Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » У дня есть слова, а у ночи — только настроение


У дня есть слова, а у ночи — только настроение

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/42-Otygrannye-fleshbehki/21.png
Участники: Эл Хиро, Кэссиди ла Въер, Стиг Дракула.
Локация: улицы Дракенфурта.
Описание: что может происходить ночью на улицах города? Солнце уже село, оставив власть кромешной тьме. Луна еле освещает темные улицы, дома которых и вовсе покрывают своей тенью малейшие намеки на свет, тишина захватывает дух, не давая спокойно дышать. Стоит тебе шагнуть на каменную кладку улицы, как эхо твоих шагов разнесется по всей округе и все спрятанные «страхи» тут же начнут атаковать, сердце буквально уходит в пятки, ты не можешь дышать, страх, не так ли? Это называется страх? И тут-то происходят самые интересные вещи, вы так не думаете? Именно в такой ночи, именно под звуки этого эха, именно от страха такой тишины...
Но что же девушка делала на улице в такое время суток? Гуляла? Как и следовало ожидать, подобные прогулки не заканчиваются приятными последствиями. За свою глупость всегда надо платить... Вопрос только в одном — чем?
Дата: 8 октября 1826 года.

0

2

«Не драматизируй, Эл, всё отлично», — проголодавшийся дампир изнурял себя самоубеждением: «Еды нет... Не беда, как будто я впервые попадаю в щекотливую ситуацию, хм. Одежда грязная, вернее только штаны, рубашку я уже благополучно утащил у несчастного смертного». Собственно, ничего плохого со случайным встречным юноша не сделал, просто лишил того верхней части гардероба. Однако, стоит признать, что обитание вне дома, в непривычной среде да и на улице изрядно потрепало нервы Элу, что не могло не отразиться на его поведении. Всегда мягкий и добрый, можно даже сказать слабый парнишка вёл себя рассудительно, холодно и был весьма предусмотрителен. Живой пример того, как обстановка меняет человека, то есть, простите, дампира.
«Хотел бы я закрыть глаза и оказаться дома...» Это казалось таким невозможным сейчас. Каждое безумие имеет свою цену, а плата за его недавнее сумасшествие с побегом не что иное, как невозможность повернуть назад. «И ведь даже не факт, что всё это я сделал не зря. Дурак, что с меня взять?!»
Перед глазами промелькнула тень. Юный дампир встрепенулся, мгновенно встав с земли и выследив взглядом, куда эта самая «тень» направилась. «Девушка...» Тело действовало быстрее, чем разум, и без лишних мыслей Хиро нагнал симпатичную девчушку, развернув спиной к себе и зажав рот.
— Не сопротивляйся. Ты даёшь мне вволю насладиться, и я обещаю отпустить тебя живой, если же нет... — юноша вытянул из кармана небольшой ножик, властно проведя лезвием по ноге «жертвы». Тонкая ткань её одежды легко разъехалась, оголяя бедро. — Выбор только за тобой, малышка.
И хотя сам Хиро не мог похвастаться крепким телосложением, 170 см роста и жалкие 50 кг явно не тянули на образ супергероя, но девочка попалась на редкость маленькая, что на её фоне Эл выглядел весьма статно.
Девушка что-то промычала, заёрзав в его руках и делая попытки повернуться. Её хрупкое тельце выглядело беспомощно и даже как-то уныло. Но как же хотелось сломить, порвать, изувечить это прекрасное создание, которое так нуждалось в ласке.
— Я предупреждал тебя, — с этими словами Хиро пырнул ножом плечо жертвы, втолкнув нож внутрь и для надёжности припечатав ладонью. Девушка издала истошный звук, который с хрипотцой прорвался сквозь ладонь юноши, заставляя того вздрогнуть, ибо от такой «музыки» дампиру едва ли не поплохело. «Никакой эстетики, я ошибся в ней, красочно полакомиться не выйдет. Впрочем, наслаждение красотой сейчас не столь важно».
Притронувшись языком к лезвию и облизав окровавленное плечико, Эл ощутил себя почти счастливым. Кровь действовала лучше всякой грелки, успокоительного, или чего-либо другого, чего могло захотеться юноше в этот холодный октябрь. Мир словно наполнился смыслом на какие-то пару минут, чтобы потом вновь померкнуть. «Я слышу шаги? Кто здесь?»
Расфокусированный взгляд выловил в темноте ещё одну фигуру. Хиро склонил голову на бок, вглядываясь в силуэт. В том, что перед ним ещё одна девушка сомнений не было, но вот кем могла являться сия особа — оставалось загадкой. «Не хватало мне ещё попасться в лапы кому-нибудь». Парень ослабил хватку, развернув «жертву» лицом и легко припав к её губам. «В темноте же не понятно, чем мы тут занимаемся». Вот только он сильно просчитался, что не оставил её рот полностью закрытым, потому что девушка тут же забилась в истерике и криках, безжалостно ударяя кулачками своего «спутника» и совершенно нарушая романтичный образ, что столь старался изобразить дампир.
— Не вышло, — огорчённо признал юноша, отшвыривая истеричную девчушку в сторону и приближаясь к новому объекту интереса. Страх перед неизвестностью испарился.
— Как-то многолюдно этой ночью, вы не находите? — приблизившись вплотную прошептал Хиро прямо на ушко незнакомке. Глаза сквозь сумрак ощупывали её фигуру, хотя прикасаться к ней юноша не спешил. А вот поиграть хотелось! Из всех уличных развлечений это приносило хоть какое-то моральное удовлетворение. — Что вы здесь забыли, миледи, так поздно? — голос дампира звучал очень тихо, мелодично, таким можно убаюкать, если того хотеть. Только у Эла были несколько другие желания и даже не продолжить трапезу, а так, приукрасить эти серые сутки.

+2

3

Сегодня был бесконечный день. С утра занятия с профессором, которые уже постепенно вошли в норму, затем она занималась, только одна, потому что рицин был занят чем-то другим. Вечером, кажется, он тоже говорил про какой-то эксперимент. Кажется, ему показалась интересной одна из страниц записей ее родителей. Кэсси уже многое понимала, однако именно записи родителей давались тяжелее. Она вроде понимала, но как-то не углублялась, не хотела. Казалось, что если она выучит все и сможет делать все-то же самое, ей откроется какая-то тайна, которую девушка не хотела вспоминать. Все таки память страшная штука. Она играет с нами в свои каверзные игры, заставляя бояться, думать, работать, мыслить, вспоминать. А все зачем? Просто потому, что так получилось, просто потому, что так решила Роза. Нет других объяснений. Научные? Потеря памяти от шока и прочего? Но ведь даже это должно иметь начало и причину. Это не меняет сути. Сегодня она ушла из больницы, как только солнце начало падать за горизонт.
Это был бесконечный вечер, его бесконечность отражалась в небесах, и длинные невиданные тени ложились на землю, клубился туман, поднимаясь кверху и превращаясь тут же в красноватые облака, от которых менялись все краски до самого горизонта. Алый сменялся оранжевым, синеватый, цветом морской волны. Здесь можно заметить все, стоит тебе открыть свою фантазию.
По истечению времени свет в окнах домов начинал гаснуть, солнце и вовсе решило покинуть эту землю на очередную ночь. Кэссиди остановилась, посмотрев в очередное окно дома. Частливые люди, что тут сказать? Они живут среди завещанного добра, среди подарков, и каждый предмет их обстановки — воспоминание. Каминные часы, медали, портреты, ракушки, пресс-папье, ширмы, шали. Их шкафы битком набиты бутылками, отрезами, старой одеждой, газетами — они сохранили все. Это их память, их целая жизнь. А мисс ла Въер свою набитую «жизнь» не так давно спалила. Да-да, до сих пор она с грустью вспоминает этот «инцидент», однако жалеет о нем куда реже.
Ночь.... Уже ночь... Темный мир лежал под звездами — мир, в котором неуютно чувствовали себя живые, и совсем не было места мертвым. Кэссиди уже отошла от незнакомого дома, огни в котором тоже погасли, забирая с собой не приятные воспоминания и мысли. С каждым шагом эхо от ее каблуков становилось ярче, красочней. Его можно было услышать далеко до того, как она приблизиться к месту. Кстати о месте. Кэсс услышала странный звук, тут же остановилась, прислушиваясь. Не удалось. Следом была тишина. «Показалось» — подумала девушка, спокойно зашагав дальше. Она, наверное, и не заметила бы ничего, и не обратила бы внимание на странную парочку, если бы не то самое «показалось». Девушка не стала входить в переулок, где они стояли, она лишь попыталась присмотреться. Мужчина просто целовал свою спутницу. Что же. Возможно, это вполне нормально. Кэсси уже собралась уходить, как снова тот голос. В этот раз ей не показалось. Кричала именно «спутница» незнакомца. Мало того, она начала его бить кулаками, очевидно, пытаясь вырваться. «Маньяк?..» — мысль в голове не заставила себя ждать. Радости, конечно же, от нее не было, и как девушка не пыталась себя успокоить, сердце начинало биться все быстрее, не давая возможности даже двинуться с места.
Монотонный голос мужчины сменился звуками его шагов, кстати говоря, жертву он свою «выкинул» и та, как ни странно, притихла. Может, ударилась? О ней думать сейчас не очень хотелось. Незнакомец приближался быстрее. Чем мисс ла Въер могла все обдумать и предпринять какие-либо действия. Он уже был слишком близко, она могла ощущать его дыхание и чувствовать его запах. Кстати говоря, о запахе, не очень-то приятное ощущение. Этот маньяк был не очень-то опрятным. Видимо не мылся он очень давно.
— Хм, милорд, что же вы делаете с юной леди, что она так кричала в ваших сильных руках? — с усмешкой произнесла девушка, максимально скрывая страх. Правда от страха то ничего и не осталось после того, как она почувствовала его «вкус». Что тут говорить? Скорее всего просто вампир без определенного места жительства, голодный, ну и прочее прочее. Кажется, такие особи бывали в больнице, пребывая там пациентами. Этого опасаться не стоило. Его наверное будет достаточно накормить и помыть и все, вампиреныша можно отпускать в свободное плаванье до тех пор, пока опять не одичает.
Кстати говоря, о самой Кэсси. С момента встречи с профессором характер юной особы изменился. Трудно говорить о лучшей или худшей стороне его изменения, но факт остается фактом. Она стала холоднее, постаралась спрятать в глубины сознание все эмоции и чувства, которые могли помешать в изучении науки. Собственно говоря, это во многом ее изменило: меньше страхов, больше правильных мыслей, обдуманные действия. Это можно назвать взрослением, не так ли?
Не долго думая, Кэсси решила брать ситуацию в свои руки, дабы не очутиться в западне, которую сейчас ей строил этот мальчишка. Она чуть подалась вперед, еще сильнее сократив расстояние и таким же спокойным голосом, каким говорят с маленькими детьми, произнесла:
— Малыш, ты голоден? — усмешку она сдержать не смогла. Это воистину было похоже на игру. Вопрос только в том, кто в итоге окажется победителем? Прерогатива быть съеденной вампиром ей не очень нравилась, значит, выиграть следовало бы ей. — Или ванна? Кажется это тебе бы не помешало..

+1

4

— А что можно было делать с этой леди? — в тихом уверенном голосе проскользнули нотки раздражения. Она не выдержала эстетической пытки, что для дампира сродни падения к низшим существам. «Быть красивой жертвой тоже надо уметь, тогда и ловить интересно, и наслаждение куда полноценнее».
— Юная леди была неосторожна и нарушила наш уговор, — уже спокойно пояснил Хиро, бросив мимолётных взгляд в сторону девушки, которая почему-то не спешила подниматься и убегать. «Почти как труп...» Нет, она не была мертва, дампир слишком незначительно «притронулся» к ней, дабы лишить жизни. Скорее всего, девушка просто потеряла сознание. «Она казалась мне сильнее, пока отталкивала и мутузилась».
— Голоден ли? Уже нет, — рука парня очертила неизвестную фигуру вокруг головы незнакомки, почти невесомо задевая выбившиеся волосы. Эти прикосновения нельзя было ощутить, слишком незначительные, мелочные, даже ветер сейчас дул сильнее. Усмешки, насмешки, картинные улыбки игривой особы не произвели на Эла никакого впечатления. Он даже не обратил на это внимания, сочтя чем-то лишним, не заслуживающим интереса, таким типичным для людей способом не показывать страх.
«Итого, что мы имеем: изнеженная особь женского пола. Скорее всего, человек. Опасности не представляет. Кажется, весьма капризная, безрассудная, эмоциональная и слабая».
— Вам не нравится запах пыли? — дампир прошествовал вокруг девушки. Упрекнуть его в нечистоплотности было крайне трудно, юноша мог забыть поесть, поспать, но следил за собой тщательно. Единственное, что не поддавалась его власти — пыль. Повсюду. И из-за шастанья по непонятным местам ею пропиталось буквально всё, за исключением новой рубашки, от той вообще шманило неизвестным ароматом, который раздражал Хиро куда больше ненавистной пыли.
«Я бы позабавился и перерезал ей глотку, но нет... Я добрый, лояльный, без повода почти не трогаю».
Дампиру сейчас очень не хватало ножа, который он не удосужился достать из предыдущей жертвы. Почти подарил. Щедрый. Продолжай в том же духе — и рискуешь долго не протянуть.
— Можно перебить его ароматом куда приятнее, например... Вам нравится запах крови?
Эл развернулся и в несколько шагов оказался возле лежащей девушки. Никаких признаков жизни (имеется ввиду движение) она по-прежнему не подавала. Но можно было заметить, что её грудь слегка вздымается в такт дыханию, а значит, за сохранность сего экземпляра можно было не волноваться.
Ловким движением руки парень извлёк из неё нож. Пухлые губы жадно скользнули по металлу, приобретая яркий кровавый оттенок. Кровь... Он вновь упивался ею, боясь проронить даже каплю, так беспечно слизывая с острого лезвия. Не глядя на то, что оно было маленьким, таким вполне можно раскроить язык напополам. Когда последняя капелька вожделенного лакомства исчезла во рту юноши, он будто возвратился на эту грешную землю. Только взгляд стал туманный, менее осмысленный. Коктейль из крови быстро одурманил мозг.
— Я не прочь ванны в комфортных условиях, но вы так беспечны, ужасно, — Эл едва отдавал себе отчёт в словах. Мысли путались. Действия теряли свой смысл. Подсознательно юноша хотел лишь продолжения банкета.
Он снова поднялся, найдя глазами девушку и убедившись, что та даже не двинулась с места. Несколько секунд и юноша вновь рядом, искусно заглядывает в глаза, выискивая в них ответы на немые вопросы. — Ну что, миледи, вам нравится кровь? Или может вам понравится чувствовать её на своих губах?
Схватив незнакомку за волосы, Эл наклонил её перед собой, снизив голос до едва различимого шёпота: — Я могу дать вам попробовать, хотите? — не дожидаясь ответа, юноша скользнул языком по хрупкой шее, надавливая большим пальцем на выступающую венку. Он не торопился, просто играл, наслаждаясь поведенческими реакциями.

+2

5

— Для начала бы посоветовала вам обращаться с столь прекрасными особами — Кэссиди кивнула в сторону лежащей и постаралась улыбнуться — чуть нежнее. Зачем же бросать барышню так грубо и, главное, насильно заставлять ее целовать вас? — Его совсем не следовало бояться, по мере его речь она как-то «привыкала» к тому, что находится посреди ночи на границе с полным мраком, где и происходили все действия, которыми она стала свидетельницей и небольшого света, который еще удавалось оставить луне. «Похоже, он еще молод, возможно «успокоить» его и отговорить от дальнейших злодеяний будет даже чуть проще, чем ей могла показаться на первый взгляд. Можно было заметить для начала, что Кэссиди была выше его (сантиметров так на 7-8, прибавляя к росту ее каблучки) и выглядела старше (хотя вероятно обманывало освещение или же попытка успокоиться в данной ситуации).
— Ну почему же? Пыль, особенно когда она мокрая, пахнет потрясающе, а вот когда она на столь милом парне, да еще и вперемешку с какими-то иными, более резкими и, совсем не подходящими вам запахами, не очень — Кэссиди сморщила носик, понимая, что права. Возможно, он и не был грязным, а даже наоборот, но учитывая то, что юная леди с детства была привередлива к запахам, сейчас она чувствовала много тех, что были не к месту.
— Крови? — подобный вопрос поверг буквально в ступор. Она не знала, что следует отвечать. Будучи человеком, ей как-то не приходилось чувствовать сей напиток на своих губах. И слава Розе. Не хватало еще, чтобы люди кровь пить начали. И вообще, тема «крови» ла Въер совсем не нравилась. «Почему именно о ней? Неужели нельзя поговорить, о чем-нибудь более приятном? Скажем, о книгах? Или о погоде. Чудесная погода, не правда ли? Но почему именно кровь?»
Она поежилась, представляя себя, пьющую кровь. Это было ужасно и даже мерзко. Девушка тут же отвела лишние картинки в своей головке в сторону. Потому что, как и обычно, мысль о крови у нее возобновляло лишь одну картинку и ассоциировалось, собственно, с ней же. Если раньше Кэсси не слишком-то боялась смерти, то сейчас от одной мысли становилось, мягко говоря, страшно. Пока рано, ей хотелось бы еще позаниматься, выучить то, что хотела, заодно узнать правду. Которой в ее жизни было слишком мало, ну и далее по «плану».
В одно мгновение мужчина уже оказался возле своей жертвы, которая так и не решала подниматься на ноги и бежать. «Глупая девица, я для чего свою спину подставляю? Чтобы ты нежилась на земле, пока надо мной тут издеваются? Вот она, благодарность...». Святая Роза, зачем было это делать при ней? Подобного рода пейзаж привел Кэссиди в замешательство. А вдруг ошиблась? А вдруг этот мальчишка, совсем не мальчишка, и даже не смотря на свой рост, мог бы быть куда сильнее нее. «Да уж, отлично погуляла.... Сейчас достанется мне за то, что опять от профессора сбежала, надо было с ним идти, безопасней бы было»
— Беспечны? Вы о чем, милсдарь? — в словах теперь было куда меньше уверенности, чем когда она говорила с ним ранее. О ее превосходстве в данной ситуации речи идти не могло вовсе. Это вампир, но тогда почему такой маленький? Обычно существа, носящие такое определение куда выше. Остается два варианта, но это не успокаивало. И тот и тот был сильнее юной леди. Вот был бы юноша человеком, было бы куда проще. И ее нервам и ее телу, впоследствии. «Нет, конечно, можно предположить его принадлежность к человеческому роду. Но тогда этот мальчик просто свихнулся, может совсем одичал? Да... Рифину бы понравился очередной пациент, тем более такой резвый». Не прошло и мгновения, как он снова находился на коротком расстоянии от нее. Она дар речи потеряла, пытаясь выдумать правильное решение. Все таки мысли у нее совсем запутались со страхом. Отчего и медленно соображало, а в данной ситуации такая медлительность было просто непростительна.
— Думаю на своих губах... — Не успела она продолжить, как он уже склонился над ней, сильно сжимая волосы. Ощущение не из приятных, но если начнет дергаться — будет еще не приятней. Кэсси посильней зажмурила глазки, почувствовав его дыхание, затем какое-то прикосновение, от ветра, оно казалось очень холодным и буквально заставляло мурашек просыпаться и бегать по ее телу в поисках спокойного уголка, которого, в данный момент, не было.
— Не стоит, думаю, я обойдусь без этого замечательного лакомства — Кэсс постаралась взять себя в руки. Она посильнее схватилась пальцами за его бока, даже попыталась встать в нормальное положение, чтобы видеть парнишку.
Какое счастье. Несчастная жертва решила нас обрадовать и все-таки подняться, чуть ли не с криками смотря на своего «обожателя». «Опять медлит,...бежала бы уже...». И словно услышав ее слова, прелестница поднялась, правда видимо ей было больно, учитывая выражение ее лица, и стон, решила удалиться, обходя парочку стороной. «Что же, хотя бы старания не прошли зря. Одна прелестница спасена.... Осталось спасти себя».
— Вам так нравится кровь, милорд? — почти шепотом прошептала она — Почему? — вопросы глупые (даже Кэсс понимала. что они глупые и скорее риторические), но время оттянуть было можно. Вдруг ее тоже спасет какой-нибудь принц на белом коне. Ох, мечты мечты. Кажется быстрее принца ей дадут попробовать ее же крови.

+3

6

— Вы ещё не поняли, что она мне нравится? Я могу развеять ваши сомнения... — ловко удерживая девушку за волосы, Хиро поднёс к её губам остриё ножа, игриво пробежавшись по ним, спустившись ниже и остановившись на шее, на той самой пульсирующей венке, что очень выделялась сейчас. Под лунным светом металл переливался как никогда красочно, а легонько ткнувшись в кожу девушки, выглядел настоящим произведением искусства. Можно было написать картину, жаль только, что сюжет не самый удачный.
Теперь, когда её страх был ощутим не только морально, дампир чувствовал себя королём бала. Две счастливые находки всего за одну ночь. Одна, правда, не оправдала всех ожиданий, но вторая подавала надежды. Совсем запугивать новую жертву он не хотел, а то, мало ли, в обморок грохнется. А возиться с апатичным телом не в радость, конечно, если вы не некрофил, а Хиро не оный.
— Не бойся, я так же безобиден, как и ты, сейчас, — можно ли было поверить его словам? Если знать хоть кое-что о парне, то да. Он никогда не нападал на людей ранее, не был жесток, не был даже равнодушен к чужим бедам. Почему же несколько мгновений назад так беззаботно покалечил ни в чём не повинную девушку, которой просто не повезло оказаться здесь? Нет ответа. Возможно, что-то переломилось в его подсознании, в одночасье склонив к жажде наслаждения. А может быть это просто от смены обстановки. Дракенфурт был таким непривычным ему местом, что медленно начинало сносить крышу.
— Я просто играюсь, расслабься, — длинные пальцы покрепче ухватились за волосы юной особы, потянув назад и тем самым заставляя девушку откинуть голову. Взору предстала тонкая шея. Кожа, казалась, мёртвенно бледной, но наверняка была мягкой и приятной на ощупь. В этом хотелось убедиться, вот только одной рукой юноша держал девушку за поясницу, прогибая назад, а другой за волосы, и способ это сделать был один.
Ещё влажные от крови губы легко прикоснулись к шее девушки, оставляя за собой почти незаметные красные отпечатки. Простых прикосновений было мало, безудержно мало, что внутри разгоралось желание пронзить клыками это нежное великолепие, разорвать хрупкую плоть и полакомиться пульсирующей кровью сполна, дабы окончательно забыться и не думать ни о чём, что могло бы беспокоить Эла этой ночью. Намеренно приглушая такие желания, парень сладострастно лизнул девушку около ушка, проводя язычком вокруг, словно приноравливаясь, где лучше укусить.
— Что ты там говорила про ванну? Повтори, я решил принять твоё предложение, — слащавый шёпот прозвучал прямо на ушко незнакомке. Ему нравилось, как быстро начинало биться её сердечко при каждом слове, он не мог не ощущать этого, слишком завораживащим казался чужой страх.
В памяти возникла картинка давних событий. «Когда-то мне тоже было страшно, и страшно намного больше, чем ей сейчас. И ведь я тоже был не виновен... Если бы не Алистер, спасло ли бы меня что-нибудь?» Лицо дампира, казалось, потемнело. А вместе с этим стало осмысленнее, будто «пелена» безумия вдруг испарилась.
Эл выпустил девушку из рук, отойдя в сторону и опёршись о стену. Крайне озадаченный чем-то своим, он не следил за её действиями. От такой резкой утери опоры она могла упасть, или просто от страха убежать, но дампира мало это волновало. «Хотел бы я сейчас домой, в тепло, в колледж, в свою комнату и даже в ненавистный ресторан».
Вот теперь в его облике действительно появилась безобидность, или даже апатичность. Миловидное и немного чумазое лицо ничего не выражало. Отчуждённость...
К счастью, подобное не длилось долго. После кратковременной «смерти» юноша буквально ожил, неожиданно улыбнувшись. Естественно, самому себе.
— Ты ещё здесь? — он заметил, что девушка никуда не исчезла, и даже обрадовался этому. — Ладно, побаловались и хватит. Жду предложения в гости и можно идти к тебе.
Было нагло подобное заявлять, но вести себя по-другому не представлялось возможным. «Эта девушка неплохой шанс провести вечер в комфорте, грех такое упускать, а будет противиться — заставлю».

+2

7

«Конечно, она поняла, что сей напиток ему нравится. Причем, даже очень нравится» — свои мысли она решила оставить при себе. Все-таки играть со своей же жизнью не хотелось. Как уже говорилось, она в последнее время мыслила достаточно разумно, во всяком случае, старалась это делать. Так вот именно ее разум никак не давал ей надежды на то, чтобы позволить особе играть в такие игры, последствия которых могли бы быть плачевными.
К губам прикоснулось что-то холодное. Сталь. От таких ощущений сердце забилось быстрее, не очень-то было приятно ощущать лезвие на своей коже. Если он надавит сильнее — будет больно. А вот больно совсем не хотелось. Не хотелось и ощущать себя слабой, хотя уже поздно. Кэссиди воистину чувствовала себя новой жертвой этого маньяка. Можно было закричать или как предыдущая начать биться в истерике, но как только она вспомнила про последствия для той девушки, то мысли о сопротивление тут же покинули ее головку.
Его слова о безобидности совсем не казались правдивыми. Безобидным он сейчас не выглядел, скорее наоборот. Этот, вроде, милый мальчик, с ножом в руках казался далеко не безобидным. Крепкие пальцы еще крепчи ухватили девушку за волосы, она смогла издать лишь приглушенный стон. Скорее даже не от боли, а от страха, который буквально охватил все ее тело. Скрывать его теперь и вовсе не представлялось возможности. Влажные (видимо от крови) губы коснулись бледной кожи на ее шее, по спине прошла дрожь, однако ничего Кэсс не сделала. Просто, как говорится, ждала участи, которая ей приготовлена. Оставалось надеяться, что он возьмет столько, сколько ему надо и просто отпустит ее. Она сжалась, посильнее ухватившись за него. Его прикосновения были слишком горячими, казалось, обжигали, и Кэссиди уже была готова почувствовать ту страшную боль, как мальчишка тихонько прошептал ей что-то про ванну. «Неужели он простиоиграл? Но тогда почему той девице досталось?» — Как бы она не пыталась себя успокаивать, его шепот заставлял ее бояться, а сердце в свою очередь учащало свой ритм.
В мгновение опора исчезла, если бы она не была так напряжена, она бы упала, но в этот раз на ногах удалось устоять. Тихонько проведя пальчиками по своей шее, девушка убедилась, что ничего страшного там не было, скорее наоборот, сейчас стало холодно, хотелось обратно. Пока он ее держал, хоть и было страшно, но тепло.
Она подняла, наконец, голову и картина, — которую она заметила — ее удивила. Несколько секунд назад парень казался маньяком. Он воистину был страшен и пугал юную леди. Но теперь... в его глазах было совсем другое. «Может у него раздвоение личности?» Кэсси видела некоторых существ в больнице с таким диагнозом, однако у них он был виден чуть ярче, чем здесь. Мисс ла Въер улыбнулась и сделала шаг к нему. «Ну вот, улыбается, значит, нападать он не станет» — сердце успокоилось, однако дышать сейчас было тяжеловато, страх так быстро не хотел ее покидать, и в ее движениях, все же была настороженность.
— Идем — тихонько прошептала девушка, услышав его «предложение». «Как же мне повезло. Вот чтобы еще хоть раз выйти на улицу гулять по темным переулкам. Не повезет же потом как в этот раз. Да уж, Рицин меня убьет за то, что приведу друга. Но сначала убьет за то, что пропустила занятия. Он, наверное, меня ищет уже...» — она лишь вздохнула, улыбаясь усталому пареньку.
— Как тебя зовут? — уже смелее произнесла она, смотря прямо в глаза дампиру. Недолго думая, и даже не дожидаясь его ответа, девушка протянула руку. — Я Кэссиди, можно просто Кэсси — голос стал более нежный, спокойный. Она уже не боялась его, и язвить ей тоже не хотелось. Надо было успокоить лишь бьющееся сердце и немного не ровное дыхание, заодно узнать причину поведения этого парня. Девушка спокойно схватила его ладонь в свою и потянула за собой, дабы не потерялся где-нибудь по пути.
— Тебе негде жить? Если так, то можешь остаться у меня, может даже у тебя будет своя комната — улыбнулась девушка, посмотрев на дампира. «Если конечно Рицин не убьет их обоих, когда увидит. Надо придумать, как бы уговорить профессора на такое. Надо что-нибудь посерьезней, нежели просто „он мой друг“. Ему ведь все равно, друг, не друг.... Так... надо будет подумать над этим, но пока как-нибудь провести мальчика к себе, причем так. Чтобы Стиг не заметил»
Собственно так за руку Кэссиди тащила парня за собой до самой больницы.
— Не пугайся, но я живу здесь. — она лишь тяжело вздохнула и решила не медлить — Идем быстрее — снова дернула его за руку и пошла быстрее. «Надо прятаться. Если Рицин их заметит — несдобровать». Девушка зашла во двор, прошла в здание, еще быстрее дошла до своей комнаты, таща за собой дампира и, наконец, ворвалась в свою комнату, закрыв дверь.
— Так, ванна там — пальцем указала на дверь — Думаю, моя помощь тебе там не нужна и ты сам разберешься.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (21.03.2012 21:52)

+1

8

Рицин молча сидел на кровати Кэссиди в позе лотоса, подперев правой рукой голову (естественно лицо было закрыто маской, а на профессоре был его обычный наряд — мантия и треуголка). Когда Кэссиди наконец ворвалась в комнату с Элом, Стиг не произвел ни единого движения — его глаза лишь скользнули по дампиру и уставились на ассистентку. Рицин не был ни разозлен ни взбешен — эти чувства покинули его несколько часов назад. На данный момент им владела своего рода досада в том числе и на себя самого. Стоить заметить, что с прибытием Кэссиди и ее спутника к досаде добавилось удивление, однако в воспитательных целях, да к тому же еще и при не знакомой личности, Стиг решил не проявлять своих чувств. Глаза Стига не выражали сейчас ничего — взгляд был «пуст», хоть и смотрел Рицин прямо на Кэссиди. Вампир приподнял руку в приветствии.

— Здравствуй. — меланхолично начал «профессор» — как прогулка?

На незнакомца Рицин решительно не обращал внимания... может потому, что где то в глубине души почувствовал странный укол? Кто его сумасшедшего разберет.

— Между прочим, ты пропустила конец нашего вчерашнего эксперимента. Двадцать третий таки умер — Стиг имел ввиду подопытного — ты проиграла мне пять флоренов. — голос был все такой же меланхоличный с ноткой разочарования.

Отредактировано Стиг Дракула (21.03.2012 23:46)

+1

9

Всю дорогу юноша предпочитал отмалчиваться, механически следуя за девушкой. Не отреагировал он и на попытку познакомиться, хотя имя «Кэссиди» запомнить постарался. Ключевое тут «постарался», ибо не с его памятью быстро запоминать новые, так ещё и непривычные на слух имена. «Да и зачем напрягать себя ради девушки, которую я вижу первый и последний раз в жизни? Вот действительно, нелогично».
Место обиталище Кэсси Эла, мягко говоря, поразило. «Она вздумала упрятать меня в психушку? Или правда тут живёт?» Удивляться юноша не успевал, девушка неслась по коридорам со скоростью звука. Хиро же не улавливал ничего, кроме проносящихся перед глазами белых или просто однотонных стен. «Жуткая обстановочка. Не хотел бы я сам жить в подобном месте», — но тут, как всегда вовремя, пришло озарение, что у Такаги он больше не живёт, и юноша счёл пейзаж чем-то краше улице.
— Так, ванна там. Думаю, моя помощь тебе там не нужна и ты сам разберешься.
— Разберусь, но позову тебя спинку потереть, — весело промямлил дампир, осматриваясь вокруг. И вот те на!
— А это кто? Ты не говорила, что живёшь не одна, зазывая меня в ванную, — не смог сдержать возмущённого возгласа Эл. Придя сюда он рассчитывал полноценно расслабиться, впервые за последний месяц, и без лишних глаз. Кэссиди Хиро в расчёт не принимал, она казалась ему чем-то вроде хорошенького дополнения к ночи, этаким милым созданьицем, которое можно положить под бок и уснуть.
— Здравствуйте, — парнишка пригляделся к неизвестному мужчине. Он был... странным. — А маска чтобы посторонних отпугивать?
Настроение приобретало шутливую форму, что Эл не мог безразлично отреагировать на новый «объект» в поле зрения. «И какой 23-ий здесь умер? Они на животных опыты ставят, или на людях?» Внутри появилось странное чувство, что юноша предпочёл ретироваться:
— Пойду-ка я искупаюсь, — и направился в сторону ванной, мимолётно задержав на девушке полный различных упрёков взгляд. Голову на отсечение даю, что останься он сейчас с Кэсси наедине, ничего хорошего ей бы не светило.
Наполнить ванну водой не составило большого труда. Хиро быстро с этим справился, не глядя на то, что обе руки левые и ничего сделать в незнакомой обстановке он обычно не может. Бездумно скинув с себя одежду, парнишка забрался в воду.
— Аааа... Хорошо, однако, — он откинул голову, выгибаясь и тем самым намочив кончики волос. Тело было благодарно хозяину как никогда. Расслабившись донельзя юноша бахнулся в воду целиком, не уследив за координацией в пространстве. А всё потому что нога с корточек соскользнула. В воду полетело всё, что было поблизости: какие-то баночки с разной жидкостью, мочалки, мыло, щётки неизвестного предназначения и прочие вещи, которым юноша не мог и названия подобрать.
— Мм? — в руки попалась некая субстанция, любопытный Хиро мгновенно вынырнул, отплёвываясь от воды и приоткрыл баночку, резко отшвырнув от себя. Запах был убийственный. С оглушительным грохотом баночка приземлилась на кафель, и содержимое растеклось по полу. — Розовый цвет? Забавно...
На всякий случай повыкидывав из ванны всё, что благополучно туда просальтировало несколькими мгновениями раньше, Эл перешёл к омовению себя любимого. К счастью, дальше всё прошло без сучка и задоринки.
Вволю нанежившись в тёплой воде, дампир решил, что пора вылазить. Вот только... «Вновь облачиться в грязную одежду? Ну уж нет! Тогда во что?». Взгляд Эла заскользил по ванной, выискивая что-нибудь подходящее. «Но больше одеть тут нечего. Хм...»
Юноша выпрыгнул из ванной, подхватывая с пола рубашку. На фоне всех остальных вещей она выглядела более менее чистой, а чтобы была такой наверняка Хиро закинул её в воду, изрядно повозив в мыле, сполоснув и отжав.
«Сойдёт».
Мокрая рубашка была заботливо закручена вокруг бёдер, а Эл остался доволен собой и прям весь светился, аки ангел. Впрочем, и просто светился из-за субтильного телосложения и прилипающей к телу мокрой ткани.
Волосы мальчишка вытереть не смог, попросту не нашёл чем, так что ему ничего больше не оставалось, как вернуться в комнату к мужчине в маске и Кэссиди. К слову, хаос в ванной после него остался просто угрожающий.
— А где мне можно поспать? — «чудо» явилось народу, остановившись у двери. Юркий взгляд тотчас же отыскал девушку. «Интересно, мне удастся сманить её в постель... Полакомиться... А хотя нет-нет, много крови меня до добра не доведёт. Но ведь её можно сманить и просто так, чтобы не было скучно». Из таких мыслей растрёпанный мальчишка долгое время не сводил глаз с Кэссиди, не произнося больше не слова. Однако, видок у него был забавный: на худом и даже красивом теле как-то несуразно болталась рубашка, завязанная таким образом, что издалека могла сойти за юбку. Волосы лежали так, словно юноша купаясь свил на голове гнездо и не спешил с ним расставаться. А лицо и кожа стали значительно белее, что не удивительно. В целом, он мог показаться даже милым и... ребячливым. Если в тёмном переулке было трудно сказать, что ему всего лишь 18, то сейчас парень и на 16 едва тянул.
— Я голоден... И раз ты притащила меня к себе, то угощай, дорогая, — рассмеялся Хиро, проходя внутрь комнаты. «И всё-таки кто этот мужчина, его присутствие меня смущает».

Отредактировано Эл Хиро (22.03.2012 01:01)

+1

10

Указав на дверь, Кэссиди уже собиралась расстелить юноше постель. Он ведь устал, надо было отдохнуть. «Таак, еще следовало быть дать ему полотенце и одежды. Моргот, Рицин меня убьет, если узнает... Надо будет взять его вещи и сунуть мальчику, чтобы тот оделся в чистое» — не успела она закончить все свои действия в мыслях, как ее взоре предстала просто ужасная картина (ужасная, естественно только для нее). Рицин, сидевший на ее постели, да еще с таким взглядом. Роза, она не видела этот взгляд никогда на нем. «Кажется, сейчас начнется...» — подумала девушка и вздохнула, в дополнение, заметив укоризненный взгляд мальчишки. «Ну да, давай, еще ты мне тут повозникай. Между прочим, это я тебя спасла от юстициаров, которые бы точно тебя рано или поздно поймали и тогда тебе бы мало не показалось... А ты еще смеешь мне тут такие взгляды дарить.... Никакой благодарности». Что же, юнец, который так и не соизволил представиться, решил умотать в ванную, оставив девушку наедине со злым вампиром. Кстати странно, она ожидала, что Стиг сейчас буквально наброситься на нее, говоря свои стандартные ругательства и пытаясь вдолбить в ее головку поучения о том, что «важнее науки не должно быть никаких гуляний», но, как ни странно, ни одного упрека она не услышала. А жаль. Лучше бы упреки, чем этот равнодушный голос, который пробирал ее страхом до самых костей. Постаравшись собраться с мыслями, Кэссиди все же решилась посмотреть в глаза профессору.
— Здравствуйте... — тихонько начала она. «Черт... так и знала, надо было оставаться, в этот раз бы тоже что-нибудь придумала, он бы выжил. Все тело теперь охватила обида. Видимо из-за нее умер этот двадцать третий... Но зато этот мальчик... Может все же хорошо, что сбежала. Спасла целых две жизни. Вместо одного сумасшедшего.
— Так, сразу к делу. Я знаю, что вы сейчас скажете, но этот паренек останется здесь. И, что бы вы не говорили, никуда он отсюда не денется — с возмущением начала она, не давая профессору говорить ни слова. — Если понадобиться — он будет жить в моей комнате, мне не жалко, если понадобиться — будет спать в моей кровати. — Девушка недовольно вставила руки в боки с «сотворила» серьезный взгляд. Еще не хватало, чтобы профессор запрещал ей с кем-то общаться. И да, она прекрасно понимала, что сейчас ведет себя глупо и понимала, что по сути, этот «дом» не ее, а Стига, но, тем не менее, неужели ему жалко одной комнатки для бедного мальчика? «Он же такой хороший...» — пронеслось в ее голове и тут же послышались странные звуки из ванны. Кажется, там будет разгром. Кэссиди уже подумала о том, что пора менять мнение о мальчишке. Он там ей ванную разгромит. «Что угодно, но только не ванную, только не это святое место...» — взмолила она небеса, дабы он не разбил там абсолютно все. Ей не жалко было кровати, не жалко было комнаты, этой больницы, но только не ванную. Она уже подумывала, чтобы ворваться к нему, и недовольно, начать возмущаться, но тут же все утихло. «Видимо разобрался, что там к чему» — слабо улыбнулась и снова посмотрела на недовольного вампира.
— И еще, эксперименты я на нем вам проводить не дам, понятно? — глаза снова стали возмущенно-недовольными. Она воистину обиделась на вампира за то, что он опять убил своего пациента. И вот теперь она точно не позволит ему этим заниматься. «Мешать так, мешать, это был ваш выбор». Кэссиди уже настроилась видимо вывести профессора из себя. А что? Нечего экспериментировать над живыми существами.
Как раз в этот момент вышел дампир... «Святая Роза...» — пронеслось в ее голове, как только она заметила его вид. Мокрый, на голове какая-то ерунда, все то, что ниже пояса лучше вообще не описывать, это просто выходит за все рамки возможного.
— Ммм... Это профессор — спокойно произнесла она, показав рукой на сидящего вампира. — Будьте знакомы. — пробубнила она, с улыбкой, осматривая мальчишку. «Ну как можно такую прелесть выгнать на улицу?» — подумала девушка, еще шире улыбнувшись.
— Так. Постель — вот она — Кэсс показала на кровать, на которой так и сидел Стиг. — Еда сейчас будет — она кивнула и вышла за дверь. Буквально через несколько минут Кэссиди уже зашла, положив поднос со всякими лакомствами на прикроватный столик.
— Надеюсь, тебе понравится. И, да, чувствуй себя как дома, только... — хихикнула она и, подойдя, осторожно поцеловала в щечку, дабы еще позлить Рицина «Пусть знает, что, что бы он не говорил, парнишка останется здесь» — не злись на профессора, он хороший. Просто иногда вспыльчивый. Очередная улыбка. Какая прелесть этот мальчик в таком одеянии был похож на какого-то светлого человечка. «Видимо ванна доставила ему много удовольствия. Надо будет потом посмотреть, что за погром после него остался. Ну да ладно, пусть погром. Зато теперь у нее будет друг, который будет ей помогать мешать профессору делать опыты»

Отредактировано Кэссиди ла Въер (22.03.2012 21:41)

+1

11

Со Стигом творилось что-то очень странное — его мысли и чувства были абсолютно не характерны для «увлеченного ученого», коим он себя сам считал. Сейчас все его мысли об эксперименте, о науке и вообще о чем-либо, что волновало его обычно были начисто вышиблены, а в голове звучали лишь некоторые обрывки фраз: «Потереть спинку», «Зазывая меня в ванну», «Дорогая», и пламенная речь Кэссиди на тему того, что парень останется здесь. Откровенно говоря, до самого парня ему дела вообще не было — очередной дампир, которого его юная и непоседливая ассистентка где-то откопала. Рицин сам не знал, до чего ему было дело сейчас, однако состояние в котором он прибывал было определенно «дискомфортно» для него. Наверное ожидалось, что «профессор» учинит тут ссору, начнет махать руками и вправлять мозги своей ассистентке, однако Рицину не хотелось делать ничего из этого. Ему вообще ничего не хотелось делать — даже несколько осуждающий взгляд с примесью досады сейчас сменился — Стиг еще никогда, насколько он сам себя помнил, не смотрел ни на кого такими глазами. Оглядев вернувшегося из ванной гостя, Рицин молча встал с кровати и пошел к выходу. «Профессор» остановился прямо перед дверью и даже не повернул головы.

— Как угодно — донеслось из под маски. Его голос прекрасно иллюстрировал и его взгляд, и его движения сейчас — в нем не было вообще ничего. Ни энтузиазма, который он проявлял занимаясь делом, ни досады или злости, с которыми он распекал Кэссиди от случая к случаю, ни наигранной нежности, с которой он играл роль мужа своей ассистентки, ни безэмоционального льда, сквозившего в нем, когда Рицин говорил о незначительных, по его мнению вещах — он просто был совершенно пуст. Наверное даже механический голос выражал бы больше, чем сейчас выражал Рицин, произнося эту единственную фразу. Мысли его, на данный момент, стали под стать голосу — их просто не было.

Стоит заметить, что он даже не рассматривал возможность поесть с Кэссиди — с тех самый пор, когда они делили трапезу в отеле, он всегда завтракал, обедал и ужинал со своей ученицей — если ее не было или она была занята, то просто дожидался, когда она вернется или освободится. Эта забавная традиция не нарушалась никогда... до этого момента. Вампир взялся за ручку двери, намереваясь оставить Кэссиди и ее гостя наедине.

Отредактировано Стиг Дракула (22.03.2012 22:25)

+2

12

«Постель... Класс! Я высплюсь в комфорте и, скорее всего, в тепле». По коже прошёлся озноб, заставив Эла вздрогнуть, хотя ему и было жарко после ванны. «И ужин... Ну что за электровеник эта девица, так быстро управилась».
Хиро, страстный любитель всего вкусного, первым делом направился к столику, оглядывая еду. Надо сказать, что он давно как следует не ел, а иногда не ел от слова совсем, и поэтому сейчас был рад необычайно. Непривычная «одежда» юноши не способствовала быстрому передвижению, ибо шаг правой ногой и можно начинать прикрывать левую, шаг левой и «Вах, лови рубашку, а то ещё развяжется», шаг обоими само собой не представлялся возможным. Но с горем пополам Эл таки преодолел это расстояние. «Отличненько, мне начинает здесь нравиться», — он предусмотрительно уселся на полу, решив не теснить профессора на кровати ни морально, ни физически. Однако, как оказалось, зря. Мужчина явно не пребывал в восторге от сложившейся ситуации.
«Куда это он? Приревновал что ли?» — недоумение ясно выразилось на юном личике, поколебав минутную радость. Хиро, конечно, не являлся эталоном вежливости и хорошего поведение, но банальную истину, вроде того, когда его присутствие приносит дискомфорт, ощутить способен. И это ощущение Элу удовольствия не приносило, ибо появлялось желание поскорее унести ноги из места, где ему не рады.
Поэтому, забывшись на еду, парень поднялся с пола, в несколько шагов настигнув профессора у двери. Приблизившись почти вплотную, Хиро тихо сказал: — Не сбегайте, вы же так можете обидеть девушку. Ей не будет приятно, если вы ни с того ни с сего уйдёте.
Хоть поступок и был опрометчивым, но Эл это сделал: протиснувшись между профессором и дверью, юноша ловко заслонил проход, тотчас же закрыв за своей спиной дверь.
На лице просияла улыбка, столь неуместная сейчас. Казалось, что ему в голову пришла какая-то идея, но какая именно он так и не понял. Появились мысли вроде «И что я вообще творю?» или «Ох, и не влетит же мне за это?».
— Давайте вместе ужинать, — губы исказились в недовольном жесте, что дампир стал напоминать пятилетнего ребёнка, который дуется на то, что его хотят оставить кушать в одиночестве. Окончательно довершал картину капризно вздёрнутый вверх подбородок и наивный ребячливый взгляд.
— Ибо я вас попросту не выпущу отсюда, — последнее было сказано совсем в шутку. Но в глазах мальчишки вдруг появился азарт и запрыгали бесята. Можно было со стопроцентной уверенностью сказать, что он действительно не даст мужчине уйти, чего бы это ему не стоило. А будь его воля, так ещё и лично запихает обратно на кровать... за стол.
Впрочем, чего мелочиться? В очередной раз долго не думая, Хиро рывком протолкнул мужчину вперёд, подмигнув Кэссиди. «Давай, только не стой истуканом».
— Пока не поедите из комнаты не выйдете, оба, детская примочка, но всегда работала, — страшно довольный собой дампир похвалил себя за упрямство и находчивость. Хотя никакой гарантии, что на него за это не обидятся, у него не было. «Была не была. По непонятным мне причинам проблем этой девочке я доставлять не хочу... сейчас».

+2

13

Невероятно. От его взгляда по коже пробежала дрожь... «Что это с ним? Почему он так смотрит? Где реакция? Почему не кричит?» — вопрос за вопросом стали появляться в ее голове, образуя некий хаос, замкнутый круг, который мог свести с ума. Она не понимала причину его такого поведения. Равнодушие, нет, даже не равнодушие. В равнодушие есть нотки, какие-то чувства, какие-то мысли, может даже замкнутость, но в нем... Пустота... Пустота в глазах, в движениях, в словах, абсолютная темнота, которая не предвещала ничего хорошего (во всяком случае так уж показалось юной прелестнице). Дампир как ни странно показывал полную противоположность Рицина. Полон эмоций, наглости и прочих чувств: радость, наслаждение, может некое спокойствие. Незнакомец проследовал к еде, усевшись на постель. «Черт... неужели сначала нельзя было переодеться? Тебе же потом спать на мокрой же постели...» Кстати говоря, Кэссиди пока не придумала где ляжет сама, но, собственно, это ее сейчас мало волновало. В данный момент ее мысли были заполнены профессором. Вроде знала его она давно, достаточно давно и прекрасно всегда понимала и привыкла даже к его «особому» поведению. Но такого она еще не видела, это ее не удивило, нет, скорее, напугало...
Рицин поднялся и с полной невозмутимостью прошагал в сторону девушки. «Ну вот, так то лучше, хотя бы поругает...». Кэссиди даже обрадовалась, легкая улыбка появилась на лице, но в один миг он все просто сломал. Не к ней он шел, а к двери. Ну конечно, она гораздо приятней юной леди...
Снова в глазах появилась обида. Да, именно обида. Он мог ее ругать, кричать, возникать, но зачем быть на столько пустым? «Что я такого сделала?..» — в голове вновь заиграли непонятные вопросы, которые вновь и вновь появлялись, не давая покоя дыханию. Кэсс только хотела его остановить (уйти она ему точно не даст с такими «глазами»), как дампир ее опередил. «А этому чего надо?»
Святая Роза, дампир «сжалился» и решил помочь остановить ненормального профессора? Какая радость,... Правда, если честно, подобная «радость» привела леди в шок. Если изначально она знала, что хочет остановить профессора и знала что ему надо говорить, то сейчас она не знала даже этого. В голове перемешались абсолютно все мысли, касаемые ситуации. Кэсси решила просто подчиниться действиям дампира. И по сути, что она могла сделать, единственное, конечно, принять его вариант разворачивающихся событий.
Она заставила себя улыбнуться и посмотрела в глаза Рицина. Все-таки подобный взгляд заставлял ее молчать, мало того, заставлял бояться. Поверьте, это на много хуже равнодушия или ненависти, хуже каких-либо испугов. Здесь нет абсолютно ничего. Это как ты смотришь в чужие глаза и видишь пропасть, в которую летишь сам. Ты сам летишь в темноту, в эту бездонную яму и самое интересное, что выбраться ты оттуда не сможешь. Будешь лететь, лететь и лететь, пока не сойдешь с ума, от страха и той страшной пустоты.
— Профессор, что с вами? — осторожно подошла к нему девушка, схватив за локоть. — Я что-то не то сделала? — голос был полон какой-то обиды и тем же страхом. — Рицин, да ладно вам, я не буду больше опыты пропускать... — она спокойно протянула его к кровати и буквально толкнула на кровать, сунув в руку одну из вкуснятин. Осторожно улыбнулась. — Ладно?

0

14

Рицин стоял уже у самой двери, когда дампир подошел к нему и начал что-то говорить — правда ни одно его слово не было услышано. Стиг просто не замечал его присутствия, не отдавал себе отчет в его существовании как таковом. Вампир уже было протянул руку к дверной ручке, намереваясь передвинуть свое тело (сейчас он не «ходил», а именно «передвигался», ибо «ходят» обычно куда-то), как дампир весьма нагло решил заявить о своем существовании, встав между Стигом и дверью. Пару секунд Рицин просто стоял и не понимал, что собственно происходит — не почему дампир закрыл от него дверь, а почему он больше не видит перед собой дверь. Потом, когда пришло осознание того, что дверь от него загородили, Рицин уже хотел оттолкнуть дампира, в нем пробудилось какое-то странное ощущение, грозившее всплеском экстрасенсорики, которая не несла ничего хорошего с учетом его состояния сейчас — он уже начинал ощущать на себе состояние организма Эла — например, закололо в мизинце левой руки — это обычно означало, что его «пациент» голоден. К счастью, дампир успел раньше оттолкнуть Рицина, чем что-либо произошло.

Дальше, Стигом начали играть практически как мячом — подачу Эла перехватила Кэссиди, отфутболив «профессора» на кровать. Ассистентка сунула ему в руки тарелку с какой-то едой. Как ни странно, подобное обращение заставило Рицина несколько прийти в себя — будь на его месте какой-нибудь щепетильный к этикету аристократический сноб — он бы уже рвал и метал, а так... А так в глазах Рицина отразилось что-то напоминающее боль. Боль, которую причиняет ревность, тому, кто ее испытывает. Чувство это было явно ново для Стига, и он постарался прогнать его как можно быстрее, поскольку не был уверен, какую оно может вызвать реакцию. Слова Кэссиди он пропустил мимо ушей, поскольку был слишком сосредоточен на своих ощущениях. Вампир попытался сосредоточиться на тарелке.

«Она что думает, что я сниму маску, чтобы поесть перед абсолютно незнакомым дампиром?» — заставлял себя думать профессор. Именно заставлял, иначе его мысли возвращались к ревности.

Вампир глубоко вздохнул и прочистил горло.

— Ты прекрасно знаешь, что я не буду снимать маску перед незнакомцем — взгляд, обращенный на Кэссиди был с легким укором — как она могла забыть такое?

— Если ты настолько этого хочешь, то я могу поприсутствовать, пока вы с... — Рицин пытался подобрать нужный эпитет, но решил остановиться на самом банальном, поскольку все остальное, что лезло ему в голову, могло привести к ссоре — ..ним едите. И кстати, этот неизвестный мне дампир конечно явно забавный парень — Стига не смущало, что он говорит о присутствующем здесь Эле в третьем лице (он уж точно не обязан был соблюдать этикет, после «футбола», который эти двое устроили) — но я не понимаю, почему ты хочешь чтобы он остался. И у нас может возникнуть проблема, если ты не потрудишься объяснить мне это.

Кажется, как ни странно, Рицину удавалось понемногу становиться прежним «собой» — ворчливым фанатиком науки. Хотя стоит отметить, что давно ему никогда не приходилось прилагать к этому столько усилий, хотя где то внутри он еще чувствовал что-то странное и очень колючее.

— И советую воздержаться от его предложений интимного характера — Стиг вроде бы равнодушно пожал плечами, однако на мгновение что-то мелькнуло в его глазах — или по крайней мере убедись в том, что ты не станешь после этого в скорости матерью, иначе это помешает твоему обучению и экспериментам — это была последняя «капля» ревности, которой Стиг позволил просочиться наружу, прежде чем запрятать ее глубоко в себя.

+1

15

Профессор оказался на кровати, Кэссиди где-то возле него, а предусмотрительный Эл отскочил в сторону подальше от всего этого. «Мама... То есть Такаги... Ой, Такаги не мама», — очень некстати дампиру вспомнился самый близкий «родственник», который находился сейчас неизвестно где и делал неизвестно что. Впрочем, если быть честным, эти функции, скорее, выполнял сбежавший из дома Хиро.
«О, Роза! Кэссиди, верни меня обратно, поставь меня на место, а сама иди куда хочешь», — промелькнуло в голове вместе с мыслями, что спокойствия ему здесь не предвидится, если, конечно, мир не перевернётся вверх тормашками и не начнёт выплясывать ламбаду. Впрочем, даже в этом случае будет кому сотрясать воздух.
Уши дампирёнка улавливали упрёки и недовольство в свой адрес, хотя оные и не были сказаны прямо, но не почувствовать такое он не мог. «Ну естественно, когда это моё общество обходилось без проблем? Я ж как... Как... Уфр... Некрасиво так самого себя называть, лучше не буду думать».
А тем временем профессор продолжал говорить... Эл не сразу среагировал на фразу про предложение интимного характера и материнство Кэсс. Видимо, в его мозгу происходили сложнейшие процессы поступления информации, обработки информации, сортировки информации, а вот вывод информации на экран, то есть на лицо, повисал в воздухе.
— Интимного характера... Предложения... Мате.. Ма... Матерью?! Чего?! — глаза парня вдруг округлились до такой необычной для него формы, что он перестал походить на гражданина Хурбастана, а ноги волей неволей приросли к земле. Можно добавить, что цвет лица парня галопом проскочил через весь цветовой спектр за считанные доли секунды, максимально отразив весь его восторг от подобной перспективки.
— Неизвестного дампира зовут Эл, — «стеклянным» голосом промолвил Хиро, схватившись рукой за стену, дабы от удивления не просальтировать на пол. — И я как-то больше по мальчикам...
Вообще, Эла можно отнести к категории юношей, которым все равно с кем крутить любовь или флиртовать, но почему-то в данной ситуации ему хотелось максимально отмазаться от возможности стать отцом. Вернее, провести ночь с милой девушкой он был не против, даже очень не против, но так, чтобы без последствий.
Для завершения образа Хиро состроил мужчине глазки, спустя мгновение упрятав подальше подобный взгляд, и медленно прошёлся возле Кэссиди, мельком скользнув рукой по её ягодицам.
— Я не задержусь тут надолго... Всего лишь на эту ночь, — он равнодушно пожал плечами, разом утратив ко всему интерес.
Тонкие пальцы скользнули по столу, утаскивая печенюшку, которая, на взгляд Эла, выглядела самой вкусной. Следом раздался характерный хруст — дампир увлёкся поеданием.

Отредактировано Эл Хиро (23.03.2012 23:28)

+2

16

«Бе-бе-бе» — так и хотелось сказать ей в голос. Нет, она не игнорировала его чувства, она все даже понимала, вот только не понимала их стержень, но смысл не в том. Он бубнил, как старый дед. «Бла-бла-бла-бла... Эх, ну что за ерунда? Ой, кажется, сейчас песни петь начну... Брррр... Соберитесь, мысли, хватит летать где-то. Кстати, где?» — примерно такой бред сейчас творился в ее голове. Слушать и логично воспринимать профессора не хотелось, точнее, хотелось, но не сейчас. Если бы она его слушала — сейчас бы уже плакала, думая о том, какая она «плохая». Опять же, не будем сейчас драматизировать. Мысли этого не позволяли, мало того Эл (она уже узнала его имя) творил просто беспредел. Мало того, что Рицин тут говорит какую-то ерунду, ревнуя непонятно кого и непонятно к чему.
И вообще, он может чувствовать «ревность»? Что за ерунда? Такой как он не поймет вообще никаких чувств, как бы ей того не хотелось. И очень странно сейчас видеть его реакцию. Пока Кэссиди думала о поведении профессора, Эл творил просто катастрофу в данной ситуации. «Заигрывает с профессором???» — дай ей волю, она бы закричала, засмеялась, и это продолжалось бы оооочень долго. Но пока, при Рицине, этого делать было нельзя, увольте. Но жить ей пока хочется. Эл продефилировал небольшое расстояние к ней и с невероятной наглостью провел пальцами по бедрам девушки. «ЧЕГО??????» — Уберите отсюда профессора и она разорвет этого мальчишку на мелкие кусочки. Ох, как жаль, что у нее нет никаких способностей, дабы проникнуть в его мозг и научить манерам.
— Эл! — еще одно его неверное слово и она топнет ногой, заберет у него все печенье и спать он сегодня будет на коврике! Кэссиди просто заставила себя успокоиться, надеясь, что Рицин не заметил такого хамства. А то, быть этому мальчишке новым экземпляром для исследований.
— Профессор — чуть серьезнее она обратилась к нему — Я все понимаю, но, кажется, вы взволнованны. Я обещаю, что этот мальчик не причинит вам неудобств. И еще... — постаралась она улыбнуться и сказать чуть нежнее — где ваш ужин вы знаете, я его приготовила перед уходом.
Девушка вздохнула, вновь посмотрев на паренька.
— Рицин, вы не одолжите ему одежды? — взгляд скользнул по его телу снизу вверх. Причем взгляд был достаточно осуждающим. — Не подобает юнцу ходить... обнаженным, тем более в больнице. Вам так не кажется? — очередная улыбка «для профессора»

0

17

Молодой дампир представился, и чего-то там про каких-то мальчиков намекнул. Рицин так и не понял, что он имеет ввиду, однако характерный жест касательно ее ягодиц говорил о намерениях дампира весьма красноречиво. Рицину не совсем понравилось подобное, и хоть разум его понимал, что личная жизнь Кэссиди и выбор партнеров — наверное ее и только ее дело, однако что-то внутри явно было не согласно с подобным положением дел. Брови «профессора» немного нахмурились, что однако не соответствовало его дальнейшим словам:

— Если моя ассистентка потрудится объяснить мне, почему она хочет, чтобы ты остался, то как по мне — можешь жить тут сколько угодно — то ли Рицина начал занимать дампир, то ли реакция Кэссиди на него. Очевидно разум профессора победил его новую эмоцию — думаю мы сможем найти тебе какую-либо работу в этом заведении — нет, конечно же Стиг не собирался допускать совершенно незнакомого дампира до своих исследований, но вот в штате психиатрической лечебницы действительно могло найтись место — оплачиваемую работу само собой — закончил вампир.

Посмотрев и послушав реакцию Кэссиди, Рицин лишь покачал головой — она явно его не слушала, а если и слушала, то не утруждала себя пониманием того, что он говорит. Поставив тарелку с едой на место, он глубоко вздохнул:

— Ладно, с моими советами разберешься позже, ответь только мне наконец, почему ты так хочешь, чтобы он остался? Это уже знаешь ли мой научный интерес — Кэссиди прекрасно знала, что если звучала фраза «научный интерес», значит Рицину стало любопытно, а значит он не «слезет с нее», пока не получит ответ на то, что его интересует — подумай пока над моим вопросом, а я сейчас вернусь.

«Профессор» встал и бодрым шагом покинул комнату — он был полностью согласен с тем, что не стоит выпускать Эла разгуливать по больнице в одной набедренной повязке из рубашки — если бы его приняли за пациента (а именно это и случилось бы), то было бы весьма проблемно потом доказывать обратное. Дойдя до своей комнаты, он принялся перебирать единственный шкаф с одеждой на предмет чего-нибудь подходящего Элу. Выбор, правда, был весьма не велик, поскольку большая часть шкафа была забита мантиями Рицина.

Минут через десять профессор вернулся к обедающим, в руках у него была одежда и обувь для Эла: закрытый черный камзол, штаны, белая рубашка и высокие сапоги из плотной кожи. Вся одежда была чистая и практически в идеальном состоянии. Само собой, «профессор» не забыл и про панталоны и про портянки — свежее белье покоилось в самом низу стопки, что он нес в руках. Зайдя в комнату, Стиг положил одежду на кровать, а сапоги поставил на пол.

Отредактировано Стиг Дракула (24.03.2012 23:24)

+1

18

«Ну же, давай, разозлись, позабавлюсь», — мысленно посмеивался дампир, наблюдая за реакцией девушки. «Что? Эл? Всего лишь Эл? Шикни на меня хотя бы для приличия», — Кэссиди немного разбушевалась, но этого было мало юному дампиру, любителю погрома с битьём посуды, топаньем ногами и истериками, и сцен «щас как швырну чем-то, не знаю чем, но мало не покажется». После такого, как правило, лучше уносить ноги, но зато азарт, какой азарт!
— Не подобает юнцу ходить... обнаженным, тем более в больнице. Вам так не кажется?
— А мне кажется, что я прекрасно контрастирую со стенами, — юноша как раз пристроился к одной из них, — и какой же я обнажённый? Оно же... вооот, — серьёзный взгляд Эла чётко указал на рубашку. Но изнутри начали душить смешинки, что дампир прикрыл рот кулачком, поглядывая, что же творят Кэссиди и профессор. «Как рьяно решили меня одеть! О, а профессор небось за одеждой побежал, а то объясняй потом, что я не пациент».
Насчёт работы в больнице Хиро намеренно промолчал. Какую ему можно было предложить работу, учитывая, что всю свою небольшую жизнь он только разносил подносы и учился в колледже. А ещё парень отличался специфическим темпераментом, эмоциональностью, умением повсюду находить себе неприятности и сеять хаос. Такому ли место в больнице? Если только в качестве психбольного.
— Кэсси... Ммм, а и правда, — Эл подошёл к девушке, развернув её к себе лицом, — почему ты хочешь, чтобы я остался? Из жалости, что мне негде жить? «Неужели люди столь жалостливы?» — Или может, — дампир намеренно столкнулся с ней взглядом, теперь смотря глаза в глаза и чуть улыбаясь, — я тебе понравился? — он усмехнулся, мотнув головой, и отошёл на безопасное расстояние. «Кто знает чего от этой девочки ждать? Хех».
Как раз вернулся профессор с одеждой. — Надеюсь, у вас не предусмотрены смирительные рубашки для гостей, а то что-то белое я уже вижу, — подозрительно протянул Эл, впиваясь взглядом в вещи. К его счастью, рубашка была самая обычная. Водрузив стопку одежды себе на руки юноша наобум последовал в ванную. И тут ему в голову стукнуло поблагодарить мужчину за одежду и всё бы ничего, если бы, проходя мимо косяка, он не повернул голову в бок. Стена не вынесла нехватки внимания и отплатила благодарному Элу по-своему. — Спасибо, кста... — вот те на, удар в плечо от злобной стены, читать «юноша оступился и угодил чётко в неё».
— От чёрт, — в сердцах воскликнул мальчишка, хватаясь за какую-то полку, откуда тут же посыпались вещи, и что-то больно стукнуло дампирёнка по голове. — Больно же... Где у тебя Совесть? — воскликнул он в адрес тяжёлой книженции, видимо, удар ненадолго помутил рассудок. — Ууу, вредина!
Но тут сорвалась и полетела вниз сама полка, окончательно добив Хиро «незначительным Бум!»
Неизвестно откуда после этого у юноши взялись силы подняться, но он это сделал. Запинав в ванную одежду, ибо она же на полу, а нагнуться трудно, Эл ляпнул нечто вроде:
— Счастливо оставаться, я в кругосветное путешествие, — и с улыбкой счастливее идиота исчез в ванной.

Отредактировано Эл Хиро (25.03.2012 21:05)

+1

19

И зачем на нее налетать? Неужели не понятно, почему она так за него стоит? И будет стоять, чтобы никто не говорил. Она что, зря, что ли спасала его от юстициаров, которые поймали бы его очень скоро. И вообще, нельзя ребенка оставлять на улице, тем более, заметно, что этот мальчишка «домашний», а значит, жалеть о пропаже каких-то вещей не надо было.
Профессор вышел, видимо не желая сейчас слушать свою ассистентку. Конечно, она расстроилась, а как не расстраиваться? Если он ее выгонит, то ей ведь тоже жить будет негде и тогда что? Вместе с Элом гулять по улицам Дракенфурта и поджидать симпатичных жертв? Нет-нет. Такая перспектива не радовала, нельзя с профессором спорить и нельзя его так злить. Странно, подобные мысли посетили ее впервые с моменты их знакомства.
Пока она размышляла о Рицине, дампир видимо тоже решил поинтересоваться у нее вопросом, что задал профессор. Причем как-то по другому. Зачем надо было ее смущать? Почувствовав его руки, она покраснела и спрятала взгляд, не хотелось смотреть в его глаза. Вдруг что-нибудь не то он увидит в ее взгляде или еще что будет не так? Нет-нет, такого нельзя.
— Ничего ты мне не понравился! — чуть ли не вскрикнула она и тут зашел профессор. «Будем надеяться, что он ничего не услышал».
— Ну мы же не оставим его на улице, у него дома нету, и вообще, он же не будет мешать — начала оправдываться девушка, смотря на вампира, который принес вещи, чуть ли не умоляющим взглядом. Не хотелось ей ни того взгляда, ни его злости. Почему он не может быть таким, какой обычно с ней? Он ведь на самом деле не такой «страшный» как кажется, совсем нет, порой он гораздо лучше многих вампиров высшего света и ничто с этим не поделаешь. Да, Кэсс порой злиться на него и мешает проводить ему эксперименты, но ведь она не со зла, скорее наоборот. — Он будет помогать... — продолжила она, посмотрев на Эла. — А если нет, то — она задумалась и вздохнула — Может тогда он просто у нас поживет, пока не найдет другой дом? — снова перевела взгляд на профессора и даже осторожно улыбнулась.
Эл в свою очередь взял всю кучу вещей и отправился вновь в ванну. «Святая Роза, от нее там ничего не останется». И тут дампиру вдруг пришло в голову повернуться и поблагодарить. Нет, было бы хорошо, если бы эта «благодарность» прошла спокойно, так нет же. Надо было развалить полку, на которой, между прочим, лежали книги по алхимии и некоторые записи Рицина, которые он давал прочитать Кэсс. Мальчишка что-то пробубнил. Видимо полка, как и книги, решили ему отомстить за такое отношение относительно них. Ну и правильно, нечего тут погром устраивать.
Виновато взгляд перевелся на профессора.
— Он просто неловкий, правда, с ним не будет проблем — вздохнув, сказала девушка, понимая, что она просто врет. От этого паренька могут быть только неприятности. Но, Роза, этих неприятностей порой так не хватает. Да и ее все же вдохновляла мысль о том, что дампир сможет ей помогать мешать профессору (правда как бы их потом обоих не выгнали).
Кэссиди охватило желание ворваться в ванну и проверить все ли там в порядке. Не хотелось бы, чтоб от комнаты остались лишь руины, и то не факт, останутся ли там хотя бы руины.
— Эл! — снова закричала Кэссиди и, подойдя к двери, резко открыла ее (к счастью ее не успели закрыть), посмотрев на мальчишку суровым взглядом. — Тебе придется убраться здесь! — пробубнила она, указывая на кавардак.

+1

20

Рицин стоял и молча выслушивал довольно сбивчивые оправдания Кэссиди — на самом то деле, он не очень понимал, за что именно она оправдывается — кажется Стиг уже сказал, что Эл может оставаться. Однако, его ассистентка, судя по ее голосу, взгляду, позе, определенно оправдывалась перед Рицином. Вампир не придал этому особого значения и, когда она закончила, всего лишь пожал плечами:

— Значит милосердие — голос был задумчивый. Стиг конечно же успел изучить характер своей ассистентки, и знал, что она склонна к спонтанному милосердию по отношению к совершенно посторонним для нее существ — чего стоили ее регулярные выходки, целью которых было помешать «профессору» в очередном эксперименте (весьма малая их часть была безвредна для подопытных) — поначалу Стиг негодовал по этому поводу: он то считал, что позволяя больным участвовать в свершении научного прогресса, он оказывает им честь, приобщая к лучшему, что было в этом мире. Ему было неясно, зачем Кэссиди хочет лишить их этой высокой участи. Со временем он разобрался в ее чувствах по этому поводу и более-менее смирился с ее милосердием (девушка оказалась весьма смышленой и способной, став со временем для Стига уже не только ученицей-обузой, но и самой настоящей ассистенткой, действительно облегчавшей его работу). Стоит заметить, что иногда все же она явно выходила за рамки в своем желании «спасти» очередного душевнобольного — иногда девушка весьма нагло пользовалась своим преимуществом перед ним, тем самым, которое было обусловлено феноменом, замеченным Стигом в их первое утро в злосчастном супружеском номере. Естественно в изучении феномена, «профессор» особо не продвинулся — когда Рицин начинал разговор на эту тему, Кэссиди каждый раз делала вид, что не понимает, что он имеет ввиду.

— Как я и сказал, он может остаться на столько, на сколько пожелает. Если он захочет работать, то я подыщу ему место в больнице — любая больница всегда испытывает недостаток рабочих рук, и психиатрическая лечебница, которой заведовал Стиг исключением не была. Правда через пару секунд Рицин уже чуть было не пожалел о сказанном, когда Эл снес начисто полку с алхимическими книгами и записями самого Рицина. Глубоко вздохнув, «профессор» с иронией подумал о том, что именно здесь Элу будет самое место — ирония же заключалась в том, что тоже самое Стиг думал и о себе. Рицин понимал, что проблем парень очевидно может доставить, однако ему нравилось время от времени потакать желаниям своей ассистентки — маленькая слабость сумасшедшего ученого вампира, привязавшегося к человеческой женщине.

Пока Эл переодевался, Рицин жестом подозвал к себе Кэссиди, положил руку ей на плечо и тихим голосом, в котором чувствовались лекторские интонации добавил:

— Ты понимаешь, что я не стану его допускать к нашим занятиям алхимии и экспериментам — голос был уверенный, в этом вопросе Рицин был тверд и не собирался уступать — большая часть наших исследований не только не совсем законна, но еще и представляет высокую научную ценность в том числе и для гильдии. И я не могу допустить постороннего к этому — Стиг был прав, неизвестный дампир мог оказаться кем угодно и предоставлять ему доступ к его исследованиям было по меньшей мере преступным безрассудством, не говоря уже о том, какой хаос мог внести Эл в размеренную работу «профессора» и Кэссиди. Договорив, Стиг не мог не отметить про себя, что Кэссиди он уже явно не считает посторонней — он ей доверял, и если каких то данных не показывал, то только лишь по причине нехватки знаний у его ученицы. — Он может работать в больнице, он может здесь жить, но доступ в нашу лабораторию он не получит. По крайней мере пока. — Вампир был непреклонен в своем решении. Он не собирался подвергать опасности исследования, важные для гильдии и науки. И опять: Стиг сказал именно «нашу» лабораторию, не «мою».

Как раз, когда он договорил, дверь ванной открылась и из нее показался Эл в новой одежде. Рицин перевел на него взгляд и мерными шагами подошел к новому знакомому.

— Добро пожаловать в психиатрическую больницу Дракенфурта — произнес Стиг, протягивая дампиру руку. Под маской на его губах проскользнула мимолетная улыбка.

Отредактировано Стиг Дракула (26.03.2012 01:52)

+2

21

— Кэссиди, я почему-то уверен, что будет лучше, если я не буду ничего трогать, — со смехом в голосе пробормотал парень, — мало ли мне потом ещё и потолок на голову обрушится.
Сказав это, дампир выставил девушку за дверь, плотно закрыв её. Лишние свидетели при переодевании, которое тоже могло превратиться в катастрофу, ему ни к чему. Хиро опустился на колени, изучая предложенную одежду: «Так, что у нас тут? Рубашка — хорошо, штаны — хорошо, всё хорошо, только камзол мне пока что ни к чему».
Можно предположить, что судьба сжалилась над Элом, потому что переоделся он благополучно. Одежда оказалась несколько велика, но в пределах нормы: ничего не падало и не висело, как на скелете для опытов, а телосложение Хиро мало отличалось от этих самых скелетов.
Собственную шорто-юбко-рубашку парень развесил на ванной, полагая, что, как только она высохнет, он непременно переоблачится. «В ней как-то удобней, даже если она болтается ниже пояса».
Больше тут оставаться не было смысла, и юноша выскользнул за дверь. В комнате парень перекочевал в сторону от места погрома. «Чур меня чур. Я же ж могу ещё чего-нибудь перевернуть». Увлекательный прошлый опыт доказывал, что даже в состоянии полного бездействия сей мальчишка способен понатворить столько, сколько другим и не снилось, не говоря уже о непосредственном нахождении рядом с предметами.
«О! Профессор направляется ко мне? Хочет вправить мне мозги за разнос полки? Так я не виноват, оно само всё... Да».
Уже приняв вид жертвы обстоятельств и скорчив наивное личико, Хиро услышал то, чего совсем не ожидал.
— Эм... Спасибо, — немного растеряно произнёс дампир, непонимающе покосившись на Кэссиди с невысказанным вслух вопросом: «А разве его не перекашивает от одного моего вида? Я же за своё недолгое пребывание тут уже успел отличиться... Не в лучшем свете».
— Постараюсь не стать пациентом, — Хиро таки откинул подальше все мысли, добродушно улыбнувшись и пожав руку. — Я, конечно, выгляжу слегка с дуба рухнувшим, но на самом деле вполне адекватен.
Настроение преобразилось до уровня «Отличное». Вообще, у Эла существует целая классификация его настроений со всеми вытекающими последствиями. Например, «Грустное», «Меланхоличное», «Скучное» и настроение типа «Сойдёт» приводят парнишку к неприятностям вида «Совсем попал и попал плохо». Он становится ворчливым и назойливым аки муха. А «Нормальное», «Сонное», «Мечтательное», «Задумчивое» почти не представляют опасности, но вместе с этим являются своеобразной границей, потому что далее следуют «Отличное», «Радостное», «Творительное» — и тут жди беды. Вредительная натура мальчика действует исключительно в хороших целях, только её результатом может оказаться что угодно: от оторванной на вашей рубашке пуговицы до... Не будем ограничиваться, разумных пределов пока не наблюдалось.
И вот сейчас красная точка была достигнута, а Эл полон безумных идей.
— Профессор, а давайте больных повеселим, им же скучно тут находиться без развлечений,- подбежав к мужчине со спины, юноша ловко на него запрыгнул, наглухо ухватившись за плечи. Весит Хиро всего ничего, килограмм 50, так что удержать его проблем не было. — Вы лошадка, я кот, который любит кататься на лошадках, а Кэссиди — пчела. Будет летать рядом и жужукать, как вам, а? И больница оживится, и вы немного отвлечётесь.
Довольное личико Эла так и лучилось счастьем. Он поглядывал, то на профессора, то на девушку, искренне надеясь, что ему не откажут в таком развлечении или хотя бы не сошвырнут со спины на пол.

Отредактировано Эл Хиро (26.03.2012 22:52)

+1

22

Ох уж этот возраст, если бы не правила, которые ей внушали когда-то в глубоком детстве, девушка бы сейчас просто налетела на профессора, зацеловав с ног до головы. Она воистину была рада такому повороту событий. С одной стороны, она добилась от профессора одобрения (пусть и через страшный взгляд), а с другой теперь ей точно не будет скучно. С таким «дампиром-хаосом» скучно быть просто не может. Хотя опасение у нее было, отчего-то казалось, что он скорее будет за Рицина, чем за нее. Потому что все-таки резать пациентов ему будет нравиться, или может ей это показалось? В общем, ладно, не суть.
Посмотрев на одетого Эла девушка просто удивилась. «Прямо красавец» — что тут еще сказать? Ухоженный, вымытый, однако в глазах так же бегают маленькие злобные бесы. «Что-то сейчас будет» — подумала девушка и дождалась того самого «что-то». Кому, кроме как не этому бесу удалось догадаться развлекать пациентов? Отчего-то стало страшно. Учитывая состояние Рицина. Ох уж зря мальчишка решил поиграть.
Опять же, одно дело, если бы Эл просто это предложил и профессор проигнорировал его детство в пятой точке, а другое... То, что все-таки рискнул сделать дампир, ее сначала напугало. Зачем надо было заползать на мужчину и называть его лошадью? Ох, как де он потом будет жалеть о своем поступке. Девушка вздохнула, но смех сдержать не смогла. Да и единственным способом «спасти» балбеса было ему подыграть. Может Стиг тоже решиться развлечь людишек в белой больнице? (об этом можно было только мечтать)
— Да! Давайте повеселим пациентов! — запрыгала девушка от радости и даже пару раз хлопнула в ладоши. Все-таки мальчик на спине Рицина выглядел потрясающе, а его очаровательная улыбка. Роза, надо было писать картину! Тут в голову пришла еще одна идея (как то дампир ее вдохновил). Не дожидаясь ответа Рицина, она нашла какую-то веревку и посильнее привязала его в дампиру, чтобы бедного мальчика не скинули со спины.
— Я пчелка? — сначала девушка не поняла, но решила особо не медлить — Хорошо! Секунда! — она быстро начала бегать по комнате, то и дело, заглядывая в разные шкафчики, полочки и прочие места, где мог бы оказаться искомый предмет. Не прошло и пары минут, как Кэссиди поднялась с полу (в это время она залезла под кровать) с криками:
— Я нашла!!! — Она подняла руку вверх, довольно улыбаясь. В руках она держала какое-то подобие крыльев. Кажется, около трех недель назад она отобрала этот предмет у нового больного. Больной, конечно, был действительно сумасшедшим, но вот изобретателем он был от Розы, здесь спорить просто нельзя. Этот предмет он сделал буквально за две-три минуты, когда Кэсс пришла к нему жаловаться на профессора. Кажется, он тогда опять начал резать свои «игрушки». Смотреть на такое она просто не могла и ушла, а так как поговорить не с кем, пришлось разговаривать с психом (кстати, делала она это не редко, они хоть и психи, но разговаривают, некоторые даже любят ассистентку профессора куда больше его самого).
Девушка быстро надела великое изобретение на себя и улыбнулась профессору широко-широко.
— Теперь я пчелка!!! — еле сдерживая смех, вскрикнула она и еще раз осмотрела комнату. От того же «изобретателя» она нашла какое-то подобие парика (сделан он был из веток, короче веник это был) и одела на профессора.
— Теперь на лошадку вы похожи еще больше — хихикнула девушка и одела Элу на голову (кстати, дотянуться было не так-то просто, но она это все же сделала) какое-то подобие ушей (хотя по сути это были какие-то тонкие железки, кажется, больной оторвал их от забора)
— Ну что? Идем радовать больных?
Кэссиди теперь не просто подыгрывала, она влилась в свою роль. Все-таки идея отличная, пациенты действительно всегда скучают. А так, они поймут, что те, кто их лечит, такие же, как они! Это должен быть великолепный спектакль! Девушка подошла к окну, оторвала веточку от дерева и каким-то коварным взглядом посмотрела на профессора.
— А это прутик! — засмеялась она, подмигивая Элу. — Эл, тебе же надо будет подгонять лошадку? — Здесь девушка не удержалась и засмеялась, втиснув в руки мальчика прутик.
— Профессор, ну что? — с улыбкой на лице произнесла девушка, чмокнув мужчину в нос.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (29.03.2012 22:36)

+1

23

Эл пожал руку «профессору», и не успел Стиг подумать о том, сколько хаоса может принести этот дампир в его жизнь, как началась форменная фантасмагория. Запрыгивания на спину, гривы, уши, прутики и прочее. Как будто недавнего футбола было недостаточно? Вампир был настолько ошарашен происходящим, что даже не принял никаких попыток воспротивится происходящему вокруг (и с ним) цирку. Возможно, он несколько переборщил, предлагая Элу работу — судя по всему дампир скорее должен быть не работником, а пациентом клинки, вместе с нерадивой ученицей Рицина.

Стоит отметить, что Стиг находил некую иронию в сложившейся ситуации — он, сумасшедший алхимик, который к слову сам признает, что имеет проблемы с психическим здоровьем, являлся самым адекватным здесь. По крайней мере с виду. Но не смотря, на эту иронию, Рицином начало овладевать раздражение.

— Ну что за глупое ребячество — вздохнув, произнес он. Очевидно эти двое расшалившихся «ребятишек» сами не собираются прекращать свое веселье, а значит Стигу придется самому прекратить их издевательства над ним.

Достав с пояса кинжал, вампир перерезал веревку, которой Кэссиди привязала Эл к его спине. Рицину внезапно захотелось этим же кинжалом сделать на Эле несколько разрезов, однако все же он решил не идти на поводу у этого своего желания. В тоже время пытаться сбросить со своей спины крепко вцепившегося в нее дампира было явно не самой лучшей идеей — все равно получилось бы, что он «включается» в их игру. Напрягшись, Рицин обратился к последнему, что ему осталось — экстрасенсорике, его единственной и регулярно тренируемой псионической способности.

«Чему быть, тому не миновать» — заметил вампир про себя. Ощущение тела Эла пришло на этот раз быстрее, чем несколько десятков минут назад — «профессор» был уже настроен на своего «пациента». Стиг почувствовал кровеносные сосуды дампира, выделил своим сознанием ведущие к мозгу. Тактильно они соответствовали ощущениям в его предплечье. Кровоток в теле дампира замедлился, кровь на несколько мгновений перестала поступать в мозг, что вызвало его гипоксию, что в свою очередь вызвало обморок. Руки дампира обмякли и он шлепнулся со спины Рицина на пол комнаты — уже через минуту он должен был прийти в себя — столь кратковременное вмешательство не должно было причинить ему значимого вреда. Освободившись от своего «спиногрыза», Стиг распрямился и размял плечи. Взгляд его упал на Кэссиди, к слову сказать этот взгляд был весьма выразителен. Рицин находил нового гостя забавным, и может быть даже немного интересным, но терпеть подобное обращение с собой намерен не был — он ученый, а не шут для своего подопытного материала — примерно такие мысли вампир вложил в свой взгляд. Очень серьезно погрозив на последок своей ассистентке пальцем, Рицин отправился в лабораторию, оставив Кэссиди наедине с потерявшим сознанием Элом.

Отредактировано Стиг Дракула (27.03.2012 23:08)

+2

24

«Это не ребячество, то есть это ребячество, но весело ведь. Неужели ему не хочется развлечься?» — думал Эл, огорчённо констатируя, что верёвки были срезаны и его план по развлечению больных с треском провалился. Очевидно, профессор не разделял такого рода веселье.
Хиро намерен был слезть, ибо весь восторг от этой авантюры поиссяк сразу же, как её не поддержали, но что-то его опередило: тело будто перестало слушаться, а сознание стремительно обрушивалось в кромешную тьму. Мгновение — и свет померк.
Секунда... Другая... Перед глазами появилась смутная картинка, спустя мгновения становясь всё ярче и ярче:
— Его зовут Шам... Лучше просто Шаа. А как твоё имя? — сказал тёмноволосый вампир, слегка улыбнувшись. Мужчина был красив, чего стоили одни лишь длинные чёрные волосы, которые столь беспощадно изучали глаза юного дампира. Он смотрел на незнакомца с восхищением, правда, старательно его пряча под растерянным взглядом.
— Его зовут куда красочнее, чем меня... — теперь невысокий мальчишка вовсю разглядывал тигра. Он находил животное весьма забавным. И стоит сказать, что тигр обаял его раньше, чем кто-либо другой.
Видение начало расплываться, вскоре являя новое, ещё более чёткое:
— Скарлетт, как думаете, она меня не порвёт, если я скажу, что на самом деле не помню не только то, как сюда добрался, а, что ещё хуже, не знаю, как выбраться?
— Вряд ли у нее достаточно сил, чтобы порвать кого-то сейчас... Но теоретически... Чисто теоретически...
Вампиресса действовала на паренька как успокоительное, хотя её слова далеко нельзя было назвать таковыми. Высокая блондинка ассоциировалась с солнцем, в лучах которого поблескивали аккуратненькие клычки, придавая ей ещё больше очарования.
Внезапно картинки перед глазами начали меняться: одна плавно перетекала в другую, другая в третью и так далее.
Ещё одна прекрасная девушка... В воде... Рядом с ней уже знакомый вампир. Удирающий от тигра юноша... Нет, тигр не преследовал его, а просто играл... Брызги... Брошенная на берегу жилетка...
— Шаа, будь добр, — Эл метнулся по полу, вдруг открыв глаза. Руки юноши непроизвольно коснулись живота, затем груди, плеч, шеи, — он словно проверял всё ли в порядке, со стеклянным взглядом уставившись в потолок.
— Виктор... Интересно, где он сейчас? — тихо пробормотал Эл, откидывая чёлку с глаз. Его лицо выражало полную отрешённость от этого мира. Вроде он был тут, а вроде и где-то там.
Внезапно дампир сел на полу, обозревая пейзаж. Постепенно до него доходило, где он и что он тут делает. Сцены жизни выстроились в правильном порядке, позволяя здраво смотреть на действительность.
— Кэсси, жаль, что наше веселье не удалось, это могло бы быть очень забавно, — тихий, равномерный, без всяких эмоциональных скачков голос Хиро выражал некую огорчённость.
— Вредный у тебя профессор, шуток не понимает...
Нельзя не отметить, что после обморока Эл стал спокойным, сравнительно тихим и даже каким-то сонным, словно только что проснулся.
— Может, сходи к профессору? — вновь обратился он к девушке, параллельно поднимаясь с пола и следуя к постели. Ни энергии, ни азарта больше в нём не наблюдалось. Хотелось поспать.
— А я, пожалуй, спать. Спокойной ночи, — Хиро упал на кровать, даже не подумав раздеться. Ему и так было хорошо. Из всего произошедшего можно сделать вывод, что вечных двигателей не бывает и даже резвый Эл порой устаёт. Но способность к приключениям не дремлет никогда!
Юноша вкрутился в одеяло, перевернув его и всячески перекрутив. Только данная позиция его чем-то не устроила, и парень крутанулся ещё раз... задев пяткой столик с остатками еды... И вот тарелочка с печеньем уже вовсю летела через комнату... Одна из особо задорных печенюшек угодила чётко в лоб Кэссиди. Но Хиро, очевидно, был больше увлечён постелью, чем последствиями своих переворотов, и спокойненько комкал руками подушку.
Бах! Звук разбившейся тарелки эхом пронёсся по комнате...

Отредактировано Эл Хиро (28.03.2012 13:57)

+2

25

Вроде все хорошо, вроде Рицин доволен (а если не доволен, то хотя бы не проклинает себе под нос эту парочку). Профессор даже позволил Элу остаться, мало того, предложил дать работу. Хотя, даже Кэсс не представляла какую можно дать работу этому ходячему хаосу? Он ведь разнесет больницу. От нее и камушка живого не останется, да даже пыль, ее и ту ветер унесет (не удивительно, если с его же помощью). Подобное добродушие профессора умиляло, но не так долго, как хотелось бы. Как только «детишки» решили затеять веселье, так сразу выражение лица Стига поменялось. Раздражение, злость, непонимание происходящего. «И чего он злиться? Неужели ему никогда не хотелось побыть лошадкой? Или пони?» — думала про себя девушка. Сдерживая смешки. И все же в какой-то степени побегать по больнице в такой роли было бы не плохо. А то ведь, правда, все больные, эти несчастные пациенты не видят здесь ничего кроме белых стен и угрюмого доктора. И почему бы не разнообразить их скучную жизнь подобным весельем? Они, может быть, тогда совсем перестали чувствовать себя больными (понимая, что лечиться здесь надо профессору и его ассистентам) и Кэссиди бы тогда спасла бы их от скальпеля сурового Рицина, помешенного на своих экспериментах. Конечно, девушка могла мечтать сколько угодно, но при этом надо было замечать действительность. А в действительности Рицин был злым и очень раздраженным. Подобное ребячество ему явно не нравилось (и это еще мягко сказано).
Не прошло и мгновения, как Эл оказался на полу, а Кэсс поймала взгляд строгого профессора. По спине даже дрожь пробежала от подобного укора. Лучше бы он ее наказал, чем смотрел на нее как на врага народа. Дверь захлопнулась, а девушка все еще стояла, обдумывая произошедшее.
«Шок» отошел быстро, теперь телом захватил страх. Эл по прежнему не поднимался (хотя прошло всего-то пару секунд, но нервничала она теперь сильно), мало ли что профессор с ним сделал. Да, она была уверена, что это дело рук Рицина, ибо такого смерча успокоить просто невозможно. Будешь успокаивать — он разразиться новым громом, так что, верить в то, что мальчик просто решил отдохнуть, было бы глупо. Девушка быстро подбежала к пареньку и приоткрыла его веки. «Без сознания, хотя вроде живой» — сердце забилось еще быстрее. «Он же его не убил» — не очень-то хотелось видеть трупа в своей комнате. Да она же потом не сможет сюда зайти!
Кэсс схватила его за плечи и начала трясти (причем достаточно сильно, судя по тому, как моталась его голова из стороны в стороны). Сил было мало, поэтому после нескольких рывков, голова Эла «удачно» свалилась на пол. Девушка села, глазауже начали намокать. Кто бы мог подумать, что какая-то невинная игра закончится так печально.
Послышалось какое-то бормотание. Сначала она подумала, что ей это только кажется, но за последним послышалось еще, а затем еще. Кэссиди даже иногда разбирала его слова: Шаа, Виктор. Не внятно, но если постараться, именно это можно было услышать. Волноваться о мальчике уже не надо было. Рицин его не убил. «Надо будет сказать ему спасибо» — подумала Кэсс, выдыхая напряжение. Какое счастье, этот чудо-хаос жив и теперь он устроит очередной погром в ее комнате (в этом она не сомневалось). Кажется, этот мальчишка и десяти метров пройти не сможет, не разбив за собой какой-нибудь предмет. Странно, как под ним еще земля не раскололась? Это бы не вызвало у юной барышни особого удивления, вполне нормально и даже естественно, судя по его «таланту» крушить.
Он встал, опять что-то пробормотал, пошел в сторону кровати. Собственно, что и следовало ожидать, тот самый «хаос». К тому времени, как парень дошел до постели, Кэсс уже встала и печенье попало ей прямо в лоб. Не разозлиться здесь было нельзя. И пусть этот ребенок пару минут назад валялся на полу, и пусть она из-за него чуть не разревелась, сейчас ему мало не покажется!
— Ах, ты! — вскрикнула леди, схватив «парик» профессора. Возле кровати она оказалась быстро, мало того, тут же начала дубасить этим веником мальчишку.
— Между прочим, ты меня напугал! — достаточно громко говорила она. Когда руки устали, девушка взяла подушку и еще раз стукнула ей по мальчишке.
— Никогда так не делай! — она схватила его за шкирку и потащила из комнаты.
— Вот расскажу я все профессору! — возле лаборатории они оказались довольно быстро. Кэсси уже забыла об указании Рицина и забыла ту его строгость. Ей сейчас овладевала некая злость, да, именно злость на этого мальчишку. Мало того, что из-за него профессор чуть ее не поругал, так он еще и шишки ей ставит!
— Рицин!!! — вскрикнула она, забегая в лабораторию вместе с Элом. — Он мне шишку поставил! — с надутым видом пробормотала она, наконец, вспоминая, что приводить в это место мальчишку, было запрещено. Причем серьезно запрещено, кажется, профессор тогда совсем не шутил.
— Ой — тихо прошептала она, смотря на вампира и так же держа Эла за шкирку.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (29.03.2012 22:38)

+1

26

Эксперименты были всегда самым надежным средством для Рицина чтобы снять раздражение или злость, самым быстрым способом заставить любые негативные эмоции и переживания отступить на второй план. И сейчас «профессор» прибегнул именно к этому средству — вернувшись в свою лабораторию, Стиг деловито начал подготавливать очередного подопытного к инъекции — это был молодой человек, мужчина со стройным атлетическим телом, в своей душевной болезни он кажется не особо отдавал себе отчет, что же происходило в с ним все это время — глаза смотрели вокруг, но ничего не замечали, рот раскрывался, однако ни одного звука из него не доносилось. Пожалуй, именно это свойство данного пациента было для Рицина одним из самых важных — дело в том, что он испытывал на нем весьма специфичный яд, а если быть точным — то искал действенное противоядие. Тело больного покрывали достаточно большие и очень неприглядные гнойники, из которых понемногу сочилась мутно-черного цвета жидкость, кожа была неестественно бледная, а глазницы впалые — даже не будучи доктором можно было понять, что жить очередному подопытному осталось недолго.

Рицин закрепил пациента на наклонной столешнице, закрепив его руки, ноги и корпус кожаными ремнями. Не то, чтобы пациент сопротивлялся, однако в любом случае лишние движения от него были не нужны — все, что было нужно, это понять, выживет ли он после очередного укола предполагаемого антидота. Сделав пометку в рабочем журнале, Стиг наполнил шприц нужным веществом и уже подошел к пациенту, когда в лабораторию ворвалась его ассистентка. Сам факт того, что она ворвалась в лабораторию удивительным не был — необычно было то, что она пришла сюда не одна а со своим новым знакомым...

Игла так и замерла в паре миллиметров от кожи подопытного, взгляд Рицина уперся в Эла, которого Кэссиди тащила за шкирку, что то там выкрикивая про шишку. Глаза Рицина плавно закрылись.

Так же, как и от маленького камушка в горах начинается лавина, от поступка Кэссиди в Рицине начиналась целая буря чувств — вампир ясно дал понять, что приводить сюда посторонних было нельзя. Эта лаборатория была для него своего рода «святыней», самым интимным местом для него. Он бы отнесся более мягко, если бы Кэссиди привела постороннего в его уборную. Ладони Рицина сжались в кулаки, всего вампира начало мелко трясти, когда же он открыл глаза, взгляд его, устремленный на Кэссиди, был полон чистой и незамутненной ненавистью, ненавистью, глубине которой притаилась боль.

«Предательница» — единственное слово звучало в голове у сумасшедшего алхимика. Он доверял ей, делил с ней свои знания, свою науку, свою работу, и свое лицо, а эта женщина взяла, и предала его самым подлым образом, приведя в их святыню постороннего! Да еще и в такой момент! В этот миг вампир отчетливо ощутил, что уж лучше бы всех перемен, произошедших с ним после приезда в Дракенфурт не было. Лучше бы никогда не было ни его физического влечения к Кэссиди, ни того танца на свадьбе, ни странного притяжения и доверия, которое он чувствовал к своей ассистентке. Лучше бы он оставался таким же, каким и был — холодным, зацикленным только на одной лишь алхимии, думающий только об экспериментах, безразличным к чувствам других Рицином, потому, что все на что способны окружающие его личности, не умеющие посвящать себя чему-либо достойному без остатка — это предать. Предать его доверие, предать то, что он позволил им так близко подобраться к себе. Эта новая для Рицина боль порождала в нем небывалую доселе ненависть, вены на его лице вздулись, дыхание стало частым и глубоким.

— Убирайся вон, жертва прикладной алхимии! — практически закричал Стиг, он не хотел ничего ни объяснять, ни слушать ее никчемные оправдания. Вся «нежность», мелькнувшая в нем той ночью на свадьбе в один миг обратилась в бурлящий поток ненависти, направленный на его ассистентку. «Профессор» был готов наброситься и на нее и на незадачливого дампира в этот момент.

+1

27

«Эй, это ещё что?» — Эл сонно оглядывался, не понимая, за что его бьют каким-то веником и вытаскивают из постели. «Что? Что? Что? Что я сделал?!»
— Я тебя не пугал... По крайней мере, сейчас, — пробурчал мальчишка, активно моргая и продирая глаза (они автоматически закрывались).
Хорошо, что он не успел совсем уснуть, а находился в полудрёме, в иных ситуациях желающим потревожить его сон несдобровать. А так Хиро всего лишь пребывал в лёгком недоумении.
— Куда ты меня тащишь? — при таком передвижении у дампира срабатывали царапательно-кусательные реакции, и юноша старательно крутился, пытаясь применить их на деле (наверное, в его роду были кошки), и благо, что реакции «бах кулаком в глаз» он старательно сдерживал, всё-таки Кэссиди девушка, а девушек...
— Какую шишку?! Я тебя не трогал! — Хиро возмущённо фыркнул. Он попросту не заметил, как умудрился запустить в полёт печеньки, и теперь искренне недоумевал.
«Что это за место? О, Роза, что с этим несчастным?» — в поле зрения попался больной. Зрелище не для слабонервных, особенно не для тех, кто никак не ожидает увидеть что-нибудь подобное. Эл сглотнул, чувствуя, как к горлу подбирается комок. Взгляд выхватил некий предмет в руках Рицина. «Шприц... Для чего? И что в нём?» Любопытство. Но кроме любопытства вскоре появилось кое-что другое.
Ещё не зная причин произошедшего и того, почему так изменились в лице Кэссиди и профессор, Хиро понял, что ничего хорошего ему сейчас не светит. В воздухе повисла некая напряжённость, от которой мурашки бегали по коже, заставляя юношу нервно вздрагивать. «Кажется, произошло что-то, чего происходить не должно было, вот только я не могу понять что...»
Находясь в подвешенном состоянии Эл чувствовал себя, по меньшей мере, странно, поэтому мастерски извернувшись, парнишка высвободился из цепких ручонок Кэсс и отлетел к двери.
— Убирайся вон, жертва прикладной алхимии!
— Что? — дампир едва не подавился воздухом. «Он же сам сказал, что я могу остаться». Но Хиро вовремя заметил, что профессор смотрел не на него, и чуть успокоился. Правда, ненадолго. «Что, чёрт возьми, тут происходит? Он выжил из ума? Ещё 20 минут назад выглядел почти адекватно».
Тем не менее, эмоции в голосе профессора поразили Хиро. «Столько чувств, столько ненависти... Я впервые вижу его столь живым», — и хотя знакомы они были меньше нескольких часов, Эл успел запомнить холодность и некую отстранённость в поведении мужчины. «Оказывается, он способен и на сильные чувства. Жаль только, что проявление этой силы я вижу в такой неблагоприятной ситуации. Это и настораживает».
— Не волнуйся, он скоро успокоится, — на всякий случай сказал Эл Кэссиди, подкрадываясь со спины. Ему хотелось подбодрить девушку, ведь сейчас поддержка ей могла понадобиться. «Эх, я никогда не умел утешать. А пригодилось бы».
— Думаю, ты не сделала ничего страшного, — было произнесено прямо на ушко девушки тихим умиротворённым голосом. И хотя внутри бушевал целый ураган из мыслей, чувств, ощущений, на голос Эла это не повлияло. Пожалуй, это единственное чем он мог внушать хоть какое-то спокойствие. «Надеюсь, я не сделаю этим хуже, ибо моё появление изначально не принесло ничего хорошего...»
— А мне пора...
Можно сказать, что в некотором роде это сработал инстинкт самосохранения: юноша осторожно приоткрыл дверь, мышью вышмыгнув из лаборатории. Его последующие действия были поспешными, но вполне объяснимыми. В такой накалённой обстановке рациональнее всего уносить ноги. «Надо переодеться в свою рубашку», — подумав так, Хиро направился к «своей» комнате. Найдя нужную дверь, юноша легко отворил её, буквально вбегая внутрь.
Пауза. Беглый взгляд вокруг. Непонимание. «Я ошибся?! Это же было здесь», — он вышел обратно, осматриваясь. Всё здесь было почти идентичным. «Вроде бы та комната была здесь... А может и нет... Хм, надо было повернуть направо».
Дампир рванул обратно, сворачивая в другую сторону. Бесконечные коридоры. Двери. И всё такое знакомое и незнакомое одновременно. «Может эта?», — он дёрнул за ручку двери в очередную комнату, осматриваясь и тут же огорчённо констатируя, что нет, опять не та.
Эл продолжил метаться туда-сюда, быстро заглядывая в различные комнаты, смотря на безумных больных, сворачивая в коридор, проносясь вдоль него, распахивая всё новые и новые двери... Ошибка за ошибкой... Всё мимо и мимо... Нужная комната словно испарилась. «Я, видимо, изначально перепутал... А теперь совсем запутался». Он устал бегать. «Не больница, а лабиринт какой-то», — юноша вздохнул, опираясь на стену. Похоже, лучше всего было вернуться к Кэссиди и спросить, где выход. Только вспомнить, в каком конце сего здания находилась лаборатория, было нереально. А с дырявой памятью мальчика на этом смело можно было ставить крест.
— Чёрт! Чёрт! Чёёёёрт! Почему со мной вечно творится какая-нибудь хрень?! — под руки попалась вазочка с цветами, Хиро ухватился за неё кончиками пальцев, со всей силы запуская в дверь... Дверь неожиданно лёгко отворилась, а вазочка угодила в стоявшего посреди комнаты больного, разбившись о его голову.
— Ааааааааа!!! — дампир вскрикнул, мгновенно прикрыв рот ладошкой. Больной рухнул на пол. Из-под его головы медленно растекалось тёмное пятно.
— Я убил его?!
Стало нечем дышать... К горлу подступила тошнота... Тело покрылось маленькими капельками пота... В голову будто ударил жар... А руки и ноги, казалось, похолодели, перестав слушаться и трясясь мелкой дрожью. «Что делать... Что же делать?» Дампир прислонился к стене, буквально съезжая по ней вниз. Страх не заставил его быстро и спонтанно действовать, как это бывает с большинством людей, а наоборот, совсем выбил из сил.

Отредактировано Эл Хиро (31.03.2012 00:39)

+1

28

Кэссиди всего лишь хотела пожаловаться. Она пришла в лабораторию на каком-то автомате, даже забыв про его слова. Просто хотела немного жалости со стороны профессора. Ей всегда нравилось его отношение к ней. Он был ей кем-то вроде отца. Поможет, убедит, похвалит, отругает, но при этом даже в его строгости всегда чувствовалась скрытая нежность. Самое приятное было то, что эту нежность она видела только относительно себя, профессор не отдавался так больше никому. Все-таки Рицин умеет чувствовать, все-таки он не ледяная скала. Но сейчас...
Очевидно, она совсем не вовремя потревожила мужчину. Шприц завис в миллиметре от больного. Роза, что он собрался делать? В груди вновь появилась обида. И зачем он все это делает? Он же знает, что это плохо, Кэсс же ему говорила. Неужели он ее никогда не слушает?
Про Эла девушка уже забыла, видимо он тоже был напуган вампиром, учитывая его «спокойствие». Рицин сменился в лице, в глазах не осталось ни капли той, дорогой ей нежности, от этого все тело сжалось. Кажется, сейчас он подойдет и впредь, пациентом в клинике будет она. И лежать на кушетке тоже будет она. Однако через пару секунд, такой поворот событий показался ей куда более приятным, чем тот, что подступал. Ла Въер никогда не видела профессора в таком состоянии. Злость, ненависть. Роза, она видела ненависть в его глазах. К Элу? Нет, именно к ней, он смотрел на нее. По телу пробежал холод, замораживая конечности. Девушка даже сдвинуться не могла. «Почему он так смотрит? Что я такого сделала? Я же просто...» — Эл уже вырвался из ее рук и мигом вернулся к двери. Что же, теперь на «поле битвы» остается она одна, и отвечать за происходящее тоже придется ей.
— Риц... — хотела она начать оправдываться, но не успела. «Убирайся вон, жертва прикладной алхимии» — эхом отдавалась в ее голове. По спине быстро забегали мурашки, заставляя девушку сдвинуться на пару шагов назад. Сзади слышались какие-то тихие непонятные слова, казалось, кто-то говорит ей прямо под ушко, пытаясь успокоить. Кстати говоря, голос был очень даже спокойным. Но в том же голосе слышался страх. Повернуться и посмотреть на «спасителя ее нервов» девушка не решилась. Она все еще не могла отвести глаз от его ненавистного взгляда. Лучше бы она не видела этого взгляда. Именно его она запомнит надолго. Он ей сниться будет, причем каждую ночь в кошмарных снах. «Эл сбежал» — услышала она тихонько закрывающуюся дверь. Значит теперь, она точно одна смотрит и видит его глаза и значит, она одна сейчас будет отдуваться за свою ошибку. «Я ведь не хотела его тащить сюда, он ведь просто... Я же не виновата, что он похож на хаос» — мысли в голове сменялись одна за другой, в поисках своего оправдания, однако ничего путного не находилось. Она прекрасно понимала, что виновата, понимала, что наказания ей не избежать, точнее нет. Она хотела наказания, пусть даже самого строгого. Но не выгонять, куда она пойдет?
— Профессор, я не хотела... — Тихо начала она, пытаясь хоть как-то спрятаться от его глаз. — Она медленно подошла к кушетке, обошла ее, чтобы приблизиться к вампиру, осторожно положила ручку на его тыльную сторону ладони, и «отобрала» шприц (чтобы не мучил бедного больного, который и так скоро умрет). Девушка продолжала смотреть на него, стараясь не отводить глаз. Шприц она осторожно спрятала за спину, медленно начиная отвязывать больного.
— Я его увезу, ладно? — если она не спасла себя, то пациента следовало бы (что-то ее в последнее время на геройства потянуло). Да и тем более, как то страшно было оставлять человека рядом с вампиром, в то время как второй, злой, нервный и такой жестокий.
Кэссиди осторожно отвязала его руки и посмотрела на привязанные ноги мужчины. «А вот это будет сложнее» — чтобы добраться до них, ей придется обходить профессора, а терять «контакт» глаз не очень хотелось. Сейчас отвернется она и все, можно попрощаться со всем светом. В этот же миг раздался огромный звон, что доносился из коридора, затем какой-то удар, будто кто-то свалился на пол. «Эл?..» — повернулась Кэссиди к двери, которая скрипнула от такого шума. Все-таки пустая больница с пустыми стенами делала свое дело. Эхо было потрясающим. Сделай что-нибудь в одном конце и тебя прекрасно будет слышно в другом.
— Зачем вы проводите над ним опыты? Он ведь и так уже умирает... Зачем мучить больного? — неожиданно для самой себя произнесла девушка, вновь поворачиваясь к профессору. Был еще один вариант, побежать к Элу, спасать его. Но, он ведь не маленький, если это он в обморок упал, то потом спасем, ему ведь еще очнуться надо будет.
Теперь было страшно оставаться наедине с вампиром. Девушка быстро пробежала у профессора за спиной и буквально вырвала кушетку из под вампира, везя его к двери, а по дороге снося жидкости, что благополучно стояли на полочке. Кажется, это была работа Рицина, которую он проделывал уже долгое время. «О-ё-ёй, кажется, сейчас что-то будет...» — подумала Кэссиди, понимая, что кушетка в двери не влезает.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (30.03.2012 23:52)

+1

29

Рицин не слышал ни тихого «Профессор, я не хотела», ни каких бы то ни было других слов, обращенных к нему. Эла вампир уже тоже не замечал. В данный момент Стигом владела ненависть и обида, обида от которой хочется порвать зубами собственные вены на запястье, обида от которой хочется уничтожать все внутри и вокруг себя, в тщетной надежде, что если исчезнет все вокруг и внутри, то боль тоже исчезнет. С каждой секундой, когда казалось, что злее становится было просто некуда, Стиг все равно распалялся все больше и больше. Для того, чтобы он начал предпринимать активные действия не хватало только последней маленькой искры, случайного и мимолетного события, которое будет той соломинкой, что переломит спину верблюда. Последней соломинкой. Неловкое уничтожение плодов его месячной работы как раз стало таким событием.

Глаза вампира налились кровью — все, о чем он мог думать сейчас, это месть. Месть кому угодно за то, что он ощущал внутри — слепая и пылающая ярость клокотала в каждой клетке его тела. Вампир быстро подбежал к больному, остававшемуся привязанным за ноги к кушетке. Короткое движение и кинжал Рицина с хирургической точностью перерезал сонную артерию его подопытного. Смерть кажется проняла душевнобольного — на краткий миг агонии, выражение его лица стало осмысленным — он посмотрел на Кэссиди, на Рицина, приложил свободную руку к своей шее и удивился, обнаружив кровь на руке — лицо его выражало непонимание и недоумение, будто бы он хотел спросить: «За что?». Еще через секунду жизнь покинула тело безымянного пациента, руки безвольно упали на кушетку, а на лице так и осталось это удивленное и недоумевающее выражение.

Это был первый раз, когда вампир убил кого-то. Нет, конечно же, подопытные гибли у него регулярно, однако их гибель всегда происходила ради науки. «Профессор» всегда извлекал новые сведения из каждого подопытного — будучи достаточно хозяйственным алхимиком, он никогда не прощал себе бесцельной растраты ресурсов. Сегодняшний же больной умер не ради великой цели, он не принес никаких сведений в своей смерти — Рицину просто хотелось убить его, потому что Кэссиди пыталась его спасти. Это было убийство ради своего рода наслаждения — то есть полноценное убийство в полной мере, а не «жертвы при испытаниях». Сейчас, правда, мозг Рицина все еще не осознавал всего этого, уже позже, Рицин задумается над делом рук своих и почувствует то, что можно назвать раскаянием, но сейчас вампир ликовал.

Оттолкнув кушетку с уже мертвым телом от двери, Стиг схватил Кэссиди за шкирку и буквально вышвырнул из лаборатории спиной вперед. Девушка врезалась в стену и осела, однако никаких серьезных травм не получила — вампир точно рассчитал свои силы. Какая то часть Рицина может и хотела разорвать ее на мелкие кусочки и убить самым изощренным из известных ему способов, однако что-то в глубине не давало причинить ей вред. Сорвав с пояса увесистый кошель с деньгами, Стиг кинул его в стену рядом с головой девушки.

— Твоя зарплата — это был скорее «плевок», чем фраза — чтобы собрать вещи у тебя есть полчаса. Видеть тебя больше не хочу — Стиг бы не позволил ей уйти, не взяв деньги. Если нужно было бы — он был готов затолкать ей их в глотку, лишь бы не быть должным (по его личным меркам) своей уже бывшей ассистентке.

Была бы ярость вампира была материальной, то Кэссиди уже бы смело ее потоком в размолотило в нем на мелкие кусочки. Отойдя на шаг назад, вампир захлопнул дверь в лабораторию с такой силой, что казалось та сейчас сорвется с петель и упадет в коридор. В замке двери щелкнул ключ. Отойдя на пару шагов от двери, Рицин схватился за голову, будто она могла расколоться, и упав на колени закричал одно слово: «Ненавижу». Крик разнесся по всей больнице, перебудив многих пациентов, в нем слышался практически животный рык, истерика и огромная, сносящая все на своем пути гамма эмоций. В слепой ярости «профессор» стал крушить свою лабораторию, пытаясь утолить гнев хоть чем-либо.

Отредактировано Стиг Дракула (01.04.2012 22:34)

+1

30

Судя по звукам и крику, в лаборатории творилось нечто страшное. Только ни до чего из этого Элу не было дела. «Что. Мне. Делать.» Слова, которые крутились в голове бесконечно, стуча невидимыми молоточками по подсознанию и разрушая всё разумное, что могло там сейчас быть. Впрочем, одна правильная мысль всё же осталась: «Надо удирать отсюда».
Как только Элу удаётся принять окончательное решение, он готов действовать. Чувства уходят на второй план, освобождая место активной мыслительной деятельности. «Так. Что мы имеем? Монотонный коридор с кучей комнат... И покойничка... Чёрт с ним! Что ещё?» — юноша поднялся, оглядываясь по сторонам. «Окно!» — на лице парнишки просияла улыбка (вот реально, маньяки краше улыбаются, чем этот юноша сейчас).
— Отлично, — потирая руки, дампир ещё раз оглядел клинику, так сказать, на прощанье. — Извини, Кэссиди, но больница не по мне, — глаза случайно упёрлись в труп больного. — И извините, профессор Рицин, это вышло случайно.
«Хм, нехорошо оставлять его здесь. Рано или поздно, труп найдут... И тогда... Тогда это поставит под угрозу мою судьбу».
Медлить Эл не любил, поэтому, подбежав к бездыханному телу, он ухватил труп за руку, потянув прочь из комнаты. На своё произведение искусства он предпочитал не смотреть, ему и без этого было не по себе. Неприятное чувство скованности внутри, волнение, страх быть замеченным, — всё это беспокоило мальчика, терзая за невидимые нити его нервную систему. Вслед за трупом по полу тянулась алая полоса, чётко указывая, куда денется юный преступник, но Эл, кажется, забыл об этом.
— Вот мы и добрались, — шёпотом сам себе сказал дампир, пытаясь открыть окно. «Намертво...» И, как назло, никаких больше ваз, кувшинов и вообще чего-либо такого, чем можно было разбить стекло, в поле зрения не наблюдалось.
Слух уловил чьи-то шаги. «Только этого не хватало», — мозг ещё не успел до конца сообразить, как руки уже действовали.
«Прости, товарищ, тебе просто сегодня не повезло», — ловко подхватив на руки покойника (откуда только силы взялись?), Эл ударил телом по стеклу, выкидывая из окна и едва успевая закрыть собственную голову от осколков.
Стекло крупной сеткой украсило плечо и правый бок юноши, а на белой рубашке кое-где проступили капли крови, являя себя во всей ярко — алой красе.
Не прошло и нескольких секунд, как Хиро запрыгнул на подоконник и, не задумываясь, сиганул вниз. Вообще, такая неосторожность, могла стоить ему жизни, но судьба таки решила дать Элу шанс. Со второго этажа он приземлился на ноги. Все суставы тут же сковала тупая боль, не позволяя оторваться от земли или даже элементарно пошевелить конечностями. Такое часто случается после неподготовлённых прыжков с высоты. А когда прыгаешь босиком, это ещё более болезненно. «Вот почему я не додумался сразу обуть сапоги?» Прошло некоторое время, прежде чем Хиро смог подняться и продолжить свой путь... С трупом по пятам... Ибо юноша решил не бросать его здесь, а упрятать в более надёжном месте.

Отредактировано Эл Хиро (31.03.2012 02:49)

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » У дня есть слова, а у ночи — только настроение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно