Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Верховный суд, втихую именуемый «Палатой Грифонов»


Верховный суд, втихую именуемый «Палатой Грифонов»

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/sud.png
По старой архитектурной традиции дворец правосудия осенен изваянием полуголой девицы с мечом одесную и весами ошуюю. В окружении наводящих ужас грифонов дама украшает фронтон, символизируя неумолимую справедливость и внушая трепет. Хорошо хоть глаза у нее завязаны, потому что придирчивые взгляды ее каменной свиты и без того заставляют вздрагивать и поеживаться, внушая странное чувство вины, как в детстве, когда родители нас пугали Морготом и говорили, что Он все видит. Бьюсь об заклад — каждую ночь эти злобные твари слетают с насиженных мест в кошмары к тем, кто тщился отстаивать здесь свою невиновность.

На площади метрах в ста от судебного присутствия чернеет многовековое орудие смерти — установленная на высоком дощатом настиле виселица с дном, в которое проваливается повешенный. Сейчас она пустует, прозябает в ожидании забав казней, но надолго ли? Интересно, как часто ее макабрический образ терзает умы несознательных граждан?..

Внутренность здания не менее отталкивающа и старомодна. Здешние коридоры и комнаты, кажется, насквозь пропитаны характерным канцелярским амбре — едкой смесью запахов пожелтевшей бумаги, прогорклых чернил, мышиного помета и сандаловой пудры для париков. Его концентрация достигает предела в зале заседаний с двадцатью рядами сидений, столом для судьи, скамьей для присяжных, «Андервудом»* для секретаря и трибуной, откуда выступают истцы, ответчики, обвиняемые, потерпевшие, свидетели, третьи лица, заинтересованные лица и прочие участники процесса. Помимо репортеров «Мирабо Манускриптуп», процессы, как правило, освещают пыльные люстры, на одной высоте с которыми, венчая стены, обитые буком до самого потолка, пристроилось еще с десяток химер-соглядатаев.

Что тут скажешь? Редко архитектурный облик сооружения настолько точно отражает его характер.
(Кошка)

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/32.png

Судья НоррингтонСудью Норрингтона в одинаковой степени боятся и уважают и подсудимые, и защитники, и свидетели, и прокуроры. Его пронзительный взгляд, подкрепленный сильным ментализом, даже святошу заставит вспомнить все свои малые и большие прегрешения. Слезы, крики и душещипательные истории не производят на него никакого впечатления. Внимательно выслушав сторону обвинения и сторону защиты, Вернон Норрингтон сухим и низким голосом выносит жесткий, но справедливый приговор. Даже в преступных кругах к Норрингтону относятся с большим пиететом, потому что он «не бесчинствует» и судит «по делам». Однако его неподкупность — это большая проблема для криминальных баронов, мечтающих заменить его более сговорчивой фигурой.

-----------------------------------------------------
*Название торговой марки предпринимателя Фрэнсиcа Андервуда, под которой выпускаются механические печатные приборы и всякая конторская утварь. Со временем оно настолько плотно вошло в обиход норданцев, что стало обозначать пишущую машинку как таковую.

0

2

Главный проспект  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Зайдя в задание суда, Альберт сразу же направился по знакомому маршруту. Здесь уже более тридцати лет работал один его знакомый. Маркиз Фирц, прокурор. Их знакомство произошла, когда Аскары судились по одному не слишком важному делу, и продолжалось до сих пор. Нельзя было назвать их друзьями в прямом понимании этого слова, скорее можно было их назвать двумя цельными, самодостаточными личностями, которые получали удовольствие от общения и некоторых других точек соприкосновения.
Свернув в нужном месте, Аскар оказался почти перед самой дверью в кабинет старого знакомого. Оставалось только войти, вот только просто так к прокурору может мало кто войти. Он, например, мог.
— Все работаешь, не смотря на день? — Вместо приветствия произнес герцог, заходя в кабинет. — Многих уже посадил?
— На мой век хватит. — Поднял взгляд, сидящий за длинным столом, темноволосый худощавый мужчина. — По делу или наконец придумал ход?
Взгляды мужчин переместились к столику в углу комнаты, где стоял изящный шахматный столик.
— Была у меня интересная мысль. — Признал Альберт. — Но пришел я не за этим. Я хочу чтобы ты начал делопроизводство. Дело об убийстве.
— Несмотря на наше знакомство, просто так я не собираюсь обвинять кого-то в убийстве. — Сухо произнес маркиз. — Хотя зная тебя, я уверен, что улики есть?
— Более того, есть два свидетеля, есть орудие убийства, готовое к исследованиям ваших специалистов. Все законно. Я хочу, чтобы этот убийца заплатил за свои поступки. — Бесстрастно проговорил Аскар, рассматривая фигуры на шахматной доске. — Он убил моего родственника. Дитрих Аскар. Имя убийцы Роланд Браун. Через несколько часов сюда прибудут оба свидетеля, сможешь снять показания. Они дадут согласие и на сканирование памяти, так же они привезут орудие убийства, а именно арбалет и стрелу извлеченную из сердца жертвы. Доступ к телу покойного также будет предоставлен, сейчас оно в усыпальнице клана. Эти обвинения уже были заявлены отделению клириков, не мной. А вот я хочу еще от себя прибавить шпионаж и проникновение на частную территорию, а также порчу имущества.
— Браун? Хастиасец? — Удивился прокурор. — Как его угораздило? Впрочем закон един для всех. Дело я начну.
— Тогда увидимся на балу. Я спешу. — Герцог кивнул Фирцу и повернулся к двери, приостановился, усмехнулся и подошел к шахматам. — Пожалуй, я знаю, что делать.
Одна из фигур была переставлена, и маркиз уже не обращал внимания на гостя, полностью поглощенный новой картиной на игровой доске.

0

3

Кафедральная площадь  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Дама быстрым шагом вошла в здание, предварительно осмотрев его и оценив его внушительные габариты и величие. Это, конечно, необходимо подавлять разум и душу в таком помещении, но Касса видела в этом некий подвох. Не каждый человек, заходящий в это здании, набирался храбрости, чтобы говорить о деле. Наверно, это специальная задумка суда, кто знает...
Графиня быстрым шагом преодолела все повороты, препятствия и другие мелочи, которые мешали ей добраться до своей цели. Кассандра огляделась по сторонам и смогла отметить, что разобраться во всех этих комнатах было просто невозможно, если ты тут в-первый раз. Дева была слегка ошарашена, но все таки набралась храбрости и остановила одного из служащих.
— Подскажите пожалуйста, где можно оставить заявление о начале судебного процесса? — спросила дама. На неё бросили оценивающий взгляд, который быстро пробежался по одежде и общему виду девы, а далее короткий жест указал нужную дверь. Служащий быстро развернулся на каблуках и пошел далее по своим.
— Спасибо! — только и смогла крикнуть в след уходящему графиня. Матрона пожала плечами и направилась к нужной двери. Легкий стук и тихий скрип петель тут же оповестил персонал кабинета о том, что кто-то входит. Несколько пар глаз уставились на фигуру в черном. Кассандра слегка покраснела, но все же подошла к одному из столов и села за стул, не дожидаясь приглашения.
— Здравствуйте, — улыбнулась вампиресса и посмотрела на своего оппонента по разговору. — У меня тут дело, но я не знаю, как начать и поэтому... — начала свой рассказ графиня, немного запинаясь, но её прервал холодный мужской голос.
— Здравствуйте. Излагайте суть вопроса, прошу не тяните, — произнес вампир и от этих слов графиню передернуло.
«Можно было бы и повежливей» — про себя кричала дама, но ничего в лицо не говорила, понимая, что сейчас она не в том положении, чтобы качать права.
— Я пришла сюда, чтобы завести дело на Альберта-Александра Аскара. Улики есть, есть свидетели, обвинение — похищение. Остальное вам предъявят клирики, когда дело будет закончено, — произнесла графиня и сверкнула глазами. После этих слов раздались шепотки и голоса стали усиливаться, но дева добавила.
— Изложите свой вопрос и прошу не тяните, — произнесла она и почему-то после этой фразы все как-то засуетились. Быстрый ответ в виде «конечно-конечно», и дева с довольной, ядовитой ухмылкой вышла из здания с чистой душой.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Замок Алукарда

0

4

Замок Алукарда  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Драго в сопровождении юстициаров шёл по тёмным коридорам здания суда. Парень внимательно осматривался и улыбался.
«Ничего не изменилось с прошлого раза. Всё как в старые добрые времена».
По дороге Драго встретил один его старый знакомый, секретарь суда. Волк остановился перед ним, а знакомый — перед ним, и немного потупил глаза.
— Доренгерай, как я рад тебя видеть. Ты всё ещё здесь, я думал, что ты уже давно вышел на пенсию.
— Ты ба, кого я вижу! Неужели я вижу легендарного Белого Волка? Давно не виделись. Я так рад тебя видеть, дружище, — секретарь и наёмник обняли друг-друга и дружно рассмеялись.
— Что ты тут делаешь? За что на этот раз к нам?
— Да так, пытался защитить девушку одну и случайно ввязался, как всегда, не туда, куда нужно. Слушай, помоги мне выбраться отсюда, я там просто оставил свою невесту и я переживаю за неё.
— Хм... Трудное дело, но я постараюсь помочь.
Драго зашёл в зал заседания суда. Секретарь сразу побежал к судье и начал переговоры с ним.
— Надеюсь, результаты переговоров будут положительными. Я на это очень надеюсь.
Секретарь отошёл от судьи и остался в стороне, но при этом подмигнул Драго и улыбнулся. И тут судья начал свою речь, выдвинул обвинения против него, парень стоял спокойно и выслушивал всё внимательно. И тут судья сказал.
— Но мы готовы вам простить ваши погрешности потому, что нашлись доказательства вашей невиновности. Но вы нанесли оскорбление нашим дорогим юстициарам поэтому вы должны будете кое-что для нас сделать. Во-первых, с вас полагается штраф в 2500 флоренов и, во-вторых, вы должны будете найти двух сбежавших от нас гулей, они очень опасны вы должны их обезвредить и доставить их сюда. Таковы наши условия, вы согласны, милсдарь? И ещё, если вы совершите ещё одну оплошность в течении полгода, вы залетите в тюрьму надолго без следствия и суда.
— Согласен, господин судья. Только мне нужно описание этих гулей и я доставлю их сюда.
Судья махнул рукой, к Драго подошли и дали описание этих гулей.
— На этом заседание закрыто.
Драго подошёл к судье и протянул ему 3000 флоренов.
— Вот первое условие нашего договора. Ещё 500 примите от меня как знак почтения.
Судья поклонился и ушёл. К парню подбежал секретарь.
— Поздравляю. Тебе очень повезло.
— Всё благодаря тебе, мой друг. Вот, держи.
Парень положил в руку секретаря 100 флоренов.
— Прими это в знак нашей с тобой дружбы. Ну, прощай, Доренгерай, до скорой встречи.
— Бывай, Драго. До скорой встречи.
Драго вышел из здания судя, сел в кэб, который отвёз его обратно.
«Поскорее надо возвращаться, а то, наверное, Скарлетт или скучает, или ещё что-то».

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Замок Алукарда

Отредактировано Драго (26.08.2010 01:40)

0

5

Начало игры
Генри Баннерворт неторопливо вошел в здание суда. Остановившись посреди зала, он закрыл глаза и глубоко вздохнул. Юноша любил это место. Сам камень стен был пропитан здесь правосудием. О, сколько людей трепетало в этом зале. Сколько приговоров было вынесено! И сколько людей сбросили тяжкие оковы подозрений. Еще немного постояв в зале Генри пошел в свой кабинет. Это было небольшое помещение в стиле ампир. Вся мебель, включавшая в себя стол, кресло, пару стульев и шкаф, была искусно вырезана из красного дерева. Около чернильницы лежало неизменное белое перо. На столе лежала стопка бумаг. Хозяин кабинета снял шпагу и, поставив ее около кресла, сел в него и начал просматривать бумаги. Это все были отчеты с мест преступлений. Это начинало утомлять Баннерворта. Убийство женщины, сбежавший гуль, труп ребенка с перегрызенной глоткой. Раньше это все шокировало бы его. Но не теперь. Он научился отключать свои чувства на работе. Тяжкие раздумья навалились на юношу. Уставший после ночной погони (а именно так он провел последнюю ночь, гнался через весь лес за гулем), Генри задремал в уютном кресле. Но сон его был прерван неожиданным стуком в дверь.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (продолжение следует...)

+1

6

Квартира Розарио Стрикса  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

На свой суд Силентия вырядилась как вдова на похороны мужа. Черное закрытое платье с турнюром, длинные перчатки в тон, даже шляпка с черной вуалью. Такой внешний вид ни сколько не смущал вампирессу, напротив, она чувствовала себя более уверенной, чем обычно.
До здания суда Сели и Мэла сопровождал небольшой эскорт из трех молодых рядовых клириков и одного лейтенанта. Руководство намеренно не стало приставлять к Стрикс большую охрану. Силентия предполагала, что это было задумано, чтобы не привлекать излишнее внимание не столько к ее персоне, сколько к гильдии в целом, но Милесанд рассудил иначе. На его взгляд это была провокация. Ну и каким бы образом четыре практически зеленых клирика остановили бы экс-капитана вздумай она сбежать? Несмотря на свою внешнюю хрупкость, Стрикс, не моргнув и глазом, расшвыряла бы их как котят одним лишь телекенезом. Озвучивать свои рассуждения он не стал, боясь, что Сели воспримет это не иначе как сигнал к активным действиям.
Всю дорогу они прошли в молчании. Здание суда встретило их холодным равнодушием. Внутреннее спокойствие Стрикс пошатнулось от одного взгляда на храм правосудия, заставив её поежиться. Тяжело выдохнув вампиресса гордо вскинув голову, вошла в здание.
Слушанье вот-вот должно было начаться, но не хватало нескольких ключевых фигур. Сев на свое место Силентия осмотрелась. На заключительное слушанье дела собралось довольно много народу. Обводя зал взглядом, она встретилась с надменно-величественным взором Клариссы Стрикс. Сердце Сели рухнуло куда-то вниз. До этой секунды она совершенно не задумывалась, что будет с ней после суда. В душу закрались страх и сомнения. Стриксы в прошлом частенько мелькали на страницах прессы, но за последнее время громкая слава обходила их клан стороной. И тут как гром с ясного неба появилась Силентия, одновременно став головной болью и для клириков, и для своего клана. И только одному Морготу известно как эту «боль» собираются лечить каждая из сторон.
Вампиресса перевела взгляд на персону, сидящую рядом с ее троюродной сестрицей. Милесанда, что возился с бумагами рядом с Силентией, обдало волной ненависти и отвращения, вперемешку с обрывками мыслей с отборными ругательствами, самой безобидной из которых была про подзаборную рыжую тварь. Он удивленно обернулся. Как-никак под образ «рыжей твари» он подходил по цвету волос, и его просто не могло не заинтересовать, что же такого он сделал, раз Стрикс так взбесилась.
Ответ был прост как табуретка, и Мэл не имел к нему никакого отношения. Виновником торжества ненависти Силентии был ни кто иной, как ее брат Витторио. Ла Саль многое слышал об этой личности из уст Сели, но ни когда в жизни не думал что она действительно настолько сильно его ненавидит.
— Силентия, успокойся! — сквозь зубы прошипел Ла Саль, — Я, и еще куча народу слышат твои мысли, словно ты их выкрикиваешь!
— Мне не жалко, пусть слышат! — шипела в ответ Стрикс, сдерживая ненависть, — Почему он? Почему именно он?
Их троицу — Витторио, Розарио и Силентию — недолюбливал весь клан. Причиной тому был их отец Фулько, расторгнувший помолвку со Стэллой Стрикс и взявший в жены вампирессу кайтифку из Орлея.
Как получилось, что именно Витторио добился расположения клана, Силентия решительно не понимала. Ее старший братец всю свою сознательную жизнь был себе на уме и делал только то, что хотел, даже умудрился жениться на какой-то особе из Бругге. И вот, после всего этого, он сидит рядом с главой клана, и с приторно-сладкой улыбкой что-то шепчет ей на ухо, не сводя взгляда со своей сестры.
Сели стиснула зубы и, словно обиженный ребенок, уставилась в пол. Мэлу оставалось лишь поправить очки, и с легким недоумением смотреть на вампирессу.
— Встать, Суд идет! — откуда-то со стороны донесся голос секретаря.
Силентия резко подскочила на месте и с паникой в темно-зеленых глазах взглянула на Милесанда. Ей вдруг явственно представилось как её отправят на Аль-Матрас. Настолько явственно, что её пробила мелкая дрожь.
«Какого мне не сиделось в Орлее? Жила бы себе на виноградниках и радовалась жизни, может быть даже замуж вышла...» — подумала она, нервно теребя кольцо на пальце.
— Где Розарио? Он же сказал, что знает кое-кого, кто может мне помочь... — тихо прошептала она, беспомощно глядя на Ла Саля.
Мэл лишь пожал плечами. Двумя днями ранее пьяный Розарио отбыл из своей квартиры со словами: «Я знаю, кто нам поможет выиграть дело» — и гордой зигзагообразной походкой исчез в неизвестном направлении.
— Слушается дело № 92/17 от 1757 года. Обвиняемая — Силентия Фредерика Стрикс, капитан десятого отдела гильдии клириков... — монотонно забубнил судья. Зал затих. Силентия же вообще перестала дышать. — ... обвиняется в гибели двух корвет-бригад, дезертирстве со службы и побега с места преступления. — он сделал остановку и впился взглядом в вампирессу, — Вы признаёте свою вину мазель Стрикс?
— Нет! — чуть сдавленно проговорила Силентия. Хотя ей почему-то очень хотелось сказать «да». Она чувствовала, что в её голове кто-то копошиться, причем очень тихо и незаметно... Профессионально... Сели почудилась, что она услышала щелчок, и ощущение исчезло.
Судья разрешил жестом всем сесть.
— Очень жаль мазель Стрикс. Очень жаль.

Отредактировано Силентия Стрикс (20.01.2013 23:45)

+8

7

Начало игры

Агния никогда не позволяла себе столь вульгарного жеста, как плевок в лицо, но в этот раз Урбану не удастся отвертеться от яда сестрицы. Зажравшийся пижон! О, как же просияла его физиономия, когда до главы гильдии клириков дошел слух о том, что эта паршивая овца, Силинтия Стрикс, все еще живет и здравствует. Последнему, разумеется, он рад не был, но с каким же удовольствием предвкушал, как всенепременно поправит эту ужасную несправедливость. Хотя и не показал своего злорадного ликования при личной встрече. За то, что сделала Стрикс, мало одной смерти. Эта дрянь должна пережить каждую из смертей, виновницей которых стала в ту ночь, и только потом подохнуть в тюрьме для гулей (о, ирония), коих она не лучше. И никакие жалкие потуги майора Дракулы (а к сей особе Урбан отныне будет особенно присматриваться) не смогут это предотвратить.
«Ах, как же ты заблуждаешься, мой милый братец», — правого уголка губ коснулась приправленная желчью полуусмешка.
Агния восседала в последнем ряду, одетая в вызывающе откровенный, как и всегда, впрочем, наряд, теребя вьющуюся медной проволокой прядь ароматных волос. Ей было плевать на девчонку, ее жалкую свободу или сомнительную репутацию. Сегодня — день триумфа трампессы, очередная победа на пути к полному моральному уничтожению Урбана.
Честно признаться, Агнии становилось скучно. Единственное стоящее событие за прошедшие пару лет, свадьба дочери Джульетты Форе, прошла без участия разгульной трампессы, коя в это время была полностью поглощена налаживанием «деловых отношений» с бруггианскими Кафками через очаровательного юного Артура, внука нынешнего главы. И потому внезапная просьба Розарио Стрикса стала настоящей отдушиной для истосковавшейся по интригам склочницы. На самом деле вампиресса была отнюдь не из тех, кто просто так, по доброте душевной, порывался оказать кому-то даже несущественную услугу. Корыстная и расчетливая, трампесса алкала заполучить очередной козырь в свою исключительно козырную колоду в ответ на малейшее расположение с ее стороны. Вот только бедняге Розарио уже было нечего предложить — на данном отрезке жизни Агния выжала из любовника все, что могла, не списав оного со счетов только за миловидную мордашку. Да, иногда даже таким искушенным женщинам бывает одиноко. Знай Розарио эгоистичную натуру вампирессы хоть немного лучше, он бы даже надежд не возлагал на ее поддержку. Но звезды сошлись таким образом, что отчаявшийся вампир хранил еще толику веры в добропорядочность трампессы, а Агния с изумлением для себя обнаружила великолепный способ поиграть на нервах старшего брата.
И снова щенячья привязанность к ней главы дракенфуртской разведки пришлась на руку зеленоокой мазель деснице. Пожалуй, Гус был одним из самых преданных и самых полезных ее воздыхателей. Желание Ордиса обладать трампессой было столь велико, что напрочь рассеивало любые проявления подозрительности, свойственной мужчине при его-то положении. Хватало только пальцами щелкнуть...
— О, милый, она моя дражайшая подруга, — возмутительно правдоподобно рыдала (чудо, а не эликсир!) Агния на плече у Гуса, — все эти годы я думала... Думала, что она м-м-м... м... мертва-а-а, — окончание фразы растворилось в слезах и истошных всхлипываниях.
— Конечно, конечно, сладкая, я так сразу и понял, что она не виновата, — щелк!

Отредактировано Агния фон Трамплтон (01.03.2013 17:21)

+11

8

Штаб-квартира гильдии клириков  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Урбан практически вбежал в зал суда. Подбегая к дверям он уже слышал удар молотком в ознаменование открытия заседания. Взору Трампа предстала вся аудитория суда во всей красе. Судья, присяжные, обвинение, защита. Глаза вампира остановились на подсудимой и до сих пор сдерживаемая улыбка поползла наверх.
«Ну что же, моя милая? Тебе хватило наглости вернуться в дом родной... Добро пожаловать Силентия, ты как раз вовремя — к своей кончине» — веселый огонек заплясал в глазах вампира. Картины прошлого всплывали до последних деталей. Он помнил встречи с семьями погибших клириков — сколько страданий и боли он пережил, разделяя как эмпат их горе. Трамп едва верил своему счастью, но, тем не менее, Роза все-таки смилостивилась к его страданиям и соблаговолила преподнести в дар эту девку на блюдечке с голубой каёмочкой. Урбана даже не интересовали детали того как и почему Силентия оказалась тут под стражей — его крайне радовал факт осознания того, что скоро её тушка окажется повешенной прямо посреди Главного проспекта всем на обозрение. Трамп зажмурился было от охватившего его счастья, но тут уголки его рта вновь поникли, а на лице Урбана повисла скорее кислая мина, нежели веселая. Взгляд не вовремя наткнулся на его сестру — рыжеволосую Агнию.
«Ах...и сестренка тут. Какого Моргота она тут забыла? Это же не её праздник!» — взгляд вампира постепенно приобрел прежнюю холодность. Положение отягощалось ещё тем, что в зале больше не оказалось свободных мест кроме заднего ряда, где расположилась его достопочтенная блудница-сестра, которая одним своим видом заставляла кипеть кровь в жилах Трампа.
Агния, как обычно, сидела несколько вальяжно, наблюдая за происходящим как-будто не по своей воле, лениво и без участия.
«Надо отдать должное этой кляче, выглядит она как в свои двести с лишним» — подумал Урбан, присаживаясь рядом с Агнией, не потрудившись спросить даже разрешения на то у самой женщины.
— Какого Моргота ты приперлась сюда? — тихо пробубнил он. — Решила поучаствовать в защите этой барышни? Так это напрасно — Моргот давно её дожидается в своем царстве, а сегодня решили провести простое формальное совещание — тут даже и разбираться нечего.
Вампиру было плевать на ход разбирательства, он был уверен в его исходе. Трампа беспокоило то, что здесь оказалась его сестра, а это, как правило, ничего хорошего не сулило ни Урбану, ни его личным планам.
«Ах...взять бы эту цепочку с кулоном на шее и удавить тебя сразу, змея...Что ты приготовила сегодня, сестренка? Нашла очередного хахаля, который рад был стараться и приготовил тебе билет в цирк под названием трибунал над этой девкой Стрикс? Надо бы разузнать в каких кругах ты вертишься, не следовало упускать тебя из виду» — вампир продолжал размышлять, то и дело отвлекаясь на реплики судьи и обвиняемой.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (21.01.2013 01:58)

+10

9

Шел второй час слушанья дела. Казалось, что государственный обвинитель не замолкал ни на секунду, доказывая виновность Стрикс. Информация лилась нескончаемым потоком на головы всех присутствующих. Улики, показания экспертиз, показания свидетелей... Весь этот водоворот уносил подсудимую все глубже и глубже в пучину отчаяния и мрака. Каждое слово, нет, каждый звук издаваемый избранным гильдией клириком вбивался в мозг Силентии как раскаленный гвоздь, мешая ей сосредоточиться. А от постоянных перечислений имен погибших, голова и вовсе шла кругом.
Вампиресса помнила тот день едва ли не во всех подробностях, и он шел в разрез с воссоздаваемым в протоколе. Её расписывали как бессердечное чудовище (отчасти это было правдой, но лишь по отношению к гулям — всем клирикам предписывалось ловить их и сдавать, Силентия же и её «карательный отряд» предпочитали уничтожать нечисть), жаждущее крови и смертей. В общем, приравняли к среднестатистическому гулю.
На протяжении повествования рассказа из уст обвинителя то и дело проскальзывали намеки на некий сговор с некими третьими лицами, которым была выгодна такая своеобразная чистка рядов. Прямых доказательств не было, от того и не было дополнительного обвинения.
Силентия понятия не имела, ни о каких третьих лицах, ни тем более о сговоре, но картина того страшного дня начала обретать ясность. По крайней мере, для нее. Все было одновременно просто и запутанно сложно. Но кому была нужна правда, когда виновницу торжества уже нашли и вскоре вынесут приговор? Ответ очевиден.
Судья запросил очередную папку с уликами для подтверждения версии стороны обвинения. В гробовой тишине протянулось минут пять. Взъерошенный и растерянный секретарь быстрыми шагами подошел к судье и начал что-то пространно объяснять. Раздался громкий стук судейского молотка.
— Перерыв! Двадцать минут! — зло выпалил судья и удалился со своего места. Выйдя за дверь, он разразился гневной тирадой на ни чем неповинного секретаря. — То есть, как вы не помните, куда положили папку! Вы тут что, на добровольных началах работаете?! Немедленно найдите её!
Обвиняемая вновь села на свое место и чуть наклонив голову, закрыла ее руками. Она была полностью выжата. Еще немного и Стрикс, посылая все к Морготу, признает любую вину, лишь бы эта пытка прекратилась.
В зал суда осторожно прошел Розарио. Заметив Агнию, он чуть улыбнулся ей, но останавливаться не стал. Весь вид вампира выдавал, что тот весьма собой доволен. Стрикс подошел к своей сестре со словами:
— Я все устроил...
Измученная Сели взглянула на него с благодарностью, хотя ей было не совсем понятно, что он там устроил. Она хотела спросить, где Розарио шлялся все это время, но вместо этого тихо прошептала:
— Когда-нибудь я тебя точно убью братишка... — и на секунду её губ коснулась фирменная стриксовская ухмылка.
— Обещания, только обещания. — проговорил тот и удалился в поиске свободного места.

+9

10

Прошлой ночью вампиресса проснулась в весьма приподнятом состоянии духа. Если уж откровенно, то спала она преступно мало — ничто не так не портит красоту, как утомленный вид, но сегодня она чувствовала себя невероятно отдохнувшей. Розарио, как бы прискорбно это ни было, уже надолго не хватало. А ведь такой молоденький. Ох, беда!
Но грядущее шоу обещало быть захватывающим, а потому спустя четверть часа после того, как заседание должно было начаться, Агния ощущала себя обманутой и разочарованной. Ждать она ненавидела. Предпочитала подойти и взять желаемое, но ускорить процесс было, увы, не в ее силах. По крайней мере не так спонтанно. Но надежда на сатисфакцию забрезжила на горизонте, когда в дверном проеме мелькнул силуэт ее ближайшего родственника, и лучезарно заискрилась, когда тот, позабыв, похоже, о своем суровом, горделивом и сдержанном клише поведения, прошипел сквозь зубы:
— Какого Моргота ты приперлась сюда? Решила поучаствовать... — слова яростным потоком срывались с его сухих поджатых губ, но вампиресса благополучно пропускала половину мимо ушей, лишь где-то на подсознательном уровне улавливая самую суть того, что пытался донести до нее Урбан. Угроза. Это походило на угрозу, но звучало так отчаянно и нелепо, что Агния с силой прикусила губу в попытках не рассмеяться.
Всю его слишком пресную, чтобы быть гневной, тираду трампесса выслушивала с максимально отрешенным видом, вперившись взглядом в шушукающихся о чем-то присяжных и упорно продолжая делать вид, что не замечает сидящего едва ли не на расстоянии вытянутой руки клирика. Когда забава ей надоела, а ситуация рисковала потерять интерес Урбана, вампиресса словно бы бесцельно бросила взгляд в сторону выхода и даже несколько округлила глаза, завидев, что тот преграждает фигура трампа.
— Святые угодники, кого я вижу! Урбан, мой возлюбленный братец, — невесомо преодолев разделявшие их пару футов, Агния переместилась на несколько кресел ближе к родственничку и едва ощутимо коснулась подкрашенными кармином губами обеих впалых щек клирика, изображая сердечное родственное приветствие, — хотела бы сказать, что рада тебя видеть... впрочем, нет, не хочу. Давеча, знаешь ли, один юный священник — тако-о-ой перспективный молодой дампир — отпустил мне все грехи. Так не хотелось бы замарать ложью это девственно-чистое полотно, — театрально прижав руки к груди, трампесса, очевидно, обращала внимание брата на то место, где обычно находится сердце.
Даже при переигранной попытке Агнии сделать вид, будто позволила себе не заметить Урбана, сам он наверняка догадывался, что его присутствие сестра ощутила еще до появления в зале суда рыжей копны волос. Наверное, родственная связь эмпатов сильнее блокирующих артефактов. Или это та самая эфемерная вещь, называемая женской интуицией.
— Ах, пустое! Что же это я все о себе да о себе! — сетуя на саму себя, спохватилась трампесса. — Как поживает Джоселин? Так и теребит в одиночестве свои женские струны? Или ее бравый муж снизошел таки до справления супружеского долга с собственной же супругой, вернув чужих в руки их законных сердечных другов?

+9

11

— Как поживает Джоселин? Так и теребит в одиночестве свои женские струны? Или ее бравый муж снизошел таки до справления супружеского долга с собственной же супругой, вернув чужих в руки их законных сердечных другов? — поинтересовалась Агния у брата.
«Стареешь сестренка» — подумал вампир, слегка успокоившись и взяв себя в руки — «похоже, в твоем арсенале не осталось более ничего, кроме упреков в моей неверности жене».
— Агния, а вот это уже не твоего ума дело, — более холодно заметил Трамп, — а что касается «чужих», то мужей у них нет, впрочем, как и у тебя. Так что не тебе, родная, сетовать на неисполнение супружеского долга, ты ведь даже понятия не имеешь, что это такое — при этих словах вампир улыбнулся.
— Ах да — Урбан смерил взглядом свою сестру, на секунду задержавшись на области сердца — я помолюсь Розе за этого юного глупца. Боюсь, что узнав о всех твоих грехах, теперь его ждет только царство Моргота.
Однако обмен колкостями с Агнией отошел на второй план, когда в окончании перерыва заседания в зал суда вошел Розарио Стрикс.
«Какого...» — тревожное чувство только теперь коснулось Трампа. «Откуда здесь этот прощелыга? Какое право он имеет общаться с обвиняемой?! Куда смотрит пристав? Это вообще суд?!!!» — мысль сменяла одна другую.
Мозаика стала постепенно складываться в голове фон Трамплтона, но в ней все ещё не хватало парочки фрагментов. Трамп повернулся к своей язве-сестре:
— Агния, к чему этот цирк? Это твоих рук дело? — обратился он к своей зеленоглазой родственнице.
По правде говоря, вампир сам не понимал откуда взялось это соперничество между братом и сестрой — для них ссоры и ежедневные оскорбления были так же естественны, как зарядка после сна или как выбор костюма на вечер. Рыжеволосая сестра всегда раздражала Урбана своей язвительностью и высокомерием, коих не было ни у одного из знакомых Трампу вампиров в таких непомерных дозах. К этому времени судья появился в зале и объявил, громко стукнув молотком по деревяшке:
— Встать, суд продолжается!

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (24.01.2013 00:34)

+7

12

Агния все еще помнила брата, каким он был сразу после встречи с Джоселин. Счастливый, приподнятый, источающий энтузиазм восторженный идиот. При виде его слащавой, как глазурь на кексе, физиономии, глаза трампессы непроизвольно закатывались за веки, а сама она едва держала себя в руках, чтобы не соскрести ногтями эту придурошную ухмылку жизнерадостного имбицила. Сложно было в это поверить, но такой Урбан раздражал ее еще больше, чем прежде. Того Урбана задели бы оскорбления в адрес любимой женщины, но этот сухой ханжа и бровью не повел. Стало быть, огонь и впрямь угас. Это даже печалило Агнию. Ничего личного против Джоселин она никогда не имела. Подругами они бы не стали, но сама по себе Джо не олицетворяла ничего такого, во что Агнии хотелось бы вцепиться когтями. Но как прискорбно было осознавать, что любимая игрушка сломалась — участь дражайшей женушки клирика более не трогает? Но та сама виновата. Когда перед тобой расстилаются тряпкой, просто грех не вытереть ноги.
— Агния, а вот это уже не твоего ума дело, а что касается «чужих», то мужей у них нет, впрочем, как и у тебя. Так что не тебе, родная, сетовать на неисполнение супружеского долга, ты ведь даже понятия не имеешь, что это такое, — душевно.
— Не моего, — лукаво улыбнувшись, вампиресса многозначительно подмигнула юному красавку через Урбаново плечо. — Но так куда занятнее! Да и тебя, родной, здесь тоже не стояло. Не слишком ли ты озадачен тем, чем не должно? Печешься о чести сестры? Не стоит, право же. Я большая девочка. И не будь таким язвительным, дорогой брат. Ты же знаешь, я держу за вас кулаки. Это все злые языки треплются о твоих похождениях. Вот я и тревожусь. Этим сплетникам только дай повод кости перемыть порядочному вампиру! Но я-то не столь легковерна. Не сомневаюсь, что слухи о твоей боеспособности сильно преувеличены, — окончив излияние, трампесса подбадривающе потрепала клирика по плечу, кручинно заглянув в глаза мужчины исподлобья. — А за юного глупца не беспокойся. Я тоже отпустила ему грехи. Похоже, он теперь даже сопряжения сфер не боится. Говорит, стоит того.
Забава начинала нравиться Агнии все больше и больше, но Урбан счел появления Розарио событием более стоящим внимания. Завидев, как презрительно-снисходительное выражение лица вампира сменяется тревогой и озадаченностью, трампесса с силой вцепилась пальцами в подлокотники кресла, получая почти физическое удовольствие от происходящего.
— Агния, к чему этот цирк? Это твоих рук дело? — эйфория.
— И не только рук... — жарко выдохнула вампиресса. — Тайны занятны, не правда ли? Тем больше из головы упорно не идет истина, чем глубже ты ее пытаешься погрести. Но так и быть. Приоткрою тебе завесу тайны, милый, милый, глупый мой братец... Когда же ты наконец поймешь, что тарелка супа глубже тебя?! И всем твоим якобы высоким чаяниям уготовано извечно барахтаться на поверхности твоей никчемной пресной жизни вкупе с увядающим либидо. Так что не шути со мной, брат! И не тешь себя иллюзиями, будто имеешь власть надо мной. При всей видимости твоего привилегированного положения, ты заперт в бюрократической клетке собственных условностей. Думаешь, ты — Закон? Может и так. Но в таком случае я успешно вытираю об тебя ноги последние пару сот лет. Ты всего лишь дрессировщик кучки породистых полицаев, а с моей руки есть тот, кто кормит половину графства. Как думаешь, что случится, если некто очень доверенный шепнет Шилярду о нерентабельности содержания старой текстильной фабрики или одного из заводов по переработке нефти в виду критического аварийного состояния? А случится то, что твоим мальцам-удальцам придется позабыть о гулях и бок-о-бок с рядовыми патрульными гасить новые вспышки забастовок и ловить по трущобам ушедший по наклонной нищеброд. Если я не создаю тебе подобных проблем, не обольщайся, будто не могу. Просто эти забавы не удовлетворяют нынче моих потребностей. Я веду более изысканную игру, мой любезный братец. А называется она «кошки-мышки». И если иной раз тебе удается меня укусить, не обманывайся, будто мышка стала псом. Блохой, не более.
— Встать, суд продолжается! — в воздухе повис громогласный бас.
Резко изменившись в лице, Агния задорно двинула главу гильдии клириков локтем в бок, словно им было по четырнадцать:
— Все, тсс! Пропустим веселье!

+9

13

— Встать, суд продолжается! — разнесся по залу голос секретаря, а следом за ним троекратный стук молотка.
— Возвращаемся к делу. — объявил судья и открыл папку «Личное дело: Альберт Уотс», — При подробном рассмотрении личных дел погибших всплыли новые факты. В тот день, 25 ноября 1757 года был один выживший. Альберт Уотс. — судья выразительно посмотрел на подсудимую, -Мазель Стрикс, вам знакома эта фамилия?
Силентия закивала. Уотса она действительно знала еще со времен обучения в академии. Он только и делал, что постоянно вставлял палки в колеса служебной карьеры Стрикс. Если бы не этот урод, вампиресса бы на пару десятилетий раньше получила звание капитана, и возможно, ко времени кончины своего отца, смогла бы занять его место как тот и планировал. Теперь же Уотс был той самой спасительной соломинкой, которая была так необходима Силентии.
— Так вот, Альберт Уотс после своего чудесного спасения прожил не долго — его нашли в собственном доме качающимся в петле уже на следующий вечер. Архивариусы же не посчитали нужным отметить такую мелочь как самоубийство и просто внесли его в список к остальным погибшим. В его личное дело вместе с некрологом была занесена и предсмертная записка. — прошуршав ветхими страницами судья прочистил горло и принялся зачитывать текст:

    «То, что произошло сегодня, я не забуду никогда. Алана, моя дражайшая сестрица, погибла от лап этих кровососов! Я видел как они налетели на неё, как растерзали... я видел всё... Это моя вина, только моя вина! Я растерялся! Я не знал как поступить! После того как эти твари утащили Стрикс в глубину леса, командование пало на мои плечи. Почему эта дрянь Силентия не издохла раньше?! Я всю жизнь мечтал об этом, но я никогда не думал какого это отвечать за чужие жизни. Я не был готов нести ответственность и из-за меня погибли все... ВСЕ! Святая Роза прости меня за мои грехи! Жить с таким грузом на душе я не могу!»

— Учитывая новые факты, с обвиняемой снимаются обвинения в гибели корвет-бригад и побега с места преступления. — раздаётся громкий удар молотка, — обвинение о дезертирстве остается в силе. В связи с истечением большого периода времени с момента исчезновения, мазель Стрикс лишается своего звания капитана, до конца жизни отстраняется от несения службы в гильдии клириков. Так же суд обязует мазель Стрикс выплатить единовременный штраф в пользу гильдии в размере пятидесяти тысяч флоренов в течении одного месяца. Если должная сумма не может быть выплачена единовременно, то данная мера наказания заменяется общественными работами продолжительностью в десять лет.
По залу разнесся троекратный стук молотка.
— Дело закрыто! Мазель Силентия, вы остаетесь под условным заключением до истечения срока выплаты, то есть до конца месяца.
Силентия сидела и не верила своей удаче. Уотс, этот Морготов выродок, спас её! Она ведь даже не знала, что он выжил в той мясорубке.
«К Морготу Уотса! Где Розочка? Где Мэл? Где эти гады, когда я хочу их обнять?»
В голове Стрикс завертелся рой беспорядочных радостных мыслей. Вампиресса еще не успела в полной мере осознать свой приговор. Она была свободна, и такие «невинные мелочи», как лишение звания и где взять огромную сумму денег, попросту вылетели из её головы.

Отредактировано Силентия Стрикс (07.01.2015 18:00)

+7

14

«Что?!..» — Урбан не смог поверить своим ушам. Рот открылся в беззвучном восклицании, а глаза неотрывно следили за ходом судебного разбирательства, оглашением приговора. Но тут мысли стали выстреливать одна за одной. «Это все было спланировано заранее. Эта рыжая сука специально сюда пришла позлорадствовать надо мною! Ну что же, сейчас я тебя немного удивлю...пусть это и будет стоить мне кругленькую сумму, но в итоге сыграет мне же на руку».
— Ваша честь! — громко произнёс Трамп, встав со своего места. Вся аудитория обернулась и уставилась на главу гильдии клириков.
— Прошу вас, зафиксируйте в деле, что обязанности по выплате штрафа снимаются с мазель Стрикс. Что бы тогда не произошло, её невиновность в произошедшей трагедии была только что доказана. На правах главы гильдии, ваша честь, я прошу вас пойти навстречу в данном вопросе, ибо это дело не только моей чести, но и гильдии в целом! Что бы сказал её покойный отец?!
Кто-то из приглашенных медленно поднялся и захлопал в ладоши, вскоре ему вторили все участники разбирательства.
Кинув взгляд на сестру, Урбан произнес тихо:
— Я услышал тебя, Агния. Поверь, ты даже не знаешь, что я могу сотворить с тобой. Шилярд не дурак, он прекрасно знает пределы такой подстилки как ты. Не смей шантажировать меня, иначе я выдерну твои ядовитые клыки с корнем и плеваться тебе решительно будет нечем. Не стой у меня на пути — Урбан приветливо помахал рукой сначала Силентии потом всей аудитории, чем вызвал ещё большую бурю оваций. На этот раз, Трампу хоть и приходилось потерять изрядную сумму, но так он покупал себе имидж Законника с большой буквы и он был любимцем толпы. За все приходится платить, это он усвоил ещё в молодости. Да и сестре будет не так радостно теперь. В результате Урбан все равно оставался при своих козырях, а девка Стрикс была отстранена от гильдии на века. Несмотря на свою ненависть к ней, вампир желал поговорить с дочерью Фулько наедине, так как проникся к данной персоне уважением, признавая силу отцовской крови. Тут он вспомнил про свою рыжеволосую стерву-сестру:
— Оставь мое либидо в покое, до него тебе явно не дотянуться ближайшие триста лет, — Трамп тихо рассмеялся, намекая на возраст Агнии, — оставляю тебя наедине со своим неудавшимся фарсом, малышка. Произнеся эти слова, рыжеволосый вампир слегка раскланиваясь, вышел из зала суда под аккомпанемент рукоплесканий восторженной публики.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Штаб-квартира гильдии клириков

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (31.01.2013 00:18)

+6

15

Сели уже успела обнять своих спасителей, и было собралась толкать им благодарственную речь, как звук голоса Урбана вывел её из пьянящего состояния радостной эйфории. Это было сродни команде «фас». Стрикс повернулась на его голос. Каждая клеточка её тела напряглась в ожидании команды. Клокочущее чувство всепоглощающей ненависти вкупе с неуправляемой яростью не могли принести ни чего хорошего в принципе, а уж тем более такой вспыльчивой мазель как Стрикс.
— Сели, дура, не смей! — полурыча прошипел Розарио, схватив сестру под локоть, — Ты едва выбралась из одного дерьма, а уже готова вляпаться в следующее! Вампиресса перевела взгляд с Урбана на брата. За одно мгновение Розарио из спасителя стал досадной помехой на пути. Если бы её так сильно не вымотал суд — лететь братцу в противоположную стенку не иначе.
— Он посмел приплести сюда нашего отца! — тихо огрызнулась она, одновременно ища поддержки со стороны Розочки.
— И что? — равнодушно ответил тот.
На секунду вампиресса остолбенела. Слова Урбана стали для нее было глубочайшим оскорблением. Фулько был для нее примером для подражания, героем, идеалом... он достиг тех высот, коих ей было не суждено достигнуть. Она знала это. И Фулько знал, но верил в свою дочь, которая, увы, не смогла оправдать его ожиданий.
— И что? — недоуменно переспросила Силентия, и уже через секунду смятение на её лице сменилось гримасой ненависти. Не этих слов она ждала от родного брата. — И что!
Все вернулось на круги своя. Брат и сестра, как и прежде, были готовы вцепиться друг другу в глотки. Тактично молчавший до последней секунды Ла Саль не сдержался:
— Святая Роза, как я просто жил! — Мэл возвел глаза к потолку, — Я-то думал что моя семейка ненормальная... Стриксы, устраивайте разборки вдали от чужих глаз и желательно за закрытой дверью!
Сердитые взгляды зеленых и карих глаз устремились на него. Ла Саль развел руками:
— Ну не в зале же суда все-таки...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Квартира Розарио Стрикса

Отредактировано Силентия Стрикс (19.08.2015 13:42)

+7

16

Едва ли не в любом водоеме Трампы являются безоговорочно самой крупной рыбой. Но два амбициозных представителя клана — это скорее бассейн с акулами. К несчастью Урбана, его социальная личина чаще требовала от главы гильдии клириков выходок благородного дельфина, в то время как его сестра не брезговала ни единым шансом навострить зубы. Пока брат решает, как поступить правильно, Агния действует — поступает как выгодно ей самой. Вот и сейчас Урбан старательно хлестал хвостом под звуки аплодисментов и сладко клокотал улюлюкающим зрителям, изредка срывающимся на одобрительные выкрики и бездумно упивающимся широтой души их лоснящегося защитника.
— Идиоты, — прикрыв лицо ладонью, трампесса размышляла о том, до скольких, находящихся в зале суда баранов, дойдет ее ментальное послание.

— Поверь, ты даже не знаешь, что я могу сотворить с тобой... — вернувшись от публики на землю, с очаровательной суровостью продолжил любимец народа.
— О-о-о... — прыснула в кулак Агния, — я-то прекрасно знаю! Смочь бы, может, и мог бы. Так кто же тебе даст?.. Смочь.
Кажется, устрашающая Урбанова тирада настолько увлекла клирика, что сказанное сестрой мужчина предпочел не слышать. Иначе не было бы этому конца и края. К финалу монолога вампиресса даже успела заскучать, что не преминула подчеркнуть дамским таким, хорошо скрываемым зевком.
— ...оставляю тебя наедине со своим неудавшимся фарсом, малышка.
Удивить Агнию было непросто. А сейчас, признаться, она оказалась в полнейшем ступоре. Неудавшимся? Стрикс на свободе, Урбан в бешенстве. Неужели брат настолько потерял форму, что даже не предпринял более достойной попытки парировать удар? Если это и было оскорбление, то самое бессмысленное, какое только могла вообразить трампесса. Все равно, что пожелать ди Каприо оставаться с его мазней на холсте.
— Теперь я знаю, что подарить тебе на Рождество, — бросила вслед вампиресса настолько доброжелательным тоном, что со стороны эти двое и впрямь могли бы показаться любящими родственниками, — толковый словарь! Чтобы ты ознакомился со смыслом слова «фарс».

Убедившись, что фигура братца окончательно растворилась в контражуре, Агния прошествовала в противоположный конец зала к другой рыжей особе, не имеющей, впрочем, ничего общего с Трампами. Непринужденно присев подле желтой газетчицы, надвинувшей шляпу почти до кончика носа, вампиресса лучезарно улыбнулась все еще полному снующим народом залу и поприветствовала мазель Лимерик все так же обращенным куда-то в ином направлении кивком головы. Пора уже было убираться из этой дыры — женщинам предстоял довольно захватывающий разговор. А назавтра весь город будет гудеть о том, как их обожаемый благородный генерал сел в лужу*.

-----------------------------------------------------
*Интервью Пегги Лимерик с участием Урбана и Агнии фон Трамплтон, Силентии Стрикс и других:
Интервью с вампиром. Выпуск № 2: Двойное дно закона

+7

17

Штаб-квартира гильдии клириков  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Когда-то один очень мудрый человек сказал Орнелле одну магическую фразу, применимую абсолютно к любой ситуации: «И это тоже пройдет». Удивительно, но это простое изречение было не только пронзительно-правдивым, но еще и дарило успокоение и умиротворение. Находясь в невольном заточении сначала у клириков, а затем и у юстициаров, мазель Ренд утешалась только осознанием именно этого простого факта — и это тоже пройдет. Нервное напряжение и кошмары, порядком измучившие девушку, делали свое черное дело, и на место нервозности и страху приходило смирение, которое быстро перерастало в безразличие.
Так что когда пришло время явиться в Палату грифонов, внутри ничего не сжалось, не было страха или неуверенности, скорее покорность своей судьбе. Впрочем, жаловаться было бы непростительным грехом, ведь эту самую судьбу она выбрала сама, без подсказок со стороны. На стайку подсудимых было любо дорого смотреть — каждый из них до сих пор до конца не мог поверить, что их власти и положению в обществе пришел конец. И больше всего, конечно же, они желали «добра» именно ей, как инициатору всего этого процесса. И не надо было быть эмпатом, чтобы чувствовать бешенную волну убийственной ненависти, которая исходила от униженных «сильных мира сего». Увы и ах, достать ее у них просто не было времени, а по волеизъявлению графа Алукарда, этот суд будет единственным. Никаких апелляций, никаких повторных слушаний, никаких проволочек. Тщательный, закрытый от прессы процесс, вынесение приговора и приведение его в исполнение.
Самым достойно ведущим себя был, конечно же, Теодор. Собранный, холодный, жесткий, с неизменно насмешливой и презрительной улыбкой на губах. Он думал, что выиграет и этот бой, бедная рыжая кузина всегда была его жертвой, так почему исключение должно случиться именно сегодня?.. Увы и ах, но если он ждал, что Нелли разрыдается и кинется любимому на шею, то сильно просчитался. От его способностей вампирессу защищал новенький инклюз, а от былой власти — жгучая ненависть, порожденная им самим. Ах, если бы Теодор знал, что всего капля его искренней любви могла помочь избежать всего этого, он бы вел себя совершенно по-другому. Его маленькая кузина, которую он никогда не воспринимал всерьез, стала ключевым свидетелем в процессе, по окончании которого некогда уважаемому вампиру полагались мешок и веревка.
Слушанье дела было очень долгим и нудным делом, которое отняло у Нелли целых три дня жизни. Вереницы свидетелей, доказательства, следственные эксперименты, бывшие подчиненные, теперь с жаром дававшие показания против бывшего начальства (отношения с которыми строились, к слову, на страхе, а не на профессионализме и взаимном уважении). Все это было очень утомительно, но приносило все больше и больше удовлетворения. И чем четче на лице дражайшего кузена проступала ненависть и бешенство, тем более живой себя чувствовала Орнелла. Свершившаяся месть была приторно-сладкой, словно хурбастанский щербет, вот только почему то во рту так явственно чувствовался горький привкус полыневой настойки.
Приговор зачитывали три часа — слишком много было обвиняемых и слишком много томов скандального дела. Итог превзошел все самые смелые ожидания мазель Ренд. Профессор Рицин, которого хурбастанские власти отдали дракенфуртскому правосудию (и наверняка не за красивые глаза Алукарда), был отправлен в Аль-Матрас отбывать пожизненное заключение вместе с пошедшими на сделку со следствием Матильдой фон Кейзерлинг и Аденом Ордис. Младшего брата бывшего главы клана ждала та же судьба, но только потому, что он в этой шустрой компании пробыл не так долго, как остальные. Пропавший без вести Морган Фест был приговорен к смертной казни через повешение, равно как и его давний приятель Джозеф Керр. А вот для Теодора Дем Ренда, так любящего все новаторское, был приготовлен особый сюрприз. Ему была оказана честь стать первым заключенным, которого казнили на электрическом стуле.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Штаб-квартира гильдии алхимиков

+6


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Верховный суд, втихую именуемый «Палатой Грифонов»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC