Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Взбалмошная вампиресса


Взбалмошная вампиресса

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1) Имя и фамилия персонажа:
Эмилия Шарлотта Клара, в девичестве — фон Трамплтон, по мужу — Сфорца, баронесса, наследница дома Трампов. Детское прозвище — Мими.
Госпожа Эмилия ужасающе нетерпима к любому проявлению неуважения и фамильярности. Ей не по душе свойское обращение без выражающих почтение приставок «госпожа» или «мазель».

2) Раса:
Вампиресса.

3) Пол:
Женский. Вообще-то Эмилия предпочитает мужчин (и все больше человеческих), но, будучи ценительницей всего прекрасного, в том числе, красоты женского тела, изредка тайком любуются портретами обнаженных представительниц своего пола.

4) Клан:
Трампы.

5) Дата рождения, возраст:
31 декабря 1501 года, 326 лет. Эмилии 326 лет, что по человеческим меркам равно примерно 30 годам. Эмилия относится к типу женщин «без возраста». Выглядит совсем юной. Люди не дают ей больше 100 лет. Тщательно скрывает от окружающих свои года. В ответ на вопрос о возрасте либо по-змеиному шипит, мол, «как вам не стыдно спрашивать у женщины такое?», либо уклончиво кокетничает, трепыхая ресницами: «А на сколько, по-вашему, я выгляжу?»

6) Внешность:

Закрепленные за персонажем аватарки

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/05-Prinyatye-ankety/12.jpghttp://drakenfurt.s3.amazonaws.com/05-Prinyatye-ankety/13.png

Ходят слухи, что Орландо де Рей, скандально известный беллетрист, воплотил образ госпожи Эмилии в характере главной героини бестселлера «Марево теней». Помните, десять лет назад все первые полосы дракенфуртских газет пестрели прискорбным сообщением о трагической гибели молодого писателя под колёсами экипажа? Следствие установило самоубийство. Причиной драмы подозревалась неразделённая страсть прозаика к некой Эмили Т. (а ведь всем коренным дракенфуртцам известно, что девичья фамилия Эмилии — фон Трамплтон). Ниже приведён отрывок из упомянутой книги, описывающий внешность центрального женского персонажа: «Ростом она примерно с ангела, повадка её неукротима, стан её гибок и упруг, как у строптивой лани, речи её опасны и сладки, словно ядовитая цикута, под ресницами притаилась глухая ночь. Она жадно пьёт мою кровь, всласть целует в губы, а в глазах, подобных морю, отражается гибель звёзд...»

Эмилия наотрез отказывается комментировать свою причастность в качестве музы к написанию романа, утверждая, что это не более чем досужие сплетни, призванные опорочить имя честной девушки.

В действительности она коротышка, рост её составляет 170 см, вес — 55 кг. Ещё она — само умиление. В ней нет ни одной резкой или острой линии. Все контуры сглажены, все углы притуплены. Черты нежны, телосложение деликатно. Кожа белая и даже на вид мягкая, как подошедшее тесто. Губки соблазнительно пухлые, но не крупные, а аккуратные и яркие, как вишенки. Щёки покрываются бледно-розовым румянцем, когда она смущена, и пылают кармином, когда разгневана. Взгляд больших и круглых сине-зелёных глаз ласков и волнующ, о таком говорят: «с поволокой». Густая копна мягчайших каштановых волос, доставшихся в подарок от матери из орлесианских дю Валей, — предмет неизменной гордости вампирессы. Иногда она закалывает свое богатство в высокую причёску, оставляя несколько выбившихся прядей обрамлять круглое личико.

Ушки у нее, как и все прочее, тоже маленькие, прямо-таки крошечные, совсем чуть-чуть заостренные на кончиках. Да и клычки выпирают меньше, чем у большинства вампиресс. В детстве Эмилия ужасно комплексовала по этому поводу.

Сложена прелестно, хоть и несколько дисгармонично для своих пропорций: у неё небольшая, твёрдая и упругая, как яблочко, девичья грудь и узкая талия но — полноватые бёдра и, простите, довольно-таки пышный зад; маленькие ножки, маленькие ручки с маленькими пальчиками, но — длинная лебяжья шея. 

Одежду меняет в зависимости от рода деятельности, которая ее в текущий момент увлекает: носит то шикарное, поражающее воображение дороговизной, платье от филтонской модистки, то почти мужской костюм для верховой езды, то неброский деловой наряд в скромную полоску (надевает его на работу).

Держит ручного белого голубя по имени Аиль (сдох в начале апреля 1828 года).

7) Характер:
Первое, что она делает, уставившись на собеседника — обезоруживает, создавая располагающую атмосферу, заражая своей кипучей энергией и хорошим настроением. Плохим, впрочем, тоже умеет заразить, ещё как! Но не будет о грустном.

Если вы попали под прицел её сияющих глаз, соблюдайте осторожность! В это время безошибочно сканируются ваши мимические выражения и прочитываются ваши переживания. Никто не даст гарантию, что замеченные эмоции не будут использованы против вас. Она умеет очаровать, быть уступчивой и покладистой, как подобает благовоспитанной дракенфуртской аристократке. Но, к сожалению, даже приятные свойства, будучи чересчур очевидно проявленными, со временем приобретают раздражающий характер. Спору нет, она по-детски непосредственна и мила, капризна и игрива, как очаровательный пушистый щенок, но — сверх всякой меры неуравновешенна, рассеянна и взбалмошна. Легко раздражается, если что-то её не устраивает, сквернословит. Обидчива и мстительна. Склонна к интриганству, но какому-то бессистемному и бестолковому. Чаще всего её манипуляции сводятся к банальному давлению на жалость, скандалам и разведению вселенских трагедий на пустом месте. На подлое предательство не способна, хотя неоднократно была поймана на мелких пакостях, втихомолку причиняемых застарелым обидчикам.

В общем и целом, это сентиментальная, ранимая, мечтательная и восторженная душа, которая постоянно страдает от собственных глупых фанаберий и несовершенства мира, упорно отказывающегося потакать её идеализму. И всё же, не взирая на отсутствие внутреннего стержня и прочие многочисленные недостатки характера, мягкое женское обаяние Эмилии столь очевидно, что постоянно притягивает толпы воздыхателей обеих рас.

У девушки три слабости: красивые дорогие наряды, вино и человеческие мужчины. Она совершенно равнодушна к прекрасным изысканным манерным вампирам, но теряет голову от диких и необузданных человеческих самцов.

8) Псионические способности: 
Как и все Трампы, сильная эмпатка. Кожей чувствует эмоции собеседника и умеет внушить любые желаемые. Кроме того, в юности благодаря строгому отцовскому воспитанию занимала призовые места по левитантскому спринту.

9) Биография:
«Если спросите, в каком году я родилась — вам сильно не поздоровится!» — сверкнула бы глазами Эмилия, задай вы ей такой вопрос. Какая, в сущности, разница? Важно другое: росла она живым, весёлым ребёнком, единственной дочерью в богатой и влиятельной семье дракенфуртского нефтепромышленника, барона Шилярда фон Трамплтона. У неё было всё: прелестные платьица, кукольные домики, заводные игрушки, маленький пони, нянечки и гувернантки на подбор. И папа, и мама — красавица-пианистка Шарлотта дю Валь, в честь которой Эмилия получила второе имя, — возлагали на ангелоподобное, не по годам умное чадо большие надежды, рассчитывая, что отпрыск пойдёт по их стопам. Но, как часто случается, избалованная своенравная дочь не оправдала родительских чаяний. В то время как её сверстники грызли гранит науки по университетам, Эмилия сошла с ума, бросила учебу в престижном университете, похерила своё будущее, довела до инфаркта отца и вообще оказалась на редкость бессовестной дрянью. Когда заботливые родители уже подыскали дочери достойную ее партию, она сбежала из-под венца с каким-то юнцом без рода без племени, да к тому же — обыкновенным человеком. И тем самым дала повод развязаться жестокому кровопролитию, учинённому могущественным семейством Фиделидет, к которому принадлежал оскорблённый отказом жених Эмилии. Ее любовник погиб от клыков дикого гуля, которого в сговоре с отцом Эмилии подослал барон фон Сфорца, отец ее жениха. Сама же малышка, узнав от служанок о виновниках этого бессердечного заговора, учинила в доме скандал и сбежала в трущобы казенного квартала без гроша в кармане. Родители с ума сходили, подняли на ноги чуть ли не всю полицию графства. Особенно переживала мама — благовоспитанная Шарлотта одержимо любила дочь, отдавала ей всю себя. И чем эта соплячка ее отблагодарила? Сбежала из дома, разбив материнское сердце. Шарлотта с таким усердием винила себя и мужа (мужа — явно, себя — тайно) в скверном воспитании дочери, что даже заболела.

И для самой Эмилии это были тёмные, грязные дни, растянувшиеся в агонизирующую от боли и отчаяния вечность. Она блуждала по баракам и злачным закоулкам, словно в гипнотическом сне, ничего не видя, ничего не слыша. Ночевала под мостом, воровала с прилавков еду и вино, упивалась кровью случайных жертв до полного забытья. Так продолжалось три дня. На третий день загула она решила покончить с собой.

Во время попытки самоубийства (она вышла на мост с намерением спрыгнуть с него в реку), она познакомилась в загадочным гулем по имени Джильберто. Джильберто тоже хотел свести счеты с жизнью, но, увидев на мосту красивую девушку, собиравшуюся прыгнуть вниз, вместо того чтобы тоже спрыгнуть, бросился ее спасать. Так они встретились и подружились. Оказалось, что у них много общего: гуль тоже потерял смысл жизни. У него не было никакой особой травмы, просто он был по духу бунтарем и не терпел обязаловку, навязываемую знатными родителями, отчего и спивался, гуляя и прожигая жизнь.

Вскоре Эмилия поняла, что по-настоящему влюбилась. Они с Джильберто было словно две половинки одного целого: хотя и частенько ссорились, и постоянно ругались, никто другой во всем мире так не понимал друг друга и не был настолько друг другу близок. Они вместе гуляли по злачным местам Дракенфурта, вместе удирали от полиции, вместе пили кровь доверчивых людишек и все свободное время посвящали занятиям любовью.

Любились они как одержимые. Эмилия никогда не расспрашивала Джильберто о его прошлом, хотя и догадывалась, что и в этом у них много общего.
Однажды после бурной сладострастной ночи, когда Джильберто еще спал, она искала зубную щетку и случайно залезла в вещи возлюбленного. Каково же было ее удивление, когда среди разнообразной бытовой ерунды она обнаружила старинный книгу с экслибрисом фон Трамплтонов. Девушка, пылая гневом, растолкала любовника и устроила ему допрос с пристрастием. Джильберто во всем сознался. Он был сыном барона фон Сфорца. Того самого Сфорца, который послал гуля убить ее ее бывшего парня-человека. Он, Джильберто, и был тем гулем. Он, Джильберто, и был ее женихом, до тех пор, пока она не разорвала помолвку. О чем думала Эмилия, выслушивая исповедь возлюбленного, никто так и не узнал. Однако следующие ее действия были таковы: она взглянула гулю в глаза, приказала ему преклонить перед ней колени и просить ее руки. Гуль так и сделал, а Эмилия согласилась стать его женой.

Через месяц они поженились и поселились в новом доме в Волкогорье. По соседству с родителями Эмилии. А спустя несколько лет Джильберто умер при странных, так и оставшихся нераскрытыми обстоятельствах. В его теле нашли четыре свинцовые пули, какими заправляют свои револьверы вольные охотники. Безутешная вдова покорно облачилась в траур. Никто особо не удивился кончине Джильберто. Все знали, что он законченный гемоглобиновый алкоголик, что охотники давно точат на него кол, и морально были готовы к подобному исходу. Как ни уговаривала мать Эмилию вернуться в отчий дом после смерти мужа, она так ее и не послушалась.

Сняв траур, отправилась учиться в Гиллесбальдский университет на факультет классической литературы, а вернувшись, прямиком направилась в Казенный квартал, где сняла второй этаж ветхого дома под редакцию своей будущей газеты. Она назвала газету «Мирабо Манускриптум». Загадочное экзотичное название было целиком в ее характере. Уже через год не было в Дракенфурте более популярной и одновременно менее правдивой газеты.

В данный момент Эмилия Сфорца нанимает внушительный штат журналистов и целых 5 редакторов, сама же исправно спонсирует газету и с видимым удовольствием исполняет обязанности главного редактора.

10) Откуда вы узнали об игре?
Лично пригласил администратор :)

11) Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

12) Пробный пост:
Она попросила кучера затормозить возле небольшого двухэтажного дома, в котором собиралась арендовать комнаты под редакцию самой популярной (конечно, в будущем, но уже тогда Эмили была уверена в своем прожекте) газеты Дракенфурта. Поднимаясь в холл, она отметила, что дом, не смотря на плачевное состояние, поддерживается хозяевами в сносном порядке. Поднявшись, постучалась в окошко к вахтёру и приветливо улыбнулась. Клюющий носом дедулька проснулся, заслушав скрип каблуков о лакированные половицы, и изучающе воззрился на незнакомку поверх очков в толстой роговой оправе.
— Вам чего?
— Ключи от комнат на втором этаже. Я ваша новая постоялица. Эмилия Сфорца.
— Принесла нелёгкая, — проворчал старик, потянувшись за огромным, тяжеленным гроссбухом. Эмилия сделала вид, что не расслышала его не очень-то дружелюбных слов. Она была вся в мыслях о предстоящем деле и ей было не до пререканий с угрюмым дедом. — Как там те... вас? Эмили чего? — Уточнил вахтёр.
— Баронесса Эмилия Сфорца фон Трамплтон!
— Не надо кричать, я не глухой, — послюнявив скрюченный артритом палец, старец перевернул пожелтевшую страницу журнала, пробежался взглядом по ровным столбикам, заполненным витиеватыми каракулями, к вящему сожалению обнаружил названную фамилию в списке, разочарованно пожевал губами, потянул сизым носом и — делать нечего — снял с крючка массивный бронзовый ключ, швырнув его полукруглое отверстие окошка и вложив в этот жест всю ненависть и презрение к новой постоялице.
— Тоже мне, баронесса, — прошамкал он себе под нос.
— И вам доброго дня, — вежливо пожелала Эмилия, развернувшись на каблуках.
— Стой! — Скомандовал дед, — а подпись в журнале? Ох, молодежь пошла, всё спешат, как угорелые, а кудой спешат?
Эмилия, прилагая нечеловеческие усилия к сдержанности, выдавила из себя виноватую улыбку и размашисто черкнула двухгеллеровым гусиным пером, прикованным к стойке тоненькой цепочкой (видимо, чтоб не стащили), напротив своих инициалов.
— Теперь всё? — Её клыкастая улыбочка прямо-таки прыскала елеем.
— Ничего не всё. Это ещё что это за дрянь пернатая? — Он ткнул костлявой рукой в голубя на её плече.
— А это мой друг, Аиль. Он ручной. Хотите погладить?
Мрачный страж замялся.
— Нет, пожалуй, откажусь.
— Тогда я пойду?
— Иди, — угрюмо буркнул дед и вдруг едва заметно приподнял уголок морщинистого рта — ответил, стало быть, на приязненную мимику девушки, — ты, это самое, смотри, чтоб твой друг мне на ковёр в прихожей не гадил, я буду следить!
— Обещаю.
Она махнула рукой и зацокала каблучками, поднимаясь на второй этаж.
— И чтобы никаких кровавых оргий! — Не унимался старик. — Знаем мы вас, кровопийц проклятых, прости Господи!

13) Согласны ли с правилами ролевой?
Согласна.

14) Локация, с которой начнете игру:
«Фазенда», дом баронессы Сфорца фон Трамплтон.

Отредактировано Эмилия Сфорца (23.01.2010 20:50)

+4

2

Котэ де Мурло, извини, я позже доделаю анкету))) Спасибо, что пригласили))) Мне у вас нравится)))

Если что не так с био или характером, сразу говори)))

0

3

Солнце, все классно, только ты должна поставить аватарку. И есть пара замечаний к твоей анкете.

Эмилия Сфорца написал(а):

Это были тёмные, грязные дни, растянувшиеся в агонизирующую от боли и отчаяния вечность. Она блуждала по баракам и злачным закоулкам, словно в гипнотическом сне, ничего не видя, ничего не слыша. Ночевала под мостом, воровала с прилавков еду и вино, упивалась кровью случайных жертв до полного забытья.

Если она упивалась человеческой кровью, то зачем ей нужно было вино? :)

Эмилия Сфорца написал(а):

заслушав скрип каблуков о ламинированные половицы

Ламинированные? Может ты имела в виду лакированные? Разве в то время уже изобрели ламинат? :D

Допиши биографию.
И не забудь написать как Эмилия стала главным редактором газеты.
Жду :)

0

4

Котэ де Мурло написал(а):

Если она упивалась человеческой кровью, то зачем ей нужно было вино? :)

А почему бы и нет? Она просто любит вино))) Для нее вино как безалкогольное пиво, ей нравится вкус))
Я же написала: «У девушки три слабости: красивые дорогие наряды, сливовое вино и человеческие мужчины». ;)

Все остальное исправила + био дописала)))

Отредактировано Эмилия Сфорца (23.01.2010 20:50)

0

5

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2130-1.gif

0


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Взбалмошная вампиресса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC