Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Истинные ценности


Истинные ценности

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/gal.png
Участники: Валери Вальд, Адриан Лукас Аскар.
Локация: галерея искусств «Лунный свет».
Описание: классическая музыка, эксклюзивные картины и скульптуры рук великих мастеров, неповторимые чувства, интриги, первая любовь, деньги?.. многокомпонентный коктель. Однако что истинно ценно в наши дни, а что лишь пережитки прошлого и излишняя сентиментальность? Разговор по душам.
Дата: 21 февраля 1826 года.

0

2

Февраль был не особо теплым, и накидка оказалась очень кстати. Наверно это единственный минус так любимых вампирессой корсетных платьев — всегда обнаженная шея и плечи. Но что касается прямой осанки и подчеркнутости линий фигуры, им не было равных, поэтому леди Вальд смирилась с холодом и не изменяла своим нарядам даже зимой. К тому же, все остальные детали одежды — длинный подол, высокие перчатки, чулки — согревали, на сколько это было возможно. Приветственно кивнув швейцару у входа, девушка сняла меховой аксессуар и оставила его в холе. Приглушенный свет залов таинственно манил, приглашая окунуться в тепло красок и чувств.
Валери любила посещать галерею именно в предрассветный час. Обычно к утру, ценители прекрасного, вдоволь насладившись искусством, покидают стены этого дома, оставляя прекрасное в величественной тишине. С шести до восьми. Целых два часа на мысли и чувства. Два часа одиночества, восстанавливающие душевное равновесие, наполняющие сознание желанием творить, желанием жить.
Неспешно прогуливаясь вдоль картин своей руки, Вэл вспоминала детство. Бесконечные уроки живописи, выставки, первый аукцион. Вампиресса всегда с улыбкой возвращалась в то время, когда отец учил ее первые сто лет тому, что «искусство бесценно», а последующие сто пятьдесят — умению видеть эту цену.

Очередной аукцион вот-вот должен был начаться. Гости рассаживались в огромном зале, официанты спешили подносить напитки, где-то на заднем фоне играла легкая ненавязчивая оркестровая музыка. Дарн де Вальд же в последние минуты как всегда обходил экспонаты, выставленные на продажу, и сверял их с ценами, отмеченными в блокноте, от которых стоило вести переговоры. Дочь подлетела к нему, окрыленная восторгом от предстоящих торгов, и легко поцеловала в щеку:
— Все готово, папа, гости томятся в нетерпении, — это был первый раз, когда отец отвел молодой вампирессе «настоящую» роль в подобном действии, поэтому, говоря о нетерпении, в первую очередь девушка, конечно же, имела ввиду себя.
Но хозяин мероприятия не спешил начинать:
— Ничего, пусть потомятся немного, это подстегнет их азарт, — с доброй усмешкой ответил опытный артефикс, не отрываясь от своего основного занятия.
Вэл еще пару минут потопталась рядом, всем своим видом показывая, что время, обозначенное в приглашениях, истекло уже много минут назад, однако нужного впечатления на отца это не произвело. Оставалось смириться или чем-то отвлечься. Юная леди Вальд окинула взглядом лоты, после чего заглянула через плечо отца в блокнот: «как можно оценивать уникальность и талант художника в деньгах? Почему у работы Пауло стоит 38 тысяч, а у Кэтрин всего 10. И почему 38, а не 35 или 40?» Услышав мысли своей милой дочки и лучшей ученицы, Дарн повернулся к ней. На его губах появилась легкая улыбка гордости. Наконец-то она думала не о перспективах, свете и мягкости кисти, а о цене бесценного. Де Вальд опустил руку в карман и достал оттуда горсть камней: сапфиры, бриллианты, изумруды различных размеров и огранки. Протянув камни художнице, он слегка кивнул на картину, которой как раз в данный момент и искал цену:
— Прошу, найди среди них такой, который соответствовал бы этому творению, — артефикс отошел в сторону, чтобы не мешать.
Валери несколько минут разглядывала мазки, светотень и настроение шедевра, после чего взяла увеличительно стекло, лежащее рядом с картиной, и еще некоторое время изучала структуру и мастерство обработки минералов. После, ее тонки пальцы выбрали из всего многообразия камней всего один. Темно-красный рубин, ограненный всего с трех сторон. Не самый ценный, но выделяющийся среди других, не самый красивый, но запоминающийся, возможно незаконченный, но если обрамить его в золотую рамку, то будет смотреться превосходно. Она повернулась к отцу, протягивая драгоценность.
— Отлично! — похвалил Дарн, — этот камень ювелир банка оценивает в семнадцать с половиной тысяч, вот тебе и цена данной картины, а сейчас идем, пора начинать.

Вампиресса остановилась у одной из своих картин. Это был портрет молодой девушки в не совсем обычном оформлении. Она словно стояла за замутненным стеклом, по которому скатывались капли дождя. Её взгляд — обреченно молящий, губы чуть напряженно разжаты, словно пытаются сдержать какой-то звук, светло-рыжие волосы вьются и немного растрепаны. И еще рука. Возле лица раскрытая ладонь, словно она упирается ей в стекло, в эту невидимую грань между картиной и реальностью. К этой руке невольно хотелось прикоснуться. Леди Вальд сняла левую перчатку и, разжав ладонь, приложила ее к картине. Она настолько была увлечена своими мыслями, что и не заметила на одном из диванчиков зала задержавшегося посетителя — мужчина с какой-то книгой в руках уже несколько минут рассматривал её.

Отредактировано Вэлэри Вальд (29.02.2012 14:01)

+1

3

Искусством чтения книг владеют очень не многие, более того, большинство даже не подозревает о существовании такого искусства. Всё дело в том, что каждая книга требует своего места и времени, трактаты по алхимии следует читать в лаборатории, мемуары и жизнеописание великих людей в кабинете перед камином... Окружающая нас обстановка создает необходимый мысленный фон, при котором книга воспринимается во всей своей красе. Попробуйте почитать основательный научный труд в окружении шумной толпы, даже если вы и сможете уловить основную мысль текста, то всё что написано между строк ускользнет от вас. Так же бесполезно читать сборник народных праздничных песен находясь в библиотеке, большая часть заложенных в слова смыслов просто не найдут отклика в вашей душе. Именно поэтому Адриан оказался в окружении прекрасных картин в предрассветный час с книгой о истории вампирских кланов в руках. Это было достаточно редко издание, написанное одним смертным много сотен лет назад.
Вошедшая в зал вампиресса сперва привлекла внимание Адриана лишь на мгновение. Профессиональный взгляд (как физический так и ментальный) юстициара прошелся по фигуре женщины, скорее для оценки опасности исходящей от неё чем с целью оценки прелестей её тела. Женщина не представляла никакой угрозы, она даже не заметила позднего посетителя галереи. Вампир уже было собрался вернутся к чтению книги, однако что-то заставило его удержать внимание на вошедшей. «Аристократия? Артефикс?... Хотя не удивительно, в такое время и с таким вниманием относиться к картинам способны только они». Это мысли заставили мужчину обратить внимание на окружающие его картины, до этого произведения искусства удостоились только беглого взгляда когда Адриан вошел в зал.
Закрытая книга легла на диван, вампир поднялся на ноги и небрежным, отточенным движением поправил слегка примявшуюся рубашку. Продолжать чтение было бесполезно, мысли уже вернулись в настоящее и возвращаться обратно пока что небыло смысла, к тому же надо было оставить себе некоторое время на полное осознание прочитанного. Это кстати еще один секрет из искусства чтения книг. Не стремитесь прочесть как можно больше страниц за раз, большое количество смыслов, идей и образов может наложится друг на друга и смазаться утаив от вас истинные краски.
Адриан бесшумно приблизился к женщине и замер в шаге позади него. Сложно сказать, что именно в данный момент привлекало больше его внимание, открытая шея и плечи вампирессы или же картина висящая в метре перед ним.
— Я бы не отказался узнать мысли автора во время создание этой работы.

Отредактировано Адриан Лукас Аскар (29.02.2012 17:37)

+1

4

Мужской голос за спиной застал Вэл врасплох. От неожиданности она едва заметно вздрогнула, и по обнаженным плечам побежали мурашки. Однако этого итак было слишком, нежели вампиресса могла себе позволить.
Убрав руку от картины, девушка спокойно развернулась к незнакомцу, словно знала о его присутствии, и одарила его легкой заинтересованной улыбкой:
— Если бы мы знали мысли творцов, их работы перестали быть столь загадочны и притягательны, — мужчина не представился, а значит леди Вальд тоже не было причин спешить называть свое имя. К тому же вряд ли вампир занал, кому именно принадлежит данное полотно, — каждый видит в них то, что захочет: кто-то себя, кто-то оставленную любовницу... Кстати, а что видите Вы? — ее голос лился неспешно и нежно, словно теплая кровь, до краев наполнившая бокал, стекала по стенкам сосуда, обволакивая его.
Вэл чуть наклонила голову набок, от чего линия шеи стала еще более четкой. Её взгляд изучал собеседника: опрятный вид, хорошие манеры, сдержанный тон. Она давно не имела чести общаться с аскарами, но помнила их как язвительных и жадных до своей истины представителей вампирской знати. От этого разговор становился все более интересным. Что мог забыть этот юстициар в картинной галерее?

Отредактировано Вэлэри Вальд (29.02.2012 21:59)

0

5

Мужчина перевёл взгляд с картины на лицо свой собеседницы.
— Зная мысли создателя, мы могли бы боле глубоко прочувствовать его картину... К тому же в любом случаи знание и истина важнее невежества и заблуждения. Хотя это наверное всё же дело личного выбора. Кого я вижу на этой работе? Одну знакомую, из прошлой жизни. — Губы вампира едва заметно дрогнули лишь обозначив улыбку. — Из жизни, последняя глава которой закончилась уже очень давно. — Глаза, несколько секунд назад подёрнутые туманом воспоминаний, вновь стали кристально чистыми. — Адриан Лукас Аскар к вашим услугам. — Мужчина слегка наклонил голову вперёд. — Приношу свои извинения за бестактность, я не помешал вам наслаждаться картинами? — Говоря это вампир протянул согнутую в локте руку к своей собеседнице, предложив ей опереться о неё, в тоже время мужчина сделал небольшой шаг в сторону словно предлагая своей собеседнице продолжить изучение и других картин.

0

6

«Одну знакомую, из прошлой жизни». Ну да, примерно это Валэри и имела ввиду, думая об «оставленной любовнице», просто Аскар подобрал более приемлемое для высшего света выражение, хотя... подобного она вполне ожидала. Когда то давно её так влекли и манили все эти условности и этикет, словно она принцесса среди рыцарей: легкие поклоны, недосказанные фразы и тонкие намеки, манерно заложенная за спину рука, обращение исключительно на «Вы»... было во всем этом что-то недосягаемое, соблазнительное. Но ко всему привыкаешь, и даже эти идеальные аристократические замашки могут приестся до тошноты. Вы можете быть близки ночью, можете даже быть близки днем, но в обществе вы сдержанны и холодны. Вовсе не потому что вы вампиры, и сердце бьется медленнее, а просто оттого, что так в вас заложено воспитанием с самого детства. И то, что считали алмазом на глазах превращается в стекло прозрачное, но бесценное. К чему эти отношения, если нельзя о них кричать, гордиться?.. Предел о котором можно мечтать — простая формальность: он с ней, она с ним. И всё!
Такие мысли появились в голове леди Вальд наверно еще пару сотен лет назад, когда она осознала, что вряд ли ее отношения с братом имеют право на существование. Все, что ей оставалось лишь двусмысленные фразы и довольно редкие пьяные глупости. Хотя, Вердж и в «обычной» жизни мог позволить себе ущипнуть ее за попку, но проклятый этикет не позволял Вэл никак на это реагировать, словно и не было ничего, кроме внутренней радости и множества лишних мыслей. Так чем она лучше остальных? Мужчина представился, причем полным именем, а значит приличной девушке следует сделать то же самое:
— Валери, — вампиресса хотела добавить фамилию, но все эти размышления, которые успели мелькнуть в ее голове всего за пару секунд, не позволили ей «действовать по правилам» и вместо этого она лишь чуть кивнула, принимая извинения и руку Адриана, — не удивительно, что вы увидели в картине «последнюю главу» как вы выразились. Это вполне типично. Произведения искусства тем и ценны, что мы видим в них отражение своей жизни. Даже будь это стихи об осени, вы бы все равно вспомнили именно то, что последним оставило след в вашей душе. И если бы не золотые волосы, похожие на листву осенних деревьев, ваши мысли все равно сами бы нашли за что ухватиться и развить сюжет. Если бы шла речь о дожде, вам напомнило бы это разлуку и боль, если же теплая осенняя ночь, то непременно ваша память выцепила бы точно такую из вашего прошлого с ней.
Валери неспешно шла рядом с аскаром, глядя перед собой, но закончив фразу перевела взгляд на мужчину, чтобы понять не слишком ли она вдалась в подробности сути искусства.

0

7

Адриан шел вдоль стены с картинами держа под руку свою новую знакомую и едва заметно улыбался. Вэлери озвучивала свои мысли по поводу картин, их создателей и теории ассоциаций с ними связанных. Не смотря на то, что вампир, весьма профессионально, изображал истинный интерес, его мысли были далеки от изобразительного искусства. «Артефиксы... Если они и придумали искусство, то только для того что бы веками рассуждать о нем». Мужчина прекрасно знал чего он хочет от этой женщины, да и она наверняка догадывалась об этом однако, будучи Аскаром, Адриан не мог позволить никому уличить себя в отсутствии манер. Никого, даже самого себя. Именно поэтому когда Вэлери замолчала и слегка повернула голову, мужчина слегка кивнул и улыбнулся чуть шире.
— В картинах меня интересует другое. Причинно следственные связи. Каждая отдельная картина является следствием в жизни её создателя. Смотря на его работу мне в первую очередь интересно знать причину, которая побудила его создать своё творение. Ведь если следствие является чем то эфемерным и множество-интерпретируемой, то перво-причина всегда реальна, проста и кристально чиста. — Мужчина не придавал особого внимания своим словам, они были лишь прикрытием. Высказывая свои мысли Адриан аккуратно но не особо прячась сканировал настроение своей спутницы, с каждым мгновение погружаясь всё глубже и глубже в мир её восприятия.

0

8

— Вот как, — Вэл улыбнувшись хмыкнула и удивленно чуть приподняла одну бровь, в то время как в голове неизвестно откуда возникло одно единственное слово «зануда», — признаться, я весьма удивлена, что представителя вашего клана на столь глубоко может заинтересовать живопись ил какой-то другой вид искусства, мне всегда казалось, что вы как-то ближе к точным наукам, а у творчества нет формул и констант.
Нда, что может быть безнадежнее: остаток ночи в компании достаточно зрелого вампира с блестящими манерами. Никакого права на ошибку, каждое слово взвешено, каждый жест просчитан. Это уже даже элементарно «дело привычки». Наверно именно поэтому в последние сто лет для своих любовных романов леди Вальд выбирала людей. В них больше наивности и подлинности. Они ошибаются, смущаются, жалеют, радуются, живут.. А вампиры просто «есть» вне времени и пространства. Всегда безоговорочно правы и до противного предсказуемы (по большей части). Они умеют читать мысли друг друга, но пошли дальше, как в «дополнительных опциях» научились врать даже на ментальном уровне, ставя щиты или отражая в собеседника ложные предпосылки. Так и сейчас — жесты, манеры, тембр голоса, подобранные слова — все говорило о заинтересованности девушки в беседе и даже, возможно, походило на легкий флирт, но было далеким от этого.

0


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Истинные ценности


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC