Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Только вампирские радости


Только вампирские радости

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/42-Otygrannye-fleshbehki/26.png

Участники: Урфин Алим аль Джарван, Лукас-Абель, Виллоу де Вальд.
Локация: Орлей [Тир-на-Лее], притон «Лебединая шейка».
Описание: один очень уважаемый хурбастанский поэт писал, что раз уж в ад попадают лишь за распитие крови, то в раю нет ни единого вампира. Герои повествования явно глубочайше с ним согласны. Выпьем за поэзию!
Дата: 30 июля 1826 года.

Отредактировано Реголо Пелоросса (08.09.2011 18:47)

0

2

К балу точно опоздала. Вот зачем она так поздно выехала из Дракенфурта? Черт попутал еще на ночь остаться в казино... На корабль до Равены Виллоу тоже не успела, поэтому пришлось спешно брать экипаж и ехать в Хастиас. А теперь оказывалось, что бал давно закончился. «Ненавижу себя. Хотела попасть на маскарад. Святая Роза, Саша, ты... уже даже не знаю, как себя обозвать», — в который раз мысленно ругалась она.
Проезжая мимо странного на вид здания в городе Тир-на-Лее, девушка углядела название: «Лебединая шейка». Информация, полученная от кучера, понравилась ей. Отдых точно не мешает. Приказав остановиться, Мишель вышла из каретки и заплатила возчику. Осторожно подошла к дверям притона и, неожиданно получив пропуск от охраны, вошла внутрь. Далее ей объяснили, что все напитки за счет заведения, если заплатить определенную сумку. Поскольку местной валюты у девушки с собой не было, она платила флоренами, что даже обрадовало сотрудников притона.
Музыка, крики, песни, пошлые танцы, секс. «Вау. Оказывается, Дракенфурт еще приличный город!» — восхитилась она, проходя мимо танцующих и ища свободное место. О, диванчик! Надо же!
Мишель быстро села на свободное место. У проходящего мимо официанта-разносчика попросила «Блэк-блоу» — в казино Виллоу однажды пила этот коктейль, и он полюбился. Гемоглобина немного и расслабляет.
«Ну что ж, надо искать, кто тут готов поделится кровью. И найдется ли еще кто-то, кто присоединится ко мне, а то одной скучно...»

Отредактировано Александра де Вальд (08.09.2011 19:01)

+1

3

Почти сразу после спасения одной очаровательной дамы в Хастиасе, Урфин получил известие о смерти одного своего знакомого из Орлея, и потому немедленно отправился на похороны. Таким образом, планы вампира напиться были сорваны — на поминках не больно-то напьешься!
Правда, на мрачном застолье Алим познакомился с еще одним другом покойного, который, как оказалось, вполне разделял желание поэта вкусить немного крови, да и вообще был отличным парнем.

Так что в «Лебединую шейку», всегда готовую предоставить гостям девушек и юношей, жаждущих предоставить все тем же гостям свои лебединые шейки, вошли двое в траурных костюмах. Урфин был облачен в два халата: белоснежный нижний и темно-серный верхний, довольно длинный — до лодыжек. Однако траурность вовсе не мешала ему носить, как прежде, множество перстней на руках, а также серебряную гривну на шее. Да и темно-серая ткань тюрбана на проверку была расшита золотом. Роскошь в Абаджане ценили, и даже похороны не были поводом от нее отказаться.
Гости оказались в темном зале с мягкими диванами, на которых расположились люди, ожидающие своего кровопийцу на этот вечер. Лестница в дальнем углу зала вела наверх, к комнатам, где желающие могли уединиться со своими жертвами. В данном случае, Урфин и Лукас-Абель были намерены разместиться в комнате вчетвером: двое вампиров и двое человеческих девушек, которые вовлекут их в грех чревоугодия...
— Вполне себе местечко, — сказал поэт. — Вот вы, милсдарь, каких фляжек больше любите: блондинок или брюнеток?

+2

4

Абель уже неделю жил в поместье Журне. Поводом послужила смерть его друга, но он не печалился, успел погрустить в дороге, к тому же был в предвкушении намечающейся экспедиции. Но Мари была просто подавлена, Лукас не мог не воспользоваться этим в силу своего характера. Немного природного обаяния и щепотка воспоминаний, вот идеальный рецепт для пробуждения старых чувств. Днём он скорбел вместе со всеми, а ночью «утешал» Мари. Как раз в один из таких дней приехал какой-то поэт, старый знакомый семьи Журне, к слову говоря, отличный парень и выпить не дурак, и с девочками повеселиться. И если бы не он, то отец Мари убил бы Лукаса, когда застукал их, повезло, что Урфин поручился за Абеля. Уж что он наплёл отцу Мари, Лукас не слышал, но он обязан Урфину жизнью, так почему бы и не выпить с приятелем? Вот они и решили посетить прекрасное заведение с говорящим названием.
— Вот вы, милсдарь, каких фляжек больше любите: блондинок или брюнеток?
— Я? — лицо Абеля озарила лёгкая улыбка. — Я предпочитаю рыженьких. Ух, — Лукас поматал головой, цокнув языком. — рыжие мой фетиш.

+1

5

Виллоу вздохнула и начала раскачивать бокал из стороны в сторону, наблюдая, как вино переливается с одного края на другой. «Пока что желающих нет. А, ну вампиров, я смотрю, тут прилично, может, освободится и подойдет кто-нибудь из фляжек. Так, кажется, называются любители поставить вампиру шейку. Хм. Желательно, конечно, мальчики, но и девочки весьма вкусны...» — подумала Мишель, разглядывая разношерстную толпу. Допив остаток вина, девушка заказала еще бокал, который незамедлительно принесли.
Дверь в зал с этого дивана просматривалась отлично. И сейчас вампиресса заметила, как в помещение зашли двое. Один из них был явно хурбасанской национальности — костюм об этом говорил, да и лицо, пусть и плохо видное из-за полумрака, но все же было явно не Дракенфуртское или даже не Хастианское. Другой же — темноволосый парень — возможно, местный или же из Дракенфурта — там подобных много. «Вампиры», — безошибочно угадала Мишель. — «Может, заметят и подойдут?» Виллоу сняла цилиндр и тряхнула волосами, отпивая «Блэк-Блоу» из бокала и откидываясь на спинку сидения.

+2

6

Хо-хо, каков ценитель! Да уж, в рыжих точно что-то было. Курносые маленькие носики, скромно потупленные лукавые глаза, веснушки и копна рыжих волос... Ах, какой образ! Жаль, что среди хурбастанских женщин такие типажи — редкость, а норданские предпочитают в последнее время все чаще выставить себя строгими холодными аристократками, задвинув под диван все остатки рыжего очарования.
Но что уж тут, сильные и гордые леди тоже хороши, если только их сила проявляется в характере, а не в мускулах — это ни одной женщине не идет.
К тому же при таком освещении шайтан разберет, где тут рыжая, а где шатенка. Не покапризничаешь особо! Думается, на то создатели притона и рассчитывали... Спасибо Ваххалу, что по крайней мере просто красивую женщину любого типажа даже и в темноте можно отличить от уродки. Ну, Урфин по крайней мере отличал, а что там у остальных мужчин с этим было — неизвестно...
— А мне во-он та нравится! — сказал Алим, кивнув в сторону одиноко сидящей на диване девушки. В руках у нее был бокал, очевидно со спиртным, из чего поэт сделал вывод, что в баре и для людей выпивка есть. О, кровь с алкоголем прямо из шеи — это лучше любого коктейля!
Абаджанец подошел к девушке, окинув ее внимательным взглядом. Вблизи тоже было вполне неплохо!
— О услада моего чрева, не соблаговолите ли ввести меня во грех? — поинтересовался поэт у незнакомки, сцепив руки за спиной. — Кровь нордлингов, должно быть, весьма экзотична!

+3

7

Абель заметил девушку, одиноко распивающую коктейль. Но, видимо, его друг заметил её раньше. Да, Урфин был ценителем прекрасного, на то он и поэт. Хотя и Лукас не собирался отказываться от чарующей незнакомки. Он проверил карманы на наличие денежных средств, на случай, если эта красавица окажется ночной бабочкой. Выпить свежей крови с алкоголем было очень даже хорошо, но добавить к этому ещё и секс было просто восхитительно.
— Неплохо друг мой, у Вас явно есть вкус! Но, боюсь, её не хватит на нас двоих. — Лукас засмеялся и направился вслед за поэтом.
Подойдя к девушке, Абель услышал предложение Урфина, адресованное всё той же незнакомке. «Так вот как соблазняют женщин в Абаджане. Хм, интересно.» — он ухмыльнулся, думая, что делает это мысленно.
— Приветствую Вас мазель! Вы позволите? — не дожидаясь ответа, Лукас присел рядом с девушкой, закинув руку на спинку дивана. — Какое имя носит столь прекрасное создание?

+1

8

Виллоу внимательно следила за мужчинами исподлобья, хитро щуря глаза. Однако Мишель, отвлекшись на официанта, который предложил «прибрать шляпку», не заметила, как мужчина востока приблизился. «Шустрый!» — мысленно улыбнулась она, снова нацепив цилиндр на голову, полями которого прикрыла часть лица.
— О услада моего чрева, не соблаговолите ли ввести меня во грех? Кровь нордлингов, должно быть, весьма экзотична!
Смущенно розовея, девушка сначала отпила кровь из бокала, потом хаотично начала придумывать свой ответ. Однако чем больше думала о его словах, тем больше понимала, что ее просто-напросто перепутали с человеком.
Ярко-голубые, задорно блестящие глаза потемнели, став почти цвета индиго. Девушка надвинула цилиндр еще ниже, чтобы скрыть злобно перекошенные губы с длинными клыками, что торчали из-под них. Более менее приведя лицо в приличный вид и с трудом справившись с гневом, Виллоу подняла взгляд на мужчину и...
— Приветствую Вас, мазель! Вы позволите? — не дав ей и слова вымолвить, рядом в буквальном смысле плюхнулся второй парень, сразу же забрасывая руку ей за спину. — Какое имя носит столь прекрасное создание?
Мишель просто потеряла дар речи. Ее бессовестно принимают за человека! Ее, уроженку двух великих кланов! Вот бы им сейчас свернуть чего-нибудь... Шею, или что-либо другое... Хотя... Можно ведь и сыграть на этом! Пусть потом узнают, какого это — унизить чистокровного вампира, тем более девушку.
— Мишель, — скромно улыбнулась сидевшему рядом юноше вампиресса, стараясь не показывать клыки. Глаза снова заблестели. Она отпила еще немного крови из бокала и подвинулась ближе к юноше.
— А вы садитесь! — пригласила она стоявшего напротив мужчину, кивнув на освободившееся место. — Не стойте, как истукан, в самом деле! — Виллоу снова очаровательно показала ровные белые зубки. «Ну вот, губы уже болеть начинают», — с досадой подумала она.

+2

9

Даже так! Ну а что же, маленькое соревнование за шейку дамы разжигает аппетит. К тому же, она в этот вечер будет не единственной. Раз уж мужчины твердо решили напиваться, им понадобиться хотя бы полтора литра на каждого, а ведь и жертве тоже надо что-то оставить! В общем, помимо очаровательной Мишель придется им поискать себе и других фляжек.
Но это потом. А на данный момент планы ограничивались склонением одной конкретной девушки к чревоугодию и, как выяснил Урфин, мельком заглянув в мысли товарища, еще одному великолепному греху. Кого же, кого же вы сегодня выберете, прекрасное создание? Или, может, обоих сразу?..
Пока что оба сразу устроились по разные стороны Мишель, и Алим снова изящно и незаметно, как было ему свойственно, проник в чужую голову, на этот раз принадлежащую жертве симпатий двух вампиров. О, узнанное было чрезвычайно интересно, но абаджанец вовсе не собирался портить девушке игру. В конце концов, приятно все знать и подыгрывать! Мазель вампирша? Это объясняет, почему она так странно улыбается, показывая зубы не до конца. И еще это предвещает знатное веселье. Кроме того, кровь вампира — больший деликатес, чем человеческая...
Ну что ж, играем!
— Мое имя Урфин Алим аль Джарван, — представился вампир. И немедленно сложил несколько бейтов:
— О, недруги пускай лукавят, они вернее лишь прославят
Того, кого вранье забавит, — кого зовут Алимом!

Из жаркого как страсть Джарвана в заморские чужие страны
Возможно, долетела слава моя гонцом ретивым?

Об Урфине вы здесь слыхали, или такие грешны дали
Моей поэзии скрижали прошли бесстрастно мимо?

А что же, самореклама лишней не бывает! Да и за долгие века под руку с рифмами поэт привык, что порой стихами свою мысль выразить становится проще, чем распинаться на словах. К тому же бейты иногда так и просятся быть высказанными, так что создаются почти против воли.
Однако же Алим был почти уверен, что скрижали его поэзии действительно не удостоились удовольствия быть прочитанными этой пери... Увы, в Нордании его не так уж хорошо знали, в отличие от родины. О, да в городе Джарване даже уже поверили, что поэт действительно там родился, а не переехал несколько сотен лет назад из столицы, и были рады наличию своего собственного рифмоплета.
— Итак, чудесная пери, мы крайне рады, что до нас вас никто не успел увести! Кажется, обошедшие вас стороной вампиры слепы, и в этом нам повезло. Как вы смотрите на то, чтобы выпить за везение?

+1

10

Почуствовав лёгкую щекотку в области висков, Лукас поблагодарил Аскарово начало. «Ой, как не красиво лезть в чужую голову без разрешения её владельца! Ну да ладно, тем интереснее. Похоже, Алим хочет поиграть с едой, да и не только с ней.» — что ж, Абель был не против такого развлечения, особенно, если бы всё закончилось тем, о чём он думал всё время, по пути в это заведение.
Вообще, Лукас почти всегда думал об этом, с момента своего взросления, пусть и законы клана запрещают подобный образ жизни, но кому какое дело, он ведь уже точно не станет главой клана, так зачем лишать себя радостей жизни, впустую тратя драгоценные годы на репутацию, значение которой преувеличено. Возможно, он всё это делал из вредности, чтобы позлить отца, впрочем как и любой ребёнок, с подобным родителем. Но, это отклонение от темы, в данный момент, наши герои веселятся, так зачем им мешать пустыми доводами о поступках проказливого дитя.
Урфин предложил весьма неплохую идею и Лукас поддержал своего товарища.
— Как вы смотрите на то, чтобы выпить за везение?
— Смелее красавица, это не так больно, как кажется. — Абель хитро улыбнулся и наклонился к самой шее незнакомки, но видимо она не горела желанием делится прекрасным напитком своего тела. — Нет? Ну ладно. — Лукас позвал официанта, а пока тот шёл, достал свою фляжку с виски и отхлебнул из неё, протягивая своим новым знакомым.

+1

11

Мишель откинула волосы назад, все так же скрывая свое истинное «я». Она улыбнулась, чуть задев лицо молодого юноши рукой, и чуть закусила губу, флиртуя одновременно с обоими.
— О, милсдарь, да вы поэт! — поразилась Виллоу, улыбаясь Урфину легко и непринужденно. — Говорят, все поэты весьма-весьма экзотичны как в еде, так и в более откровенных сценах... — девушка усмехнулась.
— Как вы смотрите на то, чтобы выпить за везение?
— Смелее красавица, это не так больно, как кажется, — парень наклонился к ее шее. В ответ на это Виллоу лишь мотнула головой, отказываясь. — Нет? ну ладно. — «Какой торопливый! Ну, неужели нельзя хоть чуть-чуть подождать?» — мысленно возмутилась она.
Сняв цилиндр, вампиресса водрузила его на стоящий столик, при этом оттуда выпала небольшая книжка, но девушка, как обычно, не заметила ее, упавшую прямо на ногу Урфину.
Все свои зарисовки, с которыми не сравнились и картины величайших художников Нордании, были в ней. Она выглядела как простой блокнот размером с брошюрку, но, раскрываясь, становилась в два раза меньше обычного холста, но тоже вполне пригодной для рисования. Виллоу всегда носила с собой карандаши или мел, а в цилиндре, который практически никогда не снимала, хранила все свои рисунки. Однако сейчас, уверенная, что книжка все еще спрятана за внутренними полями шляпы, девушка кивнула в ответ на предложения выпить.
— Я не против, — Мишель улыбнулась снова, уже более открыто, допила остатки напитка и попросила еще бокал. — Может, и вы представитесь? — обратилась вампиресса к юноше слева от себя, очаровательно строя ему глазки, при этом практически открывая шею для Урфина. «Посмотрим, что он сделает.»

Отредактировано Александра де Вальд (11.09.2011 19:05)

+1

12

А вот Урфин заметил упавший альбом их новой знакомой. Еще бы, попробуй на обратить внимание на эту книжицу! Хотя в такой темноте, да если она падает не тебе на ногу... Пожалуй, можно было бы и не заметить. Но вот беда — альбом упал именно на ногу поэту, так что внимание он обратил. Правда, реагировать никак не стал, потому что именно в этот момент Лукас предложил им свою фляжку с чем-то алкогольным. Ну какое кому дело до альбомов, когда тебе дают скотч?
Урфин хлебнул из фляжки и вернул ее хозяину со словами благодарности. У подошедшего официанта он заказал кровавый коктейль. Интересно, а что же пила их спутница?.. Простой алкоголь? Или ее маленькую тайну можно было раскрыть, просто поинтересовавшись у официанта, что же заказывает дама?
О, Урфин не собирался делать этого во всеуслышанье. Он же подыгрывал! Но в голову официанту все равно влез, чтобы узнать, что в бокале Мишель был «Блэк-блоу». Ну, мазель, вы неважно конспирируетесь... В шпионы не возьмут.
— Милейший, поторопитесь с нашим заказом, иначе удача сбежит, пока мы тут собираемся пить за нее! — этими словами поэт отправил слугу за напитками, а сам повернулся к девушке. То, что она намеренно подставляла шейку, было совершенно очевидно, и не нужно было снова лезть за этой информацией в ее очаровательную головку. И не было никаких сомнений, что она ждет укуса. Чтобы раскрыться или чтобы иметь повод устроить скандал? А кто ее разберет! Нет, Алим бы разобрал, но какая в конце концов разница?
Урфин задался другим вопросом. Кусать или нет? Нет, подыгрывать — это прекрасно, но интереснее при этом не поддаваться на провокации того, кто с тобой играет. Так что... Нет, миледи, сейчас я вас не укушу.
— Ну, что же вы ломаетесь? — усмехнулся поэт. — Зачем еще стоило сюда приходить, если не за тем, чтобы подставить кому-нибудь свою шейку?
Тут поэт вспомнил про упавший альбом. Он поднял его, но открывать не стал. Конечно же, поэту было интересно, но он не стал.
— А еще, милая моя кокетка, вы уронили вот это, — сказал Урфин, поднимая книжицу. Он не спешил ее отдавать, но и зажать не собирался. Пусть мазель сама возьмет.

+1

13

— Ну, что же вы ломаетесь? Зачем еще стоило сюда приходить, если не за тем, чтобы подставить кому-нибудь свою шейку?
— О, знаете, интересное уточнение! — улыбнулась Мишель, поворачиваясь к Урфину. — Я знала, что вы спросите об этом... — Виллоу усмехнулась, уже откровенно показывая клыки. «Думаю, по запаху из бокала они догадались. Так что нет смысла скрываться». — Я искала того, кто бы мог не только оставить пару точек на моей шее, но и кто согласитcя сам на это...
Она чуть коснулась кончиком языка правого клыка, нагло усмехаясь. «Интересно, как он себя поведет?»
— А еще, милая моя кокетка, вы уронили вот это.
Дьявольская ухмылка тут же сползла с лица девушки. Широко распахнув глаза, она протянула руку к книге и положила на обложку.
— Где вы ее нашли? Альбом лежал в цилиндре... А~аа... Выпал, да? — Мишель чуть усмехнулась, наклоняясь ближе к Алиму. — Я надеюсь, вы не смотрели туда?
Ее сердце билось как бешеное, гоняя кровь по венам, которые просто разрывалсь от притока крови. «А если открывал? Черт, там же все самое... откровенное... сокровенное... Святая Роза...»
Без того бледная девушка стала еще бледнее. Мягко взяв пальцами за обложку, она потянула на себя, надеясь, что Урфин все же отпустит альбом.

0

14

Прикосновение к чужим секретам вызывает некий трепет. У тех, кто это делает первый раз. Сам Урфин во времена, когда еще не был Алимом и только-только развивал свой дар, тоже ожидал увидеть что-нибудь совершенно необыкновенное в чужом мозгу, когда проник в него. Может быть, секрет зарытого клада, который может сделать богатым на всю оставшуюся жизнь, живи хоть тысячу (нет, две!) лет. Или ответы на самые важные вопросы жизни. Уж точно не что-то меньшее. А что он нашел? «Сорок два, — думал тот баккарец, спеша по улице, — сорок два яйца. Жена сказала купить сорок два яйца». И это была единственная сформулированная мысль на фоне какофонии из совершенно несвязного ассоциативного ряда из яичницы, курицы, рыбы, молока и образом чьей-то груди (должно быть, той самой жены, которой понадобились сорок два яйца).
И это еще цветочки! Иной раз залезешь в чьи-то тайны и ощущение, будто в навозной куче покопался. В общем, никакого тебе таинства, никакой романтики, сплошная проза, да еще и матом. Попробуй не стать после этого поэтом! Приукрасить реальность и наврать всем с три короба о потемках чужой души — святое дело... Пусть люди верят в лучшее (те, кому хватает глупости заблуждаться насчет великих мыслей в чужих головах).
Залезь сейчас кто в голову самого Урфина, он бы сделал вывод: цинизм совершенно не мешает поэзии. И задался бы вопросом: и зачем, собственно, Алим продолжает заглядывать в чужие откровения? Будь этот вопрос задан вслух, Урфин лукаво улыбнулся бы и сказал: «Я продолжаю верить, что однажды услышу в чужих мыслях Самый Важный Ответ». Но по мыслям его было бы ясно, что это очередное вранье, и просто любопытство поэта сильнее всего. Чужие жизни так интересны, даже при наличии насыщенной своей! Да и навозные кучи в головах попадаются не так уж и часто...

Все это к тому, что копание в сокровенном было будничным делом, и Урфин наловчился с ним справляться шустро и эффективно. В голове Виллоу он мигом уловил образы, связанные с ее рисунками, так что их тайны не ускользнули от него, хоть абаджанец и не открывал альбом.
От самой книжицы ему ничего не было нужно, и разумеется он ее вернул, чувствуя, что теперь знает о Мишель немного больше.
— А вы знаете, я сразу догадался, — усмехнулся с гордым видом поэт. Такие слова да с таким выражением обычно говорят те, кто и понятия не имел, но желают выставить себя всеведущими. Разница в том, что Урфин действительно не зазря был прозван Алимом. — И ждал, что вы раскроете эту тайну более... показательно. Ну что ж! Теперь мне не остается ничего, кроме как предложить присоединиться к нашему с Лукасом поиску фляжек на эту ночь. Хочется, знаете, напиться хорошенько.

Флешбэк отыгран

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Только вампирские радости


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно