Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный горячей любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Склады и доки

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/27-Portovaya-naberezhnaya/3.png

Склад № 1
—————————————————--
Склад № 6
Построенное из дерева складское помещение длинной метров сто и высотой в два этажа принадлежало Господину Фарму. Артур официально занимался хранением товаров, погрузкой и разгрузкой, таможенными вопросами. В конце склада на второй этаж в комнату-офис вела небольшая круговая лестница. На первом этаже стояли ящики и стеллажи для крупных и хрупких грузов. Справа по периметру специально отгороженному от остального склада располагалось место для скота. Также были места для сырья, и прочего товара.
На втором этаже в той самой комнате, куда вела лестница был офис Артура. Большой деревянный стол со стульями. Хорошо освещенный, с полками для бумаг и учетных книг. Небольшим трюмо и шкафчиком. В этом офисе зачастую можно было видеть от одного до четырех человек, которые писали считали и вели переговоры.
Для всех это был просто склад, но для знающих и для того кому нужно было это был ее и офис Порока. Здесь заключались сделки, здесь разгружалось оружие, сюда приносили деньги заработанные на проституции, вымогательствах, контрабанде и прочих мерзостях. 

(Артур Фарм)

0

2

[Волкогорье] Кафе «Винный вечер»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Декабрь 1826.

— На яхте точно нет. Из-за твоего груза таможенники перепахали ее вдоль и поперек. Если бы там что-то было, то нашли бы. Яхта уже который месяц в карантине.
Тимми кутался в теплый плащ, не без содрогания наблюдая, как, клацая зубами, Шед пытается натянуть на себя старую потрепанную куртку. На складе было холодно. Декабрь выдался на редкость поганым, и стены промерзли насквозь.
— Съемную квартиру мы проверили. И номер в «Эффенбахе». И квартиру его любовницы. И тот притон, где он надирался в последний раз. Столько усилий и все впустую.
— Но она у него была, — раздраженно заметил Шед. — С чего он, по-твоему, сбрендил? Я даже сделать ничего не успел, как он за борт сиганул. Моего вмешательства даже не потребовалось.
— Лучше бы ты заставил его сказать, где книга лежит.
— Как я должен был это сделать? Я не вампир, мысли читать не умею!
Тимми пожал плечами и криво усмехнулся с таким видом, словно не очень-то поверил приятелю.
— Может, он ее продал? — у Тимми не выдержали нервы, он спрыгнул с бочки, на которой восседал как на троне, и накинул на плечи дрожащего друга свой плащ. Льняные волосы Шеда смерзлись сосульками, обветренные и искусанные в кровь губы посинели от холода. Однако на скептический взгляд и язвительный тон его хватило:
— Да она гроша ломанного не стоит для непосвященного. А этот придурок понятия не имел, что попало ему в руки.
— Значит, она в доме. — Тимми пожал плечами. — Почему ты не стребуешь с этой герцогини долг? Пусть прикажет перерыть дом и найти эту проклятую книгу!
— Еще не время.
— Время! — передразнил Тимми. — Ты уверен, что дотянешь до весны?
— Я не уверен, что дотяну до завтра.
— Ладно, — Тимми махнул рукой. — Пошли наверх, там хотя бы камин можно разжечь. Тебе нужно согреться.
Он вручил Шеду фляжку с бренди и какое-то время наблюдал за безуспешными попытками друга открутить дрожащей рукой крышку. Потом возвел глаза к небу, вздохнул и отвинтил колпачок. Шед поднес фляжку к губам, и было отчетливо слышно, как горлышко стукнулось о зубы.

+2

3

[Предместья Дракенфурта] Заброшенная часовня  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png (временной скачок 1 месяц)

Пока кэб вез их в самую задницу Казенного квартала, Харрис пытался очистить голову. Впереди новое дело, и эмоции не должны помешать его раскрытию. Но как тут не беситься, когда эти морготовы дети забрали у него дело этой суки Мурир?! Юстициары Его гребаного Сиятельства Алукарда, чтоб ему геморрой раскаленным железом лечили! Клирик пытался успокоиться, медленно дышал, пытался отвлечься, но ярость клокотала в нем негасимым огнем. Он курил одну сигарету за другой, иногда поглядывая исподлобья на еще один подарок судьбы — стажера. Когда утром этого щегла привел старик Дюбье, Роберт поперхнулся виски. Ему! Стажера! Дампир попытался откреститься от столь «почетной » обязанности, ворвавшись в кабинет капитана без стука, но тот  был неумолим — больше этого бедолагу девать было некуда, у остальных опытных офицеров воспитанники уже были.  Он хотел было вернуться в кабинет и пропесочить новичка для острастки, но тут сообщили о явно криминальном трупе в доках. Вернувшись в кабинет за револьвером и плащом, Харрис уже выходя бросил Дрейку лаконичное: «За мной».
Когда впереди замаячили доки, лейтенант решил, что одним дыханием и сигаретами не обойтись, и достал из внутреннего кармана плаща флягу и сделал несколько крупных глотков. Виски огненным вихрем пронесся по луженой глотке, теплыми волнами отозвался в животе и груди, и, наконец, докатился до разъяренного сознания.
«Вот теперь можно и подышать, - он занюхал рукавом, убрал флягу наместо и снова закурил, - Но с этим чудиком что делать? Что этот франтик забыл в клириках? Романов бабских чтоль начитался?»
Ухоженный, со вкусом одетый, «юноша бледный со взором горящим», мальчишка совсем не был похож на копа. Возможно, это будет полезно в ближайшей перспективе. Но перевесит ли это те бессчетные минусы, которые несет в себе любой стажер? Ответить на этот вопрос дампир не успел — приехали. Все так же молча покинув кэб, он сделал несколько быстрых затяжек и бросил окурок до того, как они подошли к ограждениям — место преступления священно.
— Рассказывай, - кивком поздоровался он со знакомым констеблем.
— Двое, мужчины-люди, из простых. Вроде как и дрались, но ссадин и синяков нет, кожа какая-то синюшная, как у утопленников. Обнаружил хозяин склада, когда пришел на работу утром.
Пока констебль докладывал, они вошли в помещение и Харрис смог увидеть все своими глазами. Двое работяг (докеры или фабричные - пока неясно) лежали рядом в неестественных позах. И действительно - одежда на них была местами порвана, местами растрепана, как бывает после неловкой драки.
«Не похоже, что кто-то на этом складе так активно дрался. Но если бы кто-то хотел замести следы, зачем он бросил тела там, где их точно найдут? Или опять эти сраные вампирские штучки? Ненавижу, блядь, вампиров».
У тела порхал криминалист. Фотографировал, что-то записывал в блокнот, опять фотографировал. Харрис снова кивком поздоровался, сел на корточки, методично обыскал первый труп от ушей и рта до ботинок, затем второй. Ничего.
«Ну еще бы. Разве могут в наше время люди ходить с документами?»
С матом и кряхтением Роберт поднялся, потирая больное колено:
— Что говорит хозяин? Знает этих двоих? Может кто-то что-то видел? — Это констеблю, — Что по твоей части? Как умерли? Давно? Слепок вон с того следа сделал? — Эти вопросы были адресованы уже криминалисту. Опыт говорил, что вырисовывается очередной глухарь, но что-то не давало покоя. Это были странные трупы. Не похоже ни на бытовуху пьяных докеров, ни на неумелое заметание следов, ни на работу криминала. И даже на трупы, которые оставляла Мурир, не похоже. Это были неправильные трупы. И тут он решил все таки заметить стажера:
— Ну, а ты что скажешь?

Отредактировано Роберт Харрис (12.06.2021 22:13)

+2

4

Начало игры

За окном мелькали городские пейзажи, один другого краше. Летнее солнце встало совсем недавно, и окрасило нежным розово—персиковым цветом крыши домов, залило мостовую гальку теплыми солнечными зайчиками. Редкие вампиры семенили домой спать, а человеческая часть населения города, наоборот, только просыпалась. Вон булочник, сонно потирая глаза, открывает лавку, попутно принимая запасы на кухню от более ранней пташки — своего поставщика. А сапожник, что по соседству с пекарем, лениво качает ногой, сидя в старом обшарпанном, по всей видимости самодельном, плетеном кресле — он только проснулся, впереди рабочий день, но ещё есть время на неспешный отдых.

Во всей этой жизни был особый, правильный порядок. Суета, месиво запахов и звуков, движение. Жизнь! В самом настоящем и полном смысле этого слова. Эх, вернуться бы к пекарю через полчаса—час да прикупить ещё горячий чесночный калач с острым сыром и пряными травами… Дрейк было расплылся в мечтательной улыбке, но вовремя одернул себя, как раз перед тем, как хмурый вечно недовольный взгляд лейтенанта упёрся в него. Вопрошать себя за что лучшему курсанту академии клириков достался именно такой куратор было бесполезно. Впрочем, Аарон никогда не жаловался на судьбу, как бы она не поворачивалась. Он возьмет всё хорошее, что есть в этом человеке, и откинет всё плохое, и сам станет лучше. В этом весь смысл, не правда ли?

И ни запах застарелого алкоголя, ни амбре от дешевых сигарет Харриса не могли испортить стажеру его радость по поводу первого настоящего дела. Нет, они, конечно, будучи курсантами выпускного класса, уже участвовали в общественной жизни города, но понятное дело, что не в роли следователей. Патрулировали улицы, увозили трупы в городской морг, стояли в оцеплении — в общем, делали всю грязную работу констеблей. Но сегодня—то совсем другое дело! Аарон даже с вечера до блеска начистил свой именной жетон с индивидуальным номером, и прицепил его на лацкан пиджака. «Именем закона!» — молодой человек репетировал перед зеркалом на разные голоса и интонации эту фразу весь вечер, пока в комнату деликатно не постучался отец, чтобы, смеясь, напомнить, что на работу сыну только завтра.
Жалко, конечно, что самостоятельно работать Дрейку не дали, всё—таки быть на побегушках у престарелого матершинника — то ещё удовольствие, но молодой клирик был уверен, что долго это не продлиться. Он точно сумеет доказать, что достоин значка и того доверия, которое ему оказал город, приняв в ряды правоохранителей.

Кэб качнулся и наконец остановился, но Харрис в нетерпении выпрыгнул из него раньше, прямо на ходу. Мысленно Аарон осуждающе покачал головой, но что ещё поделать с человеком, который с утра пьёт на работе?
— Доброе утро, констебль Вилсон, — большую часть людей, патрулирующих Казенный квартал, Дрейк уже знал лично, благо он был с ними в одной упряжке и знал кто чего стоит.
— Младший лейтенант Дрейк, — констебль легко прикоснулся к козырьку шлема, здороваясь со старшим по званию. Аарон даже немного смутился, ещё совсем недавно они были с ним на одной и той же ступеньке, а теперь — он старше и выше по положению, и кто знает, заслуженно ли.
— Двое, мужчины, люди, из простых. Вроде как и дрались, но ссадин и синяков нет, кожа какая—то синюшная, как у утопленников. Обнаружил хозяин склада, когда пришел на работу утром, — пока констебль рассказывал, вся честная компания зашла в док, чтобы осмотреть место преступления. Логично было предположить, что потасовка и впрямь имела место быть, если бы не масса несостыковок. Во—первых, отсутствие следов борьбы. Мужчины лежали в неестественных позах, пальцы были скрючены, а не сжаты в кулак, и Дрейк скорей бы сделал ставку на агонию и болевой шок, чем на драку. На грязном полу не было ни единого следа потасовки — ни брызг крови от ударов кулаками (ну не фехтовать же будут работяги из фабричного района?), ни клочков ткани или вырванных волос, ни следов борьбы на пыльном полу. Их просто принесли и положили здесь.

Клирик достал из перекинутой через плечо сумки на длинном ремне большой альбом и графитовый стержень. Присев на корточки, он принялся размашистыми линиями делать набросок—зарисовку, попутно стараясь как можно точнее запоминать детали. И пускай новомодные криминалисты уже оснащены камерами, чтобы делать дорогущие снимки, он всё сделает по старинке, как его учили в академии. Синюшный цвет лиц покойных, потрепанная одежда (местные?), засаленная нитка на запястье одного из бедолаг с деревянным подвесом—рыбой, и Аарон готов был биться о заклад, что когда—то ниточка была ярко—красной. Такие делают на третьей улице бабки—вдовы, что живут в приюте, но всё ещё стараются как—то зарабатывать на свою нелегкую жизнь. В народе говорят, что эти рыбки дают достаток, а красная ниточка даёт исцеление от недуга, как только перетрется — болезнь уйдет. Суеверия, конечно, но у простого люда кроме их бед и тяжелой жизни больше ничего нет, что давало бы надежду.

Запустив руку в карман, молодой человек нащупал крашенные в ярко—желтый цвет металлические жетоны. Эти метки оставляли рядом с уликами, чтобы акцентировать внимание. Методично раскладывая на месте преступления жетоны, Аарон опустил один такой рядом с отчетливым отпечатком обуви. Плоская подошва, мягкая, и очень большая. Это был размер пятидесятый, не меньше. Что за великан мог его оставить? Вряд ли такая персона останется незамеченной в Казенном квартале.
Харрис, тем временем, обыскивал трупы. Дрейк готов был биться о заклад, что он ничего в карманах этих бедолаг не найдёт, но попытаться стоило.

— Что говорит хозяин? Знает этих двоих? Может кто—то что—то видел? — Это констеблю, — Что по твоей части? Как умерли? Давно? Слепок вон с того следа сделал? — Эти вопросы были адресованы уже криминалисту.
— Хозяин, знамо дело, крутит носом и говорит, что видит впервые этих, как он сказал, пропойц. Думаю, не врёт, да и не может же он вообще всех запомнить, кто отирается за ржавый гульден на его складе, — констебль Вилсон пожал плечами, явно не зная, чем ещё помочь лейтенанту. — Парни прочесывают доки, расспрашивают кто что видел. Авось выстрелит.

Уставший криминалист, который работал здесь уже пару часов кряду, включился в беседу моментально, будто и не был целиком и полностью поглощен работой.
— Причину смерти первоначально назвать не могу. Видимых повреждений нет, несколько мелких ссадин и пара кровоподтеков не могут быть причинами смерти. Вскрытие надо. Температура тела указывает на смерть в пределах четырех часов, возможно чуть меньше, если делать поправку на теплую погоду. Слепок сделал, гипса на него ушло, конечно… — с сожалением протянул криминалист, даже в этой мелочи проявляя свою прижимистую натуру. — Отправлю в городской морг к Эштону, он такие загадки любит. Думаю, через часа четыре будет какая—то ясность, если у него нет завала.

— Ну, а ты что скажешь?
Дрейк поднял задумчивый взгляд на куратора, уже и не надеясь, что его мнением когда—либо поинтересуются.
— Думаю, опрос местных ничего не даст, хотя попытаться стоит. Надо наведаться к вдовушкам в местную богадельню, которые делают такие амулеты. Если нитка всё ещё при нем, не перетёрлась и не порвалась, с учетом тяжелой ручной работы, значит сделана недавно. Может и вспомнят. Самое интересное — это великан, который здесь явно был. Возможно, что—то видел, возможно, что и сам участвовал. Свидетель или соучастник, но он точно замешан.

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно