Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Обитель Моргана (разрушена при взрыве)


Обитель Моргана (разрушена при взрыве)

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/24-Zhiloi-raion/9.1.png
Большой ангар, оставшийся от обанкротившегося металлургического завода, площадью порядка 200 квадратных метров. Под самой крышей узкие окна, служащие для освещения днем. В бетонном полу глубокие ямы странного назначения. У дальней стены стоят различные станки и устройства для создания новых прототипов. Рядом свалена куча металлолома. В углу неприметная стальная дверь, ведущая в диспетчерскую, переделанную под кабинет. Письменный стол завален различными чертежами, у стен высятся огромные стопки книг. В полу кабинета люк, ведущий в подвальные помещения, находящиеся под ангаром. Там находится тюрьма для подопытных, полигоны для испытаний и алхимическая лаборатория. Из подвала ведет второй выход в канализации. Днем в мастерской относительно безопасно, если не совать нос не в свое дело. Ночью же оборотень-страж разорвет всех нежеланных гостей на части.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/24-Zhiloi-raion/9.png

(Морган Фест)

+1

2

Начало игры
И вот. Один из коридоров в обители одного из самых известных алхимиков-ученых, Моргана Феста, в которой, как ни странно, живет далеко не он один, но и еще несколько... Существ, каждое из которых преданно своему создателю и... Наверно это можно назвать любовью.
Аттал, будучи новичком в этих местах, еще путался в направлениях, но уже немного освоился в сим странном месте, что так сильно напоминало огромную каменную коробку, с какими-то узкими коридорами внутри нее, что искренне изумляли гиппогрифа, как существо, которому просто положено любить простор. При этом, вокруг было еще больше таких мест — стоило только высунуть клюв и осмотреться, так далеко вокруг видно одно и то же! При этом, пернатому еще и летать при свете солнца... Нет, разрешали, но очень не советовали — вспоминая выражение лица создателя, его голос и тон, Тал понимал, что лучше все же воздержаться, и ограничится полетами в темноте, когда его, благодаря оперению, на фоне темного неба практически не видно. Охотится ему все-равно не приходилось, ведь хозяин кормил своего питомца; правда еда второму не совсем нравилось — мясо было сдобрено какими-то веществами, что имели странно знакомый, но неприятный вкус. Со временем, степень и количество добавок постепенно уменьшались, но пока еще были... Тал ел лишь потому, что так требовал алхимик.
Но сейчас он думал совсем не об этом. Гиппогриф сейчас был сильно взволнован — птицеконь явственно чувствовал, что что-то готовится, что-то происходит, или должно произойти и это не только результат каких-то внутренних ощущений или чувств. Пернатый видел и необычную активность хозяина, который к чему-то готовился. По началу, он не замечал этого, но затем, сначала, просто начал заглядывать к нему, потом, когда мог, и вовсе бегал за ним следом, стараясь при этом не слишком привлекать к себе внимание алхимика (ха, как же, не привлекает!) и таки желая таки узнать, что произойдет.
Со временем, Аттал смог понять, что оборотень куда-то собирается, но вот куда, пока, не мог определить — ведь хозяин и до этого уже не раз покидал дом. Но сейчас, было что-то иное, гиппогриф чувствовал душой, но осмыслить пока толком не мог. Это его одновременно и раздражало и, что уж поделать, привлекало, интересовало. Химера уже просто не мог спокойно сидеть на месте; бродя по обители и нарочно желая встретить хозяина, навязываясь... Уж создатель, он умный, добрый; он обязательно поймет, что за опасения и волнения гложат душу его создания, а там уж и объяснит и покажет, что нечего тут боятся...
Вот и сейчас, он цокал копытцами по каменному полу и выискивал глазами хозяина...

Отредактировано Аттал (29.03.2011 17:09)

+4

3

Казенный жилой район... Редкостная дыра. Ни в одной другой местности вы не увидите такое количество пьяниц, нищих и мошенников, как здесь. Потому высокий и статный аристократ, неспешно идущий по узким улицам явно выделялся на общем фоне ярким пятном. Хотя не сказать, что Ренд так уж редко бывал в этом районе. Теперь ему часто приходилось наведываться в мастерскую к своему коллеге и другу... Да и, как и раньше, пропажу человека или вампира в этих трущобах было очень трудно отследить, чем алхимик весьма часто пользовался, набирая новый материал для экспериментов. Позади вампира двигалась девушка, чья фигура и лицо были скрыты под толстой накидкой. Какой-то подвыпивший рабочий попытался приблизиться к спутнице алхимика. Он подходил, с трудом говоря что-то о её красоте и беззащитности, но стоило пьянчуге лишь протянуть руку к накидке, как послышался хруст. Точный удар концом трости в локоть рабочего заставили кость сместиться относительно хряща. Старший Ренд прекрасно умел применять знания анатомии не только у операционного стола.
— Еще одно движение, грязная свинья, и ты потеряешь возможность вливать в себя своё любимое вонючее пойло, — Теодор смерил пьяницу таким взглядом, что похоже было, что тот даже немного протрезвел. От вампира вновь повеяло дыханием смерти. Рабочий, держась за немного вывихнутую руку тут же исчез в переулке. Юноша немного закатил глаза, — хех... Отребье...
Повернувшись, вампир так же неспешно продолжил путь. Металлургический завод, точнее теперь просто дом Феста уже виднелся неподалеку. Уже спустя две минуты необычная пара стояла у главных ворот, являвшихся большой дверью жилища. Ренд спокойно постучал набалдашником трости по железу. Внутри послышался гулкий звук эха, но более ничего. Юноша подождал немного и постучал вновь. И опять реакцией было лишь эхо.
Неужели он где-то бродит?! Я конечно знаю — пунктуальность не его черта, но всё же..., — недовольно рассуждал про себя алхимик. Он залез во внутренний карман и вытащил часы. Крышечка щелкнула, открываясь, и показался циферблат.
— Ну вот, дирижабль уже вскоре взмоет в воздух, а Моргана еще нет!, — возмутился алхимик, — ладно, значит мы подождем его внутри... Ванесса, дорогая, открой дверь, — произнес Ренд, обращаясь к спутнице. Гаргулья кивнула, подошла к стальной двери, просунула когти в щель и выбила засов. Уже немного ржавая дверь с неприятным скрипом отворилась и гаргулья со своим создателем прошил внутрь.
— Сколько места... И всё завалено всяким неработающим барахлом...
И вправду, пространство, на котором бы, пожалуй, мог бы разместиться всё тот же пресловутый дирижабль целиком, было завалено всяческим металлоломом, рухлядью, механизмами, что работали и не очень. Посередине под большим полотном возвышалась над мусором какая-то махина. Ренд со скучающим выражением лица осматривался.
— Да... Пожалуй зря я каждый раз надеюсь, что он здесь приберется... Нужно будет как-нибудь прихватить с собой бутылку Алкагеста и растворить весь этот бедлам...
Губы вампира вновь тронула ехидная усмешка. Но где-то среди завалов что-то звякнуло. Теодор спокойно повернулся на звук, но ничего интересного там не увидел. В тот же миг сбоку от него из-за кучи ржавых пружин с криком выскочила девушка. Она, похоже, делала вцепиться руками в шею вампира, но еще в полете по её лицу ударил длинный хвост. Ренд даже не шелохнулся, это Ванесса встала на защиту хозяина. Девушка упала на пол, повалив на пол собой стол и какие-то железки, что лежали на нем.
— Дорогая Алеса, когда же ты перестанешь так недовольно реагировать на моё появление?
Алхимик спокойно двинулся вперед, подходя к чему-то, скрытому под полотном, а девушка-охранник всё так же лежала на полу, странно постанывая. Над ней, махая хвостом из стороны в сторону стояла гаргулья.
— Бедная малышка, — продолжал разглагольствовать Ренд, концом трости поднимая ткань, и заглядывая под неё, — и за что он так с тобой? Ты совсем лишилась рассудка... Даже дар речи и, полагаю, воспоминания, и те твои не частые спутники... И всё это лишь для того, что бы получить себе в подчинение идеального охранника..., — Тео усмехнулся, — ну прямо таки мои методы...
Полотно к тому времени уже было убрано, более не скрывая стальную махину, что была под ним. Устройство, напоминавшее локомотив, но имевшее при том огромное дуло.
— А я-то всё думал над чем он так трудится...

+2

4

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Zhiloj-rajon/1.png
Алеса сидела в ангаре и медленными, неловкими движениями перебирала какие-то неизвестные ей механические детали, сваленные в груду металлолома. Её маленькие ручки держали железяки, которые были довольно значительными по весу, с такой лёгкостью, будто это были песчинки. Выражение лица Алесы было отстраненным, как и всегда, с тех пор, как над ней провели эксперимент. Маска безликости, полного отсутствия эмоций стала её вечной спутницей, стала вторым её лицом. Только короткие отрывистые вздохи, которые она порой негромко издавала, могли сказать о том, что она скучала. Она скучала и чувствовала от этого боль. Не физическую, душевную. И эта боль всегда появлялась тогда, когда из поля зрения пропадал Хозяин. Она не знала его имени, точнее, не помнила, потому для неё он просто был Хозяин. Ей было плохо без него, хотя она и не могла осознать почему, больше не могла осознать. Когда-то ей это было довольно понятно, и даже в какой-то мере она считала эту щемящую боль естественной, но теперь любое рациональное объяснение чего-либо было вне досягаемости для неё, теперь ей владели только чувства и инстинкты.
Железяки падали одна за другой в кучу, брошенные крохотными пальчиками девушки, а затем они снова поднимали их, но только другие, а наполненные безграничной тоской глаза изучали их, рассматривали с каждой стороны. Когда-то Алеса была неглупой девушкой, когда-то она могла разобраться для чего нужны эти детали, когда-то она могла попытаться сделать из них что-то, когда-то... когда-то... но теперь никогда. Разум её забился в крохотную нору подсознания, где был загнан в угол и сокрыт, как в клетке. Она вроде бы и воспринимала этот мир, а вроде бы и нет. Порой разум взывал к ней, бросая какие-то ошмётки воспоминаний, где в основном присутствовала жгучая боль, будто её тело варили в кипящем масле, а сердце дробили на куски. Но бывало и что-то приятное, редко правда, но бывало. Она радовалась таким воспоминаниям, ведь тогда она чувствовала себя хорошо, легко, беззаботно. Но эти воспоминания стирались ещё быстрее, чем воспоминания о муках.
— Мммм... — зачастую пыталась сказать она какое-то слово на эту букву во время воспоминаний, но как только начинала говорить, сразу забывала его. Это слово казалось ей важным, словно ключ к разгадке некой тайны. Оно было магическим, волшебным, но она не понимала почему. Иногда, случалось, она коснётся какой-то вещи Хозяина, когда его нет, и тогда она вспоминала это слово, вспоминала так ярко и отчётливо, что была готова назвать его. Но как только пыталась, то свет в мыслях затухал и она вновь его забывала. Тогда ей становилось особенно плохо и больно, ведь ей казалось, что вспомни она это слово, с ней что-то случилось бы, что-то хорошее, потому разочарование быстро затапливало её израненную душу, принося новую, хлёсткую волну боли.
«Опасность! Опасность! Опасность!» — вопили инстинкты Алесы, спрятавшейся за грудой металла. Она осторожно выглянула из-за кучи железяк, как мерзкий и отвратительный скрежет раздался по всему ангару. От ужасного звука девушка с силой зажала руками уши и зажмурила глаза. Но шум стих и свежий воздух, ворвавшийся из-за разломанной двери, принёс запахи. Запахи опасности. «Защитить... спасти... убить чужаков!», — примерно так можно было перевести чувства, взыгравшие в девушке, с языка инстинктов. Печальные глаза запылали ненавистью. Девушка, на четвереньках, тихо отползла в тень, где её было плохо видно. В ангар вошёл Незнакомец, холёный и надменный, как и все из вампиров. А за ним какое-то существо, которое было особенно опасным. Алеса не знала почему, но чувствовала, что это существо опаснее красивого Незнакомца, но с ним связываться нельзя, надо убить Незнакомца, и тогда Опасность сама исчезнет.
Прошлая жизнь напоминала о себе, пусть не постоянными воспоминаниями, но чувствами, на которые наталкивали её прошлые знания и которые были весьма полезны. Незнакомец подошёл близко, очень близко для того, чтобы напасть. Ярость и желание охранять дом, дом Хозяина, резко нахлынули на девушку, и она, завопив, набросилась на него. Она была близка к цели, она почти вцепилась в горло Незнакомца, почти разорвала его, как последовала отвратительная боль, которая жгла лицо. Что-то ударило её. Что-то неизвестное. «Опасность... это Опасность». Да, это Опасность хлестанула с силой её хвостом, чуть не размозжив череп. Слёзы подкатили к глазам, но так и не выплеснулись наружу. Грохот, который последовал от упавшего стола и предметов на нём, заставил вздрогнуть девушку и частично прийти в себя, если такое выражение вообще можно применить к её общему состоянию. И тогда она почувствовала вкус крови, которая шла из разбитой губы и ссадин на щеке. Ей стало страшно, страшно за Хозяина, за себя. Животный страх заставил её свернуться калачиком, после чего она всхлипнула и тихо заскулила. Она не могла плакать, то ли от шока, то ли от боли, но чувства тоски и печали вырвались из неё, как голодные волки вырываются из леса. Звук рассечённого воздуха, который издавал мотыляющийся хвост Опасности, ещё больше пугал Алесу, заставляя всю вжаться в себя, словно она хотела стать меньше или вовсе исчезнуть. Так она пролежала какое-то время, быть может час, а может минуту. Алесу давно потеряла счёт времени, для неё оно было размытым, а точнее вовсе отсутствовало. Она приоткрыла глаза, не двигаясь осматривая ангар, и заметила, что Опасность отвлеклась. Она уже не махала хвостом, а смотрела куда-то, где по запаху находился Незнакомец. Словно расчётливый стратег, девушка расценила эту ситуацию удачным моментом и ринулась к Незнакомцу. Но слабость, впоследствии травмы, нанесённой гаргульей, дала о себе знать, и она упала. Зацепилась за какую-то вещь на полу и полетела бы вниз, если бы не повисла на руке Незнакомца. И тут её мысли вновь вспышкой пронзило воспоминание, где Хозяин что-то весело рассказывал Незнакомцу, а тот был добр с ним... и с ней... с Алесой. Оскалившееся выражение лица хищницы мгновенно исчезло с маленьких черт лица Алесы и тоска вновь нахлынула на неё, сразу же, как исчезло воспоминание. Она подняла глаза на Незнакомца, полные слёз и отчаяния, полные печали. Она смотрела на него не мигая, словно хотела увидеть что-то в его лице, в его взгляде, а затем она вновь попыталась произнести волшебное слово, которое было ей неподвластно:
— Мммм... Мммм... Мммм... — проговаривала она, ища в глазах Незнакомца подсказку. Что-то внутри неё говорило, что он может помочь ей вспомнить это слово, вспомнить хотя бы частичку прошлой себя.

0

5

Старший Ренд придирчиво осматривал стальную махину. Постукивал концом трости то в одном месте, то в другом, прислушиваясь и внимательно осматривая заваренные и склепанные швы. Затем, заметив неподалеку лесенку из приваренных прутьев, вампир начал свой подъем на саму машину. Из нового положения было возможно лучше рассмотреть некоторые важные детали. Алхимик на глаз замерил диаметр дула, придирчиво осмотрел поворотный механизм, открыл люк, ведущий вниз. Внутри махины царила непроглядная тьма. Юноша с недовольным выражением лица поднял голову и осмотрел мастерскую, надеясь найти керосиновый, а еще лучше электрический светильник. Но увы, ничего, что могло бы подойти на глаза не попадалось. Ренд захлопнул крышку люка и вновь осмотрел всю машину целиком. А затем подпрыгнул, еще раз и еще. Махина под ногами даже не шелохнулась.
— Неплохо, совсем не плохо... Очень жесткая подвеска. С учетом калибра орудия, что стоит здесь, это очень хорошо — отдача не будет сильно ощущаться.
Вампир подпрыгнул еще раз, но вот приземление явно не удалось. Правая нога поскользнулась на какой-то машинной смазке. Ванесса тут же отвлеклась от охранницы и обеспокоенно посмотрела на создателя. Алхимик отлетел немного назад и, повернувшись, приземлился на ноги. Тут же признаки жизни подала и Алеса. Она кинулась на алхимика. Увы, но брака была неудачной. Зацепившись за какой-то хлам, девушка просто полетела вперед. Юноша сделал шаг в сторону, уходя с пути охранницы. В иной ситуации шея такого незадачливо атакующего уже была бы вспорота у затылка... Но Ренд знал, какую ценность для его партнера представляет эта девушка, потому он лишь мягко ухватил её за шиворот, избавив от болезненного падения. Вампир повернул охранницу к себе лицом и немного удивленном вскинул бровь, видя её реакцию. Что-то изменилось. Похоже теперь она уже не жаждала его смерти. Она смотрела на него с какой-то надеждой и силилась что-то произнести. Алхимик еще раз оглядел мастерскую и отметил отсутствие одного из важных устройств. Безлошадный двухколесный экипаж. Хотя не совсем безлошадный... Он и сам сильно походил на лошадь. Всё так же смотря в сторону, Ренд спокойно произнес:
— Морган скоро придет...
Если не разобьется по дороге, — промелькнула в голове мысль.

+1

6

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Zhiloj-rajon/1.png
— Морган... — тихо прошептала девушка, обмякнув в руках вампира. Что-то шевельнулось в её воспоминаниях, что-то размытое, непонятное, но странно дорогое и близкое. Глаза Алесы словно затуманила неведомая пелена, и она отпустила руку Незнакомца. Странное ощущение, которое она не могла объяснить ни себе, ни кому либо другому застало её врасплох. В её голове мелькали разные картинки, то по очереди, то все в кучу, цветные, чёрно-белые. От этого можно было бы сойти с ума, но не тогда, когда ты в принце уже ума лишён. Алеса, сев на пол, притянула к себе ноги и обхватила их руками, вжав голову в колени и слабо покачиваясь. Окружающий мир перестал окончательно существовать для неё, когда воспоминания с силой титана захватили остатки её разума. Моменты из прошлой, нормальной жизни стали возвращаться к девушке, правда, толку от того было не много. К глазам подступили слёзы, которые она была не в силах сдерживать, полностью зациклившись на образах, выдаваемых её мозгом. Каждое воспоминание отдавалось колкой болью в сердце и сознание выдавало девушке только одну фразу: «Больно, плохо, тяжело, нужно забыть». Но чем больше сознание старалось стереть образы, тем больше и быстрее они всплывали в голове Алесы. Из разбитой губы девушки сочилась кровь и тогда, когда она от ошеломления, вызванного обрывками воспоминаний, прикусила губу, тем самым вызвав более сильный поток багряной жидкости, она смогла остановить череду эпизодов прошлого. Солоноватый вкус напугал её, и она негромко вскрикнула, вскинув голову. Кровь продолжала сочиться, и девушка, прикоснувшись рукой к губе, отвела её, чтобы посмотреть на алый цвет, украсивший её крохотные пальчики. Медленно наклоняя голову то в одну сторону, то в другую, она не спеша вертела рукой, смотря, как свет меняет оттенки крови на руке. «Вампир», — выдало сознание Алесы, но что это она не понимала. Это слово больше не значило для неё ничего, но почему-то заставило посмотреть на Незнакомца. Вскинув на него перепуганные и покрасневшие от слёз глаза, она устремила на него прямой взгляд, прокручивая в голове какие-то фразы, которые выдавал ей обессиленный и уставший мозг.
— Вампир... Тео... вампир... Тео и Морган, — словно в бреду, тихо произнесла Алеса и снова посмотрела на кровь, — Вампир... Тео и Морган... Вампир Тео и Хозяин Морган.
Так, повторяя эту фразу и смотря на окровавленную руку, она поднялась с пола и медленно зашагала к той кучи железяк, где она ранее перебирала детали. Наклонившись, она взяла окровавленной рукой какую-то шестерёнку и снова начала изучать её, нашёптывая, как мантру, одну и ту же фразу. Тишина вновь вернулась в ангар, словно ничего и не произошло в нём с момента ухода Хозяина. Руки девушки немного подрагивали, но она так же не спеша, как и прежде, перебирала детали не обращая внимания ни на Незнакомца, ни на Опасность. Для неё сейчас было важным понять и осознать остатками разумного мозга, что же значит для неё эта фраза.

0

7

Девчушка безвольно повисла на руке Теодора и тихо залепетала имя своего хозяина... Обмякнув на полу, охранница, похоже, припомнила еще и имя гостя, но это его уже не волновало.
— Да, да, твоя мама Морган скоро придет..., — ухмыльнувшись обреченно, проговорил вампир. Он вновь устремил свой взгляд на стальную махину. В голове проносилась целая череда мыслей... Юноша обошел машину со всех сторон, осмотрел всё механизмы, что было можно увидеть не удаляя обшивку и вновь забрался наверх.
Хм... А мне интересно, какой вес может выдержать движущий механизм этого гиганта? Ибо с одной стороны — если сделать броню из «стали бога», то не найдется того снаряда, что сможет эту машину повредить. Это будет настоящая крепость на колесах... Но этот сплав весит очень много... И если этот вес будет машине не под силу, то от колес проку не будет. Хех... Но даже без этой брони, уже сейчас это — замечательное военное устройство! Любая сторона, владеющая им, уже может считать себя победителем... Хочется увидеть это нечто в деле. И лучшее место для этого — сражение, реальный бой, война... Хм... Война... А ведь это очень даже подходящий мне вариант. На войне гибнут многие. Но прежде всего слабые. Именно от них нужно избавить вампирское сообщество. Кроме того, так будет проще и легче изничтожить остатки Ордена Тьмы.
Ренд немного отсутствующим взглядом смотрел на дуло машины, охваченный своими мыслями. И вдруг лицо его резко изменилось.
— Ну конечно! Ведь здесь одно поможет другому! Ха ха! Если уничтожить дирижабль и показать виновной в этом одну из стран, можно добиться конфликта... А уж преобразовать конфликтную ситуацию в открытое противостояние будет совсем не сложно...
Алхимик, буквально окрыленный этой идеей, спрыгнул вниз и подошел к гаргулье.
— Ванесса, дорогая, я не желаю терять время, дожидаясь его. Останься пока здесь, а я буду ожидать тебя и Моргана в кафе, неподалеку от взлетной площадки. Заодно пока смогу полюбоваться тем, что вскоре будет обращено в пепел..., — Ренд ухмыльнулся, и развернувшись направился в сторону дверей. На лежащую на полу Алесу вампир даже не обратил внимания. Просто он слишком уж сильно погряз в своих собственных размышлениях. Ванесса тем временем взлетела под потолок и устроилась там на одной из поперечных стальных балок.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Вечернее кафе «Дю Монд»

+1

8

Аллея  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Поездка была просто незабываемой, хоть Морган уже и ездил на нем множество раз, но сегодня впервые у него за спиной был пассажир. Наверное, единственная девушка, которая для него что-то значила. Парень уже перестал отрицать очевидное и смирился с тем, что отныне он не один. Но вот кем же она для него была, по прежнему оставалось загадкой. Очередной эксперимент, но со своим собственным сердцем. Всегда было то, что неподвластно разуму, что можно только почувствовать и не описать словами. Но теперь у него появилась слабость, брешь в толстой броне отчуждения. Когда он был один, то мог бросить все и никто бы его не нашел, как бы не стараясь. Двое становятся все слабее, чем ближе они друг к другу.
Остановившись возле ворот своей обители, он заглушил мотор и поставил транспорт. Сняв очки, Морган отбросил ладонью рыжие волосы, что падали на глаза и посмотрел на девушку, пытаясь определить ее впечатления. Даже не обладая способностями эмпата, он прекрасно понимал как ее это взволновало. В первый раз он испытывал нечто подобное, ощущение полета на земле, казалось бы парадокс. Дав возможность Люсиде прийти в себя, парень снял массивный замок с дужек ворот и отодвинул в сторону одну из створок. Идеально сбалансированные петли позволяли даже ребенку их открыть, не прилагая особых усилий. Теперь Морган наконец таки увидел, откуда шел едва ощутимый запах мертвечины, который он почувствовал как только подъехал. Похоже, что кто-то пытался пробраться в мастерскую без его разрешения и попался на клыки стражу. Остатки двух тел валялись по всему полу помещения, их долго и с чувством рвали на части. Сама же Алеса с любопытством ковырялась в куче металлолома с абсолютно невозмутимым видом. Парень демонстративно пнул ногой одну из деталей, привлекая к себе ее внимание. Девушка повернулась на звук и узнав хозяина мгновенно бросилась к нему. Она ожидала похвалы за то, что не пустила никого в мастерскую и Морган похвалил ее, нежно погладив по голове. Алеса все сделала правильно, правда немного грязно, но грех было жаловаться на такого преданного стража.
— Я не смогу объяснить это, сам не знаю — произнес парень, указывая кивком головы на остатки тел.
— Единственное, что могу сказать, мои исследования достаточно ценные и некоторые люди хотят их заполучить. Эта девушка тоже оборотень, но сошедший с ума. Страж, охраняющий мои покои.
— Алеса, уберись за собой — обратился он к оборотню.
— Давай немного побудем снаружи, хорошо? — ситуация была достаточно неприятной, Морган надеялся на ужин в спокойной и достаточно уютной обстановке, а не объяснения того, что у него в мастерской делают два трупа. Впрочем это было не особо важно, особенно если учесть, что он собирался показать ей лабораторию, в которой находились результаты, намного менее гуманных действий.
— Почему-то всегда так, где бы мы не встретились. Обязательно рядом присутствует смерть — Морган расстегнул застежки, держащие маску на лице и привычным движением руки снял ее. Глаза тут же поменяли свой окрас на желтый, оборотень внутри почувствовал приблизившуюся свободу.

+1

9

Аллея  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Будучи совсем крохой, Люсида часто просила отца поднять ее над землей и кружить, все быстрее и быстрее, пока весь видимый мир не превращался в разноцветный мираж. Золотистый девичий смех разливался в ответ на пульсирующие сгустки энергии где-то «под ложечкой». Ей нравилось, как ветер щекочет шею и струится волосах, как кротко подрагивают реснички, как стремительно перехватывает дух. Но она была в безопасности в крепких надежных отцовских руках. В эти минуты все исчезало. Люди, вампиры, живые и покойники. Все растворялось в безумном круговороте, все, кроме волнительной дрожи и уверенности в своей опоре. И по сему, в глубинах детской души, подобное чувство навсегда осталось чувством защищенности. Способный оградить ее от любых бед, Морган задавал курс, во всех смыслах.
Всего несколько минут, и механический монстр уже примчал их в Казенный квартал. Дом. В груди затеплилось от родных сердцу улиц. Но какая же злая шутка судьбы. Все это время Морган бы рядом, в жалкой паре сотен ярдов, а Люсида мирилась с мыслью, что навсегда его потеряла, до того самого дня, как некий М. Фест постучался в редакцию «Мирабо Манускриптум».
Двигатель издал последний отчаянный рык, и транспорт затормозил. Еще не успев высвободить парня из своих объятий, Люсида погрузилась в оглушающую тишину, которую периодически нарушали звуки сердцебиения.
Волосы девушки безбожно растрепались, и Люс, без того застрявшая в пятнадцати годах, стала походить на еще более юную версию себя. Тогда ее так мало заботили вещи, о которых должно печься девицам, в прочем, как и сейчас.
Ловко соскочив на землю, девушка сняла очки и потерла ноющие виски. Мир, погрязший в ночи, в мгновение стал существенно ярче. Морган, тем временем, был уже готов принять гостию в своем радушном доме. Или не очень...
Переполняемая детским восторгом, Люсида просто молчала и жадно глотала воздух. Двери ангара бесшумно отворились, лишь ветер заунывно подвывал в унисон с садовыми славками.
Но, то что ждало их внутри, не выглядело больно приветливым. Почти бесформенного вида темные туши при внимательном рассмотрении оказались останками тел несчастных незваных гостей. А немного поодаль, в глубине помещения, куда не дотягивался лунный свет, копошился чей-то неясный силуэт. Прежде, чем глаза сумели рассмотреть в нем девушку, Люсиде почудилось, что это ребенок. Дитя в ней выдавала не внешность, а эмоциональный образ. Есть в детях особенное свойство — в маленьком теле помещается лишь одно чувство за раз. Если любят, то всепоглощающе, если ненавидят, то насмерть.
Чужаки, судя по всему, столкнулись с ненавидящей Алесой (как назвал ее Морган) сам же хозяин — с любящей.
От вида столь леденящей душу сцены Люсиду пробрала дрожь. На мгновение к горлу подкатила тошнота, но девушка собралась с духом и пустила в ход старый добрый метод. Однажды знакомый доктор поделился «секретом», как побороть отвращение или страх перед мертвым телом. Вид покойников не слишком страшил девушку, но растерзанные на части разлагающиеся трупы — совсем иное.
— Тело человека — такой же механизм, как и те, что созданы рукотворно. — Говорил доктор. — Только куда более сложный и гениальный. Шедевр матушки-природы. Но, все же, механизм. Сосуд для души, средство для жизни. Ты же не боишься сломанных часов? А ведь они так же мертвы, когда больше не показывают время.
«Механизм... механизм... Мозг — приемник, сердце — насос, глаза — линзы...» — Лихорадочно бубнила под нос Люсида. Спустя полминуты, полностью возобладав над собой, девушка символично стряхнула с себя весь негативный осадок от увиденного. А безграничная радость, охватившая Алесу, окончательно ее успокоила. Жизнь у девушки была явно несладкой. Но те несчастные, которых постигло безумие, были куда счастливее остальных. Для них не существовало проблем. Они быстро забывали боль. В очередной раз Люсида убедилась в этом. К концу жизни Вудервуд почти совсем лишился рассудка, но, все же, был не так плох, как эта девушка.
Получив приказ от хозяина, Алеса, подобно верному псу, покорно и радостно умчалась исполнять его волю.
— Почему-то всегда так, где бы мы не встретились. — В голосе сквозила ирония, но, возможно, девушке просто почудилось.
Мрачно улыбнувшись, Люс нащупала что-то на поясе, — Он все еще у меня. Помнишь? — и протянула Моргану руку, сжимающую апач.
Сцена была, и впрямь, до боли знакомой, и впечатление только усилилось, когда пред Люсидой предстал прежний Морган, без маски. Морган, которого она не видела два года. Морган, которого ей чудовищно не хватало.

Отредактировано Люсида Старк (07.07.2011 21:27)

+2

10

Парень с наслаждением втянул носом ночной воздух, он разбирал самые различные запахи, идущие со всех сторон. Впрочем сейчас его занимал всего лишь один из них, запах девушки, которая была рядом с ним. Он немного изменился, стал более соблазнительным, вроде. По крайней мере Морган не мог удержаться и облизал языком выступающие клыки. Этот достаточно плотоядный жест закончился улыбкой, которая могла бы вогнать в панику неподготовленного человека. Сейчас хотелось дать волю зверю и завыть на луну одиноким воем, разрывающим горло.
— Помню, отлично помню. Каждое мгновение, каждый жест, каждый запах, каждое слово. Не знал, что ты еще хранишь его — парень взял в свои ладони ее руку, сжимающую апач. Она была очень теплой и немного странное ощущение разливалось по телу, захотелось встряхнуться, как мокрый пес, но он сдержал этот порыв. Вместо этого Морган развернулся и повел ее внутрь. Уборка закончилась, как ни странно, но Алеса уже почти успела оттереть даже кровавые пятна на полу. Она выполняла поручение настолько сосредоточенной, что даже не обратила внимание на вошедших. Парень нащупал рукой металлическую цепь свисающую с перекрытия ворот и потянув за нее. Тяжелые ворота медленно закрылись двигаясь под давлением собственного веса. Они остались вдвоем в темноте, только немного лунного света пробивалось через узкие окна под самым потолком ангара, освящая дальнюю часть помещения. Морган, обладая глазами и чутьем зверя, отлично видел в темноте, а вот девушка едва ли могла разглядеть что-то, кроме его желтых глаз, немного светящихся в темноте, из-за отблесков далекого света. Сделав шаг к ней, он прижал Люсиду спиной к стене, так и не отпуская ее руки. Их взгляды встретились, вернее Морган специально так сделал, ища в них ответ или же давая его. Пользуясь разнице в росте, он поднял ее руки над головой и немного наклонившись, поцеловал, едва не царапая ее губы клыками. Отстранившись после поцелуя, он еще раз посмотрел Люсиде в глаза. Улыбнувшись, Морган потянул рукой за рычаг, который был вмонтирован в стену совсем рядом с головой девушки, как будто бы он только это и хотел сделать, но не удержался. Что-то внизу загудело, большой механизм пришел в действие. Под потолком одна за другой стали загораться лампы, параллельно расположенные в два ряда вдоль удерживающих балок. Электричество струилось по проводам, заставляя их излучать холодный свет. В помещении стразу стало очень светло, настолько что можно было читать совсем не напрягая глаза. Взгляду открылись всевозможный приспособления для проведения экспериментов и сборки механизмов, аккуратными кучами лежали различные детали странного назначения. В дальнем углу находилось что-то весьма массивное, накрытое тканью, только громадный орудийный ствол выступал из под маскировки.
— Добро пожаловать в мою обитель. Чувствуй себя как дома — проявил гостеприимство Морган.

+1

11

Нет времени для страха,
Где времени не место
Что началось с конца,
Не знает завершенья
И, что взросло из праха,
Не пропадет безвестно —
Незримого венца
Незримое движенье
Когда они уснут,
Вы сможете являться
Пусть призрачные знаки
Укажут им дорогу
Прийти на пять минут
И больше не расстаться
Они к такой любви
Привыкнут понемногу
Незнающие сна,
В нем вечно пребывают
Вы лишены границ
Меж сном и пробужденьем
И вечно неспокоен
Лишь тот, кто забывает,
Что разница безмерна
Меж Сном и сновиденьем.

Звуки ночи разливались незримыми нитями: шепот ветра струился меж нежной листвой, шум далекого ливня угрожающе предвещал бурю. Люсида разрывалась. Штиль мыслей, как тот ласкающий ветер, и шторм в сердце, как надвигающаяся непогода. Вчера она была разбита, едва жива, а сегодня — новый день, новый смысл. И все покатилось к черту. Счастливого пути.
Он был так близко, во плоти. Ласково проведя кончиками пальцев по его шее, Люсида отдернула руку. Но нет, это не мираж, не пьяный бред, не безжалостный сон. Кто сказал, что в жизни ничего не повторяется? Напротив, казалось, сама судьба швыряет их из полумья в пекло, но то невольно становится раем. Всегда. Морган... Он не смотрел так прежде. Пронзая, гипнотизируя, искушая. Заботливый и трепетный ее защитник вовсе не исчезал. Просто доверился. Больше обычного. И эта новая сторона была темнее, гуще, как болотные топи, из которых не хочется вырываться. «Я хочу утонуть...»
И почему она по-прежнему содрогается, когда он берет ее за руку? Почему сердце клокочет, как безумное? Заключив ее безвольно опущенные руки в свои, Морган повел Люсиду внутрь. Кто бы мог усомниться? Двое в объятиях тьмы. Как это близко. Как памятно. Только не холодно, но тело содрогалось само собой. Недоверчивая ко всему и вся, девушка полностью вверила себя в руки Моргана. Шаг навстречу... шаг назад, и Люс почувствовала за спиной холодную стену.
Зажата. Загнана в угол. Не размыкая скрещенных пальцев, Морган направлял ее, как некогда с маской. «Снежный ангел» — мелькнуло в мыслях девушки, когда их руки описали две изящные дуги и замерли над головой невысокой Люсиды. Загнана, загнана. Но почему не хочется бежать? Некуда? Бесполезно? Опасно? Нет... неправильно. Все стало на свои места, стало верным, идеальным, неприкосновенным. Даже то, что превратно, извращено... все освятилось. И взгляд. Взгляд, который не покидал ее месяцами. Дикий, но унимающий, яростный, но предельно нежный. И поцелуй... Вынашивая в сердце каждую крохотную эмоцию той ночи, Люсида позабыла, какова была их истинная сила. А она была бурей, ни больше, ни меньше. Пожирающей корабли, стирающей с лица земли целые города. Но буря спала, набиралась сил, набиралась ярости. Тепло от поцелуя разливалось по всему телу. Отчего-то задрожали коленки, а сознание грозилось покинуть девушку. Впрочем, ее это не страшило, покуда рядом источник ее переживаний. Но губы разомкнулись. И тьму пожрал свет, иначе не назовешь. Таинственная обитель, кишащая призраками прошлого, предстала перед Люсидой в дивном свете, свете будущего. В этот миг девушка поняла Алесу. От избытка чувств хотелось умереть или обезуметь, второе проще, но первое — панацея.

Отредактировано Люсида Старк (21.07.2011 23:50)

+1

12

Едва только попав обратно к себе домой, Морган почувствовал себя гораздо спокойнее. Не то, что бы он опасался того, что подопытные выйдут из под контроля и разнесут все в округе нескольких километров, да и проникновения тоже не стоило бояться, недавний пример того, что может в этом случае произойти, наглядно все показал. Просто будучи ученым, парень был ближе к своим трудам, а не обществу. Впрочем, принимая сейчас у себя столь прекрасную леди, он скорее ощущал неловкость за состояние своей мастерской. Убрано, конечно, все разложено по своим местам, но все же это рабочее помещение, а не дом. Было явно видно отсутствие женской руки в оформлении, правда природная страсть ученого к упорядоченности не давала развести бардак.
В дверь неожиданно постучали, прочем для кого как, лично Морган услышал, да и учуял приближение человека еще с того момента, как он свернул в проулок, ведущий к ангару. Не тратя времени на то, что бы вновь одеть маску, он надвинул шляпу почти на глаза и приоткрыл ворота. Снаружи стоял разносчик, который принес заказанный ужин. Отдав деньги, чуть больше, чем требовалось, он забрал тележку и пообещав вернуть ее позже, закрыл створки, не забыв водрузить шляпу на положенное ей место.
— Вот и наш ужин прибыл. Пойдем в мой кабинет, мне нужно о многом с тобой поговорить, заодно и голод утолим — еще немножко и живот уже бы начал выдавать Моргана. К счастью этого пока не случилось.
Взяв в руки один из подносов, парень позвал Алесу. Девушка с непонимающим видом приблизилась, ожидая новых слов. Она вроде как и понимала его, но и не понимала одновременно. Мысли перемешались в абсолютно хаотичном порядке, выстраиваясь в весьма странные цепочки. Отдав еду, он пошел к двери в дальнем конце помещения, катя тележку перед собой.
— Это новый вид оружия, мощность которого осталось только проверить — кивнул он в сторону махины скрытой тканью. Морган возлагал на нее большие надежды, постоянно дорабатывая конструкцию, стараясь добиться идеала.
Достав свою связку ключей, парень вставил один из них в замок и отворил бронированную дверь. Взглядам открылась достаточно просторная комната заваленная всевозможными бумагами: книги, чертежи, записи, рисунки. Свободное место виднелось только на письменном столе, который уже успела покрыть пыль, слишком давно никто не посещал это место, что бы протереть ее. В одном из углов стояла большая двухместная кровать, тоже заваленная материалами, казалось, что он и не спал на ней вовсе.
— Мой рабочий кабинет, где я провожу большую часть своих исследований. Впрочем, все это бесполезный мусор, важные сведения я храню в своей записной книжке — Морган подкинул в руке массивный том, который достаточно сложно было так записной книжкой.
— Правда все записи в нем зашифрованы, кроме меня их никто не сможет прочесть.
— Присаживайся — он отодвинул стул, протерев с него и пыль заодно. Взяв что-то из своей одежды, аккуратной стопкой лежащей на кровати, он очистил стол.
— Итак, чего ты хочешь? — неожиданно спросил Морган, опустившись на колено перед девушкой, так, что бы их лица были примерно на одном уровне.

+1

13

Страсть милосердна. Даже терзая, она приносит удовольствие. Люсида жила ею. Дышала. Упиваясь страстью, можно совладать с болью. В мире, полном боли, у эмпата нет другого выбора. Но боли не было... Впервые. Чистая страсть. Сама жизнь. Все и всё, что только можно желать от нее — на расстоянии взмаха ресниц. Лишь протянуть руку и вкусить облюбованное. Поодаль — плоды науки — смысл ее жизни. Подле — Морган — вкус ее жизни. Но почему так трудно подобрать слова? Без надобности, их вечно в изобилии. Но в решающий момент все фразы предательски теряют смысл, а мысли разбегаются, точно круги на воде. Морган выполнил обещание. Приглашение на ужин оставалось в силе. Услышав стук в дверь, Люсида на мгновение отвлекалась от созерцания заманчивых творений. Вернувшись обратно с субъектом трапезы, Морган увлек девушку за собой в кабинет. Внимая каждому слову ее импровизированного экскурсовода, девушка, то и дело, пощипывала себя за руку, дабы убедиться в реальности этого чудного сна. Переступив порог кабинета, на мгновение Люсиде показалось, что она — дома. Наверное, не важно, чем ты занимаешься, творческий беспорядок у всех зарождается в едином стиле. Морган был — сама обходительность. Люс не переставала удивляться, как ему удалось сохранить манеры джентльмена, ведя подобный образ жизни. Не привыкшая к подобному обращению, девушка чувствовала себя знатной дамой, что никогда особенно ее не прельщало. Но только не сейчас. Как можно устоять, когда за тобой так учтиво ухаживают?
Увенчал подготовку к трапезе Морган, изящно пустившись на колено перед гостей.
— Итак, чего ты хочешь?
Люсида замешкалась — подносы с едой были накрыты. Дав волю последней попытке отыскать хоть одну разумную мысль, Люсида ответила:
— Тебя...

Отредактировано Люсида Старк (24.07.2011 03:40)

+1

14

Проявляя гостеприимство, он не делал это для какой-то особенно цели, всего лишь показывал свое хорошее отношение. Те, к кому он относился чуть хуже, обычно заканчивали глубоко в недрах лаборатории, повезет если экспериментальным образцом, а может быть и чьим-то обедом, в совсем редких случаях самого исследователя. Слова девушки были одними из ожидаемых, можно даже сказать, что Морган хотел их услышать, но он все равно немножко растерялся, правда не подав виду. Парень был не настолько юн, что бы не понять, хотя, неправильно — тоже один из вариантов. Взяв ее пальцами за подбородок и слегка приподняв, он заглянул Люсиде в глаза, подтверждая. Морган давно понял, что не равнодушен к этой девушке, встретившись тогда, в том заброшенном доме, он догадался, что это далеко не случайность. В судьбу он не верил, как и во все подобное, но некоторое мог вполне логически доказать, если задаться целью и продумать все в этом направлении. В этой комнате мало кто мог побывать, разве что Тео пару раз заглядывал и то только для того, что бы забрать некоторые труды, в помощь своим исследованиям. Даже Алеса и то сюда не заходила, она могла выглядывать из за двери, но не переступала порога. Морган создал здесь свою главную обитель, убежище, в которое можно всегда вернуться. Не убирая пальце с ее подбородка, он поцеловал девушку, чуть более страстно, чем в прошлый раз. Губы Люсиды были горячие, что и не удивительно, она была живой, теплой, дышала, но ее дыхание, касающееся кожи, было почти обжигающим. Немного отстранивший, он наклонился к шее девушки, непроизвольно приоткрыв рот, настолько, как будто бы собирался укусить, но поцеловал, едва прикоснувшись.
В целом он вполне осознавал свои действия, а собственно почему бы и нет, но осознание не давало ровным счетом ничего. Незачем было останавливаться, да и не хотелось.
— Твой навсегда, — прошипел Морган с бруггианским акцентом.
Теперь он все осознал для себя. Дикого зверя все же удалось приручить, не полностью, но все же. Дикое пламя в глазах не погасло, но для нее оно уже горело теплым светом.

+1

15

Насколько странной порой бывает природа чувственности. Один взгляд говорит больше слащавых признаний, один поцелуй в полкасания волнует больше, чем все пережитые романтические грезы. Это загадка.
Сомнения метались в голове Люсиды, как мотыльки в лампаде. «О чем он думает? О чем.. молчит?»
Девушке казалось, что молчание зависло в воздухе, вязко обволакивая все ее тело, лишая способности говорить, думать, дышать. В чем преимущество участи бастарда? На него не возлагают надежд. Им не торгуют. Не расценивают в качестве барыша для альянса. Не указывают, кого любить или, с кем мириться. Это свобода. Свобода выбора. И Люс была вольна выбирать. Но теперь она усомнилась в данном праве. Ее действия не подчинялись логическим изысканиям. Голос сердца не слушал голос разума. Порой девушке казалось, что, вот-вот, и они схлестнутся в схватке, которую она не сможет пережить. Но поцелуй, обладая особой силой развеивать любые мысли, волнения и тревоги, заставил Люсиду растаять, как первый снег на солнце. Губы коснулись губ — сердце сжалось в груди. Губы коснулись шеи — все тело пронял озноб. Руки сами, поддаваясь неслышному наитию, скользнули по мужской груди. Дрожащие пальцы перебирали мягкие складки рубашки, точно исследовали терра инкогнита. «Легко, как дышать» — говорят люди о простых задачах. Но доселе Люсида не задумывалась, что дышать — умение. Ее дыхание то ускорялось, то практически замирало, и ничто более в ней не поддавалось контролю.
Натянутая невидимой струною тишина дрогнула, издав звук, уничтожив этим суть себя — хриплый пробирающий до дрожи шепот, такой тихий, что можно ослышаться... Впрочем, не столь важны слова, им Люсида никогда не доверяла. Но эмоции истинны, на них она и уповала.
Нежно проведя тыльной стороной ладони по щеке, едва коснувшись виска, губ, девушка прошептала то же, что и бесконечно далекой ночью перед их первым поцелуем:
— Глаза зеленые...

+2

16

Услышав голос девушки, он почему-то успокоился, может тембр, а может и совсем другая причина. Морган провел ладонью по ее щеке и грустно улыбнулся, как будто бы делал это в последний раз. Захотелось обратить в оборотня и умчаться в лес, что бы найти там кого-нибудь и растерзать на части, лишь бы больше не терзало его душу. Это все было неправильно, он обманывал ее с самого начала, а она безоговорочно ему верила. Раз уж решил рассказывать правду, то стоило бы начать с самой главной лжи. Морган отстранился от девушки и присел на краешек стола, на котором медленно остывал не тронутый ужин.
— Помнишь, я говорил, что хочу тебе кое что рассказать? Возможно ты никогда не захочешь это узнать, но все же послушай меня — парень сделал небольшую паузу, дав ей возможность подготовиться и отхлебнул вина из бутылки, которую принесли вместе с остальной едой.
— Тебе не показалось странным, что дирижабль, конструкция которого была проработана лично мной до мельчайших деталей, просто взял и неожиданно рухнул? Мои изобретения работают безотказно, с одной лишь маленькой оговоркой, если только я сам не захотел, что бы они сломались — в этот раз пауза была дольше, в воздухе повисла тишина. Морган сделал еще один глоток из бутылки.
— Это я заставил дирижабль рухнуть — он не отводил взгляда, смотрел на нее с некоторой ноткой грусти.
— С твоими та способностями, я думаю ты понимаешь, что мои слова чистая правда. Он не был полностью готов к реакции Люсиды, женское сердце непредсказуемо, но все же понимал насколько тяжелым было для нее осознание этого факта. Морган так и не оставил своей привычки ради любопытства идти на все, играть чужими жизнями и чувствами, главное достичь желаемой цели. Все же приобретя что-то новое, нужно было отказаться от старого и что бы двигаться дальше, стоило бы сначала избавиться от прошлого груза. Парень не чувствовал особой вины за разрушение ее мечты, возможно он просто до конца не осознавал то, чем все это для нее было. Морган стремился к идеалу во всех его проявлениях, дирижабль просто был не совершенен и подлежал уничтожению, ради создания чего-то большего.

+1

17

[о. Ксенон] Побережье  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в пару дней)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Легкое потрясение после крушение дирижабля, все же волновало девушку, но вторая ее сущность лояльно относилась к этому происшествию и ни выражало ни каких эмоций или состраданию по отношению к погибшим. Дейда уже стала привыкать к своей второй личности, что безжалостно выполняло приказы хозяина. Личность гарпии просто боготворила хозяина, но иногда Дейде удавалось взять под свой контроль разум и тогда Моргану приходилось не сладко.
Сейчас девушка скучала одна и это злило не только вампирессу, но и спящую внутри животные инстинкты. Дверь скрипнула. «Морган.. наконец-то он вернулся..» — Дейда вскочила с места, на душе стало как-то спокойней и даже радостно. То время, что она провела с ним, сама себе не признаваясь, но все же она волновалась за него, уже не как за хозяина. Быстро собравшись, кое-как поправляя прическу, вампиресса кинулась искать хозяина, но как только она оказалась у входа, то инстинкты гарпии подсказали, что он не один. Это было бы ни что, по сравнению с тем, что этот гость была она — теплокровная. Ярость вскипела в жилах девушки — «Как он посмел.... хотя может это мой обед...» — слегка смягчилась она и направилась по верному следу — чувства гарпии вели ее.
Догадаться куда Морган отвел девушку не составила труда, когда она узнала направление, сердце бешено колотилось, сейчас она узнает кого же он привел на самом деле, как же с ней себя вести, эти вопросы просто заполнили разум девушки. Ладони коснулись холодной двери, дыхание стало прерывистым и вот девушка одним толчком открывает дверь...
«Знакомая особа, где я могла ее видеть..» — мелькнула мысль, не далеко сидит печальный хозяин, а между ними обед... романтический обед...
Еле сдерживая в себе порыв вцепится незнакомке в горло, Дейда прошла в комнату и улыбнулась, как она сейчас жалела, что камень, способный обратить ее находится не у нее. — Добрый день, миледи, — хищный взгляд скользнул по девушке, затем не менее злобный устремился на хозяина, заглядывая ему прямо в душу, всем своим видом, она показывала что вот-вот и сорвется, без должных объяснений.

Отредактировано Дейда фон Трамплтон (02.08.2011 11:35)

+1

18

Мир вокруг давно утратил былую материальность, но блаженству не суждено было продлиться дольше.
— Помнишь, я говорил, что хочу тебе кое-что рассказать?

Ногти до крови впились в ладони. Если бы Люсида стояла, то в ужасе отшатнулась бы. С мерзким скрежетом кресло скользнуло по полу, но уже в паре дюймов прижалось спинкой к стене.
Какие нелепые бессмысленные и до ужаса однообразные фразы срываются с языка в такие моменты разящего откровения? — «Это не правда... Я не верю... Ты верно шутишь...»
Глупо спрашивать, когда меньше всего на свете хочешь слышать ответ. Но, если это шутка, то, право же, самая жестокая.
Люсида не спрашивала, а просто ждала. Ждала мига, когда озорной блеск зеленых глаз озарит лицо Моргана, когда сменится счастливой, но слегка виноватой улыбкой...
Она ждала напрасно.

«Ты даешь мне надежду, но я боюсь надеяться. Природа надежд хрупка донельзя...» — последние строки последнего письма отца к матери. Чернильные узоры изящной вязи, чуть израненные солнцем, водой и временем, обрисовывали ясные болезненные картины отчаяния и предательства.
Предательство подтачивало ее все эти годы. Предательство растекалось ядовитой желчью двадцать долгих лет. И, наконец, исцеление. Отдохновение, легкость. То, чего она не знала прежде. То, что потеряла так быстро. Даже не успев насладиться сполна.

«Никому нет дела до меня и моей красавицы...»
Какие чудовищные ошибки могут крыть в себе светлые начала, какие ужасные злодеяния творятся под эгидой всеобщего блага.
Сколько ошибок нужно совершить, чтобы забыть о надежде искупления? Достаточно одной.

«Вы ошибаетесь, мистер Вудервуд. Оливия снова взлетит. Я обещаю».
Искренние цели, ложные надежды, трагичный апогей. Бойтесь своих желаний — какая мудрая мысль.

«..Разумеется, мазель Старк. Как настроение? Важный день сегодня»
Моменты ужаса, завуалированные волнительным предвкушением. Вершитель судеб, должно быть, до крайности извращен, ежели играет в такие игры.

Последний взгляд полный надежды... Тщетно. Чувство, пронзившее девушку, было отвратно.
Разочарование, боль, холодный ужас. Движимая волной непреодолимого гнева, Люсида вскочила с кресла и обогнула стол полукругом, очутившись за спиной Моргана.
Дрожащая обескровленная рука потянулась к поясу. Один взмах кисти, и кастет превратился в рукоять револьвера. Люсида не понимала, чего хочет больше, застрелить предателя или вышибить собственные мозги. Возможно, так и выглядит чистая ярость, но девушка была уверена, что глаза ее в тот миг застилала кровь.
Морган повернулся, но на лице не дрогнул ни мускул. Разве что взгляд омрачился.
— Нашей встрече была причина, — едва шевеля губами, наконец, произнесла Люсида — Морган, напомни мне ее.
Морган молчал, все и так было сказано. Что-то в девушке пошатнулось, надломилось, и силы покинул ее. Безвольно рухнув на колени, Люсида потупила взгляд в пол. Туда же устремилось и дуло револьвера. Грудь лихорадочно вздымалась от сухих удушающих рыданий. Миг, и соленый след рассек румянец. Еще мгновение, и пылающая жаром кожа похолодела как огарок свечи, затравленный ледяным порывом ветра. Но нет, она и не плакала вовсе, всего две капли: боли и смятения.

«Спасибо, детка. Уважила старика. Даже знай я в молодости об этой громадине, в жизнь не накопил бы денег на билет».
Потерянные друзья, загубленные души. Неискупимый грех.
«Простите...»

— Прости и ты... — подпитываемая новой вспышкой боли, Люсида зажмурилась, как от слепящего солнца, и, вытянув дрожащую руку, трижды пальнула в пустоту... пустоту, разделяющую ее и Моргана. Выстрелы эхом прокатились под сводами ангара, схоронив под собой слова незваной гостьи, незаметно возникшей за спиной девушки.

Отредактировано Люсида Старк (31.07.2011 23:59)

+6

19

Нельзя сказать, что он именного этого добивался, просто строить все на лжи не имело никакого смысла. За то он показал Люсиде свое истинное лицо, что Морган совсем не такой, как она могла бы подумать. Вежливый, обходительный, возможно даже добрый, но все до определенного момента, который настал достаточно скоро. Парень не зря носил маску, но их было несколько и все разные, и не факт, что сорвав одну из них можно было бы увидеть истинное обличье. незачем все было так усложнять, но в какой-то момент он просто перестал различать себя настоящего и поддельного, все слилось воедино, постоянно меняя грани.
Револьвер в руках девушки не вызвал в нем страха, даже легкого испуга, в голове только крутилась мысль, что все это вполне заслужено. И он принял это, всю ту боль, что она вложила в пули, прошившие его тело. Боль разливалась волнами, то накатывая, то отступая. Раны были не смертельные но неприятные, две дыры в плече и одна на шее, перебившая небольшую вену. Алая кровь стекала по телу и впитывалась в рубашку. Морган взял своей рукой ее ладонь, сжимающую револьвер и приставил его дулом к своему подбородку. Ее пальцы все еще были на спусковом крючке, стоило бы только их немного согнуть и предатель исчез бы с лица земли. Обладая весьма обширными знаниями в алхимии, он все же еще не мог воскресить сам себя. Возможно Тео бы справился с задачей, если бы находился рядом, но он как всегда мотался по своим собственным делам.
Обильное кровотечение дало о себе знать, тело перестало слушаться, наливаясь тяжестью. Морган отпустил девушку и упал на колени, в его глазах по прежнему не было страха, лишь малая толика сожаления и то не по содеянному. Он в который раз потерял человека, с которым смог достаточно сблизиться. Возможно это был его подсознательный защитный механизм, самолично избавляться от близких людей. Но в этот раз от чего-то было больнее и вовсе не из-за ран терзающих тело. Где-то в глубине своего сердца о ощущал пустоту, которая заполнялась чем-то чужеродным, но таким знакомым. Парень утратил над собой контроль, вернее даже его человеческая личность отключилась, исчерпав свои силы. Морган закрыл глаза и упал на спину, его грудная клетка на короткий миг перестала вздыматься, как будто бы он больше не дышал, но что-то запустило его тело снова, тот, кто не хотел сдавать. Его спина выгнулась, под почти невероятным углом, он царапал отрастающими ногтями пол, оставляя на нем глубокие борозды. Морган превращался в зверя, который был весьма зол. Ему было больно и он знал кто ему эту боль причинил. Не давая жертве опомниться, он резко прыгнул на нее, воспользовавшись близкой дистанцией. Одного удара лапой хватило для того, что бы отбросить Люсиду на кровать со вспоротым животом. Бросившись следом, он уже хотел разорвать ее на части, но остановился. Ее запах был таким знакомым, он так приятно щекотал ноздри. Ярость еще больше охватила оборотня, но не на нее, на то, что разрывал его сознание на части, заставляя сомневаться в собственных желаниях. Зверь поднялся на задние лапы и заревел, высвобождая всю свою злость.
Еще один запах раздражал обоняние и привлекал внимание. Морган повернул голову в сторону его источника, рассматривая другую девушку. Сделал пару шагов к ней, он завалился на бок, но тут же снова вскочил на лапы. Раны существенно ограничили его выносливость, но при необходимости он мог бы драться до самой смерти, до тех пор пока последняя капля крови не покинет его тело. Оборотень приблизился к Дейде почти вплотную, обходя ее по кругу. Он с шумом втянул носом воздух еще раз сверяясь со своими ощущениями. Волк чувствовал в ней скрытую опасность, противник был не так та уж и прост. Морган бросился в нападение, собираясь перекусить жертву пополам.

+5

20

Грохот выстрелов стих, осыпаясь наземь осадком ужаса. Сожаления, как им свойственно, приходят слишком поздно. В страхе открыть глаза, Люс поднялась с пола, все еще сжимая револьвер, впервые отведавший крови в ее руках. Какая ирония, крови человека, на ком зиждилось само его наличие.
Бежать от содеянного было некуда. Мягкие золотистые ресницы распахнулись, открывая взору следы ее гнева. Пятна порфиры расползались по телу человека, дважды спасавшего ее собственную жизнь, пусть и от бед, которые сам же навлек на нее.
Вид крови никогда не пугал ее прежде. Но сейчас... Морган... Это агония.
Резким рывком парень схватил ее кисть и приставил дуло к собственному лицу.
«Чего ты хочешь, Морган? Смерти? Мести?» — с горечью подумала Люсида, но произнести это у нее не хватило духу. Хватит и одной правды за раз. Возможно человек и впрямь искал смерти. Это был единственный способ остановить то, что рвалось наружу. Рвалось буквально, раздирая кожу, истекая кровью, ломая кости, перекручивая мышцы. Наиболее восхитительное и кошмарное зрелище в ее жизни. И оно имело все шансы стать последним.
В ужасе отшатнувшись на пару шагов, Люсида не пыталась бежать. Какой в том теперь был смысл? Самый близкий человек превращался в монстра на ее глазах, а позади ожидало что-то не менее чудовищное и опасное. Что-то, на что девушка так и не рискнула взглянуть, но почувствовала еще за дверью. Она догадывалась о неладном, происходящим где-то в недрах лаборатории, но не задавала вопросов раньше времени. Возможно, их следовало задать.
Говорят, перед лицом смерти пробуждается сила, невиданная доселе. Все точно замедляется, давая возможность собраться с мыслями, найти путь к отступлению, бежать, в конце-концов.
«Где же ты?» — мысленно взмолилась девушка, не зная в точности, кого она молит.
Сердце сжалось в комок, ноги словно вросли в пол. Столько боли, столько ярости она никогда не испытывала. Два зверя, запертые в одной клетке, одна жертва без единого шанса. Но было что-то еще. Причина, не лежащая на поверхности. Причина, заставляющая оставить попытки спасения.
«Не отходи от меня и не волнуйся».
«Конечно, ни на шаг».

Ни на шаг... собственный голос эхом отдавался в голове Люсиды, унося прочь все страхи. Не волноваться. Не отходить. Морган рядом.
Но его не было. Человек, которого она знала, полностью растворился в звериной люти. Стон превратился в тихий вой. Волк был ранен. Волк был зол.
Жизнь — забавная штука. Иногда кажется, что она всегда у тебя под контролем, а порой приходит осознание, что во всем есть своя закономерность. Люс не пыталась предугадать, что ждет ее с Морганом в будущем, но каждую ночь ей снился один и тот же кошмар:
Морган гонит ее безо всяких причин. Он не говорит, а только жестом показывает ей убираться. Лицо его скрыто шляпой, и Люсида видит только старые сморщенные руки с узловатыми пальцами, захлопывающие перед ней дверь.
Просыпаясь в холодном поту, девушка молила Розу, чтобы это были просто страхи, а не проявившийся дар предвидения, унаследованный от матери. И Роза вняла ее мольбам. Люсида не увидит, как стареют любимые.
Чудовищной силы удар в живот почти лишил девушку сознания. Тело горело, словно его пронзило раскаленным железом. Волк отшвырнул ее на пару метров. Кровь бешено стучала в висках, превратившись в жидкий огонь. Благо, Люсиду отбросило на кровать, полученное ранение не увенчается еще и сломанным хребтом. Дыхание сковано невидимой хваткой. Собрав остатки сил, девушка опустила руку на живот. Изорванное платье было пропитано кровью, сочившейся из ужасающих открытых ран.
«Излюдин» — промелькнула в голове последняя ясная мысль.
Слабо перебирая пальцами, девушка пыталась ухватиться за округлое основание бутылочки с эликсиром, но сил поднести его к губам уже не было. Заветный источник спасения был упущен, выскользнув из охладевающей руки.
То, что происходило после, превратилось в сплошной неясный кошмарный бред. Глаза заволокло сизой пеленой, милосердно скрывающей сцену столкновения двух монстров.
Боль была невыносимой. Страх смерти безоговорочно отступает перед желанием прекратить это мучение. Но шум в помещении становился все тише и мягче, словно кто-то бережно прикрывал уши Люсиды ладонями. Глаза почти перестали улавливать четкие очертания, но они упорно пытались ухватить последний раз Его силуэт.
И, наконец, боль отступила... Казалось, что раны затягиваются, но это было не так. Тело, теряя чувствительность, постепенно остывало, погружая девушку в чьи-то незримые цепкие объятья...
Так Морган обнимал ее далекой ноябрьской ночью. Ее защитник, ее ангел-хранитель.
«Я буду мучиться, если с вами что-то случится из-за меня, но я не позволю подобному произойти».

Душа: https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  на Тот Свет  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в несколько недель)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Табор манушей
Тело: https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (после воскрешения, скачок в несколько недель)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Психиатрическая лечебница

Отредактировано Люсида Старк (31.07.2011 05:04)

+7

21

Произошедшее в комнате за какие-то доли секунд на столько поразили вампирессу, что она просто не знала что делать. Девушка встала, ее рука взметнулась в верх, в полумраке Дей с трудом разобрала холодный блеск револьвера, затем послышался тихий голос и разрывающие барабанные перепонки звуки выстрела — руки тут же взметнулись к ушам, прикрывая и пряча их от этого страшного сна. Да именно сон, ведь на самом деле такое не может произойти. Глаза распахнулись — алые пятна стали проступать на рубашке хозяина... «Как... что это... как она могла, да как посмела?» — инстинкты гарпии рвались наружу, хотелось рвать и метать. Мало того что они тут уединились, так она еще и шпионка, подосланная, дабы убить моего хозяина. Дей должна была уловить это, защитить хозяина, но не смогла... возможно она еще молода в обличье гарпии и это погубила его.
Но хозяин жив... Но что это?? Девушка удивилась еще больше — она еще не видела хозяина в таком бешенстве... Когти удлинились, показалась шерсть, лицо вытянулось и превратилось в волчий оскал. Глаза бушевали яростью — яростью ко всему живому. В один прыжок он достиг своей цели и та, что секунду назад стреляла в него уже лежит на кровати с распоротым животом. Тело ее подрагивает в предсмертной агонии, похоже девушку уже не спасти, хотя...
Внимание зверя переключилось уже на оставшуюся тут в живых Дей — «Нет... он меня не тронет, я ведь его создание» Дейда в замешательстве замерла — зверь приблизился к ней, его дыхание коснулось кожи вампирессы, обжигая плоть. Она вздрогнула и вот... Хозяин обезумел — прыжок и вот открытая пасть, полная острых зубов хочет впиться в нее и разорвать на части. Секундное замешательство и девушка бы погибла, но Дей метнулась в сторону, не разбирая дороги повалилась на пол, оказалось рядом с кроватью незнакомки. Взгляд не отрывно следил за волком, а рука судорожно искала хоть что-нибудь, чем можно было защитится. — Морган... Хозяин... ты что, это же я... Дейда, вы не помните меня? — девушка лепетала, но понимала, что сейчас не сможет до стучаться до сознания Моргана. В руку попало что-то округлое и теплое, оно пульсировала в руках девушки словно живое сердце. Взгляд скользнул в сторону... «Камень, это же тот самый, что хозяин носил на груди... Видимо цепочка оборвалась во время превращения или в момент прыжка на незнакомку.» Камень словно ожил от ее прикосновений, почувствовал что-то знакомое и потянулся сознанием к нему. Вампиресса отступала, давая дорогу другому существу, полной ярости и обиды — гарпии. Ноги стали меняться, покрываясь до колен синими перьями, а ступни превратились в орлиные когти. Ногти удлинились и стали жесткими, за спиной сформировались крылья из синего оперения. «Так вот зачем он хозяину... трансформировать меня... ну что ж больше он его не получит...» Рука тут же спрятала камень на груди под платьем, одновременно поднимаясь и размышляя — «Странно, а что будет со мной, если убить хозяина...»

Конец игры

Отредактировано Дейда фон Трамплтон (02.08.2011 11:36)

+2

22

Чувство равновесия подводило его и возможно только звериная воля не давала отрубиться. Да и злость питала сознание, на весь мир и на себя. Хотя сейчас ему было все равно, никаких внутренних переживаний только чистая ярость. Девушка сумела избежать его атаки, правда только благодаря его состоянию. Раны уже начали понемногу затягиваться, по крайней мере кровь больше не лилась, шерсть слиплась образовывая что-то вроде естественной повязки. Оборотень не отводил взгляда от своей жертвы и утробно рычал. Он никогда бы не позволил себе заскулить, как бы больно не было. Звук ее голоса был ему знаком, он не понимал о чем она, но где-то в глубине сознания мелькнул образ девушки, исчезнув так же быстро, как и появился. Теперь он понял, почему счел ее опасной, после того, как она превратилась в созданное им самим существо. Морган создавал ее для нападения, как свою правую руку, которая будет карать всех, на кого он укажет. А сейчас наступила пора проверить ее верность, будет ли она нападать или же только защищаться. Может с такими ранами оборотень и не смог бы победить в этой схватке, но забрал бы ее с собой, разжав челюсти только уже после своей смерти. Что-то в его поведении изменилось, то ли рычание стало тише, то ли шерсть больше не вставала дыбом на загривке. Луну затянуло тучами, ее свет больше не пробивался на землю и волк понемногу успокаивался. Вид обратного превращения у неподготовленного человека мог бы вызвать нервное расстройство. И вот уже вместо зверя на полу кабинета сидел Морган в своем человеческом обличье. Он еще не до конца осознавал происходящее, находясь в промежуточном состоянии. Гарпии парень не боялся, создавая настолько опасное существо он прежде всего подумал о том как будет его контролировать. Алхимическое превращение в ее случае было обратимым процессом, который он мог запустить в удобный для себя момент, правда находясь в разумном состоянии. В какой-то мере он гордился своим творением. В чем-то она даже соответствовала его идеалу. В обличье гарпии он считал ее прекрасной и совершенной, существом возвышеннее людей.
— Ты ведь хотела защитить меня? — Обратился он к девушке подходя к ней вплотную. Рукой он нежно провел по ее щеке, подтверждая, что она все делала правильно.
Морган подошел к девушке лежащей на кровати. Ее грудь больше не вздымалась от дыхания, окровавленная одежда была разорвана. Сейчас было не время для сожалений, он предполагал, что нечто подобное может случиться, но все же допустил это. Отодвинув все лишние мысли на задний план, он очистил рассудок заставляя разум работать в необходимом направлении. Взяв девушку на руки, он спустился в свою лабораторию, место своих научных изысканий. Операционный стол был как всегда идеально чист, никакой грязи и лишних инструментов. Положив ее на холодную железную столешницу, он обрезал ножницами остатки одежды вокруг раны. Подобного должно было бы хватить для того, что бы заразить ее ликантропией, при условии, что она осталась бы жива. Регенерация оборотней помогла бы ей восстановиться, причем гораздо быстрее. Но сердце девушки больше не билось.
Наверное именно сейчас, глядя на нее он и осознал весь ужас произошедшего. Той, которую он поклялся оберегать больше не было. Морган и не заметил того момента, когда она стала его смыслом, причиной из за которой он стремился к большему, создавая все более совершенные проекты. Сейчас хотелось просто опустить руки у умереть, здесь, рядом с ней. Раны от выстрелов болели, но не телесной болью, ее он еще мог терпеть, но они были его карой, тем, что он заслужил. Сжав зубы, он отбросил переживания. Не зря Морган был гениальным ученым, для него смерть еще не значила конец.

+5

23

Морган понимал, что девушка умерла и знал, что тело он еще может восстановить, заставить его жить, но вот вернуть покинувшую свою оболочку душу ему было не под силу. Оставалась только смутная надежда на псионические способности, которыми обладали другие расы. Он делал то, что мог, основываясь на своих исследованиях алхимии и анатомии. Восстановив поврежденные искусственными материалами, он приживил их силой алхимического камня, надеясь, что регенерация оборотней, которым должна была стать девушка после таких ран, доделает начатое. Положив тело на заранее начерченный преобразовательный круг, парень вскрыл себе руку от локтя и до запястья, кровь обильным потоком полилась вниз, заливая ладонь с зажатым в ней философским камнем. Для возвращения жизни требовалась такая же жизнь, кровь, тепло. Морган опустил окровавленную ладонь на живот девушки, реакция последовала почти сразу же. Круг едва заметно засветился, тело задергалось, организм проверял свои основные функции заставляя их работать. Девушка задышала, но ее глаза не открылись, она по прежнему находилась без сознания. По крайней мере первая часть завершилась успешно. Он не знал кем она будет, когда очнется. Морган сам едва находился в сознании, раны и большая кровопотеря сделали свое дело. Парень закутал девушку в свой дорожный плащ и вынес из лаборатории. Алеса встретила своего хозяина с непониманием в глазах, она видела, что он был очень сильно ранен, но все хотел, что то сделать.
— Возьми ее и вынеси от сюда. Охраняй ее, но так, что бы она ничего не заметила. Считай ее своим хозяином, как считала меня. Я надеюсь на тебя, прощай. — сказав это, Морган отдал девушку на руки своей верной помощнице. Он не сомневался в том, что она выполнит все именно так, как он хотел, парень знал, что сумасшедшему оборотню будет одиноко без него, она будет искать его и выть на луну от отчаянья. Дождавшись когда они покинут помещение, изобретатель прошел в свой кабинет. Взяв со стола недопитую бутылку вина, он выпил залпом почти все, что в ней было, заглушая боль. Захватив свой блокнот, он поджег бумаги на столе и спустил в лабораторию. Морган еще давно подготовил механизм полного самоуничтожения, на случай если его исследования станут общеизвестными. Допив остаток вина, он запустил таймер.
Алеса обернулась посмотреть на обитель, которую не покидала уже множество лет. Большой взрыв сотряс жилой район, столб пламени взметнулся вверх, разрывая крышу ангара на множество обломков. Бетонные стены сложились как карточный домик и провалились в горящую бездну. Алхимический огонь пожирал все, до чего только мог дотянуться. Пламя горело до самого рассвета, привлекая внимание зевак и служителей порядка. Девушка, закутанная в плащ лежала на лавочке одного из парков. Многие в ту ночь жаловались на волчий вой, который как будто бы оплакивал кого-то.

Конец игры

+2

24

Клок Йард  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через весь город туда и обратно  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Она понятия не имела, что скажет. Не знала даже, захочет ли говорить. Просто посмотреть ему в глаза? Просто оказаться рядом и нагло влезть в душу, чтобы понять его безумные мотивы, получить ответы. Как он сделал это? А главное — зачем?
Девушка не знала точной дороги к обители Моргана, не сказала бы, спроси ее прохожие путь. Ноги сами привели сюда. Пейзажи пробегали серой лентой, невзрачные, безжизненные покривившиеся дома, затянутое смогом небо над притушенными сажей улицами. Все родное и безрадостное. Старый ангар, что механик звал своей обителью, был дивным образом скрыт от глаз, даже не взирая на внушительные размеры. Издали он казался небольшим массивом заброшенных некогда жилых домов, лишь мельком проглядывающим сквозь высокие деревья, столь непривычные для этого района. Странно, что городской совет не приказал спилить эти «опасные для окружающих объекты», оголив еще одну точку на теле города. Но вот они — все еще на месте. Только не такие, как прежде. Мертвым и обугленным, им больше нечего было скрывать. Люсида ускорила шаг, подражая ускорившемуся сердцу. Этого не может быть! Она же не ошиблась? То самое место... То самое место, где когда-то возвышалось убежище механика, превратилось в поле боя. Старый ангар в буквальном смысле сравняли с землей, и лишь почерневшие обломки стен и изредка попадавшиеся подплавленные детали крупных машин давали понять, что некогда здесь что-то было.
Подойдя поближе, ревенантка заметила чумазого мальчишку лет семи, роющегося в обломках в поисках новых «игрушек». Завидев живое существо, ребенок вскочил, как ошпаренный, и приготовился к побегу.
— Погоди, погоди, я не трону, — Люсида чуть подняла вверх руки, давая мальчонке понять, что она не опасна, — я лишь хотела спросить. Ты знаешь, что случилось здесь?
— Знаю, — паренек потер нос тыльной стороной ладони и чуть подбоченился, — тут что-то грохнуло. Давно уже, почти месяц назад. Кажись, какой-то завод. Огонь был до неба!
Мальчик вскинул руки, задрал голову и потянулся вверх на цыпочках, пытаясь показать, докуда доставал огонь.
— Я все видел, — добавил он гордо, — целый день тушили.
Высказавшись, малыш подмигнул и убежал прочь, пока его, чего доброго, не обвинили в мародерстве (хотя сомнительно, что слово это было известно ребенку).
В какой-то миг Люсиде показалось, что все это один большой розыгрыш. Кто мог такое сотворить? Ответ напрашивался сам собой. Но в это невозможно было поверить. Чтобы человек с такими амбициями собственноручно уничтожил все труды своей жизни? Нет, только через его... труп. Что-то незримое сжало горло, будто ревенантка сама вдыхала клубы дыма. Он не мог уничтожить то, ради чего жил. Разве что... Разве что...
Девушка опустилась на землю и глубоко вздохнула. Это место еще таило в себе отголоски тех переживаний, которые исходили изо всех, кому доводилось бывать здесь и испытывать сильные чувства. Старые эмоции. Они все еще просачивались сквозь толщу времени, но уже не были живыми. Лишь бледные тени того, что было. А что же, собственно, было? Она умерла. Чем больше Люсида думала об этом, тем больше убеждалась в правдивости этих ощущений. Ревенантка умерла. Здесь, где-то в погребенных обломками подвалах. И ее уже не будет. Те крохи, что остались от прежней Люс, взвыли глубоко внутри, но новая Люсида их уже не слушала. Новая Люсида знала, что они оба, она и Морган, заслужили свою участь. Зло всегда возвращается сторицей. И они получили свое. Новая Люс больше не страдала. Она лишь горько усмехнулась и пожала плечами.
— Прощай, Морган.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через Клок Йард  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в один месяц)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Имение Сен-Мишель-Лоран

+5


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Обитель Моргана (разрушена при взрыве)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC