Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Окрестности Филтона] Имение Сен-Мишель-Лоран


[Окрестности Филтона] Имение Сен-Мишель-Лоран

Сообщений 1 страница 30 из 252

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/31-Orlej/orl5.png
Имение Сен-Мишель-Лоран удачно расположено на живописном холме. Благодаря немалому состоянию последнего из де Вирров, медленно приходящее в упадок при прежних поколениях, именье было приведено в идеальный порядок. На заднем дворе отстроены новые конюшни и два небольших флигеля, обустроено поле для выездки лошадей. Вдоль восточной дороги и далее вокруг холма между деревьями вьется выложенная дерном отличная скаковая дорожка.
(Эдгар Лоран де Вирр)
-----------------------------------------------------

  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-2.gif Эти три темы отщепились, и теперь являются независимыми локами. НО! было бы уместно упомянуть и флигель, и сад-парк, и угодья здесь, в описание имения (в виде текстовых ссылок), чтобы читателю было понятно, что по смыслу локации связаны.
[Окресности Филтона] Флигель четы Дюмон
[Окресности Филтона] Садово-парковый комплекс на холме Сен-Мишель
[Окресности Филтона] Лесные угодья в Стоозёрье

Подлокации:
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  [Угодья] Озеро; Лесопарк
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  [Двор] Эспланада; Терраса; Конюшня; Тренировочная площадка
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  [Подвал] Купальня
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  [1 этаж] Холл; Гостиная; Трапезная; Танцевальный зал; Кухня
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  [2 этаж] Кабинет; Библиотека; Покои Даниэля; Изумрудные комнаты для гостей; Музыкальная комната; Детская
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  [3 этаж] Покои Элизабет; Голубые комнаты для гостей; Розовые комнаты для гостей
-----------------------------------------------------

Как правильно указывать подлокации

Дорогой игрок, чтобы ваши партнеры и просто читатели могли свободно проследить за вашими перемещениями по данной локации, перед началом поста вам следует поставить отметку о том, где происходит ваша игра:

Форма для оформления подлокации

Код:
[color=#023f50][b]Название подлокации[/b][/color]
[color=#C1C1C1][size=8]-----------------------------------------------------[/size][/color]
*пост*

Пример:

[2 этаж] Изумрудные комнаты для гостей
-----------------------------------------------------
Раздумья завели Элизабет де Вирр очень глубоко в чье-то темное и скверное подсознание, но она вернулась обратно из-за посторонних шумов. Осмотрелась вокруг и увидела, что земля продолжает вращаться и, что самое главное, вращается без ее участия. В глубочайшем расстройстве пыльных клавиш своей души Элизабет повалилась ничком на кровать и молвила человеческим голосом:
— Ах, подушка, подруга моя сердечная! Волнующе-сладок плен твоих мягких объятий. В девственном лоне твоем как будто сидит волшебный паук-прядильщик; он плетет паутину из снов, столь же тонкую, как устройство моей натуры, столь же прочную, как диэлектрическая пленка с использованием графена, столь же нежную, как пушок на шейке козленка.
— М-м-э-э, — проблеял козленок звонко.
Его охватила любовная дымка.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (20.06.2011 10:14)

+4

2

[1 этаж] Гостиная; [Двор] Тренировочная площадка
-----------------------------------------------------
Начало игры
20 июля 1826 года, 20 часов 22 минуты.

Эдгар Лоран де Вирр, облаченный в свободную белую шелковую сорочку с широкими манжетами, плотно охватывающими руку от запястья почти до локтя, и черные штаны, заправленные в сапоги для верховой езды, сосредоточенно перетягивал ладонь черной полоской отлично выделанной тонкой бархатистой кожи.
— Не забудь напомнить, чтобы я купил тебе перчатки, — пробормотал Франсуа Лерой, не так давно разделивший трапезу с де Вирром, а теперь восседающий в удобном кресле с бокалом кровавого коктейля.
Де Вирр качнул головой.
— Старого трюкача не обучишь новым фокусам.
Эдгар не носил перчаток. Это считали причудой, но истиной причиной было то, что тонкие нервные пальцы де Вирра были очень чувствительны, и он считал верхом глупости лишать себя удовольствия ощущать структуру предметов, тепло, холод иногда даже свет, исходящие от них.
— Лучше присоединяйся! — Ларой сделал выразительный жест в сторону столика, сервированного серебряными кубками и высоким вычурным графином на небольшом, инкрустированным серебром, подносе. Жест скорее выражал настроение Лароя, нежели приглашение. Он давно был знаком с хозяином Сен-Мишель-Лорана и отлично знал, что за таким предложением последует отказ.
Эдгар не прикасался ни к чему, что могло вызвать опьянение. Всему виной эмпатия — проклятый дар, если развит сверх необходимой меры. То, что творило его сознание, в состоянии ослабленного контроля, несло опасность не только самому Эдгару, который начинал выцеплять из пространства даже то, что должно было быть скрыто, но имело дурную привычку проецировать все его эмоции на окружающих.
— Даниэль, шпагу! — де Вирр едва ли повысил голос, но дверь тут же отворилась, и камердинер скользнул в гостиную. Даниэль сноровисто перевязал полоской кожи вторую ладонь хозяина и затянул его запястья широкими кожаными ремнями. Шпагу и парную к ней дагу со старинным эфесом и резной гардой, способной пленить оружие с тонким клинком и остановить более внушительное лезвие, камердинер, однако, оставил при себе, передав хозяину лишь длинный черный кнут с тяжелой резной рукоятью и стек, при помощи которого обычно тренируют лошадей.
— Скажите на милость, как шпага защитит вас от пули? — Ларой, с любопытством наблюдающий за этим действом, в присутствии посторонних всегда переходил на «вы», — Все это безнадежно устарело!
— Кто сказал, что я собираюсь защищаться? — с наигранным удивлением спросил де Вирр. — Меня защищает закон.
Эдгара не задевала некоторая фамильярность Лароя. Франсуа бы намного моложе. Что называется, из молодых, да ранних. Своим положением он был обязан не только связям своей семьи, но и именно такому легкому и очень искреннему поведению. Ларой искусно балансировал на грани некоторой фривольности, и Эдгар, с недавних пор чувствующий себя закостеневшим в условностях и традициях, с удовольствием наблюдал за тем, как непринужденно меняется поведение Франсуа в зависимости от обстоятельств.
— Чтобы позволить отдыхать разуму, нужно утомлять тело. Лет через четыреста вы, мой друг, сами придете к такому выводу, если конечно, к тому времени алхимики не изобретут какое-нибудь очередное гениальное зелье от лишних мыслей. Слава небесам, я до этого не доживу.
Ларой фыркнул, но отставил бокал и последовал за де Вирром. Они вышли во внутренний двор и по дорожке, засыпанной песком из желтовато-розового кварца, направились в сторону конюшен.
Летние вечера чисты и прозрачны. Совсем недалеко, в рощице невысоких деревьев чуть ниже по склону холма заливисто щебетала какая-то пичуга. Франсуа Ларой удивленно разглядывал прямоугольную площадку, засыпанную кварцевым песком. По периметру были размещены небольшие изящные латунные столбики. Их вполне можно было счесть за предмет экстравагантного декора или деталь освещения, если бы масляные горелки, венчающие каждый их столбиков, были прикрыты стеклянными колпаками. На площадке в хаотическом порядке стояли небольшие препятствия, через какие обычно прыгают лошади.
Когда Даниэль протянул Ларою шпагу, тот удивленно качнул головой:
— Вы всерьез?
— Бросьте, Франсуа. Вы, конечно, моложе меня, но не настолько, чтобы не владеть этим оружием.
Ларой недоверчиво взял в руки шпагу, сделал неуверенный выпад, потом еще один, и вдруг стремительно, с разворота со свистом рассек воздух, представив стороннему взгляду лишь одно смазанное движение клинка. Он остановился, поймал дагу, которую Даниэль бросил рукоятью вперед, и рассмеялся легко и искренне:
— Я вам жестоко отомщу, Эдгар! За то, что вы выдернули меня сюда, не дав в полной мере насладиться чудесным напитком! Вы со всеми гостями поступаете подобным образом?
Де Вирр сделал приглашающий жест.
— Нет, только с вами. Поверьте, не каждый гость может похвалиться тем, что направлял против меня мою же фамильную шпагу.
— Ваше оружие? — в ярко-синих глазах Франсуа Лароя появился азартный огонь. Де Вирр качнул рукой, в которой был зажат свернутый кольцами кнут, и, развернувшись, черный плетеный ремень змеей лег к его ногам.
— Легкой победы я вам не обещаю.

+2

3

[Двор] Конюшня, тренировочная площадка
-----------------------------------------------------
Начало игры
Этот день для Арлет выдался поистине приятным и счастливым. Мадам Рене, которая не теряла надежды учила Арлет, чем пристало заниматься юной леди, ещё с неделю назад заметила как ее подопечная вырезала острым ножём на деревянном засове денника клички лошадей (как будто их можно было перепутать!). И вот уже как неделю Арлет, высунув от старания язык и скорчившись на изящной банкетке, с кислой гримасой на лице продевала иглу через ткань, на которой после нехитрых махинаций должны были остаться цветы... а оставались лишь непонятной формы кляксы. Мадам Рене, отчаявшись обучить столь искусному делу свою подопечную, предложила ей вообразить что-нибудь яркое и попробовать перенести образ на ткань.
Арлет, что бы не травмировать и так сильно пошатнувшуюся психику своей наставницы ушла бродить по саду в поисках вдохновения, и ноги вели её... куда бы вы думали? Естественно, к конюшне! Где и был ею замечен денник с потемневшей надписью «Домино» на засове. Сбегав к кусту, где был заброшен комплект для вышивания, маленькая Арлет, спотыкаясь, но удерживая иголку как флаг, (она даже почти представила как бы он развивался в её руках), прибежала к вышеозначенному деннику и начала сосредоточенно водить по полотну куском мыла, которое служило карандашом для создания контура. И уже через полчаса упорных стараний и обколотых пальчиков, поскольку Арлет как всегда сильно торопилась, Мадам Рене удивлённо хлопала глазами и всё пыталась вызнать у Арлет сама ли она вышила этот красивый узор. Подперев руками бока мадам громко восклицала, о том что ее уроки не прошли даром.
Ближе к вечеру довольная собой Арлет сияла как медный тазик. Она улыбалась всем, и улыбка её была поистине заразительна. Лошади на вечерней тренировке, казалось, радовались вместе с ней. Она сама и не заметила, как все лошади от самой сильной, волевой и тяжёлой (то был её любимый Мираж, серебристо-серый с длинной, шелковистой, белой, как снег, гривой — предметом неустанной заботы и гордости Арлет) до самой быстрой Адарки, которая всегда тянулась вслед за Миражом, перешли с ровной рыси в галоп, и только грозный окрик отца, заставил ее сбавить темп. Арлет казалось, что не она управляет лошадью, а каждая из них, сливаясь в едином порыве, мчатся навстречу чему-то неизведанному.
Особое удовольствие Арлет в этот вечер доставил Мираж. Может, это так Арлет повлияла на него, может, это он влиял на неё, но прыгал жеребец легко и с удовольствием. Перед препятствием Арлет тронула его шенкелем, в последний момент поняла, что он сам этого хочет, и дала ему свободу, которой он заслуживал. И вот... моменты полёта разделялись лишь взволнованными ударами маленького сердца. Арлет, ошалевшая от избытка чувств, от невероятно захватывающего действа, крепко обняла Миража, закопавшись в длинной гриве.
Вечером Арлет шагала по дорожкам высыпанным кварцевым песком, который всегда умудрялся попасть в высокие ботинки на шнуровке, и ничто на свете не могло помешать этому безобразию. Перебрасывая с одной руки в другую среднего размера корзинку, полную сочной моркови. Арлет спешила отблагодарить Миража, за тренировку. Но и про остальных она не забыла, она не хотела что бы другие лошади ревновали её к Миражу, хотя она и не скрывала своей привязанности к нему.
И вот, проходя мимо дальней площадки, Арлет услышала странный разговор, который больше напоминал один из уроков арифметики мадам Рене: такой же монотонный и спокойный. Арлет изумилась. Кому это там хозяин читает лекцию, уж не даме ли? И неистребимое любопытство заставило Арлет медленно и осторожно идти на знакомый голос. Вдруг она остановилась. После голоса господина де Вирра прозвучал ещё один мужской голос, и нотки этого голоса был чем-то знакомы.
И вот, уже стоя за деревом и теребя корзинку в руках, Арлет недоумевала, как с таким хладнокровием можно обговаривать детали дуэли.
«Вот если бы я была на дуэли, — размышляла про себя Арлет. — Я бы навопилась вдоволь».
Но потом Арлет мгновенно позабыла свои мысли. Стало не до того, ведь с минуты на минуту её господин и непонятный молодой человек начнут дуэль, и это будет настоящая дуэль, и кто-то из них может в лучшем случае пострадать! Или, чего доброго, погибнуть! Когда Даниэль протянул шпагу безоружному господину, Арлет не на шутку перепугалась, её сердечко часто заколотилось, как будто хотело достучаться до происходящего. Арлет из своего укрытия испуганно смотрела на Даниэля и ждала когда же он подаст господину де Вирру другую шпагу... но её не было...

+4

4

[Двор] Тренировочная площадка
-----------------------------------------------------
— Вы готовы? — хищно поинтересовался Ларой.
— К вашим услугам, — де Вирр едва заметно кивнул.
Они оба были вампирами. У каждого были свои преимущества. Де Вирр, чувствующий намерения противника за секунду до броска, Ларой, владеющий левитацией в совершенстве. Не было боевой стойки, не было ритуального приветствия, не было никакого сигнала к действию. Лишь короткий обмен взглядами и сумасшедший рычащий ураган, со свистом рассекающий воздух черной молнией хлыста и металлическими проблесками лезвий, в котором долгое время невозможно было разглядеть ни одного из противников.
Вдруг на какой-то миг они замерли, позволив различить де Вирра, упавшего на колено в вихре разметавшихся светлых волос и Франсуа Лароя, с левой рукой на отлете, ушедшего в глубокий выпад, продолжением которого был клинок шпаги, с острием в нескольких сантиметрах от горла противника. В следующую секунду черное жало хлыста обожгло левую руку Лароя, рассекло тонкую ткань рукава, бросив в просвеченный вечерним солнцем воздух дробящеюся россыпь темных капель крови, выбило из ослабевших пальцев дагу, которая серебристой рыбкой по нисходящей дуге ушла в сторону кустов и с глухим, вибрирующим звуком вонзилась в дерево, за которым стояла Арлет. Франсуа отшатнулся, не закончив удара. И через мгновение они вновь превратились в смазанные тени, скользящие в лучах заходящего солнца в каком-то дьявольском, завораживающем танце.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (31.05.2011 15:31)

+1

5

[Двор] Тренировочная площадка
-----------------------------------------------------
Арлет растеряно переводила взгляд с одного вампира на другого, удивляясь абсолютному спокойствию Даниэля. Почему он ничего не делает? В его обязанности входит защищать хозяина! Почему он оставил господина де Вирра безоружным?! Как такое возможно?!
«Даниэля за глаза величают волком. Интересно, почему за глаза? Глаза как глаза. Спокойные. Желтые, с темно-зеленой каемочкой и яркими зелеными искрами. Подумаешь, странность! Вон у господина де Вира, вообще, фиалковые. И, вообще, по глазам Даниэля все девушки в Сен-Мишель-Лоране украдкой вздыхают. Наверное, потому, что у него ресницы вон какие — густые, длиннющие и черные. Тьфу, что за мысли лезут в голову. Когда тут сейчас тааакое начнется!»
Даниэль растеряно мигнул и повернул голову в сторону ненадежного укрытия Арлет. Она невольно попятилась, испугавшись разоблачения, но в это момент раздался голос гостя. Тоже, кстати, глаза красивые. А лицо напряженное, хищное. Вот кто настоящий волк!
— Вы готовы?
— К вашим услугам.
И они сцепились. Один раз Арлет видела дерущихся псов. Пыль, глухой рык и не поймешь где кто. Вот точь-в-точь.
Арлет резко поплохело. Нет, она, конечно, понимала, что никакие это не шутки, но почему-то надеялась, что Даниэль как-то вмешается в это безобразие и остановит их. Ага. Счаз. Разбежался. Сидит себе на брусьях оксера, разве что семечки не грызет.
И в это мгновение они замерли. Всего на секундочку. Но этой секундочки хватило, чтобы увидеть смертоносное лезвие у горла хозяина.
«Аааа!!! Мама!»
Арлет собралась было грохнуться в обморок, но быстро передумала, потому что серебристый кинжал с тонким лезвием и с противным: «Бляммм!» воткнулся в дерево над ее головой. Она попятилась, споткнулась об корзинку с морковью и шлепнулась на попу.
«Ну, все! Хватит!»
Арлет вскочила и с громким воплем кинулась в самую середину схватки, по пути красочно представляя себя нашинкованной в мелкие кусочки. Краем глаза она заметила, как Даниэль кинулся наперерез, но он явно не успевал. А потом она споткнулась и упала мордашкой в песок.

+2

6

[Двор] Тренировочная площадка; [1 этаж] Гостиная
-----------------------------------------------------
Они остановились. Сразу. Мгновенно. Отскочили друг от друга и от лежащей на песке девочки. Ларой выронил шпагу, Эдгар упал на колени и подхватил Арлет на руки. Даниэль издал глухой низкий звериный утробный рык.
— Будь я проклят! — с чувством произнес он.
Траурная процессия, шествующая к дому, выглядела торжественно и внушительно: впереди де Вирр, с мрачным видом и пребывающей в шоке девочкой на руках, по бокам, отставая от хозяина Сен-Мишель-Лорана на пару шагов — злой, как черт, Даниэль с хозяйской шпагой наперевес и жутко бледный, растерянный Ларой.
То, что Арлет довольно быстро пришла в себя и начала крутиться на руках Эдгара, все время пытаясь заглянуть через его плечо, еще ничего не значило.
— Перестань вертеться! — с досадой бросил де Вирр и покрепче прижал к себе непоседливое создание. Арлет смирилась.
Эдгар не чувствовал ее боли. Ничего, кроме полуобморочного страха и исцарапанного носа с россыпью веселых веснушек. Поняв это, он испытал немыслимое облегчение и, не удержавшись, мягко коснулся губами взлохмаченной макушки Арлет.
В гостиной царил полумрак. Де Вирр уложил девочку на один из диванов, велел принести полотенце, воды и стакан теплого молока.
— Отправить за врачом? — чуть слышно спросил Даниэль. Эдгар покачал головой. В этом не было никакой необходимости. Арлет нужно было просто успокоиться и прийти в себя.
— Скажи Орландо, что девочка останется на ночь в доме, мне не хочется упускать ее из виду.
Де Вирр коснулся плеча расстроенного Франсуа.
— С ней все в порядке. Она не ранена.
— Святая Роза... — выдохнул Ларой и шагнул к возлежащей на атласных подушках девочке:
— Юная леди, что я могу... мазель, я приношу свои глубочайшие извинения... как я могу загладить свою вину?
Де Вирр лишь сокрушенно покачал головой. Задавать Арлет подобные вопросы было в высшей степени неосмотрительно и неблагоразумно.

0

7

[1 этаж] Гостиная
-----------------------------------------------------
Де Вирр внес Арлет в гостиную. Пришедшая в себя на руках у Эдгара, Арлет сначала обомлела, а потом извернулась, пытаясь вырваться. Но де Вирр лишь сильнее прижал ее к себе и резко бросил:
— Перестань вертеться!
Выбраться ей не удавалось, и она затихла в крепких и в то же время нежных руках, обхвативших её и несущих столь осторожно, что ей казалось — её не несут, просто она научилась летать.
Де Вирр уложил ее на роскошный диван с золоченой спинкой, и Арлет завертелась, поудобнее устраиваясь на подушках. И, вдруг, (вот удача!) она отчётливо услышала:
— Юная леди, что я могу... — голос дрогнул и стих.
Арлет трагически запрокинула голову назад. Нет, она не теряла сознание, просто сейчас это была самая удобная поза из тех, которые она перебрала пока лежала. Через смеженные ресницы плутовка быстро оглядела комнату и обнаружила в ней помимо хозяина: незнакомого темноволосого мужчину, что дрался с де Вирром (взвинченного и потерянного) и мрачного, как туча Даниэля (как никак, в его присутствии произошёл столь вопиющий инцидент).
— мазель, я приношу свои глубочайшие извинения...
Арлет сделала жалобное лицо и откинулась назад.
— мазель, — продолжил Франсуа Ларой, — Как я могу загладить свою вину? Просите всего, чего пожелаете.
Вот это повезло, так повезло! Арлет секунду подумала, что распластаться сильнее невозможно, сделала ещё более трагичное лицо и очень тихо, с придыханием, произнесла:
— Желаю видеть лошадь, чьи бока напоминали бы мне о сооолнце... — и живо замерла в одном положении. Почувствовав, что молодой вампир как-то странно смотрит на нее, она для правдоподобности закатила глаза, и вдруг ощутила (в самом прямом смысле) скептическое неодобрение де Вирра. Ну вот умел он молча выразить свое неудовольствие в самый неподходящий момент!
Поняв, что спектакль окончен (вот ведь жалость!), Арлет живо сменила пожелание «умирающей»:
— Милейший господин, я бы хотела... яблоко!
Ну что поделать? Это было первое, что пришло ей в голову под строгим взглядом Эдгара де Вирра. Продешевила, что тут сказать!

+1

8

[1 этаж] Гостиная
-----------------------------------------------------
— Я вас предупреждал, Франсуа, — рассмеялся де Вирр. — С этой девчонкой нужно держать ухо востро. Если бы меня здесь не было, боюсь, вам бы пришлось продать последнюю рубашку, чтобы удовлетворить ее запросы.
Ларой улыбнулся:
— Сказать по чести, когда вы мне предложили встряхнуться, я не ожидал, что встряска будет настолько эффективной. С вашего позволения, я бы выпил чего-нибудь, чтобы успокоить нервы.
— Даниэль вас проводит и составит компанию. Боюсь, наша традиционная партия в преферанс сегодня не состоится. Хотя, вы с Даниэлем можете...
— Увольте! — Ларой сделал протестующий жест. — Я прекрасно знаю, как играет Даниэль. Вы хотите окончательно меня разорить?
Даниэль усмехнулся и предупредительно открыл перед гостем дверь. Когда мужчины вышли, де Вирр подошел к возлежащей на подушках Арлет, сел на пол, прислонившись спиной к дивану, и негромко спросил:
— Ну и зачем ты полезла под клинок? А если бы мы не успели остановиться? Ты хоть представляешь, что с тобой могло бы случиться? Пощади мои седины. Никогда больше так не делай.
Он повернул голову, чтобы видеть смущенную мордашку Арлет. Эта девочка выросла на его глазах. Он помнил, как она училась ходить, как впервые села на лошадь. Глядя на нее, он порой ловил себя на мгновенном и остром сожалении, что у него нет детей, и уже, вероятно, не будет.
«А я ведь, наверное, мог бы быть хорошим отцом... сейчас... когда уже слишком поздно, — подумалось ему. — И почему осознание некоторых вещей приходит к нам так несвоевременно?»

0

9

[1 этаж] Гостиная
-----------------------------------------------------
Слова совсем простые и чуть усталый голос хозяина, смущение, а может быть, пережитое волнение или все в куче, но так или иначе все это ввергло Арлет в плаксивое состояние. Она представила свое бездыханное тело на зеленой мягкой травке, седину в буйной гриве де Вирра, истомленного печалями и заботами (Седину? У хозяина?! Из-за нее, Арлет?!!!). Неожиданно для самой себя, Арлет порывисто наклонилась вперед и обхватила его за шею, орошая слезами, слюнями и соплями шелковую рубашку на его груди.
— А если бы вас убииилиии?! — взвыла она, — Я же видела! Он чуть вам горло не перерезал! А папа говорил, что если вы умретеее, нас всех выгонят из дома, а лошадей продадут на аукционеее! Потому что у вас нет наследников, и дом больше будет не наааш! То есть, не ваш! И даже Даниэль ничего не сможет поделааать!
Ей было невозможно жалко себя, папу, маму, лошадей. Она уже представляла, как они все вместе (горничные, слуги, конюхи, кухарки, прачки и садовники) бредут под дождем по дороге в Филтон унылой длинной процессией с заплечными мешками и в гробовом молчании.
А потом ей вдруг пришло в голову, что она совершенно безнаказанно висит на шее хозяина и ревет, как ревела вчера молоденькая горничная на груди Даниэля. А он сначала стоял совсем неподвижно и смотрел поверх ее головы, а потом вздохнул, погладил ее по голове, как маленькую, взял на руки, положил на диван и...
Арлет почувствовала, как полыхнули ее уши. Нет, ничего такого она и не видела, потому что в этот момент в ее голове раздалось даниэлевкое: «Брысь!», а дверь в гостиную неожиданно сама собой захлопнулась, едва не стукнув ее по носу. Но ей же не десять лет! И даже не тринадцать!
Арлет резко перестала реветь и затихла. Волосы де Вирра щекотали шею. Арлет прижималась к его груди и слышала, как бьется его сердце. Или это было ее сердце? Ай, ну какая разница! Видела бы эту сцену мадам Рене! Воспитанной девочке, следовало немедленно отцепиться и горячо извиниться за такую дерзость, но Арлет боялась, что тогда хозяин увидит, какие пунцовые у нее сейчас щеки.
«Ай, мамочки! Как все-таки хорошо, что господин де Вирр не умеет читать чужие мысли, как Даниэль!»

0

10

[1 этаж] Гостиная
-----------------------------------------------------
Несколько удивленный порывом Арлет, Эдгар мягко обнял всхлипывающую девчушку.
«Тише, глупышка. Ну что ты? Милая моя глупая девочка. Успокойся. Если бы все было так просто. Если бы... все это не было так... мимолетно».
Хотя насчет завещания стоило задуматься. Все, кто жили в имении, а по большей части, это были люди, так или иначе зависели от него. И были в той или иной мере его семьей.
Эдгар давно уже смирился с мыслью, что ему доведется похоронить почти всех, к кому он питал глубокую привязанность. Так было и так будет. Человеческий век короток. Он привык к потерям, если к такому, вообще, можно было привыкнуть. Де Вирр не мог изменить существующий порядок вещей, но позаботиться о судьбе Сен-Мишель-Лорана было в его праве.
Арлет притихла, переполняемая какой-то новой бурей чувств. В голове этого ребенка все мысли и эмоции менялись с непостижимой скоростью.
— Арлет! — Эдгар расцепил руки девочки и мягко уложил ее на подушки. — Успокойся, тебе нужно отдохнуть. Не каждый день маленьким девочкам доводится слышать свист клинка над головой.
Он улыбнулся, разглядывая ее смущенную мордашку.
«Не такой уже и ребенок. Просто все мы слишком привыкли видеть в ней дитя. Порывистая, во многом безрассудная и такая... живая».
— Спи. Даниэль скажет отцу, что ты останешься здесь.
Эдгар тихо притворил за собой дверь в гостиную. Ему было над чем подумать.
«Если вы умрете, нас всех выгонят из дома, а лошадей продадут на аукционе! Потому что у вас нет наследников...»
Слова Арлет отдавались в висках при каждом шаге.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Корвей] Особняк «Хардангер»

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (11.06.2011 19:27)

0

11

[Двор] Эспланада
-----------------------------------------------------
[Корвей] Особняк «Хардангер»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Де Вирр осадил коня на посыпанной кварцевым песком дорожке, соскочил на землю и, подхватив свою спутницу, снял ее с седла. Паренек, подоспевший со стороны конюшен, тут же перехватил повод.
— Вы устали? — Эдгар заглянул в лицо своей спутницы. — Вам приготовят комнату, вы сможете отдохнуть и привести себя в порядок. Полчаса будет достаточно? Вас это устроит?
От дома уже спешили слуги. Де Вирр обернулся к ним и чуть нахмурился.
— Что с Арлет? Где Даниэль? Кити, вы поступаете в распоряжение госпожи Лури. Покажите нашей гостье восточную комнату и позаботьтесь о том, чтобы она ни в чем не нуждалась. Фабио, трапеза в малом зале через полчаса, распорядитесь. Где Даниэль?
Кити, совсем молоденькая горничная смотрела на Меланту восхищенными глазами. Она присела в глубоком поклоне и робко улыбнулась гостье. Пожилой слуга казался несколько смущенным:
— Арлет лакомилась пирожными на кухне. Найти ее?
— Нет, не нужно. Где Даниэль?
Старик совсем стушевался. Было заметно, что ему сложно подбирать нужные слова:
— Он... охотится. В паддоке слышали, как он загонял оленей на восточном склоне.
— Уже поохотился. — Глубокий хрипловатый голос невесть откуда появившегося Даниэля заставил слугу вздрогнуть. — Идите в дом, Фабио.
Неизменно элегантный, Даниэль шагнул к девушке и коротко поклонился. Он был выше де Вира и шире его в плечах. Ветер трепал рыжевато-каштановые волосы, а желтые глаза смотрели холодно, настороженно и внимательно.
— Госпожа Меланта Лури, — представил де Вирр свою спутницу. Глаза Даниэля недоверчиво сузились.
— Даниэль Арман Эриан Росси, к вашим услугам.
— Собственно... — де Вирр улыбнулся Меланте, — Это вся моя семья.
Даниэль приподнял бровь, но комментировать данное заявление не стал.
— Кити проводит вас. Надеюсь, вам здесь понравится.
— Прошу за мной, госпожа, — молоденькая горничная повела гостью в дом, где перед ней предупредительно распахнули двери. Через большой холл с мраморной лестницей на второй этаж, по широкому коридору, в окнах которого отражался свет заходящего солнца, в просторную комнату, выдержанную в бледно-лиловых тонах, с тяжелыми портьерами на высоких окнах, где по углам уже сгущались тени.
— Прикажете зажечь свет? — горничная ждала распоряжений.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (05.10.2011 08:51)

0

12

[2 этаж] Изумрудные комнаты для гостей
-----------------------------------------------------
[Корвей] Особняк «Хардангер»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Дорога до имения оказалась довольно короткой, и вот уже Фрейя стоит в окружении незнакомых ей людей. Чьи-то имена, лица, вопросы. Девушка старательно улыбнулась горничной, вроде ее зовут Кити. Она мила, как впрочем, многие из ее рода. Кивок в сторону холодного вампира, его имя она запомнит позже. Находясь в состоянии спокойствия, вампиресса старается не забивать свои мысли размышлениями о новых знакомых и их поведении. Де Вирр так мил, и рядом с ним уютно. Слегка присев в поклоне, Фрейя направляется в дом. Ей отвели чудную комнату. Присев на стул перед зеркалом, девушка проводит рукой по волосам, спутанным нежным ветром и окрашенным ярким солнцем. Ее цвет волос, напоминание о ее происхождении. Во время изучения собственного клана, вампиресса многое узнала об особенностях Фортунатов, дабы самой себе доказать, что она одна из них.
— Нет, мы обойдемся без освещения. — М... Кити, ты не могла бы мне помочь? Собери, пожалуйста, их в некое подобие прически, — девушка улыбнулась помощнице. Закрыв глаза, Фрейя прислушалась к звукам с улицы. Такое приятное умиротворение нашло на нее.
— Все готово, — за спиной вампирессы послышался голосок помощницы. Волосы были подняты вверх, и лишь два отдельных локона обрамляли лицо. Фрейя улыбнулась.
— Благодарю тебя, — грациозно поднявшись, девушка направилась в уборную. После поездки было просто необходимо почувствовать освежающую воду на лице. Выйдя, она останавливается около большого окна. Солнце медленно спускается за горизонт, уступая место сестре. Фрейя завидует им, изредка. Капелька грусти, в бокал спокойного сознания. Где теперь ее семья?
Стоя около окна, девушка погружалась в собственные мысли.

+1

13

[1 этаж] Трапезная
-----------------------------------------------------
— Я хочу видеть тебя за столом, — бросил де Вирр Даниэлю, направляясь к дому. — Нельзя ставить гостью в неудобное положение, навязывая трапезу tête-a-tête.
— Хорошо, — сквозь зубы процедил Даниэль. Эдгар остановился и удивленно взглянул на него:
— В чем дело?
Даниэль хмуро промолчал, предупредительно распахнув дверь, и Эдгар вынужден был шагнуть в прохладный сумрак холла. Он чувствовал напряжение и взвинченность Даниэля, но с легкостью списал это на так некстати прерванную вечернюю охоту оборотня.
«Ты совсем не голоден?» — улыбнулся де Вирр про себя, отлично понимая, что Даниэль с легкостью прочтет эту мысль.
Эдгар прошел в свои комнаты, на ходу стащил с себя рубашку и, скомкав, бросил на пол. Ополоснулся под струей из кувшина, который держала служанка, совершенно не обращая внимания на ее стыдливый румянец. Принял из ее рук полотенце, потом свежую белую рубашку, оделся и спустился в малый обеденный зал. Даниэль с бокалом темно-красной жидкости в руках был уже там. Он тоже переоделся, но черному цвету не изменил, как и мрачному расположению духа.
Большой стол был уже сервирован. Два прибора располагались напротив, позволяя сидящим за ними видеть друг друга, не поворачивая головы; третий — с боковой стороны стола.
— С вашего позволения, я сяду рядом с гостьей, чтобы иметь возможность ухаживать за ней во время трапезы, — голос Даниэля был не просто холодным — ледяным. Де Вирр кивнул и обратился к старому слуге, который зажигал свечи в серебряных канделябрах:
— Фабио, пожалуйста, скажите Илайе, чтобы на десерт гостье подали лучший шоколад, что у нас есть и передайте госпоже Лури, что мы рады будем видеть ее, как только она будет готова к нам спуститься.
Де Вирр дождался, пока за старым слугой закроется дверь, и спросил негромко, подчеркнуто ровным голосом:
— Что опять не так?
Даниэль помедлил, плавным движением отставил бокал и развернулся к де Вирру:
— Она не клиентка.
— Нет, она моя гостья.
— Лоран...
Де Вирр вздрогнул. Вторым именем его называла только мать. И очень редко — Даниэль, когда позволял себе вторгаться в его мысли. Но вслух оно не произносилось уже больше ста лет.
— Она не то, чем кажется.
— Что за бред? Она очень юная и очень искренняя де...
— Ты что, ослеп?! — яростно прошипел Даниэль, обрывая Эдгара на полуслове. Такого он не позволял себе еще никогда. Де Вирр отшатнулся, получив ментальный удар небывалой силы, и мгновенно отгородился от Даниэля. И не только от Даниэля. От всего мира. От всех эмоций и чувств, приходящих извне. Он очень давно так не делал. Мир потускнел, потерял цвета, звуки, объем, само биение жизни. Это было все равно, что добровольно лишиться зрения, осязания или слуха.
Даниэль скрипнул зубами, молча взял бокал и осушил его на одном дыхании.
В дверь Меланты Лури вежливо постучали:
— Госпожа, вас ждут. Я провожу, как только вы будете готовы.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (16.06.2011 15:50)

0

14

[1 этаж] Трапезная
-----------------------------------------------------
Фрейю вырвали из мыслей. Она кивнула и медленно спустилась по мраморной лестнице. На губах играла улыбка. Девушка сама не знала, почему ей хочется улыбаться. Зайдя в обеденный зал, вампиресса резко остановилась. Аура комнаты была пропитана злобой и пронизывающим холодом. Эдгар Де Вирр сидел отстраненный, казалось он выпал из реальности, и лишь его тело напоминало о нем. Глубоко вздохнув, Фрейя прошла к предложенному месту. Девушка с натянутой улыбкой приняла предложенную трапезу. Переведя взгляд на рыжеватого вампира, она поежилась. Стальной, непробиваемый взгляд желтых глаз прожигал ее. Но, она лишь кивнула головой. Девушка уже видела подобное выражение глаз. Ее дядя Доминик, портрет которого висел в поместье, смотрел так на свое окружение. Фрейи не было страшно, она репетировала в свое время, смотря на портрет, продумывала речь, чтобы доказать свою причастность к клану.
— Господа, если мое общество для вас столь неприятно, зачем же вы меня пригласили? — прищурив глаза, вампиресса посмотрела на Де Вирра. Она начинала злиться, и черная мгла затягивающее голубое небо, прекрасно это показывало. Взяв бокал с вином, она медленно пригубила опьяняющую жидкость. Ухмыляясь, Фрейя перевела взгляд на Дениэля. Ей было интересно, что же случилось, пока ее не было.

0

15

[1 этаж] Трапезная
-----------------------------------------------------
Появление Меланты несколько разрядило атмосферу. Впервые за долгое время Эдгар обернулся не на ощущение присутствия, а на звук шагов. Несколько запоздало. Даниэль уже двинулся к гостье, галантно предложил ей руку и отвел к столу. Де Вирр вынужден был остаться на месте. Взгляды мужчин скрестились, как рапиры, казалось, еще секунда и полетят искры. Но Даниэль тут же отвернулся, не принимая вызова, и устремил холодный взгляд желтых глаз на девушку:
— Вы обворожительны, — его глубокий хрипловатый голос был негромким, но слова он произносил отчетливо и четко. Девушка натянуто улыбнулась и кивнула, принимая комплимент с достоинством светской львицы. Даниэль подал знак, и бокал девушки был тут же наполнен восхитительной темно-красной жидкостью — красное вино, разбавленное кровью.
Де Вирр почувствовал, как его охватывает ледяная ярость. Менее всего он ожидал такой странной и бурной реакции того, кто был его тенью в течение двух веков. Еще в большей степени его бесило непонимание происходящего. Он был абсолютно уверен в лояльности Даниэля. Более того, он не сомневался, что тот спокойно и осознанно примет в сердце сталь, предназначенную де Вирру. Он уже жалел, что поддался раздражению и не дал себе труда выслушать Даниэля. Но что, черт возьми, происходит?!
Да, Даниэль был сильным телепатом, возможно одним из самых сильных, с кем де Вирра сводила жизнь. Да, Эдгар никогда не прятал от него свои мысли. Любым играм, он предпочитал игры в открытую. Но с другой стороны, Даниэль всегда был деликатен, и никакого разговора о попытке ментального контроля вообще никогда не шло. И ладно бы, Даниэль напал на человека, или молодого вампира, но на Эдгара, который практически не уступал ему ни силой, ни опытом? Такой поступок мог быть продиктован только безрассудством или отчаянием. Безрассудство Даниэлю было не свойственно... что тогда? Неужели, эта юная девушка разбудила в обычно невозмутимом и спокойном вампире такую бурю эмоций? Но почему?
Де Вирр поднял взгляд на свою гостью. Ее и Эдгара разделял стол. Свет свечей бросал на локоны, обрамляющие прекрасное лицо, золотые отблески. Меланта казалась очень спокойной и сдержанной. И... беззащитной. Склонившийся к ней Даниэль не сводил с девушки глаз. Разница в их возрасте и опыте была подобна бездонной пропастью. Никакой самоконтроль не поможет девушке, если Даниэль захочет что-то получить от нее.
— Господа, если мое общество для вас столь неприятно, зачем же вы меня пригласили?
Де Вирр глубоко вздохнул и освободился от ментального щита. Хлынувшие извне ощущения на миг оглушили его, и несколько секунд он просто не мог разобраться в этом хаосе: любопытство слуг, сдерживаемый гнев, беззаботная радость где-то за стенами, злость, разочарование, нетерпение... Все это нахлынуло разом, как внезапно налетевший шторм.
«Оставь нас!» — мысленный приказ Даниэлю прозвучал, как удар хлыста. Даниэль замер, не глядя на де Вирра поднялся из-за стола, коротко поклонился гостье:
— Прошу прощения, я вынужден вас покинуть, — и стремительно вышел из залы. Обе створки высокой, покрытой эмалью и золотом двери распахнулись перед ним, как будто впереди вампира пронесся ураган.
Де Вирр поднялся из-за стола, подошел к Меланте и предложил девушке руку. Он прекрасно понимал, что какими бы изысканными ни были предлагаемые гостье блюда, они не доставят ей ни малейшего удовольствия. Разве, что вино. Но вино он был способен налить ей и сам.
— Фабио, вы можете идти, — голос де Вирра звучал спокойно и чуть устало. Дождавшись, пока многострадальная дверь тихо закроется за старым слугой, Эдгар обратился к девушке:
— Простите меня, Меланта. Все, чего я хотел — хорошего завершения чудесного дня. Поверьте, наша размолвка с Даниэлем не имеет к вам... — он умолк. Эдгар не любил лгать, и потому предпочел иную формулировку фразы, — ...касается лишь нас двоих.
Под высоким сводом залы разнесся чистый печальный звук. Пела скрипка. Не пела — плакала о чем-то далеком, прекрасном и недостижимом. В этой музыке было все: и песнь ветра, и шум грозы, и далекий тоскливый призыв, и обещание чего-то большего.
Де Вирр знал, где играли. Комната музыкантов располагалась на втором этаже. Там вполне мог поместиться небольшой оркестр. Но сейчас там был лишь один музыкант. Акустически дом был построен так, что звуки оттуда разносились по всем комнатам первого этажа. Дом был просто создан для пышных приемов, но музыка не звучала в нем очень и очень давно.

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (17.06.2011 15:04)

+1

16

[1 этаж] Трапезная
-----------------------------------------------------
Вино с кровью, напиток будоражащий сознание, поднимающий со дна, запертые чувства. Фрейя отставила бокал. Напряжение от взгляда рядом стоявшего вампира, начинала нервировать. Казалось, он хотел проникнуть в созданный, ею, внутренний мир, слишком зыбкий и непонятный для посторонних. Пару секунд, и вот вампир, заставивший юную леди волноваться, скрылся за дверью. Девушка мило улыбнулась, подошедшему Эдгару.
— Все в порядке, я понимаю. Семья. У вас чудный дом, но, мне кажется, здесь не хватает. Жизни. Хотя, это всего лишь мое мимолетное наблюдение. — вампиресса вложила руку, в раскрытую ладонь мужчины. Легкий, электрический разряд, побежал вверх по руке. Звуки одинокой скрипки, заполнили залу.
— Прекрасная мелодия, но больно она грустна. В Вашем имении находятся поистине талантливые люди. — девушка старательно избегала темно-лиловых глаза, боясь, что смущение не заставит себя ждать.
— Вас что-то тревожит? Вы выглядите уставшим. Я надеюсь, не слишком утомила вас. — девушка слабо улыбнулась. Чувство вины, за сору между мужчинами, не покидало ее.

0

17

[1 этаж] Гостиная, кухня; через флигель четы Дюмон; [2 этаж] Музыкальная комната
-----------------------------------------------------
Арлет проснулась. Сладко потянувшись, она оглядела роскошную комнату, в которой оказалось ни души. Арлет медленно присела на мягкие подушки, опустила ножки на пол и отдёрнула босые ступни от прохладного пола. Арлет обнаружила свои ботиночки, быстренько одела их и ещё минуту сидела, откинувшись назад и не веря в то, что с ней произошло вчера. Однако, голод не тетка, а у бедного ребенка с утра росинки маковой во рту не было.

...Кухарка, разрезающая овоща для неизвестного Арлет блюда, не обратила на девочку особого внимания, что было крайне обидно. Ребенок голодный, между прочим! И перенесший стресс! Арлет успела заглянуть во все кастрюльки и обшарить все шкафчики в поисках чего-то вкусненького, прежде, чем обнаружила искомое.
Вот оно! У открытого окна лежали роскошные свежеприготовленные пирожные, и только Арлет потянулась, чтобы взять одно, как терпению кухарки пришёл конец. Арлет получила полотенцем по загривку, и тут же шмыгнула в приоткрытую дверь, утаскивая свою законную сладкую и вкусную добычу.
Путь к флигелю оказался короче, чем путь на кухню, так как теперь Арлет не отвлекали красивые дамы и господа, угрюмые лица которых смотрели с огромных гобеленов и картин. Арлет вбежала во флигель:
— Мама, папа! Я дома, я не голодная и я, сегодня, на занятия не пойду! У меня нервное потрясение! — Арлет постаралась придать своей мордашке скорбный вид, — И завтра... и после завтра тоже!
Отец прекратил сие безобразие, готовое разрастись до незапланированных каникул, суровым взглядом. Арлет выскочила за дверь, пока время отдыха катастрофически не сократилось до одного дня, потом подумала, сунула носик в приоткрытую дверь со словами: «Тогда сегодня и завтра!», и шмыгнула прочь.
Отдых в гостиной показался Арлет настолько приятным, что она даже пропустила утреннюю тренировку. Но не повидать своих любимцев?! Такого быть не могло! Внимание Арлет привлёк пустой денник, на дверце которого было вырезано: «Айхе». Она улыбнулась, проводя рукой по надписи, но как так?! Как де Вирр посмел бросить её, умирающую! Одну в доме! Непростительно!
Но тут ветреную головку Арлет посетила интересная мысль. Если отец сейчас отыщет ее, то не видать ей отдыха сегодня как своих ушей. Да и ведь мадам Рене обещала, что за каждый пропуск Арлет будет должна выучить по одной поэме.
«Играть, так играть по-крупному, получать — так по-крупному», — посмеявшись, Арлет вприпрыжку побежала на поиски приключений.
Приключения не заставили себя долго ждать. Всего какие-то полчаса и вот! Самый гениальный и коварнейший план по завоеванию мира расположения всей прислуги дома прорабатывался в её голове.
«Так, значит, вот он где прячется!» — подумала Арлет и тут же постаралась успокоить свои мысли. Но коварный план не давал покоя. Мелкая бестия уже предвкушала, что ей сможет дать Мелани и остальные горничные, если она им выдаст место, где Даниэль перекидывался оборотнем.
«Спрос, рождает предложение!» — потирая ручки, тихо шептала Арлет. А оборотень был хорош, если надо на цепь во дворе сажать.
«Вот к нам точно на много миль не кто не сунется, хотя не то, чтобы кто особо-то и пытался. Но выглядело бы это устрашающе. Так. Стоп!» — план в голове Арлет сменился в направлении достижения чего-то, что очень хотела эта коварная особа.
«Даниэль теперь точно не выкрутится!»
И только Арлет успела собраться с мыслями, как желтоглазый оборотень уже сверкал где-то далеко размытым золотистым пятнышком, которое небрежно тащило в своих зубах тушу оленя. Арлет уже знала, что её ждёт на ужин хорошая оленинка, и, наверное, под хорошим соусом. Путь обратно казался пыткой. Она знала такое! Такое! Она могла рассказать столько всего интересного, могла потребовать за своё молчание столько! Столько! Предвкушение этого момента делало невыносимо длинной каждую минутку и мучило Арлет подобно мадам Рене на уроках сольфеджио. Подойдя к имению, она замерла как вкопанная: в вычищенных до эффекта отсутствия окнах виделась прислуга, которая носилась туда сюда как оголтелая, а с кухни пахло такой небывалой сладостью, что Арлет забыла обо всём и направилась прямиком туда.
Арлет шмыгнула через черный ход и скромно присела на стульчик. Для кого же готовят эту несомненно вкусную сладость? Служанки носились как воробушки, когда их ловили коты. Но, котов не было, это была девушка. Через десять минут Арлет была в курсе всего, и даже знала, как её зовут, и в чём она приехала в имение, вот разве что размер не уточнили.
«Теперь ясно, почему Даниэль умчался так скоропалительно!»
Арлет с её непреодолимым любопытством выбралась из своей маленькой крепости, которая была по совместительству кухней, но только она шагнула за порог, как мелодично и протяжно запела скрипка. Играли, как говорила мадам Рене, душой. Музыка была неизвестна Арлет, это точно была импровизация... после которой Арлет стало не по себе. Любопытство загорелось в ней с такой силой, что ничто теперь не мешало подняться на второй этаж дома, проскользнув мимо горничных, и проникнуть в музыкальную комнату.
Тяжёлую дверь Арлет отпирала с такой осторожностью, словно боялась что звук, который доносился из комнаты как живой, испугается скрипа и убежит. В приоткрытую дверь Арлет увидела Даниэля, стоявшего возле окна. Он был похож на самого элегантного музыканта на свете, хотя он и не чем от них в этот самый момент не отличался.
Арлет медленно прошла к роялю, с пуфика которого открывался самый лучший вид на Даниэля и скрипку в его руках. Даниэль держал в руках скрипку с той же нежность, что и стан Мелани. В миг все предыдущие желания и требования любопытства просто улетучились, и руки Арлет подняли тяжёлую крышку рояля. Арлет нажала на клавишу, пытаясь попасть в такт скрипки, а потом испуганно отдёрнула руки, потому, что они не слушались её.
Арлет хорошо знала, что её не погладят по головке за самовольную игру на хозяйских инструментах, но вот ещё раз, и ещё раз, она делала это так тихо, но старый рояль не желал шептать, он требовал свободы звука. Она даже не столько играла, сколько слушала, и пыталась подпевать рыданию скрипки. И вот когда пальчик Арлет коснулся низкой ноты, рояль не вытерпел, и разразился оглушительным, но очень точным звуком, скрипка Даниэля не заставила себя ждать, и два невероятно прекрасных инструмента сейчас, в эту секунду сплелись звуком в единое целое. Арлет опустила руки, и большие градины слёз закапали на клавиши инструмента как скоротечный, летний ливень.

Отредактировано Арлет Дюмон (17.06.2011 23:49)

+2

18

[1 этаж] Трапезная
-----------------------------------------------------
— Жизни? Да... этот дом предназначен для большой семьи. Для нас с Даниэлем он слишком велик.
«Милая девочка... если бы вы знали... Не хватает жизни не дому... мне. За пять столетий я так и не научился терять... все, кого я когда-то любил, уходили, унося с собой часть моей жизни... В итоге у меня ничего не осталось... Я знаю, почему вы тронули мое сердце. Вы — юная, прекрасная. Вас только нужно... разбудить... Даниэлю никогда этого не понять, у него даже сейчас на жизнь больше прав, чем у большинства из тех, кого я знаю. Он живет каждым вздохом, каждым мгновением... А я... я умираю каждый раз... с кем-то из старых слуг, с лошадью, принявшей пулю на скаковой дорожке... с любым из тех, чья жизнь слишком коротка по сравнению с моей...»
Рука Меланты коснулись ладони.
— Прекрасная мелодия, но больно она грустна. В Вашем имении находятся поистине талантливые люди.
К голосу плачущей скрипки присоединился рояль, а к чувствам, слабым и далеким, — ощущение горечи и потери.
Даниэль молчал. Там, наверху, в комнате, пела только его скрипка. Сам он был отгорожен от мира таким же непробиваемым щитом, каким еще недавно закрывался Эдгар.
— Вас что-то тревожит? — девушка слабо улыбнулась, — Вы выглядите уставшим. Я надеюсь, не слишком утомила вас.
Де Вирр едва заметно сжал тонкие пальчики и повел девушку за собой. Он распахнул высокие стеклянные двери на террасу. Ветер, ворвавшись в залу, качнул язычки свечей. Царство сумерек заканчивалась, ночь вступала в свои права. Восходящая луна то пряталась в набегающих облаках, то заливала серебряным светом лужайку перед домом. В доме зажигали свечи, а вдоль подъездной дорожки — газовые фонари.
Эдгар обернулся к девушке:
— Поедемте кататься? Вы ведь хорошо ездите верхом?

+1

19

[Двор] Терраса
-----------------------------------------------------
Фрейя посмотрела на потемневшее небо. Прогулка была бы к стати. Но... оставалось одно но. Девушке хотелось рассказать все, сейчас и только сейчас. Высвободив руку, вампиресска подошла ближе к траве.
— Я хочу рассказать историю, она не очень длинная. А потом, если вы пожелаете сможете ответить на вопрос. — повернувшись к Эдгару, Фрейя слабо улыбнулась. Сняв туфли она вступила на прохладную траву.
— История о девушке, о ее жизни. Банальное начало. Родилась в семье аристократки, воспитывалась одной материю. Прекрасной воспитанной вампирессой. Девушку учили рисовать — легким движением кисти, Фрейя изобразила в воздухе мимолетный мазок кисти.
— Играть на фортепьяно, — тонкие пальцы пробежались по воображаемому инструменту.
— Манерам, фехтованию (к сожалению, не удачно) и много чему еще. Обычная аристократочка. С первым балом, влюбленностью, неудачами и девичьими слезами. Ее жизнь так бы и продолжалась, если бы не горе. Для ее маленького, невинного и хрупкого мирка, это стало не просто трагедией, взрывом, смертью ее души. Она потеряла мать. — вампиресса остановилась. Перед ее взором, как наяву, возникла картина из прошлого: густой лес, щебетание птиц, Элизабет и летевшая пуля...
— В тот день девушка вновь собиралась на бал. Ей должна была помочь мама, но, она ушла и вот уже как пару часов не появлялась. Предчувствие или зов крови, называйте как хотите. Девушку поманил к себе лес. Она летела со всех ног, и... И не успела. Пуля, выпущенная из пистолета, мгновенно пролетала около ее глаз, попав в сердце родительницы. Быстрая смерть. В то мгновение, сидевшие внутри демоны вырвались наружу. Неконтролируемый гнев смешанный с местью, жажда крови. Ее глаза затянула черная мгла, непроницаемая и лишь огонь Моргота сверкали в темноте. Пару секунд, и охотник, выпустивший пулю пал. Глоток и его кровь побежала по венам вампирессы. Первый глоток, потянувший за собой бесконечную череду. Тогда девушка покинула родной дом. Ее тянула месть вперед. Она исполняла роль смерти, забирая душа за душой. Сколько их было? Она не вспомнит. Прошло время, достаточно чтоб вампиресса поняла как тяготит ее одиночество, людской страх, и начинавшее расти, отвращение к себе. — Фрейя сжала зубы, и зажмурилась. Горькие слезы готовы были вырваться наружу. Не сейчас. Глубокий вдох и нежное шептание ночного ветра, она смогла заставить себя проглотить боль прошлого.
— Она вернулась, нельзя сказать что жизнь ее ей нравилась. Но она смогла отказаться от привычек прошлого и затолкать демонов глубже. Она нашла семью, потерянную, отрекшуюся от нее, но семью. Пришла война. И мир снова рухнул. Семью особы юной погубили. А она сама сбежала, сменила имя, закрылась и решали изменить жизнь. Во второй раз, — вернувшись к террасе, девушка подхватила туфельки и подошла к господину Эдгару Де Вирру.
— Смогли бы принять такую даму? Если бы она вам солгала? Выдала бы себя за выдуманную деву? — она подошла очень близко, и заглянула в глаза вампира.
— Вы можете не отвечать, и эта история... ее можно забыть. Это всего лишь быль, — резко отойдя назад, вампиресса посмотрела вдаль.
— И где же ваши прекрасные скакуны?

+1

20

[Двор] Терраса
-----------------------------------------------------
Эдгар молчал, глядя в темноту поверх головы Меланты.
«Я мог бы... я мог бы догадаться... если бы хотел... но я не хотел... мне нравилось обманываться... мне нравилось думать, что мир устроен очень просто, логично и понятно, что в нем нет того, о чем вы говорите... нет в данном отрезке времени... нет в вашей жизни...»
— Смогли бы принять такую даму? Если бы она вам солгала? Выдала бы себя за выдуманную деву? — голос девушки едва заметно дрогнул. Она с трудом сдерживала слезы, которые рвались вместе со словами.
«Милое дитя... если бы вы знали, сколько смертей на совести Даниэля, вы бы не сомневались в том, смогу ли я это принять...»
Мысль о Даниэле неприятно царапнула душу.
«Я был неправ, слышишь?»
Но Даниэль молчал, облаченный в абсолютно непроницаемый щит, он не мог слышать мысленный голос де Вирра.
Эдгар опустил взгляд на девушку. Спокойный, уверенный взгляд.
— Как ваше имя? Или вы хотите, чтобы я по-прежнему называл вас Мелантой? — он с нежностью коснулся рукой щеки девушки, отвел в сторону золотистый локон.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в несколько недель)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Равена] Королевский дворец

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (02.10.2011 00:12)

+1

21

[1 этаж] Кухня; [Двор] Тренировочная площадка
-----------------------------------------------------
27 июля 1826 года.

— Ах ты, маленькая пакостница! Вот я тебя!
Арлет выскочила с кухни с куском черничного пирога в одной руке и безумно вкусным миндальным пирожным в другой. Трофей был отвоеван в честной битве с полотенцем Илайи. Впрочем, в этом противостоянии кондитера и Арлет, она всегда выходила победительницей.
Очень довольная собой, Арлет повернула было к флигелю, но тут вдруг услышала отчётливый звук колёс подъезжающего экипажа. Со свойственным ей неистребимым любопытством, она развернулась и направилась в сторону парадного входа. Дерево, мешавшее обзору, заставило Арлет ускорить шаг. Девочка добежала до стены, и у неё перехватило дыхание: на подъездной дорожке стояло белоснежное ландо, и впряжен в него был (у Арлет чаще забилось сердечко) липициан! Настоящий! Арлет не могла поверить своим глазам!
Даниэль, как всегда потрясающе элегантный в своем черном костюме, на минутку оторвался от какого-то письма и небрежным жестом отпустил кучера. И через минутку вдалеке виднелось только облако пыли: тот ускакал на верховой лошади, что была привязана позади экипажа.
Она тихонько подошла к Даниэлю, который дочитывал письмо и не обращал на нее никакого внимания, и с важным видом знатока начала разглядывать лошадь и упряжку.
— Это тебе, — Даниэль таким же небрежным жестом, которым отпустил кучера, указывал в сторону белоснежного экипажа с такой же белоснежной лошадью.
— А? — глупо переспросила Арлет. Даниэль отвернулся и направился в сторону дома. Арлет, очнувшись от небольшого замешательства, побежала в след за красавцем-вампиром.
— Как это мне? В смысле распрячь лошадь?
— В смысле, тебе подарок.
Арлет приостановилась. Когда смысл сказанного дошел до нее, Даниэль успел отойти на несколько шагов. Догнав вампира, Арлет уцепилась за его рукав:
— Всё-всё мне? — глаза Арлет загорелись как два ярких солнышка. Даниэль только повернулся в сторону Арлет и очень выразительно посмотрел на девочку своими желтыми глазами, которые сами поведали всё за своего хозяина.
Не решившись больше испытывать судьбу и терпение Даниэля, Арлет повернула обратно. Она не верила в то, что с ней происходит, она очень хотела завизжать от радости, но побоялась, что лошадь этого не оценит, а вокруг теперь никого больше не было. Арлет подбежала к ландо, и почувствовала потрясающий, сладкий аромат. Девочка открыла дверцу, и к ее ногам посыпались самые восхитительные, спелые и румяные яблоки, какие только можно себе представить. Их было не просто много! Их было очень много! Полное ландо яблок!
Кобылка почувствовала запах яблок и осторожно ткнулась мордой в руку девочки. Спохватившись, Арлет подхватила с земли сочное яблоко, что бы угостить лошадку. Арлет изо всех сил хотела, что бы они понравились друг другу, поэтому она вела себя как можно осторожнее, хотя лошадка в свою очередь проявляла не меньшее любопытство по отношению к Арлет, чем она к ней. После первого ступора Арлет наконец-то поняла от кого этот подарок.
— Господин Лароооой, — протянула она с благоговейным восторгом.
Она все же не смогла сдержать бурю эмоций и запищала от переполняющего ее счастья. Бестолково попытавшись поднять раскатившиеся яблоки, Арлет поняла, что одной ей не справиться и, как маленький ураган, метнулась в сторону кухни. Вбежав на кухню, она выпалила:
— Яблоки! На помощь! Много! Спасите! И корзины! Возьмите много корзин!!! — в следующую минуту она, схватив первую подвернувшуюся под руку корзину, она бежала обратно, а за ней спешили кухарка, Илайя и две горничных. Когда ландо открыли полностью, в корзинки девушек высыпались спелые отборные яблоки «Ред Делишез». Их количество и сорт поразили всех.
«А они ведь ещё не знают, что это всёёёёёё мне!»
Когда все яблоки были переложены в корзины, Арлет с очень важным видом взяла кобылку под уздцы и повела её в сторону конюшен. И ещё три дня над Сен-Мишель-Лораном висел сладкий аромат яблок, в спешке готовились всевозможные варенья, пироги и сладости, что бы ни одно случайно сгнившее яблоко не попалось на глаза маленькой сладкоежки.

+1

22

[Двор] Конюшня; через флигель четы Дюмон; [Угодья] Озеро
-----------------------------------------------------
Арлет вела в поводу кобылку и подпрыгивала на каждом шагу, не в силах совладать с охватившим ее восторгом. Она очень аккуратно распрягла белоснежную красавицу, которая терпеливо переминалась с ноги на ногу. Когда дело было законченно, Арлет на глаз приметила седло, торопливо оседлала кобылку и верхом рванула к флигелю. Орландо Дюмон, который как раз собирался войти в дом остановился и с изумлением уставился на дочь.
— Папа, Папочка! Смотри!
Отец обомлел при виде молодой кобылки, которая в нетерпении грациозно пританцовывала под седлом Арлет.
— И кто на этот раз разрешил покататься тебе на своей лошади? — С укором спросил Орландо.
— Я сама, теперь это моя лошадь! — Арлет даже повизгивала от восторга.
— Да, кстати, папочка, там на каретном дворе стоит белое ландо, ты его переставь как тебе удобнее будет.
— Ландо? Какое ландо? — Бедный Орландо переменился в лице.
— Какое-какое?! Белое!
И только Арлет успела уточнить цвет экипажа, как уже мчалась вдаль, и солнце отливало в ее золотых волосах и на белоснежном боку молодой лошади. Какое же это удовольствие скакать по траве на великолепной, а, главное, на собственной лошади!
Путь до озера занял считанные минуты. Арлет опомнилась. Она вспомнила, как де Вирр отругал её за победу на кубке, после которого лошадь пришлось снять со скачек. Арлет придержала кобылку, и послала ее вдоль берега спокойным шагом. В порыве чувств, она наклонилась вперед и зарылась мордашкой в белой гриве лошади.
Лошадь остановилась и фыркнула. Арлет подняла голову и... о, боже!!! В воде плавало бездыханное тело Даниэля! Качалось прямо в прозрачной воде! Прямо в одежде и с открытыми глазами на умиротворенно-безмятежном лице, какое бывает, наверное, только после смерти.
Ох, мамочки! Арлет испугалась ни на шутку. Она прижала каблучками рёбра лошадки, отчего та, поднимая брызги воды, влетела в воду. Копыта молоденькой кобылки промелькнули мимо лица Даниэля. Арлет натянула повод, и лошадка встала как вкопанная. Арлет, не долго думая, спрыгнула в воду, поднимая ни чуть не меньший фонтан брызг, чем её лошадь, засунула руки в затуманенную толщу воды, и начала активно искать, ну где же, где же?! Ура! Арлет ухватилась за рубашку на груди Даниэля и дёрнула что было силы его на поверхность, к воздуху.
— Упс...
Глаза Даниэля, которые были сейчас устремлены на Арлет, в который раз оказались красноречивее своего хозяина. Арлет аккуратно оттолкнула Даниэля, который буравил её взглядом, поглубже в озеро.
— Ну, я пойду?
Через минуту она уже скакала вверх по холму, понукая удивленную кобылку, что есть силы.

Отредактировано Арлет Дюмон (25.06.2011 16:32)

+1

23

[Угодья] Лесопарк; [Двор] Конюшня
-----------------------------------------------------
Арлет гнала свою лошадку вверх по склону холма что было мочи. Она жадно хватала воздух ртом и чувствовала, что ее сердечко вот-вот вырвется из груди. Ведь еще у подножия она услышала в голове рык взбешенного Даниэля: «Маленькая дрррянь!»
Путь до имения не занял у Арлет много времени, но ей показалось, что прошла целая вечность. Как шальная пуля Арлет пронеслась по имению. Она лишь мельком увидела удивленное лицо отца. Без слов, Орландо указал на денник, в который следовало поставить лошадку.
Снимая седло и укладывая его на положенное место, Арлет ободрала пальчик о жесткий ремень подпруги.
— Ну вот, теперь он меня точно найдёт!
Арлет вспомнила случай годовой давности, когда она нарушила запрет Даниэля о проникновении в чужие сады, за нарушение которого отцу было велено её выпороть. Тогда только Даниэль смог найти её среди лошадей. А выдал её укол простой малиной, и чутьё Даниэля. Теперь Арлет понимала, что ей не спрятаться. Но, укромное место для ожидания всё равно было найдено.
Увидев в окно, как забегали горничные, Арлет поняла: Даниэль вернулся. Арлет довольно быстро устала ждать, ведь общеизвестно, что ожидание казни страшнее самой казни. Поэтому она, в конце концов, решилась сделать вылазку к дому. Пытаясь разведать обстановку, Арлет наткнулась на Мелани, которая и поведала ей о Даниэле который был мокрый до последней нитки, но вроде бы в хорошем настроении. Прятаться больше не имело смысла. Да и надоело. Ведь прятаться, когда тебя не ищут совсем не интересно! И Арлет с повинной головой направилась в комнату Даниэля, что бы извиниться и принять кару, если таковая последует.

+1

24

[Угодья] Озеро; [Подвал] Купальня; [2 этаж] Покои Даниэля
-----------------------------------------------------
Начало игры
Цветущие метелки луговой травы бились о сапоги, в которых хлюпала вода, желтая пыльца липла к мокрой одежде. Под неумолчные трели кузнечиков и далекую песню невидимого жаворонка Даниэль направился вверх по холму, вслед за перепуганной девчонкой, которая не дала ему насладиться отдыхом в полной мере.
Давняя привычка. Вода расслабляла тело, смывала усталость, приводила в чувство даже в минуты сильнейшего душевного напряжения еще тогда, когда он мало чем отличался от дикого зверя. Теперь он чувствовал почти физически, как отпускает тревога. Ощущение зыбкости и хрупкости мира, который он ни с кем не собирался делить, отступило на второй план, вернув мысли в спокойное и безопасное русло. Сиюминутные дела, повседневная жизнь имения, бывшего домом для полусотни человек, требовало его постоянного присутствия и внимания. Нужно было разобрать почту, решить вопрос с перевозкой лошадей, распорядиться об оплате счетов, послать кого-то в Филтон, чтобы...
— Ох! — глаза Мелани были круглыми от удивления: с Даниэля все еще стекала вода.
— Ванну, — коротко распорядился Даниэль. Все потом. Сейчас — ванна и сон.
— Фабио спрашивал, чего вы изволите сегодня к ужину... — Мелани умолкла под выразительным взглядом Даниэля, покраснела и метнулась в сторону кухни. Даниэль не любил повторять дважды. И если господин де Вирр не вызывал у прислуги ни трепета, ни подобострастия, то грозный взгляд Даниэля внушал почти мистический ужас. И если он сказал, что нужна ванна, то ужин — меньшее, о чем ей сейчас стоило бы беспокоиться.
Даниэль проводил девушку взглядом, закрыл за собой дверь, лениво расстегнул ворот мокрой сорочки, которая противно липла к телу. Он успел освободиться от одежды, когда Мелани робко постучала в дверь.
— Входи.
Девушка скользнула в комнату. Старательно отводя взгляд от его обнаженного тела, она подала шелковый халат и замерла, прижимая к груди стопку полотенец. Даниэль смерил ее взглядом от макушки, до невысоких каблучков изящных туфелек.
«Пожалуй, нет».
Он не спал около полутора суток, и усталость давала о себе знать.
«Все потом. Дела и... — Даниэль усмехнулся, — ...и не только».
В полуподвале, где располагалась купальня, царил вечный полумрак. Плотно пригнанные каменные плиты с узким желобом для стока воды приятно холодили босые ноги. Аромат эфирного масла, шелковая простыня, покрывающая дно и бортики мраморной ванны...
Даниэль с наслаждением погрузился в горячую воду и, закрыв глаза, откинул голову на маленькую шелковую подушку. Мелани аккуратно положила на небольшой резной столик темного дерева стопку полотенец, добавила воды в бак, закипающий на раскаленной чугунной плите. Убедившись, что руки достаточно теплые, она зазвенела бутылочками и склянками, в избытке теснившимися на столике.
Быстрые пальчики Мелани скользили по шее и плечам Даниэля, зарывались в гриву разметавшихся рыжих волос, приведя его в расслабленное состояние, как разомлевшего на солнце кота. Ее мечущие мысли, возникающие и быстро меняющиеся образы... Напрасно он обратил на них внимание.
Даниэль открыл глаза и уставился на девушку немигающим взглядом. Под этим взглядом она замерла, сначала встревоженная, потом — с быстро бьющимся сердечком.
«Нет, потом...», — Даниэль вновь смежил ресницы, — «Хотяяя...»
Он резко подался к склонившейся над ним девушке, обхватил за талию и опрокинул в воду под аккомпанемент визга, подняв фонтан брызг, впился поцелуем в ее губы, заставив умолкнуть.
Через полтора часа Даниэль поднялся в свои апартаменты в левом крыле второго этажа. Тяжелые бархатные портьеры почти не пропускали в комнаты солнечный свет.
«Спать!»
Даниэль рухнул на кровать, вниз лицом даже не скинув халат.

+2

25

[2 этаж] Покои Даниэля
-----------------------------------------------------
Путь в комнату Даниэля оказался короче, чем хотелось бы. Арлет молила всех святых о каком-нибудь пустяке, который бы отвлёк её от встречи с неизбежным. Она даже лошадку поставила не в своё стойло, что бы отец увидев это, позвал её, и она могла бы хоть на минутку отсрочить наказания.
А заветная комната становилась всё ближе и ближе. Лестница, коридор — всё слилось в мрачную картину предстоящего наказания, потому что помилований на памяти Арлет было намного меньше, чем наказаний. Путь продолжался в тягостных раздумьях и горячих раскаяниях.
И вот перед Арлет встала громада в виде большой, старинной и тяжёлой двери. Нависая над посетителями, она легко могла служить не просто ограждением пространства комнаты, а вполне сходила за некое угрожающее предупреждение для входящего. Классические формы и резьба нисколько не умаляли это ощущение величины. Арлет в первые задумалась над значением слова «величественный».
Арлет поскреблась в дверь и, не дожидаясь ответа, прошмыгнула в комнату, желая стать свидетельницей чего-то такого, за что можно было бы вытребовать прощение со всеми вытекающими последствиями, но Даниэль спал. Спал!
Растерявшаяся Арлет проскочила до середины комнаты, прежде чем поняла, что незаконно вторглась на территорию Даниэля. Стоя посередине комнаты, неожиданно даже для себя, она выдала пронзительный писк, напоминавший: «Я войду?» и съёжилась от страха. То состояние, в которое сейчас впала Арлет, напоминало панический ужас, с нарастающим любопытством.
Весь сегодняшний день пролетел перед глазами Арлет. Она успела вспомнить каждый из своих проступков, которых оказалось на удивление не так уж и мало. Ожидание помилования теперь неслось прочь намного быстрее, чем Арлет скакала от мокрого и злого Даниэля пару часов назад.
Затемнённая комната вдруг показалась холодной и страшной, как склеп. «Подходящее место, для такого типа как Даниэль», — подумала Арлет и тут же съежилась от настигшей не вовремя мысли:
«Он ведь умеет читать... ой, мама!!!»
Однако все было тихо. Озадаченная и любопытствующая Арлет на цыпочках приблизилась к кровати и замерла.
«Вообще! Сколько наглости в нём помешается! Я, можно сказать, пришла сдаваться с повинной, а он спит!»
Арлет потеребила спящего за плечо и отскочила на шаг, желая быть готовой к внезапному пробуждению. Привыкнув с детства, что наказания сами находили ее, Арлет решила всеми способами узнать, помилует её Даниэль или нет.

+3

26

[2 этаж] Покои Даниэля
-----------------------------------------------------
Наивысший миг напряжения. Наивысший миг наслаждения жизнью, ощущения жизни. Такое бывает лишь за мгновение до смерти... или убийства. Бросок! Его тело взвилось в воздух подобно пружине. Удар, по инерции бросивший оба тела в траву. Кружащий голову запах страха и крови, клыки, сомкнувшиеся на горле жертвы. Агония.
Даниэль тяжело дышал. Он не был голоден. Он убивал ради одного мгновения, недоступного пониманию тех, кто не испытал его. Он был хищником, и это было в его природе.
Смутное беспокойство заставило зверя поднять голову от своей жертвы. Голоса, неясные тени в переплетениях тени и света там, меж деревьев. Он чувствовал их, но не чуял. Охотники? На своем веку Даниэлю доводилось быть и хищником и жертвой, но нечасто эти роли менялись так быстро.
Крик. Палевый зверь прижал уши и оскалился. Он не любил контрастные цвета и громкие, резкие звуки. Его жертвы умирали молча и быстро. Но крик, эхом мечущийся в высоких кронах, крик, спугнувший птиц, крик, звенящий в ушах был до боли знаком. За что? Он убил оленя. За это не преследуют. Палевый зверь оскалился и попятился от изящной женской фигуры, скользнувшей из тени деревьев, от растерзанного тела брата, наполовину скрытого высокой травой.
Даниэль дернулся и проснулся. Бешено металось сердце. Он глубоко вздохнул и вновь закрыл глаза, принуждая себя успокоиться. В дверь слабо поскреблись.
«О, нет!», — мысленно простонал Даниэль. Сколько он спал? Минут двадцать? Полчаса? Двигаться не хотелось. Объясняться с мелкой бестией, что стояла за дверью — тем более. Однако возмутительница спокойствия не удовлетворилась его красноречивым молчанием. Едва различимо скрипнула дверь и наглое: «Я войду?» донеслось уже с середины комнаты. Мда. Лучше поздно спросить разрешения, чем никогда.
Комната приобрела размеры и очертания склепа, и Даниэль занял в нем почетное место. Дохнуло могильным холодом, но мысленный рисунок быстро смазался под жалобное: «ой, мама!»
Надо было бы задать ей трепку, но не было ни сил, ни желания. Оставалась слабая надежда, что это нахальное недоразумение не станет посягать на такое святое право каждого, как сон. Черта с два. Маленькие руки бесцеремонно тряхнули его за плечо. Игнорировать Арлет и дальше не было смысла. Очевидно, что девчонка не успокоится, пока не получит то, что ей нужно, или не сведет Даниэля с ума. Интересно, какой из этих двух пунктов у нее в приоритете?
Даниэль с усилием разлепил ресницы и не мигая уставился на Арлет, которая успела отскочить от кровати и сейчас напоминала вздыбившего спину, взъерошенного и перепуганного котенка, решившего своим грозным видом напугать волкодава. Тяжко вздохнув, он поднялся с кровати, молча подошел к обомлевшей девчушке, взял ее в охапку, вынес за порог и захлопнул перед ее носом дверь. Мимоходом скользнула мысль, что если так пойдет и дальше, придется заказывать на двери замки. Даниэль развернулся и направился обратно к кровати.

Отредактировано Даниэль Арман Эриан Росси (08.08.2011 16:29)

+3

27

[2 этаж] Покои Даниэля
-----------------------------------------------------
Реакция, с которой вампир взлетел, да это телодвижение было похоже на рывок в небо ястреба, отозвалась в сердечке Арлет невероятным удивлением. Она хотела сейчас же убежать, провалиться сквозь пол, но лишь бы не видеть этого.
Арлет замерла. Тело поддалось паническому ужасу, оно не хотело бежать, оно и двигаться-то не хотело. Мысленно Арлет уже неслась прочь по темному коридору, лестнице, через холл на улицу, ведь ситуация теперь говорила сама за себя: сейчас ей достанется за всё в многократном размере! Ей вспомнят все прегрешения! Ей не поможет даже собственный отец, который, скорее всего, примет сторону нечаянно выжившего и натерпевшегося от нее Даниэля.
Арлет даже пискнуть не успела, как оказалась в руках Даниэля. Испуг мигом сменился смущением, щёки стали пунцовыми. В следующее мгновение красная от смущения Арлет стояла за дверью которая громко и показательно захлопнулась перед её носом. Только левая, лёгкая как пушинка, бровь отозвалась и взлетела как одинокая чайка. Однако же лицо Арлет от которого медленно отливала кровь, не изменялось.
«И что это было?!»
Рука Арлет коснулась ручки двери, в голове маленькой бестии уже зрел план о нападении. Следующее наступление на неприступную крепость комнаты было обдуманно и тактически выверено. Было принято решение, и ознаменовавший начало операции глубокий вдох Арлет побудил её отпереть огромную дверь во второй раз.
Даниэль, видимо, так и не бросивший эту наивную идею лечь спать, направлялся к кровати. Она быстро подскочила к нему и схватила за рукав:
— Мы ведь оба знаем, что это только случайное стечение обстоятельств!
В голове Арлет моментально всплыли образы, самым ярким из которых оказался урок мадам Рене, где маленькой Арлет, тысячу раз повторяли, что в ситуациях, таких как эта, лучше молчать. Поняв всю безнадежность своего положения, Арлет отпустила рукав Даниэля, обняла его сзади и заревела.
Арлет обливалась слезами и сопела, всё крепче прижимаясь к мускулистой спине Даниэля. Мокрые щёки и спину вампира сейчас разделял лишь тончайший шёлк, а Арлет безбожно хлюпала в него носом и плакала с нарастающей интенсивностью.

+4

28

[2 этаж] Покои Даниэля
-----------------------------------------------------
Девчонка была цепкой, словно клещ. Даниэль мысленно взвыл и окончательно распрощался со сладостной мыслью о крепком, здоровом сне. Вцепившись в рукав, Арлет лепетала о случайном стечении обстоятельств, а Даниэль тоскливо думал, что эти «случайные» стечения обстоятельств происходят с завидной регулярностью и концентрируются вокруг Арлет, как пчелы вокруг чашки с медом. Хотя, девчонка явно была не мед и не сахар.
— Твоя наставница была права, — Даниэлю наконец удалось освободить рукав халата, но долгожданной свободы он не обрел — тонкие руки обвились вокруг пояса, а в спину ткнулся мокрый нос. Сопли, слюни и слезы под аккомпанемент немузыкальных завываний окончательно деморализовали Даниэля, и он понял, что близок к тому, чтобы позорно сбежать, оставив комнату, как поле боя, за этой ненормальной девчонкой.
Даниэль умудрялся справляться с делами всего имения, одного его взгляда хватало, чтобы слуги начинали ходить по струнке. Но Арлет была сравнима со стихийным бедствием. Нельзя бороться с торнадо или цунами. В этом нет ни малейшего смысла.
Даниэль постарался аккуратно высвободится из рук, судорожно вцепившихся в темно-красный шелк, но понял, что вырваться сможет лишь оставив халат девчонке в качестве трофея. Не то, чтобы он стеснялся своей наготы. Просто опасался подвергать неустойчивую детскую психику еще большему потрясению. Мало ли чем это может обернуться? Кто знает, сумеет ли он после этого без потерь и вреда для жизни и здоровья пережить «случайное стечение обстоятельств», которое может последовать за сим прискорбным фактом?
Он терпел, сколько мог, однако вопреки слабым и необоснованным надеждам, Арлет успокаиваться не желала. Тоскливые завывания становились все громче, в них вкладывалось все больше душераздирающих ноток.
«Еще немного, и сюда сбежится весь дом, чтобы посмотреть, что же я такое делаю в своей комнате с несносной девчонкой...»
Даниэль понял, что пора переходить к решительным мерам и на корню пресечь это безобразие. Он аккуратно взял Арлет за руки и попытался развести их в стороны. Вместе с так и не разжавшимися кулачками Арлет в стороны разъехались и полы халата, от которого она не пожелала отцепиться. Даниэль чертыхнулся. Ситуация становилась просто абсурдной, а со стороны, так и вовсе непотребной.
— Арлет! — Даниэль рявкнул так, что зазвенели витражные стекла, а хрустальные подвески на тяжелой бронзовой люстре жалобно тренькнули и еще долго не могли успокоиться. Наконец высвободившись из рук девчонки, Даниэль плотнее запахнул халат и ретировался к окну, подальше от этой сумасшедшей. Но вид зареванной мордашки и неподдельное горе, заставляющее крупные слезы стекать в три ручья и капать с ресниц и подбородка, смутили даже его. Даниэль вздохнул:
— Арлет, — голос звучал хрипло.
Даниэль откашлялся и попробовал еще раз:
− Арлет, я вовсе не собираюсь тебя наказывать.
«А надо бы...»
Он сел на кровать, притянул к себе глупую девчонку и погладил по златовласой голове. Поморщился, вытер мокрые щеки.
— Успокойся...

+4

29

[2 этаж] Покои Даниэля
-----------------------------------------------------
Арлет заливалась горькими слезами, пугаясь и страшась всего, что могла придумать её голова. Она представляла, как он выпорет её. Розгами! Арлет ещё громче начала реветь, упиваясь своим неподдельным горем и не замечая ничего вокруг. Единственное, что через бурю эмоций смогла ощутить Арлет, это стремительное отступление Даниэля от неё в глубь комнаты.
В какой-то момент она услышала, как рявкнул взбешенный Даниэль. Да так, что покачнулись хрустальные подвески на люстре и отозвались волшебным звоном, словно капель весной. В ужасе она уже представляла, как под этот волшебный звон он возьмёт ремень и... и...
И в этот момент он её обнял. Обнял?! Сразу же слёзы перестали литься ручьём, на мордашке Арлет появилось удивлённое выражение. Вытирая глаза руками, она сквозь слёзы рассматривала его лицо. Да это был Даниэль! Ну конечно же! Ведь в комнате кроме них никого больше не было!
В голове у Арлет всё перемешалось. Даниэль, вампир, который никогда не отличался добротой характера, сейчас прижимал её к себе. Арлет, стараясь не менять положения, ущипнула себя. Ай! Да, это был не сон! Но это становилось пугающим и любопытным. Она замерла, как мышонок в лапах кота. Когда Даниэль произнёс заветные слова: «Я не буду наказывать тебя», Арлет ощутила огромное облегчение. Сейчас ей уже ни чего не угрожало, потому что Даниэль никогда не нарушал своего слова. Но на всякий случай, она заглянула в его прекрасные, золотистые глаза и недоверчиво переспросила:
— Честно-честно?
Арлет подобно ужу на раскаленной сковородке мастерски вывернулась из рук Даниэля и пискнула:
— Спасииибо!
Арлет не выдержала. В избытке переполняющих чувств она обняла Даниэля, поцеловала (кощунство какое!) в чисто выбритую щёку и понеслась прочь из комнаты. Уже убегая, она крикнула:
— Приятных снооооов!
И было слышно, как голос замер на лестнице, а отчётливый звук каблучков был слышен ещё долго.
Когда Арлет покинула комнату Даниэля, у неё было такое приподнятое настроение, что она чувствовала себя летящей над землей. Ей очень хотелось скатиться по старинным перилам, но, решив, что открывать список прегрешений еще рановато, она предпочла просто, пропуская ступеньки, мчаться вниз. Куда? Зачем? В конюшню! И на прогулку!
Арлет пулей вылетела со двора, чуть не зацепив Мелани, которая, увидав слёзы на глазах Арлет, чуть было не подалась её успокаивать, но белоснежная улыбка на просветлевшем личике сразу дала ей понять, что это — слёзы счастья. Ну, или счастье после слёз. Мелани только махнула рукой. Главное, что эта маленькая бестия не ревёт на весь дом.

Отредактировано Арлет Дюмон (20.08.2011 17:16)

+4

30

[2 этаж] Покои Даниэля
-----------------------------------------------------
Арлет была просто не в состоянии находиться на одном месте в бездействии более пяти секунд. Она, как веретено, вывернулась из рук Даниэля и в избытке чувств обняла за шею, запечатлев на его щеке жаркий поцелуй. Глаза Даниэля широко распахнулись, и он потерял дар речи от такого нахальства, тем более неожиданного, что никаких мыслей в светлой головке Арлет на этот счет не было. Совсем. В этом была вся беда с Арлет. Она сначала делала, потом думала и понять, что эта девчонка сотворит в следующую минуту, было совершенно невозможно.
Дробный перестук каблучков окрыленной Арлет уже доносился с лестницы. И оттуда же прилетело трогательное пожелание:
— Приятных снооооов!
Ага. Это после всего, что она тут устроила. Очень мило. Спасибо. А он-то думал, что ее целью было погрузить его в вечный кошмар.
Даниэль откинулся назад, упав спиной поперек кровати. Нет, выспаться сегодня ему, определенно, было уже не суждено. Особенно, если учесть тяжелую и размеренную поступь Фабио, который через десять секунд вежливо постучал в дверь.
— Милорд! Письмо от господина де Вирра.
Даниэль резко поднялся. А вот это уже интересно. Расстались с хозяином Сен-Мишель-Лорана они не слишком довольные друг другом. Да и обстоятельства отъезда де Вирра не внушали Даниэлю особого оптимизма. Cherchez la femme. Женщины...
Не то, чтобы Даниэль с предубеждением относился к женщинам. Он с предубеждением относился к женщинам, которыми увлекался де Вирр. Эдгар ко всему относился слишком серьезно. Слава небесам, это случалось нечасто. Но кто знает, в какие дебри на этот раз все это могло завести? Как можно было бросить все дела и уехать черт знает куда? Хастиас. Какое дело ему до Хастиаса?
— Входи.
Даниэль взял с серебряного подноса, поднесенного старым слугой с почтительным поклоном, конверт с печатью де Вирра, вскрыл его серебряным ножом для бумаг, пробежал взглядом по первым строкам письма и жестом велел Фабио ждать.
Выспаться, определенно, сегодня не получится. Смирившись с этой мыслью, Даниэль прошел в библиотеку, мимоходом отмечая, что у Фабио, поспешающего за хозяином, усилилась одышка.
«Еще лет пять-семь, и придется искать кого-то на его место. Хорошо бы уже сейчас подыскать ему помощника, чтобы после не маяться с каким-нибудь не обученным недотепой».
Написав короткое, Даниэль запечатал его и вручил старику:
— Отправь в Филтон Мариса. Пусть отвезет письмо господину Ларою. Да накажи, чтобы не почтой, а лично в руки передал. Если что будет не так — голову сниму.
Фабио с достоинством поклонился и аккуратно прикрыл за собой тяжелую дверь.

+4


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Окрестности Филтона] Имение Сен-Мишель-Лоран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC