Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Темные делишки


Темные делишки

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/27-Portovaya-naberezhnaya/9.png
Участники: Алистер Нист Эвитерн, Кэссиди ла Въер.
Локация: таверна «За штурвалом».
Описание: Алистер практически всегда назначал непроверенным клиентам встречи, в подобных местах. Это было своего рода предосторожностью, которой вампир старался не пренебрегать. Вот и сейчас он направлялся в это богом забытое место, заблаговременно, отправив на адрес предполагаемого клиента, короткую записку «5 июня, таверна „За штурвалом“, в районе порта, первый час вампиров».
Дата: 5 июня 1825 года.

+1

2

Покосившаяся дверь жалобно скрипнула, нехотя отворяясь, стоны годами не смазываемых петель служили местному персоналу вполне сносной заменой «колокольчика», который вешают над дверью в более приличных местах. Алистер вошел на порог этого мало приятного заведения и его тут же обдало теплой волной воздуха, пропитанного запахами пота, рыбы и гниения. А тут как всегда, яблоку негде упасть. Красные глаза оглядывали помещение, пристально вглядываясь в посетителей, которых сегодня представляли двое спившихся матросов и кто-то уснувший прямо на столе. Да... знакомые всё лица, по моему все посетители подобных мест на одно лицо... Вампир медленно проследовал к ближайшему столу и стряхнув с него остатки чьей-то трапезы, громко произнес.
— Хозяин, будь любезен лучшую выпивку и еду. — Алистер и не полагал, что его слова возымеют хоть какой то эффект, разве что моряки повернули свои обветренные лица в его сторону, а напившийся гуляка едва заметно дернулся. Мда... это я предполагал, сервис тут как и отделка — на высшем уровне. Тонкие пальцы гуля, ловко нырнули в кошель на поясе и извлекли на свет пять флоренов серебром, которые тут же упали на стол, со слегка приглушенным звоном. Этот звук, подобно оккультному заклинанию, в течении нескольких мгновений приманил трактирщика, который сначала удивленно выглянул из-за двери, что бы убедиться, что не ослышался. Огарок свечи освещал потертые, серебряные кругляшки, тусклым, оранжевым светом, увидев блеск монет, трактирщик сорвался с места как ошпаренный и по стойке смирно встал перед Алистером, шутка ли, клиент при деньгах в его заведении бывал не каждый месяц.
— Ч-ч-чего изволит господин? — Привыкший выкрикивать нецензурную брань трактирщик, старался сделать свой пропитый голос максимально мягким и учтивым, уголки его обветренных губы, даже поползли в разные стороны, обнажая в широкой улыбке, все свои пятнадцать зубов.
— Лучшую выпивку и еду. — Коротко бросил вампир не удостоив халдея даже мимолетным взглядом.
Услышав распоряжение, трактирщик одним движением смел со стола монеты, которые куда-то исчезли как по волшебству и убежал выполнять заказ щедрого клиента. Обожаю такие места, будь у меня на голове хоть ветвистые рога, а вместо рук и ног копыта, на это никто бы не обратил внимания... а клиент уже должен быть тут, надеюсь он оценит всю прелесть этого заведения.

+1

3

Прошло уже больше недели, как девушка пыталась найти что нибудь стоящее, для человека, который уже так долго учит ее алхимии. Кэсс не всегда понимала бабушку, даже считала ее странной, но тем не менее, подарок преподнести ей очень хотелось. И не долго думаю, Кэсс вспомнила про какую то книгу, или артефакты, она уже толком не помнила что именно называла миссис Бранхай, когда упоминала о своей, так называемой мечте.
Долго же пришлось повозиться, чтобы наконец выйти на покупателя. Ей изначально показалось это все странным. Каким то через чур секретным. Записка, пришедшая на дом и вовсе напугала ее: «5 июня, таверна „За штурвалом“, в районе порта, первый час вампиров». В таверне? Да еще в такой? Это не очень ее обрадовало, да еще и напугало, так что Кэсс долго собиралась с силами, чтобы придти туда без страха. К счастью барышня даже не опоздала. Скрипучая старая дверь открылась от прикосновения нежных маленьких ручек юной девушки. Тут же взоры незнакомых ей людей были обращены в ее сторону. «Надеюсь я пришла туда, куда надо» — пронеслось быстрой строкой в голове и Кэсс начала осматриваться, не обращая внимания на местных «обитателей». Хотя их было не так уж много, всего четверо. Пару матросов, которые уже походу не в состоянии воспринимать всю жизнь в красках, один и вовсе уже спал сладким сном, а один... наводил несколько больший страх. Только сейчас Кэсси заметила как здесь ужасно пахло. «Лучше бы я решила подарить что нибудь попроще»- начала ругать саму себя барышня, но идти обратно уже было поздно.
Топот каблучков эхом отдавался по всему помещению, привлекая внимание как хозяев заведения, так и постояльцев.
Кэссиди, прямо скажем, совсем не вписывалась в дизайн этого заведение. Темно-синее платье с белыми промежутками в тканях, скрывающееся под черным плащём, черные туфельки, перчатки, подчеркивающие силуэт ее тоненьких пальцев, распущенные, слегка растрепанные от ветра волосы. Девушка выглядела элегантно, собственно вела себя она так же. Чего чего, а манер у нее всегда было предостаточно, даже в таких местах.
Подойдя к столику, за которым сидел единственный трезвый здесь господин, ее охватил страх. Худое изможденное тело, с сухой и бледно-синей кожей, худощавое, обтянутое серой кожей лицо практически полностью покрывают морщины и шрамы, красные как кровь глаза. В голове тут же пронеслись события детства. «Гуль? Нет, такого не может быть!» — девушку поистине охватил страх, медленно погружая мысли в какую то бездну. О, Святая Роза, куда она попала. Не выдавая свое замешательство, барышня осторожно положила записку, что прислали ей в дом на стол.
— Я Кэссиди ла Въер, — представилась мазель. Она точно была уверена, что продавец столь редкого артефакта — именно этот незнакомец. По спине все еще бегали мурашки и страх заполнял тело. Однако на ее лице было спокойствие и равнодушие. Кэссиди умела, когда это действительно нужно, скрывать свои эмоции, и удавалось это у нее, прямо скажем, очень даже «красиво». В это время подошел трактирщик, принесший какую то еду и выпивку. Видимо вампир уже успел заказать себе все, что требовалось.
Кэссиди смотрела на мужчины, разглядывая его лицо, тело, глаза. Это было ужасно. Она ненавидела таких существ. Нет, не за то, что они не сияли красотой принце на белом коне. Просто именно такие твари убили все то, что она любила, ради чего она, когда-то жила. Она старалась избегать таких заведений и таких существ, но видимо это было невозможно. Земля круглая, так что встреча девушки с подобными существами могла произойти где угодно. Да, она это понимала, но не надеялась встретить такого в свои 17 лет.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (18.08.2011 12:08)

+2

4

Уши гуля уловили громкий и протяжный скрип, возвещавший о прибытии очередного посетителя. Красные глаза оторвались от разглядывания пятен на столе и уставились на вновь прибывшего. Ого... а я думал, что подобными вещами интересуются только сбрендившие алхимики, ан нет. Безжизненные камешки глаз, скользили по юной девушке холодными лучами изучающего взгляда. Да, она явно не гармонирует с местным антуражем, еще и человек... интересно зачем ей понадобилось пачкаться в контрабандном дерьме. Вампиру показалось, что девушка слегка растеряна, но упорно не показывает вида и зачем такой особе мои услуги. Цокот каблучков по загаженному полу и девушка уже стоит рядом с Алистером, а на стол перед ним ложится написанная ровным почерком записка, вампир изначально знал, что она и есть клиент, так как по собственному желанию подобные особы в такие наливайки не заходят. ла Въер... интересная фамилия, отдает орлесианским...
Алистер встал и посмотрев девушке в глаза улыбнулся. Тонкие, обветренные губы медленно растянулись, нехотя обнажая желтоватые зубы, что придавало улыбки некую схожесть с оскалом. Холодный взгляд скользил по лицу девушки, намертво впечатывая в память вампира это округлое личико, розовые губки и голубые глаза.
— Алистер Нист. — Спокойно произнес гуль и склонил голову... воображаю что творится у неё в голове, моя неземная красота наверное пришлась ей по душе, благо моя внешность не так контрастирует с этим местечком. — К Вашим услугам. — Мягко добавил вампир после наклона головы. — Приношу извинения за столь отвратительное место встречи, но сами понимаете, из более приличных мест, таких как я, обычно стараются выгнать. Прошу Вас, присаживайтесь. — Тонкие пальцы вампира указали девушке на грубо сколоченную лавку, которая была придвинута к столу. В это время прибежал трактирщик, принеся с собой глиняную кружку, темную бутылку и какое то подобие вяленого мяса.
— Благодарю. — Коротко бросил Алистер подкрепив свои слова очередным серебряным флореном, который перекочевав в грязные руки трактирщика бесследно исчез в одном из карманов его фартука. Подстегнутый такой щедростью, мужчина повинуясь пробудившимуся чувству такта, исчез в подсобном помещении. Сев на место, вампир вновь пристально посмотрел на девушку.
— И так... — начал Нист положив обе руки на деревянный стол. — Мои услуги, не дешевое удовольствие, но для Вас я полагаю это не проблема. Мои условия просты и незатейливы. Никаких авансов, никаких гарантий и никакого обмана. Вы, если верить моим осведомителям, ищите что-то связанное с алхимией. Вас интересует конкретная вещь или вещи? — Голос вампира был мягким и вкрадчивым, несмотря на довольно вежливое общение, вампир даже не пытался заискивать перед девушкой, он вообще старался придерживаться делового стиля как в праздной, так и в рабочей обстановке. Красные глаза неотрывно вглядывались в милое личико юной особы, но во взгляде вампира не было даже заинтересованности, к женскому полу гуль уже по меньшей мере сотню лет, не испытывал никакого влечения. — Надеюсь вы прибыли в экипаже, по тому, что прогулки по этим местам, небезопасное занятие. — Вновь добродушная улыбка... Мда, если она пришла сюда пешком, то её безрассудству остается только поражаться... если дело выгорит, придется провожать её, а то неровен час, какой ни будь упившийся кровью вампир или просто матрос, позарится не только на её честь...

+1

5

Его улыбка заставила юную особу вздрогнуть, на что девушка отвернула от него взгляд, рассматривая место, куда ей сейчас придется сесть. Действительно совсем ужасно забитые доски напоминали больше не скамейку, а какую-то кучу дерева и железа, некачественно скрепленную. Ну что ж, ничего большего от подобного заведения ждать не приходилось. Кэсс сделала маленький шаг и присела на подобие скамейки, осторожно поправив подол платья и закидывая ногу на ногу.
Его имя, несомненно, не было ей знакомо. Его голос был спокойным и вовсе не соответствовал внешности гуля, на что девушка предпочла не обращать внимание. Трактирщик видимо был доволен золотыми и лицо его выдавало, прямо скажем, любовь к этому посетителю. Еще бы, в подобных местах вампиры не столь благодушны.
Гуль приступил сразу в делу, привлекая к себе внимание барышни, которая все еще пыталась привыкнуть к заведению. Что же, так даже лучше. Быстренько все решить и разбежаться. Кэссиди не очень то хотелось пребывать здесь больше нужного.
— Вы правильно заметили, деньги не будут для меня проблемой — ответила девушка после того, как незнакомец закончил свою «речь». Действительно в деньгах она никогда не нуждалась. У нее всегда было все то, что она желала. Родители постарались обеспечить жизнь девушки полностью, будто предчувствовали свою грядущую смерть. Но сейчас не об этом. — К сожалению я не так хорошо погружена в алхимию, но мне нужно что нибудь редкое. — Кэссиди задумалась что именно ей может понадобиться в качестве подарка. Зная бабушку она понимала, что какая нибудь ерунда с помощью которой она сможет изменять людей и проводить какие-то опыты ей не столь интересно. Нужно нечто большее. То, что достать практически невозможно. — Я задумывалась о том, чтобы приобрести артефакты, желательно одни из знаменитых. думаю мне не стоит перечислять что к именно относится к ним. — проговорила девушка и мило улыбнувшись, закончила, — К большому сожалению прибыть в подобное место в экипаже у меня не получилось. — Еще бы у нее получилось. Нянечка, узнав где она была тут же запретила ей все, в том числе занятия алхимией. Такого допустить было нельзя. Да и к тому же, за долгое время Кэссиди привыкла пребывать одна, без сопровождения, как в дневное, так и в ночное время суток. Она понимала, что это может привести к плохим последствиям, но что поделать? Такой уж она человек.
Кэсс уже давно не задумывалась о том, что может что-то случиться. После смерти родителей она просто полюбила ночное, сумрачное время суток. Любила звезды, луну, которая как большой фонарь освещает улицы города. Любила замечать как ночь поглощает остатки солнечного света и занимает трон на ближайшее время. Девушка никогда не понимала, как можно не наслаждаться подобным вещам. все постоянно куда-то бегут, что-то делают, строят прекрасную жизнь, ищут счастья, не замечая настоящей красоты и настоящего великолепия. Все стало на столько обыденно и скучно, что даже нечему улыбнуться и порадоваться.
Барышня быстро прогнала лишние мысли в сторону. Сейчас они могли помешать делам. Уже через три дня ей понадобиться артефакт. Будет глупо если она не успеет к этому времени.
— Еще один вопрос, за какое время вы сможете мне предоставить нужную вещь? — взгляд снова был обращен глаза гуля. В них нельзя было увидеть ничего, кроме смерти и крови. От подобного вида все внутри переворачивалось, а сердце начинало беспокойно биться.

+1

6

Алистер спокойно слушал девушку не отрывая взгляда от её лица. Мда... найди то, не знаю что, занятно... скорее всего она ищет артефакты не для себя, иначе знала бы что конкретно её нужно, а не давала бы расплывчатые пояснения... и так, что же можно ей предложить...
— Как я полагаю, вы приобретаете вещь не для себя. — как бы подытожив свои мысли произнес Алистер. — Работать с артефактами, тем более с знаменитыми, достаточно хлопотно их знаете ли ищет огромное количество людей, боюсь что-то из знаменитых артефактов я вам достать не в силах. — Пальцы вампира начали медленно постукивать по грязной поверхности стола, а тонкие губы слегка дернулись, вампир уже размышлял над тем, что предложить девушке. — Да и если у меня все же окажется в руках что-то подобное, я не стану это продавать. — Добавил вампир и тонкие пальцы нырнув под стол, выудили из ножен один из метательных ножей. Отточенная сталь легко разрезала кусок вяленого мяса принесенного трактирщиком и вампир отправил его в рот, насадив на лезвие. Вкус оказался вполне сносным, похоже, что трактирщик действительно принес то немногое, что здесь можно было есть. Закончив пережевывание пищи вампир произнес. — Вы должно быть слабо понимаете как ведутся подобные дела... я не старьевщик и не храню дома древние фолианты и артефакты, но могу достать их, через своих друзей. — Алистер вздохнул и ловкие пальцы, орудуя острым лезвием, отрезали еще кусочек вяленого мяса. — Быть может Вас заинтересуют реагенты, книги или оборудование. Я смогу достать вам всё, начиная от аконита, заканчивая драконьими потрохами. — Алистер мягко улыбнулся и отправил свеженарезанное мясо в рот. А она интересная особа... ей похоже не чужд основательный подход к делу. А вот то, что она пришла сюда своими ножками — отвратительно, на обратном пути ей очень легко могут открутить голову, портовый район не самое спокойное местечко.
— Пренебрегать экипажем, при поездке в подобное место, немного безрассудно. — Произнес Вампир проглотив мясо. — Надеюсь, Вы не будете против моего сопровождения... тут знаете ли ошивается множество не очень приятных личностей. Алистер усмехнулся и положил нож на стол. Безвольно трепыхающееся пламя от огарка свечи, который изо всех сил старался разогнать мрак ценой своей жизни, отразилось в блестящем лезвии, окрашивая серебристый металл насыщенным, оранжевым цветом. — Не сочтите моё предложение наглостью, но Ваша безопасность, в моих интересах. — Вампир говорил чистую правду, на жизнь и здоровье девушки ему было наплевать, но пока она может принести ему выгоду, с ней в этих местах врятли что-то случится. — И так моя госпожа... вы должны определиться что конкретно вам нужно и в каком количестве, а я сделаю всё от меня зависящее, что бы Вы это получили... что же касается сроков. — Вампир хмыкнул и слегка прищурил глаза. — Это зависит от того, что конкретно вам нужно, так что мне потребуется от пары часов, до недели. — Гуль отвел взгляд от лица девушки и посмотрел на клинок метательного ножа. Мда... найти меня, только для того, что бы попытаться купить один из известных артефактов, оригинально... с тем же успехом можно было обратиться и к господину Алукарду с просьбой уступить на недельку место под балдахином. — Не откроете секрет, для кого вы пытаетесь приобрести подобные вещи?

+1

7

Конечно, она этого и ожидала. Но, как говорится, попытка не пытка. Мало ли на кого она попала. Ей просто посоветовали, у кого можно достать интересные вещи. Она ничего не знала об этом существе. Не то, как он их находит, не то, как достает, да и собственно это было не столь важно. Не знаменитые артефакты, так обычные, это всего лишь подарок. Конечно, Кэсс надеялась приобрести нечто большее, нежели просто побрякушку, которая точно уже есть у мазель Бранхай. Действительно, было сложно представлять, от чего она будет в восторге, но с другой стороны, если она спросила бы у бабушки напрямую, это испортило бы весь сюрприз.
— Вы правильно заметили, я не знакома так близко ни с алхимией, ни с тем как ведутся подобные дела. Собственно поэтому я и обращаюсь за помощью. Грубо говоря, это подарок человеку, который долгое время уже обучает меня этой науке, а так же является моим хорошим другом. Я не просто так прошу у вас что-то редкое. Просто у этого человека уже есть многое, и мне не хотелось бы чтобы что-то появилось в ее доме во втором экземпляре. — рука мужчины ловко скользнула под стол и вылезая оттуда, сверкнула яркой сталью ножа, на что Кэсс вздрогнула. Когда нож направился в сторону мяса, стало спокойней, вот только внутри появилось чувство тревоги. Какого черта так пугать? — пронеслось в голове у барышни, которая все еще пыталась ко всему этому привыкнуть. Была бы ее воля девушка уже давно бы, наверное, кинула нож в своего собеседника. Однако у нее не было ни ножа, ни смелости это сделать. Было бы глупо что-то начинать, не смотря на свою злобу к гулям. Она всего лишь человек, мало того, ребенок. У нее бы не было шансов остаться в живых после подобной «попытки». — И еще один момент, мои сроки ограничены. Приобрести подарок мне нужно в течение трех дней. Если желаете, могу внести дополнительную сумму за столь короткие сроки. К сожалению поиски вашей личности затянулись. — осторожно улыбнулась барышня, спокойно начав постукивать острыми коготками о деревянный стол. Тонкие перчатки приглушали звон, поэтому слышалось лишь глухое постукивание.
Кэссиди понимала, насколько безрассудно пренебрегать экипажем, но выбора у нее, по сути, не было. Да и она не думала, что с ней может, что-либо случиться, во всяком случае, она на это надеялась. Однако предложение Ниста игнорировать не стала.
— Если вас не затруднит, я буду признательна вашему сопровождению. — Она спокойно наблюдала за каждым его движением, за его взглядом, за поворотом головы, за изгибами его тонких пальцев. Может быть, так было бы даже спокойней. Тем более с подобным существом врятли стоило чего-то бояться. Однако не смотря на это, Кэсс не чувствовала себя в рамках спокойствия.
Нож уже спокойно лежал на столе, отсвечивая тонкое пламя на своем острие, которое медленно двигалось из стороны в сторону от сквозняка, гуляющего по трактиру. Был ощущение, что острие оживает и двигается вместе с оранжевым пламенем, в точности повторяя его хаотичные движения, больше похожие на танец, в котором нет половинок, если что-то целое и конкретное.
Мужчина улыбался, однако его улыбка не приносила ни доверия, ни спокойствия юной особе. Она была похожа на оскал дикого зверя, который медленно приближается к жертве, предвкушая свою победу. От таких мыслей ей стало не по себе и, Кэссиди тут же выгнала подобное из головы. Не хватало еще, по пустякам, беспокоится. Ведь если подумать он ничего с ней не сделает, во всяком случае пока не получит деньги. Эта мысль радовала, хотя с какой стороны посмотреть. Кто знает. может получив деньги ему не будет так важна судьба юной особы, а значит он и сам вполне может прекратить эту хрупкую жизнь.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (19.08.2011 11:42)

+2

8

Вампир слушал девушку внимательно, ни на мгновение не уходя в собственные мысли. Красные глаза из под шелушащихся, сухих век, то и дело скользили по её лицу, шее, рукам, холодным, изучающим взглядом. Будь Алистер другим человеком, он бы непременно обратил бы на юную леди более пристальное внимание, но увы, женские чары никогда не были над ним властны, что в принципе вампира устраивало полностью.
— Я рад, что Вы не стали пренебрегать моим сопровождением, последнее время здесь стало довольно опасно. — Гуль вновь довольно холодно улыбнулся и тонкие пальцы, легли на рукоять ножа. Обитая кожей рукоять была теплой и мягкой на ощупь, рука вампира подняла нож со стола и он лишившись отражения пламени, мгновенно приобрел свой естественный серебристый цвет. Что же, может заинтересовать её так называемого друга, кажется недавно, я слышал от одного ширмача, что к стриксам попала пара экземпляров одной занимательной книжки, как же она черт подери называется... Остро заточенная сталь вновь коснулась вяленого мяса, без труда разделяя коричневатые волокна, ловким движением вампир подцепил отрезанный кусочек и отправив его себе в рот, принялся методично жевать... нет, не подходит, надо нужно что-то более простое, но в то же время не особо дешевое. Мда, выбирать подарок для человека, мне вроде еще не приходилось, но все когда-то бывает в первый раз.
— Знаете, что... — Произнес вампир проглотив тщательно прожеванное мясо. — Один мой знакомый недавно получил наследство, не маленькое надо сказать, от усопших родственников ему досталась одна примечательная вещица. — Алистер замолчал выдерживая паузу. — Ваш друг полагаю высоко оценит подвеску из драконьей чешуи. Если он вампир, то думаю ему так же по душе придется и факт того, что эта вещица пусть немного, но все же усилит его псионику, я признаться начисто лишен подобных способностей иначе без отлагательств приобрел бы эту вещь. — Тонкие пальцы Алистера положили нож на деревянный стол, колышущееся пламя тут же окрасило лезвие мягким, оранжевым цветом. — Если Вас устраивает такой выбор, то доставить покупку Вам смогут уже завтра. — Вампир вполне добродушно ухмыльнулся, довольный своим выбором... Да, пожалуй Луи охотно согласится расстаться с этой побрякушкой, она ему все рано ни к селу ни к городу. — Сами понимаете, что подобные вещи довольно редки, так что вам придется изрядно потратиться. Я признаться люблю открытые сделки и за подобную процедуру беру семь процентов от стоимости. — Вампир и правда не обманывал перспективных клиентов, прекрасно понимая, что чем честнее он ведет свои дела, тем больше людей будут обращаться исключительно к нему, именно эта открытость в деловых вопросах, расположила к вампиру как самих стриксов, так и людей которые на них работали. — Если Вас все устраивает, цену я назову Вам после того, как вещь будет у меня. — рука вампира потянулась к бутылке принесенной трактирщиком, пальцы ловко открыли пробку и ноздри приблизившись к горлышку, с едва слышным шумом втянули воздух. Вино, вроде неплохое, судя по тому, что бутылка вся в каком-то дерьме, хозяин берег её на совсем уж крайний случай.
— Любезный, будь добр стаканы поприличней. — Громко произнес Алистер.
Надеющийся на вознаграждение трактирщик со скоростью пули принес два прозрачных стакана, вода на стенках которых свидетельствовала о том, что их только что мыли. Алистер вынул из кошелька на поясе банкноту достоинством в пятьдесят флоренов и одарил ей трактирщика. Вампир привык платить за оказанные ему услуги, пусть и такие незначительные, мужчина твердо знал, что качество обслуживания во всех тавернах зависит только от того, сколько ты готов за это заплатить.

+1

9

Девушка спокойно наблюдала за его действиями. Его взгляд, улыбка, как собственно и он сам казались невероятно холодными. Барышня еще не встречала таких людей. Казалось он совсем не умеет чувствовать, не знает что такое улыбка, боль, радость. Кэсси не представляла, как такое возможно?
Опасно? Да везде опасно. Если подумать. Опасно просто выходить на улицу, опасно гулять в безлюдных местах, опасна водиться с такими как он, опасно и дома сидеть, потому что любая случайность может привести к плохим последствиям. Если подумать, то нельзя вообще ничего делать. Наверное только из-за подобных размышлений девушка давно перестала бояться таких простых вещей как ночные улицы, по которым часто ходят люди, которых стоило бы остерегаться.
Вновь его тонкие пальцы коснулись ножа и он тут же потерял свою живую сторону. Стал таким же холодным и жестоким как его хозяин, медленно разрезая куски мяса.
— Знаете, что... — начал гуль, снова заставляя леди отстранится от своих мыслей. — Один мой знакомый недавно получил наследство, не маленькое надо сказать, от усопших родственников ему досталась одна примечательная вещица. — тут же внимание юной барышни было обращено на него, чтобы точно вникнуть в слова незнакомца и понять что он предлагает. «Подвеска из драконьей чешуи? Звучит очень даже не плохо... Миссис Бранхай действительно вампиресса, правда очень очень старой... Надеюсь эта штучка ей понадобиться. Не хотелось бы, чтобы подаренная подвеска пылилась на полке. Это было бы как минимум обидно.»
— Хм... если вы больше ничего интереснее этого мне не предложите, то я ее приобрету — девушке не хотелось бы потом разочароваться в вещице, которая стоит не так уж мало флоренов. Да и по сути не в них дело. Она не хотела чтобы все то время, что она искала эту вещицу, пропало зря. — По поводу денег мы с вами уже все решили. Вы мне просто назовете цену, думаю я не обанкрочусь, если приобрету подобный подарок другу. — закончила миледи и уже почувствовала запах вина. Наверное из-за того, что алкоголь она не употребляла, подобные запахи девушка чувствовала очень сильно, даже в таких помещениях. Если в мерзкому запаху пота и гнили она уже успела привыкнуть, то вино наверное доведет ее окончательно.
Хм, видимо гуль уже решил что вино они будут пить вместе. Как ни странно Кэссиди это не очень то нравилось. Во первых этого существа она не знала, а во вторых... в подобном месте, да еще и если взять в факт то, что она не употребляла алкоголя и не знает реакцию организма на него, то и вовсе, к подобному напитку и прикасаться не следовало бы. Однако все свои мысли девушка скрыла, решив что второй стакан может просто постоять на столе, ничего не означая. Все таки наивность барышни порой поражала.
Пока гуль разбирался с бутылкой вина и стаканами девушка уже думала о том как она получит подвеску и куда потом ее денет, а заодно как и где нужно будет расплачиваться с Алистером. Все таки у этой юной миледи был талант искать приключения и связываться с теми людьми, с кем не следовало бы. Ну что же, с этим ничего не поделаешь. Да и к тому же сейчас ей не грозила опасность, поэтому волноваться было не о чем. А все остальное можно обдумать и потом, в следующий раз, сейчас было не то время и не то место, чтобы погружаться в свои мысли и строить планы.

+1

10

Пальцы Алистера, больше похожие на паучьи лапки, цепко обвили бутылку наклоняя её над одним из стаканов, воздух вокруг мгновенно наполнился винным духом, который был более менее приятен, в отличии от других ароматов наполняющих это место. Красная жидкость наполнила прозрачный стакан до половины и пальцы вампира поставив бутылку на стол, коснулись прозрачного, холодного стекла.
— Не предложить Вам, было бы невежливо. — Холодно произнес Алистер и посмотрел на девушку. — Но, я бы в вашем возрасте, не стал употреблять подобные вещи. — Рука поднесла стакан к обветренным и потрескавшимся губам и вино минуя желтоватые зубы, тонкой струйкой потекло по языку вампира. Алистер имел крайне извращенный вкус, он мог наслаждаться вкусом мела, глины, ржавчины и при этом его тошнило от некоторых гурманских блюд. Вкус вина вампиру то же понравился, он был в меру терпкий, с ягодными нотками. Ого, а я и не думал, что в таком гадюшнике, хоть что-то может иметь подобный вкус, должно быть это место не всегда было таким, а эта бутылка призрак прошлого. — Я к сожалению не привык выбирать подарки посторонним людям, обычно меня ищут с конкретной целью. — Произнес Алистер делая еще один небольшой глоток вина. — Оплату произведете при получении подвески, я пришлю к вам на адрес человека, ему же вы отдадите деньги. Приятно работать с легальным товаром. — Вампир улыбнулся и поставил стакан с вином на стол. Холодный взгляд вампира в очередной раз скользнул по лицу девушки, отмечая, что ей не очень нравится её компания и место в котором она находится, Алистер привык к подобному отношению, ведь зачастую при виде его внешности немногие юные особы, что ему встречались, или теряли сознание или тряслись от страха, что сейчас на них набросятся и разорвут. Гуль сделал глубокий вдох, вбирая в себя всю симфонию местных ароматов, к которым теперь присоединился запах неплохого вина, сделав её не такой тошнотворной. В отличии от девушки, Алистер не испытывал дискомфорта ни от места, ни от запахов, некоторые из которых были ему очень и очень хорошо знакомы. — Полагаю мы договорились, юная госпожа. — Как бы подытожил вампир. — Надеюсь вы не откажетесь составить мне компанию. — Голос Ниста приобрел немного иное звучание, в нем уже не было холодных, официальных ноток, спокойный, мягкий, можно даже сказать убаюкивающий, но все еще холодный, это был его повседневный голос, который уже несколько сотен лет, не приобретал угрожающих, сердитых или злых ноток. — Если Вы откажитесь, я пойму и провожу Вас до ближайшего извозчика, который отвезет Вас домой. — Пальцы вампир вновь взялись за рукоять ножа и понесли оружие к мясу. — Вашему другу алхимику, несомненно понравится подарок, драконы чрезвычайно редки, как и части их тел, по этому подобные украшения высоко ценятся как просто эстетами, так и алхимиками. — отрезанный кусок мяса отправился в рот вампира, а нож вновь вернулся на стол в очередной раз вбирая в себя оранжевый цвет пламени. Челюсти Алистера двигались монотонно и медленно, тщательно разжевывая жесткие волокна, ловкие пальцы Вампира коснулись стакана и обхватив холодное стекло, поднесли его к губам. Большой глоток и смесь вина и мяса, отправляется в желудок. Красные глаза неотрывно смотрели в лицо девушки, можно было подумать, что вампир пытается читать её мысли, но увы, Алистер не обладал присущими вампиру способностями. Любопытно было бы узнать, какие мысли копошатся в этой миленькой голове, держится она вполне уверенно, даже не дрожит... забавно, как некоторые люди реагируют на говорящих гулей, но очевидно она не из таких, хотя моя внешность ей явно не нравится.

+1

11

Запах вина, окружил их столик, словно обхватывая каждый кусочек тела, будто обнимая и желая, понравится. Вино в стакане смотрелось волшебно. Не смотря на то, что девушка не употребляла подобные напитки, толк в них она знала, так, скажем, взяла кое-что от отца, а он был любителем изысканных вкусов, особенно касающихся вин. Да и огромный винный погреб в доме уж о чем-то да говорил. Не попробовав, Кэсс, довольно легко могла понять вкус вина по его цвету и запаху. Так вот это, было красного цвета, слегка дурманящего запаха, что свидетельствовало о его долгой жизни. Вино было не из самых изысканных сортов, но и отвратительным его было не назвать. Если только бутылка смотрелась ужасно. Было понятно, что место хранения здесь не очень-то приятное, как и само заведение.
Вино волнами покружилось в стакане и очутилось на языке гуля. Его цвет был очень даже приятней. Красные нотки в оранжевом свете огня блестели, создавая интересный цвет. Кэссиди даже улыбнулась, заметив его и подумав, как этот цвет красив, не смотря на свою простоту и отсутствия ярких красок.
— Хорошо, тогда я, пожалуй, приобрету именно эту вещь, надеюсь, мой друг не разочаруется в ней — усмехнулась миледи и, снова постучав пальчиками по столу, оставила их в покое, мягко опустив на деревянную поверхность. Мужчина начал говорить что-то про компанию и подобную ерунду. Видимо он заметил неприязнь девушки к таким местам, а может и к нему самому? Но, наверное, он ошибся. Неприязни во внешность гуля она не испытывала, если только внутреннее ощущение постоянно предупреждало ее об опасности, которую она игнорировала. Сейчас не время казаться слабой, тем более в присутствие незнакомого мужчины. Ей действительно не нравилось это место, хотя скорее только из-за запаха. Она к ним была слишком чувствительна. Этот вкус, медленно ползущий в ее горло и встающий там комком. Он кружил ей голову своим неприятным ароматом. Хотелось поскорее вдохнуть полной грудью свежий воздух, почувствовать, что можешь дышать. Да, наверное, это доставляло ей мало удовольствия.
— Я с удовольствием составлю вам компанию, но в чем именно? — составить компанию, конечно же, было не проблема, вот только смотря в чем. В прогулке или беседе — конечно же, без проблем. Да и к тому же от легкого отдыха она бы действительно не отказалась. В таком месте она была напряжена, и мысли заставляли тело напрягаться. Пальцы вампира вновь подхватили нож и принялись кромсать остатки мяса. Ели подумать, смотрелось это довольно кровожадно, наверное, поэтому Кэсси предпочитала смотреть в его глаза, которые сейчас казались более мягкими и не столь серьезными.
— Я тоже надеюсь, что от подарка она будет в восторге. Мне давно хотелось ее как то отблагодарить, но кроме алхимии ее ничего не интересует. А побрякушки, что можно найти в любом магазине у нее уже есть, да и ей они уже давно не интересны. — уже более спокойно улыбнулась барышня и осмотрела помещение. Сейчас оно уже казалось не таким мерзким. Как все-таки быстро можно привыкнуть к окружающей обстановке. Все так же сидели пьяные матросы и говорили о чем-то, постоянно заказывая выпивку. Кажется, еще один глоток и она просто упадут на стол, как еще один посетитель, все еще спящий в трактире. «Прямо сонное царство какое-то получится»- усмехнулась девушка своим мыслям и вновь повернулась в сторону вампира.
Сухие губы спокойно двигались, пережевывая пищу, глаза издавали блеск, постоянно меняющий свое отражение. То они становились почти бардового оттенка, то сменялись на темно оранжевый цвет. Все-таки на огонь можно смотреть вечно. А в его глазах сейчас можно было увидеть кровь, с переливами огня. Все-таки не самое приятное зрелище, но любой, искусный художник, запечатлел бы это в лучшем свете и назвал шедевром. Правда таких красок сложно найти, а сделать так, чтобы перелив менялся, как это было в действительности и вовсе невозможно.
— Почему он так смотрит? — девушка только сейчас заметила направление его взгляда. И почему она раньше не поняла, куда он смотрит? Лицо девушки покрылось румянцем, который она тут же попыталась скрыть, опустив вниз глаза. Взгляды мужчин, пусть даже таких, всегда смущали юную особу, не смотря на ее скверный, порой, характер, она была еще внутри маленьким и пугливым ребенком...

Отредактировано Кэссиди ла Въер (19.08.2011 11:36)

+2

12

Алистер вновь взял стакан и поднеся его к губам, сделал глоток. Да, эта выпивка очевидно, лучшее, что можно выпить в этом местечке, кажется что она не просто из других времен, а из другого мира, настолько этот вкус отличается от антуража заведения. Красные глаза несколько мгновений разглядывали оставшуюся на дне стакана жидкость, в которой кружились темные хлопья. Вампир взял грязную бутыль и наполнил стакан до половины, на мгновенье переведя взгляд на девушку.
— Компанию... — Произнес он и поставил бутылку на стол. — Я не люблю бросать деньги на ветер, а за этот скромный ужин я заплатил. — Нист сделал паузу и пригубил вино. — Неплохое вино к стати, не из винных погребов Орлея, но всё же. Как только я покончу с ним и мясом, я буду счастлив проводить Вас до извозчика, но если Вам не терпится вернуться домой, я вполне могу закончить ужин прямо сейчас. — Очередная пауза и небольшой глоток вина. Несмотря на свой характер, вампир был довольно разговорчив и мог часами рассказывать о своей жизни и о том, что видел, а за почти пять сотен лет, видел он немало. — Многие представители моего вида к стати, не очень любят алкоголь, предпочитая ему кровь, признаюсь, сейчас подобные предпочтения кажутся мне немного глупыми, но их нельзя винить в этом, ведь человеческая кровь пьянит их. — Вампир замолкает на мгновение переводя взгляд на догорающую свечу, оранжевый огонек которой дрожит и трепыхается, пытаясь не дать мраку сомкнуть над ним свои ладони. Красные глаза в течении нескольких ударов сердца вглядываются в этот танец, а затем взгляд вновь возвращается к созерцанию лица девушки. Давненько я не сидел с бутылкой вина и не пялился в огонь, забыл даже когда последний раз разжигал камин в своем доме, дела, дела, дела, дернул же меня сатир связаться с той поставкой дурмана, до сих пор распродать не могу. Красные глаза вампира заметили, что щечки девушки заиграли румянцем, это вызвало у мужчины улыбку, холодную и едва заметную, как и все выражения его эмоций, которых зачастую просто не было.
— Извините, если смущаю Вас. — Коротко произнес вампир делая очередной глоток красной жидкости. — Просто с моей профессией, довольно трудно не заиметь привычку, смотреть собеседнику в лицо. — Нист усмехнулся и вновь отвел взгляд на пламя свечи, которое успокоилось и горело без прежних подергиваний и конвульсий. — Да и общаться с воспитанными молодыми леди, мне приходится далеко не каждый день, надеюсь Вы простите старому вампиру подобную неловкость. — Нист вновь усмехнулся и перевел взгляд обратно на девушку.
Со стороны можно было подумать, что мужчине интересна эта девушка и этот разговор, но предложи Нисту за её жизнь, сумму большую, чем он планировал на девушке заработать и юная особа уже зажимала бы перерезанное ножом горло.
— Я признаться удивлен, что столь юная, состоятельная особа обратилась к моей персоне, Вы и вправду выгодно отличаетесь от моих обычных клиентов. — Мда, не сочла бы она, что я пытаюсь с ней заигрывать, хотя с моим то личиком... Алистер не сыпал комплементарными, а констатировал факты, его обычные клиенты были крайне сомнительными личностями, по которым уже давно плакали тюремные застенки и общение с человеком, которому не надо было напоминать о правилах хорошего тона, Алистеру с его помешательством на вежливом общении, безусловно нравилась.
— Где Вы учитесь если не секрет? — Спокойно спросил Алистер вопросительно глядя на девушку, то что она студентка, он знал наверняка, ведь девушки из богатых семей в этом возрасте, все как одна студентки, исключения конечно бывают, но вампир полагал, что она не из их числа... Ловкие пальцы коснулись рукояти ножа и подняли его в воздух, Алистер собирался отрезать себе очередной ломтик вяленого мяса, но передумав, положил лезвие на место. Стакан с вином, тут же заменил собой мягкую ручку оружия и вампир в который раз пригубил терпкий напиток. Все же хорошо, что вампиры не пьянеют от алкоголя.

+1

13

Мужчина снова долил себе вина и прикоснулся губами к красной жидкости, сияющей в прозрачном бокале.
— Конечно, я не против составить вам здесь компанию — осторожно произнесла миледи и улыбнулась. Разговоры про кровь девушку не очень вдохновляли, но она понимала кто ее собеседник и задумывала промолчать на это. Она не понимала как может пьянить кровь, не понимала как можно ею наслаждаться или радоваться, не понимала как могут гореть глаза, когда лишаешь человека жизни. Подобные картинки в ее сознании поднимали страх и много неприятных воспоминаний. Хотя это не удивительно. Ей не знаком вкус крови и не знакомо вообще такое понятие, как необходимость в ней. Она все таки человек, ей не было свойственно испробовать подобного «напитка».
— Прошу прощения за мою бестактность, но я, к сожалению, не знаю этого вкуса и не могу согласится с тем, что он приятней... вина, к примеру. — Девушка могла сейчас наговорить много грубостей по этому поводу, но решила что это было бы как минимум глупо с ее стороны, поэтому свой страх, вперемешку со злостью, медленно спрятала подальше от глаз окружающих и продолжила, — Я могу поинтересоваться чем вы занимаетесь? Только помогаете людям достать нужные им вещи, или есть еще какая-то более приятная для вас деятельность? — осторожно улыбнулась девушка и снова посмотрела на гуля.
— Вы считаете что я слишком молода, чтобы быть самостоятельной? — усмехнулась девушка, осторожно сомкнув пальчики между собой. — После смерти родителей мне просто приходится быть самостоятельной. У моего опекуна нет времени на то, чтобы постоянно следить за мной и воспитывать мой характер. — усмехнулась миледи, посмотрев на свои перчатки, будто разглядывая их мелкий узор, который был почти не заметен, а только придавал изящества и некий очерк. — Я не знаю какие клиенты были у вас, но могу сказать, что все когда-то случается впервые, даже появление таких клиентов, как я — Кэсси не сдержала мягкий смех, но вовремя остановилась. По сути она понимала что сейчас думал о ней вампир. Ребенок, который сам не понимает куда залез. Да что же поделаешь. Она всегда лезла куда ее не просят, наверное поэтому она понимала сколько в жизни плохого, однако продолжала верить окружающим, даже таким подозрительным как Нист.
— Учусь я в Университете общих наук имени Бенедикта Фоквинского, это в Дракенфурте, но порой пребываю на лекции в Орлей, там порой рассказывают много интересного об алхимии, поэтому стараюсь не пропускать подобного. — спокойно произнесла барышня и посмотрела на мужчину. Почему то нож он решил не брать в свои владения, решив ограничиться вином. — Почему вам нравится кровь? — неожиданно для самой себя спросила девушка, а в ее глазах тут же появилось отголосок страха, который быстро сменился спокойствием. Она понимала что ее вопрос может звучать глупо, но у нее врятли когда либо появится возможность спросить об этом кого либо еще. Сложно говорить о том, кого ты совсем не знаешь. Внутри просыпалась так называемая ненависть. Кэссиди представляла как ее родителей медленно убивает какой нибудь зверь, подобный тому, что сидит сейчас напротив него. нет, конечно он не может быть им. На сколько ей известно гуля, убившего ее родителей давно поймали и на свободе он врятли когда либо окажется. Но почему так происходит? Зачем убивать ни в чем не повинных людей. По сути людей мало что волнует, особенно когда дело касается не их жизни и не их близких людей. Но в этом случае было сложно говорить спокойно о подобных вещах.

+1

14

Алистер внимательно слушал девушку, периодически, на его губах появлялась едва заметная улыбка. Тонкие пальцы поставили бокал на место и взялись за нож.
— Да... было бы странно если бы вы знали вкус крови. Признаюсь, что в этом плане я мог бы Вам позавидовать. — вздохнув произнес вампир и перевел взгляд кроваво-красных глаз, на вновь начавший трепыхаться огонек свечи. — Я был бы рад, если бы этот отвратительный вкус начисто стерся из моей памяти. По этому мне то же непонятно, как мои сородичи могут наслаждаться им, но кровь для них как наркотик, многие люди наркоманы убивают, что бы добыть денег на новую дозу, по сути то же делают и одичавшие вампиры. — Острое лезвие с легкостью отделило от ломтя мяса маленький кусочек, но отправлять его в рот вампир не торопился. — У меня с человеческой кровью особые отношения. — Холодно промолвил вампир переводя взгляд обратно на лицо девушки, красные глаза блестели сталью, перед ними как будто наяву предстало окровавленное и искалеченное тело, это было самым приятным воспоминанием в памяти вампира. — Меня поили ей не один десяток лет, пичкали препаратами и изучали протекающие изменения, в надежде найти возможность предотвращать превращение вампиров в гулей. С тех пор мне отвратителен даже вид человеческой крови. — Вампир замолчал и хмыкнув, отправил отрезанный кусочек мяса в рот. Довольно быстро, но тщательно прожевав его, вампир отхлебнул еще вина и продолжил.
— Не буду лгать, что мне жаль Ваших родителей, но все же соболезную. Их смерть конечно кардинально изменила Вашу жизнь, но к сожалению не всё можно постичь самому и истиная самостоятельность заключается увы, не в возможности делать то, что хочется. Вот когда Вы получите образование и профессию, тогда можно будет говорить о самостоятельности. — Алистер усмехнулся и продолжил. — Не подумайте, что читаю Вам мораль. — В его голосе, если достаточно вслушаться, можно было заметить звонкие, шутливые нотки. Пальцы гуля вновь взялись за стакан с вином и поднесли его к губам. Она не выглядит избалованной, это хорошо, богатые дети, без родителей обычно отбиваются от рук крайне быстро, их опекуны идут на всё, что бы отвязаться от чад, делая что угодно, лишь бы ребенок не надоедал.
— Вам по моему очень повезло, у Вас есть всё о чем только можно мечтать, богатсво, красота, здоровье и главное — молодость, Вам многое предстоит узнать, попробовать, пережить, поверьте мне, эта возможность самое ценное что у Вас есть. — Губы вампира растянулись в немного добродушной улыбке, а глаза слегка сощурились. -Кажется я увлекся, простите. — Добавил вампир и сделал глоток вина. Сейчас подумает, что я учу её жизни... дети все такие, самые полезные и добрые советы, они воспринимают как попытку научить жить и навязать своё мнение, не все конечно, но многие.
— Что же до моего заработка. — Голос Алистера сменился вместе с темой разговора, в нем появились прежние холодные деловые нотки. — Я к сожалению занимаюсь исключительно тем, что помогаю людям достать то, что им нужно, правда в основном это деньги, наркотики, редкие и запрещенные реагенты, иногда оружие. Порой помогаю вернуть долги и решать другие споры, мой голос как и мое мнение, кое что да значат в казенном квартале. Здесь, всем заправляют стриксы, а я хоть и не член их клана, но играю по их правилам. — Нист вновь перевел взгляд на дрожащий огонек свечи и замолчал. Несколько мгновений вампир вглядывался в колышущееся пламя, которое в своих горячих, оранжевых объятьях сжимало черный уголек фитиля. — Мне приходилось заниматься многими вещами, но все же это занятие устраивает меня больше всего, некая золотая середина с разумными рисками и неплохим заработком.
Вампир сделал очередной глубокий вдох, наполняя свои легкие воздухом, а свои ноздри местными ароматами. Его глаза опустились и холодный взгляд коснулся рук девушек, которые обтягивали элегантные перчатки. Да, в таком месте как в высшем обществе, без перчаток лучше не появляться и тут и там можно легко запачкать руки, хотя уже поздно, мои и так по локоть в дерьме.
— Бываете в Орлее? — Коротко спросил Алистер, отводя взгляд от рук девушки. — Мне какое то время доводилось там жить, алхимики там и в правду выдающиеся, так что Вы верно поступаете, посещая их лекции. — Нист хмыкнул и посмотрел девушке в глаза. Да Герейн был отличным алхимиком, только вот лучше бы ему сразу после рождения, забили в голову гвоздь. — Вам нравится учиться? — Вновь спросил Алистер, не отводя взгляда от глаз девушки. — А то некоторые дети знаете ли учатся исключительно из под палки, такая уж у них психологическая особенность.

+1

15

Гуль и ненавидит вкус крови? Это было странно слышать, в глазах тут же появилось удивление, хотя оно довольно быстро ушла, после продолжения его слов. Все таки жестоких оказывается гораздо больше, чем тех, с которыми можно быть в безопасности и не бояться всего подряд. Что же, радовало как минимум то, что ей не придется бояться смерти от руки этого вампира.
— Не стоит соболезновать, я их вообще не помню, и не помню как они погибли. Знаю только что их убил гуль, которого в итоге поймали. — глаза девушки опустились. Наверное она просто не хотела показывать слабость, поэтому грубый тон был скорее защитой, нежели чем то другим. Она конечно любила своих родителей. И немного помнила их лица, улыбку, которой она одаривали девочку каждое утро, напоминая что сегодня будет за день и что на завтрак.
Мораль? Девушка пока не замечала в его словах морали. Он все говорил верно и спорить с его словами было бы как минимум не разумно, да и к тому же, что спорить когда она и сама все прекрасно понимала.
Многое узнать. попробовать, пережить... Девушка никогда не думала об этом. Она не очень любила строить сказки, которые строят ее сверстницы. Она знала, что придуманная сказка в один момент может разбиться вдребезги и тогда будет на много больнее, чем если бы ты ничего не напридумал и не надеялся на чушь, которую так любят сочинять.
— Девушка усмехнулась, услышав про наркотики, запрещенные предметы и с неким нахальством посмотрела на мужчину
— Вы мне с такой легкостью об этом говорите, не боитесь, что я расскажу властям? Юстициарам? — Кэсси старалась забыть во первых все, что сейчас вспомнилось о родителях, наверное оттуда это некое хамство и наглость. Порой чтобы скрыт мягкость требуется поступать именно так. А здесь ей не очень хотелось казаться слабеньким ребенком, который, увидев таракана, сейчас запрыгнет на стол и будет кричать.
— Да, я вижу в этом много интересного. Разве вам было бы интересно обращаться с совсем не образованным человеком? — на лице появилась милая улыбка, а в глазах появилась некая искра, что сейчас, казалась горела ярким пламенем. — Да и мне просто нравится узнавать много нового. Интересно изучать мир, алхимию. Без знаний жизнь была бы скучна. — миледи осторожно перекинула одну ногу на другую и села поудобней, все так же ровно держа осанку. — Многие считают, что это скучно. Но если подумать, на много скучнее жить без знаний. Вместо того, чтобы сидеть и читать глупые романы, которые зачастую не показывают настоящую часть жизни, лучше пойти в библиотеку и почитать что нибудь познавательное. И в голове что-то прибавится и интерес появится. Настоящий, а не мечтательный... — закончив, миледи снова взглянула в глаза вампира. Он все так же пил вино, поедая вяленое мясо. — Дети, которых заставляют учиться из под палки, это в большей степени избалованные дети, которые в своей жизни мало чего смогут добиться без родителей. Можно понять детей, чей возраст достигает до 17 лет, но потом, это уже не дети, а родительские сынки, ну или дочери — миледи усмехнулась. Кто знает, может если бы не смерть родителей она была бы именно такой. А сейчас ей не очень хочется быть дома, со сверстниками она тоже не ладит, а вот книги, алхимия, это ее влечет. Она успокаивается, не думает о проблемах, не думает о ссорах, которые ждут ее дома. Нет, нянечка ее любила, и делала многое, чтобы она была счастливой. Но девушка не любила терять время, занимаясь всякой ерундой, в которой она не видела пользы.
— Почему с вами... это произошло? — в голосе появилась растерянность — Как вы стали... гулем? — «Да, я не удивлюсь, если сейчас в ответ получу какую нибудь грубость. Это его личное дело, куда я лезу?»

Отредактировано Кэссиди ла Въер (18.08.2011 21:51)

0

16

Надо же, в таком возрасте и такие мысли, похвально что сказать. Пальцы вампира ловко орудуя ножом уже отрезали себе очередной кусочек мяса, которому предназначалось быть разжеванным и отправиться в желудок. Родители убиты гулем, странно, что она со мной так мило беседует, хотя, на гуля я похож только внешне, но все же теперь понятно, почему я ей не особо нравлюсь, подобные воспоминания оставляют порой очень серьезные последствия.
— Для столь юного создания, Вы довольно верно мыслите. — Произнес вампир, перед тем, как отправить мясо в рот. Покончив с пережевыванием, вампир сделал очередной глоток вина и продолжил.
— Вы юная леди можете хоть самому Алукарду депешу написать, никто даже пальцем не шелохнет, что бы пресечь мою деятельность. — Наивность девушки не удивила бы вампира, даже умей он удивляться... Да, неужели она думает, что юстициарии и власти ни о чем не подозревают. — О том, что здесь творится знают все и никто с этим не может, а главное не хочет ничего поделать, увы, но пока преступность не захлестнет волкогорье, власти даже не почешутся, на казенные кварталы они плевать хотели и пытаются поддержать здесь хоть какой то порядок исключительно ради приличия. — Тонкие, обветренные губы растянулись в довольной улыбке, казалось вампир наслаждается этим фактом, как личным и весьма существенным достижением. Взгляд вампира был направлен в глаза девушки, в них он видел всё еще трепыхающуюся искорку, которая загорелась в момент когда девушка говорила о получении знаний. Да, радует, что еще остались люди имеющие представления о цене образования, большинство таких как она желает только вкусно есть и сладко спать, приятное исключение.
— Как я стал таким. — Немного отрешенно произнес Алистер и его сухие, шелушащиеся веки прикрыли собой красные рубины глаз. Казалось, что вампир вспоминает что-то настолько давнее, что то, что практически стерлось из памяти под воздействием долгих лет, но увы, последние годы эксперимента над собой, Алистер мог вспомнить практически по секундам. — Как Вы знаете, вампиры долго употребляющие кровь превращаются в гулей. — Начал Алистер и его пальцы мягко обвили холодное стекло стакана. — А число тех кто хочет это изменить с годами увы, не уменьшается, одним из таких был тот, кто сотворил это со мной. — Нист поднес к губам стакан и сделав глоток вина продолжил. — Я начал осознавать себя только через несколько десятков лет, после того как он приступил к своему эксперементу, всё что было до, стерлось из моей памяти. Он поил меня кровью и вводил препараты которые должны были остановить процесс гулилификации. У него это получилось. Правда только относительно моего разума, всё остальное как Вы можете видеть, стало только хуже. — Нист улыбнулся и внимательно посмотрел в глаза девушки. — Потом он захотел меня убрать, так как эксперимент провалился. В конце концов я сбежал. — Улыбка Алистера приобрела явное сходство с оскалом, а веки широко распахнулись, открывая взгляду девушки горящие ненавистью красные глаза, в них можно было отчетливо прочитать насколько Нист ненавидит своего мучителя, хотя с момента его смерти прошло уже четыре сотни лет, перед глазами вновь предстал столь сладостный момент, в который тяжелая железяка с оглушительным хрустом коснулась головы алхимика. Мгновение и ненависть, которая была единственным реальным чувством вампира испарилась, не оставив после себя и следа. — Я выследил и убил его. — Рука Алистера немного резко поднесла стакан с вином к губам и вампир сделал крупный глоток. Надеюсь на том свете тебя беспрерывно сношают раскаленной кочергой. — Думаю подробности расправы Вам не интересны. — могло показаться, что в голосе вампира появились стальные, властные нотки, но это было не так, его голос просто стал чуть более холоден.
— Я признаться давно смирился с тем, каким я стал, я не помню себя до эксперимента, да и не хочу вспоминать, на данный момент меня всё устраивает. — Алистер не лгал, он действительно давно смирился со своей судьбой и старался получать максимальную выгоду из того положения в котором оказался.

+1

17

Да, видимо власти его не очень волнуют. Хотя это было и так понятно. Все, что творится в казенном квартале почти всегда остается вне рамок закона, поэтому ожидать здесь другого было бы не правильно.
Откуда-то подул ветерок и дверь от такого сквозняка снова скрипнула и с силой ударилось об косяк, привлекая внимание посетителей. Хотя скорее оно привлекло внимание только юной леди, остальные, видимо, ко всему этому отнеслись равнодушно.
Мужчина улыбнулся, видимо он был доволен тому, что бояться ему собственно нечего. А чего тут бояться, когда все схвачено? Действительно нечего. Девушка перевела взгляд на свечу. казалось еще несколько минут и она перестанет приносить достаточно света. Пламя уже затухало от недостатка источника возгорания. Действительно, этому кусочку пламени не долго осталось радовать посетителей своим сиянием.
Сухие веки закрылись, Казалось он вспоминает что-то, а может он не хочет это вспоминать, а Кэссиди задала столь личный вопрос. Однако она ошиблась, он продолжил, рассказывая то, что с ним произошло. Это действительно было ужасно. Девушка не могла подобрать слов после услышанного. Врятли ему нужно сочувствие или сожаление. Он же сбежал, выжил, смирился, не смотря на то, что с ним сотворили. Почему-то барышня была уверена в том, что он отомстил своему мученику. Такой вампир не может не отомстить. В его глазах вспыхнула ненависть, смешанная с удовольствием. Воспоминания о том, как он стер с лица земли своего мучителя? Скорее всего.
— Я выследил и убил его. — по спине пробежались мурашки, взгляд тут же направился в другую, от мужчины, сторону.
Разве месть может решить все проблемы? Она ведь часто даже удовлетворения не приносит. Конечно это не мое дело, но все же.. — наверное ей было трудно понять какого это, так же, как было трудно понять, зачем убивать, даже ради мести. Ведь можно отомстить, не уничтожая человека. Ведь можно сделать так, чтобы он мучился при жизни. А ты при этом не чувствовал своей вины перед ним? Хотя о какой вине может идти речь? Нист сделал то, что хотел. В его глазах было то самое удовлетворение, желание жить.
Конечно, не было сомнения, что мужчина смирился и давно живет новой жизнью. Иначе и быть не могло. Не зря же он сбежал, отомстил. Да и по нему было ясно видно, что особо он ни в чем и не нуждался. Однако не смотря на это он был пустой. Холодный и пустой. Без надежды и без веры. После такого врятли останется что-то подобное, но у каждого все бывает по разному, может и у этого вампире все в итоге получится лучшим образом.
— Я не знаю что на это отвечать. — призналась миледи и снова посмотрела в глаза вампира. Такие красные, без единого чувства. Если присмотреться, даже с тем, что его все устраивало, он не испытывал довольства своей жизнью. — И вы правы, подробности... расправы, мне действительно не очень интересны. — тут она солгала, где-то внутри она бы с удовольствием послушала что он с ним сделал, но сейчас мурашки, все еще бегающие по спине, заставляли ее быть несколько сдержанней. — А у вас есть семья? — снова вопрос, который мог смутить даже девушку. Но пусть так, чем суматошное молчание, которое наводило ненужный страх.

0

18

Промозглый, портовый ветер, запустил одно из своих щупалец в помещение, на мгновение заглушая симфонию здешних запахов и заменяя её легкими нотками морской свежести. Пламя, исходящее от затухающего огарка свечи, встрепенулось, радуясь свежему воздуху, а дверь, жалобно скрипнув, ударилась о косяк, закрываясь и пресекая все попытки уличного гостя, пробраться в помещение. Вампир взял в руку бутылку с вином и наполнил им стакан до половины. Красные, как и напиток глаза, уставились на темные хлопья кружившиеся на дне емкости, вампир несколько мгновений наслаждался этим зрелищем, а после поднес стакан к губам и сделал внушительный глоток. Взгляд красных глаз в очередной раз скользнул по руками девушки, по её груди, шее и остановился лишь достигнув ясных голубых глаз. Нист улавливал каждое движение, каждый вздох девушки, каждую эмоцию, что пересиливала попытки девушки собраться и вырывалась наружу, они были почти незаметны, но Алистер едва ли не собственной кожей чувствовал тысячи маленьких лапок, что касались спины этой юной особы. Когда она отвела взгляд, Нист только едва слышно хмыкнул и покачал головой. Она наверное меня опасается, естественная реакция, но неверная.
— Отвечать на такое решаются не многие. — Произнес вампир и улыбнулся. Алистер не скрывал природу своей внешности и охотно рассказывал о своей судьбе, почти все его слушатели, хотя они и не были молодыми девушками, то же не знали что отвечать. — Хотя один наркоторговец, в ответ рассказал мне о том, как сам провел больше десяти лет, в качества раба в одном из орлесианских борделей, после этого мне признаться моя судьба кажется не такой уж плачевной. — Нист злобно усмехнулся и покачал головой. — Забавная была история.
Улыбка мгновенно исчезла с лица вампира, а веки вновь на мгновение закрылись. Любопытная девочка, будь я немного живее, я бы мог и оскорбиться, все же есть у меня и хорошие стороны.
— Нет, у меня нет семьи, я не помню откуда я родом, кто были мои родители, к какому клану я принадлежу. Я гуль и этим всё сказано, не скажу, что к сожалению, но с таким как я ни одна вменяемая женщина не пожелала бы создать семью и завести детей, да и детей я иметь не могу. — Губы вампира растянулись в довольно добродушной улыбке, Нист вообще очень часто улыбался, но обычно это были лишь холодные, усмешки, больше проходящие на оскал, сейчас же было совершенно ясно видно, что Алистера полностью устраивает положение дел. — У каждого человека или вампира есть то, что держит его в этом мире, обычно это семья и близкие ему люди, но у существ вроде меня этого якоря нет, их на этом свете держит лишь нежелание умирать и незаконченные дела, так гораздо проще. А в мире по законом которого живу я, всегда есть опасность, что на тебя попытаются надавить через родных и близких, так что в их отсутствии не так уж и мало плюсов, главное привыкнуть, вампиры как и люди ко всему могут приспособиться и со всем свыкнуться. — Нист положил ладонь рядом с мягкой рукоять ножа, но касаться и поднимать его не стал, казалось он давал безжизненному лезвию, лишнюю возможность погреться в оранжевом свете, впитать в себя частичку чего-то живого, перед тем, как серые пальцы вампира вновь выпьют из него эту жизнь своим прикосновением...
— Сколько Вам лет позвольте узнать? — Вдруг спросил вампир, отводя взгляд от глаз девушки.

+1

19

Его взгляд будто смотрел во внутрь. Не на тело, не на внутреннюю оболочку, а на душу, на чувства, которые сейчас пытались скрыться в глубинах сознания. Она понимала, видела, что он заметил ее страх, заметил взгляд и смятение. Но что с этим поделаешь. даже если Кэссиди и могла прятать свои эмоции, то не на столько быстро. на сколько хотелось бы. Все таки порой нужно было время, тем более когда сидишь неизвестно в каком месте и неизвестно с кем.
— Вы находите подобные истории забавными? Разве это так? — осторожно произнесла миледи, снова смотря в красные глаза вампира. По сути ей нечего бояться, он не такой страшный, как показалось впервые. почему-то она почувствовала в себе желание узнать его, прошлого. Цвет глаз, черты лица. Ведь всем известно, что вампиры обладают очень привлекательной внешностью, в отличие от людей.
Улыбка так быстро исчезла, что девушка уже успела напугаться, видимо последний вопрос был действительно лишним, о какой семье может идти речь в такой ситуации? Барышня уже собралась извиниться, как вампир заговорил, медленно произнося одно слово за другим, в то время как каждый звук отпечатывался в ее памяти печатью. Она словно чувствовала его боль. Нет, чувствовать ее было невозможно, девушка просто пыталась ее понять, разъяснить.
После сказанного ладонь тихо легла на рукоять ножа, словно пытаясь согреть его и еще немного времени дать пожить остатками света, который вот-вот погаснет на их столе.
Наверное сложно в действительности понять чувства этого существа. Он внутри холодный и жестокий, а в словах еще есть немного искренности и правды, даже наверное где то в далеком подсознании это существо еще может испытывать какие-либо чувства, пусть не столь выраженные, но все же.
Снова порыв ветра в котором воздух решил повторить попытку ворваться в таверну и разогнать столь ужасный запах. Очередной удар двери по косяку. Кажется на улице становилось холоднее, может пойдет дождь, а может просто ветер разгулялся, показывая свою власть над улицами.
— Мне недавно исполнилось 17. — усмехнулась девушка. Сейчас она в очередной раз услышит что еще юная и не понимает настоящей жизни. Возможно это действительно так, но Кэсси никогда не чувствовала себя на 16, или 17 лет. С одной стороны в ее душе было столько мыслей, таких мыслей, которые порой даже взрослые понять не могли и после ее некоторых слов оставались думать, не зная что ответить на них такому «ребенку», но в тоже время внутри она еще чувствовала свое детство, все еще надеялась увидеть родителей, хотя и понимала всю невозможность своей мечты. Девочка все равно продолжала верить в сказку, что когда-то ей на ночь читали. Но эта вера была так глубоко, что уже давно не давала о себе знать. Наверное поэтому у нее не получалось ладить со сверстниками. Она никогда не могла подпускать кого-то слишком близко к себе. Боялась огорчиться, боялась испытать боль, которой ей было достаточно. Ей вполне нравилось быть одной, гулять в ночное время суток, потому что все дневное было забито учебой и занятиями. Нравилось заполнять все время и не оставлять себе ни минуточки свободного. Потому что она знала, что это свободное время станет невыносимым. Появятся ненужные мысли и лишние воспоминания. Наверное в какой-то степени она была бы рада, если бы, действительно, в ее голове не осталось ничего лишнего. Только учеба, алхимия, память где она живет. Этого хватит. Наверное лучше бы, если бы она вообще ничего не помнила, ни о детстве, ни о родителях, ни о чем вообще. Еще год и нянечка уедет из Дракенфурта. — вспомнилось девушке и на лице появилась едва заметная улыбка. Да, юная барышня уже давно считала чуть ли не дни к тому моменту, как ее дом покинет опекун. Кэссиди конечно любила ее, но вместо поддержки обычно получала наказания. Нянечка никогда не испытывала к ней особой любви. Это была ее работа, не более того. А девочке порой все же хотелось немного доброты и ласки, когда она приходит домой.
— Как вы понимаете, я совсем недавно поступила в университет. — снова улыбнулась девочка, смотря в красные глаза Ниста.

0

20

Пальцы вампира мягко коснулись рукояти ножа, а взгляд соскользнул по щекам девушки и коснулся блестящего лезвия, в котором, наряду с оранжевыми отсветами отражалось изуродованное лицо вампира, искаженное блестящей поверхностью, оно казалось гротескной маской с красными драгоценными камнями вместо глаз. Ветер, которому своевольная дверь, так бесцеремонно прищемила щупальце, предпринял еще одну попытку, прорваться в теплое, дурно пахнущее помещение, принеся с собой свежесть и прохладу, огонек свечи, казалось трепыхался из последних сил, приветствуя свежие волны морского воздуха, но дверь была неумолима, с силой ударив косяк она закрылась оставляя ветер бессильно выть за порогом.
— Так значит остался еще год. — Произнес вампир и улыбнулся. Он прекрасно знал, что после совершеннолетия подобных богатых сирот, опекуны зачастую остаются ни с чем, или в лучшем случае на пособии, которые сердобольные родители указали в завещании, как плату за воспитание своего чада. — Еще год и вы будете вольны распоряжаться средствами своих родителей в полной мере. — как бы пояснил вампир свое высказывание. — Родители оставили вашему опекуну пособие? — как бы невзначай поинтересовался Алистер, ему по сути не было дела до судьбы девушки и её опекунов, но Алистер любил оказываться прав и вот сейчас он вполне логично полагал, что не очень то любимый опекун, не находивший достаточно времени на воспитания девушки или останется в столице на скромном пенсионе или получит смачный пинок под зад и с треском вылетит доживать свой век в более тихое и дешевое в плане проживания место. Да, будь я на месте её опекуна, она бы в детстве или упала с лошади или случайно заблудилась бы в лесу. Судя по тому как она одета, воспитана и по её отношению к деньгам, отказа в финансировании она не знала и её родители сколотили крайне внушительный капитал перед тем как отойти в мир иной.
— Извиняюсь если лезу не в свое дело, просто обычно опекуны стараются обобрать своих подопечных как липку. — Нист усмехнулся. — Один мой знакомый знакомый занимается подделкой документов, так переписывание разного рода завещаний едва ли не основная строка его дохода. — Алистер взял в руку бутылку вина и склонил её над стаканом, вновь наполняя его до половины. Не узнаешь человека пока не разделишь с ним наследство. Порой ради ветхого домика и дохлой клячи, даже самые близкие люди готовы рвать друг другу глотки едва ли не зубами, чего уж говорить о более внушительных вещах, я сильно удивлен, что эту милашку не попытались обобрать, хотя быть может опекунам и так достался солидный кусок... скорее всего так и есть, ведь судя по её словам с опекуном у неё не самые лучшие отношения. Рука вампира все это время лежавшая на рукояти ножа, подняла холодное лезвие и поднесла его к изрядно уменьшившемуся куску мяса, отделяя от него очередной ломтик, который незамедлительно отправился в рот, что бы быть перемолотым крепкими зубами вампира. Закончив пережевывание Нист сделал глоток вина, напрочь стирая с языка острые перечные нотки и заменяя их приятной терпкостью вина.. Красные глаза вновь вернулись к созерцанию лица девушки, но теперь взгляд вампира был не такой обжигающе холодный, что бы о нем не говорили, но все же чем дольше люди находились в обществе вампира, тем теплее становился его взгляд, правда его температура все равно выше никогда не поднималась выше нуля, действительно тепло, вампир смотрел только на животных, да и то не на всех, увы, но люди, вампиры, оборотни, любые существа имеющие разум, были вычеркнуты из списка тех к кому можно испытывать чувства, все они для вампира были не более чем декорациями, которые можно без зазрения совести выбрасывать и заменять на новые, если в том возникла даже малейшая необходимость.

0

21

Действительно. через год она сможет в полной мере распоряжаться своими средствами, вот только она не радовалась этому. Если бы не Алистер, она бы и не вспомнила. что с восемнадцатилетнем все наследство переходит в ее руки.
— Ммм, я не думала еще о том, чтобы в полной мере, как вы сказали, распоряжаться средствами родителей. А мой опекун... она была членом нашей семьи, сама по себе она всегда жила в достатке, просто было время, когда отец помог ее семье. Вскоре она стала моей няней, а после смерти моих родителей и опекуном. — девушка усмехнулась, понимая к чему клонит мужчина — Моя няня никогда не нуждалась в деньгах, у нее они всегда были и не от моих родителей, а ее, собственные. Пособие конечно оставили, но она уезжает из нашего дома по своему желанию. Ей хочется путешествовать и жить своей жизнью. Если бы не я, она давно бы уже была далеко-далеко от этого города.
Наверное у каждого в жизни есть близкие люди, которые всегда буду рядом, не предадут, те, на кого можно положиться. Почему-то только сейчас Кэссиди поняла что у нее таких людей нет. Няня? Но она уедет и девушка останется совсем одна. Возможно изначальна она будет довольна и счастлива, а потом? Ладно, это сейчас не важно, еще год до ее отъезда, кажется распланировала она свое путешествие очень давно и теперь только ждет, когда же их можно будет реализовать.
Обобрать своих подопечных? — Кэссиди усмехнулась подобным словам.
— Моему опекуну не за чем меня обкрадывать. Она любила моих родителей и относилась к ним как к своим детям. Я сомневаюсь, что вы бы стали обкрадывать своих детей. — на лице появилась улыбка. Неужели он правда думает что ей хочется забрать мое наследство? Нет, конечно она порой говорит об этом, что могла бы так сделать, как я ей надоела, но она бы не стала. Она хорошая женщина не смотря на то, что мы с ней не ладим.
— А даже если захочет... что же, по сути в этом случае я не смогу ничего ей противопоставить, так что... даже если это так, то будь что будет — на лице снова сверкнула усмешка. А ведь Кэсси права, если няне захочется ее обобрать, она ничего не сможет сделать и доказать что-то. Это будет на совести опекуна, а не ее.
Казалось мужчина уже выстраивал план на тему, как бы он поступил, если бы был ее опекуном. Да, скорее всего именно об этом он сейчас и думал. Интересно, почему многие люди столь подлые? Ведь порой достаточно уважения или хотя бы совести, чтобы не делать гадкие поступки. Наверное не всем знакомы подобные понятия, но это и не удивительно.
— Мои родители оставили... перед смертью... большой капитал, будто чувствовали что.. это произойдет — ей было трудно говорить об этом, но девушка старалась этого не показывать. Как никак она не дома находится. — Денег будет достаточно как на жизнь няни, так и на мою. — Кэссиди улыбнулась, посмотрев в глаза мужчины. Все такие же красные, а ведь когда-то они были карие, или голубые, может зеленые с каким-то проблеском серого. В голове действительно появились странные мысли. О чем это она? Еще не хватали опять показывать свою наивность чужим людям. Она уже много раз убеждалась, что ни к чему хорошему это не приводит. — Так что повторюсь, ей просто не нужны все эти деньги.

0

22

Вампир усмехнулся словам девушки и вновь пристально посмотрел в её глаза. Молодая, наивная, но в то же время с толикой безрассудства и разума, будет интересно узнать лет через сто, как сложилась её жизнь, чего она добилась и как умерла, хотя мне это станет уже не интересно через год, два. Вампир наполнил свою грудь воздухом, который был смешан уже привычными ароматами.
— Да... опекунов редко выбирают из посторонних людей, но смею Вас заверить, что перед деньгами меркнет значение любого кровного родства. Нет человека который бы не убил родственника за деньги, нужно просто подобрать для такого предложения определенный момент и сумму. — Нист растянул губы в улыбке, сейчас она бы показалась особенно зловещей и похожей на оскал, она отражала всю аморальность этого существа, существа для которого не было ничего святого, кроме пары принципов, которые обычным людям показались бы совершенно несущественными, но для вампира они имели просто колоссальное значение. К сожалению, относительно большей части населения, вампир был прав, достаточно было только подобрать момент и предложить достаточную сумму и не важно кто это делает, человек или случай. -Вы наверное думаете, что я совсем уж безнравственный, но увы, поживешь среди дерьма поневоле измажешься, это уж как ни крути. — Тонкие губы плотно сжались, что бы спустя мгновение вновь распрямиться, но теперь на них не было и следа прежней улыбки.
— Если Ваш опекун вдруг захочет Вас обобрать, в чем я на самом деле сомневаюсь, ведь желай он провернуть подобную махинацию, он бы сделал это давно... в общем если что, то Вы знаете как меня найти. — Нист коротко склонил голову и посмотрел девушке в глаза. — Денег редко бывает достаточно. Людям или вампирам, неважно, всегда им нужно больше. Даже я, когда то вполне довольный куском черствого хлеба, со временем поддался этому идолу. — Нист усмехнулся и посмотрел на огонек, который из последних сил танцевал свой танец, на черном как смоль угольке фитиля. Еще пару сотен лет назад, деньги для Ниста не значили то, что значат сейчас, увы но серебром и золотом выстлана дорога к власти, ты можешь быть сильней, умней, красивей, но тебе никогда не добиться без денег того, чего добьется немощный, в меру, но тупой урод с деньгами.
— Деньги в нынешнем обществе решают всё и правят бал, если раньше, в первобытные времена, власть имел только тот, кто мог сильнее ударить соседа дубиной, потом власть перешла к тому, кто был умней и мог заставить одного соседа ударить дубиной другого, то сейчас даже слабый и глупый может подняться высоко, при наличии счета в банке, чего уж говорить о тех, кто не обделен ни умом ни деньгами, ни силой. Деньги не лучше острого ума или крепкого тела, но они универсальней, они подходят для достижения любых целей и в отличии от ума не имеют определенной направленности... так к примеру мой знакомый философ, прозябает в нищите, а множество куда менее умных, но просто бойких и деловитых людей, давно сколотили состояние на торговле и заводах. Ум предстает в разных ипостасях и не все они пригодны для зарабатывания денег, а вот деньги пригодны для получения всего. — Нист закончил свою речь глотком вина, после которого словоохотливый вампир вздохнул и посмотрел девушке в глаза. — Так что я не знаю, чем руководствовались Ваши родители, но они оставили вам просто колоссальную помощь и поддержку. Используйте свой шанс с умом.

0

23

Это жестоко... Не всегда деньгами можно решить все проблемы, а уж тем более изменить свою жизнь к лучшему. Даже если у тебя будет все, внутри ты не обретешь покоя и настоящего счастья. Ему это не понять, хотя порой кажется, что только я так могу думать. — улыбнулась девушка, все так же наблюдая за движением его глаз.
— Могу вас уверить, я ваша помощь в этих делах мне не понадобиться, но все равно спасибо. Я не считаю, что деньги — это все что нужно для жизни. Да, они необходимы, но не на столько. И даже если случиться так, что нянечка меня лишит их, я не стану ей в этом мешать. — На лице снова появилась улыбка. Такая милая, добрая. Девушка давно так не улыбалась. Уголки губ поднялись и на щеках появились еле заметные ямочки, что подчеркивали ее нежность. Кэссиди всегда отличалась чистотой своей внешности. Ничего лишнего. Все гармонично, спокойно. Конечно, она не была так прекрасна как вампиры, чья внешность идеальна. Но в ней всегда было много жизни и легкости, немного грусти, которую она всегда прятали и маленькая капелька разочарования, которую никогда в ней никто не замечал.
— По сути, она заслужила больше, чем оставили мне родители. На много больше. Она ведь могла давно уехать, могла оставить меня с одной из служанок. Но она ведь это не сделала. Она все эти 12 лет жила со мной и, думаю, будет жить последний год. Пыталась воспитать меня так, какой хотели меня видеть родители. Точнее отец — усмехнулась, вспомнив рассказы опекуна о родителях. — Она говорила, что моим воспитанием хотел заниматься отец. — В глазах появилась некое сожаление о случившемся. Кто знает, может сейчас она была бы гораздо счастливее, чем есть. Но не об этом сейчас. Все равно прошлое не вернешь. И никогда не сможешь вернуться в него сама и все изменить. Хотя она как то слышала, как миссис Бранхай говорила о воскрешении. Но это почти не возможно. Да, Кэсси иногда думала об этом, но каждый раз понимала невозможность подобного. Это слишком сложно, да и говорят из того мира возвращаются совсем другими, монстрами.
— Шанс? — Кэссиди с усмешкой заглянула в глубину его красных глаз, как будто погружаясь в бездну, наполненную кипящей лавой, которая может убить, одним прикосновением или согреть, если не приближаться слишком близко. — Какой? Деньги нужно не только уметь тратить. Их нужно уметь зарабатывать. И не кровью, а делами, головой. Да, вашему знакомому философу не очень повезло. Но вы не думали о том, что ему нравится такая жизнь? Может, ему не нужны все эти богатства. Может он видит золото, но в чем-то другом? Не в металле, не в бумажках, а в книгах или словах? Может ему важнее мысли, а не то, что его окружает? Вы не думали об этом? — барышня осторожно осмотрела таверну. Ничего не изменилось. Все так же сидели пьяницы, похожи они тут будут ночевать. Вот им тоже сейчас все равно на многое. Этим людям действительно важны только деньги, выпивка и женщины. В таких людях даже души настоящей нет.
Кэссиди осторожно провела пальчиком по столу, словно пытаясь почувствовать само дерево, из которого он сделан. У каждого существа свои ценности. Для кого-то жизненная цель — деньги. Для кого-то жизнь маленького малыша, для кого-то достаточно видеть улыбку родного человека. Кому-то достаточно тишины и любимой работы. Кто-то не может жить без книг, искусства и знаний. Каждый видит мир своими глазами, и никто никогда не сможет заставить кого-то изменить свои ценности. Не снаружи, а внутри. Ведь, по сути, не важно, кто мы для общества. Грубые, наглые, сильные, пустые. Важно ведь то, кем мы приходимся самим себе и дорогим нам людям. Важно то, что мы ощущаем внутри и скрываем от посторонних глаз, пытаясь защитить, спрятать от жестокости и насилия, которое твориться вокруг. Ведь, важна искренность, важны чувства, которых так мало осталось в наше время у людей, вампиров и других существ. Хотя если подумать, то для кого-то нет ничего подобного. Кто-то давно убил в себе и чувства и искренность. С одной стороны это верно. Жизнь без боли, без страха потерять дорогих людей. Так проще, так легче.
— Каждый, если захочет, добьется своего. И получит деньги, если у него действительно есть такое желание. Ведь если желаешь чего-то, действительно желаешь, не важно, какими способами, ты будешь этого достигать. — Кэсси мило улыбнулась и подперла головку кистью, окутанную тканью перчатки.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (20.08.2011 22:53)

0


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Темные делишки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC