Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Транспорт и коммуникации » Бриг «Гинеколог Моргота» (брошен у берегов Ксенона)


Бриг «Гинеколог Моргота» (брошен у берегов Ксенона)

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/18-Transportnye-sredstva/ts7.png

Бриг, на который пересели пассажиры и экипаж «Что-то начинается», носил именно такое внушительное название — «Гинеколог Моргота». Ну, вы же в курсе, гинекология на ученом языке означает «родословная» (даже гинекологические древа рисуются, небось видели), а гинеколог, сталбыть, значит «родственник». Так что трепещите! Не на абы чем пираты в море ходят, а на дьявольском родственнике...
В общем, хоть пираты, называя свое судно, и ошиблись немного в терминологии, получилось даже еще более внушительно, чем задумывалось. Только представьте себе, каким бруталом должен быть гинеколог Моргота...

Вещи пассажиров остались на пакетботе. С удобствами тоже пришлось распрощаться: каюты брига были предназначены только для старшего офицерского состава. Каюта покойного канонира была отдана Арчибальду. Все ж глава экспедиции, да и пожилой человек... А остальным теперь предстояло ютиться на гамаках и лежанках в кубрике вместе с матросами.

  Подлокации:
-----------------------------------------------------
  https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Палуба
-----------------------------------------------------
  https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Трюм
-----------------------------------------------------
  https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Кубрик
-----------------------------------------------------
  https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Фок и грот
-----------------------------------------------------
  https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Место рулевого на кормовой надстройке
-----------------------------------------------------

+5

2

Палуба
-----------------------------------------------------
Пакетбот «Что-то начинается»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Пакетбот «Что-то начинается» отплыл от пристани на острове Йух и пустился в плаванье, которое по воли небес станет для него последним. Состав пассажиров немного сменился, некоторые по каким-то причинам остались на острове, хоть изначально цель путешествия была иной, а эта остановка вынужденной и внеплановой, так что такое решение для Рампы было неожиданным, впрочем, она придала этому не так много значения. Самое главное, что нужные и незаменимые члены экспедиции остались на месте, к тому же появились и другие пассажиры, среди которых каким-то чудом оказался и ее знакомый, друг по несчастью и просто замечательное существо — Зузу. Его настоящего имени она так и не узнала, зато была счастлива до невероятности. А в одну из ночей они таки встретились со Скарлетт в отведенной для них каюте и долго болтали, вспоминая и делясь новостями. Погода баловала путешественников в течении трех дней приятным солнцем и ласковым ветром. Всё было просто чудесно до того самого момента.

Когда всё началось, Тиза внимательно выслушала указания капитана, сосредоточенно хмуря брови, оценивая ситуацию и свои собственные силы. А потом бросилась в пучину битвы, впервые исполняя роль командующего, а не бойца. Она была очень благодарна Реголо за то, что он не посадил вместе со всеми на шлюпки, посчитав ее беспомощной молоденькой девицей, а разглядел в ней именно то, что она из себя представляла. По крайней мере именно той, коей себя мнила. И надо сказать, что справилась она со своей задачей прекрасно, оказываясь в нужном месте, вовремя сориентировавшись, отдавала команды, которые достигали лучших результатов. При этом следя за боем ведомым Реголо, пусть и не очень внимательно, на это просто не было возможности. Ампа впервые видела другого оборотня, впервые с таком виде. Он был мощным, грозным и яростным зверем с чистым разумом. Волк был прекрасен на этот кровавом пиру среди невинных голубых вод. Интересно, она превращается в такую же антропоморфную волчицу? Хозяин говорил, что она белая волчица, изящная и сильная. Может просто льстил? Теперь уж не узнаешь.

Бой закончился их победой, хоть про некогда новенький пакетбот это сказать нельзя было. Не долог был его век. Рампалтиза заправила прядь волос за ухо, перепачкав их чьей-то кровью, она не замечала в каком виде сейчас осматривалась по сторонам на завоеванном судне. На щеке кровоточила царапина, плечо заметно болело и рука почти не действовала — результат неудачного падения, одежда порванная в нескольких местах открывала неглубокие раны, а руки, вот ведь и правда, были по локоть в крови. С одной стороны палубы уже в ряд складывали погибших, вечером им предстоит отправится в последний путь в холодных водах; по центру оказывали первую помощь раненным, остальные тоже были при деле, осматривая корабль, успокаивая испуганных девиц, выравнивали курс. И посреди этой суеты, порыкивая, вылизывался капитан.

+1

3

Виллоу де Вальд — второй абзац; Кэссиди ла Въер, в третьем я разыскиваю вас
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Все же волчье сознание замечательная штука. В него можно прятаться от морально-этических проблем. Когда тебе тоскливо, грустно, пусто и кажется (вероятно, вполне обоснованно) что ты подонок — перекинься! И вот тебе докучает уже только желание пожрать, поспать и потрахаться. И, что самое прекрасное, ты можешь всех их удовлетворить, совершенно не загоняясь последствиями. Здорово, правда?
Это в общем. В данном частном случае капитан хотел только пожрать (конечно, в процессе боя он закусил парочкой пиратов, но кушать все равно хотелось), а еще чтоб раны не болели. Инстинктивно он понимал, что человеку будет труднее их переносить, поэтому оставался в волчьем теле.
Закончив с зализыванием повреждений, мохнатый Пелоросса просто улегся на палубе совсем по-собачьи, положил голову на лапы и начал наблюдать за суетой. Что-то подсказывало, что от него чего-то ждут. Но, увы, не дождутся. В ближайшее время по крайней мере.

Чуткое оборотнево ухо уловило гогот одного из матросов, и немедленно повернулось туда.
— Да зачем ты им сдалась! — фыркнул долговязый парень, обращаясь к какой-то девушке, примостившейся у борта, — Хранительница компаса на одно сгодится, — и он красноречиво изобразил жестами, на что, — Вот артефакт — другое дело...
И пошел прочь. В сознании капитана шевельнулась мысль, что он должен наказывать такое поведение. Увы, полуразумное сознание в упор не понимало, почему. Все же правильно сказал, нет? Оборотень задумался. Компас — важная для Дела вещь. Что за Дело? В упор не мог вспомнить, но знал, что это нечто Крайне Важное. Определенно, компас — ценная вещь. Ее могут желать забрать. Надо сторожить. Что за хранительница? Какая-то женщина. Зачем нужна женщина, кроме как отодрать? Да вроде бы низачем.
Значит — да, все правильно сказал. Но капитан все же оскалил клыки и порычал, когда матрос проходил мимо. На всякий случай. Да и грех не порычать, особенно когда повод есть.

Еще оборотня терзало смутное беспокойство за кого-то. Он точно знал, что Кто-то должен подняться на борт невредимым, иначе будет очень печально. Поэтому вервольф, поднявшись на задние лапы (и оказавшись при этом ростом никак не ниже вздыбленного коня), прошелся по палубе, вынюхивая и высматривая предмет беспокойства.
Разумеется, оборотни — жестокие кровожадные твари. Но беспокойство за ближнего и им не чуждо, и неужели оно не может передаться хоть в какой-то мере от «оригинала», то бишь человека? В общем, Пелоросса беспокоился. Сам толком не знал, за кого, но это чувство перевесило желание кого-нибудь порвать в клочки.

В общем, капитан мог на время считаться выбывшим из строя. Если у вас, разумеется, нет желания поручить командование волколаку. Поэтому капитанские обязанности до момента возвращения Пелороссы в человеческое тело возлагались на Рампалтизу.

+1

4

Реголо Пелороссе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Кэссиди не успела толком узнать девушку, которую повстречала. На палубе началось что-то непонятное, все куда-то бежали, кричали. Кэсс совсем запуталась в событиях сегодняшнего дня. Осмотревшись по сторонам, и прислушиваясь к крики окружающих до девушки наконец дошло что происходит (может сказывались мысли, что так бушевали в ее голове. Так, стоп, сейчас не о мыслях, в них слишком много непонятного и требующего времени). Пакетбот брали на абордаж, пассажиров запихивали в шлюпки, если бы девушка не растерялась, наверное, она бы и не стала садиться в «спасательные лодки», надеясь, что сможет кому-то помочь. Но ведь если думать трезво, как может помочь девушка лет 18, она скорее будет мешать, но иногда трезвость не приходит вовремя и все делается спонтанно и без обдумываний, приводя все к не лучшей ситуации.
Столько всего, кто-то толкается, кто-то кричит, пытаясь что-то сделать, за спиной вообще постоянно слышны звуки оружия. Наверное это можно было бы назвать ужасным беспорядком, хотя, скорее и слово «хаос» мог бы подойти под определения событий, которые так бурно и спешно двигались.
Кэсс уже сидела в шлюпке, наблюдая за всем, что происходит. Что на борту? На чьей стороне преимущество боя? Вопросы, вопросы, столько всего непонятного, и когда все закончится? А главное как все закончится? Девушку, с которой она разговаривала буквально 15 минут назад, Кэсси не видела, наверно она была в другой шлюпке, да, скорее всего она была в другой шлюпке, других вариантов и быть не могло.

Прошло довольно много времени, во всяком случае ей так казалось, может просто она не заметила как все пролетело быстро. В общем это не так важно, все закончилось довольно удачно, если такой случай вообще можно называть удачным. Кэсси поднялась на новый борт. Корабль пиратов, опять все новое, теперь блуждать придется здесь. Пассажиров медленно пересаживали на новый борт, снова суета, разговоры. Да, здесь сложно найти что-то или кого-то. Сейчас она искала ту незнакомку, что так отчетливо напоминала ей кого-то. Кого-то, кого вспомнить она сейчас не могла. Разошелся слух о том, что кого-то все таки потеряли в этом «бою», девушку? Вроде девушку. Наверное не бывает сражений без жертв, что же, будем надеяться, что это всего лишь слухи и нервы пассажиров. Главное что все обошлось, есть новое судно и экспедиция, как все догадались, продолжается.
Это ведь было только начало, а что будет дальше? Еще сложнее? Страшнее? Опаснее? После такого было желание не просто отдохнуть, а домой скорее. Конечно желание это длилось не долго. когда все постепенно начало успокаиваться, успокоилась и Кэсс. Она сама решила участвовать в экспедиции, так что нечего еще сомневаться в решении. Это мечта, а мечтам, как известно, суждено сбываться.

По палубе ходили не только люди и вампиры, был еще кто-то. Черный, почти черный, волк? Нет, оборотень. По спине пробежали мурашки от мысли надвигающейся опасности. Но ведь если на него никто не нападает, значит он не так уж страшен? Почему-то девушку это не сильно успокаивало. Наверное после случившегося она еще не до конца успокоилась. Нужно время, и немного отдыха. Наверное это все что нужно, чтобы заставить маленькое сердечко стучать чуть реже и дышать чуть спокойнее. Да и корсет так сильно сжимал грудную клетку, что доставляло сложность вдохнуть воздух, который сейчас был просто необходим.
Еще несколько метров и он будет совсем близко. Зеленые, яркие глаза, зубы, которые так ярко блестели. А какой реакции можно было ожидать от девушки, которая первый раз оборотня увидела? Да и о каком спокойном, ровном дыхании вообще может идти речь? Немного приглядевшись Кэсс заметила что-то знакомое в чертах лица этого волка, если его можно так назвать. Она его знает? Нет, от куда? Чем ближе он был относительно ее, тем сильнее она успокаивалась. Хотя, наверное логичней было бы наоборот нервничать, закричать, а то и вовсе убежать от страха. Но девушка почему-то не чувствовала от этого чудовища ничего опасного. Если присмотреться, это просто большой милый зверек, который очень устал и которому сейчас очень больно (что-что, а раны было не заметить невозможно).

Отредактировано Кэссиди ла Въер (11.10.2011 11:17)

+1

5

Кэссиди ла Въер
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Большой милый зверек приближался к Кэссиди, пристально всматриваясь в нее и подергивая измазанным в человеческой крови носом (ну, не умел Реголо-оборотень жрать людей ножом и вилкой!). Под рыжеватой шкурой поигрывали мускулы, тоже большие и милые.
Очаровашка, одним словом. Так и тянет почесать за ушком (не испачкайтесь только, там кровь тоже еще не засохла).

В девушке Пелоросса безошибочно узнал предмет своего беспокойства. Так что когда он настиг ее, прижав к борту, мазель ла Въер подверглась пристальному обнюхиванию. Опустившись на все четыре лапы, оборотень, негромко ворча, убедился в отсутствии ран, нашел какую-то царапинку на руке и немедленно лизнул ее (на коже девушки тут же вспыхнул алым цветом след шершавого языка — увы и ах, оборотней от человеческой медицины лучше держать подальше).
Беспокойство было частично устранено. Оборотень не мог объяснить, почему он именно за эту девушку так волновался, но даже не задавался этим вопросом. Реголо-человек, пожалуй, запросто бы это объяснил, но он тоже не особо вопрошал из-за таких пустяков.

А потом Пелоросса понял, что у него есть еще одна проблема. И эта же проблема была у всего экипажа нового корабля, а так же пассажиров. Звалась она: голодный капитан. И если сейчас он еще был способен себя контролировать и проявлять дружеские чувства, то позже... В общем, нужен был кто-то, кто заставит Реголо превратиться обратно. Вот беда с вампирами-оборотнями: превращение-то они контролируют, и из вампира в зверя перекидываются играючи. А вот обратное превращение останется целиком и полностью на совести зверя, у которого, как известно, совести нет.

0

6

Виллоу де Вальд, Атталу
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Пакетбот «Что-то начинается»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— Ах ты «вырезано цензурой»!!! — Рявкнула вампиресса на капитана, но тот ее уже не услышал. Сильные руки втолкнули девушку в шлюпку, и когда она оглянулась мужчины и след простыл. А теперь она находилась на борту какого-то судна, мало напоминающего «Что-то начинается». Как его можно было классифицировать графиня не знала, она никогда не была сильна в таких вещах, а потому решила не мучиться глупыми вопросами.
— Это из-за меня пираты напали на пакетбот. Из-за меня и компаса. — Светловолосая медленно повернулась, оглядывая знакомую на предмет повреждений. Казалось, она была цела, только напугана и расстроена, но в таком состоянии находилась большая часть пассажиров потонувшего пакетбота. Скарлетт шагнула к леди Де Вальд, и положив ей руку на плече, участливо погладила. — Не нужно плакать, все хорошо, все живы. — «Почти все» добавил внутренний голос, его слышать Виллоу было вовсе незачем. — А что за компас? Почему вы решили что все это из-за него? — Краем глаза она уловила какое-то движение, топот, клацанье когтей по доскам... Когтей? Раскинув крылья по палубе носился Зузу, высматривая кого-то... Бедный птиц, весь забрызганный кровью. Скарлетт надеялась, что это не его кровь, и когда пернатый в очередной раз пробегал по палубе достаточно близко от нее, едва не сшибая зазевавшихся, графиня призывно помахала рукой, в надежде, что тот заметит ее. Но внимание ее привлек еще один пассажир этой вонючей лодки — здоровенное животное, отиравшееся подле смутно знакомой Скарлетт девушки. Кажется, она встречала ее... На балу в честь Ее Величества. Зверь... Она даже не желала чувствовать что именно испытывает сейчас волк, лишь отразила, что это кто-то очень важный для всего экипажа, что этот кто-то может стать огромной проблемой...
«Пиз... происходит! Тонем мы, милсдарыня, ко всем ху... Марш в шлюпку!» — отозвалось в памяти словно эхо, отчего изумрудные глаза девушки распахнулись от ужаса. «Храни нас, святая Роза» — Беззвучно прошептала блондинка, готовая осесть на дощатый пол, потеряв всякую опору. Резко закружилась голова, ее повела в сторону, отчего она инстинктивно вцепилась пальцами в плече девушки, судорожно соображая, что же делать. Пока зверь выглядел мирным, но это только пока... Она плохо знала натуру ликанов, единственным представителем этой расы была ее милая, ныне покойная подруга, которая вообще терпеть не могла волчий облик, а потому старалась избегать превращений. Оставалось надеяться, что найдется кто-нибудь, кто таки сможет справиться с капитаном в случае чего. Она смутно вспомнила, что на борту пакетбота был пассажир с тигром...

+2

7

Виллоу де Вальд, Скарлетт Бладрест
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Гиппогриф уже было начал испытывать новый ужас — потерять еще и тех немногих, кого он считал своими друзьями, это было бы для пернатого в конце концов последним... И окончательным краем. Честно говоря, когда в голову ему пришла такая мысль, он еще не знал, как поступать, но было очень противно, грустно и страшно. Уже те решения, что он хотел принять были ближе к последней надежде и потерять ее, было очень плохо, а он был близок к этому, уже начиная представлять угрозе для тех, кто мог неудачно попасться ему на пути, что могло закончиться уже не просто синяками, а и вполне приличными переломами — химера уже не старался тормозить. Более того, намеревался уже взлетать, дабы осмотреть воду, когда его внимание не привлекли... Увидев вполне целую и живую Скарлетт, да еще и Виллоу рядом, Аттал словно опал, даже «уронив» внешние фаланги крыльев на палубу. Но тут же подобравшись, с радостным клекотом, все так же, игнорируя препятствия и живые и не очень, подбежал к ней.
Теперь, когда оказалось, что в этом плане все нормально, гиппогриф приобрел радостный вид, впервые за последние дни. Конечно в сочетании с тем, что его перья были не слишком... Чистыми, он приобрел довольно кровожадный вид: возбужденные, широко открытые глаза с блеском, прираскрытые крылья, перья и клюв в крови. Но это наверно лучше чем унылое чахнущее под небом животное.
Наверно, причина в принятом решении? Или просто следствие недавнего волнения. В любом случая, химера стоял перед девушками и горел энтузиазм и радовался тому, что все хорошо и все в порядке. Его даже не нервировали другие окружающие существа, которые, вполне могли бы заставить его беспокоится, если бы были иные обстоятельства и события. А может и не только.

Отредактировано Аттал (13.10.2011 12:07)

0

8

Рудольфу Форе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Ортего прошёлся по палубе, раскурил трубку и задумался. Сформулировав мысль, он обратился к Рудольфу:
— Я, в общем, что думаю. Мы, вроде как, поменялись с пиратами кораблями и частью имущества. Возражений ни у одной из сторон, — он глянул на практически затонувший пакетбот, — не имеется. А власть у нас сейчас... не в том состоянии, чтобы осуществлять свои непосредственные функции. Так почему бы нам не проинспектировать содержимое трюма этого корабля и отметить чудесное спасение?
Рудольф не возражал. Рудольф одобрял всем своим видом. Так что, миновав суетившихся на палубе матросов, они скользнули по лестнице вниз. В трюме было темно, пахло рыбой, валялись ящики. Как оказалось после непродолжительного осмотра — пустые. Впрочем, было и несколько закрытых отсеков.

-----------------------------------------------------
Трюм
-----------------------------------------------------
Даниэла сразу заинтересовала дверца с пятью замками. Вампир же подскочил к ней, принюхался и дёрнул. Дверь затрещала, но выдержала. Последующие рывки она вообще проигнорировала, отозвавшись презрительным молчанием. «Ничего-ничего», — решил учёный, доставая из саквояжа недавно починенный универсальный ключ. Он мягко отстранил Форе, и засунул в первую скважину длинную и тонкую часть устройства, завёл механизм несколькими поворотами и нажал на кнопку. Замок ответил несколькими щелчками, потрескиваниями и звоном. Успех.
Небольшие проблемы произошли лишь на пятом замке. Вместо того, чтобы открыться, он разлетелся на пружинки, винтики и шестерёнки. «Мастер ставил, не иначе», — решил человек.
Дверь открылась, демонстрируя обширные запасы бутылок. Полных.
— Ром! — определил Рудольф, открывая и пробуя одну.
— Великолепно! — ответил Деспенсеро, — А тут у нас что?
В углу, издавая столь же сильный запах перегара, сколь сильный храп, лежал немытый длинноволосый пират. Рядом валялись три опорожнённые бутылки. Четвертую, ополовиненную, он прижимал к груди.
— Человек, — констатировал Ортего, разглядывая ухо пирата, — или дампир.
— Несложно было догадаться, — ухмыльнулся Рудольф.
— Что-о нам делать с пьяным матросом — обвязать его якорным тросом, и одеть его хьюго боссом, го-оспожа спаси, — проборомтал учёный. — Ладно, трофеем будет. Хватай его, а я возьму остальную нашу награду.
Так они и вышли, ненадолго задержавшись, чтобы закрыть дверь на оставшиеся замки: Ортего, тащивший пять бутылок, рассованных по рукам и карманам, и Рудольф со связанным пиратом, который, кстати, проснулся, и судорожно выражал негодование способом транспортировки. Но кого это волновало?

Отредактировано Деспенсеро (14.10.2011 00:18)

0

9

Деспенсеро
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Даниэл закурил. У него это видимо как-то пересекался с мыслительным процессом.
— Я, в общем, что думаю. Мы, вроде как, поменялись с пиратами кораблями и частью имущества. Возражений ни у одной из сторон не имеется. А власть у нас сейчас... не в том состоянии, чтобы осуществлять свои непосредственные функции. Так почему бы нам не проинспектировать содержимое трюма этого корабля и отметить чудесное спасение?
Вот что нравилось ему в этом человеке. Дело говорит. Трофей достается победителю. Так гласил древнейший из законов. Он существовал еще до джунглей. Право сильного. И уж если пираты напали на нас сами, а сейчас мертвы, то мы имеем это право. Рудольф ничего не ответил, но улыбнулся и кивнул. Они направились сквозь суету палубы к лестнице. Спустившись в смрад трюма, они увидели валяющиеся повсюду ящики. Раздался хруст сухого дерева. Ударив по одному рукой, Рудольф понял что этот, а следовательно и остальные ящики пустые. Видимо, пираты собирались выносить при помощи этих ящиков товары с торгового судна. Больше им эти ящики не пригодятся.

-----------------------------------------------------
Трюм
-----------------------------------------------------
Среди всех нелицеприятных запахов пробивался один приятно знакомый. Проследовав по пути сладко манящего запаха, вампир оказался перед отсеком, увешенным замками. Подергав дверцы, Рудольф сделал шаг в сторону. Наверное, он мог бы выломать эту дверь при желании, но ему не хотелось этого.
— Замки это по вашей части, мистер Деспенсеро, — в голосе Рудольфа сочилось неявные нарочитые язвительно-официальные нотки. Не заподозрив подвоха, Ортего отстранил вампира и применил один из своих любимых приборов. Честно сказать, с пятым замком получилась забавная шутка. Когда Даниэл начал его открывать, Рудольф, стоя у него за спиной, развалил его на составляющие телекинезом. Вампир не мог не улыбнуться, смотря в довольное лицо Деспенсеро. Протянув руку и апробировав жидкость, Рудольф убедился в том, что учуял с самого начала.
— Йохохо и бутылка РОМА!
— Великолепно! — ответил Ортего. Внезапно по всему трюму прокатилось раскатистое всхрапывание. Пират, основной источник смрада (помимо рыбы, естественно).
— А тут у нас что? — и через несколько мгновений, — Человек, или дампир.
— Несложно было догадаться, — сказал Рудольф. И он был прав, до такого состояния при помоши алкоголя вампир довести себя не смог бы, даже если очень постарался. Напевая, Деспенсеро связал пирата.
— Ладно, трофеем будет. Хватай его, а я возьму остальную нашу награду.
Логично, если бы Рудольф дорвался сейчас до выпивки, но мог даже не добраться до палубы. Взяв связанного пирата за шкирку, вампир поволок его по полу, как тюк с сеном. Когда Рудольф доволок его до лестницы, пират проснулся и начал выражать искреннее недоумение и вполне обоснованное негодование по поводу их поведения. И все это перемешивалось с таким отборным матом, что наверное вогнало бы в краску даже Эсмеральду.

-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Подтащив свою ношу к первому попавшемуся матросу, Рудольф задал вполне резонный вопрос.
— Прошу прощения, не подскажете, где можно найти капитана? У нас к нему посылочка.
— Капитан таво, этаво, сейчас волк немножко, — матрос махнул рукой в сторону, — Туда идите, тама и найдете, но не советовал бы вам пока к нему суваца. Обратитесь лучше к мазель Рампалтизе Дьютери.
— Предоставьте её поиски нам, — Рудольф лучезарно улыбнулся, — не смею больше вас задерживать.

Отредактировано Рудольф Форе (14.10.2011 00:44)

0

10

Деспенсеро, Рудольфу Форе
-----------------------------------------------------
Трюм, палуба
-----------------------------------------------------
Искали капитана? Всегда пожалуйста.
Реголо услышал хлопок двери трюма, а вслед за звуком его настиг сильный запах алкоголя. Повернувшись в сторону источника ромового амбре, Пелоросса увидел двух пассажиров и связанного по рукам-ногам пирата. Последний подергивался, ворочался и боялся.
И хоть вокруг Реголо было много людей, которые боялись и суетливо подергивались, занимаясь своими делами, этот как будто специально приглашал поиграть. Мама, знаете ли, никогда не учила рыжего сыночка не играть с едой, а в волчьей ипостаси желание использовать обед в качестве развлечения расцветало буйным цветом.
В конце концов, барбосы вообще народ игривый.

В один прыжок капитан оказался около троицы, беседующей с матросом. Тот, обнаружив рядом с собой волколака, поспешил ретироваться. Лежавшая рядом с ним тушка ретироваться никуда, к своему великому сожалению, не могла. Зато пират получил долгожданную свободу: веревки на нем были распороты капитанскими когтями.
Наверное, он в жизни так быстро не бегал. Правда, толку-то? Всего через пару метров он был настигнут вновь, и зубы антропоморфа клацнули чуть ли не у самых ног пьяницы, заставив того подпрыгнуть и с пущей ретивостью устремиться к борту судна. Не хочешь сдохнуть на палубе — сдохни в море, выбор небольшой. А вы бы что выбрали: утонуть или быть разорванным на кусочки?
Увы и ах, выбор пирата и выбор Реголо не совпадали, а сильнее был явно последний, так что прав оказался он же. Мощный удар лапы отбросил игрушку от борта судна, и в следующий миг он уже был прижат к палубе и имел несчастье любоваться оскаленной капитанской мордой.
Долгие игры не во вкусе Реголо. В следующее мгновение голова пирата распрощалась с телом, ибо шея его была перекушена. Не с первого раза, конечно, так что время помучиться у бедняги было. А у его крови было предостаточно времени, чтобы запачкать палубу, рыжеватую шерсть и всех, кто оказался рядом с местом происшествия.
Все последовавшее за погоней и обезглавливанием зрелище было малоприятным, а волчье чавканье совсем не навевало мыслей о культурном застолье. Но был в этом большой плюс — оборотень поел и был безопасен на еще какое-то время.

Поднявшись на задние лапы, антропоморфный волк пнул голову, зафутболив ее в море. А сам вернулся на прежнее место, то есть к Кэссиди, и улегся у ее ног с самым смиренным видом.

+2

11

Скарлетт Бладрест, Атталу
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Пакетбот «Что-то начинается»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Мда, кажется, ее горечь совсем никто не разделяет. Один из матросов высказался в ее адрес весьма грубо, на что девушка хотела было ответить не менее жестче, однако юноша уже ушел. Волколак, сидящий на палубе, оскалился и порычал, когда матрос проходил мимо. Вряд ли он, конечно же, понял, о чем вообще речь была, но если порычал — и то радует.
— Не нужно плакать, все хорошо, все живы, — откликнулась на ее слова Скарлетт, положив руку на плечо. — А что за компас? Почему вы решили, что все это из-за него?
— Разве вы не слышали разговоры пиратов, мазель? Компас капитана Немо... — девушка открыла ладони, показывая золотую штуковину. — Мне его отдал Арчибальд, а ему — пират, Костяная борода, вроде... Кажется, он хотел найти сокровища с помощью Блюменфроста... Я не помню толком, о чем была речь, столько всего навалилось...
Бегающий по палубе в панике гиппогриф кое-как увидел Скарлетт, которая махнула до этого ему рукой. Перепуганный, расстроенный и взволнованный химера тут же расцвел а-ля майская роза. А Бладрест внезапно вцепилась в плечо Мишель. Судя по всему, у нее закружилась голова.
— Мазель, с вами все в порядке? — испугалась Виллоу, придерживая блондинку за плечи. Тут из трюма вышли трое — два пассажира пакетбота (девушка их видела) и связанный пират, который тут же подвергся нападению со стороны оборотня. Кровь не очень задела девушек, но испугу только прибавилось. Когда вервольф вернулся к девушке, рядом с которой до этого сидел, вампиресса свободно выдохнула.
— Этот волк когда-нибудь съест и нас. Может, кто-нибудь сможет вернуть нашего капитана обратно? — вопрос был чисто риторический, но вполне логичный для сложившейся ситуации.

+2

12

Рудольфу Форе, Реголо Пелороссе
-----------------------------------------------------
Трюм
-----------------------------------------------------
Мерзость. Мерзость, гадость и антисанитария. Есть сырое мясо разумного (хотя бы отчасти) немытого и ведущего далеко не самый здоровый образ жизни существа — что может быть неэстетичнее? А если их двуликий капитан теперь заразится? Больной на голову и на тело капитан-оборотень, ведущий незнакомый корабль к неведомому блуждающему острову, на котором непонятно что творится. Великолепная картина. Ортего как-то даже не задумался, что волколак может представлять опасность и для него. А когда задумался — решил, что бежать всё равно бесполезно. Их пленник, вот, не убежал. Эх, а ведь его можно было допросить, узнать ценную информацию, заставить работать, в конце-то концов...
Поэтому он отвернулся, открыл одну из бутылок, выдохнул и сделал большой глоток. Неплохо. Даниэл никогда не был любителем крепких напитков, но на халяву и уксус, как говорится, сладок. Протянул ром Рудольфу, с ожесточением набил трубку, затянулся. На ум пришла совершенно лишняя мысль, что фраза «в конце концов» имеет весьма нетривиальный смысл. Конец концов. Это когда всё закончилось? Совсем всё. Забавно. Тогда почему «начало начал» используется исключительно с львиной долей пафоса, а «конец концов» — так, мимолётом, походя?
Прокашлявшись, учёный понял, что всё не так уж плохо. Хуже будет через несколько часов, когда полная луна взойдёт на небе. «Знаю я этих вампиров. Скучно, скучно, пойду руку оборотню подставлю, ни одно быдло в подворотне потом приставать не будет. А если они есть захотят? Кстати, я тоже хочу».
Особо громкое чавканье привлекло внимание человека.
— Печень-то зачем?! — завопил он. — Там же одни вредные вещества!
Оборотень отнёсся к фразе индифферентно. Ортего возвёл очи горе.
— Что делать будем? — вопросил Даниэл Форе.

Отредактировано Деспенсеро (15.10.2011 17:18)

+2

13

Скарлетт Бладрест, Виллоу де Вальд
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Пакетбот «Что-то начинается»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя три дня после описываемых событий)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Стоило на каких-то три дня оставить корабль без присмотра, и вот пожалуйста — вокруг творилось просто форменное безобразие. Мерзкое суденышко с отвратительным названием, перепуганные путешественники, какие-то пьяные мужчины, лужи крови и огромный волк вместо капитана — картина впечатляла и восхищала. Абигайль уже пару часов с неподдельным интересом рассматривала суетящийся экипаж и взволнованных пассажиров, не торопясь являть себя на всеобщее обозрение. Все-таки призраком быть куда удобнее — перестают волновать всякие мелочи да и на смерть других смотришь как-то попроще. Ну съел Реголо пиратика какого-то — так на здоровье, им капитан еще понадобится, причем сытый и довольный. А проголодается — скормят следующего, наименее ненужного. Вот только господин Деспенсеро прав — печень-то зачем было жевать? Как ребенок малый, ей-богу. Мало тебе одного — так вон еще толпа стоит, выбирай любого...
Но вот Скар, крепко вцепившуюся в какую-то незнакомку, было жалко. Мало того, что капитан отборной руганью покрыл, так теперь еще и платье кровью испачкал. А в спальне во дворце королевы Хастиаса так был мил... определенно, Реголо не стоило становиться оборотнем — его акции стремительно падали в глазах всех присутствующих барышень. Мисс Клейнхальцберг вздохнула и подхватила светловолосую вампирессу под руку с другой стороны, одновременно вновь становясь осязаемой и вполне узнаваемой.
— Одна беда от этих мужчин, — бодро заявила ревенантка, любуясь пейзажем на палубе. — Либо напиваются, либо в оборотней превращаются... А то и умирают в самый неподходящий момент.
— Этот волк когда-нибудь съест и нас. Может, кто-нибудь сможет вернуть нашего капитана обратно? — почти одновременно прозвучал вопрос спутницы Скарлетт, к слову, очень умный и важный вопрос. Корабль с кучей духов и одним живым Реголо как-то не будоражил воображение.
— Пока нас много, — отозвалась Аби, посчитав, что вопрос адресован всем, а значит и приведение может влезть в беседу, — ближайшие пару дней можно не переживать. А вообще, мне кажется, что если кого наш капитан и послушает, то во-о-он ту девушку, у ног которой он сейчас примостился аки нашкодивший щенок.

Отредактировано Абигайль Клейнхальцберг (15.10.2011 18:31)

+3

14

Деспенсеро, Рудольфу Форе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Отдав распоряжение команде осмотреть захваченный корабль, после чего доложить о припасах, количестве пресной воды и состоянии судна, юная старпом наспех умыла лицо и руки, лишь чтобы совсем не быть перепачканной, но одежда всё еще прибывала в некоторых местах в довольно жалком состоянии, впрочем, не оголяя ее до неприличных моментов. Трупы снесли в одно место и накрыли тряпками, тяжело раненых она не наблюдала, а даже серьезные царапины обрабатывались, хотя кто знает к чему может привести даже крохотная заноза без должного к ней внимания, тем более на борту так и не было врача.
Ампа оглянулась по сторонам. Капитан всё еще прибывал в зверином теле, хоть и создавал полную иллюзию разумности и контроля, всё же вызывал смутное волнение в душе девушки, как бы этот контроль не был потерян. Она совершенно не контролировала себя в теле волка, хоть хозяин и говорил, что она была послушным и преданным зверем, кто знает, что происходит с вампирами-оборотнями. Люди и нелюди передвигались по кораблю, логично исследую новое место передвижения. Вот и эта пара людей или не совсем поднялись на палубу, неся трофей в виде бутылок, кажется, чего-то очень неплохого, и возмущающегося человека на плече. Уж не закуску ли своеобразную? Кыш остановилась в нескольких шагах от этой парочки, удивленно изогнув одну бровку. Но не успела она произнести и слова, как Реголо решил, что всё же это закуска, вот только не тех, кто его нашел, а его, видимо по праву капитана, и довольно шустро и кроваво им позавтракал. Каких усилий стоило Кыш не крикнуть зверю «Фу! Нельзя! Плюнь бяку!», вы не можете даже представить. Вместо этого вырвалось только кхеканье и качание головой.
— Печень не редко ели как трофей на поле боя, не думаю, что ему станет от нее хуже. Моего пса правда с нее всегда несло.
Как-то невпопад заметилось ей на переживание того, кто сжимал в объятьях бутылки.

0

15

Реголо Пелороссе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Пакетбот «Что-то начинается»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— Ох, — простонал Джордано, отирая со лба кровь. Странное зрелище — собственная кровь. Обычно ты не видишь ее, а это значит, что все хорошо. Но ежели она появляется, то становится своеобразным индикатором опасности. Чем больше ее, тем серьезней угроза.
Преодолев желание попробовать алую жидкость на вкус, юный вампир вместо этого приложил к ране смоченную в спирте тряпку. Для того и ходил в трюм, чтоб получить от бывалых моряков помощь. И получил, а в придачу — крепкое словцо, достойное записи в «Большую энциклопедию ругательств за авторством моряков». Говорить что-то в ответ являлось совершенно бесполезным занятием: ругнись на матроса, выучишь сотню-другую новых слов, причем не признанных цензурой. Юнга оставил этих пройдох копаться в вещах пиратов, а сам поспешил наверх.
«И угораздило же меня», — восхитился собственной глупости и неудачливости Джордано. Совсем недавно попал на корабль, а его уже и потопили. Экая оказия! Впрочем, сражаться молодому Пелороссе не пришлось: его и других юнг отправили вместе с пассажирами на шлюпки, несмотря на все юношеские порывы. Да не прохлаждаться отправили, а работать на веслах. Хоть чем-то Джордано оказался полезен отцу и экипажу, а главное — беззащитным женщинам (и не только), что «угнездились» в шлюпках. Сначала, конечно, хотелось вернуться на пакетбот и задать трепки напавшим пиратам, потом — на их бриг за тем же делом. Но возможностей не было. Лишь при разгрузке на «Гинеколог Моргота» появилась возможность — разбить себе голову. И молодой вампир не преминул ей воспользоваться. Весьма неосмотрительно споткнулся и ахнулся рыжей головушкой о... Он и сам толком не помнил обо что. Суматоха, крики и все такое. Благо, травма оказалась недостаточно серьезной, чтобы кричать во весь голос и требовать помощи. Сам разобрался.
Все закончилось относительно хорошо. Без потерь, безусловно, не обошлось, но они не были такими болезненными и многочисленными, как если бы пираты оказались чуточку умнее и организованнее. Впрочем, чего жаловаться? Он выжил, травм не получил (почти), «своих» в шлюпке успешно доставил к месту назначения. Одно оставалось неясным: где отец? Жив ли он? И этот вопрос волновал юнгу больше, чем разбитая голова. С ней ведь справится вампирская регенерация, работающая в возрасте шестнадцати лет с неимоверной быстротой и силой. А вот Реголо...
Попав на палубу вновь, он первым делом поглядел на убитых, которых укладывали по краю. Нет. Бросил взгляд на стонущих матросов, коим уже оказывали помощь в центре палубы. Тоже нет. А потом... Потом Джордано увидел огромного оборотня, иначе это существо было не назвать. Он мирно лежал у ног какой-то сударыни, а неподалеку расположилась группка удивленных пассажиров с открытыми ртами. По их виду можно было понять, что совсем недавно здесь случилось не очень хорошее действо. Народ болтал о капитане, обращая взоры на оборотня. Пытливый Джордано и сам вскоре догадался, что громадный антропоморфный волк у ног неизвестной мазели — его отец.
Кто-то выражал ужас и смятение по поводу произошедшего (а чего, собственно, произошло?), кто-то выказывал недовольство, иные предполагали скорое съедение бравым капитаном их самих. Все это мало интересовало молодого Пелороссу. Камень с сердца почти свалился, но не совсем же. Надо было окончательно убедиться.
— Что происходит? — властно поинтересовался рыжий, не к кому в особенности не обращаясь. Пульсация крови в висках усилилась, отчего Джордано на миг потерял равновесие. Но сразу же принял ту величественную позу, что не давала повода подумать о принадлежности рыжика к юнгам.
— Никого он здесь не съест, никого не покалечит, так что успокойтесь. Все под контролем, — уверенно продолжил младший Пелоросса, подходя к зверю. — Вот, глядите, он не опасен, — крикнул Джордано, наклонившись и потрепав оборотня по голове. При этом сердце бешено колотилось, предвещая возможный конец от лап собственного отца. Эх, ну тогда бы он точно оказался никудышным папашей! Юный вампир рисковал, да. Но ради благой цели — успокоить экипаж и особо впечатлительных пассажирок. Пусть даже и ценой оттяпаной руки. Хотя нет, постойте. Такого нам не надо!

Отредактировано Джордано Пелоросса (16.10.2011 00:00)

+1

16

Виллоу де Вальд, Абигайль Клейнхальцберг
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Голова продолжала кружиться, медленно, вязкая пелена окутывала зеленоглазую девушку с нервным выражением лица. Той, что еще минуту назад сама успокаивала окружающих, срочно требовалась поддержка. Все то, что происходило на палубе этой проклятой лодки, напоминало плохо поставленную комедию с избитым сюжетом. На несколько секунд Бладрест показалось, что она вернулась на пару лет назад, к открытию луна-парка. Чувства просто один в один... Нечеловеческим усилием воли Скарлетт сфокусировала взгляд на лице Виллоу и, сделав глубокий вдох, ослабила хватку. Запах крови сожранного волколаком пирата достиг носика девушки заставив поморщиться — он, как и зрелище, развернувшееся перед ними, был отвратителен. Кровь не слишком сильно забрызгала платье графини, однако, несколько капель отчетливо проступали на подоле. Скар решила, что платье переменить нужно непременно, да хоть отодрать эту морготову юбку.
— Я... Нет, не слишком хорошо... — Честно пробормотала она, натыкаясь взглядом на химеру. Он тоже был весь в крови, но выглядел гораздо живее, чем накануне. — Вот что меня пугает — волчья сущность этого господина. На долго ли ему хватит этой закуски? Кто станет следующим? — Из слов Виллоу следовала, что она вполне согласна со Скар. Но вот кто мог вернуть Пелероссу в прежнее состояние, они обе не представляли.
Внезапно, девушку подхватили под руку с другой стороны. Слуха коснулся мелодичный и ужасно знакомый голос:
— Одна беда от этих мужчин. Либо напиваются, либо в оборотней превращаются... А то и умирают в самый неподходящий момент. — Она говорила так спокойно, так уверенно, словно не видела ничего кошмарного в происходящем. «А может так и есть? Может быть, это я утрирую все в собственном сознании?...» Скар зажмурилась, а спустя несколько секунд, распахнула изумрудные очи, ныне утратившие тот колдовской блеск, что был присущ им когда-то.
— Абигаль! — Почти шепотом откликнулась она на слова мертвой подруги. За те три дня, что ревенантки не было, она начала бояться, что больше не увидит ее. Взгляд переместился туда, куда указывала призрачная девушка. Волк мирно развалился у ног девушки, с самым довольным выражением морды. Едва Скарлетт открыла рот, чтобы что-то ответить, как на палубе появилась еще одна личность, привлекающая к себе внимание. Да, его сложно было не заметить, так же сложно, как и труп растерзанного пирата и лужи чуть подсохшей, и местами впитавшейся в дерево крови. Изящная бровь графини поднялась в удивлении. Откуда такая уверенность в этом звере? Молодой человек явно знал о чем говорил. А может и нет... Едва-едва уловимая волна страха, призрачного, и упорно подавляемого. Затаив дыхание она ждала реакции капитана, твердо решив прервать участие в экспедиции как только появится такая возможность. Все это порядком надоело... Качнувшись, девушка обратилась к Виллоу:
— Нет, я не в курсе общения Арчибальда с пиратом. Кстати, где сам Блюменфрост? И почему он отдал столь опасную вещицу Вам?

+1

17

Реголо Пелороссе, Джорджано Пелороссе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Пакетбот «Что-то начинается»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Нет, в этой жизни определенно не было счастья! Данная экспедиция с самого начала вызывала исключительные подозрения у леди Лэйкмур, то какие-то подозрительные вампиры заявляются в каюту, то соседи творят за стенкой Роза знает что, и вот теперь это! Стоило женщине начать обживаться в своём милом закутке, как ворвались какие-то хамы, испачкали стены своей кровью, да ещё и вынудили перебраться на этот образчик плохого вкуса и антисанитарии. Какой конфуз, она же благородная старейшина Аскаров, Моргот вас всех подери, да не один раз!
Именно с такими мыслями гордая Эсмеральда вылезла из спасательной шлюпки и спустилась на палубу бывшего пиратского блига. Её дорогие чемоданы последовали за вампирессой, удобно плюхнувшись прямо на не самую частую палубу.
— Так, это ещё чья домашняя собачка? — не заметить мило возлежащего у ног юной леди оборотня было весьма трудной задачей, даже с учетом вежливого закрывания глаз, в коем светская львица Эсме преуспела.
Особого страха перед новоиспеченным «бобиком» Лэйкмур не испытывала, она сейчас сама могла кому угодно внушить панический ужас. За время бегства её черные кудри растрепались, и сейчас несколько кудрявых локонов очень живописно торчали из-под белого чепца. Её домашние тапочки очень грозно шлепали по грязной палубе, едва ли не прилипая к не самой чистой древесине, но учитывая решимость женщины, она вполне могла оторвать кусок доски и зашагать дальше, прямо к свернувшемуся зверю (чтобы после его этим самым тапочком на деревянной подошве и приложить, не иначе).
— Юноша, не трогайте животное, у него могут быть блохи! — тоном благочестивой и очень строгой гувернантки обратилась Эме к некому молодому вампиру, что столь неосмотрительно решил потрепать оборотня. Ох уж эти дети, вечно тянутся к разным сомнительным зверюшкам, то и дело пачкая руки и неся всякую заразу в дом! — И вообще, где шляется наш капитан? У меня есть серьезные претензии по поводу качества охраны и обслуги, не говоря уже про сам новый корабль.
Эсмеральда оглянулась, пытаясь найти господина Пелоросо, но, увы, рыжего вампира нигде не было видно, что только добавило масла в огонь её недовольства. Нахмурившись, она снова взглянулась на оборотня, что-то прикидывая в голове.
— Только не говорите мне, — хрупкая женщина уперла руки в бока, явно намекая на скорые проблемы для всех присутствующих. Того и гляди начнет расставлять собравшихся по углам, правда вот с этим на судне были проблемы, но ей изобретательности злого педагогического гения было не занимать, — что это зверюга посмела закусить им. Это уже не в какие ворота и просто неприлично, не говоря уже про этический аспект данного деяния.
Один из героических чемоданов, заляпанный кровью, ошметками скальпов и украшенный впившимися в крепкую кожу зубами, как-то невзначай подкатился к вампирессе, явно намекая на её планы разместить оборотня за пределами судна и как можно быстрее. Тут и без этого блохастого рыжего комка линяющей шерсти было грязно!

+5

18

Реголо Пелороссе, Джорджано Пелороссе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Внутренний голос не обманул. Этот зверек шел именно к девушке. Правда спокойствием от него не очень-то и пахло, отчего сердце заколотилось быстрее раза в два, три. С каждым шагом он становился ближе, уже смотря в глаза юной девушки и всматриваясь в них, будто пытался что-то разглядеть. Удивлена похоже была не одна Кэсс, но и пассажиры, находящиеся вокруг. Зверек уже подошел, помотал головкой и присел у ног девушки. Улыбку сдержать не удалось, Кэсс осторожно прикоснулась пальчиками к головке этого чуда, как тут же раздался какой-то шум. Кто-то кричал, что-то говорил. Матросы, державшие связанного пирата. Теперь понятно от куда такая суета. Все взоры пассажиров сразу обратили внимание на этих троих.
Увидев связанного пирата зверь тут же разозлился и побежал в его сторону, видимо он был очень голодный, вот только Кэссиди никак не хотела видеть сцену, что следовала после. Однако ничего не получилось, произошло то, что произошло. На палубе осталась лишь лужица крови, вся остальная часть туши пирата оказалась в животе зверя, ну не считая головы, та была откинута волосатой лапой в море, словно мяч. Казалось зверю не очень важно то, что все пассажиры были в панике от такого, кто стоял в ступоре, кто был облит кровью покойника, а кто и вовсе быстро пытался сбежать с палубы брига. Кэсс не успела даже подумать, что ей теперь делать. Смотря на начинающуюся панику девушка просто осталась на месте, пытаясь разобраться в происходящем. К ее удивлению волосатое чудо снова подошло к ней и осторожно устроилось у ее ног. Что же, одно радует, что он покушал и пока не голоден. по спине пробежали мурашки, а в глазах и вовсе потемнело от такого происшествия. Осмотревшись миледи заметила, как пассажиров успокаивает мужчина, он показался ей знаком. Нет, она не видела его, опять на кого-то похожий человек. Что это сегодня? Память играет в злые шуточки, заставляя нервничать и вспоминать. Здесь все оказалось несколько проще. Она знала на кого был похож этот рыжеволосый, небесно-голубые глаза. Нет, он точно был похож на Реголо, в этом не было никаких сомнений.
— Никого он здесь не съест, никого не покалечит, так что успокойтесь. Все под контролем, — успокаивал незнакомец людей, а затем решил доказать, что зверь не опасен. Хотя сам чуть ли не дрожал от страха. По глазам всегда можно увидеть истинные чувства человека. Кэссиди усмехнулась, увидев с какой осторожностью он приблизился к мохнатому и попытался к нему прикоснуться. «Если я сейчас скажу „бу“ — он умрет от страха», — пронеслось в голове, отчего девушка чуть ли не засмеялась.
— Страшно, да? — сдержала улыбку девушка, затем посмотрела на зверя и на незнакомца. Что-то в них было схоже, правда трезвый разум не давал распространяться непонятным мыслям про то, что они родственники. какие родственники? Этот мужчина — человек, или вампир, пока не понятно, а это мохнатое существо. Нет, что-то не складывалось.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (17.10.2011 11:19)

+1

19

Рампалтизе Дьютери, Рудольфу Форе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Сколько неожиданных событий в этот день! Ну, вернее уже почти в ночь. Вот, похоже, новое знакомство. Кто? Зачем? Знакомство — это всегда некая возможность. Возможность познакомиться с новым взглядом на мир, возможность узнать новые подходы, возможность заручиться новыми связями... В конце концов, встретить любовь всей жизни, друга... Или врага. И не то что бы второе случается чаще, но и первое весьма редко. Обычно возможность не реализуется, вы знакомитесь, а через час, день, неделю и помнить-то друг друга будете смутно, если вообще не выкините из головы. Но сам момент знакомства, когда ещё неясно не то что чем всё это закончится, а даже ещё чем всё это начнётся, когда открыты все пути, когда, если верить психологам, производится первое впечатление, которое исправить нельзя, — чудесен.
— Действительно? — удивился Ортего, поворачиваясь к девушке. — А ещё, я слышал, лет сто назад мыться считалось крайне вредным занятием. Раза три за всю жизнь, не более. Впрочем, прошу меня простить, я забыл представиться...
Что-то знакомое было в её лице. Быть может, пару раз оно мелькало перед глазами. Вроде, она беседовала с капитаном, когда Даниэл поднимался на борт. А, быть может, и не она.
— ...Даниэл Ортего. Вам, часом, помощь не нужна? — продолжил он, разглядывая её раны. — Не мой профиль, но ткань на бинты и спирт, кхм, то есть чистый спирт, у меня найдутся.
«Холодное оружие, выражение „а где ещё враги, мне крови мало“ на лице, и полное невнимание к собственным травмам. Ну-ну».
— Или, быть может, ром, для успокоения?

+1

20

Палуба
-----------------------------------------------------
[о. Йух] Кабачок «У Лизетты и Жоржетты»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«Ну разумеется, хорошо поцарапался! Что капитан сказал? Лечить! Экипаж лечить, а не вою шкурку! Куда лез? Очень надо было?» — непрерывно проклиная себя, Гарри сидел и перебинтовывал куском рубашки собственное плечо, — «Хорошо, хоть инструменты прихватил, а то какой же врач — без инструментов?...» Ему уже безумным сном казалось, как он, услышав крики, понёсся на палубу, успев лишь сунуть за пазуху куль с хирургическими принадлежностями, как отбивался от свирепых пиратов чем попало и как попало, как, обхватив кровоточащую рану ладонью, шел в дальний угол кубрика, как, скрипя зубами, дрожащими пальцами втыкал иглу в рваную кожу...

Всё прошло. Пожалуй, в этой схватке его даже никто и не заметил юнгу — куда уж ему до оборотней и вампиров, да ещё таких тёртых. В вот юнге досталось. Впрочем, не то, чтобы сильно досталось, так, поноет-поноет и заживёт... Закончив с самолечением, Гарри двинулся на поиски: во-первых одними только скальпелями делу не поможешь, а во-вторых...
— Кому тут ещё досталось?

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок примерно в два года)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Дракенфурт] Жилище и лаборатория Блюменфроста

Отредактировано Вальд Мар (19.10.2011 00:54)

0

21

Эсмеральде Лэйкмур, Джорджано Пелороссе, Рампалтизе Дьютери
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Капитан растянулся подле женских ножек, вполне довольный жизнью, когда внезапно его внимание привлек рыжий юнец. Тот что-то громко говорил, обращаясь к толпе, а потом подошел к Пелороссе и потрепал его по голове. Страхом при этом от него разило, как от давешнего пирата ромом. Если бы волколак мог, он бы самодовольно ухмыльнулся — ему нравилось, когда его боятся.
Однако Реголо не тронул парня. Нутром он чувствовал в вампире родственника, а своих не трогают. Ну, по крайней мере, по таким пустячным поводам. Поэтому капитан принял поглаживание, и ухом не поведя.

Ухом он повел, когда услышал оклик, обращенный в их сторону.
— Так, это ещё чья домашняя собачка? — вопрошала какая-то дамочка весьма решительного вида. Страха в ней не было ни капельки. Если бы волколак был знаком с математикой, уровень ее страха он бы оценил отрицательным числом, но математики он не знал.
Зверь внимательно изучал ее на вид и поводил носом, улавливая запах, а дамочка не унималась:
— Юноша, не трогайте животное, у него могут быть блохи! — на этот раз она обращалась к рыжему родственнику. Реголо отлично разбирал слова, но совершенно не мог понять их смысла. Если бы он задумался над этим, он бы заработал себе головную боль, пытаясь вспомнить значение хоть одного из слов, и бессонницу — если бы попытался связать их смысл между собой. К счастью, волколак вовсе не собирался думать о значении. Он реагировал на интонацию, а она ему не нравилась. К счастью для Эсмеральды, та обращалась к Джордано, а волколак не был заботливой мамашей, чтобы рвать любого на кусочки за наезд на своего щенка. Он был папашей и считал, что отпрыск сам разберется.
После этого Реголо потерял к дамочке интерес. Какой бы ни была она грозной, решительной и непоколебимой, он мог прекратить все эти прекрасные качества, всего лишь перекусив ее поперек туловища. И даже зубастый чемодан не смог бы ему в этом помешать.

Ох, скорее бы кто придумал, как превратить волколака обратно в капитана. Думаете, обедом решились все проблемы с ним? Как бы не так. Помните, обед был уж очень алкогольным. А хрупкий волчий организм бороться с этим врагом человечества не привык. К счастью, оборотень слишком много весил, чтобы на него это сильно влияло, так что опьянение оказалось довольно легким. Но на приключения потянуло.
Он снова прошелся по палубе. Шаг был уверенный, капитан не шатался, но в глазах плясали задорные искорки. Он прошел несколько метров, а потом вспомнил, что где-то на судне есть еще один оборотень, только женского пола. Капитан оглянулся. Даже когда она была в человеческом теле, иррациональная звериная интуиция позволяла ее чувствовать. Пелоросса двинулся в сторону Рампалтизы.

+3

22

Деспенсеро, Реголо Пелороссе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Она было отмахнулась от предложения помочь ей и обработать раны. Подумаешь, какие пустяки, царапины, правда, некоторые довольно глубокие, они не доставляли пока ей беспокойства, ведь было столько дел, столько дел, что о боли совсем забываешь. Но переступив себя, подумала-таки своей светленькой головкой и поняла, что даже такие раны необходимо обработать, иначе после они могут доставить серьезные проблемы не только ей. Поэтому кивнула и виновато улыбнулась, было неудобно за долгие раздумья и сомнения, переступила неуместную гордость и сказала:
— Я была бы признательна.

А в это время вокруг капитана разыгрывалась комедия, которая могла закончиться плохо. Такое снисходительное и пренебрежительное отношение к сильному зверю, которого между прочим она считала благородным, который только-только вел бой и играл в нем ведущую роль, Рампалтизу честно возмущало. И если бы оборотень сейчас решил бы обидится и съесть их, Тиза бы, конечно, стала бы по долгу службы защищать пассажиров, но всей душой бы болела за Пелоросса. Но, то ли капитан был необидчив, то ли всё же звериный облик лишал доли разума, но он не обратил никакого внимания на них, а вместо этого отправился прогуляться по палубе.
— Главное чтобы он вновь не проголодался. — Подумалось ей, совсем не обратив внимание на то что он идет к ней, а точнее не восприняв себя как возможную жертву, в конце концов бриг был не таким уж и большим, так что ничего такого пугающего нет, если его путь прогулки проходит рядом с ней. — Хотя у нас и остался запас трупов, но кормить его падалью... Ну честное слово не хочется. К тому он не производит впечатление домашнего зверя, как выразилась та дамочка и того, что только и ждет, когда его покормят с руки.
Волчица дружелюбно и тепло улыбнулась нынешнему оборотню, даже особо не рассчитывая, что он это вообще заметит, скорее улыбка выражала симпатию и расположение.

0

23

Рампалтизе Дьютери
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Да, Пелоросса действительно не обратил внимания на улыбку, и вовсе даже ее не заметил. На выражение лиц людей он вообще не слишком-то реагировал. Симпатию они выражают или антипатию... Увы, потоки эмоций ментальны, а идущий к вам оборотень — материален, и плевать хотел на чувственность. Так что воздействовать на него таким образом было бесполезно.
Оборотень подошел к девушке и, наступая всей своей тушкой, оттеснил к борту судна — подальше от тех людей, рядом с которыми она стояла. Вот теперь-то...
А что теперь? Должно быть, на волчьей морде проступило удивление, насколько оно может на ней проступить. Что делать дальше, Реголо понятия не имел. Ну, то есть, теоретически-то имел. Но даже не слишком умный волколак догадывался, что размеры, мягко говоря, несоответствующие. Маленькая хрупкая девушка и антропоморфная зверюга, что на четырех лапах с коня ростом. Да и все эти странные тряпки на девушке сбивали с толку.
В общем, капитан застопорился на момент, пытаясь в уме как-то так соединить данное, чтобы получить желаемое. Самое время для решительных действий — Рампалтизы или еще кого-то, кому не была безразлична судьба капитана и старпома.

+2

24

Скарлетт Бладрест, Рампалтизе Дьютери, Реголо Пелороссе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Гиппогриф чувствовал волнение, распространяющееся по палубе. Или может это ему просто так казалось? И это волнение касалось лишь тех, кто был возле него, вместе с ним, общался между собой. Химера, пусть и не слишком внимательно, но прислушивался к ним, стараясь улавливать не только настроения, но и слова. Это давалось ему все легче и легче, пусть и все-равно требовало некоторой сосредоточенности на таком занятии. Ну или, как минимум, более или менее спокойного состояния. Что ж, сейчас, он и вправду был в норме и мог прислушиваться, ведь главное беспокойство прошло и теперь он может уже спокойно осмотреться, поглядеть на окружающих, большинство из которых он пусть и успел увидеть, но лишь мельком и всегда был в стороне от них. Теперь все рядом, все встревожены и он может видеть их ближе... Тоже.
Но общее внимание, как и внимание химеры, постепенно оттянулось на странное существо... Оно было... В какой-то мере, тоже было похоже на... Того, кто создал Аттала. Тот постарался подавить болезненный всплеск воспоминаний. Слишком болезненно было вспоминать о прошлой жизни, которая теперь уж точно ушла от него и, существо, инстинктивно старалось не бередить свежую рану. Тем более, когда рядом те, кто сейчас ему дорог. И одну из них, Аттал ее уже заметил и сейчас разглядывал, пусть и с расстояния, это самое странное существо как... Существо... Заставляло отступать к краю! Явно не просто так! Может оно настроено агрессивно? Гиппогриф заволновался, уже неотрывно глядя на «парочку», при этом слегка прижав уши и сузив глаза.
И простое наблюдение не могло продлиться долго. Этот незнакомый зверь, наверно, пугал одну из тех, кого химера считал своими. Может он даже угрожает ей так!
Аттал стремительно отступил, от Скарлетт, посмотрев на нее на прощание одним глазом и издав, воинственное «Кве!» двинулся к борту, при этом уже прираскрывая и разводя в стороны крылья, поднимая перья, а пройдя половину пути, сопроводив свой путь и клекотом.

+3

25

Атталу, Реголо Пелороссе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Но оборотень не просто так проходил мимо, он шел именно к ней, и цель была... Вообще-то ей непонятна совершенно. Почему-то совершенно не было страха, не было осознания того, что он хочет ее съесть, как серый волк Красную шапочку. Тогда что? На совершенно естественные желания зверя она, наивная в это момент до ужаса девочка, не подумала совершенно. Значит — поиграть. Пусть и так грубо, но ведь он большой, а большие звери никогда не отличались аккуратностью. Пальцы запутались в жесткой шерсти оборотня, перебирая, гладя, теребя за ушами, не хотелось относиться к нему по-другому, он хороший, и хоть в моменты, когда капитан был человеком, она не могла бы высказать ему своё теплое отношение к нему, то сейчас это проявлялось с лихвой. Ведь уважение и положительные эмоции можно выражать не только словами, они всегда ей давались плохо, но и прикосновением, которое для человека могут быть чересчур откровенными, непозволительными и неправильно понятыми.
Ночь вступала в свои права, на небе ярко и нестерпимо светила луна, проникая внутрь нее лучами, только делясь не теплом, как ее сестра солнце, а нежным холодом, сводящим с ума. Но девушка держалась. Надолго ли? Понадеемся на это, но... Он был так близко. Ее глаза распахнулись, рот судорожно глотнул воздуха, а сердце в груди бешено забилось, будто сильная птица, неожиданно решившая выбраться на свободу из своей клетки — ребер. От него пахло, простите за это слово, но по-другому тут не скажешь, кобелем, сильным, властным, идеальным для зверя. И волчица внутри нее жадно откликнулась, готовая вот-вот перекинуться. Руки, только что гладившие его, задрожали, она прислонилась к нему тяжело дыша и еле слышно всхлипнув. Девушка была в отчаянье, дыхание сбивалось, воздух будто отказывался проходить в сведенные паникой легкие, она ярко представила картину, как два волка вылизывают свои лапы, перепачканные морды и бока на опустевшем бриге, переваривая плотный поздний ужин, а повсюду валяются недоеденные части тела.
— Пелоросса, миленький, — тихо зашептала она совсем рядом с острым ухом, даже не надеясь, что волк поймет ее слова, а надеясь... черт знает на что. — Обернись обратно... Пожалуйста... Я больше не смогу... Помоги...
Совсем рядом с ними раздался знакомый клекот и Рампалтиза с ужасом поняла — вот он и ужин.

+2

26

Рампалтизе Дьютери, Реголо Пелороссе
-----------------------------------------------------
Палуба
-----------------------------------------------------
Страх не проходил еще какое-то время, несмотря на то, что отец-оборотень не только не напал, но даже двинулся по своим делам, не обращая внимания на сына. Джордано точно не знал, помнят ли что-нибудь обернувшиеся в антропоморфного волка вампиры, да и проверять особого желания у юноши не было. Все-таки ему всего 16 лет, а жизнь дается один раз. Нет, конечно, алхимия способна как-то поспособствовать оживлению, но все же... Лучше лишний раз не рисковать. Впрочем, тот факт, что зверь не загрыз рыжика, когда юнец его гладил, уже кое о чем говорил. Быть может, оборотень подсознательно чувствовал родственную кровь. Другого объяснения у юнги пока не было. Главное, чтоб отец внезапно не захотел испить этой «родной» кровушки.
«Куда он собрался?», — соображал юный Пелоросса, пока громадный зверюга передвигался по палубе к незнакомой Джордано девушке. Кажется, она была старпомом... Отец оттеснил ее от остальной толпы, и на секунду рыжик даже подумал, будто зверь решил полакомиться молодым и нежным женским телом. Лишь на секунду. Потому что потом стало явно прослеживаться другое намерение. Хотя, желания волколака угадывал скорее всего один только Джордано, потому что остальные в этот решающий момент находились в ступоре и некоей прострации.
Нужно было предпринять что-то, иначе девушка могла пострадать. Пелоросса не мог допустить, чтоб его отец, капитан, подвергал опасности членов экипажа. Тем более женщин. Посему молодой вампир схватил стоящее неподалеку деревянное ведро с водой и, не обращая никакого внимания на невесть откуда взявшуюся химеру, с размаху саданул отца ведром по спине. При этом ведро разлетелось в щепки, обдав оборотня холодной водой.
— Приходи в себя! Оказывается, ты не только никчемный отец, но и никудышный капитан! Как ты можешь вредить собственному экипажу? Как ты можешь убить собственного сына... — Последнее рыжик сказал уже заметно сбавленным тоном, неуверенно и едва слышно, глядя на разворачивающегося волколака.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через кристаллическую пещеру на Ксеноне  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в несколько дней или недель)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  флешбэк «О значит Остров»

Отредактировано Джордано Пелоросса (23.10.2011 23:11)

+2

27

Палуба
-----------------------------------------------------
Деспенсеро прислонился к стенке, с интересом наблюдая за происходящим. Довольно красиво: неведанные твари, юнги с вёдрами, неудавшаяся знакомая, да всё это на фоне полной луны... Желание вмешаться было пропорционально количеству рома в бутылке. Ну, то есть постоянно уменьшалось. Неспешно так, помаленьку, но уменьшалось.
Температура абсурда этого путешествия достигла если не пика, то локального максимума точно. Причём такого довольно-таки большой окрестности.
«Самое забавное было бы, если бы мы сейчас внезапно достигли бы Ксенона, — решил Ортего, — причём настолько внезапно, что что-то бы из-за этого случилось».
А тем временем события разворачивались. Картинка приобретала звук: воинственное квеханье этой прожорливой химеры, глухой стук, тихий шёпот («Ох, а алкоголь, кажется, обостряет слух! Надо не забыть записать. Потом»), плеск воды, крики об отцовстве и, хм, капитанстве...
«Ну да, сейчас эта зверюга обернётся человеком и ответит „Ах, я ж твой отец!“. Гений психологии этот юнга, не иначе. Капитан же себя мнит альфа-самцом, да ещё и слов не понимает. Тут лесть нужна, да и чтоб звучала откровенно... Хотя какая, в имя Превеликой, лесть? Сказать, что только он может открыть отсек с ромом, чтоб он от гордости в человека перекинулся? Да нет, он же перекинется и открывать полезет, а зачем оно мне», — в общем, за размышлениями Ортего добил бутыль, выкинул куда-то в сторону эпицентра событий, и пошёл в сторону Рудольфа — за ещё одной.
Далеко, впрочем, не ушёл. Минус на минус, конечно, даёт плюс. В математике. В реальности же всё куда сложнее. Нет, если бы под рукой была бумага, карандаш, стол и часы, Ортего бы мог вычислить период колебаний палубы корабля и шататься так, чтобы уравновесить себя. Но увы — стола рядом не было. Была только стенка. Поэтому он плюхнулся около неё, подвинулся, поджал ноги. Инстинктивно сунул руку за пазуху. И несказанно обрадовался, обнаружив в ней (в руке, разумеется; хотя...) вторую ёмкость с напитком. Радость была настолько велика, что, не открывая, он прижал бутыль к груди и — заснул.
«И мне-таки всё же весьма интересно — как на этом корабле с пресной водой?» — была его последняя мысль.

0

28

Палуба
-----------------------------------------------------
Пакетбот «Что-то начинается»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Шлюпка причалила к кораблю, и Валентина не забыв о манерах, грациозно явила свою полу — промокшую и уставшую персону оставшимся членам экипажа. Удивительно, но вопреки всем ее ожиданиям все внимание было приковано не к ней, а к огромной зверюге разложившее свое тело у ног одной из пассажирок экспедиции. В воспоминаниях девушки быстро промелькнула не радостная встреча с похожим зверем. Конечно другая на ее месте пережив весь тот ужас снова беспомощно грохнулась в обморок и столь радикальным действием привлекла бы внимание к себе, чему потом бы она была несказанно рада. Однако данная ситуация вызвала у нее несколько иное отношение к делу. Ее сейчас била злость и разряжение. Раздражение, потому что из-за того, что каким то идиотам понадобилось штурмовать мирный экспедиционный корабль, а вот злость была по причине того, что она потеряла добрую половину своего гардероба, которая к ее досаде отправился на дно.
— Ну и чье это животное, громогласно почти хозяйским тоном произнесла девушка, оглядывая окружавших волколака людей и вампиров. — И где Моргот побери, носит нашего капитана, я хочу получить от него немедленно объяснения по поводу случившегося инцидента.
Валентина уже чуть ли не была готова сорваться на крик, однако кричать сил у нее уже не было. Поэтому нахмурив лицо она стала ожидать ответ на поставленные вопросы.

Отредактировано Валентина Дракула (30.06.2012 18:44)

0

29

Палуба
-----------------------------------------------------
А пока экипаж суетился и старался что-то придумать, пока возмущались благородные особы, пока корабль неумолимо приближался к Ксенону, Реголо принял решение превращаться. Верфольф не слишком-то хотел обратно в вампирское тело, но иного выхода не было — иначе до дамы сердца (или не совсем сердца) не доберешься.
Именно в тот момент, когда капитан запустил механизм превращения, ему заехали ведром по спине. Это очень не обрадовало Пелороссу. Он резко развернулся к рыжику, совершившему такой опрометчивый поступок, схватил его и прижал к стене кормовой надстройки. По счастью, вервольф не приложил к этому действию большой силы, и Джордано остался в сознании, да и хруста костей слышно не было.
Превращение не прекращалось. Оскаленная морда волка напротив лица юноши стремительно приобретала человеческие черты, зверь уменьшался в размерах и шерсть куда-то бесследно пропадала. И вот уже Джордано прижат к стене не монстром, а всего лишь своим отцом.

— Извини, — сказал Реголо и отпустил сына. Сознание возвращалось на место. Он не помнил, что произошло, но это было совершенно очевидно. Кровь, разлитая по палубе, на солнышке уже источала дивные ароматы, так что даже оборачиваться назад, чтобы увидеть место расправы над пиратом, не надо было. Как и чтобы увидеть лица людей, ждущих объяснений, извинений и оправданий.
«А вот хрен вам, — подумал Пелоросса, — мое превращение было одним из решающих факторов, повлиявших на исход битвы. Если выбирать между смертью и оборотнем на борту, я выбираю второе. Те, кто выбрал первое, могут сигануть за борт хоть прямо сейчас».
Вслух он ничего не сказал. Реголо удалился с палубы в каюты, поскольку эпатировать публику еще и видом голого капитана (одежда-то разошлась по швам и осталась на пакетботе, когда Пелоросса увеличился в размерах при превращении) не хотел: лишние обвинения есть лишняя головная боль, какими бы бессмысленными они ни были.

В каюте одного из пиратов капитан нашел одежду. Слава богу, он был человеком, и рост его не превышал роста невысокого по вампирским меркам Пелороссы. Размерчик, правда, оказался слегка не его, и если штаны сидели прилично, то рубашка была категорически мала в плечах. Решив, что проку от такой одежды немного, Пелоросса просто порвал ее на полосы и замотал грудную клетку, где была пара ран. После этого Реголо выскочил обратно на палубу.
Вид у него, конечно, был тот еще. Заморские шаровары (видимо, пираты ограбили Хурбастанских торговцев), заморские же сапоги с широким голенищем и слегка приподнятыми носами, замотанная бывшей рубашкой грудь. В парадном мундире капитан выглядел презентабельнее. Но ему было откровенно наплевать.
Подошедший боцман объяснил ситуацию: корабль приближался к заветному острову.

+2

30

Палуба
-----------------------------------------------------
Изменения в облике капитана, попавшая и на нее холодная вода, звонкий женский голос, вновь и вновь унижающий достоинства оборотня и сравнивая его с карманной шавкой, суета вокруг — всё это было словно в тумане, в ушах шумело, сердце билось у самого горла. Всё закончилось без жертв, а значит хорошо, только Рампа этого уже не увидела. Тело не выдержало напряжения, и волчица грохнулась в обморок, словно изнеженная барышня от вида мыши. Она никогда не была изнеженной дамой, никогда ничего не боялась до такого состояния, привыкла всегда контролировать ситуацию, и сейчас это было впервые, это могло быть позором, разочарованием. Но когда старпом пришла в себя внизу, отнесенная туда чьими-то заботливыми (или не очень, этот вопрос остался загадкой) руками, ей было всё равно. Голова кружилась, общая слабость и легкая тошнота сопровождали ее пробуждение. Срочно надо было что-то с этим делать, потому что оставаться здесь она не собиралась, а вот приступать к работе после всего этого не терпелось.

Через некоторое время Рампалтиза появилась на палубе, слегка бледноватая, но вполне решительная. Впереди их ждали новые приключения и наверняка они будут не менее опасные, чем пережитый бой.

0


Вы здесь » Дракенфурт » Транспорт и коммуникации » Бриг «Гинеколог Моргота» (брошен у берегов Ксенона)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC