет, чтобы преградить дорогу крестьянам, как будет действовать дальше: если добычу парализует ужасом, охота пройдет даже слишком быстро и скучно, но если они обратятся в бегство, он набросится сзади молниеносным прыжком на ту, что покрупнее, вырубит ее одним ударом и свернет ей шею, а затем примется за другого — того, что помельче. Ноздри его раздувались в предвкушении сладкого запаха крови, сердце в груди трепетало. Она уже совсем рядом — радость, которую он испытает, вонзая клыки в податливую теплую плоть человека. Звук щебечущего мальчишечьего голоска усиливался. Крестьяне приближались. Ближе, ближе, еще ближе. Гуль возбужденно сглотнул, облизал пересохшие губы, оттолкнулся от ствола и прыгнул.

Идиллическую тишину весеннего луга пронзил визгливый вопль убиваемой женщины. Страшный, страдальческий вопль, врезающийся в мозг, как тупое сверло. К нему присоединились отчаянные крики ребенка и грозные звериные рыки неистовствующего монстра.

+1

37

Сонливость Белого Волка как рукой сняло. Конь под ним тоже немедленно расстался с дремой и даже слегка взбрыкнул, испуганный неожиданно громкими звуками. Привыкший к величавому спокойствию бескрайних степей Малабрии, жеребец явно не ожидал такого возмутительного поведения от заповедной природы севера. Наездник с криками «Н-н-но! Пошел!» дважды яростно стеганул его шпорами, хотя этого вовсе не требовалось — конь уже бросился с места в карьер к источнику воплей.

Драго спрыгнул почти на полном ходу. Меч Инклариса с шипением вышел из ножен. Эффектная татуировка, что украшала плечо и шею светловолосого воина, пошла голубоватым свечением, все его тело подобралось, запружинело, наливаясь нечеловеческой мощью, глаза сузились в щелочки и как-то недобро сверкнули. Наемник подбежал к замызганному кровью гулю и в последний момент успел отогнать его от мальчонки, который от страха превратился в соляной столб. Оглянулся. Рядом шагах в десяти лежала крестьянка с неестественно вывернутой шеей. Под ней растекалась большая багровая лужа. Поняв, что все-таки опоздал, Драго крутанул в воздухе фехтовальную фигуру и свирепо рявкнул от досады. Монстр не стал дожидаться, когда наемник пустит в ход свое оружие, — тут же кинулся наутек. Бладрест тоже не мешкал. Ему потребовалось десять секунд, чтобы догнать тварь, наброситься на нее сзади и повалить наземь тяжестью своего тела. Спасающий свою жизнь одичалый заюлил под наемником с невероятной ловкостью, двинул со всей дури башкой куда-то наугад, попал по чему-то твердому и выскользнул. Ну, почти выскользнул. Пока он восстанавливал равновесие, Драго перевернулся на спину, рубанул с земли и рассек ему голень. Ранил сильнее, чем ожидал: раздался треск ломающейся кости. Теперь можно было не торопиться. Подсеченный гуль рухнул на колени, завопил и запричитал, попытался ползти на четвереньках, волоча окровавленную ногу.
— Пощади! Пощади! Не убивай меня, — взмолился он сиплым голосом. — Я заплачý... Клянусь ликом Святой Праматери!.. У меня есть деньги — не вру! Не убивай...
По его губам струились сопли и слезы, смешиваясь с кровью только что высосанной жертвы; красные глаза смотрели дико и ошарашенно.
— Ее ты не пощадил, — коротко сплюнул Драго и взмахнул легендарным клинком.

В эту минуту мальчику, сыну убитой крестьянки, удалось вернуть себе здравый рассудок. Он не бросился к телу матери — продолжил стеклянным, недетски холодным взглядом наблюдать за происходящим. Он видел, как воин со светлыми волосами выпрямился в полный рост над поверженным противником, затем — как хурбастанская сталь блеснула на солнце, как тело монстра спорадически дернулось, а голова с застывшей на морде гримасой предсмертного ужаса скатилась в овраг. Видел, но не проронил ни слова. Заговорил он только тогда, когда его спаситель запрыгнул в седло и тронул поводья (торопился доехать до деревни и позвать лекаря).
— Я стану таким же, когда вырасту, — процедил ребенок сквозь стиснутые зубы и что было силы сжал кулаки.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Трактир «Под ласточкиным гнездом»

+3


Вы здесь » Дракенфурт » Соседние города и деревни » [Малые Пустоши] Вересковый луг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно