Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Имение «Клевер»


Имение «Клевер»

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/38.png

Имение Урбана фон Трамплтона расположено в самом престижном районе Волкогорья — Клеверных Холмах. Находится в отдалении от остальных вотчин знаменитых деятелей культуры, политики, науки, а также именитых семей Дракенфурта, которые составляют элиту общества всего графства. Первое, что встречается на пути — это длинная роща и прямая ездовая дорога, уходящая далеко вглубь территории. По краям от неё расположены извилистые деревья, семена которых вампир привез с собой из Хурбастана. Спустя довольно продолжительное время молодые ростки превратились в ветвистые деревья под двадцать, а кое-где и тридцать метров высотой, обладающие пышной темно-зеленой лиственной кроной, которая дарует прохладную тень жаркими летними днями и источают приятный легкий мятный аромат. Дорога заканчивается неожиданно — выезжая из чащи, окутанной диковинными деревьями, пассажирам экипажа открывается чудесный вид на семейный особняк фон Трамплтонов. По бокам расположены аллеи и причудливо, но бережно остриженные садовником зеленые кусты, вид которых напоминает большие пятиметровые бочки, окружающие великолепный широкий фонтан, расположенный прямо по центру, напротив входа в особняк.

Подъездная дорога огибает сие живописное место и подводит путешественников непосредственно к парадному входу здания. Если обойти это примечательное строение сзади, то можно заметить изящную кирпичную дорожку, ведущую в зеленую кустистую чащу, где любопытные гости могут наткнуться на вход в необычайно красивый сад, вид которого у каждого, кто когда-либо оказывался в имении, вызывает самый настоящий восторг. Цветы и деревья, собранные со всех уголков мира, являются одним из главных украшений территории имения, а также предметом гордости семейства Трампов, так как в саду находится ряд экзотических растений, коих нет даже у самого графа Алукарда III. Тут и там стоят деревянные скамеечки, которые удачно расположены вдоль извилистых аллей. Некоторые из них можно неожиданно обнаружить в нишах, укрытых густыми ветвями плакучей ивы. А где-то крупные заросли кустов причудливой формы скрывают места, созданные для влюбленных пар, которые могут уединиться и спрятаться от любопытных взглядов. Пройдя дальше по дороге и миновав сад, гости могут увидеть широкое поле, а вдали можно заметить скалистые вершины Дымных гор. В левой части поля расположена небольшая конюшня, а вблизи от неё — амбар с небольшой пристройкой, в которой находится экипаж главы семьи.

Перед тем, как сделать предложение Джоселин, вампир хотел преподнести необычайный подарок — место, где жила бы их будущая семья. Взяв крупную ссуду в банке, а также накопленное состояние, которое досталось от процентов успешных сделок во время его путешествия по Хурбастану, Урбан приобрел довольно крупное по площади владение на территории Клеверных Холмов. Трамп был довольно расчетлив и к тому же его дела на юго-востоке шли весьма недурно. Так что он довольно быстро смог рассчитаться с банком (что такое 20 лет для вампира?) и обеспечить содержание имения и набранного им небольшого штата слуг. Зеленоглазый вампир нанял лучших архитекторов и пригласил самых искусных строителей для воплощения своей мечты, благо, в средствах он не был стеснен. Внешне здание особняка выглядит довольно внушительно. В нем сочетаются черты классицизма, норданской готики и даже элементы хурбастанского зодчества. Внутреннее убранство выполнено в классическом стиле.

На первом этаже находятся приемная, гостиная, обеденная зала и бильярдная комната. К слову, с этой игрой Урбан познакомился, а затем просто влюбился в неё, побывав в свое время в Мун-Ци. На втором этаже располагается рабочий кабинет главы клириков, который по совместительству является семейной библиотекой. С ним соседствует прекрасная бальная зала, во время приёмов освещённая тяжелыми хрустальными люстрами. А, если кому-то из танцующих гостей потребуется глоток свежего воздуха, они могут выйти на небольшой балкончик, перила которого густо оплетает причудливое зелёное растение. На третьем этаже находятся супружеская спальня, банная комната и гардеробная. Неподалеку можно обнаружить детскую комнату, ранее в которой жила Дейда. Сюда давно уже никто не имел права входить, даже слуги. Ключ от неё был только у родителей покойной дочери. На этом этаже также располагаются три комнаты для гостей, по той или иной причине решивших переждать ночь в имении.

(Урбан фон Трамплтон)

+2

2

Штаб-квартира гильдии клириков  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Пасмурное небо, затянутое свинцовыми тучами, не предвещало ничего хорошего. Где-то в отдалении были слышны ленивые раскаты грома. Ветер усиливался, принося с собой вместе с пылью чарующие запахи только начинающих цвести деревьев и других растений, которые окружали проездную дорогу к имению Урбана и Джоселин фон Трамплтонов. Топот копыт разорвал царившую в роще тишину. Рыжеволосый всадник, облаченный в зеленый мундир гильдии клириков, восседая на крупном вороном скакуне, бодрой рысью, практически переходящей в галоп, промчался в направлении имения, оставляя за собой клубы пыли. Впрочем, надвигающаяся гроза отнюдь не смущала владельца имения, наоборот — вдохновляла на более решительную скачку и заставляла наездника использовать весь потенциал своего любимца — Арбалета. Ветер вместе с едва зарождающимися каплями дождя не стеснялся бить в лицо угрюмого вампира. Зеленые глаза внимательно смотрели на дорогу, рот немного скривился в усмешке. Левой рукой Трамп держался за уздечку седла, а правой похлопывал шею и холку изрядно вспотевшего Арбалета, томившегося не так давно в порту на привязи в ожидании своего хозяина. Своим письмом Урбан уведомил прислугу о своем прибытии и пожелал, чтобы дворецкий не посылал за ним экипаж, а оставил в портовой конюшне личного скакуна главы клириков. Трампу хотелось максимально отдалиться от лишнего официоза и почувствовать себя свободным, предавшись неумолимой скачке вплоть до самых парадных дверей его имения. Вампир довольно редко позволял себе такое, учитывая свое положение и род занятий, однако сам он не был готов лишать себя столь небольших удовольствий, что хоть как-то разбавляли его унылое существование.
Начался сильный дождь и дорогу стало подмывать. Урбан чуть натянул поводья, давая жеребцу понять, что теперь торопиться не стоит, благо они скакали довольно продолжительное время и скоро должны были оказаться на территории имения. Натянув капюшон, зеленоглазый Трамп повел коня мелкой рысью, давая тому несколько отдышаться от бешеной скачки и заодно привыкнуть к мокрой дороге. Вскоре огни имения показались вдалеке, за скрывающей их листвой витиеватых деревьев. Объехав особняк с левой стороны, Урбан направился к конюшне, возле которой его ждал Лурье — пожилой конюх, который относился к лошадям, пожалуй даже лучше, чем к людям и вампирам вместе взятым.
— Приветствую вас уважаемый милсдарь! Арбалет не подвел? — участливо поинтересовался конюх.
— Привет Лурье, все в порядке — жеребец хорошо себя показал! Напои его хорошенько, он это заслужил. Да сам потом перекуси что-нибудь, уверен на кухне полно еды — ответил вампир и направился через сад ко входу в особняк. Заметив свет в спальне, Урбан несколько тяжело вздохнул и открыл входную дверь...

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (17.12.2012 21:51)

+7

3

Начало игры
Джоселин медленно открыла ящик и, поджав губы, достала ключ. Он был небольшим и лёгким, но, казалось, будто он непомерным грузом оттягивает душу так, что становится тяжело его держать, и пальцы вот-вот готовы разжаться. Вампиресса каждый раз представляла себе, как он падает на деревянный пол, и комнату оглашает неуместный резкий звон, после которого вновь возвращается мёртвая тишина. Она не могла объяснить самой себе, почему постоянно, крепко зажав в ладони ключ, медленно возвращается в комнату покойной дочери. Наверное, глубоко в сердце ещё жила иллюзия — надежда на то, что, открыв дверь, женщина снова увидит беззаботную Дейду и сможет ещё хотя бы раз заключить её в объятиях.
Как и всё время до этого, комната оставалась пуста. Шторы были плотно задёрнуты, а ощущения упорно подсказывали, что здесь никто не живёт и никогда больше не будет. Джоси вошла внутрь и присела на край широкой кровати, чтобы вновь окунуться в воспоминания. С самого момента отъёзда дочери из поместья никто не прикасался к её вещам, поэтому несложно было представить эту комнату «ожившей», как будто Дейда всего на несколько часов покинула её и должна совсем скоро вернуться с конной прогулки с отцом. Эти образы всегда очень быстро рассеивались, делая осадок на душе ещё более горьким. Вампиресса равнодушным взглядом обвела ныне безликое и холодное помещение. Она не заплакала — она слишком устала от этого. Женщина встала с кровати и, решительно пройдя через комнату, распахнула шторы, а затем и сами окна, пропуская внутрь легкий ветер, разносящий приятные запахи цветущих экзотических растений из небольшого сада. Почему-то, Джоселин это показалось правильным, показалось, что это нужно было сделать давным-давно. Впервые за долгое время на её лице появилась печальная улыбка.
Уже покидая покои дочери, вампиресса обратила внимание на фотоснимок в тонкой серебряной рамке с изящным узором, стоявший на прикроватной тумбе. Эта фотография была из тех, где нет сдержанных улыбок и нарочитого официоза. Здесь была изображена счастливая семья: мать, с нежностью взирающая на своё чадо, немного уставший, но статный отец и улыбающаяся во весь рот девочка с любимой куклой в руках. Женщина со странной смесью отчаяния и стыда вспомнила, как совсем недавно, направляясь домой из штаб-квартиры гильдии алхимиков, увидела группу играющих детей и была вынуждена ускорить шаг, пытаясь скрыть выступившие на глазах слёзы. Джо давно перестала узнавать ту, кем она стала. Это она, а не только трагедия двухлетней давности, была виновата в том, что внезапно посерел и затих особняк. И, наверное, сейчас пора было что-то менять — она слишком устала от горя.
Из открытого окна донёсся лошадиный топот. Вампиресса не ожидала, что её супруг прибудет так скоро. Она взяла рамку с фотографией и вышла в коридор, направляясь на первый этаж, в приёмную. Проходя мимо спальни, в которой провела большую часть последних лет, Джоселин заметила, что, уходя, не потушила свет, но, опасаясь, что, вернувшись в это царство скорби, не сможет преодолеть себя вновь, не стала останавливаться, дабы исправить свою оплошность.
Заняв одно из мягких кресел для гостей, женщина стала дожидаться Урбана, моля, чтобы решимость не покинула её.

Отредактировано Джоселин фон Трамплтон (20.12.2012 02:22)

+9

4

Оставив верхнюю одежду подошедшей прислуге, Урбан прошел в гостиную залу, где обнаружил свою жену. Джоселин расположилась в кресле, сжимая в руках серебряную рамку с семейным фотоснимком. Зеленоглазый Трамп прошел было мимо — такая картина была нередким явлением. Джо пребывала в постоянном эмоциональном кризисе и предавалась далеким воспоминаниям о покинувшей семью дочери. Поначалу Урбан пытался быть рядом и помочь своей супруге, но частично из-за своей работы, а также в основном из-за того, что утрата Дейды все-таки оставила довольно глубокую рану в сердце самого вампира — попытки исправить положение провалились. С тех пор Урбан окунулся с головой в работу, коммерческие дела семьи и старался не замечать страданий Джоселин, которые постоянно наблюдал, оказываясь в особняке. Но сегодня было что-то совсем иное. Что-то, давно ушедшее — словно весенний порыв ветра или раскат грома, после которого чувствуешь запах озона, свежий глоток воздуха, первые бодрящие капли дождя, несущего живительную влагу после долгой засухи. Урбан просто почувствовал это, не обращаясь к своим развитым эмпатическим талантам, как чувствует это мужчина, который хорошо знает свою любимую и прожил с ней приличное время бок о бок. Сегодня настроение его супруги было иным. Да, вампир по-прежнему ощущал её утомленность и подавленность, однако вместе с этим Трамп почувствовал, казалось, уже давно забытое желание перемен. Внутри главы клириков, как будто какой-то плотный ком, все внезапно сжалось:
«Неужели она... Нет, этого не должно произойти. Если она уйдёт, мне конец. Помилуй боже, Джоселин, любовь моя. Да как же мы дошли до этого? Мы словно чужие друг другу, живем по инерции, по чьей-то глупой прихоти... Мы не должны были так сильно споткнуться. О Дейда, надеюсь, ты не видишь нас с матерью» — подумал Урбан.
Мельком взглянув на фотографию, а затем и на жену, он расположился в кресле напротив.
— Ей было 13 лет, когда проявили этот снимок — вампир прервал тишину. Зеленые глаза пристально изучали сидевшую напротив красавицу супругу, весьма потускневшую от пережитых потрясений, но всё ещё не поддавшуюся полностью той бездне отчаяния, которая давно занимала какую-то часть сердца самого Урбана. Он не торопил её с ответом, давая собраться с мыслями. Иногда Трамп замечал, что Джос витала в грёзах и не всегда сразу возвращалась в прежнюю тоскливую, серую и жестокую реальность.

+7

5

Джоселин слышала, как её супруг вошёл, но не подняла взгляд. Ей было страшно вновь увидеть в его зелёных глазах тёмные отблески сожаления или даже усталое безразличие. Вампиресса не могла винить Урбана в том, что, в какой-то момент, он сдался, что перестал пытаться побороть отчаяние — она его хорошо понимала, но, в то же время, не могла помочь. И именно поэтому она только безучастно смотрела на то, как глава семьи нарочно с головой зарывается в работу и заводит очередные интрижки, куда более продолжительные чем раньше.
«Всё неправильно. Так не должно быть. Как же я могла допустить это? Надеюсь, когда-нибудь ты сможешь простить меня, моя любовь». Женщина не увидела, но скорее почувствовала устремлённый на неё взгляд, и вина чуть сильнее сжала сердце. Она ожидала услышать, что угодно, только не те слова, что проронил её супруг. Джоселин несколько секунд вглядывалась в фотографию, будто проверяя, действительно ли девочке было тринадцать, после чего всего на мгновение губы её тронула робкая улыбка.
— Да, я помню. Тогда тоже была весна.
Вампирессе казалось, что лучше бы Урбан накричал на неё. Сказал, что она здесь больше не нужна, что она мешает ему жить дальше, не даёт двигаться вперёд — туда, где больше нет отчаяния. В этом случае, Джоселин без пререканий отпустила бы его и была уверена, что это к лучшему. Но Урбан завёл разговор о дочери и терпеливо ждал, пока супруга пересилит себя и обронит пару слов. Женщине становилось стыдно, что она не может проявить ту силу, которую должна, но она не позволяла себе вернуться к тому, с чем хотела смириться, и сдерживала подступающие слёзы. «Зачем тебе это нужно? Зачем тебе нужна я?»
Это была не первая трагедия в жизни Джоселин, но в те далёкие дни она была немного жёстче и скуднее на эмоции. Тем более, она не была уверена, что бы с ней стало, не встреть она куда более молодого чем сейчас Урбана. Можно сказать, он отвлёк девушку от тоски по погибшим родителям. Но в этот момент вампиресса не была уверена в том, что её зеленоглазый рыцарь сможет вновь так же непринуждённо её спасти.
— Почему так получается? Я теряю самых близких. — «И тебя тоже». Окончание фразы так и осталось не высказанным вслух. Джоселин, всё ещё не отрывая взгляда от снимка, водила по нему тонкими бледными пальцами. Так хотелось, чтобы на самом деле эта фотография была реальностью, а последние два года лишь кошмарным сном, однако не всем мечтам дано сбыться.

+7

6

Единство противоположностей. Пожалуй — да, но не совсем именно так. Урбан часто думал о том, что соединяло его с Джоселин. Какая невидимая нить скрепила судьбы влюблённой пары. Безусловно, их встреча была подарена ему судьбой, но все же... «Какая же тоненькая эта ниточка. Натяни её посильней и, скорее всего, она разорвется. Видимо, простое семейное Счастье чем-то похоже на эту нить, оборвать которую может абсолютно все от мала до велика. Но тогда почему мы до сих пор вместе?» — размышлял Трамп, слегка взволнованный реакцией жены. Последний раз, когда он наблюдал её улыбку, был при ещё не ушедшей в мир иной дочери. Ответ лежал глубоко внутри души вампира, и он это понимал.
— Почему так получается? Я теряю самых близких, — Джоселин, всё ещё не отрывая взгляда от снимка, водила по нему тонкими бледными пальцами. Так хотелось, чтобы на самом деле эта фотография была реальностью, а последние два года лишь кошмарным сном, однако не всем мечтам дано сбыться.
— Это не твоя вина, — каждое слово почему-то давалось с трудом, чего никогда не случалось с главой клириков. Урбан придвинулся ближе к супруге и взял её руку в свою, ощутив немного холодное, но нежное прикосновение — такое родное и почти забытое. Шальная мысль выстрелом прогремела в голове супруга:
«В кого мы превратились? Мы стали бледными тенями нашей прошлой жизни и это словно бочка с порохом, которая скоро взорвется... Джо, готова ты или нет, но я так более не смогу», — но слова застряли комом в горле, а рука словно магнит скользила по бархатной коже. Немного придя в себя, Урбан отпустил её руку, встал и обошел кресло сзади, положив руки ей на плечи — до сих пор слишком больно было смотреть в её глаза.
— Джоселин, так ведь не может продолжаться бесконечно. Если мы не изменим что-то, то все кончится и мы сами себя погубим. Я все ещё люблю тебя и только это сдерживает меня от необдуманных поступков. Нам надо жить дальше и преодолеть весь этот ужас. Поведай мне что сделать и я это сделаю ради нас с тобой, ради нашего будущего, которое все ещё может быть счастливым... Наша дочь на небесах и мы ничего не сможем сделать с этим, но это не означает, что наши с тобой жизни утратили смысл! — казалось рука несколько сильно сдавила хрупкое плечо Джос, вампир немного резко одернул руку. На улице дождь усилился, послышался очередной отзвук грозы. Яркая вспышка от молнии озарила полумрак гостиной залы, а заодно напряженное лицо зеленоглазого вампира.
— Вели топить камин и принеси горячего вина со специями, — обратился Урбан к стоящему неподалеку слуге. Белая рубашка вампира слегка промокла от долгой скачки, поэтому он снял и отбросил её подальше в угол комнаты. Затем он сел в кресло и закинул ногу на ногу решил немного подождать ответа своей супруги. Сегодня в нем вскипел весь накопленный груз пережитого за себя и за жену, за дочь... Эта вспышка только начинала загораться, а молчание жены был словно ветер, раздувавший тлеющие угли глубоко зарытой травмы.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (27.12.2012 17:35)

+7

7

— Это не твоя вина.
Вампиресса ответила молчанием. Где-то в глубине души она и сама понимала эту простую истину, но не могла заставить себя поверить в неё. Ведь всегда существует невероятное количество «если», которые могли бы исправить всё случившееся большое и малое зло. Но в реальном мире они не имеют никакой силы, из-за чего приходится опускать руки и мириться с обстоятельствами.
Джоселин не заметила, как супруг придвинулся к ней ближе, и слегка вздрогнула, когда он прикоснулся к её руке. Женщина уже успела забыть этот нежный жест тех времён, когда они могли просто наслаждаться обществом друг друга. Она всё ещё чувствовала на себе взгляд Урбана и, после того, как он отпустил её ладонь и поднялся, невольно протянула руку в попытке остановить его, испугавшись, что он, проявив неожиданную мягкость, вновь покинет её. Однако рыжеволосый вампир не собирался уходить, а лишь встал позади кресла и положил руки ей на плечи.
—... Нам надо жить дальше и преодолеть весь этот ужас. Поведай мне что сделать и я это сделаю ради нас с тобой, ради нашего будущего, которое все ещё может быть счастливым... Наша дочь на небесах и мы ничего не сможем сделать с этим, но это не означает, что наши с тобой жизни утратили смысл!
Джоселин поёжилась под таким напором. Она не понимала, что от неё ожидают услышать. Что она должна была ответить? Может быть, то, что им нужно вновь попытаться восстановить отношения из руин, попытаться, нет, не забыть, но свыкнуться со смертью дочери, обрести тот самый смысл жизни. Как более неблагоприятный вариант, ответом могло стать расставание. Объяснить, что начать с чистого листа — наивная идея, что каждому из них нужно обрести свой путь и самостоятельно нести это бремя. Однако женщина не знала, что сказать. Ей хотелось лишь закончить происходящее, чтобы отступила серая мгла отчаяния и перестала травить душу. Она больше не могла выдерживать всё это.
На мгновение вспыхнула молния. Джо почти не обратила внимания ни на далёкие громовые раскаты, ни на распоряжения супруга слуге. Обхватив плечи руками, она широко раскрытыми глазами смотрела на фотографию, лежавшую на коленях. Урбан не торопил её, но женщина чувствовала, что должна дать ответ, которого сама не знала. Она заблудилась в собственной слабости и сомнениях. Казалось, что от проронённых сейчас слов зависит их будущее. Но где же они, правильные слова? Можно было вновь убежать от разговора, промолчать и удалиться, как она делала много раз раньше в ответ на попытки супруга исправить положение. Но вампиресса была уверена, что никогда не сможет прекратить это в одиночку.
Джоселин и не заметила, как дала волю слезам. Впервые за вечер она оторвалась от созерцания снимка и посмотрела в зелёные глаза Трампа, сидящего в кресле напротив.
— Я знаю, я не в праве просить, но... Не оставляй меня, я не справлюсь. Прошу, помоги...— каждое слово откликалось в сердце болью и с трудом слетало с языка. Джоселин всё же отвела взгляд и принялась поспешно вытирать слёзы, пытаясь скрыть, как дрожат её руки.

+5

8

— Я знаю, я не в праве просить, но... Не оставляй меня, я не справлюсь. Прошу, помоги... — каждое слово откликалось в сердце болью и с трудом слетало с языка. Джоселин всё же отвела взгляд и принялась поспешно вытирать слёзы, пытаясь скрыть, как дрожат её руки.
После этих слов напряжение покинуло вампира. Как будто какая-то тяжелая ноша свалилась с плеч. Вздох облегчения вырвался из уст супруга. Заметив её слёзы, Урбан преклонил колено перед сидящей женой, нежно перехватил дрожащую руку Джоселин, тщетно пытающуюся вытереть слезы, что не переставали скатываться по её лицу словно бриллианты, которые сверкали при каждой вспышке молнии. Его ладонь коснулась влажной щеки, а затем медленно опустилась до её подбородка. Лицо Джоселин стало вдруг ближе — уставшее от страданий, заплаканные глаза, дрожащие губы и бледная кожа. «Мы нужны друг другу как огонь и воздух, ничто этого не изменит, даже сейчас. Я не собираюсь оставлять все как есть, я заставлю тебя выйти из этой комы чего бы мне это ни стоило», — мысли в голове смешались, в итоге не осталось ничего — только горечь, переживание и любовь к Джо, которая стала ещё сильнее и крепче. Урбан подался вперед и нежно, насколько мог, поцеловал жену. От его прикосновения её соленые губы вздрогнули, вампир ощутил, как слеза скатывается по его щеке и понял, что, возможно, это его собственная. Кто-то тактично прошуршал за дверью и Урбан медленно отстранился и отвернулся от супруги, не желая, чтобы она видела его таким слабым в эту минуту. Открыв двери гостиной, Трамп впустил прислугу. Мужчина средних лет, одетый в тёмно-серую ливрею невозмутимо зашел в залу, не обращая никакого внимания на происходящее. Подойдя к камину, он достал лежащие в стороне меха, спички и несколько деревянных чурок. Времени ушло ровно 3-4 минуты на подготовку и розжиг. От камина повеяло теплом. Вскоре этот же человек принес на подносе дымящийся кувшин с вином, два бокала и фруктовую тарелку.
— Спасибо, Малькольм, — глухо сказал Трамп. В ответ мужчина коротко поклонился и вышел, прикрыв за собою дверь. Подойдя к столику, Урбан разлил вино в бокалы, один передал Джоселин, а со вторым сел в кресло и сделал небольшой глоток. Он вновь посмотрел на Джоселин.
— Скоро мне потребуется твоя поддержка, любимая. Я чувствую, что грядут большие перемены и ты мне нужна, чтобы все это пережить — от прежнего волнения не осталось и следа. К вампиру возвращались его невозмутимое спокойствие и сухость.
— Чем ты занималась в мое отсутствие? Как твои дела на работе? — вопросы казались обычными, но для самого Урбана они прозвучали как-то странно, ибо сам он никогда не стремился что-то узнать об этом. Понимание того, что спустя некоторое время после смерти дочери он перестал интересоваться жизнью Джоселин. Он помнил её счастливой женщиной, но какой она стала сейчас для него было загадкой. Это осознание собственной беспечности и эгоизма больно укололо самолюбие вампира, но Джос он не смел признаться в этом.
«Да пропади оно все к Морготу! Я вознамерился восстановить наши жизни и сделаю все для этого...» — эта мысль крепко засела в огненно-рыжей голове Трампа.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (20.01.2013 23:00)

+7

9

Когда супруг преклонил перед ней колено, Джоселин попыталась осторожно отстраниться, но, после того, как он мягко перехватил её руку, тут же сдалась. Этот жест напомнил ей о месяцах, когда ещё можно было до конца не верить в смерть дочери. Тогда женщина почти не позволяла себе проявлять слабость и пыталась верить в лучшее. Но, как это бывает, мысли о трагической развязке то и дело мутили разум, и в какой-то момент становилось невозможно сдерживаться. В то время они ещё находили в себе силы поддерживать друг друга и ту призрачную надежду вновь увидеть любимую дочь.
Вампиресса закрыла глаза и благодарно улыбнулась, почувствовав нежное прикосновение. Возможно, после двух лет напряжённого молчания и взаимной холодности ещё осталось, что исправлять. Она вздрогнула, удивившись непривычной сентиментальности мужа, когда Урбан деликатно поцеловал её. Джоселин казалось, что она не заслуживает подобного понимания после того, что сделала с их жизнью, но не могла позволить себе отпустить это мгновение.
За дверью тактично прошуршали, и вампиресса неохотно открыла глаза. Она уже не плакала, лишь вытерла с лица оставшиеся слёзы и, сложив руки на коленях, гордо выпрямила спину, чтобы зашедший в комнату мужчина в тёмной ливрее не увидел следов произошедшей сцены. Джоселин всегда удивлялась тому, как прислуга может, не проявляя ни грамма интереса и сохраняя бесстрастное выражение, подмечать все мелочи, и сейчас она была решительно настроена убедить слугу в том, что дом может готовиться к изменениям.
Через несколько минут в камине затрещал огонь, залив комнату мягким, тёплым светом. Скоро на столе появился поднос с вином и фруктами. Женщина слегка кивнула, принимая бокал из рук Урбана, и, чуть более комфортно устроившись в кресле, стала наблюдать за тем, как по прозрачной поверхности соседа пляшут отблески огня.
— Скоро мне потребуется твоя поддержка, любимая. Я чувствую, что грядут большие перемены и ты мне нужна, чтобы все это пережить.
«Кажется, мне придётся многое наверстать». Джоселин весьма смутно понимала, что именно имеет в виду её супруг, так как давно перестала заботиться о происходящем вокруг, в том числе и любой политической напряжённости. Она почувствовала, как Урбан возвращается в привычное русло: он был вновь спокоен и невозмутим. Наверное, во многом его строгость можно было объяснить налагаемой на него ответственностью, связанной с должностью. Вампирессе, впрочем, и не нужна была излишняя эмоциональность.
— Чем ты занималась в мое отсутствие? Как твои дела на работе?
— Ничего заслуживающего внимания, — женщина предпочла проигнорировать первый вопрос. Говорила она всё ещё тихо и с едва заметными паузами, будто подбирая каждое слово. — Ведь в мои обязанности не входит прочёсывать город в поисках спившихся и одичавших вампиров.
Джоселин не хотела заострять внимание на своей персоне и постаралась аккуратно уйти от темы.
— Нам нужно время. Мы не можем за один вечер перечеркнуть последние два года.

+7

10

— Ничего заслуживающего внимания, — женщина предпочла проигнорировать первый вопрос. Говорила она всё ещё тихо и с едва заметными паузами, будто подбирая каждое слово. — Ведь в мои обязанности не входит прочёсывать город в поисках спившихся и одичавших вампиров.
Рыжие брови Урбана саркастически изогнулись и вампир с улыбкой произнес:
— Если бы я плохо знал тебя Джоселин, то подумал бы, что отлов гулей ты признаешь уделом низших слоев общества и занятием недостойным благородных вампиров.
— Нам нужно время. Мы не можем за один вечер перечеркнуть последние два года — произнесла супруга, возвращаясь к основной теме разговора.
— Время... Кажется, этим ресурсом мы располагаем в избытке. Но нам и его не хватит, если будем продолжать скрываться от этой проблемы, учти это. Поставив бокал с вином, Урбан добавил:
— Однако я рад, что ты настроена сделать шаг вперед. Не сомневайся, мы справимся с этим вместе.
— Да, чуть не забыл. В скором времени я ожидаю одного гостя и, быть может, я представлю тебе его. Мне необходимо будет обсудить некоторые дела в библиотеке. Попроси прислугу подать легкие закуски и виски. Беседа может затянуться, потому не жди меня. После нашей встречи, если все будет хорошо, этот господин пробудет у нас некоторое время. Более сказать ничего не могу. В скором времени я буду вынужден отправиться на одну очень важную встречу. Есть ли у тебя какие-либо пожелания на ближайшее время, пока я буду в отъезде?
Урбан нагнулся и достал у правого подлокотника кресла деревянную чурку, которая затем отправилась в огонь. Гром пропал, оставив после себя лишь дождь, который нехотя бил в окно. Трамп заметил, что состояние жены стало приходить в относительную норму. То ли подогретое вино подействовало, то ли речи самого вампира, трудно сказать. Однако вампиресса несколько преобразилась и в глазах появился небольшой блеск, по которому так тосковал Урбан.

+7

11

Начало игры

Вечер выдался очень веселым, даже слишком.
Прогуливаясь в уже знакомых переулках, Уилан умудрился нарваться на работничков ножа и топора. Ему оставалось пройти не так уж и много до любимого и дешевого трактирчика, когда проход впереди заслонили две фигуры, еще двое судя по шагам перекрыли его с другой стороны. Разглядеть неудачников не было возможности, однако их выдавали звуки — резкое неспокойное дыхание свидетельствовало о волнение, а следовательно — неопытности. Само же место засады было выбрано неудачно — рядом проходила оживленная улица, где патруль полиции в это время был не редок, а переулок предполагал лишь близкий бой — любой выстрел с их стороны мог бы покалечить товарищей по делу.
В общем спустя три минуты из переулка вышел Брюс, причем кране недовольный, потому что первоначальная драка с дураками вылилась в тупую резню. Проклиная горе-грабителей как только можно, Уилан скрытно дошел до трактира, но там его ждал сюрприз — неожиданный гость в комнате, который чуть не получил арбалетный болт в грудь. Человек протянул письмо и попросил прочесть.
«Уважаемый господин Брюс Уилан, — брови поползли вверх. — Настоящим письмом свидетельствую Вам свое почтение. Рад пригласить Вас в свою резиденцию. Прошу Вас безотлагательно последовать за человеком, который передаст данное письмо. Он же доставит Вас в мое имение в моем личном экипаже. Остальное буду рад с Вами обсудить при встрече. Уф!.. Как не вовремя...» — дампир глянул в зеркало и ужаснулся — он был весь забрызган кровью грабителей и выглядел намного хуже чем предполагал.
«Черт, я же ее не успею оттереть...» — Брюс попытался отмыть хотя бы лицо, но вода попав на волосы, размочила засохшую кровь, и по лицу потекли красные ручейки, — да вы издеваетесь!... Ладно, Урбан меня поймет..."
Так Уилан оказался в экипаже, который доставил его в имение Урбана фон Трамплтона.

Разбудило дампира то, что экипаж остановился. Брюс устало протер глаза, зевнул и последовал за человеком, доставшим ему письмо, заодно осматривая шикарное здание и прилегающую территорию.
«Недурно, весьма недурно... Надо будет тоже построить себе такой домик на досуге...»
Уилана провели в прихожую и там оставили в одиночестве, сказав, что хозяин предупрежден о прибытии дампира и скоро встретит его.
«Ничего, зато у меня аппетитный вид...»

Отредактировано Брюс Уилан (06.01.2013 23:06)

+5

12

— Если бы я плохо знал тебя Джоселин, то подумал бы, что отлов гулей ты признаешь уделом низших слоев общества и занятием недостойным благородных вампиров.
— Если бы это действительно было так, у моего супруга была бы совершенно другая профессия, — женщина задумчиво покрутила в руках бокал. — Я просто не люблю гулей и у меня на это есть причины.
Вампирессе было немного неуютно. Отвечая на лукавое замечание мужа, Джо понимала, что замолчи он хоть на пару минут, и её вновь может захватить вихрь неприятных воспоминаний. В какой-то мере, она начала понимать актёров: что бы ни происходило в их в душе, они пытаются идеально сыграть персонажа, совершенно не соответствующего нынешнему настроению. Может быть, это и был один из шагов к «излечению», ведь если убедить в чём-либо всех вокруг, постепенно начинаешь и сам верить этому образу. Женщина очень надеялась, что таким образом у неё получится вернуться к прежней жизни.
— Не сомневайся, мы справимся с этим вместе.
— Я знаю, — Джоселин коротко кивнула. «...в одиночестве я, с большой вероятностью, пропаду».
— Да, чуть не забыл. В скором времени я ожидаю одного гостя...
Бокал, который вампиресса подносила к губам, застыл на полпути. Она надеялась, что Урбан не приметил, как белые пальцы сильнее сжали стеклянную ножку сосуда. Женщина сомневалась, что сможет достойно, полагающимся образом представить себя гостю. То, что он был ей незнаком, только усложняло ситуацию: в таком случае приходилось проявлять куда больше манер, чем ты мог себе позволить опустить с друзьями или, даже скажем, коллегами. Тем более что Джо совершенно не была готова к новым знакомствам, а отказаться поприветствовать гостя было бы большим неуважением. Вампиресса продолжала согласно и, местами, понимающе кивать в ответ на реплики мужа, демонстрируя, что следует за нитью разговора, но в этот момент её разум стало занимать ещё и необоснованное беспокойство.
— ...Есть ли у тебя какие-либо пожелания на ближайшее время, пока я буду в отъезде?
— Нет, не думаю. Раз уж эта встреча так важна, не хочу тебя отвлекать понапрасну.
Вскоре Джоселин услышала, как сначала глухо хлопнула, закрываясь, парадная дверь, а затем почти неразборчивые речи слуги, ровным тоном объясняющего что-то прибывшему гостю. «Должно быть, дело действительно серьёзное, раз он согласился покинуть дом в такую непогоду». Гроза успокоилась совсем недавно, и, даже при том, что вампиры не были очень чувствительны к низким температурам, многие из них предпочитали пережидать дождь и неприятный пробирающий ветер в тепле и комфорте.
Вампиресса сделала глоток вина и поставила бокал на стол.
— Должно быть, это тот самый гость.
Почти сразу после её слов со стороны приоткрытой двери раздался тактичный стук и слуга, предупредивший о своём присутствии, сообщил о посетителе. Джоселин, вспомнив про фотоснимок в рамке, всё ещё лежащий рядом, пристроила на столе и его.

+7

13

Вампиресса сделала глоток вина и поставила бокал на стол.
— Должно быть, это тот самый гость.
Почти сразу после её слов со стороны приоткрытой двери раздался тактичный стук и слуга, предупредивший о своём присутствии, сообщил о посетителе. Джоселин, вспомнив про фотоснимок в рамке, всё ещё лежащий рядом, пристроила на столе и его. Казалось, Урбан вечно мог наблюдать за ней, её изящными движениями, мягким взглядом — однако появление прислуги спустило Трампа с небес на землю.
— Да, ты права. Побудь, пожалуйста, тут ещё немного — попросил он Джос, а затем неспешно удалился из гостиной залы. На подходе к прихожей в нос Трампу ударил резкий насыщенный запах, который он не мог спутать ни с чем — кровь, много крови. Тут его взору предстал улыбающаяся знакомая, чуть простоватая физиономия Брюса Уилана. «Пожалуй, Джоселин не стоит видеть это», — подумал про себя вампир.
— А я смотрю вы не изменяете своим привычкам мистер Уилан. Как всегда, эффектно и эксцентрично, — молвил Урбан, приветствуя наёмника в прихожей. Тон вампира, несмотря на довольно щекотливую ситуацию, был приветлив и без тени сарказма.
— Покажите нашему гостю где находится банная комната, а также предоставьте свежую одежду — обратился Трамп к прислуге.
— Старую одежду сожгите, за исключением плаща. Полагаю он дорог вам, Брюс, — мягко улыбнувшись, Урбан обратился к дампиру, чья одежда была порвана в некоторых местах, а также насквозь пропитана кровью, которая местами ещё и свернуться не успела.
— Я буду рад видеть вас в гостиной через 30 минут и представить своей супруге — Джоселин. Прежде чем мы перейдем к делу, полагаю нам стоит немного погреться у камина, — договорив, Трамп отправился обратно в гостиную залу. Джос ещё не успела покинуть комнату и грелась у камина, когда появился рыжеволосый вампир.
— Милая, наш гость, — Урбан пытался подобрать правильные слова, — приводит себя в порядок после дороги в такую ненастную погоду. Я чувствую, что ты хотела бы побыть одна, но очень тебя прошу поприветствовать его, более я тебя не задержу.
«Периодически мне надо приглашать кого-то, чтобы хоть как-то разбавлять эту её затворническую атмосферу» — подумал вампир. Он приблизился к камину, подобрал небольшую кованную кочергу и разворошил тлеющие угли. Небольшое пламя вновь загорелось и огонь принялся постепенно съедать недавно кинутые в лоно камина деревянные бруски.

+5

14

Брюс стоял в прихожей, вытирал лицо платком, который давно промок от крови и осматривал помещение.
«От меня наверное несет... будь сейчас рядом гули или оборотни, они бы наверное захлебнулись слюной от запаха крови... Каждая моя встреча с Урбаном начинается довольно забавно, интересно, что нам преподнесет судьба в следующий раз...»
Уилан вдруг вспомнил, что из-за спешки взял с собой всю свою амуницию и стоит вооруженный до зубов...
«А слуга даже ухом не повел... Вдруг я не тот дампир, сейчас положу весь дом и все... Конец семейству...» — Брюс ухмыльнулся и стал прятать оружие, чтобы выглядеть не так враждебно.
«По крайней мере, стрелу в колено Урбану не мешало бы пустить за то, что он натравил меня на Саэля...» — при этом воспоминании дампир осторожно потрогал лоб и улыбнулся. Его знакомство с Рендом было забавным, последнему оно должно было хорошо запомниться. Наконец то в комнату вошел глава имения.
— А я смотрю вы не изменяете своим привычкам мистер Уилан — как всегда эффектно и эксцентрично, — приветствовал его Трамп.
— Вечер добрый господин Урбан, — Брюс развел руками, — ну вы же меня знаете. Нельзя просто так взять и не влипнуть в какую-нибудь передрягу.
— Покажите нашему гостю где находится банная комната, а также предоставьте свежую одежду, — обратился Трамп к появившейся прислуге.
— Благодарю, — дампир кивнул, радуясь тому, что проблема с неподобающим внешним видом решилась сама собой.
— Старую одежду сожгите, за исключением плаща. Полагаю он дорог вам, Брюс, — Уилан глянул на свой старый походный плащ, и так заштопанный в нескольких местах, и на котором опять появилось несколько новых разрезов.
— Пожалуй и плащ тоже. Это даже будет символично, — дампир ухмыльнулся.
— Я буду рад видеть вас в гостиной через 30 минут и представить своей супруге — Джоселин. Прежде чем мы перейдем к делу, полагаю нам стоит немного погреться у камина, — договорив, Трамп удалился, а Брюса отвели в банную комнату. Дампир вынул из одежды все что можно, на полку легли два набора отмычек, походная фляжка, сумочка с травами, кошель, фамильный перстень, метательный нож, рядом лежали в ножнах серапути и арбалет с колчаном болтов. Уилан предупредил прислугу о скрытом клинке в ботинке и ушел мыться, пожевывая лепестки мяты.
Он вернулся через минут 15, отмытый, напаренный, побритый и довольный как удав, который только что съел кабана, после девяти месячной голодовки.
«Вот это сервис...» — на полке лежала новая чистая одежда, заместо старой и сумка, куда можно было сложить вещи. Брюс, довольный, надел белую рубашку, темные штаны, жилетку и сапоги, а также свой перстень и отдал сумку прислуге.
«Да... так я никогда не выглядел...» — Брюс смотрел на свое отражение в зеркале прихожей и не верил тому что видел.

Отредактировано Брюс Уилан (08.01.2013 14:24)

+7

15

Когда рыжеволосый вампир покинул комнату, Джоселин откинулась в кресле и, закинув ногу на ногу, стала наблюдать за тем, как огонь в камине умеряет свой пыл и медленно начинает затухать. «Всё будет хорошо... Что я здесь делаю? Стоило бы просто уйти, новые знакомые меня не интересуют. Совершенно неподходящее время...» Женщина поморщилась своим сомнениям. Сделав шаг навстречу смирению с прошлым, она не понимала, почему у неё всё ещё возникают мысли об отступлении. «Вот на это и нужно время, не так ли?»
Остальные минуты до возвращения супруга вампиресса старалась не погружаться в себя слишком глубоко. Некоторое время назад это стало одной из её вредных привычек и порой могло доставить проблемы. Хорошо ещё, что, задумавшись на рабочем месте, она почти не рисковала устроить пожар или какое-либо другое неприятное происшествие, однако шанс был. Сейчас удерживать себя в реальности Джоселин помогали заглушённые голоса, доносившиеся из прихожей. Кажется, в основном диалог вели Урбан и его гость, слуга, как и обычно, предпочитал отмалчиваться, в чём, собственно, часто и состояла его работа.
В гостиную глава семейства вошёл без гостя, как того ожидала женщина. Этот факт её немного насторожил, но, услышав ответ на мысленно заданный вопрос, она немного успокоилась.
— Милая, наш гость приводит себя в порядок после дороги в такую ненастную погоду. Я чувствую, что ты хотела бы побыть одна, но очень тебя прошу поприветствовать его, более я тебя не задержу.
— Не беспокойся, я переживу. Если уж, как ты сказал, этот гость пробудет у нас некоторое время, это будет неприлично избегать его все эти дни, — Джоселин потянулась за бокалом с вином и вновь вернулась в прежнюю позу. — Никогда не поверю, что ты позволил нашему посетителю добираться до особняка своим ходом. Неужели что-то случилось в пути?
Вампиресса задала вопрос, по большей части, только чтобы поддержать разговор, так что выяснять, что же действительно случилось с прибывшим гостем и почему он вынужден приводить себя в порядок, она была не настроена. Женщина, постепенно опустошая свой бокал, наблюдала за тем, как её супруг ворошит угли в камине, возвращая яркое пламя к жизни. В комнате стало немного светлее. «То, что надо после развернувшейся бури. Жаль, я не устроена так же, как этот огонь. В таком случае всё было бы куда проще». Джо, боясь вновь слишком увлечься своими мыслями, заставила себя прекратить подобные философствования.

+7

16

— Не беспокойся, я переживу. Если уж, как ты сказал, этот гость пробудет у нас некоторое время, это будет неприлично избегать его все эти дни, — Джоселин потянулась за бокалом с вином и вновь вернулась в прежнюю позу. — Никогда не поверю, что ты позволил нашему посетителю добираться до особняка своим ходом. Неужели что-то случилось в пути? — голос Джоселин оторвал вампира от созерцания языков пламени.
— Милая, ну что ты! — Урбан позволил себе улыбнуться — Милсдарь был доставлен в нашем экипаже. Личность немного своеобразная, я бы сказал эксцентричная. Однако что-то подсказывает мне, что понятие «человек чести» вполне подойдет этому дампиру. В скором будущем мне потребуются все возможные силы и поддержка, ты скоро поймешь о чем я. Пусть для тебя, любовь моя, это окажется небольшим сюрпризом. И ещё кое что... — Трамп взял крупный персик и медленно откусил небольшой кусочек, смотря прямо в глаза своей жене. Белые идеальной формы клыки разорвали тонкую кожицу фрукта, чей сок стал медленно стекать по тонким губам вампира. Приятный аромат тропической свежести окружил Урбана, ощущавшего легкое возбуждение от пребывания своей возлюбленной супруги рядом. Мужчина преодолел чудовищное расстояние, чтобы скорее попасть к себе домой — неудивительно, что Трамп соскучился по Джос, при чем не только в платоническом отношении. Неожиданно для себя самого он высвободил небольшую искорку своего возбуждения и направил её своей супруге.
«О, Роза, когда мы занимались любовью в последний раз?!» — с горечью подумал Урбан.
— ...я скучал по тебе все это время, — закончил он фразу. Тут послышались чьи-то шаги. «Ах, Моргот его подери!!! Как не вовремя!» — выругался про себя вампир, вытирая мягкой салфеткой уголки рта. Однако была надежда на то, что Джоселин поймет правильно этот случайный импульс, это чувство, которым Трамп неосознанно рискнул поделиться с самой близкой по духу вампирессой, своей спутницей, которая, несмотря на все невзгоды, делила с ним его жизнь.
Резко встав и раздражительно бросив салфетку в камин, которая сгорела за секунды, вампир понадеялся, что сия участь минует их отношения.
В дверях показался Брюс Уилан собственной персоны! Чистый, свежевыбритый, излучающий свет — дампир стал едва узнаваем для главы клириков. Действительно, Брюс умел приятно удивлять и это пришлось Урбану по вкусу.
Сухо улыбнувшись, Трамп жестом пригласил войти наёмника. Повернувшись к Джос, он молвил:
— Дорогая, рад представить нашего гостя — господин Брюс Уилан. Мистер Уилан, — обратился он к дампиру, — моя супруга, Джоселин! Мы рады видеть вас в нашем имении. Пусть ничего вас не смущает, здесь вы можете чувствовать себя свободно, в разумных пределах, конечно — Урбан приветливо улыбнулся, однако взглядом дал понять, что по достоинству оценил эффектное появление Уилана в своем выходном костюме.
— Будьте любезны, присаживайтесь. Возможно, стоит попросить прислугу принести вам что-нибудь выпить? Хотя это удовольствие нас ждёт в библиотеке. Я взял на себя смелость попросить принести ваш любимый виски с закусками прямо туда — сообщил зеленоглазый вампир, надеясь, что знакомство не затянется и наёмник, настроившись на деловой лад, соблазнится-таки угощениями.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (09.01.2013 21:53)

+7

17

Брюс постучался и приоткрыл дверь. Его встретил Трамп, явно довольным взглядом, в котором даже читалась доля удивления. Он жестом предложил Уилану войти, чем тот и воспользовался.
— Дорогая, рад представить нашего гостя — господин Брюс Уилан. Мистер Уилан, — обратился он к дампиру, — моя супруга, Джоселин! Мы рады видеть вас в нашем имении. Пусть ничего вас не смущает, здесь вы можете чувствовать себя свободно, в разумных пределах, конечно.
Брюс увидел сидящую в кресле красивую вампирессу. Жена Урбанна была действительно хороша собой, при этом, в ее красоте читалось, что Джоселин обладает достаточно проницательным умом, однако было и заметно, что ее терзают моменты минувшего прошлого.
«Повезло тебе дружище... Умна и красива собой... Редкое сочетание для людей, но не для вампиров... А найти себе пару среди последних мне не светит...»
— Рад, что вы не стали прятать такую красоту от меня, господин Урбанн, — Брюс подошел, присел на одно колено и поцеловал вампирессе ручку, — очень рад нашему знакомству, для меня это большая честь.
Уилан старательно выкидывал мысли следопыта из головы и вспоминал далекое детство, а именно — уроки этикета, практиковать которые не было особой возможности до недавнего времени. Для него это не было какой-то ролью, он действительно решил изменить свою жизнь и ему было необходимо вести себя подобающе в новых условиях.
— Будьте любезны, присаживайтесь. Возможно, стоит попросить прислугу принести вам что-нибудь выпить? Хотя это удовольствие нас ждёт в библиотеке. Я взял на себя смелость попросить принести ваш любимый виски с закусками прямо туда, — Урбанн все более поражал своим гостеприимством, но фраза о виски в библиотеке, выглядела как приманка для дичи. Определенно вампир не хотел, чтобы Брюс растягивал свое знакомство с его женой. Дампир не знал что за этим крылось — ревность или что-то еще, но выяснять ему особо и не хотелось — он уважал Урбана и не хотел его подводить.
— Ваше гостеприимство действительно поражает меня, — Уилан улыбнулся, — Вы знаете, виски — это конечно хорошо, но я бы с еще большим удовольствием хотел увидеть вашу коллекцию книг. Не думаю, что по прежнему моему виду, можно было сказать, что я люблю почитать во время отдыха.
«Хотя, от рюмки хорошего виски я тоже не откажусь...»

Отредактировано Брюс Уилан (11.01.2013 13:22)

+5

18

— В скором будущем мне потребуются все возможные силы и поддержка, ты скоро поймешь, о чем я. Пусть для тебя, любовь моя, это окажется небольшим сюрпризом. И ещё кое-что...
Джоселин, пытаясь понять, в чём причина подобной паузы, повернулась к супругу и встретилась взглядом с глубокими зелёными глазами. Всё вокруг отступило на второй план, сейчас единственно реальными были только настороженное ожидание продолжения и эта своеобразная игра в «гляделки», где ни одна сторона не могла позволить себе отступить. Внезапно в душе вампирессы заискрилось новое чувство, она моргнула от неожиданности, и иллюзия, что кроме них в мире не существует больше ничего, моментально развеялась. Благодаря опыту многолетней совместной жизни с эмпатом женщина поняла, что эти мимолётные ощущения принадлежат не ей. Несколько секунд она, слегка нахмурившись, невидящим взглядом смотрела в пол, стараясь случайно не заглушить своего рода послание, что не всегда представлялось простой задачей.
— ... я скучал по тебе все это время.
Вампиресса робко улыбнулась. Слова были не нужны, она поняла всё и без них. Большего подтверждения всё ещё живущей любви ей не требовалось, за такие моменты она готова была простить Урбану всё, что бы то ни было. «Если бы только не дела...» С едва заметной полуулыбкой на лице, Джоселин не без ехидной нотки наблюдала, как супруг, услышав шаги, раздражённо поднялся и направился к двери. «Кажется, теперь он и сам не рад, что у нас гость».
В комнату вошёл мужчина крайне приятной наружности, но было заметно, что на его внешности отражается скорее не возраст, а тяжёлый жизненный опыт. Вампиресса отметила для себя, что он может быть куда опаснее, чем могло показаться на первый взгляд. Она так и не смогла понять, что заставило её думать о посетителе именно таким образом.
— Дорогая, рад представить нашего гостя — господин Брюс Уилан.
Джоселин внимательно наблюдала за тем, как мужчина пересекает комнату, дабы поприветствовать её. Судя по его манерам и движениям, недостатком уверенности в себе и своих возможностях он явно не страдал. Женщина, как и положено, протянула руку ладонью вниз, когда гость опустился перед ней на одно колено.
— Рад, что вы не стали прятать такую красоту от меня, господин Урбан. Очень рад нашему знакомству, для меня это большая честь.
— Вы мне льстите, милсдарь Уилан. Однако, смею заметить, я не менее рада знакомству, мой супруг хорошо отзывался о Вас.
Собственно, на этом необходимый обмен любезностями оканчивался, и ситуацию в свои руки вновь брал хозяин дома.
— Будьте любезны, присаживайтесь. Возможно, стоит попросить прислугу принести вам что-нибудь выпить? Хотя это удовольствие нас ждёт в библиотеке. Я взял на себя смелость попросить принести ваш любимый виски с закусками прямо туда.
— Ваше гостеприимство действительно поражает меня. Вы знаете, виски — это конечно хорошо, но я бы с еще большим удовольствием хотел увидеть вашу коллекцию книг. Не думаю, что по прежнему моему виду, можно было сказать, что я люблю почитать во время отдыха.
Джоселин благодарно кивнула супругу, ведь, была ли это его цель или нет, теперь она могла сойти со сцены и не отягощать ни себя, ни гостя слишком затянутыми вежливыми беседами. Вампирессе было необходимо вновь прокрутить в голове события этого вечера и многое обдумать, чему одиночество и тишина могли отлично поспособствовать.
— Я, пожалуй, ещё немного посижу здесь, если не возражаете.

+8

19

— Ваше гостеприимство действительно поражает меня, — Уилан улыбнулся. — Вы знаете, виски — это конечно хорошо, но я бы с еще большим удовольствием хотел увидеть вашу коллекцию книг. Не думаю, что по прежнему моему виду, можно было сказать, что я люблю почитать во время отдыха.
Урбан вздохнул с некоторым облегчением — он был благодарен наемнику за проявленную тактичность.
— Я, пожалуй, ещё немного посижу здесь, если не возражаете — сказала Джоселин, признательно посмотрев на рыжего вампира.
— Ну что же, — Трамп полуобнял наемника за левое плечо и жестом правой руки пригласил проследовать в смежную залу, которая и была библиотекой, а по совместительству являлась также и рабочим кабинетом Урбана фон Трамплтона, — прошу вас, милсдарь, нас ждет довольно интересная беседа.
Слуга в серой ливрее учтиво распахнул двери библиотеки, приглашая войти.
Появившись в своем кабинете, Трамп удовлетворенно кивнул мужчине и произнес:
— Благодарю, Малькольм. Оставьте нас, пожалуйста. Проследите, чтобы у мазель Джоселин было всё, в чём она нуждается.
Повернувшись к Уилану, вампир жестом пригласил присесть своего гостя на черный кожаный диван, напротив которого стоял невысокий, но широкий журнальный столик. С другой стороны стояло тёмно-бежевое кресло, где разместился сам Трамп. На столе располагалось все, что попросил принести глава клириков: крупная широкая ваза с тропическими фруктами, далее на серебряной изящной подставке располагалось блюдо с ассорти сыров и виноградом, отдельно на этой же подставке стояла тарелка с пармской ветчиной и мелко нарезанными кусочками дыни, нанизанных на шпажки. Чуть поодаль стола — на полу возле кресла вампира стоял изящный кольян, источающий приятный насыщенный аромат неизвестного наёмнику табака с гвоздикой. В центре стола стоял графин с виски ёмкостью приблизительно в литр, а рядом с ним заботливо поставили небольшое хромированное ведро со льдом и серебряными щипчиками.
Устроившись поудобнее в кресле, Трамп обратился к наёмнику:
— Вот этот кальян мне подарили в Баккаре, а вот эту фарфоровую вазу с диковинным орнаментом я приобрел в Таочуане. Брюс, вы когда-нибудь бывали в Хурбастане? Я вот, знаете ли, туда периодически наведываюсь... по делам, так сказать — вампир улыбнулся, с удовольствием затягиваясь кальяном и выдыхая ароматный дым светло-красного оттенка.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (13.01.2013 16:40)

+7

20

Урбан вздохнул с некоторым облегчением — видимо понял, что Брюс ему подыгрывает.
— Я, пожалуй, ещё немного посижу здесь, если не возражаете — Джоселин кивнула мужу, видимо в знак признательности, за то, что ее оставляют в покое.
— Ну что же, — Трамп полуобнял наемника за левое плечо и жестом правой руки пригласил проследовать в Библиотеку, — прошу вас, милсдарь, нас ждет довольно интересная беседа.
«Прямо как старый друг...»
Слуга в серой ливрее учтиво распахнул двери библиотеки, приглашая войти.
— Благодарю, Малькольм. Оставьте нас, пожалуйста. Проследите, чтобы у мазель Джоселин было всё, в чём она нуждается. — Урбан отправил слугу к жене, а Брюс окинул ее еще раз взглядом. Дампир чувствовал, что Джоселин терзают тени прошлого, как и его самого. Хотелось помочь, но чем? Уилан отвернулся и осмотрел комнату.
Огромные книжные шкафы, темный диван, аккуратный столик, на котором куча всяких фруктов, кальян — все выглядело довольно уютно.
«Да мы же сопьемся!» - Брюс заметил большой графин и ухмыльнулся. В этот момент на него посмотрел вампир и жестом пригласил присесть на диван. Они сели.
— Вот этот кальян мне подарили в Баккаре, а вот эту фарфоровую вазу с диковинным орнаментом я приобрел в Таочуане. Брюс, вы когда-нибудь бывали в Хурбастане? Я вот, знаете ли, туда периодически наведываюсь... по делам, так сказать — вампир улыбнулся, с удовольствием затягиваясь кальяном и выдыхая ароматный дым светло-красного оттенка.
— Нет, в Хурбастан, слава Розе, мне плавать и летать не приходилось, зато я успел побывать в Хастиасе и Бругге, — дампир взял бокал и налил виски, добавив немного льда. Урбану наливать не было смысла — он все время отказывался от алкоголя, и Уилан уже смирился с этим.
— При чем и там и там, приходилось активно бегать по дикой местности, а в королевстве Хастиас — это еще то удовольствие, особенно на болотах... — Брюс улыбнулся, вспомнив о путешествиях, — хотя они и не лишены своей красоты.

Отредактировано Брюс Уилан (14.01.2013 22:21)

+4

21

— При чем и там и там, приходилось активно бегать по дикой местности, а в королевстве Хастиас — это еще то удовольствие, особенно на болотах... — Брюс улыбнулся, вспомнив о путешествиях, — хотя они и не лишены своей красоты.
Урбан понимающе кивнул, наклонился к кальяну и повесил трубку на специальный крючок. Затем, к немалому удивлению дампира, взял графин и наполнил свой бокал, положив туда пару кусочков льда.
— Тост! — произнес Трамп, подняв бокал. — За нашу встречу! — отпил половину, затем взял кусочек твердого сыра, предварительно обмакнув его в небольшую розетку с медом, отправил сей лакомый кусочек в рот.
— Брюс, почему Вы так удивленно на меня смотрите? — спросил вампир, слегка усмехнувшись. — Распитие алкоголя на лавочке в парке, да в присутствии своего подчиненного, знаете ли, несколько несолидно для главы клириков — не находите?
Трамп оторвал пару виноградинок от лозы — приятный сочный сладкий вкус оттенил легкую остроту сыра. Вампир ещё раз смерил взглядом Уилана, будто взвешивая ещё раз все про и контра, а затем приняв более прямую осанку обратился к наёмнику:
— Ну что же, пришла пора поговорить и о делах... Вы ведь не думаете, что я позвал вас, господин Уилан, праздной беседы ради? — рыжеволосый клирик лукаво улыбнулся и продолжил:
— Вы приехали в Дракенфурт в очень интересное время. Эпоха реформ все ещё идет полным ходом и многие потрясения не обойдут местное общество стороной. В мои обязанности входит, как вы сами понимаете, снизить к минимуму последствия таких потрясений. Вам, Брюс, предоставляется исключительная возможность и от того, как вы распорядитесь ею, не скрою, зависит ваше дальнейшее пребывание в этом славном городе. Прошу вас не воспринимать это как угрозу, ни в коем случае. Это скорее... — вампир на секунду задумался — вы можете это расценивать это как дружеский жест. Дело в том, что общение со мной связано с риском. У меня, знаете ли, много врагов, которые запросто могут соблазниться и сделать что-то с вами или вашей семьёй. К примеру, начать шантажировать вас в надежде вытянуть какие-то крохи информации обо мне и моих планах.
Тут Урбан снова пригубил виски, давая возможность своему собеседнику переварить только что освещенную Трампом информацию. Отщипнув ещё одну виноградину и с удовольствием съев её, глава клириков продолжил:
— А говорю я все это вам лишь затем, чтобы предложить кое-что поинтереснее бесцельных блужданий в парке — работать на меня... тайно. Взамен вашей верности и безоговорочного подчинения я готов предложить вам кров над головой, еду, жалование... свою дружбу, если это ещё чего-то стоит в наши дни — при этих словах вампир улыбнулся несколько грустнее.
— Я по достоинству оценил ваши действия в том переплёте, в который нам довелось угодить волею Судьбы. Я считаю, что дороги наши пересеклись не зря, я рассчитываю на вашу помощь в борьбе с той нечистью, что лезет отовсюду — из под земли, с неба из других стран — я говорю сейчас не только о гулях, но и о преступном мире. Мне нужен обоюдоострый клинок, который без промедления ударит в самое сердце этой тьмы, даже ценою своей жизни, ибо свою я отдам без промедления, если это потребуется! — кажется, сам Трамп не заметил как упустил эмоциональную искру, что овладела его душой и случайно попала в эмоциональное поле Уилана. Говоря эти слова, Урбан пытался донести всю важность возлагаемой на плечи наёмника миссии. Конечно, был риск, что тот не согласится следовать такому пути и глава клириков не помешал бы уйти своему гостю. Но время сейчас играло против Урбана, посему приходилось так рисковать. Трамп давно отмел вероятность принадлежности дампира к Ордену Тьмы, ровно как к небесным пиратам — тому были свои причины. Теперь все зависело от решения Брюса — дампира, который умел удивлять своей смекалкой, мастерством боя и сноровкой великолепного информатора и диверсанта — это сокровище, которое так долго ждал глава клириков.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (14.01.2013 22:14)

+7

22

Случилось нечто из ряда вон выходящее — Трамп собирался выпить, причем впервые на памяти Брюса. Вампир налил себе тоже бокал виски.
«Ничего себе... А со мной до этого значит пить брезговал?!» — Уилан смотрел на главу гильдии клириков с огромным удивлением, и щипал себя, на случай если он до сих пор спит.
— Тост! За нашу встречу! — они чокнулись бокалами и выпили, дампир закусил кусочком дыни.
— Брюс, почему Вы так удивленно на меня смотрите? — спросил вампир, заметив взгляд Уилана, — Распитие алкоголя на лавочке в парке, да в присутствии своего подчиненного, знаете ли, несколько несолидно для главы клириков — не находите?
— Не нахожу, однако когда я предлагал вам потом, вы тоже не пили... — дампир отпил еще немного.
— Ну что же, пришла пора поговорить и о делах... Вы ведь не думаете, что я позвал вас, господин Уилан, праздной беседы ради? — рыжеволосый клирик решил перейти к делу, — Вы приехали в Дракенфурт в очень интересное время. Эпоха реформ все ещё идет полным ходом и многие потрясения не обойдут местное общество стороной. В мои обязанности входит, как вы сами понимаете, снизить к минимуму последствия таких потрясений. Вам, Брюс, предоставляется исключительная возможность...
«Да-да, сейчас последует речь об угрозах нашего сотрудничества... да знаю я все это...» — Уилан хмурясь слушал речь Трампа.
... Мне нужен обоюдоострый клинок, который без промедления ударит в самое сердце этой тьмы, даже ценою своей жизни, ибо свою я отдам без промедления, если это потребуется! — Урбан вошел в кураж и выглядел достаточно фанатично, казалось, если бы ему сейчас приказали кинуться на пулеметный дот, он бы смело это сделал, даже Брюс под конец подхватил его настроение и... понял что это все способности вампира.
«Ну вот...» — дампир весело хмыкнул, допил виски и уставился на Трампа.
— Хорошо, опасности мне не страшны — я достачно и так повидал, — Уилан налил себе еще бокальчик, — мы оба понимаем все плюсы моего положения, более идеального шпиона и диверсанта для вас не найти, и я согласен вам помогать, но... мне нужны не только деньги, но и время — надо как-то подлечить свои легкие, мне нужно будет снаряжение и оружие, кстати — нужно состряпать новый костюм с потайными карманами, заместо того, что сожгли ваши слуги, нужны будут документы, на случай, если меня все же поймает полиция или юстианцы.
«Да уж.. последние меня могут убить на месте...»
— Что скажите? — Брюс отпил еще виски и закусил опять дыней.

Отредактировано Брюс Уилан (15.01.2013 14:03)

+3

23

«Ну вот...» — дампир весело хмыкнул, допил виски и уставился на Трампа.
— Хорошо, опасности мне не страшны — я достачно и так повидал, — Уилан налил себе еще бокальчик, — мы оба понимаем все плюсы моего положения, более идеального шпиона и диверсанта для вас не найти, и я согласен вам помогать, но... мне нужны не только деньги, но и время — надо как-то подлечить свои легкие, мне нужно будет снаряжение и оружие, кстати — нужно состряпать новый костюм с потайными карманами, заместо того, что сожгли ваши слуги, нужны будут документы, на случай, если меня все же поймает полиция или юстианцы.
— Что скажите? — Брюс отпил еще виски и закусил опять дыней.
Урбан осекся, сообразив, что в кои-то веки дал своим эмоциям слабину и, похоже, наёмник неверно это истолковал. Он долго всматривался в отмытое, немного простоватое лицо дампира, размышляя того ли он все-таки выбрал. «Да что я перед ним распинаюсь» — откуда-то взялась досадная мысль. «Вообразил себе неизвестно что, куда ты лезешь со своей дружбой? Холодный расчет и звон монеты — вот, что его интересует... Стареешь Урбан, стареешь. Сентиментальность — это слабость и роскошь, которую ты ранее себе позволить не мог» — вампир более холодно посмотрел на Уилана.
— А я что, сейчас чем-то вас рассмешил, господин Уилан? — в голосе Трампа прозвучали нотки металла. — Расскажите, что в моих речах заставило улыбнуться столь благородного духом дампира, как вы? Может быть мы посмеёмся вместе над этим?
Глава клириков чувствовал как внутри закипает какая-то необузданная злость на наёмника, ни в чем не повинного. Возможно, после той самой передряги, невидимая стена, стоявшая всегда между Трампом и всем остальным миром, все-таки дала трещину? Ища не только соратника, но и друга, Урбан рискнул подпустить наёмника чуть ближе, чем того следовало — похоже напрасно, раз слова его в грошь не ставились, а вызывали лишь ухмылку на лице. А возможно, это говорило скопившееся в Трампе напряжение от груза пережитых столетий, трудно сказать.
— Многие полагают, — нарушил молчание вампир, — что Урбан фон Трамплтон беспринципный карьерист, чудом пробившийся наверх — это лишь наполовину правда. Я доказал и продолжаю доказывать не словами, а делом, чего стою. Полагаю, Его Свететлость, граф Алукард именно поэтому все ещё доверяет мне управление гильдией. Откуда вам знать, что происходило здесь до вашего прибытия? Сколько вампиров превратилось в гулей, сколько людей пострадало, изнасилований совершено, семей разрушено? Не знаю как у вас, милздарь, но улыбки у меня это не вызывает. Я не знаю, что довелось вам испытать за всю вашу недолгую жизнь, но уверен, у вас случались взлеты и падения. Я вижу, что судьба обошлась с вами жестоко, но я призываю вас к одному: если вы рассчитываете работать бездушно, не имея при этом благородной цели — избавить общество от этой грязи, то тогда, вынужден признать, наши с вами пути разойдутся тот час же. Видите ли, любой, кто бесцельно выполняет свою работу просто кукла, которой запросто можно вертеть как угодно и кому угодно. Простите, что могу чем-то вас оскорбить, я вовсе этого не желаю, но таких наемников как вы, господин Уилан, достаточное количество. Но в большинстве своем они служат, увы, лишь тугому кошельку, а совесть и моральные устои давно попраны и выброшены на помойку. Не заставляйте меня думать, что я ошибся в вас.
После этих слов Урбан взял бокал и опрокинул его до дна и затем более сухо добавил:
— Вы сказали, что вам не страшны опасности. А чего вы тогда боитесь? Неужели это чувство у вас атрофировано?

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (15.01.2013 20:34)

+7

24

— А я что, сейчас чем-то вас рассмешил, господин Уилан? — в голосе Трампа прозвучали нотки металла. — Расскажите, что в моих речах заставило улыбнуться столь благородного духом дампира, как вы? Может быть мы посмеёмся вместе над этим?
Брюс не смог сдержаться и в его взгляде промелькнули нотки скептицизма и удивления.
«Да Трамп завелся, сейчас он выложит все карты. Похоже этот товарищ заработался и сейчас он будет выпускать скопившийся пар...» — на лице Уилана вновь обосновалась серьезная моська и он стал ждать, чем завершиться извержение вулкана в голове Урбана.
— Многие полагают, — нарушил молчание вампир, — что Урбан фон Трамплтон беспринципный карьерист, чудом пробившийся наверх...
«Понеслось...» — дампир почувствовал себя священником, который отпускает грехи.
«По ходу Трампа надо сводить в бордель, а лучше в гильдию компаньонок...»
— ... Не заставляйте меня думать, что я ошибся в вас. — Трамп был очень серьезен, — Вы сказали, что вам не страшны опасности. А чего вы тогда боитесь? Неужели это чувство у вас атрофировано?
— Отлично, — Брюс отпил виски, — заставило меня улыбнуться то, что ваши способности опять коснулись моего сознания, — дампир поморщился, — Урбан, к черту сейчас этикет, извините, но я выскажусь напрямую. Если вы думаете что я обычный наёмник, который ищет только прибыль, то вы глубоко заблуждаетесь. Я бы давно пересек черту закона, если бы это было так. Вся моя жизнь была наполовину обманом. Вместо того, чтобы расти в родной семье, я рос с приемным отцом, который был профессиональным убийцей. Этот мерзавец пытался воспитать из меня хладнокровное чудовище по своему подобию, чтобы получить компаньона. Мне пришлось убить этого безумного человека, которого я считал своим родным отцом тогда, не зная всей правды о своем происхождение, посте того, как он лишил жизни единственное создание, которое я смог полюбить за свою не такую уж и долгую жизнь, как ваша. Мои друзья тоже мертвы, первый был полицейским и словил пулю бандита, а второй следопытом и был растерзан оборотнем. Я приперся в Дракенфурт, чтобы найти свое прошлое, найти себя. Орлей больше не является моим домом — с темным прошлым покончено, там остались лишь тени, которые будут мучить меня воспоминаниями. Сюда пришел лишь смертельно больной дампир, который не особо знает что делать дальше, у которого нет родного дома, семьи, друзей. Мне уже нечего бояться — я давно мертв, у меня просто нет ничего, что держало бы в этом грешном мире, некому даже будет закопать мое бездыханное тело, когда моя душа отправиться в ад к Морготу.
Брюс отвел от Урбана сердитый взгляд и закрыл глаза.

Отредактировано Брюс Уилан (16.01.2013 18:13)

+4

25

«Так оно и было», — несколько ошарашенно подумал вампир, слушая историю жизни своего гостя. «То, что он открылся мне — это хороший знак», — Урбан явно не ожидал такой реакции. Что ж, этот дампир вновь приятн о его удивил. И это не потому что сам по себе он был эксцентричен, скорее Трампу понравилось то, что в личность, которая претерпела много тягот и невзгод, оказалась все ещё несломленной, что тяга к жизни ещё есть, а значит он, действительно, ищет цель в жизни. Урбан был готов ему в этом помочь.
— Я... Прости меня, Брюс. Я не специально на этот раз применил свой дар. Представь себе чашу, переполненную до краёв, добавь ещё каплю, задень чуть тот самый стол на котором она стоит и часть воды прольется, будь уверен. Я не соглашусь с тем, что ты мёртв. Ты жив, Моргот тебя дери!! Ты — боец, который даже после многих ударов Судьбы, не сойдет с ринга, пока не отдаст последние силы и не попытается что-то изменить в свою сторону. В этом мы с тобой похожи и за это я уважаю тебя, Брюс Уилан — рыжеволосый вампир коротко склонил голову в знак подтверждения своих слов.
Взяв графин, он наполнил оба бокала и произнес:
— Брюс, я все ещё не поблагодарил тебя за свое спасение — в наше время очень редко можно встретить такое бескорыстие. Клянусь тебе, что мы найдем лекарство от твоей болезни. Я поручу это своим алхимикам и меценатам.
Поставив на место бокал, Урбан сказал:
— Ты получишь все о чем просишь. От клириков и юстициаров спасет моя охранная грамота. Ты должен действовать тайно, словно тень, которую никто не замечает. Отныне тебя нет, ты — призрак. Если будет необходимость, то мы инсценируем твою смерть, но это крайность. Старайся не сверкать в публичных местах. Свои личные вещи ты можешь оставить у меня в сейфе. Тебя ждет новая жизнь, Уилан — новые документы, имя, фамилия, прикрытие под которым ты будешь выполнять мои истинные поручения. Не уверен на счет юстициаров — это, увы, не мои владения, но если тебе потребуется помощь клириков, они тебе её окажут. Ни в коим случае и ни при каких обстоятельствах не выходи напрямую на штаб-квартиру — это могут отследить...
Вампира прервал стук в дверь. Зашел слуга с подносом, на котором лежало письмо:
— Вам письмо, господин Трамплтон.
Мужчина вручил письмо и ушел. Урбан вскрыл конверт и бегло прочитал содержимое.
— Меня вызывают в штаб, как не вовремя... — обратился он к сидящему напротив Уилану. — Вот что. Устраивайся здесь, далее обратись к моему слуге он снимет мерки и отправит заказ на пошив костюма — он исполнительный человек, не подведет. До моих особых распоряжений у тебя будет свободное время. Проведи его с толком. Сообщи моему слуге сколько денег потребуется тебе на закупку оружия, также возьмёшь немного средств на повседневные расходы. Я же постараюсь найти толкового врача-алхимика в управлении и наведу справки о твоей возможной родне... это все, что я могу сделать для тебя, дампир — глава гильдии клириков застегнул белый воротничок, возвращая себе прежний деловой настрой.
— Малькольм, вели готовить экипаж! — крикнул он мужчине в серой ливрее.
— Связь будем держать как угодно, но не через переписку — я не доверяю нынче почте Дракенфурта, — усмехнулся Трамп. — До встречи и... береги себя! — отсалютовал он.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Штаб-квартира гильдии клириков

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (18.01.2013 00:14)

+7

26

За последние годы Джоселин привыкла воспринимать одиночество не как кару, а как хорошую возможность разобраться в себе и оценить своё окружение. Сейчас она была опустошена эмоциональной разрядкой, имевшей место этим вечером, и это немного прочищало мысли, становилось легче быть объективной. Раньше вампиресса не поверила бы, скажи ей кто-то, что может хватить буквально нескольких секунд, чтобы переосмыслить себя. Однако сегодня она умудрилась доказать себе на своём же примере, что такая возможность не исключена. И, наверное, сложность заключалась не в том, чтобы принять решение, а в том, чтобы сделать первый шаг. «Дальше — проще. По крайней мере, я на это надеюсь».
— Мазель фон Трамплтон...
Женщина, погрузившись в рассуждения, не сразу обратила внимание на вошедшего слугу. Однако он был уже привычен к таким настроениям, и они не ставили его в тупик.
— Прошу меня простить...
Джоселин, наконец, взяла себя в руки и повернулась к мужчине.
— ...но я вынужден вас прервать. Посыльный только что доставил приглашение на бал по случаю Праздника Мёртвых.
Вампиресса, удивлённо приподняв брови, поставила бокал на стол и поспешно поднялась. «Бал? Как же я могла забыть...» Она взяла конверт из рук слуги и, не став медлить, тут же открыла. Внутри действительно оказалось приглашение, написанное витиеватым каллиграфическим почерком. Женщина несколько раз пробежала по тексту глазами и закусила губу: выходило, что времени на приготовления почти нет. «Уже завтра ночью, как же так?» Ответить на приглашение отказом не могло прийти в голову ни одному уважающему себя вампиру, с какими бы обстоятельствами он не мирился. Так могли бы сделать люди — некоторые из них позволяли себе проявлять ужасающее непочтение к Его Милости, графу Алукарду, однако ни одно создание благородных кровей не могло пренебречь подобным признанием статуса.
— Снарядите мне карету, — Джоселин взволнованно постучала ногтем по карточке в руках. — Я вынуждена ненадолго уехать.
Когда слуга удалился, вампиресса поднялась в свои покои, чтобы забрать сумочку и короткий жакет на случай непогоды. Она подумала, что стоило бы предупредить супруга, но, к несчастью, он уже покинул имение.
Слугу Джо обнаружила у входной двери и, аккуратно положив приглашение обратно в конверт, отдала его мужчине.
— Если Урбан освободится раньше моего возвращения, отдайте ему письмо и объясните, что мне пришлось выехать за покупками. Я постараюсь сильно не задерживаться.
Выслушав пожелания, слуга кивнул и открыл даме дверь.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Модный бутик «Черная орхидея»

Отредактировано Джоселин фон Трамплтон (18.01.2013 03:10)

+7

27

— Я... Прости меня, Брюс. Я не специально на этот раз применил свой дар. Представь себе чашу, переполненную до краёв, добавь ещё каплю, задень чуть тот самый стол на котором она стоит и часть воды прольется, будь уверен. — Брюс кивнул в ответ, принимая извинения.
«Ну, надо думать, что казусы с его даром наверняка подставляют Урбана не плохо...»
— Ты жив, Моргот тебя дери!! Ты — боец, который даже после многих ударов Судьбы, не сойдет с ринга, пока не отдаст последние силы и не попытается что-то изменить в свою сторону. В этом мы с тобой похожи и за это я уважаю тебя, Брюс Уилан — рыжеволосый вампир коротко склонил голову в знак подтверждения своих слов.
— Не знаю на сколько я жив, пока встреча с вами — это единственный лучик света в моей жизни, шанс сделать что-то полезное, доказать, что мне есть ради чего жить, — злость ушла и Брюс снова посмотрел на хозяина дома.
— Брюс, я все ещё не поблагодарил тебя за свое спасение — в наше время очень редко можно встретить такое бескорыстие. Клянусь тебе, что мы найдем лекарство от твоей болезни. Я поручу это своим алхимикам и меценатам.
— Урбан — не стоит, на моем месте, ты бы наверняка сделал тоже самое, — дампир снова отпил виски, — ну, возможно у твоих алхимиков что-нибудь получится.
Они углубились в разговоре в подробности работы, но их разговор прервал мальком, принесший письмо.
— Меня вызывают в штаб, как не вовремя... — Урбан оторвался от письма и посмотрел на Брюса.
«Как не вовремя, мы же даже мелкие детали не обсудили.»
— Вот что. Устраивайся здесь, далее обратись к моему слуге он снимет мерки и отправит заказ на пошив костюма — он исполнительный человек... — дампир слушал главу гильдии клириков и ловил себя на мысли, что ему не совсем нравится, что Трамп собирается так тратиться из-за него, — ...это все, что я могу сделать для тебя, дампир.
— Спасибо огромное и за это, — Уилан тоже поднялся, — хорошо, мы обсудим с твоим слугой подробности костюма, потом же я, если ты не против, дополню свой деловой костюм и навещу праздник Мертвых — мне нужно кое с кем поговорить.
— Связь будем держать как угодно, но не через переписку — я не доверяю нынче почте Дракенфурта, — усмехнулся Трамп. — До встречи и... береги себя!
— До скорой встречи! — Уилан смотрел как Трамп садится в экипаж. — Ну что же Малькольм, пойдем займемся делом.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафедральная площадь

Отредактировано Брюс Уилан (21.01.2013 15:40)

+5


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Имение «Клевер»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC