Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Йо-хо-хо и бутылка смеха


Йо-хо-хо и бутылка смеха

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/8.png

Участники: Эсмеральда Лэйкмур, Аоэль Браун.
Локация: «Вилла грёза», имение клана Аскаров
Описание: пропал котенок — невообразимое горе для шестилетнего ребенка и ужасная головная боль для Матушки, решившей помочь своей драгоценной воспитаннице в поисках несчастненького животного. Обыскивая сад, маленькая Браун и ее опекун, зоркая леди Лэйкмур, внезапно обнаруживают, что в саду, оказывается, кроме уток да прекрасных и величественных лебедей обитает еще кое-кто... Кто же это? Безумие радости перемешивается с неудержимым хохотом. Йо-хо-хо и бутылка смеха... Посмеемся?
Дата: 16 августа 1710 года.

0

2

Солнышко светило, птички пели в изумрудной листве, ароматный кекс уютно устроился на фарфоровом блюдце, чаек дымился в круглобокой чашке. Леди Лэйкмур наслаждалась идиллией своего дома, вкушая плоды пекарского искусства миссис Томкинс и размышляя... хотя нет, ради разнообразия вампиресса позволила себе отвлечься от всяких дум, просто наслаждаясь погожим летним днем.
— Леди Лэйкмур, — громом среди ясного неба прозвучал голос молодой экономки, оповещающий о завершении тихих выходных и начале маленького уютного балаганчика, именуемого «ежедневной рутиной».
Эсмеральда даже не стала себя утруждать поднятием век, только мысленно вздохнула, перебирая в уме весь многочисленный список проказ маленькой Дэль и пытаясь угадать, что случилось на этот раз.
— Леди Браун очень расстроено, — эти неуверенные нотки в голосе молодой женщины насторожили Эсме. Аоэль была не из тех детей, которые расстраиваются по поводу перепачканного платья, скорее наоборот, это вызывало у девочки какое-то издевательское веселье. Сам факт печали этого маленького дьяволенка можно было смело причислять едва ли не к одному из признаков грядущего конца света!
«Итак, пора спасать мир...» — подумала Лэйкмур, уже поднимаясь с уютного плетеного кресла.
— И что же случилось? — бросив на покинутый кекс прощальный взгляд, леди Лэйкмур посмотрела на вестницу начала конца.
А так и не скажешь, что эта молодая беловолосая женщина с выдающимся крючковатым носом и мышиными сияющими глазками-бусинками могла быть одним из тех самых ангелов, что оповестят о Последнем Дне. Да и её простое черное платье столь безвкусно изуродованное портным обилием кармашков для самых разных и конечно же незаменимых вещей, никак не походило на окровавленные одежи крылатых служителей Розы.
— Понимаете, мистер Йохо... — смутившись такого пристального внимания к своей не в меру скромной персоне, экономка потупила взор, так и не соизволив закончить предложение.
О да, мистер Йохо — это было имя котенка, так необдуманно подаренного одним из внуков леди Лэйкмур маленькой Дэль. Бедный зверь стал заложником шалостей маленькой вампирессы, впрочем, он и сам мог создать кучу проблем, отличаясь не только непоседливостью ребенка, но и охотничьими повадками дикого кота. Этот «любитель женских ножек» просто обожал охотиться за проходящими мимо дамами, прыгая на их ноги и обнимая оные мягкими, а иногда и когтистыми лапками. Настоящая гроза чулочного благополучия всех обитательниц этого дома, не иначе. Собственно его имя было сокращением от пронзительного крики ужаса от неожиданного ощущения под юбкой и вздоха облегчения (или разочарования), когда вместо маленького мужчины жертва видела пушистого котенка. Звучало это примерно как: «Й-И-И-И-И-И-И!!!!... Ох-хо-хо...». Жуткая глупость, но приелось.
— Он опять что-то натворил? — спросила все ещё ожидающая объяснений Эсмеральда.
— О, нет-нет, он... пропал.
Леди Лэйкмур уела передвигаться очень быстро и очень тихо, потому бедная экономка далеко не сразу заметила пропажу своей нанимательницы, которая уже спешила к дому. Собственно до порога Эсмеральда так и не дошла, обнаружив свою маленькую воспитанницу в ближайших кустах, в буквальном смысле этого слова. Судя по всему, девочка уже искала мистера Йоха, или же придавалась своему горю вдали от посторонних глаз.
— Дитя моё, что случилось? — раздвинув массивные зеленые ветки, спросила нежно улыбающаяся Матушка. — И что вы делаете... в кустах? Вы же можете порвать своё платье!

+2

3

Этот солнечный августовский день, расположившийся на день после середины последнего месяца лета, выдался весьма жарким, и, казалось бы, ничем не предвещающим что-либо особенное. Огромная звезда, вольготно развалившись на небосводе, освещала мир своими ласковыми абрикосово-лимонными лучами, отливающими неким бледно-янтарным тоном. Ветер лобзал холеную кожу малышки-вампирессы, изредка шаля и развевая ее черные власы, совпадающие по цвету с окрасом шерсти крохотного котенка, недовольно барахтывающегося в юрких «лапках» девчушки. Изредка взвизгивая от возмущения, что животное так и норовит сбежать от юной мучительницы куда подальше, Аоэль подхватывала мистера Йохо покрепче, все ж стараясь изо всех сил не передавить ему тоненькую и хрупенькую глотку. Но одна из пичужек, резвящихся в ветвях деревьев, решила потрепать нервишки котику (или же проверить их на прочность) и, подлетев к представительному черному джентльмену и его изящной хозяюшке, принялась вертеться у тех под самым носом. Прыг да скок. Прыг да скок. И все прыгала и прыгала, постепенно приближаясь к Йохо... Мгновение — и грозное «пшшш!» темного государя слилось в оглушительную симфонию с пораженным воплем мазель Браун. Вскочив со скамейки и по пути уронив какую-то детскую книжку с неимоверным количеством очаровательнейших картинок, девочка поспешила в том направлении, куда, по ее мнению, направился сэр Йохо. Вначале по дорожке, потом по изумрудной траве, которая, похоже, даже на солнышке и в отсутствие чистоликой леди Росы переливалась всеми оттенками нефритового и оливкового тонов, потом — в кусты. Мчась вперед, не останавливаясь, быстро-быстро перебирая тощими ножками, барышня не обращала внимания ни на нарастающую боль в груди, вызванную продолжительной погоней за котом, ни на то, что ветви кустов, проносящихся мимо, как кадры в фильме невероятной скорости, рвали чудесное платье, в которое ее утром облачила одна из нянюшек. Все становилось малозначительным, когда пропало то черненькое существо, единственное развлечение, которое поистине радовало Арноанте в любой момент ее юной жизни. Распахнув рот, чисто рыбка, выброшенная на брег сухой, из ее родного дома — соленого моря, — вечное дитя вдыхало уже столько, сколько только было возможно... Усердно наполняя легкие кислородом, стирая тыльной стороною ладони испарину, выступившую на бледном лобике, малышка неслась по кустам, игнорируя ту деталь, что веточки с листиками нещадно хлестали нежное личико, что корни и каменья мешались под ногами. Не видя просвета в гуще изумрудных тонов, Арно застыла как вкопанная. Взметнув голову вверх, она уставилась на бескрайний небосклон. Бирюзовый, лазоревый, молочный, анилиновый — все эти тона перемежались в небесах, образуя величайшее волшебство — облака. Плывущие облака. Говорят, человек может бесконечно долго смотреть лишь на три вещи — на огонь, текущую воду и облака. Облака просто обворожительны, не согласитесь? Неспешно движутся по небесам, никуда не спеша, не мчась и не несясь. Просто бесшумно и величественно плывут. Похоже, они поистине счастливы... Счастливы ли мы с вами так, как счастливы облака? И есть ли счастье в мире вовсе? «Счастье — это любовь и нежность, это радость жизни!» — даже у маленькой княжны Браун было свое мнение. Хотя, пожалуй, когда его, этого пресловутого мнения, у нее не было? Эта шалунья всегда была готова оспорить общепринятую версию иль правило, выдвигая свое мнение, иногда даже весьма навязчивое. Даже аксиома, выражение, не принимающее никаких возражений, могло быть ею оклеветано в невыгоднейшем свете. Но кто виноват же в том, что у девчонки язык на правильное место подвешен?! Ну, или не совсем на правильное, но все ж подвешен?! Но мы сейчас не о том... Даже если бы Матушка категорически запретила Лаэкеррельмилиауне лазать в кусты за Йохо, негодница бы все равно полезла в зелень. Даже если бы это было вовсе не обязательно, и Йохо бы нашелся за минуту до того, как вампиресса решила лезть за ним в кустики, последняя бы все ж полезла. Чисто из принципа. Мол, полезу, совершу добрый поступок: не послушаюсь мадам, потреплю всем нервишки и привнесу в сложившуюся ситуацию чего-то эдакого. Глупость? Ну что ж поделаешь, ребенок ведь!
И вот сейчас барышня изо всех своих ребячьих силенок ломилась сквозь кусты, вероятно, стремясь перецарапать себе все руки. Под ногу, как назло, попался какой-то камешек, и Дэль отрывисто, как чайка, кричащая вслед уплывающему кораблю, взвопила. Секунда — и крохотное, хрупкое детское тельце растянулось на земле. А уже спустя миг рядом с ним опустился обрывок атласной ткани — падая, Браун, несомненно, не соизволила побеспокоиться о том, не порвется ли кобальтовое платьишко, и вот он, результат. Откашлявшись (вероятно, при падении поднялось облачко пыли, вызвавшее кашель девочки), юная барышня, приподняв голову, огляделась. Йоха здесь не было. Удрученно вздохнув, она уже хотела было подняться — даже оперлась о землю разбитыми в кровь ладошками, — но тут послышался голос Матушки. Как гром среди ясного неба. Затрясшись всем тощеньким телом, девочка, вцепившись отросшими уже ноготками в землю, оттолкнулась одной ногой от почвы и подползла вперед. Еще то же движение — и вот, вампиресса, скоренько передвигаясь, ползла, словно змея, вперед, прочь от шагов мадам Лэйкмур, которые упорно ее преследовали. «Чхи!» — и вся контора спалена. Шлепнувшись ничком, девочка прикинулась мертвецом: может и не заметят? Увы и ах! Эсмеральда не отличалась недалекостью ума, поэтому, шустренько обнаружив движущийся предмет с астеническим телосложением в кустиках, поспешила оповестить этот «предмет» о том, что его обнаружили:
— Дитя мое, что случилось? — ласковый голос Матушки разорвал царившую секундой ранее тишину, и Аоэль затряслась осиновым листочком. «Только не это! Нет-нет-нет! Это не я!» — мысленно отрицала девчушка и вмиг подняла ручки-веточки вверх в попытке ухватиться за ветку, да не тут-то было! Коснувшись чего-то теплого (и даже не сообразив, что это просто ветвь куста нагрелась на солнце), и подумав, что-то рука мадам, Браун нечеловеческим (и даже невампирским) воплем загорланила. Благо дело, голосовые связки вечного ребенка были крепкие да сильные...
— Это не я-я-я! — завизжал ребенок, и, зажмурившись для смелости, перекатился на спину. Меж лопаток, пробираясь под самое платье, скользнул какой-то жучок, и вампиресса, распахнув глаза так, чисто хотела, чтоб оные вывалились и покатились в сторону ее опекуна, истошно завопила еще раз, да еще и задрыгала ногами, будто ее кто приковал к земле кандалами. До ушей донесся очередной вопрос мадам, и на этот раз непослушная воспитанница соизволила прекратить дурачиться и ответить. Хотя бы чуточку адекватно.
— Оно уже порвано, мадам, — невинненько улыбнувшись во весь рот, девочка кивнула на низ платья, испещренный лоскутками и обрывками, почти похожий на лохмотья крестьянки, — а в кустах я искала мистера Йоха. Он исчез, — закрыв лицо ладошками, покрытыми кровью из ранок, нанесенных безжалостными ветвями кустов да деревьев, Аоэль Браун подтянула коленки к животу. Морально подготовившись к наказанию (или по крайней мере конкретной промывке мозгов), барышня вся напружинилась, точно кузнечик, готовый в любое мгновение вскочить, сорваться с места и поскакать по полю. Ох... Ох, п-о-о-о-люшко, мое п-о-о-о-ле-е-е-е...

+3

4

Леди Лэйкмур с поистине ангельским терпением вынесла атаку на свои барабанные перепонки в исполнении юной леди Браун, и только после этого соизволила обратить свой взор на то, что сталось с платьем девочки. Святая Роза, только на гардероб для этого непоседливого создания уходило в год больше средств, чем на весь особняк вместе взятый. Эсмеральда уже начинала подумывать о приобретении парочки детских ателье для экономии средств, тем более местные портные уже знали вампирессу в лицо, а эту егозу во все остальные части тела, которые она с таким удовольствием демонстрировала, вертясь на очередной примерке.
— А для того, чтобы искать мистера Йохо, нужно было обязательно лезть в самую глубь и рвать платье? Для поисков в столь опасной для одежды местности, не поверите, но у нас есть садовник, — женщина аккуратно раздвинула ветви, даже не зацепившись кружевом перчаток и уж тем более не порвав свой весьма дорогой наряд. — Идемте, вас следует привести в надлежащий вид, или кот может испугаться столь неопрятной маленькой мисс и не вернуться никогда!
Эсме аккуратно подняла ребенка на руки, все же в бытие вампиром были определенные плюсы, одним из которых по праву можно было считать свободу от дряхлой старости и силу.
А вот уже и экономка спешит по гравийным дорожкам, подметая маленькие камни подолом своего платья. Застыв в неком отдалении от женщины и ребенка, эта благовоспитанная дама всерьез размышляла над перспективой юркнуть в кусты, пока хозяйка не обратила на неё внимания. Увы, завидная скорость мышления у неё была только в плане цифр, в реальной же жизни эта представительница прекрасного пола таким полезным навыком похвастаться не могла.
— Мы идем в дом переодеться и обработать раны, — даже не повернув головы, обратилась Эсмеральда к экономке. Дама буквально слышала в голосе вампирессы вычитаемые флорены из зарплаты, ведь именно ей было велено присматривать за милой Дэль, которая сейчас могла похвастаться не только изорванным платьем, но ещё и мелкими ушибами и ссадинами!
— А вы, будьте так добры распорядиться начать поиски мистера Йохо, мы присоединимся как только снова станем похожими на воспитанных вампиров, — Эсме улыбнулась маленькой Дэль, чмокнув девочку в щеку. Матушка умела злиться, но её праведный гнев имел чудесное свойство взрывать в самый неподходящий момент и самыми необычными способами. Несколько позже маленькая Браун испытает на себе изощренную кару за очередные прорехи в платье и бюджете семейства Лэйкмур, но это будет только позже. — И никаких возражений! Мистер Йохо всегда выглядит прилично, даже после того случая с грязной лужей он благовоспитанно вылизывался. Вам следует поучиться у него аккуратности, иначе он сочтет вас недостойной хозяйкой и уйдет к более опрятной девочке. Мы же этого не хотим, правда? — с этими словами Эсмеральда направилась ко входу в сам особняк.
Хозяйка и её воспитанница вернулись в дом, где их уже ждала милая старушка миссис Томкинс, уже держащая в руках не только аптечку и тазик с водой, но и новенькое платье. Кухарка поклонилась своей нанимательнице, и проследовала за леди Лэйкмур в соседнюю комнату. Это было уютное помещение изобилующее коврами, посудой и мягкой мебелью. Здесь не было охотничьих трофеев, наверное самым первым распоряжением новой хозяйки было пополнить чердачно-подвальную коллекцию кабаньими и оленьими головами, различными шкурами и клыками и прочими свидетельствами мужских побед и мужской же жестокости. Наверное, самым примечательным в этой бархатно-темной комнате был камин, выполненный в форме львиной пасти. Жутко неудобная штука с точки зрения практической, но зато прекрасный инструмент манипуляции суевериями взрослых и страхами детей.
Эсме поставила Аоэль на пол, приняв из рук кухарки тазик с водой. Пока вампиресса мочила и выжимала тряпицу, старая женщина уже начала помогать девочке раздеться, ну, или честно попыталась это сделать, учитывая характер маленькой проказницы.
— Госпожа, прошу, — тихо сказала миссис Томкинс, сражаясь с непокорной пуговицей на платьице.
— Душенька, протяните руки, будьте так добры... — это уже сказала сама Эсмеральда, явно не намереваясь оставлять полученные в ходе поисков раны без должного внимания.
В это время в дверь тихо постучали, но не решились войти. Судя по всему, вести о случившемся быстро достигли всех немногих обитателей «Маленького Леса», экономка умела быстро бегать и не менее быстро говорить, когда дело касалось зарплаты.

+1

5

Возмущение мадам по поводу того, зачем же Дэль полезла в кусты, повергло девочку в неизгладимый шок. «Как же так? Но мистер Йохо! Ему ведь плохо без меня!» — послушал бы кто сии гениальные рассуждения этого эгоистичного ребенка, умер бы от смеха, ей Богине! Кто бы мог подумать, что в одной маленькой девочке может быть настолько много вредности и непокорности? Другие бы родители запросто в строжайшей мере наказали свое чадо за такие вот проделочки, но нет, мадам всегда была милой и ласковой женщиной... правда, иногда даже терпение Матушки находило логическое завершение. И, что самое забавное, каждый раз кара была самой разной, и, безусловно, мадам Лэйкмур отличалась поразительной изобретательностью при каждом новом случае! Однако погодите-ка, минуточку... О! А вот и подошел здравый и весьма трезвый финал всем хоть и кратким, но все же разглагольствованиям мэм. Подошел он, этот самый финал, робкими шажочками, подбираясь к малютке-вампирессе хитрым лисом, улыбающимся во всю свою рыжую звериную пасть... И каков же финал? Ну, конечно же, садовник! «Да разве может этот немощный старикашка лазать по кустам так, как я?!» — возмущалась Аоэль, недоверчиво поглядывая на мадам, раздвигающую ветви кустов. Увидев, что руки женщины уже почти схватили ее, вампиресса, распахнув рот, как галка, закаркала... а точнее заорала во всю глотку, на сколько только хватало детских силенок. «Нет-нет-нет!» — мысленно протестовала она и, вскинув ноги и руки вверх, принялась ими мотать из стороны в сторону, стараясь отпугнуть Матушку. И, разумеется, не прекращая нечеловеческих воплей. Однако, как не прискорбно, природа не отменяла своих правил, и уже спустя полминуты вопли маленькой проказницы оборвались криком чайки, скучающей по уплывающим в далекие дали кораблям. Кислород закончился в легких, вылетев, улетучившись, отдав всего себя на этот ненормальный рев вечного ребенка. Поэтому Арноантеджурилиэль ничего не осталось, кроме как подчиниться женщине и позволить ей поднять себя на руки. «Поехали!» — как раз таки это словечко девочка еле удержалась, чтоб не ляпнуть, когда Матушка, одной рукой подхватив воспитанницу чуть пониже лопаток, примерно на уровне подмышек, а другой — под коленки, не слишком спеша пошагала к особняку.
А по гравийным дорожкам поспешала, буквально мчалась экономка, подметая мелкие камешки подолом своего невзрачного платьишка. Вероятно, она очень-очень хотела скрыться. Это маленькая вампиресса заметила по ее бегающим из стороны в сторону глазенкам — они метались справа налево, а потом вновь обратненько, как будто подыскивая укромное местечко, где можно спрятать свою жалкую тушку. Как кролик, прячущийся от скалящегося голодного волчары. Коварно ухмыльнувшись, девочка, не сдержалась и, сжав меж тонких пальчиков замызганную ткань платья, рванула ее от себя. Послышался слабый треск материи, и уже спустя секунду Лаэкеррельмилиауна, радостно улыбаясь во весь рот, полный белоснежных зубиков, отсалютовала ярким клочком атласа мечущейся из стороны в сторону женщине. Возможно, если бы не этот «добренький» детский фокус, мадам бы и не заметила перепуганной уже до смерти экономки. Но Аоэлюшка всегда умела сделать все так, чтоб было весело... по крайней мере, ей самой. А уж когда они проскользнули мимо этой бедняжки-экономки, мазель Браун, перебивая Эсме, которая сообщала «немаловажные» подробности об их следующих с ненаглядным чадом действиях, не удержалась от стандартных ребяческих дурачеств. Вывалив язык наружу, на свеж воздух, точно пес на жаре, барышня, тряся им, выворачивая в разные стороны, двигая из левой стороны в правую, скручивая в трубочку, еще и издавала странные и непонятные звуки. Пожалуй, это больше было похоже на диалект троллей, нежели на разговор воспитанной, хоть и шестилетней, но все ж леди:
— Эуеугх! — говорительный аппарат ерзал сверху вниз, изредка проезжаясь, точно крохотный алый паровозик, по кромкам зубиков. — Блеуийз! — и девочка расплылась в довольной улыбке, чуть не прикусив язык. — Алаляйктшумииий! — вероятнее всего, это как раз и было выражение детского раздражения, ибо, когда Арно произносила эту «фразу», темные бровки были сдвинуты над переносицей, как бы образуя перевернутую крышу домика. А фраза про воспитанных вампиров, и уж тем более этот чмок мадам в щеку довели вампирессу до полного кипения. Принявшись извиваться змеею в руках опекуна, малышка ну категорически протестовала против всех этих надоедливых правил приличия и всего этого нудного этикета, плюс сборника правил в придачу, которой ну никому уже не надо «Как умереть от скуки, став благовоспитанной леди?». Не успев и открыть рта, чтоб начать уже возражать, Матушка заранее парировала так и не состоявшийся выпад своего чада, выразив мнение о том, что сэр Йохо убежит к какой-нибудь другой девочке.
— Ни за что на свете! Он меня не бросит! — на ресницах Дэль, в самых уголках глаз, появились мелкие капельки воды, и было видно, что она вот-вот заплачет. Завыв в голос как можно жалобнее, она так и не прекращала своих драматичных «страданий» ровно до того момента, пока они с мадам не приблизились к особняку «Маленький Лес».
Увидев миссис Томкинс, эту очаровательно милую и теплую, всегда пахнущую пряностями и свежеиспеченным хлебом, кухарку, Браун расплылась в улыбке. Сорвавшись с рук мадам, девочка метнулась ракетою к полу. Бледные прежде, сейчас же уж окровавленные ладошки, на которых еле успела запечься кровь, вновь были беспардонно разодраны, а Аоэль, не обращая внимания на саднящую боль на руках (да и вообще по всему телу) кинулась в объятия доброй женщины, от которой всегда так вкусно пахло. Проследовала девочка в соседнюю комнату уже повиснув на фартуке миссис Томкинс... Арноанте обожала эту комнату. В ней всегда было и тепло, и уютно: много мягкой мебели, изобилие дорогих хурбастанских ковров, да еще и камин — чем не рай? Равнодушно наблюдая, как Матушка готовит орудие пытки — мочит тряпицу в воде, чтоб смыть с измученного тела воспитанницы кровь и грязь, — вампиресса прыгала на месте, изредка даже принимаясь кружиться вокруг своей оси, будто специально всеми силами мешая миссис Томкинс стащить с нее изодранные лохмотья, которые когда-то, буквально несколько часов назад, были благолепнейшим платьем. «Но ведь не специально я!» — мысленно оправдывалась шалунья, продолжая свои неуемные скачки. Когда же кухарке наконец-таки удалось освободить чадо от платья, девочка осталась прыгать в сорочке цвета морской волны и панталончиках с кружевчиками вокруг колен, вот только... вот только «штанишки»-то как раз и не были белыми, уж скорее они походили на нечто отдаленное от сероватого колера.
Неохотно вытянув руки по просьбе миссис Лэйкмур, Дэль ну никак не могла стоять спокойно: принялась присядать. Да еще и вторить себе:
— Ать! — присела. — Два! — поднялась. — Стройс-сь! — выпрямилась. — Ать! — присела. — Два! — поднялась. — Стройс-сь! — выпрямилась. И так до бесконечности... Но тут в дверь постучали. Дэль, восторженно вскрикнув, даже не беря в расчет свой весьма... кхм... Вид, приставным шагом поскакала к двери.

+2

6

Миссис Томкинс со страдальческим видом посмотрела на свою хозяйку, но леди Лэйкмур с истинно аристократическим бесстрастием отложила тряпицу в сторону и направилась вслед за девочкой. Вампиресса поймала маленькую Дель у самой двери, точно котенка подцепив её за шкирку и, развернув на 180 градусов, поставила её на пол, очень тонко намекая, что вот в таком виде гостей не встречают.
— Юной мисс следует как можно скорее одеться, иначе мы так и не пойдем искать мистера Йохо, и он будет скучать и плакать, ожидая свою маленькую хозяйку. Но пока она не оденется как подобает приличной вампирессе, мы не покинем эту комнату, я могу вам это обещать, — Эсмеральда смогла совместить на своё лике печаль и строгость. Первые было, несомненно, адресовано потерявшемуся котенку, ожидавшему пока его найдут, а вот второе предназначалось непоседливой девочке, которую уже ожидала кухарка с новым платьем. — Одевайтесь скорее, не подвергайте котенка мукам ожидания по вине вашей непоседливости.
Пока миссис Томкинс сражалась за приличия юных обитательниц этого дома, Эсмеральда открыла дверь и впустила экономку. Вид у последней был несколько растрепанный, но невероятно чопорный, и даже румянец на щеках и несколько выбившихся прядей не могли этого испортить. Женщина была определенно довольна собой, ведь точное выполнение воли господ она считала своей наивысшей добродетелью!
— Садовник видел мистера Йохо в саду совсем недавно. Он сказал, что котенок убежал к озеру.
«Интересно, а от кого же это он бежал, м?», — взгляд двух дам, чьи мысли сейчас были весьма вхожи, невольно обратился к маленькому стихийному бедствию, по некому упущению заключенному Святой Розой в тельце маленькой девочки шести лет от роду. И по крайней мере одна из смотрящих была бы крайне рада повторить опыт пропавшего и оказаться как можно дальше от Аоэль.
— Значит, нам следует начать поиски оттуда, — Эсмеральда так и не сводила пристального взгляда со своей воспитанницы, сражающейся в неравной битве с кухаркой, вооруженной платьем и новой парой панталон. — Душенька, поторопитесь с туалетом, нам ещё предстоит искать вашего котенка! — эта фраза была уже адресована самой Дэль. — Остальные уже начали поиски?
Экономка не сразу осознала, что этот вопрос был для неё, потому ещё пару непростительно долгих секунд молчала, удивленно глядя на свою нанимательницу.
— А? О! Да, да, они ужу ищут его, — наконец вспомнив как говорить, поспешила ответить женщина.
— Ну, вот и славно, скажите, что мы скоро к ним присоединимся.
На самом деле данная волне невинная фраза расшифровывалась как команда к боевой готовности, а точнее — красная тревога. Лазающая по кустам в поисках мистера Йохо Аоэль требовала повышенного внимания со стороны всех окружающих, так что следовало морально подготовить слуг.
— Да, конечно, сию минуту оповещу их, — слова ещё звучали в комнате, а экономка уже растаяла в воздухе, освоив секрет мгновенного перемещения подальше от ребенка.
— Леди Браун, вы готовы? — и снова спокойный взгляд серых глаз обратился на воспитанницу, явно ожидая увидеть последнюю уже в платье.

Флешбэк отыгран

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Йо-хо-хо и бутылка смеха


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно