Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Кёнинг


Кёнинг

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1) Имя и фамилия персонажа:
Рихард Виктор Людвиг Вальтер Кёнинг.

2) Раса:
Вампир.

3) Пол:
Мужской.

4) Клан:
Отсутствует.

5) Дата рождения и возраст:
23 февраля 1527 года.

6) Внешность:
Все вампиры равно красивы для людей, как розы для полевых ромашек. Так вот, Ваш благородный слуга как раз такой. Он просто красив. Красив — как последний луч солнца, который вы видите перед смертью. Высокий — метр девяносто пять, атлетического телосложения.
Просто вампир. Такой же остроухий и длиннозубый, как все остальные. Волосы длинные, чернее черной ночи. Глаза пленительные, глубже бездонной бездны. Губы. Ах, губы! Лишь там сохранился отблеск жизни, закованный в более насыщенном цвете, чем всё его тело. Если вам повезло — или не очень — и вы смогли видеть это тело без одежды, — то никогда не забудете эту грешную плоть, эти прикосновения к коже, холодной и белоснежной, словно девственный снег. Но если вы все же это видели и остались в живых — то также запомните и утонченный рисунки на его теле, такие как роза внизу живота слева и орнамент на груди.
Одежда... Хм, она бывает различной и не всегда столь традиционной, но чаще, конечно, отвечает моде.

7) Характер:
Вампир. Вхож в светское общество. Неужели еще нужны слова? Ведь и этих достаточно для того, чтобы представить себе благородное, высокомерное, холодное, эгоистичное, самовлюбленное, кровожадное (Вы и сами без труда продолжите это список) существо. Но благородство — это не семейная драгоценность, не охотничий домик в провинции — это сложно получить по наследству. Благородство, этикет и прочее ерунда, просто стали привычкой, как утром почистить зубы или закурить после ужина. Воспитан? Нет, что Вы, отнюдь. Просто долгие годы, находясь в семейном гнезде, он даже не знал, что можно вести себя иначе. Да, было время, когда он разнузданно отдавался всем страстям. Но после тех времен не осталось ничего — ни самих страстей, ни эмоций. В его глазах не отображается блеск обычной радости. Холоден и непроницаем. В его глазах отражение бездны, той бездны мрака, в которую он когда-то заглянул, поддавшись искушению страсти. И где бы он ни был, неизменно, любовь к интересному обществу, задумчивый взгляд и страсть теперь уже только к избранной крови. Ах, да и антикварный портсигар с его сигариллами, с которым он никогда не расстается.
Весьма образован. Некоторые его считали антикваром — на самом деле ему было просто лень выбрасывать вещи. Искусно владеет холодным оружием, в принципе, как и большинством огнестрельного, многими языками, полиглот, техникой «икебана», женщин это просто покоряет. А за время своих странствий, Виктор увлёкся и алхимией. Изучением этой науки он занимается и по сей день.

8) Псионические способности:
Ментализ, развит основательно.

9) Биография:
На севере Бругге, в Грюнберге, есть дом. Ходят слухи, что он был построен еще когда людей не было на материке. Когда приближаешься к этим вечным невысоким стенам — начинаешь верить во все эти россказни, ощущая древность и торжественную ветхость, но крепость, которыми дышит каждый камень стен. Именно в таких условиях около 300 лет назад увидел свет Виктор. Вампир. Мама и папа — вампиры. И в прислуге не было ни одного человека. Очень скоро — лет через 40-50 — ему надоело его окружение. Быть гордостью семьи вампиров — это конечно ничего, но успеется. Этим скучным занятием можно заняться и на склоне лет, прожив хотя бы полтысячелетия, как минимум, в свое удовольствие. А удовольствий, как оказалось в последствии, не так уж и много. Рано или поздно они все приедаются. И даже вкус крови, которая еще недавно так приятно одной каплей обжигал губы и придавал каждому поцелую невероятное блаженство — уже не тот. И весь мир — не тот. Он тает во тьме. И уже нет разницы, играет ли отблеск огня в камине, обложенным плитками мрамора — или же это огонь очага, который насмехается над тобой с поверхности погнутой медной посуды, сваленной на покошенной полке. Уже все не важно. Даже собственное имя, которое напоминает о крови, пролитую всуе по глупости. О том диком периоде жизни лишь изредка напоминают красные тени, нет-нет, да и промелькнувшие в глазах, наполненных бездонной тьмы.
Вмешалось ли проведение — или же отец семейства, пред взглядом которого устоять было просто невозможно, распутная жизнь оборвалась. Некоторое время о нем ничего не было слышно. А когда он вдруг снова появился на светском приеме — его уже было не узнать. Он стал живым воплощением гордости Кёнингов — такой же мрачный, холодный и неприступный, как и старый семейный дом, передаваемый из поколения в поколение. Но возвращаться домой он не спешил — там было все до зеленой скукотищи знакомо и привычно. Возможно, именно поэтому он принял предложение от тётушки по отцу, Агнесс Беккер (Кёнинг), погостить в ее доме под красивым названием «Цветущий сад». Тётушка, которая решила временно покинуть Дракенфурт и удовлетворить свое географическое любопытство и просто свое женское либидо.

Упомянутые в игре родственники: Винстон Кёнинг, муж Арьи Мориарти, НПС.

10) Откуда вы узнали об игре?
Пригласили.

11) Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

12) Пробный пост:
Путь был долгим, но вот, наконец, на горизонте, среди деревьев засияли башенки городских ворот.
Мальчик, сидящий в карете, уже мог назваться мужчиной. Хоть и возраст наложил печать, только на его глаза, в которых виднелась длинная дорога пройденных лет, лицо не выдавало ни одной лишней минуты, будто со дня, когда природа произвела на свет это создание, прошло каких-то 23-25 лет. Он выглянул из кареты и понял, что его длинное путешествие подходит к концу.
Страж у ворот проверил документы, а потому по просьбе подсказал кучеру дальнейший путь. Карета снова тронулась. И вот уже через каких-то полчаса карета въехала в ворота, очерченные красивым рисунком из металлических роз со стеблями покрытыми шипами, переплетающимися с прутьями. Пара слуг встретили своего нового работодателя, выстроившись в линию по две стороны.
— Добро пожаловать, мистер Кёнинг. Дом «Цветущий сад» приветствует вас, — громким голосом поприветствовал его управляющий поместья.
— Благодарю, — всё, что сорвалось с губ высокого новоприбывшего владельца, и, пройдя мимо прислуги в развивающимся плаще, он скрылся внутри нового обиталища.

13) Локация, с которой начнете игру:
Особняк «Цветущий сад».

14) Согласны ли с правилами ролевой?
Да.

Отредактировано Рихард Виктор Кёнинг (02.07.2010 06:16)

+5

2

Вы занятная личность. Добро пожаловать в Дракенфурт.
Надеюсь вам здесь понравится. Хорошей игры :)
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2130-1.gif

0

3

Дневник Виктора

19 мая 1533 года.

Воспоминания об этом дне были обрывочны и не чётки — с того времени прошло почти 300 лет, но он так себе этого и не простил.
Живописная местность раскинулась вокруг большого замка в бруггианских землях. Красивая картина — шикарный замок, можно даже позавидовать владельцам этой роскоши. Но юный наследник этого творенья архитектурного искусства, себе как-то не завидовал. Ему было уже целых 6 лет. Как и любой ребёнок, он считал, что это уже много и то, что его держат взаперти совершено не справедливо. Поэтому изучив все стены, он придумал, как ему выбраться наружу и посмотреть, что же там за пределами его клетки. И вот настал день «Х» и он тайком ночью выбрался из замка. Скрывшись в лесу. Надо сказать мальчишка был чистокровным вампиром и желанным в семье, но воспитывался строго с того момента, как встал на ноги. Только игрушки к потолку и не прибивали, да и что это были за игрушки, всё связанное с оружием: ружья, сабли, солдатики, даже книжки все о войнах, власти, былины о великих королях, князьях и полководцах. В общем, думаю, ничего удивительного в том, что он так мечтал выбраться из этой «казармы», не было. И вот под утро он выбрался из леса к какому-то небольшому поселению — это была деревенька. Домики тут были маленькие и ветхие, он таких раньше никогда не видел, да и мало их было. А вампиры, которые там ходили, какие-то странные, совсем не молодые и слабые. Стоит отметить дорогим читателям тот нюанс, что в замке Кёнигов издревле жили и работали исключительно вампиры, герцог Кёниг старший не признавал людей, считал их слабыми и бесполезными, ещё и дохнут как мухи. Посему, к 6 годам юный Рихард понятия не имел о том, кто такие люди и чем они отличаются от вампиров. Он насмотрелся на сельский быт и побрёл на шум воды, желая умыться и попить. Вскоре он уже утолил жажду и присел на камне у поворота ручья, полный озадаченности увиденным. Но тут со стороны деревни раздался шорох и к ручью вышла девочка с белокурыми кудряшками и пухлыми щёчками. Она была непривычно просто одета и тащила ветхое ведро для воды. Мальчик тут же был очарован этой страной девочкой, которая мало того, что так приятно пахла, он даже не мог понять чем, но и была такой красивой.
— Привет! — крикнул он, спрыгивая с камня и направляясь к ней.
Девчушка выронила ведро и попятилась от неожиданности, тут же споткнувшись о камень и шлепнулась на попу. Герцог стремглав переместился к ней, так что она тихо пискнула от удивления, а он уже помог подняться.
— Привет — повторил он — Меня зовут Рихард, но вообще мне больше нравиться моё второе имя Виктор.. А тебя как зовут?
— Лизи — девочка ещё явно не пришла в себя — Я живу в деревне.
Какой у неё простой говор, как у торговцев, что работают на рынке в его замке. Но всё равно как она вкусно пахнет. Вкусно? Да сразу он и не понял, что она пахнет не просто приятно, а именно вкусно, как его любимая отбивная или вишневый сок.. Скорее как вишня.
— У вас тут так странно.. — задумчиво произнёс он, имея в виду место её обитания — Расскажи мне о своём поселении, пожалуйста..
И девочка, успокоившись, присела, заворожено глядя на необычного мальчика, начала рассказывать о быте деревеньки и развлечениях местных детишек. Спустя час она даже осмелилась потрогать необычно острые уши парня, виднеющиеся из-под чёрных, как смоль волос, спадающих до плеч. На что он тут же заглянул под её кудряшки и правда увидел, что её ушки маленькие и кругленькие и вовсе не такие, как у тех детей, что жили в замке. Может тут принято их обрезать?.. Хотя.. Вообще, вся она была не такая — какая-то особенно хрупкая, нежная, вкусная.. Да, последнее так его и не оставило. Он даже не постеснялся и сделал так, как видел, делали взрослые, когда нравились друг другу — приблизился и поцеловал пухлые губки девочки. Так раскраснелась и захихикала. Эти двое явно нравились друг другу, но следующий вопрос, который последовал лишь через полчаса лежания на траве, взявшись за руки, всё изменил.
— А ты откуда? Из соседней деревни за рекой? — с сомнение предположила Лизи.
— Нет, я живу в замке за лесом.. — он указал направление, откуда пришёл.
Девочка побледнела и испугано распахнула свои и без того большие глаза. Тут же вскочила, попятилась и забыв про ведро, попыталась бежать. Но, естественно, не тут-то было, как она могла убежать от того кто так быстро перемещается. Мальчик нагнал её и схватил за плечики.
— Что такое? Почему ты бежишь от меня? — в его голосе звучала обида, он совсем не понимал, почему она побежала.
— Отпусти меня! Ты плохой.. ты монстр! — верещала малютка.
— Что? Но я..
Он осёкся — запах стал гораздо сильнее от испуга, сердце малышки так гоняло кровь, что она пахла ещё вкуснее, а он был таким голодным и местная вода не пришлась ему по вкусу. Сам не осознавая, что делает, он притянул её к себе, крепко обнимая тельце, которое так и норовило хрустнуть. Провёл носом паре миллиметров от её шее, вдыхая аромат, источаемый кожей и впился в артерию зубами. Наверное, чего-то более привлекательного, пьянящего и наркотического он никогда не пробовал. Хоть он ещё был долёк от знания, что такое алкоголь, который пили родители и что вообще существуют наркотики. Но его так затянул этот вкус, что даже, несмотря на её крики и попытки вырваться, он не смог оторваться, пока её тело не обмякло в его руках. А со стороны деревни послышался шум и гам спешащих на крик селян. Растеряно он смотрел на девочку в своих руках и так же растеряно на выбежавших к ручью людей. Голова кружилась. А селяне, в ужасе смотрящие на мальчика с окровавленным ртом, еле стоящего на ногах от опьянения и девочку в его руках, застыли как вкопанные. Спустя мгновение Рихард упал вместе с ней, от количества выпитого ноги его больше не держали. Возможно, так бы и закончилась история этого непутёвого мальчишки, если бы крики не привлекли внимание охраны замка, битый час прочёсывающих лес в поисках беглеца. Всё, что он помнил дальше — это то, что его схватили сильные руки отца, лес и мысль «Что я сделал? Лизи..».
Теперь то я знаю, что я сделал и этого я себе не прощу...

1633 год.

Карета медленно покачивалась по ухабистой мощеной дороге. За окном мелькали тусклые фонари. Девушка или, вернее сказать, женщина, так и липла к мужчине на заднем сидении. Она ощущала себя королевой на вершине мира, добившейся своей цели. На лице же мужчины, смотрящего в окно, было совершенное непроницаемое безразличие, которое не замечали в своём опьянение, продолжая флиртовать и заманивать в свои сладострастные сети. — Знаешь, я люблю пожоще, обожаю боль.. Кровь.. — защебетала она.
— Ммм.. — безучастный тон.
Это девушка была явной представительницей, так называемых гематофилов. Любители крови, обожающие вампиров, но сами не родившиеся ими. В её мыслях он только и видел, что какие-то обрывки воспоминаний и её фантазии о грядущей ночи. Очередное мурлыканье под боком прервалось остановкой кареты в тёмном переулке на окраине города. Мужчина вышел на улицу, где, не смотря на лето, сегодня шёл дождь. На нём был плащ, волосы забраны в тугую косу, доходящую до пояса, обвитую лентой в восточном стиле. Он подошёл к массивной железной двери, отварил её и его спутница проскользнула внутрь. Хотя, конечно, по человеческим меркам возраст около тридцати юным уже не назовёшь. Но ума у девушки, к её годам, так и не прибавилось.
— Люблю это заведение! Тут весело..
Весело.. Хах. Они прошли через коридор в залу, где кипела и гудела жизнь. Разношерстная толпа вампиров, людей и оборотней, разодетых в яркие и откровенные порой наряды. Девушка тут же устремилась к бару, несмотря на то, что они уже выпили не мало, на одном из приёмов. Но пьянство решено было продолжить. Она даже попыталась пить заказанную им очередную бутылку крови, но смотрелось это до курьёза нелепо. В конце концов, дойдя до энной бутылки, спутница всё же настояла на уединении.
— Пойдём, ты ещё сможешь попить меня! Я уже вся в нетерпении..
Если так подумать, эта особа уже начала вызывать у него раздражение своим трещанием на тему смерти и крови, и того, как прекрасно быть вампиром. Что она вообще могла знать об этом? Да ничего.. Одни фантазии и сказки в голове. Мало того, она была откровенно глупа для него.
И вот они поднялись и проследовали сквозь основную толпу, провожаемые заинтересованными взглядами знакомых и не знакомых людей. Но оценить разницу в между ними возрасте и расовой принадлежности могли далеко не многие из собравшихся. Но вот, проходя мимо одного из диванов, он встретился взглядом с одной девушкой и улыбнулся ей в знак приветствия. — Приветствую. Привёл очередную куклу?
— Ммм, можно и так сказать..
— Не дурна, одобряю.. Но завтра ты мой!
— Хорошо, я помню.
Такой простой и по сухим фактам, состоялся между ними мысленный разговор. Его же спутница не особо это оценила, точнее не предала должного понимания, ведь она не могла слышать состоявшийся между ними разговор..
— Да, красивая девица.. — протянула она, уже заходя в коридор — Но я ведь лучше! — тут же повиснув на его руке, сообщила она. В принципе, ей и не нужен был ответ на эту фразу, девушка была в нём уверена, хоть и глубоко ошибалась.
Они прошли весь первый коридор, на протяжение которого располагались закрытые комнаты с, в принципе, обычными развлечениями. Пройдя очередную вереницу дверей, они спустились ниже. Проходя по этому коридору, знающий человек сказал бы, что за этими дверями кроются различные ухищрения. Будь то и просто выпарывавшая своего спутника девушка, бандаж, кровопускание или неприемлемые большинством уринофилия и каприфолия, но так же и более эстетические. Вы знаете, как выглядит вампирский аналог ванны с шампанским? Ну как, догадываетесь? Конечно же, ванна наполненная кровью. Таким любила баловать себя одна завсегдатая баронесса, в окружении свиты, плескаясь в этом сосуде наполненным кровавой жидкостью, а порой и не одна. Как раз её мы видели на входе в коридор. Рихард тоже испробовал это на вкус, разделив с ней данное развлечение, уже без свиты, конечно. Вообще, были у них своеобразные отношения в этом клубе, были и симпатии и пары, приходящие развлечься вместе, а были и полигамные личности, к которым относились и он, и она, но проводить время вместе любили частенько.
— Ты не разговорчивый и мне это даже нравиться. Он лишь улыбнулся и отперев дверь, повёл её дальше по этажу.
— Ты куда? Мы же уже пришли — девушка явно не бывала дальше второго коридора.
Он лишь снова улыбнулся ей и провёл за поворот, видно в самое старое крыло этого здания. Отпирая ключом 105 комнату, он услышал сомнение в её голосе. — Ты уверен, что нам сюда можно?
— Ну, ты же хотела смертельное наслаждение болью..
— Конечно! При упоминании этой тематики, она встрепенулась и повисла на мужчине, жадно его целуя. Дверь за ними захлопнулась, лишив случайного прохожего обзора на происходящее действие. Света в комнате было немного, из меблировки лишь какой-то шкаф и кровать, на которой вскоре оказалась девушка. Шелест тканей, треск корсета, одежда, падающая на пол и простыни, уже окроплённые кровью девушки, от укусов в запястье и шею. По правде он и так уже был изрядно пьян, так что вкушение её кровью было уже лишним, поскольку спустя несколько минуты, заполненных её сладкими стонами и восторгом от кровавой сцены, разум герцога заволокло пленой...
Проснувшись утром, он сел на кровати и потёр лицо руками, ощутив их липкость. Опустив взгляд на руки, он увидел, что они все в крови. Взгляд побежал дальше: кровать и пол, тоже были заляпаны кровью, за его спиной лежала девушка. Она была мертва, даже к гадалке не ходи. Жестоко истерзана, выпита и умерщвлена. В какие-то моменты вампиры, как и люди, теряют контроль, полный отрыв от реальности, аффект, если хотите. И он совсем не помнил того, что после него произошло. Да и ему вообщем-то, было совершено безразлично. Он поднялся и с раздражением направился в ванную комнату, где смыл с себя всю её кровь, оделся в почти не испачканную одежду, оставшуюся с ночи и закурив, прошёл по коридорам, в уже опустевшую главную залу. Здесь была только обслуга и те кто, как и он, время от времени тешили публику показными выступлениями, в их с баронессой случае для собственного развлечения. Он поймал её взгляд.
— Потешила тебя твоя кукла? — с усмешкой на губах послала она свои мысли, мужчине.
— Куклы больше нет.
— Опять?..
— Роберт! — крикнула она.
Владелец заведения «выплыл» из служебного помещения и подошёл к ним.
— Уберись в 105 комнате.. — опередил герцог баронессу — И я имею в виду, действительно, нужно прибраться.
Хозяин заведения лишь удручёно посмотрел на него и пошёл давать распоряжение тем, кто занимался подобной уборкой. А мужчина, поцеловав девушку в висок, вышел вон, под утренний дождь, смывающий с него вчерашнюю ночь.

Сентябрь 1733 года.

Это был осенний день.. Точнее уже вечерело. Осень, листва уже пожухла и жёлтым дождём стала осыпать землю. Высокий темноволосый мужчина, следовал по одной из таких аллей, закутавшись в плащ. Он направлялся в поместье одного графа, на ночное мероприятие. Его карета осталась за оградой и он шёл пешком, но вот он уже подходил ко входу в здание, где громко играл оркестр и веселились гости. Говоря яснее, это было место, где заседал весь бомонд нового света. Закрытое для простых обывателей подпольное заведение, целая система лабиринтов, залов и комнат, где проводились светские рауты. Шумные компании богатеев, проматывающих семейное состояние на развлечения, от крови и наркотиков, до самых пикантных развлечений. Испорченные, капризные, безголовые твари, живущие своими инстинктами к наслаждению и ничего из себя не представляющие... Жалкое зрелище.
Большая зала без единого окна, шик, блеск, пафос, самые извращенные и изысканные наряды дам и кавалеров, хотя в этом месте сложно кого-то вообще назвать таковыми. Что здесь только не происходило: пьющие компании, пары и группы, занимающиеся сексуальными утехами, извращения, никого ни что не волновала, у каждого был свой пир, своя игра. В комнатах на подступах к центральному залу, по которому шёл высокий мужчина в чёрном плаще, развивающимся за ним, как и его длинные волосы, можно было увидеть и оргию, где сложно было разобрать кто, кого и как — живой муравейник из тел. И много другое.
И вот уже мужчина, сидит в углу помещения с бокалом крови, безразлично смотря на толпу, или можно сказать сквозь неё. Он выглядел лет на двадцать, или может двадцать два, хоть и был крупноват по сравнению с большинством, поэтому на него часто обращали внимания, но редко решались подойти. Но бывают такие личности, которые считают себя выше всего, лучше большинства, теми, кому всё можно. Таким был и мужчина, вошедший в зал со своей свитой. Внешне же он выглядел на тот же возраст, что и наш герой, только был слегка ниже ростом и иной более тонкой комплекции, в виду праздной жизни, не обремененной физическим трудом. Тут его знали многие, знаменитая личность, известная изощрённостью своих развлечений и жестокостью, хотя мало кто мог похвастаться или посетовать, что провёл с ним время, а те, кто могли, не хотели об этом разговаривать. Чинная походка, пафосный наряд, плащ с воротом в перьях страуса, уложенные локоны волос, напудренное лицо. Изображение утонченности и изящества, которым восхищались окружающие. Вызывали в мужчине, сидящем в углу, лишь кривую усмешку. И вот началось показушное представление.
— Смерть, жизнь.. Это всё бренно! Я ищу смерти, я играю с жизнью в рулетку.. Вы разделяете мои взгляды!? — одобрительный гул безликой толпы — Так кто рискнёт сыграть со мной? — какой то не в меру пьяный парень рванул к столу, вызываясь на это — Отлично, У нас есть претендент! — на столике на крутящейся ножке стояли стопки с огненной водой, в одну из них насыпался белый порошок, столик раскрутили, как только он замер хозяин это «бала» поднял стопку и выпил, пара секунд и зал взревел овациями, затем выпел доброволец, стопку за стопкой, они осушали рюмки под аплодисменты толпы, пока не осталось две последние, которые выпили одновременно и через несколько секунд, у парня изо рта пошла пена и он замертво упал на пол, в зале повисла тишина.
— Смерть снова не желает принять меня в свои объятья! — он вознёс руки к потолку и зал снова зааплодировал, а про парня тут же все забыли и его вынесли из зала. Разгар вечера, пиршество похоти, алчное испитие крови из бокалов и людей. Делайте ваши ставки, господа! Король ещё не выбрал себе игрушку на ночь. Многие хотят ей быть, но кто ей станет в действительности? Очередной претендент скатился с дивана на пол, а за ним и претендентка скрылась в толпе, стирая кровь с шеи и скрывая слёзы, стоящие в глазах от обиды, а избирательный взгляд снова скользит по залу. Пока не замирает в совершено непримечательном углу. Думаю, все уже поняли, кто был в этом неприметном месте. Тот, кого никто не знал, но и тот, кто не мог не привлекать внимание бомонда своим видом. «Он молод и утончен, но в нем есть сила и его тело многое сможет вынести. Давно я искал такую жертву..» Думал король этой вечеринки, посылая своего прихвостня к этой неизвестной персоне.
— Добрый вечер.. — он поклонился — Надеюсь вам нравиться у нас?
— Да, несомненно.. — кивнул.
— Не хотели бы вы присоединиться к хозяину торжества? Он вас приглашает..
— Я принимаю приглашение, негоже не уважить хозяина такого торжества.
— Тогда пройдемте..
Оба поднялись и под пристальные взгляды проследовали к центральной платформе, на которой и восседал хозяин вечера.
— О, вы не отказали мне в чести знакомства. Называйте меня просто Луи.. — мужчина протянул руку.
— Рихард..
Пожал руку, но её не отпустили, а потянули к себе, но вампир не стал отказывать и сел рядом, оказавшись в руках этого субъекта.
— Давно вы в наших местах? — Мм, нет. Только приехал в город и решил развлечься..
Он бы ещё соврал и про то, что не вампир, но это было невозможно, его облик явно выдавал в нём вампирскую кровь. Светлая кожа, идеальные гладкие волосы, высокий рост и белоснежные клыки, если он позволял себе улыбаться, а поскольку актер в нем не умер, то улыбался он этому мужчине весь вечер. И это не осталось незамеченным.
— У вас такое прекрасное лицо.. Тонкие черты. Вы так похожи на аристократов чистой крови. Даже странно, что я не знал вас раньше. — он касался пальцами скул герцога, не подозревая, как чертовски он прав — Я буду смотреть на это лицо до зари.. Это и ещё много всяких сладострастных нежностей он шептал ему на ухо в течение пары часов. Но вечер стремительно подходил к концу, а игра только нарастала и ваш покорный слуга делал вид, что упился крови в стельку.
— М, а вы бы не хотели проследовать в мои апартаменты?
— Да без проблем — с пьяной ухмылкой.
— Значит, нас не беспокоить до утра! Всё ясно? — обратился он к своим прихвостням и те благоговейно покивали.
Под всё те же пристальные взгляды, мужчина поднялся и приобняв своего избранника повёл из зала. Они прошли в коридор за ширмой. Пройдя его весь, мужчина достал ключ и открыл дверь. Дальше шла крутая лестница вглубь здания, на которой ваш покорный слуга нарочито чуть не навернулся, чем вызвал смех мужчины. Спустившись в подвал, мужчина тут же впечатал свою «жертву» в ближайшую стену, прижимая его руки к стене над головой, старательно пытаясь его поцеловать и в итоге переходя на шею, чуть закусывая её. И только потом, повёл дальше «пьяное тело» к двери, которая располагалась в конце коридора. Завёл в темное помещение, вытирая и там все стены его спиной. Но инициатива была перехвачена. И вот уже хозяина заведения оттолкнули от себя и захватили в плен своих рук. А тот, усмехаясь, млеет, ощущая ласку своей шеи, переходящую к его губам.. Долгий и так иступляюще сладкий поцелуй, что мужчина теряет голову, пока на его губах не смыкаются клыки, вырывая из них кусочки плоти под лязг метала, а он даже не может пошевелиться и вырваться. Далее следует быстрый удар в шею сзади и мир ускользнул, как и его избранник. Очнулся он уже, когда горели свечи и увидел, что руки и ноги его прикованы к металлической конструкции, по типу дыбы, но без деревянной основы, стоящей посреди помещенья. Мало того, он был совершено ногой. Как он мог так отвлечься и не заметить происходящее? Недооценить противника? Позерская глупость, что ты всесилен и можешь всё, переоценка собственных сил. Но он упустил момент..
— Что за черт? Ты знаешь, кто я!? Знаешь, что тебе за это будет!? — хрип вырывался из глотки.
Длинные пальцы намертво закрыли истерзанный рот мужчины, а герцог склонился, смотря ему в глаза.
— Какой же ты жалкий и никчемный.. — с непреодолимым призрением произнёс он — Ты любишь боль?.. Ты устал от жизни и не дорожишь ни чужой, ни своей.. Ты жаждешь объятий смерти? Не так ли.. — усмешка искривила линию губ — Так каково оно, смотреть ей в лицо, граф Луи де Картес? — после чего он отдёрнул кусаемую всё это время руку.
— Ты жалкий никчемный бродяга! Да что ты вообще знаешь!? Ты вообще был мертвецки пьян..
Видимо этот факт и перемены в поведении гостя смущали графа больше всего. Громогласный, задорный смех разнёся по гулкому подземелью. Никакого ответа, он лишь слизал кровь со своей ладони, а в его глазах переливались невесть откуда взявшиеся оттенки красного.
— А я смотрю, ты подготовился.. Присев в единственное в этом подземелье кресло у стола, вампир окинул взглядом комнату, увешанную цепями и опустил взгляд на стол с набором чуть ли не пыточных орудий на любой вкус. Пробежался по ним пальцами под безумный взгляд прикованного зрителя.
— Тут же ты хотел сидеть, смотря на меня после того, как истерзал бы моё тело миллиметр за миллиметром? А выбрал, считая выносливым и способным выдержать все твои изощрения? Но не до оценил, что я могу оказаться сильнее..
— Что ты собираешься делать?
— Хм.. А ты как думаешь? — вампир усмехнулся.
Ответа не последовало, он лишь сглотнул кровь, текущую с губ. Наверное, желая в этот момент слиться со стеной или не отсылать последнюю барышню. Тогда, в данный момент, он бы развлекался с ней и эта злополучная встреча не состоялась бы..
— С чего ты обычно начинаешь, м?
Снова ответа не последовало. Верно было предположить, что лучше молчать, чем подкидывать идеи этому неизвестно кому. Он лишь подёргал руками, желая освободиться. Но он прекрасно знал, как прочна эта дыба, ведь сам её заказал, чтобы ни человек, ни вампир не смогли её разломать. Ну что же, если объект не выбирает свою участь сам, то её выберут за него. Вампир поднялся и в тонких пальцах оказался скальпель. И в мановение ока он прошёлся по его боку, срезая полоску плоти и оголяя нижнее ребро. Крик гулом отдался от стен. Когда зрение снова сфокусировалось на вампире, он уже снова сидел в кресле, приходясь языком по внутренней окровавленной стороне полоски, впиваясь в неё зубами и высасывая кровь.
— На вкус тебе лет 400.. Но учитываю твою жизнь, пожалуй, 350.. Я угадал?
— Ублюдок! Я убью тебя, слышишь!
— Луи, тебе не кажется, что не тебе сейчас мне угрожать?.. — спокойный и даже мягкий баритон.
«Тонкий» намёк, заставивший мужчину всё-таки заткнуться. Но длилось это молчание недолго, ровно до того, как острый скальпель, снова проник в его плоть, как в масло. Новый крик графа огласил помещение. С предплечья срезали кусок плоти и вытянули мышцу.
— Да ты мразь!
— Умолкни — этот кусок плоти герцог запихнул глубоко в рот своей жертве, проталкивая практически в глотку, заставляя давиться. Наверное, осознание того, что это твоя собственная плоть, было ещё ужаснее, нежели вообще само действие.
В разрезе, истекающим кровью, пульсировали остатки мышц и белела кость, по поверхности которой герцог провёл ногтём. Затем всадил пальцы глубже в плоть, захватывая и переламывая кость пополам под приглушённый вой. Новый надрез, симметричный первому и кость второй руки точно так же хрустнула, сопровождаемая всё тем же скулежом. А герцог стал петь страшную детскую колыбельную, даже откровенно можно сказать, похабно-издевательскую.
Баю-баюшки-баю, Не ложися на краю.
Придет серенький волчок
И укусит за бочок! А потом придет медведь
И отхватит ножки треть, Ручку вынесет лиса!
Зайка высосет глаза!
Лезвие плавно заскользило по боку мужчины, вырезая ещё один лоскут плоти, не касаясь органов, словно вампир был хирургом. Он усмехнулся и облизал кусочек мяса в своей руке и откинул его на пол, проводя окровавленными пальцами по ране, раздирая её. Такой ласковый голос, тихий и спокойный, словно он пел колыбельную ребёнку, совершено не соответствующий действиям.
Черви заползут под ногти, Рысь запустит в сердце когти, А какой-то рыжий кот
Горло вмиг перегрызет!
Кишки рогом вспорет бык, Лоси вырвут твой язык, А собачка со двора
Сгложет косточку с бедра!
Он срезал кусок мяса и с бедра, даже не касаясь его, полоснул и тот шлепнулся на пол. А вампир присел, облизывая срез, подняв взгляд на настоящую жертву, смотря ему в глаза и перерезая оба сухожилия на лодыжках, от чего тело обвисло с жутким воем его обладателя. Две кости сломаны, но есть ещё по две в каждом предплечье — есть на чём отвисеться, раздирая собственную плоть своими же костями. Судя по виду графа, не ясно было, что же пугает его больше, та боль, что ему причинена, или то спокойное пение этого безумия, что приятным голосом разливалось по подземелью. Потом он взял нож, в принципе небольшой, но очень острый, по типу кухонного тесака. Кошка вылижет глазницы, Вепрь откусит ягодицы, Печень будет кушать крот, Бык порвет копытом рот..
Ёж утащит язычок, Мозг проточит червячок, Череп дятел раздолбит, В легких моль уже сидит.
Продолжая напевать, он опустился ниже. На нижних икрах, вампир уже не вырезал, а срезал тонкие полоски кожи, словно снимая кожуру с яблока или очищая картофель. Аккуратные полоски, примерно 2 сантиметра в ширину и 15 сантиметров в длину, опадали на пол, окаймляя ноги. «Убей меня! Чёртов ублюдок, убей меня, наконец! Зачем жить с таким телом..» Он ведь ещё и умудряется думать о своей красоте, которой не было и в помине.
Сердце зажует барсук, Уж поселиться в носу!
А веселые цветочки
Прорастут тебе сквозь почки...
Вот и будет от ребенка
Лишь хребет да селезенка!
Кровь стекает с потолка...
Смерть, конечно, не легка!
«Она кончилась! Это конец..» Песенка и правда подошла к концу, но и с её концом, ожидаемый конец мучений не наступил. Вампир вытащил изо рта графа, кусок его плоти. Достал из кармана маленькую склянку и раскрутив, пипеткой аккуратно накапал в открытые раны, расцветающие, как цветы на теле мужчины. — Ты был когда-нибудь на юге? — даже не дожидаясь ответа — Специально для тебя оттуда привезён этот подарок. Знаешь, там есть прелестные, маленькие членистоногие.. Скорпионы — они так малы, но так смертоносны.. Их яд опасен и очень болезнен... — Ты решил меня отравить? — прохрипел тот.
Препарат проникал в кровь быстро. Вещество впиталось и жгучая боль охватила всё тело, а крик превратился в непрекращающийся вой. Жгло всё изнутри, каждую вену, каждый сосуд и капилляр, по которым распространялся яд. А обжигающие цветы ран были божественно прекрасны, истекая кровью. Тело содрогалось от боли. Плывущий взгляд, ничего уже не видящий от боли, но словно умоляющий.. Но в сердце нет жалости к этому вампиру, он презирал его, так же сильно как ненавидел себя. Герцог сел в кресло и закурил. Пара затяжек и мученик исчез в клубах дыма, становиться невзрачным силуэтом, отражающим его жалкое влачения бесцельного существования. А его мысли — одно удовольствие, как комедия в трагедии. «Он ввел яд.. Устал.. Сейчас я умру.. Да-да-да!..» Усмешка на губах мужчины. Наивный, он думает это конец, но нет — я ещё не доиграл свою партию, теперь моё исполнение будет инструментальным, а солировать будет он. Это окровавленное тело.. Хм.. А красный ему действительно к лицу.. Сменяет его напудренность румянцем.
— Ну что, продолжим, пожалуй — хищный оскал, имитирующий улыбку и он снова встал, направляясь к мужчине — может, у тебя есть особые пожелания или предпочтения? Не стесняйся, скажи, какая часть твоего тела просит моего пристального внимания? — жертва молчит, ему нечего ответить, а герцог лишь усмехается — Молчишь.. Ладно, я надеюсь, наши вкусы в этом плане совпадут..
Он склонился и впился клыками в его правую ключицу, беспощадным рывком выламывая и выдирая кость из тела мужчины, под истошный вопль, вырывающийся из его рта. Герцог сплюнул отравленную кровь и вытер рот платком, словно вкусно позавтракал. И тут перед носом графа мелькнуло что-то тонкое и явно острое. Этим предметом оказалась миниатюрная пила, такие, пожалуй, используют патологоанатомы.
— Всё же неплохо ты подготовился к нашей встрече.. Похвально..
Оголенные кости нижних ребер так и манят, так и просятся под этот тонкий инструмент. Да нет же, их даже просто хочется коснуться. Он медленно проводит кончиками пальцев от боков к грудине, задевая нервные окончания, от чего тело забавно дергается, как от удара током. И вот он приступает к инструментальной версии. Звук, с которым пила продвигается от верхних ребер к нижним, словно трель, разливается по комнате. А микроскопические кусочки белой кости, словно снегом припорашивают пол и куски плоти. А он кричит.. Измученный вампир, охрипший и оглохший от собственных криков, не в силах даже двигаться и ускользнуть от этой пытки. Но эти вопли и трель пилы, словно созданы друг для друга, как флейта для скрипки. Первое ребро падает на пол с глухим стуком. И мимолетная улыбка трогает губы вампира, но ты её не видишь, твои глаза закрыты и ты не можешь смотреть на лицо, которое давеча посчитал таким красивым.
— Как не хорошо лгать.. Ты же говорил, что глаз с меня не сведёшь до самой зари.. Давай я помогу тебе больше мне не лгать..
С этими словами верхние веки падают на пол к остальным кускам плоти. Он снова запел... Сегодня ты главный солист, а не кто-то другой, я же лишь могу аккомпанировать тебе. Пила снова пустилась играть на твоём теле туда-сюда... Идёт белый снег, создается фон и атмосфера твоему пению, разрывающему твою глотку высокими нотами. А ребра, одно за другим падают на пол с ошмётками мышц и нервных окончаний. И вот ты открываешься мне полностью, как книга или как учебное пособие медицинского училища. Ты обнажаешься полностью, открывая всю свою потаенную суть. Взгляд проскальзывает по нетронутым органам: легкие, пищевод, поджелудочная, сердце, печень..
— Вот внутренней красотой ты не обделён..
В руках снова скальпель. Лёгкими касаниями пальцев левой руки прошёлся по внутренним органам, остановился на поджелудочной и чуть сжал её, выдавливая из тебя стон. Затем взгляд скользнул ниже и скальпель полоснул по печени, отрезая от неё кусочек. Снова агония, уже и распиливание и жжения забыты, остались в прошлом, ты поёшь ещё более хрипло — крики, будто сами вырываются из тебя, без твоей воли. Кровь уже не течёт, она фонтанирует, бьёт ключом, а всё потому, что легкие движения скальпелем разрезают сосуды и вены. Тебе осталось не долго.. Считанные минуты, может даже меньше. Скальпель тоже отправляется на пол. Мысли уже еле текут в твоём сознании.. Один вопрос «За что?». Рука сама тянется к заветному трепыхающемуся от ужаса, самому дорогому, всё ещё держащему тебя в этом мире — к твоему сердцу.
— Знаешь, за что тебе всё это? За то, что ты был таким же монстром, как я.. — непреодолимое отвращение в глазах — Ты умрешь так же жалко, как и жил.. Извержен адом, в ад и снизойдешь..
— Ты..
— Да я в курсе, что и сам буду гореть в аду — очередная усмешка — Да, что тянуть.. Прими объятья смерти. Ты жаждал их и вот они пришли.
Рука легко погружается в тело мужчины и вытягивает на свет его сердце. Он не оборвал ничего жизненно важного, кроме сухожилий и связок — просто вынул его. Улыбнувшись, провёл по нему языком, слизывая кровь с трепыхающегося органа в последние секунды. И эта картина была последним, что увидел злосчастный граф в своей жизни.
Мораль сей басни такова, что за всё в этой жизни приходиться платить.. Особенно, если развлекаешься не по средствам.

0


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Кёнинг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC