Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Поход за книгами


Поход за книгами

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/42-Otygrannye-fleshbehki/17.png

Участники: Айрин Андерс, Елиссавета Хольд, Форсель Митчелл.
Локация: Филтонская городская библиотека.
Описание: по случайному и не очень стечению обстоятельств деревенский парень, отправившийся на пару недель в Орлей за книжками, и две молодые девушки оказались в библиотеке в один и тот же день. Возможно, у них найдутся общие интересы, цели, желания... А возможно, и нет. Возможно, их судьбы пересекутся еще раз... А возможно, и не пересекутся. Время покажет.
Дата: 8 августа 1827 года.

+2

2

Представьте себе абсолютную тишину. Абсолютную гармонию. Пять или шесть человек тихонько сидят в читальном зале, листая страницы свежей повести от известного автора или сборника стихов поэта древности. Два паренька удобно расположились за столиками того же читального зала и мирно посапывают. Сто пятидесятилетняя библиотекарша протирает пыль с временно пустующей полки.
Внезапно, очень нехарактерно для библиотеки в это время, в царство тишины и гармонии врывается гость. Не то, чтобы незваный, но очень неожиданный. Ведь в восемь часов утра в библиотеке, обычно, находятся только старожилы и студенты.
Скрип огромной и старой как мир двери вгрызается в уши всех посетителей, включая только что зашедшего Форселя. Юноша до того поражен хранилищем знаний, что забывает напрочь о двери, через которую только что прошел. Снова скрип. На этот раз ему составил компанию приглушенный, но все же громкий удар. И только он выводит парнишку из блаженного полутранса.
Ему хочется извиниться за то, что наделал столько шума (читатели отвлеклись, и теперь наверняка сверлили его взглядом, а один из студентов точно проснулся), но, тем не менее, не пришлось — читатели, по его мнению, уже привыкли к таким гостям.
Сделав несколько шагов, Форсель вновь начал разглядывать залы библиотеки. И вновь впал в полутранс. Посмотрев наверх, дампир прикинул, что до потолка, украшенного разнообразными резными фигурмаи, по меньшей мере семь метров. Повсюду рядами стояли четырехметровые книжные шкафы с табличками: «История», «Медицина», «Проза», «Поэзия» и прочее.
«Невероятно! — подумал Форсель, — Для каждого раздела отделяется по пять, а то и больше, четырехметровых шкафов!»
Минут десять молодой человек шатался по залам без цели, пока не наткнулся на самый небольшой раздел. «Астрономия».
Выбрав первую попавшуюся книгу из шкафа, отделенного для науки о Вселенной, юноша отправился в читальный зал, площадью явно превосходящий дом на ферме Митчеллов. Стол спящих, так окрестил его Форсель, лишился одного своего постояльца.
Наконец выбрав себе столик рядом со стеной, полностью завешанной картинами, дампир открыл книжку и принялся читать. Узнал он многое о, прежде всего, планете, на которой живет, звездах, кометах, метеоритах. Долго читал юноша. За это время залы библиотеки успели пополниться новыми посетителями. Стрелки настенных часов показывали четверть одиннадцатого.
«Что ж, пора уходить, — размышлял парень, — засиделся я».
Однако, Форсель не ушел, а начал рассматривать картины на стене.
Огромная дверь заскрипела снова.

+5

3

Когда Лисса вынырнула из сложного переплетения бесчисленных переулков Филтона на широкую площадь перед библиотекой, нудный монотонный дождик, начавшийся всего пару минут назад, с оглушительным ударом грома перешел в ливень. Девушка тотчас юркнула под карниз ближайшего дома, подбирая длинную юбку и пытаясь при этом маневре не выронить внушительную стопку книг. Посмотрела на потемневшее небо — только низкие, непонятно откуда набежавшие тучи, яркие всполохи молний и мрачная пелена дождя. Хольд перевела взгляд на вход в храм знаний — до него оставалась еще пара каких-то метров открытого пространства. Нечего было и думать пойти сейчас, не промокнув при этом до нитки. Поэтому девушка осталась стоять в узкой полосе своего импровизированного убежища, нетерпеливо переминаясь с ноги на ноги и поглядывая на недружелюбно ворчавший раскатами грома небосвод.
Это был один из тех блуждающий летних ливней, которые возникают ниоткуда и таким же неведомым образом исчезают в никуда, пролив за минуты все миллиарды капель облака, не принося ни видимого облегчения от жары, ни полезной растениям влаги. Но этот ливень явно затягивался, а скрытое за плотной пеленой облаков небо не давало и малейшей надежды на просвет. Еще раз взглянув вверх, а потом — на часы, потерявшая всякое терпение Лисса решительно отпустила подол платья, перехватила удобней книги, чтобы по возможности спрятать их от пронырливых капель, и ринулась к входу в библиотеку, перескакивая лужи и грязные ручейки дождевой воды.
Распахнувшаяся от удара плечом тяжелая дверь встретила девушку уже привычным и полюбившимся скрипом. Хольд ловко перехватила ручку, не давая двери оглушительно хлопнуть, и явственно услышала, как стих на улице дождь и снова стал мелкой холодной моросью. В Лиссе мгновенно поднялась обжигающая волна раздражения, которое неотступно преследовало ее в последнее время, возникая практически из-за каждой мелочи. Девушка со злостью бросила увесистую стопку книг на стол смотрителя, разбудив громким хлопком спящих студентов и напугав уже спешащую к ней библиотекаршу.
— Ну что ты! Не шуми! — старушка неслышно подбежала к столу и стала рыться в маленьком ящичке в поисках нужного формуляра. Лисса только виновато опустила глаза и пробормотала извинение. Оглушительный звук от ее выходки, нарушивший столь блаженное спокойствие зала, подействовал на нее подобно отрезвляющей пощечине. Смотрительница тем временем отыскала пожелтевшую исписанную книжечку формуляра и бережно смахнула с верхнего тома капли воды, сверяя названия.
— Что там, дождь разве был?
— Да, ливень, только что закончился, — Хольд заправила за ухо мокрую прядь волос и поежилась: в промокшей одежде она чувствовала себя совершенно неуютно. Потом привычно, словно вернувшись в родной край, огляделась по сторонам. На одном из лиц она задержала взгляд чуть дольше, парень был совершенно ей незнаком, хотя многих завсегдатаев она уже знала, да и вид его не совсем типичен для привычных Лиссе студентов, школьников и профессоров.
— Вот, вроде все в порядке, давай, иди, — библиотекарша отложила стопку принесенных книг на край стола и устало махнула девушке рукой, — только не шуми тут больше.
Молча кивнув, Хольд без промедления направилась к стеллажам, посвященным ботанике. Почти с любовью провела кончиками пальцев по сухим, чуть шершавым корешкам старинных книг. Вдохнула приятный ее обонянию терпкий запах книжной пыли. Том за томом с тихим шелестом легко извлекались с полок и благостной тяжестью ложились в руку.
С уже приличной стопкой книг Лисса прошла к столу незнакомого юноши. Не то, чтобы ей непременно нужна была компания за столом, но ей по неопределенной причине хотелось узнать предмет его изучения. Да и стол у окна, обычно ею облюбованный, сейчас вызывал странную смесь из недовольства собой и раздражения. Лисса видела, как сквозь цветной витраж проглядывали лучи яркого солнца, и оттого мокрая одежда, кажется, еще сильнее липла к коже. Девушка подошла и приподняла книги над столешницей, будто собираясь их положить, но не завершая движения, и вопросительно взглянула на сидящего. Вместе с тем, она беззастенчивого посмотрела и на страницы его книги.
«Вселенная. Как жаль, что наш век слишком короток, чтобы изучить все, и мое увлечение так бесконечно далеко от астрономии».

+6

4

«Дождь — хорошее время для воровства» — неожиданно зазвучал голов Ника в голове. «Все спешат спрятаться от слез нашего мира, совершенно забывая о сохранности своих кошельков!»
Айрин задумчиво высунула нос из под крыши. На него тут же упала пара больших, холодных капель. «Ага» — с иронией подумала воровка, рассматривая людей, убегающих от дождя. «А еще это хорошее время простудится или утонуть!» Всем сердцем, Андерс была против такой прогулки. Живот протяжно заурчал, напомнив, что пора бы ему поесть.
— Да когда ж это закончится? — устало спросила девушка у неба, но оно только громыхнуло в ответ. Тяжело вздохнув и решив, что голубому сарафану, который с каждым днем становится все шире и серее, уже терять нечего, она шагнула под дождь. Босые ноги тут же обжег холод лужи, но воровка не обратила на это внимание, ловко подцепив пару монет у девушку, пробежавшей мимо.
«А, что! Ник был очень даже прав! Хотя, он всегда прав...»
Дождь сильно барабанил по плечам и голове, но придавал неимоверное облегчение сгоревшей коже. «Ненавижу солнце! Вроде, к вампирам не имею никакого отношения, а солнце действует хуже, чем на них!» — зло подумала Айрин. Может из-за этой злости, а может из-за веления судьбы, но пака рука была у какого-то господина в кармане, девушка запнулась. Вытащить руку незаметно не получилось. Да к тому же она еще свалилась на коленку и расцарапала ее до крови.
— Пурпурного червя тебе в задницу! — зло рявкнула Айрин, сама не понимая кому. Дяденька резко обернулся и не хорошо прищурил глаза.
«Кажется, надвигается шторм! Дождь, почему ты закончился так не вовремя?!» — испуганно подумала воровка и побежала, не успев толком подняться. Сарафан ужасно мешался. Платья вообще не созданы для бега. Но увы, это оказалась самая приличная одежда. Остальное в такую жару не оденешь.
Ноги сами несли Айрин по улицам. «И зачем я только сюда сунулась? Навестила родителей, можно было и уезжать!»
Мужчина уже давно отстал, но она все еще слышала, что он кричит и зовет на помощь. Из своих укрытий начали высовываться любопытные лица.
«Надо срочно что-то сделать!»
Девушка юркнула в первую попавшуюся дверь и удивленно замерла. «Библиотека?! А чтоб ее...»
Услышав с улицы какие-то крики, Айрин, тихонько прошлепав босыми ногами по полу, быстро поздоровалась с библиотекаршей, ляпнула что-то про «я только высохну и сразу уйду» и спряталась за высоки книжным шкафом около окна.
Краем глаза успев заметить двух людей, сидевших рядом за столом. Она приветливо им улыбнулась и уставилась в окно.
«Только не заглядывайте сюда!» — мысленно взмолилась она, сжимая холодные пальцы в кулак.

+6

5

Хастианские мечети, Бруггианские дворцы, крыши Дракенфуртских домов, родные пейзажи Малых Пустошей... Форсель разглядывал бы их еще два часа, если бы не скрип огромной двери. В библиотеку вошла девушка, его ровесница. Поздоровалась с библиотекаршей, положила ей на стол стопку книг. Небольшой и, судя по интонациям, дружеский диалог говорил о том, что знают они друг друга давно.
Промокнувшая до ниточки рыжеволосая дама грациозно промелькнула к стеллажу, посвященному ботанике. Митчелл неожиданно вспомнил вопрос, мучавший его с тех самых пор, как он впервые увидел луну — а бывал ли на ней кто-нибудь? Ответ огорчил ребенка внутри Форселя, и тот уже закрыл книгу, как к его столу подошла та самая девушка, которую он видел минутой раньше, и бросила на него вопросительный взгляд.
— Разумеется, присаживайтесь! — ответил на взгляд Форсель. — Вы так промокли... Дождь уже закончился?
Незнакомка улыбнулась ему и села.
— Любите ботанику? — будничным тоном, как бы между прочим, продолжил юноша, — А вы с конкретной целью ее изучаете, или ради удовольствия?
Глянув на стопку книг, молодой человек заметил одно до боли знакомое название.
Взор случайно метнулся к шкафу поэзии и обнаружил девушку в старом, во многих местах прохудившемся, платье. Девушка улыбнулась ему, и Форсель не мог не ответить ей тем же.

Отредактировано Форсель Митчелл (28.07.2013 18:04)

+6

6

Лисса аккуратной стопкой водрузила книги на широкий стол, покрытый мягкой бордовой тканью, села, привычно достала из небольшой сумки тетрадь, перьевую ручку (последний подарок отца) и, приготовившись поглощать новые знания, потянулась за первым томом с чувством, в котором смешивались удовольствие, радость предстоящих открытий и нетерпение. На вопрос о дожде она лишь вздохнула и кивнула головой. В этот момент ей показалось, что все вокруг упорно пытаются ткнуть в еще не утихшее до конца раздражение. Хольд с небольшим усилием подавила очередное желание взорваться и наговорить всякой лишней ерунды и только улыбнулась. Открыв огромный том по растениям с седативными свойствами, Лисса уже собралась углубиться в изучение свойств пустырника, как ее сосед по столу вновь обратил ее внимание на себя.
— Любите ботанику? А вы с конкретной целью ее изучаете, или ради удовольствия?
Девушка ответила не сразу, по обыкновению всматриваясь в лицо собеседника, и потом выдала довольно смазанный и нейтральный ответ:
— Да, готовлюсь к экзамену.
Она снова пододвинула к себе тетрадь, собираясь писать, но перехватила взгляд парня, направленный на ее стопку книг. На его лице на мгновение появилось странное выражение, будто он что-то узнал.
— На что вы смотрите?
Но ответ Лисса получить не успела, дверь снова оглушительно скрипнула и мимо них пробежала вымокшая девушка. Хольд вяло ответила на ее улыбку, но не отвела от новоприбывшей взгляда. Казалось, она чем-то напугана, и напряженность, с которой девушка всматривалась в витражное окно, только подтверждала это. Она не притронулась к книгам, постаралась скрыться из виду за высокими стеллажами и привлекать как можно меньше внимания окружающих. Лисса посмотрела на дверь — она оставалась недвижимой, скользнула взглядом по каменному полу и по свежим влажным следам поняла, что ноги девушки обнажены.
«Как странно. Сегодня просто день библиотечных незнакомцев», — она едва заметно пожала плечами и нахмурилась. Что-то ее беспокоило, но мысль ускользала, и Хольд никак не могла ухватиться за нее. Наконец она встряхнула головой, прогоняя назойливое неуловимое беспокойство, и вновь повернулась к книгам. Тихо выругалась, заметив, что ее мокрый рукав оставил след на грубой бумаге тетради, а с волос на стол накапала целая лужица. Она смахнула воду со столешницы и шмыгнула носом.
— Ну что такое. Кажется, мне в пору читать про растения, помогающие при простуде, а не при бессоннице, — она тихо чихнула. — Ну вот.
Хольд захлопнула огромную энциклопедию. В голове немного шумело, и все мысли путались, словно беспорядочно разбросанные детальки машины. «Только заболеть мне не хватало. Будь проклят этот ливень. Да и той девушке не стоило бегать по ливню босиком, а здесь нет даже ковра, только холодный камень». Она потерла переносицу и потянулась к книге по лекарственным травам.

+5

7

Айрин напряженно вглядывалась в окно, надеясь, что преследователь отстал. «Да что он в самом деле, я же не много взяла!» — раздраженно подумала воровка, чувствуя, как ноги начинают сильно замерзать. «Гадкий холодный пол!» — с еще большим раздражением подумала Айрин, переступая с одной ноги на другую и с сожалением вспоминая теплую пыльную дорогу.
В этот момент за окном мелькнула знакомая тушка. Айрин испуганно оглянулась. «Если он зайдет сюда, будет плохо!» — в отчаянии подумала девушка и сделала первое, что пришло ей в голову. Схватив первую попавшуюся книгу с полки, она плюхнулась рядом со знакомой парочкой, сидящих около окна. Сев рядом с девушкой, так, чтобы от двери ее не было видно, Айрин весел и открыто улыбнулась. Только сейчас она посмотрела на обложку и тяжело вздохнула.
— Что за день такой? — буркнула она вслух, читая название «Ботанические исследования» — гласила надпись на красном корешке. Снова бросив беглый взгляд через плечо, чтобы увидеть окно, Айрин начала непринужденный разговор.
— Вы не представляете, какая это книга скучная, — еще один тяжелый вздох вырвался из девушки. — Читала ее, когда ее маленькой была. Так заснула на этой самой книжке.
Раздался какой-то шум на улице и Айрин, сама того не замечая, съежилась, стараясь стать еще меньше и спрятаться за незнакомой девушкой. В этот момент взгляд голубых глаз упал на корешок золотистой книги. «О, а это что-то интересное!» — с воодушевлением подумала Айрин, но встать не решилась. А вдруг в этот момент ворвется тот сумасшедший тип?
— Извините, — вежливо обратилась она к незнакомому молодому человеку, сидевшему напротив. — Вы не могли бы мне передать тот фолиант, прямо за вашей спиной. Третья полка, пятая книга с лева...
Улыбка вышла чуть неравной. Но прочесть столь интересный материал хотелось очень. Андерс всегда увлекалась искусством. Наука — это ужасно скучно. Сразу вспомнилось, как старый библиотекарь пытался вбить в мозги, что такое северная широта. И ему таки удалось это сделать. Так что, в море Андерс не пропадет. Но искусство все же интереснее и красивее.

+5

8

«Вечерняя тишина нарушается только топотом восьми ног, да криками молодого клирика. Трое мальчишек бегут сломя голову со стопками книг, прижатыми к груди. Мужчина преследует их, начинает уставать, дышит очень неровно — это ведь первый инцидент за два года службы. От счастья, смешанного с жаждой правосудия, он не смотрит под ноги и спотыкается о большой валун. Горе и печаль подавляют его, однако...
Один из мальчишек, тот, что самый высокий, оглядывается и видит лежащего в луже, через которую он так удачно перепрыгнул. Радость охватывает и его, и в этот момент он разжимает свои слабые ручонки. Та книга, что находится ближе всего к грудной клетке Форселя, мелькает у него между ног. Он так долго мечтал ее прочитать, грезил о ней каждую ночь, и теперь так глупо ее потерял.
Мальчик останавливается. Делает рывок, ухватывает свою мечту и уже собирает силы для следующего рывка, чтобы догнать своих друзей...
Но холод металла у горла его останавливает. Злобный преследователь кричит во всю силу легких: „Поганец! Вор! Ты пожалеешь, что вышел сегодня из дома!“. Дыхание затрудняется, лицо Форселя краснеет от напряжения, во рту, кажется чувствуется вкус смерти.
Генри, еще не закончивший четвертый класс, замечает пропажу друга. Пот капает с висков, маленькие ножки болят, но он разворачивается и бежит. Бежит с благой целью. Стопы норовят встретить преграду, чтобы споткнуться, но Генри бежит. Подбирает камень с дорожки и изо всех сил швыряет в мерзкое лицо клирика, радующегося победе над мальчиком.
В десятку! Нос ублюдка превращается в месиво, тело валится на дорожку, смешная челка друга окрашивается в красный цвет. Радостные дети протягивают друг другу руки, один поднимает другого...»
— На что вы смотрите? — будит Митчелла слегка хриплый голос незнакомки.
— Да так, знакомое наз... — не успел дампир закончить фразу, как девушка тут же отвлеклась, на время потеряв к нему интерес.
Прочитав две-три строчки астрономической энциклопедии, юноша услышал тихое бурчание. По его разумению, ругательство.
Соседка по столу шмыгнула носом.
— Ну что такое. Кажется, мне в пору читать про растения, помогающие при простуде, а не при бессоннице, — она тихо чихнула. — Ну вот.
«Подай ей свою накидку, — советует ему голос великого мудреца и выдающегося фермера дяди Алана, — и платок не забудь. Ты же не хочешь, чтобы это прелестное создание простудилось.»
Форсель снял со спинки стула накидку и протянул девушке.
— Вот, возьмите, не то простынете. — с деревенской простотой произнес юноша.
Повозившись в сумке, достал идеально чистый, собственноручно выглаженный платок с кружевной вышивкой в углу.
— И это вам не помешает.
К рыжеволосой незнакомке тихонько присоединилась еще одна, та самая, которую он видел около стеллажа поэзии. По немного нервному взгляду можно было подумать, что девушка кого-то остерегается. В руках она держала книгу «Ботанические исследования».
— Что за день такой? — буркнула незнакомка, заводя непринужденный разговор.
— Вы не представляете, какая это книга скучная, — продолжила девушка, — Читала ее, когда ее маленькой была. Так заснула на этой самой книжке.
— По-моему, книга неплохая, — возразил дампир.
Кажется, от страха, и без того низенькая юная мисс съежилась и стала еще меньше. Однако, внезапно ее голубые глаза вспыхнули от интереса.
— Извините, — вежливо обратилась она к Форселю,— Вы не могли бы мне передать тот фолиант, прямо за вашей спиной. Третья полка, пятая книга слева...
— Конечно, — Митчелл поднялся со стула, взял нужный переплет и передал даме.

Отредактировано Форсель Митчелл (10.08.2013 15:19)

+4

9

Лисса взяла толстый том в руки. Нежно провела пальцами по шероховатой обложке, оглаживая пологие выемки букв названия. Книги всегда были для нее предметом исключительным, волшебным и полудрагоценным, как те камни ее отца, горсткой рассыпанные на широком рабочем столе и блестящие отполированными гранями. Книги скрывали в себе целый неизведанный мир, огромное поле для исследований, спрятанное под мягкими, твердыми, красивыми, яркими, выцветшими, гладкими и шершавыми обложками. И стоит приоткрыть эту маленькую преграду, как на тебя взглянет оттуда строго и вместе с тем лукаво мудрец прошлого и щедро предложит тебе свои бесценные умозаключения или захватывающие истории. В библиотеках всегда хранится мягкая тишина, но неслышно здесь говорят тысячи голосов, делясь идеями, передавая знания, объясняя механизмы жизни.
Вполне реальный, негромкий голос неожиданно вырвал Хольд из блаженного «нигде», в каком она всегда пребывала во время чтения, не слыша и не воспринимая ничего, кроме хранящегося в ровных строчках смысла, и девушка с совершенным недоумением уставилась на предложенную ей накидку. Только через пару секунд бездумного разглядывания теплой ткани она наконец вспомнила, что под ее стулом накапалась целая лужа, а в горле гадко покалывало. Лисса протянула через стол руку, беря любезно предоставленную вещь.
— Спасибо вам большое... — Девушка накинула накидку на плечи, ощутив приятное тепло сухой ткани. — Но боюсь, я так промокла, что только попорчу вашу вещь, — она благодарно и немного виновато улыбнулась юноше.
Сосед по столу добавил к накидке еще и аккуратный, белоснежный платок, и Лиссе тут же стало неловко. Когда к ней проявляли доброту, она никогда не могла понять, нужно ли ей что-то делать в ответ или можно просто поблагодарить, и что от нее ожидает сам добродетель. Правда она не отказала себе в удовольствии рассмотреть изящную вышивку и положила платок на середину стола, между собой и юношей.
— Спасибо вам, но мне кажется, это слишком... интимная вещь, чтобы я могла ей воспользоваться, — она расправила загнувшийся краешек платка и еще раз улыбнулась, оставляя вещь на столешнице, не принимая ее, но и не отказывая грубо. В этот момент рядом с ней с шумом села забежавшая недавно в библиотеку девушка и завела непринужденную беседу. Лисса вздохнула и поправила накидку.
«Кажется, сегодня мне не прочитать много. Лучше сразу перейти к конкретике, наверное». Она открыла оглавление в поисках главы с нужным рецептом простейшего эликсира от простуды. Девушка рядом беспокойно оглядывалась, и чувствовалось в ее речи какое-то напряжение. «Она что, прячется за мной от двери? Ну да ладно, это не мое дело в любом случае». Лисса взяла ручку и стала переписывать несложный рецепт, в уме прикидывая, во сколько обойдется ей мистурка, если покупать ингредиенты в городской лавке, а не собирать самой. Она боялась, что до завтрашнего похода в пригородный лесок успеет приболеть. Между тем, яркие пятна от витража на полу резко поблекли и приняли сероватый оттенок. Кажется, на улице вновь пошел дождь.
На то, как ее любимейший том «Ботанических исследований» обозвали скучным, Лисса нахмурилась и спокойно проговорила:
— Книги не бывают скучными. Бывают интересы разными. Очень удачно, что вы принесли эту книгу. Я ее искала. Вы не будете против, если я ее у вас возьму?

Она без интереса взглянула на легкомысленно, по ее мнению, блестящий золотом томик — предмет вожделения незнакомки и внимательно посмотрела на юношу. Что-то она хотела у него узнать...
— А, вам же тут какая-то книга показалась знакомой? Может быть, я могу вам ее уступить?

+5

10

Айрин без слов протянула книгу своей соседке. Эта гадость ей не нужна. К тому же, ей уже протягивали ее «Исскуство».
— Спасибо, — буркнула девушка и поспешно уткнулась носом в написанное. Голубые глаза быстро бегали по строчкам, будто выискивая что-то определенное. «Где же эта картинка-то?» с раздражением подумала воровка, в очередной раз перелистывая страницу. Нахмурив брови, Айрин, снова начала листать сначала, надеясь, что что-т о пропустила.
— Определенно не мой день, — пробормотала девушка и, закрыв книгу, положила на нее мокрую голову.
«Что за дурацкий день?» Решив, что, если день не удался у нее, то можно и соседей его немного попортить отвлеканием, она решительно их осмотрела.
— А вы где-то учитесь да? — обратилась она к сидящим рядом людям. — И как вам? Мой знакомый говорил, что ему не нравится, ибо он должен ступить на путь искусства... Это он так говорил, а не я, — поспешно закончила Андерс, сморщив носик.
Кожа медленно начала просыхать и вернулось ощущение того, будто она горит. Приложив холодные пальцы к плечам, девушка счастливо улыбнулась, размышляя о том, что выглядит, наверно, как сумасшедшая.
Собственно, на это ей было все равно. Главное скрыться тут и не помереть от скуки за это время.
— Меня учил мой опекун. Кошмарное, скажу я вам, было время. Он был ужасно ворчлив, — протяжный вздох, раздавшийся после этих слов, явственно говорил, насколько время было тяжелым для маленького ребенка.
— Ненавижу летнюю погоду, — произнесла Айрин, прижимая ладошки к плечам. — То палит солнце так, что растаять можно, до ливень начинается.
Воровка старалась не усмехаться, но чертики в глазах плясали, потому что ей было жутко весело раздражать людей.
«И в кого я такая?» — печально подумала Айрин, повернувшись боком к окну и рассматривая, как капли дождя скользят по стеклу.

+5

11

Незнакомка поблагодарила Форселя за накидку, однако, платок не взяла — сослалась на интимность, слово, которое юноша вообще ни разу не слышал. Однако, понял, что оно приблизительно означает.
«О какой интимности может быть речь, когда человек простыл?» — задался вопросом бы дядя Алан, добрый и заботливый по своей сути.
«У каждого свои тараканы в голове» — ответила бы ему сестра.
Глубоко вздохнув, парень аккуратно забрал платок со стола и упрятал в сумку.
Вторая соседка по столу поблагодарила дампира за книжку и принялась ее листать, периодически высказывая раздражение мимикой.
Тем временем рыжеволосая дама напомнила о себе.
— А, вам же тут какая-то книга показалась знакомой? Может быть, я могу вам ее уступить?
— Не стоит, — добродушно ответил Митчелл, — в свое время я зачитал ее до дыр, да и сейчас не брезгую матерью учения, так что оставьте себе этот томик «Эликсиров и снадобий».
Через пять минут тщетного поиска чего-то неопределенного новоприбывшая девушка закрыла книгу и положила на нее мокрую голову, всем своим видом показывая, что ей скучно. Митчелл подумал, что сейчас она начнет доставать своих соседей расспросами, чтобы развеселиться. И как в воду глядел.
— А вы где-то учитесь да? И как вам? Мой знакомый говорил, что ему не нравится, ибо он должен ступить на путь искусства... Это он так говорил, а не я.
— В институте я не учусь, — холодно и немного высокомерно, так несвойственно себе, ответил Форсель. Новая соседка не вызывала у него положительных эмоций, — По крайней мере, не числюсь в рядах студентов.
— Меня учил мой опекун. Кошмарное, скажу я вам, было время. Он был ужасно ворчлив. — продолжила раздражающая девушка и протяжно вздохнула, показывая всю обреченность своего тогдашнего положения. Юноша решил пропускать ее слова мимо ушей, и лишь кивал головой, делая вид, что глубоко о чем-то задумался. Девушка что-то проговорила про погоду, после чего очень неожиданно повернулась к витражному окну, печально и задумчиво рассматривая капли дождя.
«Снова начался, — в мыслях заметил дампир, — Что за день сегодня?»
— А вы сами-то чем занимаетесь? — задался вопросом Митчелл.

Отредактировано Форсель Митчелл (07.08.2013 09:33)

+4

12

— Так что оставьте себе этот томик «Эликсиров и снадобий».
— Вот как... Ну хорошо, — Хольд постаралась не выдать своего удивления. Парень был совсем юн, и что это было за «свое время», когда он успел прочитать весьма непростое сочинение, осталось для нее загадкой.
Лисса бережно приняла из рук девушки потрепанную и вряд ли намеренно выбранную книгу. Скорее всего, незнакомка схватила первое, что попалось ей под руку. В самом деле, если она чего-то опасается, то сложно придумать что-то более незаметное и обыденное, чем человек в библиотеке с книгой в руках. Видимо, не только Лиссе это место дарило ощущение безопасности и защищенности, здесь были только тишина и покой, и любой шумный или скандальный субъект немедленно выгонялся вон. Глядя на худенькую старушку-смотрителя, сложно было представить, в какую непреклонную и гневную гарпию она может превратиться, вставая на защиту своей территории. Хольд пришлось однажды наблюдать это, когда в библиотеку забрел любитель дешевого эля из трактирчика неподалеку. Девушке даже показалось, что разозленный библиотекарь расцарапала несчастному лицо.
«И не перечесть, сколько у меня воспоминаний связано с этим местом. Кажется, больше, чем с родным домом». Лисса открыла том в поисках растений из рецепта. Если место произрастания крапивы и мать-и-мачехи далеко не являлось ни для кого секретом, то на счет календулы лекарственной она не совсем была уверена. Травка отыскалась без всякого труда, и девушка погрузилась в чтение, особо не обращая внимание на сидящих рядом.
Эта книга была практически настольной для всех любителей ботаники, ее зеленовато-коричневый корешок с золотистой веточкой мяты вверху трудно не узнать. Лисса не могла бы точно сказать, сколько часов она провела, исследуя тонкие страницы, и особенным достоинством этой энциклопедии были отличные иллюстрации, благодаря которым даже начинающий не мог бы спутать одно растение с другим. Все это приобретает особое значение, когда неумелец путает безобидный и даже полезный люпин с ядовитым аконитом.
Когда юноша упомянул институт, девушка не удержалась и еще раз внимательно его осмотрела. Он был явно не старше ее, а, может быть, даже младше. Лисса только оканчивала старшую школу, и было странно, почему этот парень вдруг заговорил о высшем учебном заведении. Но она не стала поднимать эту тему, да и тон собеседника вдруг показался ей не очень располагающим к расспросам. Она только чуть повернулась к незнакомой девушке, отмечая ее почти болезненную худобу. Неожиданно для самой себя Лисса почувствовала жалость к ней и некоторое смущение, ведь Хольд сидела в совершенно привычной для себя обстановке, вертела в руках дорогую ручку, в то время как у незнакомки не было даже обуви, а за высокими дверьми библиотеки ее явно ждала проблема.
— Учеба — кратчайший путь к некоторым целям. Да и искусству тоже необходимо учиться, это тоже наука. В некотором роде.
Лисса опустила глаза, собирая разбросанные ею на столе книги в аккуратную стопку. Что-то еще делать сегодня уже не было смысла, девушка рядом очевидно намеренно отвлекала всех вокруг, смотритель уже нехорошо поглядывала в их сторону, да и самочувствие Хольд стремительно ухудшалось. Глотать было больно, а в голове отвратительно шумело, и ужасно хотелось лечь прямо на холодный пол и уснуть тяжелым сном больного. «Надо же было так из-за какого-то мелкого дождика попасться. Что мешало мне подождать еще пару минут? Вот теперь расплачиваюсь за свое нетерпение».
Вопрос парня ей не понравился. А что если род занятий этой девушки не отличается особым благородством? Надо было что-то предпринять, иначе неловкая ситуация неизбежна. К тому же большая дверь с оглушительным скрипом вновь открылась, кто-то заглянул внутрь, но не удержал ее тяжести, и дверь снова захлопнулась. Лисса отвернулась от входа и посмотрела на девушку.
— Вам случайно не нужна помощь? Здесь есть нечто вроде заднего выхода, если вам интересно, — Хольд сказала это и прикусила язык. Зачем ей вообще лезть в это дело? Но то, что было сказано, вернуть уже нельзя.

+5

13

Айрин с долей усмешки в глазах посмотрела на парня, сидевшего напротив. Вывести его из себя, оказалось намного проще, чем она это себе представляла. Переводя взгляд на девушку, Андерс, задумчиво нахмурила брови. Что-то тут было не так. Обычно, молодые люди, будь то девушки или юноши, всегда относились к ней одинаково — с лёгким раздражением или отвращением. Нет, сама Айрин их очень даже понимала! Торчащие ключицы, торчащие плечи и скулы мало кого заставляли смотреть с восхищением.
«А сегодня еще и ожег добавился к тому же...» — мысленно вздохнула воровка.
— Учеба — кратчайший путь к некоторым целям. Да и искусству тоже необходимо учиться, это тоже наука. В некотором роде, — отозвалась незнакомка, на реплику Айрин.
— Согласна. Учеба, все эти сухие книги о пользе растений или о том, в каком направлении надо плыть, если ты потерялся, учат выживать. А искусство учит жить, — Андерс беззаботно пожала плечами и снова уставилась в окно. Похоже, ливень и не думал стихать. «Кошмар. Если так пойдет, то я, как и Ник умру от простуды». Упоминание о Нике, к которым она так привыкла, неожиданно кольнули болью и рука, совершенно не слушаясь хозяйки, погладила потускневшую наклейку на плече.
— А вы сами-то чем занимаетесь? — задался вопросом незнакомец, выводя девушку из раздумий. Айрин замерла, размышляя, что ответить. Затем, повернула голову в сторону юношу и обворожительно улыбнулась.
— Я путешествую, — коротко ответила воровка и снова пожала плечами.
Предложение девушки о черном выходе, Айрин встретила со скепсисом. Чуть приподняв одну бровь, она посмотрела на крупные капли дождя за окном.
— Нет, я не думаю, что сейчас хорошая идея уходить. На улице ждет этот ненормальный, по любому. Да и умирать от простуды, я как-то не планировала... — задумчиво произнесла Айрин, не отрывая взгляда от окна.
«Надо скорее найти братишку и сваливать куда-нибудь, где никто не знает о нас...» — пронеслась неожиданная мысль в голове. Андерс, встряхнула головой и повернулась в сторону незнакомки.
— Не переживайте вы так, — улыбка расцвела на бледном лице. — Меня отсюда не выгонят. Мы с местной старушкой в хороших отношениях. Она, когда я бывая тут каждый год, иногда дает мне еду или пару монет, — беззаботно произнесла Айрин, совершенно не догадываясь, что сболтнула чуть лишнего.

+4

14

— Учеба — кратчайший путь к некоторым целям. Да и искусству тоже необходимо учиться, это тоже наука. В некотором роде, — ответила на вопрос новоприбывшей девушка с тучей звенящих браслетов на запястьях. «Умная, однако, фраза» — в мыслях заметил Форсель.
Темноволосая девушка, которая намеревалась всем досадить своими действиями (в случае с Митчеллом у нее это почти получилось) повернулась и очень неожиданно улыбнулась, собираясь ответить на поставленный вопрос. Как понял юноша, большинство действий этой особы были неожиданными.
— Я путешествую, — коротко ответила она. Тут уж дампир не мог удержаться и тихонько хихикнул, рассматривая наряд «путешественницы». Хихикнул по-доброму, без всякой иронии.
— Да уж, для путешествий ваш наряд никуда не годится.
Пока девушки вели свой диалог, паренек вновь погрузился в раздумья. Чего он рассердился на эту девушку? Чем она ему насолила? Просто подсела к их столику, завела непринужденный разговор.
А почему?
Может, потому, что у нее почти нет друзей?
«Браво, тугодум!» — воскликнул дядя Алан в голове Форселя и влепил племяннику воображаемый подзатыльник, да так влепил, что у того в самом деле зачесался уже не воображаемый затылок.
В разговоре незнакомок, как краем уха услышал Митчелл, говорилось о каком-то черном ходе, смерти от простуды и еде. Еда... Подкрепиться бы не помешало. Может, уже завязывать с этой библиотекой? Нет, рановато. Сначала надо наладить разговор, ибо понятно, что никто не хочет уходить отсюда с ужасным настроением, ведь оно и без того испорчено дождем.
И надо дождаться окончания ливня.
Темноволосая девушка говорила про какого-то ненормального, это юноша помнит точно. Он ждет ее за дверью.
— Может, вам нужна помощь? — спросил дампир, уже не чувствуя никакой раздраженности по отношению к незнакомке. Наоборот, в глубине души ему стало жалко ее, — Мы, кстати, сидим тут уже около часа, а так и не познакомились. Я Форсель Митчелл, из Малых Пустошей.
«Ох уж эти девушки. Ничего не хотят делать первыми.»

+5

15

Елиссавета водрузила на верх своей стопки последнюю книгу и откинулась на резную спинку стула, чуть сползая вниз. Сразу после ответа незнакомки она незаметно потеряла нить разговора и просто тихо сидела, выхватывая отдельные слова и стараясь не глотать. В глубине души она обрадовалась, что черноволосая девушка отказалась выходить. Лисса, пожалуй, сильно погорячилась, называя этот узкий, похожий на канальный туннель проходик настоящим черным выходом. Она чувствовала слабость и несильным озноб, и ей не хотелось даже двигаться, не то, что вести кого-то в заднюю часть библиотеки, отодвигать этот тяжеленный стеллаж, вскрывать скрипящую дверку, тащиться по колено в воде... Да и не факт, что это бы помогло.
Сама Хольд наткнулась на этот проход совершенно случайно. Как-то она торчала тут поздно вечером, обиженная на своего преподавателя риторики, сидела в самом последнем зале, в укромном, темным закутке между двух стеллажей и уснула над очередной научной книгой. Проснулась уже затемно, входная дверь была закрыта, а многочисленные масленые лампы — погашены. Тогда она просто стала бездумно бродить по пустым залам, пыталась читать в тусклом свете витражного окна, из любопытства заглянув в представительный дубовый стол библиотекаря, обнаружила там легкомысленный романчик. Вернувшись в последний зал, заметила, что уронила один из своих бесчисленных браслетов, нагнулась его поднять — и увидела между стеной и стеллажом чугунную ручку. Тогда Лисса подумала, что нашла дверь в подземную комнату, где хранятся особо редкие и запрещенные книги, но это оказался лишь рабочий вход в систему слива или что-то вроде этого. Зато из него был выход на соседнюю улицу.
«Ну и ночка тогда у меня была... Еще и в дом не пустили, зато грог в том трактире был хорош».
— Мы с местной старушкой в хороших отношениях. Она иногда дает мне еду или пару монет.
Незнакомка повернулась к Лиссе, по всей видимости, обращаясь именно к ней, и Хольд с небольшим усилием заставила себя осмысленно воспринимать чужую речь. Фраза девушки много о чем говорила, и Елиссавета только молча кивнула, опасаясь грубым комментарием ненароком задеть брюнетку. Она знала много подобных ребят, отец часто за небольшую плату просил их помочь подвезти с мест разработки металл и камни, а тех, кто был поаккуратней да потолковей усаживал шлифовать заготовки. Иногда у него воровали яркие камушки, вроде бирюзы или лазурита, но это все равно было дешевле, чем нанимать взрослых разнорабочих (которые могли стащить тусклый, но добрый кусок серебра).
Парень, сидящий с ними, вроде сменил раздражение на добродушие и представился. Малые Пустоши приятно отозвались в душе Лиссы. Дорога до них была просто бесконечным источником лекарственных трав и, кроме того, потрясающе живописна. Хольд бывала там нечасто, но запасов после поездки хватало на десятки настоек и эликсиров, не таких уж простых по составу.
— Я — Лисса. Вообще, мой дом во Флаке, а здесь я живу при школе.
Собрав тающие силы, Хольд медленно встала, сгребла в охапку свои книги и медленно двинулась вдоль длинного стеллажа, возвращая их на место. Книги тихо шелестели друг о друга обложками и с глухим стуком упирались в заднюю стенку. Звук был успокаивающий. Поставив последний том и оставив себе только «Рецепты эликсиров для домашнего приготовления», она подошла к высокому окну. Положив ладонь на прохладное стекло, она взглянула вверх. Окрашенное витражом в желтый цвет небо на горизонте светлело. Это был хороший знак.
Лисса вернулась к столу и села на свое место, прижимая к груди книгу. Обычно она набирала целую кучу, но сегодня прежнего азарта почему-то не было. И хотелось выйти на солнце, хотя частенько она проводила в полутемных залах весь день, беря с собой даже еду. Правда, на обед надо было хорошенько спрятаться от смотрительницы.
— Там должно скоро распогодиться. Сейчас бы выпить горячего смородинного чая или грога... Было бы очень хорошо.

+4

16

— Да уж, для путешествий ваш наряд никуда не годится.
Эти слова заставили Айрин сильно нахмуриться. Она знала, что это правда. Но это был ее единственный наряд, который подходил для столь жаркой погоды. Надеть брюки означала зажариться заживо. И да, Андерс была не в восторге от платьев. А тут еще ее критикуют. Девушка надула губы, обижено глянув на парня и ответила:
— Вы просто не представляйте, какое это удовольствие ходить по пыльным дорогам босиком.
Следующие предложение незнакомца, заставило девушку замереть и оценивающе оглядеть собеседника. Глаза, до этого бывшие веселыми и с долей лукавства, стали холодными и колючими. Айрин знала, что если предлагают помощь, то потребуют платы. А плата... это может быть нечто очень и очень не хорошим. Но представиться все же решилась. Правда случилась небольшая пауза, при которой воровка судорожно размышляла, назваться своим именем или нет.
— Я Айрин, — все решилась ответить девушка, после того, как представились ее собеседники. — И родом я отсюда. Но живу сейчас везде.
Озорная улыбка озарила лицо. Девушка, которая представилась Лиссой, поднялась и направилась к полкам. Айрин же обеспокоенно за ней следила. «Она сейчас свалиться где-нибудь» — пронеслось в черноволосой голове.
— Там должно скоро распогодиться. Сейчас бы выпить горячего смородинного чая или грога... Было бы очень хорошо, — сообщила девушка, возвращаясь к столу. Айрин бросила задумчивый взгляд в сторону окна.
— Час, как минимум. Если ветер не перемениться, — ответила девушка и вновь посмотрела на собеседницу. — А чай можно организовать. Вы будете? — последнее предложение относилось к парню, сидевшему напротив.
Не дождавшись ответила, девушка быстро встала со скамьи и легкой походкой направилась в сторону библиотекарши. Как только девушка подошла к старушке, та расплылась в дружелюбной улыбке.
— Решила все же поприветствовать старую знакомую? — прокряхтела она, схватив ладонь Айрин.
— Вы же знайте, что если будете знакомы со мной, у вас будут неприятности, — обеспокоенно ответила девушка, быстро оглядывая помещение. Андерс не хотела, чтобы у этой милой, но ворчливой старушки были неприятности.
— Знаю-знаю... Ты что-нибудь хотела?
— Да, можно две кружки чая. Смородинного? Там девушке плохо. А домой в такой ливень идти...
Не успела Айрин закончить, а старушка уже умчалась в свою комнатку. Через десть минут она несла две небольшие кружки на блюдечке.
— Спасибо! — от души поблагодарила воровка, принимая горячий напиток, направляясь к столу, где сидят ее новые знакомы. Поставив чай перед девушкой и парнем, Айрин весело улыбнулась и присела рядом.
— Вот. И ничего в этом сложно не было!

+5

17

В ответ на почти дружеское замечание Форселя девушка нахмурилась и обиженно проговорила:
— Вы просто не представляете, какое это удовольствие ходить по пыльным дорогам босиком.
Шокирующе, ничего не скажешь. А ведь только пошутить хотел.
Услышав предложение помощи, незнакомка очень неожиданно (как обычно, в общем) начала рассматривать юношу холодным, прокаженным и в то же время очень осторожным взглядом, пытаясь найти в лице дампира какой-то подвох.
Тем временем простудившаяся барышня представилась.
— Я — Лисса. Вообще, мой дом во Флаке, а здесь я живу при школе.
— Я Айрин, — осторожно представилась темноволосая леди, — И родом я отсюда. Но живу сейчас везде.
Очень подозрительно эта Айрин осторожничает. За всю сознательную жизнь паренек только раз видел человека, который при общении осторожничал так же, как эта орлеанка. И после разговора он обокрал собеседника-купца и убил клирика, гнавшегося за ним.
«А может она тоже... вор... или того хуже,» — задался вопросом Форсель, но последующие ее действия заставили выбросить подобные мысли из головы.
Лисса поднялась со стула, взяла довольно тяжелую стопку книг и отправилась к стеллажам. Митчелл предложил ей помощь, учитывая ее состояние, но девушка не услышала и прошла дальше. Потом она подошла к окну и печально принялась смотреть куда-то за горизонт.
Вернувшись, Лисса поделилась с соседями своим радующим выводом.
— Там должно скоро распогодиться. Сейчас бы выпить горячего смородинного чая или грога... Было бы очень хорошо.
Айрин решила оказать услугу молодым людям, и отправилась за чаем к старушке-библиотекарше, предварительно сказав, что, по ее мнению, до окончания дождя остался как минимум час.
И вот, любезная брюнеточка ушла. Как известно юноше, чай быстро не готовится. А уж тем более смородиновый. Так что за это время нужно было как-то занять оставшуюся на месте соседку.
— Как вы себя чувствуете? — решил начать дампир с такого вот незамысловатого вопроса, но не знал, как продолжить аж до прихода темноволосой соседки. Один только запах чая заставил Форселя взбодриться и освежил разум. То, что доктор прописал.
За глухим ударом по двери последовал душераздирающий скрип. В хранилище знаний ворвался незваный гость. Разъяренный взгляд направился на сдружившуюся компанию, ноздри надулись как два монгольфьера. Обозлившийся мужчина лет сорока побежал к столу Айрин, Лиссы и Форселя, опрокидывая по пути парты и стулья, расталкивая людей и выкрикивая проклятья. «Воровка!» «Преступница!» — гремел мужчина. Форсель только сообразил, что происходит, когда бугай был уже совсем рядом. Юноша резко поднялся со стула и с быстротой, крайне ему несвойственной, ударил спешащего к ним громилу прямо в нос.
Нарушитель спокойствия грохнулся на пол. В глазах застыли ужас и удивление. Медленно, но верно, мужчина поднялся на ноги. Ростом он уступал дампиру сантиметров десять, но телосложение у него было гораздо крепче. Митчелл уже собрал силы для второго удара, но взбешенный соперник опередил его. В этот раз на пол повалился уже Форсель. В глазах помутнело, боль пронзила голову, звуки начали утихать... Сознание меркло...

Отредактировано Форсель Митчелл (14.08.2013 01:04)

+4

18

Лисса откинулась на спинку стула и прикрыла глаза. Слова девушки, назвавшейся Айрин, далеко ее не обрадовали. Сидеть здесь еще час в таком состоянии было и неприятно, и скучно. Лучше всего было бы пойти домой, принять лекарство и уснуть под теплым одеялом. Слова о чае Хольд восприняла без энтузиазма. Ей сложно было поверить, что чопорная смотрительница вдруг так круто поменяет свои правила ради одной просьбы. Когда Айрин направилась к ее столу, Лисса не стала даже оборачиваться ей вслед, ожидая разъяренных криков, но все было тихо, и она повернула голову в сторону обители библиотекаря. Старушка мирно беседовала с брюнеткой, и Хольд могла поклясться, что никогда не видела на всегда строгом лице смотрительницы такой милой улыбки. «Это просто потрясающе, как некоторые люди могут быть обаятельны... Кем бы они ни были». Лисса улыбнулась. Видимо, ей и правда перепадет вкусный горячий чаек.
— Как вы себя чувствуете?
Девушка вернулась в нормальное положение, все еще сохраняя на лице улыбку.
— Вполне неплохо. Надеюсь, через пару минут станет еще лучше. Ваша накидка мне очень помогла, спасибо.
Хорошо знакомый запах смородиновых листьев изрядно оживил Лиссу. Она обхватила холодными ладонями горячую чашку, чувствуя мягкое тепло нагретого фарфора. «А посуда-то здесь не из дешевых. Все-таки с этими библиотекарями что-то не так. Они как тайное общество».
Хольд посмотрела на Айрин взглядом, полным благодарности и отчасти восхищения.
— Спасибо вам огромное. Я не представляю, кому вы продали душу за такое отношение старушки. Один парень тут чуть не поплатился жизнью за простой сухарик, а вы достали чай. Спасибо.
Девушка проворно достала из сумки маленький флакончик с лекарственной настойкой, накапала немного в дымящуюся кружку и сделала несколько мелких глотков. Раздраженное горло приятно обожгло, притупляя мучительную ноющую боль.
Лиссе вдруг захотелось сделать девушке что-то приятное. Казалось, брюнетка не так уж часто встречала в жизни доброе отношение, и у Хольд не было причин питать иллюзий на счет благосостояния новой знакомой. Она стащила с руки один из ее бесчисленных браслетов и протянула девушке.
— Вот, возьмите. Я хочу вам сделать маленький подарок.
В этот момент в зал ворвался незваный гость. Похожий на разъяренного борова, он ринулся к их столу, грубо круша все на своем пути и выкрикивая проклятья. Минута — и Форсель лежит на полу без сознания, а по жирному подбородку мужчины стекает струйка крови из разбитого носа. Он был отвратителен, этот нарушитель, промокший и воняющий мускусом, замахнувшийся на двух хрупких девушек, изрыгающий оскорбления, с налившимися кровью красными глазками на заплывшем лице.
Хольд с шумом отодвинула стул, вставая и стараясь прикрыть собой Айрин. Ее рука потянулась к маленькому ножику, мирно лежащему в кармане юбки. Но прежде, чем она коснулась рукоятки, на ум пришло лучшее решение. Лисса схватила со стола открытый пузырек и щедро плеснула в лицо надвигающейся опасности едкой настойки. Мужчина взвыл и схватился за стремительно краснеющие глаза. В это мгновение к ним уже подбежала смотрительница и, отвешивая нарушителю увесистые шлепки рукояткой трости по его толстым бокам, стала выталкивать его на улицу. Сказать, что она была в бешенстве, это просто скромно промолчать. Ее голос эхом раздавался по враз опустевшим залам.
— Что вы здесь устроили?! Вы испортили мебель! Вы распугали посетителей! Вы разбили антикварную вазу! Вы мне за каждую щепочку в двойном размере заплатите! Вы попортили гобелен! Все, я немедленно вызываю представителей власти! Уж они-то с вами разберутся. Уж я-то об этом позабочусь. Все, все мне до последней монетки заплатите, уж в этом не смейте сомневаться!
Каждое предложение сопровождалось звучным ударом. Они уже были на улице, и вокруг них постепенно стал собираться народ. Мужчина все еще тер болящие глаза. Лисса посмотрела в опустевший флакончик. «Да, детка, как бы ты не нажила себе неприятностей». Она откинула его и встала рядом с парнем на колени, щупая его лоб и несильно хлопая по щекам.
— У него может быть сотрясение. Надо как-нибудь переправить его в лазарет. У меня даже нашатыря с собой нет.

+3

19

Айрин с интересом наблюдала за действием Лиссы. Она еще не видела, как люди лечатся от простуду. Сама-то она никогда не принимала лекарства... Разве что в детстве. Но эти воспоминания давно потускнели.
— Да вы что? — с замедлением ответила Андерс на реплику девушки. — Она, конечно, ворчлива, но ко мне всегда относилась хорошо.
В следующую секунду ей уже протягивали браслет. Воровка с недоумением уставилась на него, будто на гремучую змею. Затем в голове пронеслись циферки, которые могли получиться, продав такую вот вещичку. Неуверенно протянув руку, Айрин приняла украшение и благодарно улыбнулась. Браслет прочно поселился на тоненьком запястье. «Как бы он не слетел ненароком...» — обеспокоенно подумала девушка.
Сказать больше никто ничего не смог. В святая святых ворвался тот типчик, которого Айрин ограбила. Не помня себя от страха, воровка в мгновение ока скользнула под стол, чувствуя, как сердце отчаянно стучит где-то в пятках. Спрятаться ей велел инстинкт вора. Но, как только послышался удар и перед девушкой упал новый з0накомый, Андерс, поняла, что лучше скорее уводит его отсюда.
«Все равно меня не поймает!» — уверенно решила девушка, выскакивая из под стола, как черт. Но было уже поздно. Новая знакомая плеснула той самой настойки прямо в лицо негодяю.
А дальше было просто отличное шоу! Айрин весело улыбалась и громко подбадривала библиотекаршу, которая на все лады проклинала мужика.
— Вы не понимайте! Она мерзкая воровка! — ревел мужчина, за что и поплатился ударом веника по лицу. Андерс не боялась, что ее сейчас поймают. Во-первых, услышать аргумент незнакомца было практически нереально. А во-вторых, ее не дадут в обиду в этом месте.
Вскоре нарушителя спокойствия удалось выгнать. Лишь громкие крики старушки разносились по округе. Она требовала возмещение ущерба и Айрин была с ней полностью согласна!
— У него может быть сотрясение. Надо как-нибудь переправить его в лазарет. У меня даже нашатыря с собой нет
Вывел девушку из задумчивости голос Лиссы. Айрин обернулась и увидела лежащего на полу парня. «Вот ведь...» Быстро подойдя к пострадавшему, она ощупала его голову и проверила наличие пульса. «Вряд ли конечно помрет от такого удара...» Айрин прекрасно разбиралась в травмах. Улица многому учит, как не крути.
— Жить будет, — вынесла вердикт воровка. Оглядевшись, девушка схватила кружку слегка остывшего чая, обмакнула в него пальцы и начала брызгать в лицо парню.
— Подъем! Не время разлеживаться! Надо валить отсюда. Иначе не только меня, но и вас побьют!
После этого, Айрин уже обратилась к девушке:
— Похоже, нужен будет твой черный ход.

+5

20

В голове всё ещё гудело, но глаза уже начали различать очертания ножек стульев, осколков старинной вазы и лица... Лица прекрасной девушки, склонившейся перед ним
— У него может быть сотрясение. Надо как-нибудь переправить его в лазарет. У меня даже нашатыря с собой нет, — молвила Лисса, хлопая Форселя по щекам.
— Все... В порядке... — прокряхтел горе-герой и попытался приподняться, но внезапный приступ кашля снова свалил его.
«Черт побери, здесь не мыли полы дольше месяца, — проворчал голос в голове».
Запылившееся лицо оросили теплые капли с сильным запахом смородины.
— Подъем! Не время разлеживаться! Надо валить отсюда. Иначе не только меня, но и вас побьют! — раздался встревоженный голос Айрин.
Юноша невесело усмехнулся и с большими усилиями поднялся на ноги. Левая бровь кровоточила, голова болела.
— Похоже, нужен будет твой черный ход, — обеспокоенно обратилась брюнетка к Лиссе. Из-под свалившейся на глаза гривы дампир смотрел на рыжеволосую девушку. В ней, казалось, все было идеально. Странно, конечно, но такое чувство Митчелл испытал впервые. Похоже, что влюбился.
— И что мы будем делать? — Форсель решил доверить девушкам свою судьбу на некоторое время. Это самый лучший вариант, особенно если они соберутся уходить из библиотеки — удастся посмотреть город.
— А где громила? — поинтересовался паренек и решил осмотреть своих новых знакомых, не пострадали ли они. К счастью, обошлось только испугом. В остальном все было нормально, разве что браслет Лиссы перекочевал на запястье Айрин, а флакон с эликсиром начал просвечивать.

Отредактировано Форсель Митчелл (15.08.2013 22:04)

+5

21

Лисса энергично поднялась с колен.
— С громилой уже должен беседовать кто-то из властей, но сейчас он вряд ли в состоянии что-либо говорить. Надеюсь, я не выжгла ему глаза этой штукой.
Она постояла с секунду, собираясь с разбежавшимися после экстремальной ситуации мыслями.
— Айрин права, надо бы незаметно уйти. Вы тут приходите в себя и двигайтесь в самый дальний зал.
Хольд быстро покидала свои вещи в сумку, не забыв прихватить пару книг, и опрометью кинулась между высокими стеллажами. Достигнув последнего зала, отодвинула полупустой невысокий стенд. За ним — низенькая железная дверка. Лисса достала свой маленький нож и, просунув его между дверью и косяком, поддела запор с той стороны, откидывая его. Потянула дверь на себя, та с трудом поддалась, оставив на каменном полу ржавый след. Девушка обернулась, со странным чувством тревоги ожидая своих новых знакомых. Когда они появились, она призывно махнула рукой и юркнула в пахнущий сыростью проем.
Дверка находилась чуть выше пола, и Лисса спрыгнула прямо в холодный ручей, струящийся по полу, натекший, видимо, после долгих весенних дождей. Ноги обожгло холодом, и девушка не смогла удержаться от тихого ругательства. Приподняв полы длинной юбки, прошла чуть вперед, давая своим спутникам место для спуска.
Чиркнула спичкой, зажигая свечу. Так удачно сложилось, что сегодня она купила целую связку домой. «Домой... Как хочется уже домой, подальше от всей этой сырости. Все еще чувствую себя заболевшей». Узкий туннель постепенно осветился. Стены были сложены из красного кирпича, потемневшего от сырости и потрескавшегося. С низко нависающего потолка струйками текли крупные грязные капли. Под ногами быстро промелькнуло что-то темное и скрылось в одной из темных ниш, каких было много в длинном ветвящемся проходе. Только сейчас Лисса поняла, насколько опасно было то ее ночное путешествие. Тогда у нее не было света, и одним только чудом ей удалось выбрать сразу верную дорогу, не заплутав в этом бесконечном лабиринте. В ту ночь она и не могла предположить, насколько огромна эта система.
Подождав пока Айрин и Форсель спустятся вниз, она закрыла за ними дверцу, опуская на место ржавый засов. На самом деле ей странно нравилась вся эта ситуация, это ощущение приключения и загадки, какому не было места в ее распланированной, обыденной жизни. Происшествие сегодняшнего дня здорово развеяло ее обычную ежедневную скуку, ее постоянное кольцо из учебы, сбора трав, практики дома и сна.
Присмотревшись к Форселю, она увидела у него что-то темное над бровью. Она снова порылась в своей необъятной походной сумке, достала маленькую баночку.
— Вот возьмите. Это должно приостановить кровь. А то здесь такая ужасная грязь, еще заразитесь чем-нибудь.
Она отвернулась и посмотрела в темноту коридора. Со светом почему-то все стало выглядеть очень жутко.
— Надо идти, тут минут десять, и выйдем на соседнюю улицу, за библиотекой. Там можно сразу уйти переулками.
«Надеюсь, я не потеряюсь и вспомню правильную дорогу».

+4

22

Когда Лисса ушла, Айрин вопросительно посмотрела на пострадавшего. Ей было немного (совсем чуть-чуть!) совестно. Ведь это за ней пришли. «Хотя, сам виноват! Нечего было подставляться!» — раздраженно подумала воровка, вставая с колен.
— Ты уже можешь идти или кружиться голова? При таком ударе, вряд ли будет сотрясение, — девушка равнодушно пожала худыми плечами. На самом деле, она была практически уверена, что с юношей ничего страшного не случилось.
— В любом случае Лисса нас ждет, — Айрин протянула руку, помогая встать Форселю. Хотя, пользы-то от ее помощи с ее «великой силищей». Раздраженно мотнув головой, девушка спешно направилась в ту сторону, куда ушла новая знакомая.
«Как интересно...» — голубые глаз сверкнули любопытством, когда девушка увидела проход в стене. «А я и не подозревала, что тут такое есть!» — с искренним восхищением подумала брюнетка, быстренько подходя к двери и заглядывая внутрь.
— Мда... — протянула она после критического осмотра помещения. — Похоже, я была права на счет простуды и мне ее не избежать, — последние слова девочка проворчала себе под нос и легко спрыгнула в воду, почти не подняв брызг. Зато подняв слабый шум, шипя ругательства. Ноги странно немели из-за холодной воды, но девушка, сцепив зубы, немного отошла, пропуская Форселя.
Когда дверь была закрыта, стало довольно темно. Айрин не особо боялась темноты. Она привыкла жить тогда, когда на улице ночь, но все же, услышав писк, тихо ойкнула.
-Тут что и крысы есть? — удивленно произнесла она, когда краем глаза заметила шевеление чего-то маленького. — Надеюсь, змей нет. Хотя...
Договаривать Андерс не стала, потому что запнулась об что-то острое и чуть не свалилась, но вовремя смогла удержать равновесие.
— Что б тебя... — тихо выругалась воровка, чувствуя тугую боль в пальце. Она была уверенна, что если бы не холод, то больно было бы в тройне сильнее.
«Кажется, я поцарапала большой палец. За что мне это?!» — с унынием подумала девушка, но ничего не сказала вслух. Жаловаться тем, кого она почти не знает, Айрин не будет. Она предпочтет молча терпеть боль.

+4

23

Форсель крепко стоял на ногах. Боль в голове практически утихла, и все было бы хорошо, но юноша потерял способность воспринимать происходящее в окружающем мире ясно, да тут еще и это странное чувство...
— Ты уже можешь идти, или кружится голова? При таком ударе, вряд ли будет сотрясение, — поинтересовалась темноволосая барышня, когда Лисса побежала возиться с тайным выходом.
— Что? — едва слышно спросил дампир. И без того медленное восприятие стало совсем никуда не годным. Ведь только по прошествии пятнадцати секунд он понял, что сказала ему Айрин, и уже собрался ответить, что все в порядке, как девушка сказала еще что-то и ушла. Ничего не поделаешь, придется идти следом.
Лисса проделывала какие-то непонятные и размазанные махинации своим ножом. Не прошло и минуты, как дверь открылась. Запах старых как мир книг разнообразился вонью всех видов отходов и еще невесть чего.
До ушей донесся резкий скрип, вызванный трением ржавой стали о каменный пол. Девушки ловко юркнули в маленький проход, и Митчелл последовал за ними. Восприятие подвело, и он ударился головой.
«Проклятие» — пронеслось в мутном сознании паренька.
Лисса зажгла свечу. Все вокруг замерцало яркими огоньками — светом, отражающемся от потока воды под ногами, от капель, стекающих по стенам, от глазных яблок крыс, мельтешащих внизу.
Крыс? Хотя, чего удивляться...
«Не удивлюсь, даже если встречу крысу с третьим глазом или второй головой» — подумал Форсель, обнаружив в «божественном» смешении запахов что-то похожее на яд или химические вещества.
От резкости сточных благоуханий заслезились глаза, и без того если не прекрасное, то интересное мерцание преобразилось.
Полуботинки захлюпали по ледяной воде. Их обладатель прошел мимо уступающей дорогу Айрин, созерцая зрелище, созданное светом свечи и водой.
Кровь капала с бровей в воду, и этот звук начинал раздражать возвращающееся в прежнее состояние сознание дампира. В этот момент Лисса передала юноше один из своих многочисленных флакончиков.
— Вот возьмите. Это должно приостановить кровь. А то здесь такая ужасная грязь, еще заразитесь чем-нибудь.
Должен признаться, паренек растаял. Как снежок за шиворотом. Он и подумать не мог, что это — всего лишь благодарность.
Митчелл принял флакон из рук девушки и шокированно поблагодарил. Открыл, обмочил в жидкости чистый палец и принялся намазывать на бровь.
«Жжется, однако» — подумал Форсель и, закрыв флакон, положил его в нагрудный карман рубашки.
Подошва ботинка зацепилась за что-то. Такую мелочь юноша и в нормальном состоянии не заметил бы. Зажмурился и полетел головой вниз. Но, как ни странно не упал, а просто повис в воздухе.
Дампир открыл глаза и увидел гвоздь в дюйме от своего лба. Та самая левитация, которую он не любил и от которой хотел избавиться, спасла ему жизнь. Абсурд!
Но не время думать об этом. Митчелл встал на четыре опорные точки, одной рукой нащупал в воде что-то плоское, быстро поднялся на ноги и разглядел находку.
— Зеркало! — заликовал паренек. В голове возникла восхитительная идея.
— Лисса, будьте добры, дайте свечу, — попросил Форсель и, приняв источник света, расположил его перед зеркалом, направленным вперед. Конечно, это не очень помогло, но проход заметно посветлел.
— У вас не найдется еще одного зеркала? Это дало бы еще больше света.

Отредактировано Форсель Митчелл (18.09.2013 18:54)

+4

24

Лисса медленно положила ладонь на холодную, влажную и чуть склизкую стену и задумчиво посмотрела в темный проем справа от нее. Свеча выхватывала такой же грязно-красный кирпич сводов, мерцающую на свету беспокойную воду и зеленоватые пятна мха на бетоне. Затхлость, плескание ручья, шуршание голодных крыс — вот и все немудреные составляющие тайного хода. Хотя, девушка старалась не думать об этом месте в таком ключе, предпочитая считать это переплетение извилистых коридоров обычной системой стока воды. Возможность набрести на что-то опасное, скрывающееся в вечном мраке подземелья, не вызывала у нее радостных чувств.
Хольд оторвалась от созерцания бокового хода и посмотрела вперед. Та же уходящая во мрак узкая кишка тоннеля, кирпич, вода, тени крыс. Ничего, что могло бы послужить визуальным отличием одного прохода от другого. Лисса почувствовала, что ее начинают охватывать холодные щупальца паники. Она не помнит дорогу. В этот раз все выглядело совсем не так, как в ту холодную осеннюю ночь. Она мысленно проклинала себя за свой болтливый язык, за то, что вообще полезла во все это дело, за безрассудство, с которым она потащилась под землю с двумя незнакомцами, не зная ни пути наверх, ни назначения мрачных коридоров... А ведь тогда у нее не было даже спички с собой.
Девушка ликующе улыбнулась. «Верно, у меня ведь совсем не было света!» Она закрыла глаза и провела ладонью по стене, пытаясь вспомнить свои ощущения в ту ночную прогулку. Пальцы коснулись знакомой, чуть шероховатой выемки на кирпиче, большой трещины, полоски скользких водорослей... Вот он, тот длинный сложный путь, отмеченный миллионами примет. Страх постепенно отступил. В конце концов, это просто большая сточная канава. Никакой опасности и множество выходов на поверхность. Хольд аккуратно выдохнула, стараясь ничем не выдать спутникам своего минутного замешательства. Ее руки помнят верную дорогу.
Она обернулась как раз в тот момент, когда Форсель повис в воздухе над опасно торчащим острием гвоздя. Свеча в руке девушки дрогнула. Лисса не успела даже вскрикнуть, и в ее сознании грязная сточная вода уже окрасилась в густой красный. Но через секунду парень уже стоял на коленях в воде, радостно рассматривая осколок зеркала. Хольд молча отдала ему источник света, все еще переживая прилив липкого страха, от которого спина и ладони стали вдруг отвратительно влажными. В коридоре стало светлее и немного спокойнее. Свет обладает чудесной, вселяющей уверенность силой.
— У вас не найдется еще одного зеркала? Это дало бы еще больше света.
Хольд покачала головой. В ее сумке можно было найти все что угодно, но только не зеркало. Ее интересовало все вокруг, кроме собственной внешности.
— Боюсь, здесь я вам ничем не могу помочь. Да и так света вполне достаточно, здесь недолго, всего пара поворотов, и мы у трактира, — она перевела взгляд на Айрин. — И надеюсь, змей здесь действительно нет, это было бы не очень хорошо.
Слух Лиссы вдруг уловил вдали коридора что-то похоже на неуверенные шлепки по воде. Она в ужасе замерла, лихорадочно ища этому звуку объяснение. Захотелось вернуться обратно в теплое и светлое помещение библиотеки под крылышко строгой старушки-библиотекаря. Но все здание наверняка уже наводнено служителями власти. Тем временем звук стих, и девушка достала еще одну свечу, нарисовала ею на стене восковую стрелку в проход и посмотрела на спутников.
— Ну что, полагаю надо идти.
Она старалась звучать расслабленно и уверено, но звук тихих шлепков не выходил у нее из головы. Она могла только надеяться, что это была игра напуганного подсознания, и они никого не привлекли своим ярким огоньком свечи.

+2

25

Айрин откровенно тут не нравилось. Ноги уже изрядно замерзли, да и палец болел все сильнее. «Если я умру в таком месте, то это будет высший позор!» — с грустью решила девушка, тяжело вздохнув. Внезапно что-то задело ее ногу и Андерс с писком отскочила.
— Ну, ничего себе! — вырвалось у нее, когда она увидела, что в воде плывет крыса. — Они и плавать умеют! Здорово!
Девушка нагнулась и с любопытством исследователя начала тыкать пальцем крысе в бок, следую за ней, и чуть отдаляясь от друзей. Вообще, как сказал однажды библиотекарь, когда наблюдал за своей подопечной, Айрин могла бы стать отличным ученым. У нее всегда было сильное любопытство к тому, что она просто видит. «А почему огонь оранжевый, а трава зеленая?» — такие вопросы часто слетали с губ маленькой девочки. Некоторые ставили в тупик даже самого опекуна, но он старался отвечать лишь правду.
— Если тут есть змеи — это здорово! — откликнулась Айрин на слова Лиссы. — Змеи красивые и умные создания. Как и крысы.
Тяжело вздохнув, девушка отстала от бедного грызуна. Который безуспешно пытался оттяпать палец своей мучительнице. Сделав очередной шаг, Айрин услышала всплеск. Потом еще один. И еще. Будто кто-то идет. «Бред. Да кому что тут надо?» — задумалась девушка. «Но кто-то же все это построил, так?»
— Знайте, ребята, мне тут совсем не нравится. Я хоть и часто бываю в подобных местах, но тут слишком сыро. Так что пойдемте... куда-нибудь, — проворчала Андерс, прищурив глаза и стараясь разглядеть кого-нибудь в полумраке.
«Как же я не люблю неизвестного. Как же я не люблю людей...» — с каждой мыслью глаза и выражение лица Айрин становились все взрослее и даже жестче. Пропала веселая улыбка и искорки в глазах.
«И как нам выбраться из этой дыры? Похоже, мы немного заблудились...» — с грустью подумала воровка и снова посмотрела на своих спутников. Уже не тем взглядом наивного ребенка. Оценивающий взгляд пробежал их с ног до головы. «Если встретим кого-нибудь, смогут ли они защищаться?» — размышляла в этот момент Андерс, продолжая разглядывать девушку и юношу.
— Хотя какая разница? Тут никого нет, Айрин. Так и знай, — очень тихо прошептала сама себе воровка и уже громче добавила:
— Ну, что, Лисса? Куда надо топать?
«Лишь бы не в ту сторону откуда были звуки».

+4

26

По-прежнему пронося по мрачным и сырым коридорам источник света, Форсель созерцал отблески, с появлением зеркала ставшие еще интереснее. Он, как и полагается лидеру, пусть условному и временному, шел не спеша, время от времени оглядывая своих спутниц. Девушки были встревожены хлюпающими звуками, разносящимися по коридору и исходящими откуда-то спереди, и юноша уже спешил присоединиться к ним. Он же шел первым, поэтому достаться ему, как обычно, должно было больше всех.
Шаги (дампир не сомневался — это были именно шаги) дублировались, причем практически незаметно. Скорее всего, впереди шли два человекообразных существа. Уже было слышно тяжелое дыхание одного из них, а еще через минуту, показавшуюся напуганной компании вечностью, глаза незнакомца отражали свет самодельного светила.
«Спасите» — одними губами прошевелил мужчина, по форме похожий на наемника из гильдии охотников. К горлу его был приставлен огромный мясницкий нож.
Шедший сзади, завидев паренька и девушку, растянул губы в злобной ухмылке, полностью открывая взору блестящие от слюны длинные клыки.
Произошедшее далее шокировало горемык — за долю секунды гуль разорвал шею наемника на кусочки и принялся хлебать фонтанирующую во все стороны кровь.
Митчелл держался изо всех сил, чтобы его не вывернуло. Он видел, как умирали люди от болезней или старости, но убийств, да еще и таких жестоких, встречать ему не приходилось.
Редкие седые волосы на голове гуля окрасились в алый, лицо моментально залилось кровью. И без того бледное и измотанное лицо охотника становилось еще бледнее, глаза безжизненно помутнели, губы треснули, а упырь все напивался и напивался. Сколько литров крови в человеке? 5? Форсель не сомневался, что одержимое существо допивало последний. Руки начали дрожать как осиновый лист, и приходилось приложить немало усилий, чтобы не выронить свечу из них. Ведь в темноте у гуля больше преимуществ, чем у подростков.
Наконец упырь отбросил иссушенный труп наемника в сторону и посмотрел на своих потенциальных жертв. Сейчас он был полностью удовлетворен пятью литрами крови охотника, но рано или поздно захочется еще. Запастись не помешало бы.
Чтобы поймать наемника, пришлось несколько дней убегать от него по всему Филтону и заманивать в этот злачный коридор. А тут и напрягаться не надо — вот они, три беззащитных кролика, так и манящих запахом своей кровушки.
Юноша начал быстро прикидывать в голове, каковы их шансы убить или хотя бы травмировать гуля, и понял, посмотрев на большой бицепс существа, что крайне малы. Оставалось только бежать.
Дампир резко развернулся, бросил своим подругам по несчастью призыв бежать и устремился за ними, едва удерживая в руках источник света и периодически направляя луч зеркалом в поисках поворота.
Парень оглянулся — кровопийца не отставал, медленно, но верно догоняя молодых людей.

Отредактировано Форсель Митчелл (21.09.2013 18:36)

+2

27

Спотыкаясь, Лисса медленно брела по узкому коридору за темным силуэтом Форселя, легко касаясь ладонью влажной стены, будто считывая с ее мелких неровностей дорогу, и лениво указывая направление. Снова вернулось противное поскребывание в горле, и однообразный коридор вокруг вдруг начинал смазываться и тускнеть, словно залитый водой акварельный рисунок. От бликов рябило в глазах, вызывая предпростудную головную боль. Девушка нащупала длинную трещину и внутренне заликовала. Еще пара-тройка поворотов, минутка препирательств с местным трактирщиком и заветный горячий эль в ее руках! Но что-то ее тревожило, что-то такое...
Ну вот, снова эти странные шлепающие звуки шагов. Хольд сбавила шаг, чувствуя, как бешено застучало в груди сердце. Кому, кому может понадобиться тут бродить? Кто еще знает об этих мрачных коридорах? Девушка хотела остановить Форселя, попросить выбрать другую дорогу или хотя бы переждать, но передумала. Им некуда идти и некуда прятаться. Если они сейчас свернут с этих последних метров до выхода, неизвестно, как скоро они найдут дорогу на поверхность. В конце концов, может быть это просто животное. Собака там, или даже может быть две... Хольд подняла голову, и увидела прямо над собой большую паутину. Она увидела ее пугающе четко, все ее тонкие, поблескивающие капельками воды нити, строгие геометрические формы, жирного волосатого паука в углу и пару мошек, бившихся в агонии в ее смертельных сплетениях. Вот просто как они в этом лабиринте подземелья.
Хрип впереди заставил девушку вздрогнуть. Она посмотрела вперед, с трудом фокусируясь на происходящем. Болезненно воспаленное сознание реагировало раздражающе медленно. Хольд успела только выхватить в желтом свету свечи расширенные зрачки мужчины, отвратительный оскал монстра за ним, хлещущую из рваной раны кровь и металлический блеск ножа. Через секунду, она уже бежала в темноту коридора, подобрав длинное платье, скользя на мокром бетоне и натыкаясь на стены. Она даже ни о чем не думала, она не поняла и не хотела понимать, что произошло с тем мужчиной и что происходит сейчас с ними. Она просто слышала свистящее дыхание твари где-то позади нее и бежала так быстро, как только могла, спасая свою жизнь. А вредное сознание все подкидывало ту картинку бьющегося в липких нитях паутины мотылька и паука, терпеливо замершего в углу.
Еще один поворот, ноющее от грубого столкновения со стеной плечо, разбитая в кровь ладонь, и девушка влетела в обширный подземный зал. На противоположной стене — тьма, еще более густая, чем вокруг. Лисса бросилась в этот маленький проем, нашаривая обитую железом, влажную от сырости дверь. В отчаянии навалилась на нее, пытаясь сдвинуть с места и моля своих спутников о помощи. Эта маленькая, намертво вросшая в илистый бетон дверь — кажется, единственное, что может спасти сейчас их жизни.

Отредактировано Елиссавета Хольд (30.09.2013 02:25)

+1

28

«Я была права№ - подумала Айрин, но эта мысль почему-то не согревала Айрин. Почему? Может, потому, что права она оказалась в том, что те звуки издавал убийца? Или может потому, что он не любила сырые подземелья? Но сейчас, смотря на то, как монстр выпивает кровь из своей жертвы, Айрин чувствовала дикое отвращение. Страха почему-то не было. Может из-за шока, а может из-за того, что этот гуль и в подметки не годился ТОМУ монстру. Но сейчас и не было тигра, который готов был их защитить.
— Ненавижу, — зло прошептала девушка, когда гуль посмотрел на них. Айрин кинула обеспокоенный взгляд на спутников. «Смогут ли?» — пронеслось в голове у Андерс. «Но какая мне разница? Надо бежать самой!» — последняя мысль была отрезвляющей. Воровка усмехнулась. Стартовала она последней, но быстро нагнала своих спутников. Вода ужасно мешала. Да еще и палец стал ныть сильнее.
«Такими темпами, он нас нагонит слишком быстро!» — испуганно подумала Айрин. Оглянувшись, девушка усмехнулась и на бегу подхватила крысу, которая тут же вцепилась ей в палец. «Мерзавка!» — яростно решила Андерс и кинула крысой в сторону гуля. Послышался писк и глухой звук. «Отлично!»
Дальше была дверь. Айрин она показалась лучиком во тьме.
Дверь захлопнулась за спиной. Тяжелое дыхание мешало говорить. Но вот смеяться никто не мешал.
Айрин захохотала, прижимаясь спиной к двери.
— Представьте... се... себе... — смех вырвался из легких. — Были в библиотеке и встретили гуля!
Снова дикий смех. На глазах появились слезы. Но Айрин довольно быстро успокоилась. И нет, это была не истерика.
— Так. Проблемы... Лисса, ты как? Сможешь идти? — быстро спросила Айрин, отлипая от стены и задумчиво разглядывая свою знакомую.
— Сейчас ты нам мало поможешь, поэтому вот он, — воровка ткнула пальцем в грудь юноше, — тебя понесет. А сейчас...
Андерс задумчиво оглянулась.
Огромный зал и множество выходов. «Да. Просто прекрасно!» — раздраженно подумала девушка, прищурив глаза и быстро подходя к выходам.
Айрин втянула воздух и тут же скривилась.
— Какой кошмар! Даже в трущобах пахнет приятнее! — с омерзением протянула воровка и поежилась.
— Тут должен быть выход. Точнее запах либо пыли, либо слабый ветер! — объяснила Айрин свои действия и направляясь к другому тоннелю.

+4

29

Небольшой сеанс изнуряющего бега с препятствиями в конечном итоге завел молодых людей в тупик, что было вполне ожидаемо.
«Мать твою, да поглубже» — пронеслось в голове юноши, а потом он споткнулся обо что-то и уронил свечку в воду.
Стало слишком темно, чтобы что-то различать, но Форсель запомнил, что где-то справа Лисса, собирая оставшиеся у нее силы, на что-то усердно давила.
«Она слишком умна для того, чтобы давить на что-то просто так, да еще когда за тобой гонится упырь» — подумал дампир и ринулся на помощь спутнице, настолько аккуратно, насколько смог.
Сзади что-то обделенно заревело, выражая всю досаду промаха, и уже через пару секунд снова бросилось на компанию, пытающуюся открыть какую-то странную дверь. Но, видимо, в этот раз судьба была благосклоннее к ребятам, и они мгновенно юркнули в проем, быстро закрыв за собой дверь. Чудище взревело еще громче.
Айрин, будучи крайне непредсказуемой девушкой, залилась истерическим смехом.
— Представьте... се... себе... Были в библиотеке и встретили гуля!
Парень неодобряюще посмотрел на нее.
— Да уж, весело.
Зал, в который они проникли, был тускло освещен одним догорающим факелом, когда другие уже потухли. С потолка капала вода, отдаваясь эхом и давя на мозг. Воздух был пропитан запахом отсыревших и начинающих гнить книг, которые выбрасывались сюда уже не одним поколением библиотекарей. В основном это были, нетрудно догадаться, учебники, изрисованные буйными школярами, но иногда на таких свалках можно было найти какой-нибудь ценный манускрипт. И не важно, сколько раз в нем был нарисован любимый орган хулиганов.
В конце концов, брюнетке удалось успокоиться, и она, не устуупая по уму новым друзьям, все сообразила и раздала команды.
Митчеллу досталось нести Лиссу на руках. Он был совсем не против, даже за, ведь положение юной натуралистки оставляло желать лучшего. Да и нравилась она ему. Поэтому он незамедлительно принялся за свои обязанности.
— Айрин, — обратился юноша к спутнице, — попробуй зажечь потухшие факела тем догорающим. Только осторожно!
Крепко удерживая Лиссу и даже не думая прикасаться туда, куда не следует, он побрел куда-то вперед, выглядывая впереди что-нибудь похожее на выход.
Зал (или коридор?) начал светлеть, демонстрируя все новые и новые кучи книг. Айрин хорошо справлялась.
— Надеюсь, в этот раз мы не встретим гуля, — обреченно вздохнул Форсель.

Отредактировано Форсель Митчелл (10.12.2013 16:14)

+4

30

В подземелье ощутимо посветлело, но теплее нисколько не стало. Хольд покорно свисала с рук Форселя, чувствуя себя безвольной тряпичной куклой, и уныло смотрела на медленно проплывающие мимо кучи размокших книг. Промокшее до последней ниточки платье противно липло к коже, ничуть не способствуя быстрому выздоровлению, но на чужих руках было тепло. Хоть это и порядком смущало девушку.
Расплывшиеся в грязных лужах старые книги вызывали у Лисы неприятное впечатление их собственной брошенности и ненужности в темноте холодного подземелья. Но девушка вдруг узнала этот раздражающий обоняние запах мокрой бумаги, и почувствовала совершенное облегчение. Этот запах сопровождал ее последние метры перед выходом на поверхность, и если сейчас на них не выскочит еще какое-нибудь ошалевшее от летней жары существо, то они будут спасены.
— Надеюсь, они не устроили тут какое-нибудь уютное семейное гнездышко гулей. Надо будет сообщить о произошедшем, наверное. Нельзя так, — Лиса сглотнула, успокаивая саднившее горло, — оставлять это. Кстати, мы скоро должный выйти.
Удивительно, что случайность привела их в тот же коридор, из которого вышла Лиса. А ведь какой огромной должна быть эта сеть подземных ходов, если они пришли в то же место, но с другой стороны. И как славно, что с ними есть неунывающая Айрин, потому что Хольд уже была готова поддаться панике, забиться в темный уголок и тихо там рыдать, проклиная себя, что без особой надобности пошла этим дождливым днем в библиотеку.
Кучи книг постепенно иссякли, и то с одной, то с другой стороны стали появляться черные проемы выходящих сюда туннелей. Похоже, это был центральных ход всей системы. Во всяком случае тогда их нахождение здесь не казалось счастливым стечением обстоятельств. Но это значило, что и гуль мог выйти в этот коридор также легко. И если этот тоннель действительно был центральным, то это и неизбежно. Поэтому им надо быстренько убраться отсюда.
— Айрин, а мы могли бы просто взять с собой один из факелов? Зачем освещать тут все, словно парадный зал...
Мысль о таящемся в тьме проемов убийце заставила девушку снова собраться с силами.
— Форсель, спасибо, это было очень мило с твоей стороны. Отпусти меня, пожалуйста, — отчаянно краснея Лиса спустилась на пол. Ноги сразу обдало холодом, но желание убраться подальше возобладало над слабостью. Возможно, ее догадки ошибочны, но если нет — им действительно стоит поспешить. Коридор вдруг вильнул резко вправо, оставляя с левой стороны круглое углубление. Из решетки в его потолке бил тусклый дневной свет, и лила широким ручьем мутная вода. Похоже, на улице снова шел дождь. Но даже этот дождь был в миллион раз лучше темноты подземелья. Тьма подземных коридоров.
— А кто вообще мог зажечь здесь тот первый факел? — Лиса тревожно обернулась назад, ей все казалось, что гуль в следующую секунду появится за их беспечными спинами. — Подтолкните кто-нибудь решетку, и давайте уже закончим нашу не очень приятную прогулочку.

+4


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Поход за книгами


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC