Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Дом «Седая черепица», принадлежащий кайтифам из рода Тинес


Дом «Седая черепица», принадлежащий кайтифам из рода Тинес

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/32.png
Старое, но довольно уютное сооружение с черепичной крышей в известковых проплешинах, оставшихся от былой побелки (отсюда и название), за которым начинается густой и почти непроходимый лес — отличное место для охоты и изучения редких видов животных. Из фронтальных окон открывается вид на маленький дворик и фонтанчик, увенчанный фигурой гаргульи. В хорошую ночь луна подсвечивает тонкую водную струйку деликатными серебристыми переливами.

Внутреннее убранство небогатое, мало напоминающее интерьер благородного особняка. Налево от входа расположена кухня; направо — столовая с шикарным столом длиной во всю комнату. Лестница из гостиной ведет на второй этаж со спальнями. Там находятся целых четыре хозяйских спальни и две спальни — для гостей. Библиотека скромных размеров, обустроенная на первом этаже, рядом со столовой, хранит в своих недрах старинные инкунабулы и алхимические гримуары. В таком книгохранилище было бы не жаль провести вечность, читая и осознавая всю сложность и простоту бытия. А если пройти через столовую, то можно забрести на веранду, увитую множеством растений: цепким вьюнком, ядовитым плющом, чайной розой, диким виноградом и черт знает чем еще. На веранде стоит стеклянный террариум со змеями, пауками и летучими мышами.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/32.1.png

Однако соседи могут позавидовать расположению этого дома. Позади него протекает один из многочисленных притоков Кручицы, на который открывается потрясающий вид из мансардных окон. Через эту незначительную водную преграду переброшен мост кирпичной кладки того же зеленовато-серого цвета, что и противоэрозийные укрепления, цепко обнимающие берега речушки.
-----------------------------------------------------

«Седая черепица» находится в получасе верховой езды от Кафедральной площади, соседствуя слева с «Туберозой», а через дорогу — с домами «Птичьи косточки», «Белый кэльпи» и «Пять ступеней в рай», некогда принадлежавшими семействам зажиточных кайтифов.

Отредактировано MashiMaro (19.01.2010 23:20)

0

2

Начало игры

Афина после очередного приема, была не в духе. Ей совершенно не нравились эти приемы, и она была уже готова вновь улизнуть от братьев, избежав обсуждения недавних новостей и событий. Девушка тихо сползла с трона и уже почти сделала шаг, после которого ее никто бы уже не остановил, если бы мелодичный бас старшего брата не застал врасплох баронету Тинес:
— Милая сестра, мы с Сетом, конечно, все понимаем, но не могла бы ты уделить нам толику своего «драгоценного» времени и не обсудила с нами важные вопросы?
На губах обоих братьев играла легкая усмешка, говорящая сама за себя — сбежать уже не удастся от нудной беседы. Слушать Афине все равно пришлось, так как вокруг не было предмета на который можно отвлечься и не замечать слов братьев, которые как раскаты грома разносились по пустой зале. Неожиданно из множества скучных фраз прозвучала та, что привлекла внимание скучающей Афины:
— ...Боюсь, Лютер, тебе все же придется жениться, остепениться в конце-концов! Тебе ведь уже не 100 и ты уже совсем не юнец!- Сет хохотнул и умилительно посмотрел на медленно закипавшую Афину, чьи мысли не было нужды читать, они были написаны на её невинном, красивом и гневном лице. «Как же так? Еще одна женщина, да еще и титулом выше меня? Ух!...» — Мысли Афины мешались, переплетались и накатывали волнами в ее подсознании, словно ветер несет огромные волны и разбивает их о скалы, ставя перед фактом вампирессу-полукровку... Неожиданно на голову Афины легла мягкая и ледяная рука старшего брата. Пальцы гибкие и изящные, в тоже время мужественные гладили и изучали каждый локон, как будто никогда к ним до этого не прикасались. Голос окатил слух девушки мягким бархатом и стал тихо убаюкивающе объяснять, как капризному ребенку. Только Афина уже его не слышала, потому что заснула от сладкого баритона Сета:
— Не переживай, милая сестренка. Ты ведь знаешь, что для нас нет дороже никого кроме тебя! Нет в этом государстве той, которую мы будем любить больше,чем тебя, дорогая Афина, дочь человека...

0

3

Сет и Лютер отнесли свою драгоценную сестру в ее спальню на втором этаже, окна которой выходили на Запад. Уж очень любила Афина смотреть на закат, когда просыпалась. Оставив юную Тинес, братья покинули эти покои и отправились по своим важным делам. Их было предостаточно(дел), так что не один из братьев не разменивался на лишние разговоры, а каждый исчез в интересующем его направлении.

Спала Афина не спокойно, какие-то рваные, но до жути четкие и яркие, вспышки прошлого мелькали в подсознании. То добродушное лицо отца, потом лакированный гроб; полу улыбка матери, сменяющаяся гримасой горя; братья играющие, совсем «зеленые», преобразились, стали грозными и властными... Мягкость рук Сета была такой реальной, что хотелось в ответ коснуться его холодной руки... Потом были туманные силуэты, в которых исчезла мать. Слезы текли рекой. Даже сквозь сон грудь сжимала боль словно, легкие оказались в тугих тисках, давящих так беспощадно, что перехватывало дыхание. Вот все померкло, и тьма всосала всё и вся. Ничего не осталось, только пустота и боль. Это неспокойное видение прервалось столь же неожиданно, как и началось. Афина сидела в постели и тяжело дышала, такие сны она не видела уже лет 20, после смерти матери. В комнате было темно, вечер вступил в свои права. Закат был пропущен, но было совсем не до этого. Тинес, встав с постели, начала мерить комнату, огромную, в углу которой лежали ее детские игрушки: куклы и дом для нее, сабля, часть доспехов, первая, проржавевшая от времени, шпага и маленькое седло. Сколько приятных воспоминаний хранили в себе эти вещи. Она цеплялась к каждой детали в комнате, лишь бы не вспоминать о там ужасном сне, проклятом сне, пробудившей в ней ту боль, старую и злую. Все попытки заглушить эти терзания оказались тщетными. Измерив вдоль и поперек комнату широкими шагами, насколько это позволяли ноги юной особы. Насчитала она 36 шагов в длину и 23 в ширину. Процедуру проделала 2 или 3 раза, и убедилась, что комната действительно большая. После столь отвратительного и не глубокого сна, должна была быть усталость, но Афина уже открыла окно, впустив вечерний шум и свежесть. Стало немного лучше... Сев на подоконник, из деревянного футляра была извлечена восточная трубка. Нет, девушка не собиралась курить, не то настроение, просто покрутила в руках диковинную трубку и вложила обратно, предварительно, протерев бархатным куском ткани, все изгибы. Мысли были в полном беспорядке, и не одна не имела логического завершения! Тут пронеслась мимолетная мысль о разговоре между братьями.

— Ай-я-я-й! Ну как я могла забыть об этом? Ну как?! Ох, бестолковая я! Ммммм!!! — Афина вновь стала нарезать круги по комнате, тихо бормоча себе под нос. — Сама на себя не надивлюсь! Брат собрался жениться! Уму непостижимо! Нет, постойте! Ведь это естественно, вот только не могу я смериться с этой мыслью!

Теребя волосы, девушка совершенно запуталась в собственных чувствах. Ничего не понимая, она села вновь на кровать, сложив локти на колени, свесив от бессилия голову. Слишком много всего навалилось на нее в один момент, надо все обдумать, а завтра начать действовать.

+1

4

Очнувшись, Афина лежала на боку и долго смотрела на бархатную штору черного цвета в каком-то не объяснимом для нее ступоре. Она очень долго думала над решением братьев, но в голову так ничего и не пришло, собственно, зачем что-то предпринимать, ведь это станет прекрасным моментом в жизни рода. Благородная семья Тинес существует с незапамятных времен, так же как и сам Алукард.
— Да, это всего лишь мои капризы и ревность, хорошо, что я не успела вспылить и накричать на Лютера и Сета. Эх...
Но все равно какая-то необъяснимая печаль сжимала грудь. То ли давно схороненные в подсознании вспоминания, неожиданно вырвавшиеся, так давили на все существо девушки, то ли ощущение потери из-за неминуемо приближающейся свадьбы. Как бы там ни было, Афина была потеряна и совершенно не воспринимала окружающее. Поэтому она уже минут 10 таращится на занавеску, слегка колышущаяся на осеннем бризе. Ветер вошел в комнату, словно незваный гость или вор, он начал ласкать лицо девушки. Иногда мягко, но чаще резко и жестко хлестал лицо, метая волосы и без того растрепанные. Девушка попыталась встать, но все тщетно, тело не слушается ее. Собрав последние силы, Афина оттолкнулась от кровати руками и больно упала на пол. Все конечности онемели и лежали неподвижно. Органы, казалось, перемешались в кучу и теперь нельзя разобрать, что же болит больше. Разбираться было совершенно бесполезно, потому что ныло все в равной степени. Как ей хотелось заплакать, закричать, позвать братьев, прислугу, всех... НО! Будь проклята та гордость, доставшаяся от матери, и решимость отца! Как было бы проще жить без этих замашек аристократии, просто попросить помощь, потому что тяжко, тяжко и больно! Как хочется успокоения этой яростной и злой боли, засевшей в груди и не желающей отпускать сердца! Сердце юное, жаркое, полное амбиций, но почти бессмертное. Зачем оно нужно, если не может забыть, уничтожить ту тревогу? Вопросы, один за другим, били по подкорке девушку, как огромная булава с иглами, которые впивались и саднили в тех местах, где оставались. Скрип двери, и забытье покинуло девушку, неподвижно лежащую и стонущую на полу.
— Госпожа Афина!!! Госпожа Афина!!! — крик горничной резал ухо. Марианна была милой служанкой лет 50, которая передвигалась мелкими шажками. Движения были резкими и торопливыми ловкими. Она подняла и уложила на кровать юную госпожу, поправляя подушку и волосы(что совершенно бесполезно), села рядом и взяла за ледяную трясущуюся руку.
— Что с вами? Вы лежали на полу... не двигались, а вид у вас такой болезненный... Вы случайно не заболели? Мне надо немедленно сообщить Господину Лютеру и Господину Сету — Марианна тараторила так быстро, что некоторые слова просто исчезали. Горничная уже собралась бежать звонить Дигу (мальчику на посылках), но твердая рука Афины схватила запястье служанки.
— Не надо, все в порядке, просто я уже вторые сутки ничего не ела... — Тинес сдавленно улыбнулась, лишь бы успокоить глупую Марианну. Та не могла ослушаться, встала и ушла на кухню, готовить «кушанье для сударыни».
Афина, как только служанка исчезла за дверью, попыталась встать, но не получилось даже руку приподнять. «Вот уже не думала, что два дня без пищи могут довести меня до такого», — размышляла девушка. Мари вернулась через 15 минут с салатом и курицей. Аппетит разыгрался не на шутку. Пошевелиться до сих пор не удавалось, и пришлось миловидной женщине кормить, как младенца 79-летнюю ревенанту. Марианна, выполнив всю процедуру, исчезла, пообещав ничего не говорить хозяевам.
— Мне действительно повезло, что вошла Мари, избавила меня от глупых объяснений, — вздохнув, Афина прилегла на подушку в шелковой наволочке. Что ж, можно полежать немного, да отправиться в конюшню, проверить лошадей, ведь девушка уже двое суток не видела своих любимых жеребчиков...

Отредактировано Афина Машимаро-Тинес (28.01.2010 16:31)

+1

5

— Алукард, неужели я опять отключилась? — смотря в потолок, пролепетала девушка, с затуманенными глазами. Приподнявшись на локтях, во всем теле чувствовалась какая-то слабость. Вдохнув побольше воздуха, словно Афина собиралась нырять, сделала рывок и оказалась на ногах. Ревенанта повело и в глазах потемнело, слава Алукарду рядом была стена. Стоять без опоры не получалось, но это лучше, чем вчера. Надо выбраться отсюда, чтобы Марианна не заметила... Девушка ахнула, от того что наступила на острый предмет. Афина попыталась приподнять ногу, чтобы взглянуть на это, но действие оказалось ошибкой и ее снова начало качать. Сразу же вернув конечность на место, облегченно вздохнула и приготовилась к новому рывку. Опять набрав воздух, со всей силы оттолкнулась от стены и по инерции уже летела на окно. Только бы не упасть, иначе опять валятся, до прихода кого-нибудь. Нет, этот вариант никак не устраивал девушку, потому что превозмогая этот странный паралич, ноги стали наконец-то приходить в движение. Ура-а! Хоть какой-то прогресс за эти дни! Вот он подоконник, протяни руку и ты почти на свободе, на воздухе, вне дома и опекунов!!! Дохлое «Ай!» разнеслось по пустой комнате, Афина практически лежала плашмя на подоконнике, скривив лицо в гримасе неприятной, но терпимой боли.
— Фу-ух! Я уж думала опять не выбраться мне! — Облегченный вздох и скрипнули рамы, впуская холодный осенний воздух. Афину затрясло от холода, на ней была всего лишь ее любимая рубашка, кожаные штаны, совсем босая. На одевание нет ни времени, ни сил, придется в таком виде добираться до ближайшего дома кого-нибудь из вампиров. Там она могла бы перекантоваться и не выдать себя. Дрожа и ахая, Тинес села на окно и посмотрела вниз, увы высота не маленькая. Что же делать, прыгать с третьего этажа или спуститься по лестнице, с большим процентом падения? К сожалению, у нее выбор не велик, да и добраться до двери у нее уже не хватит сил. Хотя, она и лучше уже владела собой, гарантий это не давало! Перенеся ноги через край окна, соскользнула вниз, с тихим визгом. Нет, Афина ни раз проделывала этот трюк, но только тело в те моменты были под контролем, а не мотались как плети. Полет оказался довольно долгим. Открыв, зажмуренные глаза девушка смотрела на деревья в осеннем убранстве, как верхушки колышет ветер. Птицы взлетали и опускались на ветки, словно что-то забыли взять в дорогу на юг. Внизу был океан травы, жухлой и сухой, уносимая потоком легкого бриза, приносимого с моря. Время потеряло свое прежнее течение, хотя падение должно было длиться пару секунд, Афина была в некоем оцепенении при виде этой бурлящей красоты природы. Но вот земля уже близко, а приземляться на прямые ноги Тинес не хотела, могла все на свете переломать и, помилуй Алукард, неправильно срастется! Кое-как сгруппировавшись, девушка упала на бок и перекатившись по небольшому склону, присела на колено.
— Все, пора рвать когти, — ухмыльнувшись, ревенантка поспешила скрыться из поля зрения жителей дома, дабы не поднять всех на уши... Афина исчезла, пусть и не очень быстро, но убежала. Ноги чвакали по холодной и неприятной осенней грязи.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Особняк «Сонные дубы»

Отредактировано Афина Машимаро-Тинес (30.01.2010 23:21)

0


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Дом «Седая черепица», принадлежащий кайтифам из рода Тинес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC