Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Совершенное зло


Совершенное зло

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1) Имя и фамилия персонажа:
Джеремис Ле’Арк

2) Раса:
Вампир

3) Клан:
Кайтиф

4) Пол:
Мужской

5) Дата рождения, возраст:
13 Декабря 1500 года (326 лет)

6) Внешность:
Выглядит как двадцатишестилетний, темноволосый мужчина. Лукавые изумрудные глаза, всегда аккуратная вычурная одежда. В зависимости от того, какое впечатление он старается произвести, Джереми меняет свой внешний вид и подстраивается под окружающую среду, словно хамелеон. Если Вы хотите добиться желаемого, занимаясь тем что и он, без уловок не обойтись. Встречают по одежке, провожают по уму. Вот и попытайтесь приложить все усилия для того, чтобы стать тем, кто нужен именно здесь и сейчас. Находясь вдали от светской суеты, обычно облачен в неброскую темную одежду.

7) Характер:
Те, кто с ним знаком не могут определить его однозначно. Все сходятся во мнении, что он постоянно меняет маски. Хотя одно остается неизменным: он легко поддается влиянию женщин. Хотя наверняка так же сходятся еще в одном мнении. Джереми — зло. Так уж принято считать, что злобные и извращенные существа не способны на глубокие чувства. Если вас сочли кровавым сектантом или беспринципным убийцей — пиши пропало. Впрочем, это никого не беспокоит. Даже этих самих мерзких и грязных, отвратительных и жестоких чудовищ, коим несомненно является и Ле’Арк. Намного проще рубить голову, если вы не знаете мыслей врага, не осведомлены о его несчастном детстве, разбитом сердце, израненной душе и прочих деталях, которые можно обозначить емким понятием «подноготная». Уничтожая зло — вы очищаете мир от скверны, убивая личность — совершаете преступление. Враг — это абстрактное понятие, всеобъемлющее и усредняющее, таким он должен оставаться. Враг безлик и сер, он лишен индивидуальных черт. Тем не менее, если копнуть глубже (а делать это вовсе не обязательно, поэтому не говорите позже, что вас не предупреждали), можно отыскать самые причудливые и странные комбинации человеческих и не очень мыслей, роящихся в головах представителей мифического «зла». Если вы рождены с эдакой червоточиной, как Джереми, воздерживаться от порока с каждым годом становится всё сложнее. В какой-то момент воля подведет и БАХ! Случится что-то непоправимое. Точнее, это непоправимое сделаете Вы сами, а потом будете долго удивляться тому, что это было так приятно. Вот и Джереми с детства был злым существом. Злым и холоднокровным, словно змея. Точно также он заглатывал жертву, наслаждаясь её страданиями и утоляя голод. Смерть была его единственной страстью и бескорыстной любовью. Словно пылкий любовник, он приносил ей одну за другой жизни, надеясь на взаимность. Слепое стремление к власти и контролю со временем превратило червоточину в солидную гниль. Но, к его собственному удивлению, он смог испытать разочарование.

8) Псионические способности:
Телекинез, левитация.

9) Биография:
Двери во дворец памяти Джереми Ле’Арка теряются посреди темноты в самом центре его сознания и закрыты они на щеколду, найти которую можно только на ощупь. Удивительный коридор, ведущий к бесконечному количеству комнат. Комнат темных и непонятных. Комнаты только кажутся одинаковыми. Если присмотреться в темноту внимательнее то можно заметить что в одних комнатах воспоминания вымощены статическими фрагментными сценами, словно картины написаные лучшими художниками времен раннего Дракенфурта. В других комнатах есть движение и звуки... Самые темные комнаты наполнены мольбами, плачем, грустью. Заметно, что их никто не посещает. А если и так, то очень-очень редко. Возможно Джереми и сам боится заглянуть туда? Однако если пройти дальше, то окажешься в галерее. Здесь нет криков. Нету боли. Здесь только кресло, стоящее перед, превосходного качества, столиком, на котором уже ожидает хозяина дворца горячий шоколад и жареный по-деревенски картофель. Две вещи, за которыми Джереми готов податься на край света. Заметно что галерея кардинально отличается от остального замка. Она выполнена «грубо». Похоже именно этот зал и был фундаментом неприступной крепости этого вампира. Когда садишься в кресло и вслушиваясь в странную мелодию, попиваешь вино, все заботы отходят куда-то далеко. Здесь хорошо и тепло. А если неинтересно, то всегда можно открыть книгу, лежащую на столике. Каталог памяти. Заглянув на его страницы стоит лишь прочитать одну строчку, чтобы погрузиться во всю глубину воспоминаний Ле’Арка...

13 декабря 1500 года.
Темноволосый вампир нервно расхаживал по комнате, вздрагивая каждый раз когда из-за стены раздавался новый крик. Иногда он бросал мимолетный взгляд на часы, что стояли на каминной полке и опустив голову продолжал протаптывать дорожку в ковре.
Его любимая жена, Анастасия, вот уже вторые сутки пыталась произвести на свет их первенца. Внезапно тишину разорвал пронзительный детский плач. Мужчина резко остановился и испытующе уставился на дверь. Не выдержав, он решил войти.
В комнате царил полумрак, повитуха отдавала короткие указания своей молодой помощнице.
— Амадей, — тихий голос роженицы заставил на миг остановить время в комнате.
В два шага мужчина преодолел разделявшее расстояние и взял жену за руку. Она выглядела безумно уставшей, но во взгляде светилась безграничная радость и любовь.
— Дорогая, — тихий шепот испуганного вампира.
— Амадей, я скоро покину вас, но ты будешь о нем заботиться, пообещай мне, — Анастасия посмотрела на мужа.
— Конечно, милая. Мы будем о ней заботиться вместе, — казалось, мужчина не понимал, чего от него хотят.
— Нет, Амадей. Роды отняли у меня слишком много сил. Мы знали, лекари говорили, что это опасно. Тесс сказала, что у меня... у нас есть время до утра, — на глаза ей навернулись слезы, голос задрожал, но она продолжила, — я хочу, чтоб вы с ребенком были рядом со мной.
— Что ты говоришь,- неуверенно начал Амадей, он никак не мог поверить в то, что его дорогая жена может покинуть его.
— Тссс... Ты подаришь нашу любовь малышу, — Анастасия тихо продолжила, — да, у нас мальчик. Тесс, дай мне сына, я хочу показать его Амадею. Мы должны побыть вместе.
Повитуха осторожно передала ребенка умирающей матери.
— Наш сын, — выдохнул мужчина, с любовью посмотрев на маленького человечка, мирно спавшего у матери на груди, — как мы его назовем?
— Джереми, мне нравится имя Джереми, — женщина с улыбкой смотрела на малыша.
— Джереми Ле’Арк, — тихий шепот.
Повитуха закончила убирать и тихо вышла, оставив семью наедине. Амадей был рядом когда его жена покинула этот мир. Она уснула вечным сном, с улыбкой на устах.
И когда первые петухи закричали, Амадей вышел из комнаты с малышом на руках, в нем что-то изменилось за эту ночь...

6 ноября 1513 года.
А вот и вы! — засияла мисс Флосси, когда Джереми вошел в комнату. — Сегодня, пожалуй, нам следует заняться формой должного обращения к лицам, имеющим титулы ярлов.
Уже целую вечность, как казалось вампиру, его учили этикету, игре на музыкальных инструментах, тактике и прочих премудростей жизни всея аристократии. Мисс Флосси постоянно слушала дикцию Джереми, наблюдала его манеры и оценивала его способность вести беседу, постоянно одобрительно кивая кудрявой головой.
— Итак, — щебетала мисс Флосси, — начнем с герцогов. Как я говорила вчера, герцог — высший, не считая короля, титул в иерархии. По рождению герцоги являются принцами, но хотя может показаться, что принц стоит выше на иерархической лестнице, следует помнить, что сыновья короля рождаются принцами, но получают титул герцога.
— За герцогом следует маркиз. Маркиз — наследник герцога. Затем идут граф, виконт и, наконец, барон. Хотите, я изложу все это на бумаге?
— Нет, — поспешно заверил Джереми, — я запомнил.
— Вы такое умное дитя, — одобрительно сказала мисс Флосси. — Перейдем к форме обращения. Когда вы обращаетесь к герцогу, нужно называть его «ваша светлость»; никогда, — предупредила она зловещим тоном, — не обращайтесь к нему «милсдарь». К герцогине тоже обращаются «ваша светлость». Однако всех других пэров можно называть «милсдари», а их жен — «мазели», это правильно.
Джереми лишь кивал головой...

23 июля 1515 года.
— Перестаньте! В последний раз предупреждаю, — детский голос задрожал, на глаза наворачивались слезы, но взгляд Джереми не опустил. Он уже безумно злился на себя, за то, что не мог усидеть дома. Что со скуки убежал из дому.
— А-то что? — самый высокий из трех мальчишек злорадно засмеялся, два других ему вторили,- здесь нету твоего папочки вампира, ха-ха-ха!
И он потянул свои руки к Джереми который попытался вжаться в стенку. Тут неожиданно один из троих мальчишек упал на землю. Не долго думая вампир попытался стукнуть обидчика в лицо, но не учел разницу в росте, и удар пришелся в кадык парнишке, который стал оседать на землю, жадно хватая ртом воздух. Третий из компании понял, что остался один, хлюпнул носом и бросился убегать. Это была первое воспоминание связанное у Джеремиса с людьми. Оно породило ненависть...

9 декабря 1699 года.
Мрачные ивы скрипели, раскачиваясь из стороны в сторону. Моросил мелкий дождь, и дул сильный ветер. Стражники, закутываясь в серые плащи, без оглядки спешили к воротам города, намереваясь переждать суровую непогоду. За ними спешили не менее мрачные крестьяне, с охапками дров на плечах. Изредка гремел гром, и молнии, озаряли округу. Лишь на мгновение, потом становилось так же, темно, темно и грустно. В этих временных проблесках, далеко в темноте можно было увидеть два силуэта, которые не спешили в город, а стояли и о чем-то говорили. Ветер, который никак не утихал, забавлялся с их плащами и волосами, бросая их из стороны в сторону. А они все стояли. Джереми и Роксанна. Два вампира.
— Бери, только прошу аккуратнее с этим. — Роксанна вручила небольшую бутылочку с чем-своему компаньону.
— Не маленький, двести лет скоро, — ответил вампир, о себе подумав о неизменной заботливости, которая так присуща женскому полу.
— Это конечно поможет, но не более... — девушка отвела взгляд, и чуть погодя, добавила — С тех пор, объявили равенство, ты изменился... в лучшую сторону... Не тот сопляк что был раньше... Теперь...
— Теперь я другой, ты права. — прервав колдунью, Джереми вздохнул — Свое ты получила, поэтому я направляюсь в город. Прощай...
Засунув сосуд за пазуху, вампир закутался в уже вымокший плащ и направился к входу в город.

13 декабря 1699 года.
С трудом поднявшись с кровати, он сел за столик. Руки уже потянулись за флягой с зельем.
— Проклятье, осталось совсем немного — тихо прошептал Джереми.
Подумав немного, он одним движением руки осушил стакан с вязкой жидкостью и мгновенно повалился на грязный пол... Мир завертелся с бешеной скоростью, уши заложило, а в голове ежесекундно громче становился звон... Все пропало в темноте...

— Милый, ты вернулся, — белокурая девушка с точеными чертами лица бежала ему навстречу, — Я так скучала без тебя! — ее стройную фигуру прикрывало лишь тонкое шелковое покрывало, расписанное самыми невероятными красками.
— Иди ко мне, девочка, — прошептал вампир в ответ...
Они стояли посреди вулкана, вокруг них горели потоки лавы, а единственный клочок земли был под их ногами. Небо рябило светилами, гораздо ярче, чем солнце.
— Хозяин хочет видеть тебя, мой дорогой, — невинно прошептала девушка, — он хочет поговорить с тобой о нас ...
— Он захотел увидеть меня? — не переставая целовать девушку, спросил Джереми почувствовав себя самым счастливым существом в этом месте.
— Да, он так приказал, — кивнув, она взяла его за руку и повела за собой, прямо через потоки раскаленной стихии, — Он там, в пещере, недалеко...
Сейчас у вампира было только одно желание — служить Хозяину.
Вход в пещеру был широким, в два вампирских роста, а в высоту и того больше. Быстро шагая вслед за любимой, Джереми оказался наконец в просторном каменном гроте, посреди которого впервые увидел Его... Он сидел на величественном троне и немигающим взглядом рассматривал мужчину, словно изучая. Он был огромный, — черные перепончатые крылья свисали с плеч, над бледной кожей ветвились уродливые рога.
— Поздравляю смертный, — прогремел его голос, — Каланда давно рассказала мне о вампире, который посещает ее здесь, но ...
— Но?
— Но я и не подозревал, что ты, жалкий червяк, такой слабый и бездарный! — громовой рев заполнил пещеру.
— Хозяин, я ...
— Закрой рот ничтожество, и слушай сюда ... — прорычал демон, — Ты станешь моим верным слугой. Ты получишь от меня силу. Я позволю тебе видеться и заниматься вашими делами с Каландой, но знай, — демон прищурился, — Если ты подведешь меня... Я просто сожру тебя смертный ...
Джереми не придумал ничего другого, как смиренно кивнуть в знак согласия.
— По мере роста своего могущества, — демон улыбнулся, — я буду знакомить тебя с самой сутью силы и знаний. Но все это, раб, ты получишь в обмен на жизни. Жизни живых существ. Ты отдашь мне их. — На последних словах демон громко рассмеялся. Настолько громко, что потолок начал рушиться, и огромная глыба рухнула прямо на вампира.

Джереми очнулся. Голова болела, все тело ныло. Какое невероятное тепло обжигало его изнутри. И точно так же с середины его морил странный голод. Джереми лишь тяжело вздохнув и поднялся и направился вон. Нужно утолить голод...

14 февраля 1702 года.
— Мы все часть истории. Иногда доброй и светлой. Сладкой, словно малиновое варенье и такой же тягучей. А иногда пугающей, до дрожи в коленках, ледяной, будто ветер... Эй, ты меня слушаешь, дрянь? — очередной удар заставляет связанную девушку всхлипнуть и взглянуть на своего обидчика. Совсем ещё молодой на вид вампир опускается перед ней на колени и с наигранной жалостью заглядывает в глаза к своей жертве. Страх, сотнями острых иголок мгновенно вонзается в душу пленницы.
Как это могло случиться? Почему сейчас? Боже, это все нереально, это не могло произойти со мной. Эти ужасные, абсолютно безумные глаза. Пожалуйста, не надо, не причиняй мне вреда. Просто не смотри на меня.
Не в силах сдерживаться, сдавленные рыдания вновь вырываются из груди несчастной девушки, а ее мучитель, лишь снисходительно фыркнув, потягивается к очередному орудию пыток.
В окне маленькой хижины на отдаленном холме едва заметно мерцал свет. Никому из случайных прохожих и в голову не могло бы прийти то, что происходило в этой глуши сейчас. В старом обветшалом домишке, связанная по рукам и ногам из последних сил сражалась за свою жизнь хрупкая женщина. Ещё вчера, счастливая и довольная проведенным вечером, она возвращалась домой. Но жизнь непредсказуемая штука, кто знает, в какой момент ей вздумается повернуться к вам спиной?
— Не надо плакать, это так бесполезно, — низкий мурлыкающий мужской голос у самого уха, — Вся наша жизнь игра. Да, я знаю, знаю... Такое пошлое сравнение, но сейчас, как нельзя, уместное. И ты выбрала плохую роль. Плохую роль...
— Пожалуйста... Пожалуйста, отпустите меня, — высокий срывающийся женский голос, надломленный и полный отчаянья.
— Заткнись! Я не хочу, ясно? Просто не хочу этого слышать.
Если тихонько подобраться к дому и заглянуть в окошко, то можно увидеть, как мужчина, покачиваясь, словно в танце, направляется к большому, но пыльному и потрескавшемуся столу. В углу, прямо напротив полуразвалившегося камина находится женщина. Ее лицо измазано грязью и кровью. Если затаить дыхание, то можно услышать, как быстро бьется ее сердце, а губы едва слышно шепчут, умоляют о пощаде.
— Ты ведь знаешь, что не первая, верно? Ах, что за лицо? Мы можем болтать ещё целую ночь, но, увы, к утру придется немножко подсуетится, — веселый непринужденный тон, вампир кокетливо забирается на стол и забрасывает ногу на ногу, — Знаешь, это иногда дается мне с трудом. Не то, чтобы жалко, но так скучно одному.
Мужчина подносит руки к лицу, словно на мгновенье, позволяя воспоминаниям полностью завладеть его сознанием. Но от него веет неискренностью, напыщенной театральностью, превращающейся в фарс. А ещё — жаждой крови.
— Почему...я? — сорвавшись с ресниц, слезинка скользит по грязной щеке пленницы, оставляя светлую дорожку.
Этот вопрос казалось бы вводит в ступор ее мучителя.
— Потому что ты молода. Потому что ты красива. Потому что ты... живая! — истеричный хохот разрывает воцарившуюся было тишину, — Скоро рассвет. Он так прекрасен, туман рассеется и на глазах родится новый день. Ах, как жаль, что ты его не увидишь...

10) Откуда вы узнали об игре?
Меня сюда затащила Амаранте https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/57310-5.gif

11) Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

12) Пробный пост:
Её звали Габриэль.
Черноволосый вампир быстро распарывал брюшко старой кукле. Из обтянутой старым тряпьем тушки тут и там выглядывала полуистлевшая солома. Наконец, изуродованная игрушка была приведена в необходимое состояние. Мужчина, довольно улыбаясь, наклонился перед распростертым на каменном полу телом и положил куклу рядышком.
— Тебе не должно быть холодно там, куда ты отправишься, Габриэль, — почти нежные убаюкивающие, слова эхом отразились от бездушных стен и растворились в пустоте.
За окнами крошечного домишки шумел дождь, а на голой плите замерла кукла, нелепая и бесполезная. В её глазенках-пуговках отражался леденящий душу ужас.

— Габриэль, — из-за двери таверны выглянула очаровательная белокурая головка, определенно принадлежащая молодой девушке, — Габриэль, ты совсем с ума сошла? — глаза этой девушки округлились, словно она только что узнала что-то крайне странное.
— Перестань, сестрица, разве я похожа на ребенка? Не надо опекать меня. Эй, мне кажется, тебя зовет хозяин, стоит поторопиться, — брюнетка на мгновенье оглянулась, ослепительно улыбаясь. Не став дожидаться ответа собеседницы, она весело подмигнула ей и, не обращая внимания на недовольное ворчание, раздающееся в след, быстро зашагала прочь от увеселительного заведения.
Яркое солнце, наполняющее Дракенфурт своими золотистыми лучами клонилось к горизонту. Вечер обещал быть богатым на события и нескучным. Бредя по знакомой с детства тропке, Габриэль улыбалась. На душе у нее было тепло и ясно. Да, и что может случиться здесь, дома? Обманчивая уверенность, так часто переполняющая наши сердца. Порой мы так уверены в том, что ничего ужасного не может произойти. Это где-то там, в параллельной реальности происходят несчастья, там убивают и грабят. Но не здесь и, конечно же, не сейчас. Ведь у нас есть план, на это вечер, на эту неделю, на эту жизнь. Вот только, не рано ли мы его составили и не зря решили испытать высшие силы?
Её голос, завораживающий и глубокий, пленил не одно сердце. Габриэль обладала талантом, необычайным даром, который делал ее особенной, не такой, как прочие хорошенькие молодые девицы. Возможно, она и сама не до конца осознавала этого, ведь данное от природы, далеко не всегда ценится. Габриэль умела петь о горе и радости, победах и поражениях так, что ни одна душа не могла остаться равнодушной. Слова не были так уж важны, ведь пела ее душа. Старый закоренелый воин, грубый простолюдин или циничный аристократ, никто не мог противиться этому чарующему голосу. Тогда в таверне она сияла, словно диковинная жемчужина и ее впервые увидел молодой привлекательный мужчина. Он сидел около небольшого столика, не сводя глаз с прекрасной девушки, наделенной таким сильным и ярким талантом. Габриэль тоже обратила на него внимание и, как это случается, полюбила. С первого взгляда, первого слова. С тех пор прошло всего два дня и вот, она, счастливая и свободная, подобно ветру летела к нему на встречу.
«Тира зря говорила, что всех достойных мужчин уже разобрали. Слишком уж она подозрительна. Он не такой, он особенный...».
Какая ирония. Габриэль даже не догадывалась о том, что ее избранник, скромный и чуть неуклюжий, но такой обаятельный в своей неловкости, действительно окажется не таким как все. Прогулка затянулась, теперь ей суждено было стать последней в жизни девушки.
Её голос, завораживающий и глубокий, пленил не одно сердце. Габриэль обладала талантом, необычайным даром, который делал ее особенной и он же стал причиной ее смерти.

— Мне холодно.
Ледяные капли, просачиваясь сквозь прорехи в крыше, успели образовать лужу, прямо посреди крохотной комнаты. В доме пахло сыростью и ещё чем-то, затхлым и удушающим. От него горчило во рту, а кровь в висках пульсировала все сильнее. Габриэль даже не успела удивиться разительным переменам, то произошли с ее возлюбленным.
— Мне холодно, — полу-хрип, полу-стон сорвался с губ девушки, каждое слово давалось ей с трудом.
— Я хотел попросить тебя спеть, но если это более невозможно...
Мужчина оперся о пыльную стену и, сложив руки на груди, принялся изучать взглядом свою пленницу.
— Пожалуйста...
Куда пропал этот прекрасный голос, да и был ли он вообще?
— Пожалуйста... Убей меня...
— Хорошо, — спокойный и почти довольный голос мужчины, — Мне это уже почти надоело.
Дождь будет идти всю ночь, а к утру не останется никаких следов. В Дракенфурте вновь наступит утро, и все ночные призраки растворятся в лучах восходящего солнца.
— Тебе не должно быть холодно там, куда ты отправишься, Габриэль.
Убийца в точности повторял на кукле нанесенные жертве порезы. Окровавленный нож, разрезая тряпичное тельце, оставлял неравномерные алые следы на игрушке. Так, словно эти ненастоящие раны тоже могли кровоточить.
— Ты так прекрасно пела. Эти скоты не заслуживают твоего голоса. Ты простишь меня, Габриэль? — вампир, ухмыляясь, склонился над телом и, чуть помолчав, прошептал, — В конце концов, ты была всего лишь глупой влюбленной женщиной, Габриэль.

13) Локация, с которой вы начнете игру:
Бальный зал во дворце Королей.

14) Согласны ли с правилами ролевой?
Да.

Отредактировано Джереми Ле'Арк (27.06.2011 15:04)

+5

2

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2130-1.gif

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Совершенное зло


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC