Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » История, которой даже имени нет


История, которой даже имени нет

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/comp1.png

Участники: Эдвард фон Блюменфрост, НПС Персия фон Ида.
Локация: филтонский дом компаньонок.
Описание: юный Эдвард увлечен фотографией. День за днем он исследует возможности своего фотоаппарата, прогуливаясь по Филтону и фотографируя все вокруг. Во время одной из таких прогулок он набредает на дом компаньонок и видит одну из них в окне. Они встречаются взглядами. Плененный красотой компаньонки, Эдвард оказывается втянут в странное приключение на границе реальности и фантазии.
Дата: 12 октября 1701 года.

0

2

Эдвард мчался на велосипеде по узкому переулку, то и дело нажимая на мягкую «грушу» фотовспышки. Магниевый порошок загорался с тихим шипением, разбрасывая вокруг крохотные окалины и высвечивая силуэты людей, цветов и филтонских кошек, а фотоаппарат, прикрепленный к рулю велосипеда, послушно снимал все вокруг. Сегодня Эдвард исследовал роль движения в искусстве фотографии, и его интересовала:

- съемка брошенных с высоты предметов, летящих птиц, прыгающих котов
- съемка при ходьбе
- съемка на бегу
- съемка во время езды на велосипеде и в кэбе.

Предыдущие десять фотоэкспериментов посвящались:

1. оттенкам синего
2. отражениям
3. правильным геометрическим формам
4. городскому пейзажу
5. макросъемке
6. симметрии
7. бликующим поверхностям
8. цветочным композициям
9. контрасту
10. съемке отбрасываемых разными объектами теней

Эдвард упражнялся, как атлет перед соревнованиями: каждое утро он выходил из дома, вооружившись фотоаппаратом, и возвращался после заката с десятками снимков на выбранную тему. Некоторые из них выглядели совершенно неудобоваримо и годились только для мусорной корзины, но юноша бережно подписывал и определял в альбом каждый снимок, даже если на нем виднелось только серое пятно или размытый абрис какого-нибудь здания. Он жил девизом «количество переходит в качество» и верил, что такие тренировки сослужат ему добрую службу в будущем.

Эдвард проехал мимо кадки с гладиолусами, сбив несколько свесившихся к дороге цветков, испугал очередную кошку и чуть не наехал на молочницу, несущую большой глиняный кувшин.

Снимок: взметнувшиеся вверх лепестки
Снимок: летящие молочные брызги

Он повернул за угол и с удвоенной силой нажал на педали, разгоняя велосипед.

Снимок: смазанные магазинные вывески
Снимок: смазанные желто-оранжевые деревья
Снимок: смазанные и весьма испуганные лица прохожих

Он сделал новый поворот, затем еще один, все больше путаясь в паутине маленьких улочек и внутренних дворов. Неожиданно впереди возникла кирпичная стена. Эдвард резко вывернул руль. Велосипед описал кривую дугу, визжа колесами. Заднее колесо налетело на камень, и ревенанта выбросило вперед. Он прокатился по земле, обдирая ладони и поднимая ворох опавших листьев.

Придя в себя, Эдвард бросился к фотоаппарату, но тот оказался цел и невредим, в отличие от велосипеда, чье колесо выгнулось, ощетинившись поломанными спицами. Эдвард повесил камеру на грудь, поднял велосипед и огляделся: возбужденный скоростью, он заехал в незнакомый глухой двор. Юноша отряхнулся и поковылял по грунтовке мимо дома, с которым только что чудом избежал столкновения.

Ему пришлось пройти несколько дворов, прежде чем он вышел на мощеную улицу и смог спросить дорогу у встречного джентльмена.

— Нужно пройти вперед два переулка, а там налево и выйдешь к Фонтанке. — объяснил мужчина. — А если дошел до дома компаньонок — значит мимо прошел.
— Ясно. — смущенно кивнул Эдвард и поблагодарил прохожего.

Они пошли в противоположных направлениях, но Эдвард еще долго слышал шаги незнакомца на пустынной улице. Скрип сломанного колеса отражался от выстроенных по обе стороны улицы домов, и ревенант досадливо поглядывал на пробитую велосипедную шину. Вскоре он увидел на противоположной стороне дом с красными занавесками, что, очевидно, свидетельствовало о том, что он все-таки прошел нужный поворот. Он развернул велосипед и направился было назад, но вдруг краем глаза заметил фигуру в окне третьего этажа. Подняв голову, Эдвард встретился взглядом с красивой женщиной, стоявшей в оконном проеме и немигающими глазами разглядывающей улицу. Ее зрачки замерли под чуть раскрытыми веками. Невозможно было разобрать, куда именно она смотрит, но Эдвард волей судьбы оказался именно в той точке, куда был направлен ее взгляд, и теперь ее зеленые глаза буравили его переносицу. Он испуганно отвел глаза и спешно пошел обратно. Дойдя до перекрестка, он обернулся и увидел, что женщина все еще смотрит на него. Эдвард завернул за угол и через минуту вышел к Фонтанке.

Добравшись до дома, он бросил сломанный велосипед в саду и побежал в свою комнату. Проходя мимо спальни матери, юноша замедлил шаг и пошел на цыпочках. Мари не одобряла увлечение Эдварда, и, хотя длительное отсутствие сына ее нисколько не волновало, она считала, что достойный вампир должен вставать не раньше десяти вечера и ложится не позже пяти, но никак не наоборот. Эдвард в свою очередь считал, что на ревенантов, в особенности гениальных фотографов, это правило не распространяется.

Юноша запер дверь и положил фотоаппарат на комод. Он снял порванную во время падения с велосипеда куртку и бросил ее на спинку стула. Не снимая остальной одежды, он лег на кровать, и закрыл глаза. Здесь, в замкнутом пространстве собственной комнаты, он был неуязвим для недоуменных реплик зевак, скучных сверстников, вечно усталого водянистого взгляда матери и таинственных незнакомок. Здесь заканчивалась вселенная, созданная Розой, и начинался мир, придуманный Эдвардом Блюменфростом, богом гораздо менее могущественным, но гораздо более внимательным к деталям. Внешний мир был доверху набит случайностями и нестыковками — мир его авторства был выверен до единого миллиметра. Под чутким руководством фотографа здесь верховодили два ангела — Тишина и Порядок.

Большой книжный шкаф делил комнату на две половины, в одной из которых располагалась кровать, а в другой импровизированная мастерская. Шкаф вмещал десятки аккуратно расставленных книг, а на столе были ровными рядами разложены инструменты и алхимические реагенты. Тень шкафа серым параллелепипедом падала на кровать, скрывая ее от уличного света. Разглядывая свои владения, Эдвард, сам того не желая, провалился в сон.

Отредактировано Эдвард фон Блюменфрост (09.06.2016 09:51)

+3

3

Обвела мне глаза кольцом
Теневым — бессонница.
Оплела мне глаза бессонница
Теневым венцом.

Ты просыпаешься на Фонтанке.

Ты не спал несколько дней и чувствуешь себя так, будто тебя избивали на каком-то заброшенном складе. Ты идешь по заваленным желтыми листьями улицам и попеременно представляешь себя наемником, пиратом, изгнанным из клана клириком и самим собой. В те редкие минуты, когда тебе удается заснуть, тебе снится дом компаньонок, окно третьего этажа и темный силуэт незнакомки. Когда у тебя бессонница — всё нереально; всё очень далеко от тебя, всё это — копии копий копий.

Ты просыпаешься в «Миразюре».

Ты познакомился с Перси несколько дней назад.

Она спросила:

— Ты не знаешь, который сейчас час?

Ты спросил:

— Где?
— Прямо здесь, — сказала Перси, — прямо сейчас.
— Сейчас шесть минут пятого.

Она рассмеялась. По крайней мере, так показалось. На самом деле ты не знаешь этого, потому что она сразу исчезла за красными шторами. Ты еще около часа стоял на пустой улице, надеясь, что она снова выглянет. Но этого не произошло, и ты ушел домой. Твой дом превратился в один из островов посреди холодного океана. Он пошел на дно вместе с твоими ангелами. Ты не прикасался к фотоаппарату несколько вечностей. Иногда ты просыпаешься на своей кровати, пьешь холодную воду, трешь виски. Иногда ты засыпаешь.

Ты просыпаешься у «Метрополя»
Ты просыпаешься на филтонском вокзале.
Ты просыпаешься у дома компаньонок.

Ты стоишь напротив него и большая дубовая дверь кажется тебе входом в морготово царство. Вот уже несколько дней ты приходишь сюда, стоишь на пустой улице и смотришь в окно третьего этажа. А потом ты просыпаешься где-нибудь на другом конце Филтона и спрашиваешь: «Где это я?».

Ее звали Персея фон Ида, она была компаньонкой, состояла в гильдии, и, кажется, была очень несчастна. Она спросила, не знаешь ли ты, который сейчас час.

Так вы познакомились.

Отредактировано Эдвард фон Блюменфрост (10.06.2016 13:35)

+3


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » История, которой даже имени нет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC