Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Филтон] Коттедж «Красный лист» (продается!)


[Филтон] Коттедж «Красный лист» (продается!)

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/31-Orlej/orl8.png

Даже в Филтоне, городе, что не спит ночью, иногда хочется замедлить течение времени, бросить все эти суетливые приемы, и окунуться в атмосферу домашней размеренности. Войти в гостиную, сдернуть чехлы с мебели, распахнуть настежь ставни, впуская солнечный свет. Провести утро в беседке, обвитой вьюнком, за чтением доброй книги, попутно наслаждаясь зеленым чаем с мятой. Вечером, устроившись на широком подоконнике с шелковыми подушками, слушать урчание кошки и любоваться огнями города, что остался там, далеко от этого оазиса умиротворения. Побродить по дому со свечей, под пристальными взглядами старых портретов, отыскать забытое письмо, оставленное в ящике комода много лет назад. Несколько дней подряд наслаждаться покоем и солнцем, чтобы потом отбыть обратно, в круговерть внешнего мира, оставив здесь кусочек своего сердца в надежде вскоре вернуться вновь.

(Шарлотта де Мюсси)

0

2

Дорога на Филтон  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

После того, как Вольфганг потерял сознание, ему оставалось только ждать прибытия в загородный дом. Поскольку граф был без чувств и вообще не соображал, то ничего интересного не происходило. Только солнце уже садилось за горизонт, а мокрый снег назойливо и лениво падал на землю и тут же таял.
Генри позаботился обо всём и обо всех. Как всегда, Генри всё «расхлебывал». В этом у него был талант. Хлебал он грациозно и красиво, а еще очень удачно и со знанием дела. В общем, Генри был игроком тыла. И если бы не Генри, то тыл бы совсем беззащитен.
Очнулся Вольфганг ближе к полудню. Его раны были перевязаны свежими перевязками, а самого графа заливали лекарствами. Загородный дом, конечно, был не особняк, но прислуга там была, причем старательная. Вольфганг был окружен заботой и вниманием, что помогло ему успешно встать с постели.
— Какой же ты придурок, — только и сказал, сидевший всё это время в углу, в кресле, Генри. — К ней пойдешь?
— Да. Который час?
— Утро уже, Вольф.
— Завтрак ей отнесли?
— Нет еще.
— Будь добр, скажи, что его отнесу я.
— Как скажешь, — Генри удалился исполнять просьбу друга.
Следующие пол часа Вольфганг потратил на то, чтобы умыться, одеться и, кряхтя от боли, дойти до комнаты герцогини. Поднос с завтраком уже был у него в руках, а улыбка не сходила с лица.
Вольфганг постучался и нагло ввалился в комнату. Граф бодро прошел от порогу к окну, поставил поднос на столик и раздвинул шторы.
— Доброе утро, герцогиня!

0

3

[Бругге] Замок Уорлин  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Всю дорогу до Филтона Изабелл спала. Причиной тому был не только препарат, что вколол Генри перед тем, как она потеряла сознание, но и те невзгоды и усталость, что навалились на хрупкие плечи девушки и буквально выжили все силы из ее тела. Филтон... Как давно она не была в родных краях и не гуляла на просторных улочках, как давно не вдыхала аромат свежеиспеченных орлейских булочек, так изумительно готовившихся в одной из пекарен на главной площади. Как она любила эту страну праздника и веселья.
К вечеру пятого января экипаж достиг города. Всю дорогу моросил мелкий дождь, смешанный со снегом. Экипаж без особых неудобств пересек ворота и вошел в город. Филтон блистал огнями праздника. Улицы были украшены пестрыми гербами, основным из которых стал герб бурого орла Фортунатов, одного из самых уважаемых кланов страны, главу которого называли Делателем Республики или королей. И действительно, Доминик Форе был видной птицей и самым многоуважаемым политиком, который когда — либо видел Орлей. Улицы были полны народу: люди, вампиры, полукровки, от высшего до нисшего. В столице до сих продолжалось празднование нового года и люди с восторгом наблюдали за представлениями бродячих актеров, пили вино и веселились. Воздух был тяжел и влажен. Вывески над лавками шатало под порывами ветра. В этом году морозы так и не пришли должным образом, поэтому под ногами горожан хлюпал снег перемешанный с грязью.
После того, как экипаж довез их до назначенного места, Изабелл уложили в одной из лучших комнат, и одна из служанок даже умудрилась переодеть герцогиню в белую шелковую сорочку, украшенную рисунками из серебряных нитей в виде бабочек. Комната была весьма просторной. Резная мебель красного дерева отражалась в черно-белых блестящих плитах пола, на которых падали лучи солнечного света, пробивавшиеся сквозь узкие окна витражей. Главным достоянием комнаты была большая кровать, увенчанная роскошным балдахином. Узорчатые складки полога, которого увенчивало декоративное навершие в виде короны, а внизу складки были схвачены золотыми шнурами, крепившиеся к головам золотых вевернов с рубиновыми глазами. Солнечный луч скользнул вглубь необъятного ложа, осветив золотистые волны волос спящей внутри него девушки. Потянувшись как кошка, она перевернулась на бок. Мягкая улыбка осветила ее лицо, словно все, что произошло, на утро забылось как страшный сон, и мысли ее были столь же чисты как мысли младенца. С солнцем возвращались надежды, с надеждами возвращалась вера. В воздухе висел аромат свежих пирогов, смешанный с запахом моря. Изабелл пришла в себя не сразу. Сквозь плотно сомкнутые веки забрезжил рассвет. За окном звучала песня моря, а в голове словно гудела рыночная площадь.
Постепенно отходя ото сна, она медленно приходила в себя. Дверь скрипнула, что заставило ее открыть глаза. Мелкая дрожь прошлась по всему телу, когда на пороге она увидела Вольфганга, так нагло ворвавшегося в покои. Резко сев в кровати, Изабелл натянула одеяло, до подбородок изумленно наблюдая за действиями графа. Первый шок постепенно отступал. В голову начали приходить воспоминания осады, последнее событие которой полностью подавили сон. Она ощутила злость. Неужели этот Груффид, этот Норданский тиран осмелился усыпить ее! Да сам Алукард не спасет этого, этого мужлана, как только в ее руках окажется что — то тяжелое! О чем он думал, когда привез ее сюда? И самое главное «сюда» это где?
Губы ее пересохли и хотелось пить, но все физические неудобства остались позади, уступив место гневу.
— Где я? — зашипела Изабелл, сверля графа взглядом. — Вы хоть понимаете, что наделали? Мой отец... мой отец, когда узнает, что вы насильно вывезли меня... — она задыхалась от ярости, слова и мысли путались между собой, не давая рассудительности усмирить пыл девушки.

0

4

Усталость как рукой сняло. Снова эти её припадки злости, непокорности, прямой агрессии, что только выказывала в ней слабость и женскую нежность. Да, нежность. Теперь Вольфганг мог проявить и заботу. Ему не помешают «миллионы» телохранителей, гувернанток, фрейлин, пройдох, просто зрителей и тех, кто просто зашел посмеяться на ночь. Он мог, наконец, и быть собой — хозяином дома и просто гостеприимным вампиром. Мог, не стыдясь подойти к ней, взять за волосы и просто нагло впиться в губы. И, при этом, ему не будут смотреть в спины, не будут звать на дуэли, не будут советовать, как лучше работать языком. Он просто мог «высказаться», показать свои эмоции одним лишь наглым поступком, и всё встало бы на свои места.
Но Груффида остановил её взгляд. Её огни. Хотя, нет! Не огни. Это были два пламени, которые плевались искрами и облизывали языками пламени всё, что находилось в поле зрения герцогини. Герцогиня «сканировала». Вольфганг не знал почему он выбрал именно это слово, и откуда оно вообще, но Изабелла была похожа на хищника на охоте. Она охотилась за тяжелыми предметами. Да! Вольфганг уже ощущал, как болит голова. Но что ж! Любовь — не деньги! Придется рисковать.
Граф взял чашку чая и подошел к герцогине. Он убрал всю свою надменность и пафос в воображаемый мешок — надел маску опеки и добра. Глаза Вольфганга светились радостью и счастьем, а все эмоции говорили лишь о том, как он привязан к этой девушке. Дурной, конечно же, поступок, но эмпат из герцогини дреной. Поэтому можно было понадеяться на то, что его не рассекретят. Просто Вольфганг не мог, точнее, устал за предыдущие дни, и скрывать свои эмоции было ему в тягость.
Груффид встал перед ней на колени и просто протянул чашку чая.
— Вы чудо, герцогиня. Особенно когда злитесь... — Вольфганг отвел взгляд от неё, в поисках постельного пюпитра, но не нашел его, — но мне не нравиться то, что я и есть причина вашего гнева. — Вольфганг посмотрел своим теплым взглядом ей прямо в глаза.- Я хочу быть только причиной вашей радости.

0

5

Какой талант! Какая экспрессия и всплеск чувственности! Наверное, Изабелл даже поверила бы Вольфгангу, если бы не знала властолюбивый и самодовольный характер Груффидов. Он был учтив, и чрезмерно мил, для представителя своего клана. Удивление от резкой смены поведения графа заставило бровь девушки красиво изогнуться, а глаза, которые минуту назад искали нечто тяжелое, чем можно было ударить, остановились на его лице. Она была искренне поражена речам графа. Что то в душе Изабелл даже екнуло, а глаза потеплели, когда он встал на колени, протягивая чашку с чаем. Возможно, сейчас она даже хотела проиграть в этой игре, снять маску и показать истинное лицо, поверить и покориться его воле... На мгновение Изабелл отвела взгляд в сторону опустив ресницы, но когда подняла, глаза девушке вновь трепетали огнем ненависти. Возможно, она злилась не на него, и не он был причиной столь холодного отношения, причина скорее была в ней и в ее страхе быть обманутой как это уже случалось... Да и потом зная Груффида герцогиня не могла поверить в искренность его чувств и заботы... Она уже имела глупость поверить Аскару который предал ее лучшие чувства, и впускать Вольфганга в свой мир герцогиня не собиралась... Она стала каменной леди и одела маску холодности, но внутри Изабелл тяжелым камнем лежала тупая боль. Одарив графа добродушной улыбкой герцогиня протянула руку чтобы взять чашку с чаем, и когда тонкие пальчики девушки коснулись фарфора, она медленно подняла чашку над головой Груффида. В тот же миг темная жидкость обильно оросила его чело. Улыбка же ее оставалась столь же добродушной, как у невинного ребенка. Возможно, это был весьма опрометчивый шаг с ее стороны, но единственно верный как показалось самой герцогини. Она была просто уверена, что после такого Груффид с львиным рыком выйдет и вернет ее отцу с воплями «Научите свою дочь манерам». Темная струйка медленно протаривала дорогу вниз к застегнутой рубашке графа, стекая по мускулистой груди.
— Я не нуждаюсь в вашей заботе — холодным тоном произнесла герцогиня. А чтобы добавить огня в и без того пикантную обстановку добавила. — Когда Альберт узнает что вы меня украли, вы пожалеете об этом...
Изабелл была уверена, что Груффид не знает о их размолвке, и решила давить на это.

0

6

Естественно! Кто бы сомневался? Граф остался с... чаем. Вообще-то Вольфганг не любил чай — он больше предпочитал кофе. Но сейчас чаем его «кормили». Почему бы и не выпить чашечку?
Граф медленно вытер чай со своего лица и только причмокнул губами.
— Вкусный... чай... — граф посмотрел на герцогиню слегка нервно. — Как мило с вашей стороны. Прямо-таки первые признаки заботы и внимания, — граф встал с колен и пошел за салфеткой к столику.
— Ах! Аскары! Милые ребята. Не так ли? Особенно когда они целуются с другими девушками, — Вольфганг уже вытирал чай на шее и нервно подрагивал от «прикосновения» кипятка.
Граф смерил девушку взглядом, который всё дал ей понять. Она теперь для него дело чести. Более того, она настолько сильно осточертела ему, что он еще и будет делать из неё самостоятельную девушку, а не маленькую девочку, которая то и дело пугает его папенькой или женишком.
Граф подошел к герцогине и посмотрел ей в глаза. Он выплеснул на неё всё свое чувство презрения её, как маленькой девицы.
— Когда вы уже вырастите, милая? Когда детское «я маме расскажу» уже выйдет из вашей головы хоть через какое-нибудь из отверстий, — Вольфганг сжал салфетку и подошел очень близко кровати,- что в изобилии подарила вам Святая Роза от рождения? — граф аж прикрикнул под конец.
Вольфганг внимательно изучал герцогиню пару минут, а потом решил, что ждать от неё понимания без толку.
— Приятного аппетита, герцогиня, — граф направился к выходу из комнаты. Об окнах он не беспокоился: окно герцогини выходило прямо в сад. Более того под её окнами были прекрасные, столетние посадки кустов роз. Прелесть!

0

7

«Аскары милые ребята, когда целуются с другими девушками» слова Груффида словно горячий свинец жгли уши герцогини, и заставляли сердце скрежетать от обиды. Крепко сжав ладони в кулак Изабелл, едва удержала всхлип. На глазах засверкали слезы, но Вольфганг был слишком занят собой и попытками сдержать ярость, чтобы заметить ее состояние. После слов про Аскаров герцогиня швырнула вазу в сторону графа, но тот даже не повел глазом, когда фарфоровая утварь пролетела близко с его головой и разбилась об стену. Столь холодное отношение Груффида раздражало Изабелл, она чувствовала что не может задеть его надлежащим образом... Изабелл отвернулась. Она старалась не глядеть на него, и продолжая играть маленькую глупую девчонку, дабы не расстраивать его фантазий... Она была столь же упряма, как и сам Вольфганга, когда речь касалась предубеждений. Закончив с «чаем», граф приблизился к кровати. С каждым словом ей все больше хотелось ударить Груффида, но ваз больше не было... Наконец когда он замолчал она взглянула в его сторону. Сцепив зубы, она глядела на рослого, красивого венценосца, ее бывшего жениха, который по стечению обстоятельств так и не стал ее мужем, и думала лишь об одном: почему он все еще терпит ее? Почему не отошлет к отцу? Неужели Груффид на столько властолюбив, что готов мириться с такой... такой бестией, которую играет Изабелл...
Пожелав ей приятного аппетита граф направился к выходу. Сердце ее замерло... Неужели он собирается оставить ее здесь? Что нужно этому Норданскому тирану?
— Стойте! — выпалила герцогиня. — Зачем вы привезли меня сюда? Что вам нужно? И до каких пор я буду здесь? А самое главное где мы?

0

8

Вольфганг обычно действовал прямо. Это тактика, которой придерживалась классическая кавалерия: выйти в удачный момент и ударит с фланг. То есть, просто в удачный момент действовать прямо и грубо. Так действовал и Вольфганг. Прямо, сильно, в нужный момент. Но сейчас у графа не было желания говорить с ней или действовать прямо. Она просто таки достала его. Она постоянно называет его тираном, хотя даже не общалась с ним толком — просто ляпает своим дурным языком, что уловил разговоры фрейлин. Она унижает его, отталкивает, делает всё, чтобы он от неё отвернулся. Вольфганг устал за прошлый день, а потому решил не создавать себе лишних забот с этой «кошечкой».
Граф остановился, смерил герцогиню взглядом, что говорил о разочаровании, и вышел из комнаты. Дверь громко хлопнула. Вольфганг закрыл дверь на ключ.
«Ах, Генри... неужели ты окажешься прав?»

0

9

— Вы не смеете! — закричала герцогиня, когда Вольфганг без ответа продолжил путь за дверь. — Вы не смеете, — повторила она. Рука девушки нащупала подушку, которая полетела в сторону двери, но, так и не долетев, упала на пол. Он вышел. Услышав щелчок замочной скважины, Изабелл вскочила с кровати и бросилась к двери. Несколько раз дернув за ручку она с ужасом поняла что заперта.
— Вы не смеете держать меня здесь насильно граф, — барабаня в дверь, кричала девушка, — вы не можете так поступить, ради всего Святого, что еще осталось в вашей душе!
Он не ответил. Еще минут пять она пыталась воззвать к его совести, но все оказалось тщетно. Кулаки Изабелл покраснели, грудь вздымалась при каждом вдохе, а сердце трепетало, так, словно выпорхнет из своей клетке.
— Вы черствый мужлан! — из последних сил крикнула девушка. — Норданский тиран, — тише дернулись губы. Облокотившись спиной о дверь, она медленно сползла по ней на пол.
— Норданский тиран, — шептали пересохшие от крика уста. Оставшись одна, в незнакомом месте, Изабелл закрыла глаза, и погрузилась в самые печальные размышления. Размышления увели ее к самобичеванию и чувству вены. Однако это была лишь часть всех тех терзаний и невзгод, больших и малых, которые ей пришлось испытать, волей злосчастной судьбы или рока.
Ленивый солнечный луч, медленно скользнул к месту где сидела девушка, и коснувшись золотистых волос, озарил их янтарным блеском. Тепло от его прикосновения заставило ее бросить взгляд в ту сторону, откуда оно шло.
Окно! Да, точно, окно! Новый прилив сил и надежды заставил ее встать. Какого было разочарование, когда подойдя Изабелл, увидела многолетние кусты роз, так ароматно благоухающие под ее окном. Она была еще очень слаба после вколотого препарата, и нервного перенапряжения. Голова герцогини закружилась и только стол, возле окна помог ей устоять на ногах. Облокотившись, она чуть было не спихнула поднос, но тот стоически выдержал, резкие движения, лишь чуть сдвинувшись в бок. Взгляд Изабелл упал на завтрак, который принес Вольфганг. В воспоминаниях всплыла картина с чаем, и горящие глаза графа, когда она сделала это... сделала с холодной улыбкой и издевательской насмешкой в голосе. Ей стало стыдно. Стыдно за все, что она делала и возможно сделает, ведь он, по сути, не заслуживал такого обращения... или... заслуживал? Осторожно сев на стул, Изабелл придвинула поднос. На нем были ароматные булочки с яблочным джемом, красиво лежащие на белой украшенной незамысловатыми рисунками тарелочке, рядом с которой находилась чашечка с вишневым вареньем и небольшой кусок торта, украшенный мятным листом. Изабелл вздохнула. Она взяла маленькую ложечку, лежащую на блюдце с тортом и зачерпнула кусочек. Вкусив сладость этого лакомства, герцогиня не удержалась от восторженного хмыкания. Она не могла и представить, что может испытать такое наслаждение от пищи, тем более после всего что произошло... Как правило аппетит пропадал, но сейчас все было наоборот: она не могла остановиться и в душе даже пожалела что вылила чай на графа. Именно чая сейчас и не хватало. Закончив с тортом Изабелл, ополоснула пальчики в чаше для полоскания рук и вытерла их салфеткой, после чего в последний раз взглянула на поднос и встала со стула. Нужно признать, после того как она утолила голод, настроение начало возвращаться. Впрочем, это было кратковременное явление. Скрестив руки на груди, она начала мерила комнату шагом, пока замочная скважина не заскрипела. Застыв на месте Изабелл, смотрела на дверь. Дверь отварилась и на пороге появилась рослый мужчина, за спиной которого стояла тучная служанка. Пропустив ее в комнату, он вновь закрыл дверь на замок. Она почувствовала, как по венам горячим свинцом разливается злость, когда он хлопнул дверью, буквально перед ее носом. Вошедшая женщина представилась Аделаидой. Аделаида сообщила Изабелл, что граф велел принести ей платье, поскольку собственное платье герцогини уже в непригодном состояние. С этими словами женщина открыла белую коробку украшенную золотым бантом, которую принесла с собой. При видя столь красочной коробочки глаза Изабелл, непроизвольно загорелись интересом. Однако он быстро прошел, как только Аделаида достала от туда простое платье, однако сшитое из достаточно качественной ткани. Кулаки герцогини сжались от ярости. Сделав над собой усилие, Изабелл улыбнулась. Он пытается унизить ее! Унизить как она его с утра — думала герцогиня, иначе как объяснить столь дорогую коробку и столь «серое»... платье...
— Благодарю, — процедила герцогиня, — я справлюсь без вашей помощи.
Покланявшись, женщина вышла за дверь. Изабелл еще долго смотрела на платье, которое она положила на кровать, так и не решаясь одеть. Время кланялось к вечеру.
— Ну что ж, доставим графу удовольствие, — причмокнув языком, произнесла девушка. Надеть юбку без помощи служанки было проще простого, но вот завязать корсаж, шнуровка которого была сзади оказалось не так уж и легко. Стиснув зубы Изабелл, прокляла свою гордость, которая выгнала Аделаиду. Закончив с одеждой, она перешла к прическе. Наконец когда туалет был завершен, Изабелл встала и поправив юбку словно отряхнув ее рукой, подошла к зеркалу. Все оказалось не так уж и плохо как казалось по началу. К ее удивлению не один даже столь простой наряд не мог скрыть ее царственной осанки, аристократичных черт. Сейчас она, конечно, не была похожа на принцессу из дома Реев, но даже этот наряд смотрелся на ней по особенному. Теперь она выглядела как обычная жительница Филтона или Дракенфурта — в белой сорочке с широкими стянутыми на запястьях рукавами, темно синем корсаже, и такой же юбке с золотой полоской по краю. Волосы она забрала наверх, выпустив лишь пару прядей, которые мило подчеркивали грациозную посадку ее головы, стройность точеной шеи. Темно синий цвет корсажа и юбки, красиво сочетался с сапфировой радужкой глаз Изабелл.
Через минуту в замочной скважине вновь зазвенели ключи, и на пороге оказался все тот же мужчина. В этот раз Изабелл не стала даже поворачиваться на звук, и глянула через плечо лишь, когда ее окликнули «миледи».
Страж сообщил Изабелл, что граф желает видеть ее у себя... в кабинете. Собрав силу воли воедино, она мотнула головой в знак согласия и подчинилась.

+2

10

Первое чем занялся Вольфганг, после того как навестил герцогиню, это пошел и налил себе стакан прекрасного орлейского коньяка. Эта девушка вызывала у него неодолимое желание напиться. Даже не она, а её теперешняя наигранная злость и ненависть. Она же актриса малого театра! Зачем так прямо показывать свою наигранную ненависть? Или ненависть была не наигранной, и это просто Вольф питает глупые надежды? «Не уверен... не уверен...», — только и думал о своих проблемах Вольфганг. Он потерял уверенность в себе — свою верную спутницу всего на пару секунд, но и этого хватало дабы дать ему понять насколько он слаб без своего, провереного годами, пафоса и самолюбия. — «Поздно быть хорошим, Вольф. Уже будь мерзавцем и не питай надежд... они горько-сладкие...»
Граф сам не заметил как пришел в кабинет и умостился в кресло поудобнее. Он взял листок бумаги, перо, чернило и сургуч.
За двадцать минут Вольфганг накидал краткое письмо своему будущему тестю. Да! Вольфганг собирался тащить девицу под венец, но без поддержки старого Форту ему никак не удасться оформить всё законно. Доминик выказывал свои наилучшие пожелание молодоженам, но это было еще на Балу Алукарда. Вольфганга ловко прокинули с помолвкой, но Груффид не собирался отступать. Теперь она в его руках, а Доминик должен ему помочь. В крайнем случае Вольфганг его заставит. Только пускай отец «фифы» приедет.
Вольфганг закончил писать пригласительное и отдал письмо служанке, с приказанием отослать письмо в резеденцию Фортунатотв, Доминику Форе.
В дверь постучалась служанка, которая пригласила войти герцогиню. Вольфганг всё еще не привел себя в порядок, а потому выглядел ужасно.
— Входите, герцогиня. Вы теперь сможете говорить, прекратив изображать из себя Бладреста?
Служанка принесла перевязки и укол. Вольфганг был вынужден молчать несколько минут и смирно сидеть, пока служанка «наводила марафет».
После того, как служанка сделала всё, что от неё требовалось, Вольфганг бесцеремонно стал переодеваться в одежду для легкой и ненавязчивой прогулки. Граф планировал выйти к морю, но не планировал что у него будет жуткий озноб и слабость от ранения. Но Вольф держался. Он — Груффид! Он — каменный!
Граф уже стал переодевать штаны, когда понял, что не мешало бы спрятаться за дверцой шкафа.
— Простите, герцогиня. Это всё нелепо, но я боюсь вас сейчас потерять по причине вашей непокорности.- Вольф посмотрел на девушку из-за дверцы шкафа.- Кто знает? Может вы убежите?!
Граф закончил переодеваться и решил присесть, поскольку голова совсем кружилась, а пот просто недавал спокойно сидеть: всё время приходилось вытираться платком.
Вольфганг нагло усадил девушку на стул, который ей принес и сел напротив.
— Скажите мне что-то, кроме «мой папа вас сотрет» или «вы не смеете»?

+1

11

Проходя по коридору, ведущему в кабинет графа, Изабелл осматривала стены и убранства дома, в котором оказалась. Сказать по правде, обстановка была не столь удручающей, как могла показаться на первый взгляд. Все было мило и со вкусом, даже более... по-домашнему, что ли... Осматриваясь по сторонам, Изабелл примечала знакомую руку, в дизайне этого места... ну да, конечно! Рука орлейских мастеров была видна во всем, от кровли до плит пола, что не могло ускользнуть от острого взгляда этой прекрасной особы.
Наконец цель была достигнута, и страж привел ее к двери в кабинет. Дверь отворилась, первое что почувствовала девушка, войдя в кабинет, был резкий запах коньяка. Сам граф казался выпившим, так же был несколько помят и выглядел устало. На какой — то момент ей даже стало жаль Груффида. По натуре герцогиня была мягкосердечной женщиной, не способной на змеиный колкости, поэтому играть «последнюю стерву» было весьма сложно, в особенности сейчас...
Впрочем, как только до ее ушей дошла колкая фраза Груффида, одевать маску стало легче.
— Как только вы перестанете изображать из себя Эвинтерна, — гордо задрав подбородок, заметила девушка, сделав шаг в комнату. Ее взгляд упал на недопитый коньяк, а затем вновь на Груффида. — Зачем вы звали меня?
Он не ответил. В комнату вошла служанка. Совершив медикаментозную процедуру, девушка вышла, вновь оставив господ наедине. После того, как служанка вышла за дверь, Вольфганг словно забыл о том, что помимо нее в помещение была и сама герцогиня, которая так и продолжала стоять посреди комнаты, в то время, как он бесцеремонно начал переодеваться, не стесняясь своей наготы. Сердце Изабелл замерло, а глаза расширились от удивления, когда Вольфганг расстегнул пуговицы рубашки и швырнул ее в сторону, оголяя накаченный торс, на котором блестели капли пота. Изабелл оторопела. Тело ее стало каменным, а губы пересохли. Волна жара окатила девушку с такой силой, что она еле дышала. Его рубашка валялась на стуле, сам он стоял босиком в узко обхваченных штанах. Каждое действие сопровождалось движением накаченных мышц на руках и спине. Изабелл не могла отвести взгляд. У нее внезапно пропало всякое желание оставаться холодной и надменной, захотелось ощутить надежный покров его силы. Затаив дыхание она не хотела отворачивать взгляд, как следовало сделать еще в начале. Впрочем, Вольфганг был слишком занят, чтобы заметить это. Она видела как перекатываются мышцы под его кожей в лучах солнечного света, проникавшего сквозь тонкие занавески на окне. Она испытывала пьянящее желание стать совершенно слабой и беспомощной в его руках. Довериться ему. Она уже не злилась, потому что отчетливо понимала, что хочет. Это чувство пугало и притягивало одновременно. Как может быть столь красивый и горячий вампир снаружи, быть столь расчетливым и властолюбивым внутри!?
В чувства ее привел голос Вольфганга. Словно проливным дождем ее окатил его вопрос, и, закрыв ладонью глаза, она возмущенно произнесла:
— Вам не стоит забывать про правила приличия, граф! — тон ее был немного дрожащим, но, судя по всему Груффид не заметил эту разницу.
Наконец граф был одет. Сказать по правде, она была несколько расстроена, что все кончилось так быстро, но виду не подала.
«Изабелла, одумайся, это властолюбивый тиран!» — говорила она себе.
Принеся стул и усадив герцогиню напротив себя, Груффид заговорил. Каждый раз когда они начинали разговор, у Изабелл возникало непреодолимое чувство, что Вольфганг старается понять, вывести ее на чистую воду, сорвать маску лжи с ее лица...
Опустив ресницы, она отвела взгляд в сторону окна, затем вновь посмотрела на графа.
— Что вы желаете услышать? — наконец спросила она, красиво изогнув бровь, впервые посмотрев на него не так, как обычно...

+1

12

— А что вы можете мне сказать? Я уже наслушался сполна. На балу, в саду, в комнате. Потом еще сегодня вы мило, — Вольфганг одел туфли, — дали понять мне, что я — ничтожество, стоящее лишь побоев. Вы у нас вообще ритор. Так, что вам есть что говорить.
Вольфганг смерил девушку взглядом полным гнева и начал наводить порядок на голове. Граф был мысленно не с ней. Точнее с ней, но он сейчас думал о том, как мог бы взять эту девушку прямо тут, в кабинете. Вольфганг представил как схватит её за шею и вопьется в губы. Он не сможет сдержать себя после этого. Скорее всего уложит её на стол. А там уж он сможет и показать всю свою невоспитанность.
Вольфганг не сильно вдавался в подробности, поскольку знал о её чувствах к нему - ненависть. Изабелла оттолкнула его от себя. Скорее просто умерила пыл, но Вольфганг принял это близко к сердцу.
«Что ж, герцогиня...»
Вольфганг посмотрел ей в глаза и пододвинулся поближе.
— Мы, герцогиня, вампиры правильные... с фантазией... — Вольфганг посмотрел ей глаза и улыбнулся. В голове у вампира понеслись картины яркого и прекрасного секса, который Вольфгенг желал, почему-то, именно с ней. Странно, конечно, но Груффид считал её доминирующей средь других девушек. Вольфганг редко выказывал своё почтение к девушке, но эта...

«Изабелла аккуратно и испугано ойкнула, когда Вольфганг швырнул её на стол. Она будто боялась кого-то разбудить или привлечь чьё-то внимание. Но вместе с тем она боялась его.
Вольфганг резко дернул девушку на себя и со стола посыпались бумаги. Граф впился самым наглым образом в губы девушки и прикусил её нижнюю губу. Дерзкий Груффид провел руками по бедрам девушки и остановился на попке. Вольфганг совсем терял голову от запаха этой барышни: легкий аромат лаванды и мускуса. Граф стал целовать шею герцогини и зубами разорвал застежки на декольте герцогини. Её прекрасная грудь, покрыта небольшими капельками испарины, выглянула из-под платья. Скованная корсетом, она только манила и возбуждала Груффида...»

Граф наконец отвлекся от глаз этой девицы и встал со стула. Граф понял, что так и не договорил.
— Эмм... о чем это я? Ах, да! — Вольфганг спрятал бутылку коньяка и полу полный стакан в бар.
— Герцогиня, у вас есть свои догадки где вы? — Вольфганг подошел к окну и открыл его. — Знаком ли вам этот воздух?

+1

13

Дорога на Филтон  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

По пути до загородного дома, Кристоф понял что прилично устал. Он не спал уже вторые сутки, то есть на протяжении всего пути от анклава, но ему это было не впервой. Юстициаров тренировали так, что они могли обходиться без сна долгое время, куда дольше чем любой вампир и тем более человек.
По прибытии, Кристоф убедился, что герцогиня находится в безопасном месте и её жизни ничто не угрожает. Слуги графа предложили ему комнату и заверили, что с Изабеллой всё будет в порядке. Юстициар решил не отказываться и воспользовался возможностью отдохнуть. Комната казалась ему роскошной, хотя даже самая обычная комната в вампирских домах ему казалась чересчур украшенной, поскольку он привык к скромности кельи и остальное считал ненужным. Ценить красоту Кристоф не умел и до того, как стал юстициаром, а уж после инициации он не видел красоты даже в самых красивых вещах — цена, которую надо заплатить за полученную силу.
Раздевшись, он поставил меч рядом с кроватью. Сев на край постели, он достал один револьвер и принялся его чистить. Что-то волновало юстициара, ему казалось, что что-то в скором времени случится. Что-то нехорошее. В дверь раздался стук.
— Милорд, я принесла вам обед. — Раздался голос служанки из-за двери.
— Заходи. — Кристоф убрал револьвер под подушку и прикрылся одеялом ниже пояса. Служанка прошла в комнату, поставил поднос с горячей едой на столик, и смиренно встала, опустив взгляд.
— Что-нибудь ещё, милорд? — Она подняла взгляд и непроизвольно ахнула, поскольку всё тело юстициара было покрыто глубокими шрамами.
— Нет. Спасибо. Ты свободна. — Чётко ответил Кристоф. Служанка, поклонившись вышла из комнаты. Юстициара ничуть не волновала реакция смертных на него, да и вообще мнение окружающих его трогало редко.
Юстициар спокойно поел и лёг спать. Сны Кристофу снились редко и этот раз не стал исключением. Проснулся он оттого, что служанка пришла за подносом. Рука воина рефлекторно сжала рукоять револьвера. Отпустив оружие, он сел в кровати, чем испугал служанку.
— Простите что разбудила вас, милорд. — Выпалила девушка и замерла в поклоне. Кристоф хмыкнул и покачал головой. Невооружённым глазом было видно, что за малейшие проступки слугам тут сильно достаётся.
— Всё в порядке. — Улыбнулся мужчина. — Где сейчас герцогиня?
— В кабинете графа, милорд.
— Проводите? — Спросил он, не глядя на девушку. Он потянулся за одеждой и принялся одеваться и вооружаться.
— Как изволите, милорд. Вам помочь одеться? — Кристоф не ответил, он просто посмотрел на девушку взглядом, мол «юстициаров разве не учили завязывать шнурки?» и улыбнулся. Служанка тихо хихикнула и заметно расслабилась.

Спустя несколько минут ходьбы по коридорам особняка, Кристоф оказался у двери в кабинет графа. Отблагодарив служанку, он постучал и вошёл в кабинет Вольфганга. Мужчине пришлось чуть наклониться, чтобы пройти в дверной проём.
— Здравствуйте и простите за вторжение, граф. — С порога бросил он. Размашистым шагом он направился к герцогине и вручил ей бумаги, в которых говорилось, что отныне Кристоф является её телохранителем и любым способом обязан защищать её жизнь, даже если она этого не захочет. В письме стояла личная печать Алукарда и его подпись.
— Кристоф Торквемада. Орден Юстициаров. — Он поклонился.

Отредактировано Кристоф Торквемада (07.01.2011 18:29)

0

14

Глаза Изабелл вновь потемнели от гнева. Она наблюдала за тем, как губы графа двигаются, произнося не самые приятные и желаемые слова, и вновь пожалела о том, что сделала с утра. Смерив Изабелл гневным взглядом, Вольфганг вновь перестал ощущать ее рядом и потерял чувство реальности, как заметила сама девушка. Взгляд графа был не таким как обычно. Закончив с прической, Вольфганг придвинулся ближе. Это несколько смутило Изабелл, и она чуть поддалась назад. Его взгляд буквально прожигал ее, вызывая чувство неловкости. Она знала это выражение лица у мужчин и могла предположить, о чем он сейчас думал, от этого на щеках девушки появился легкий румянец. Она отвела глаза не в силах больше выдерживать его испытующий взгляд. Кто бы спас ее честь, захоти он взять ее прямо здесь? Верно, никто... Это и внушало ей страх в маленькую головку и останавливало от резких речей. Граф был пьян и зол, а это, как понимаете, чревато... Забавно... да, именно забавно, но Изабелл — герцогиня Уорлин, которая любила разговаривать посредствам прямого контакта глаз, не могла держать его с ним. Его глаза, словно черная бездна, пытались поглотить ее в свои сети, забрать силы и обезоружить... Она знала лишь одного вампира, чьи глаза были столь же пьяняще притягательны, как его. Наконец Вольф встал. Взглянув на топорщащиеся штаны графа, герцогиня сглотнула. Тряхнув головой, она отогнала пагубные мысли.
Подойдя к окну, он распахнул его. Заходящее солнце залило янтарным светом всю комнату, и на фоне его лучей волосы Изабелл вспыхнули огнем. Слова графа вызвали бурю негодования внутри девушки.
«Он издевается! — думала Изабелл. — Нет, он точно играет со мной и издевается!»
— Довольно! Прекратите этот спектаклю граф! — встав со стула, — гневно заметила девушка. — Я не желаю играть в ваши игры!
Вдруг дверь в кабинет скрипнула. На пороге стоял темноволосый мужчина. Поприветствовав собравшихся и попросив извинения за резкое появление, мужчина подошел к Изабелл, протянув сверток бумаги. Поначалу она не решалась принять его и секунду смотрела на протянутую руку мужчины. Взгляд герцогини упал на Вольфганга
— Это очередной ваш прихвостень?! — с сарказмом в голосе заметила девушка, красиво изогнув бровь.
Не дожидаясь ответа, она вновь перевела взгляд на незнакомца и приняла бумагу. Сверток был скреплен печатью Дракулитов. Глаза девушки загорелись любопытством и, сломав печать, она развернула послание. По мере прочтения, выражение лица Изабелл менялось. В письме говорилось о том, как зовут этого мужчину, и что отныне он будет охранять ее покой, поскольку, в связи с нестабильной обстановкой в мире, граф Дракулит беспокоится о безопасности герцогини. Дочитав до конца, Изабелл свернула послание, и взглянула на Кристофа. Это был высокий молодой человек, с атлетическим телосложением и прямой осанкой. Он не был похож на Габриеля и его манеры не выдавали в нем прожженного аристократа, однако взгляд мужчины был теплым и внушал доверие.
Внутри герцогини билось два зверя. Один хотел спрятаться за спиной этого могучего мужчины и кричать о том, что ее насильно держат в этом месте, другой же смотрел на ситуацию иначе. Алукард — двоюродный брат Вольфганга, и сейчас этот самый телохранитель поздоровался с графом, как с хорошим знакомым. Это может значить, что все злодеяния, что вершит Груффид являются при поддержке Алукарда!
«Святая Роза...» — подумала Изабелл, но не стала торопить события, решив не пороть горячку.
— Прошу простить мою резкость, — надев маску доброжелательности, герцогиня улыбнулась и произнесла, — а теперь, — обратившись к обоим: — не будете ли вы столь любезны объяснить мне, где я?

+1

15

— Ах! Этот аромат! Этот морской воздух! Разве он не прекрасен, миледи? — Вольфганг ловко отвернулся к окну.
«Мне бы льда... или просто холодный револьвер...»
— Орлей, миледи. Я бы не посмел подвергать вас опасности. Даже если бы вы меня облили еще раз десять чаем.— Вольфганг открыл окно полностью и впустил в кабинет холодный бриз и шум прибоя. — Даже Алукард заботиться о вашей безопасности...
Тут Вольфганг умолк. Он оперся о кресло, что стояло возле стола, и стал соображать. Да, это сейчас было уместно. Он принял юстициара, как своего. А что еще оставалось? Вольфганг поступил правильно. Но теперь пришел черед думать о последствиях, о том, что же принесет этот юстициар. Нужно было поговорить с ним лично!
В голове понеслись панические мысли, которые пришлось спрятать под милым взглядом и улыбкой:
«Зачем этот телохранитель? Юстициар! Из Дракенфурта! Да еще и от Алукарда! Что задумал кузен?»
То, что отягощало движение Вольфганга наконец-то «утихомирилось» и мирно легло спать в штанах хозяина до следующего кризиса. Есть моменты радости, моменты грусти. Отнесем то, что произошло с Вольфгангом, к радостным моментам. Поскольку печалится было незачем. Всё было под контролем... Ну, или не всё?... Такова мужская жизнь. Вот, вроде бы всё под контролем, но наступает переломный момент, кризис, когда ты перестаешь себя держать в руках, и миллионы, даже миллиарды, эмоций одолевают вас. Ну, а если проще, то Вольфганг немножко возбудился.
— Предлагаю пройтись. Море всё-таки. Я давно тут не был. — Вольфганг накинул на себя куртку и подал Изабелле руку. — Вы любите море?
Граф повел компанию на побережье.
Сейчас Вольфганг напоминал маленького ребенка, которому показали воздушный шар. Граф излучал позитивную энергию. Всё время улыбался, рассказывал о своём доме, проявлял заботу.
Очередная маска. На самом же деле Вольфганг думал, как бы избавиться от юстициара. С ним будут проблемы... Большие проблемы. Вольфганг это предчувствовал.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Берег моря

+1

16

Эмоции и чувства — вещи которые юстициар в идеале не должен испытывать, но Кристоф никак не мог справиться с одной эмоцией. Он был расстроен. Неужели Святая Роза направила его охранять аристократку, наблюдать за интригами и мыльными операми, особенно после стольких лет служения Ордену. Да, это был личный приказ Алукарда и, возможно это неимоверно важно, но ведь место юстициара в боях. Пускай Алукард и покровительствовал юстициарам, но Кристофу казалось, что временами начальство использует своих воинов исключительно в своих целях, а не в целях Ордена.
Кристоф посмотрел на Изабеллу. Возможно, девушка что-то значит для Алукарда, но не исключено что в будущем она сыграет важную роль в судьбе мира, и Кристоф не просто так оказался тут. Юстициар всегда считал аристократов в большинстве своём бесполезными, капризными, инфантильными и вообще не нужными созданиями, которым всё досталось по воле случая и они теперь играют в, как они думают, важные и серьёзные игры. Но ведь все меняются...
— Предлагаю пройтись. Море всё-таки. Я давно тут не был. — Вольфганг накинул на себя куртку и подал Изабелле руку. — Вы любите море?
Жест графа мало понравился юстициару, поскольку до конца он не мог доверять Вольфгангу, пускай тот и вёл себя сейчас как настоящий джентльмен и добрый хозяин. Но Кристоф не подал виду, он лишь посмотрел на реакцию Изабеллы. Хочется ему или нет, но до определённого времени, ему придётся охранять её и быть с ней всегда.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Берег моря

0

17

Берег моря  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Стемнело. Вернувшись в дом Изабелл поднялась в комнату. В камине уже весело трещали дрова, и помещение вмиг наполнилось теплом. Следом за ней в комнату вошли две служанки. В этот раз она не стала отказываться от их помощи.
Пока одна служанка помогала Изабелл раздеться, другая занялась приготовлением горячей ванны. Через полчаса герцогиня была готова спуститься к ужину. Новое платье, переданное со служанкой, порадовало Изабелл. Около десяти минут она стояла, у зеркала наслаждаясь и любуясь отражением. Это было необычное платье, состоящее из корсета и юбки салатового цвета. Корсет был декорирован белым кружевом, а линия талии драпирована мелкими складочками. Изюминкой юбки служил многоярусный турнюр из нежнейших кружев. Сзади юбка продолжалась небольшим шлейфом. Она не была украшена драгоценными камнями, однако тонкий пошив и ручная работа делали это платье дорогим. Последним штрихом к вечернему туалету стало бриллиантовое ожерелье, замочек которого щелкнул на шее герцогини, возвещая о том, что все готово и последний штрих сделан. Вошедший через минуту слуга учтиво предложил проводить Изабелл к ужину. Они медленно спускались по винтовой лестнице в большой зал. Когда герцогиня вошла в зал, все было готово, стол был сервирован и накрыт множеством яств. На больших блюдах лежали разнообразные дары моря: морская форель с лимоном и гарниром из кервеля, камбала в яичном соусе со сливками и укропом, креветки, сваренные в белом вине, фаршированные мясом лангуста, плошка со льдом, а на льду устрицы. Так же на столе была говяжья туша, зажаренная с кровью, пироги с гусятиной и свининой.
От многообразия глаза Изабелл разбежались. Однако здесь не было самого главного блюда — хозяина поместья.
— Но где же граф? — удивленно спросила девушка, повернувшись к слуге.
— Граф немного задержится. — Ответил мужчина, — он велел передать вам, чтобы вы начинали трапезу без него.
Паж отодвинул стул и Изабелл села на отведенное ей место. В помещение ходили слуги, но к своему удивлению она почувствовала, что скучает одна в этой роскоши, и что ей было гораздо приятнее гулять по пляжу в обычном филтонском платье, нежели сидеть здесь в дорогой хастиаской тафте совершенно одной.

0

18

Берег моря  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Зал был огромен и богато украшен. Редко можно встретить такую роскошь в частном поместье, однако Груффиды никогда не отличались скупостью на подобные вещи. И Вольфганг не был исключением. Нужно было отдать должное графу, ведь весь дом, который можно было без преувеличения назвать особняком, был обставлен с отменным вкусом. А огромное количество слуг содержали его в чистоте и порядке.
Кристоф стоял у самых дверей и наблюдал за обстановкой. Всё как и всегда. Работа телохранителя не требовала больших усилий. Перед тем, как зайти сюда, юстициар заглянул на кухню, где доброжелательный повар провёл ему экскурсию и на его глазах продемонстрировал своё мастерство. Торквемаде не были интересны способы готовки очередного экзотичного блюда, просто он убедился, что вся еда и напитки не отравлены. Он был уверен, что граф не сделает ничего плохого, но шпионов везде было предостаточно.
Он стоял без маски, которая сейчас висела на поясе и усердно изображал статую. Слуги его сторонились, поскольку им было немного не по себе от присутствия хорошо вооружённого человека в доме. Единственный, кто был рад видеть Кристофа, это та самая служанка, которая ему приносила обед. Проходя мимо, она улыбнулась юстициару и тот ответил ей тем же жестом.
Когда слуги покинули зал, юстициар чуть приблизился к Изабелле.
— Герцогиня, — начал Кристоф. — Каковы ваши дальнейшие планы?

+1

19

Берег моря  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Сразу же после прогулки Вольфганг удалился в свою комнату. Ничто не могло выдать беспокойство графа и его проблемы со здоровьем, кроме шныряющей туда-сюда служанки. Бедная девочка даже обронила раз кипяток. Хвала Розе, не обожглась!
Вольфгангу сделали укол, и граф уснул на час с лишним. Ужин он велел подать не сразу же после прогулки, а потому к ужину опоздал не очень сильно. Граф проснулся, когда уже все были за столом. Потом еще полчаса «марафета» — и Груффид был готов к ужину.
Что делать и о чем говорить во время ужина, Вольфганг вообще даже не представлял! В голове словно разлили расплавленный свинец. Идеи, мысли, эмоции...Всё словно вязло в металле и не поступало в мозг. Вольфганг был похож на зомби, которого только что подняли из могилы. Морально граф спал.
Но внешне выглядел неплохо. Вольфганг переоделся, умылся и даже улыбался. Граф напоминал заботливого и гостеприимного хозяина дома. Как бывает в домах аристократии Дракенфурта, Вольфганг громко распоряжался и постоянно изображал из себя главного (хоть он им и являлся), пока шел в столовую.
Столовая в доме была большая. Она занимала почти весь первый этаж, поскольку была совмещена с гостиной. Самый шик столовой был в камине. Огонь в нем весело трещал и плевался искрами. Тяга в камине была великолепная, а потому и жар был приятный. Мелкий элемент декора, камин, делал столовую по-домашнему уютной и приятной.
Граф пришел и сел во главе стола, при этом мило улыбнулся всем, кого увидел за столом.
— Герцогиня, — кратко приветствовал даму Вольф,- как вы себя чувствуете после прогулки?
Вольфганг тут же отвлекся и встретился взглядом с Генри. Писатель пил коньяк и явно думал о сюжете следующего рассказа. Странно, но Генри выглядел так, будто только что приехал.
— Генри, друг, ты ездил куда-то? — не выдержал Вольфганг
— Да, Вольф. Пока вы гуляли, я успел съездить в Филтон. Купил молчание одного человека, — Генри говорил спокойно и открыто, что слегка возмутило Вольфганга.
«Совсем, черт языкастый, с ума сошел?... Да он же пьян!...»
— Генри, можно тебя на минутку? — Вольфганг встал из-за стола и ушел в вестибюль. По всем манерам графа было видно, что Генри сейчас не «вежливо предложили», а «кратко приказали» выйти с Вольфгангом.
— Ты из ума выжил? — тихо прошептал Вольфганг, когда Генри, шатаясь, зашел в вестибюль. — Зачем при ней-то?
— Прости, Вольф, не сдержался! Больше не повторится!- пьяный писатель положил руку на плечо Вольфганга.
— Ген, не испорти ничего, пожалуйста. Сейчас мы уже близки к цели, — Вольфганг развернулся и сделал шаг к столовой, но остановился и повернул голову к Генри.- Спасибо, друг. Ты мне здорово помогаешь. Сейчас пошли поужинаем, дадим несколько уроков манер и юмора, а потом вместе уйдем спать. Договорились?
— Да, шеф! — Генри отсалютовал в шутку.
Оба Груффида быстро вернулись и оба улыбались. У каждого из них был свой повод для радости. У Вольфганга был повод радоваться и не волноваться, в целом. Герцогиня у него на даче, Генри замел следы, а жар спал после укола. Всё налаживается, в принципе! Да еще и ужин вкусный намечается! Генри же радовался из-за коньяка, который ждал его в бокале: теперь писатель сможет выпить его и Вольфганг не будет ему мешать. Также Генри уловил ту нотку доверия, что Вольфганг выразил в вестибюле. Это было приятно.
— Прошу прощения, господа и дамы, но этот вопрос требовал немедленного вмешательства, — Вольфганг сел на своё место. — Герцогиня, вина? Рыбы? — Вольфганг вопросительно посмотрел на герцогиню.
Теперь девушка сидела за столом, а потому он видел её такую впервые. Вольфганг очень хотел увидеть, как она ест. Сам граф есть не хотел, да и вообще чувствовал себя донельзя мерзко. Граф был уверен, что ест она привлекательно и мило. Оставалось только убедиться.
«И что в такой привлекательной девушке притягивает таких вот, как Кристоф? Зачем Алукард послал Кристофа? Думаю, это мелкое вмешательство может сыграть на руку Хастиасцев, в очередном политическом скандале...»
— Так, скажите мне на милость, господин Торквемада, давно ли вы ищете герцогиню? А то вы нас едва догнали,- Вольфганг перевел взгляд на юстициара. — И как вы узнали о том, что герцогиня находится в моей карете? — граф отпил вина, что ему налил сомелье.
— Признаться, я не думал, что нас заметят. План по спасению герцогини я составил спонтанно и быстро, ведь время не стояло на месте, и её жизнь подвергалась всё большей и большей опасности, — Граф привстал. — Тост: за герцогиню фон Рей!

0

20

— Святая Роза! — воскликнула Изабелл, когда позади послышался голос Кристофа, — вы меня жутко напугали!
Взяв со стола кубок и смочив горло, она невольно отвела взгляд. При тусклом освещение залы лицо Изабелл казалось еще бледнее, чем на самом деле, были ли виной тому события, которые ей пришлось пережить, или что-то еще засело глубоко в душе герцогине, осталось загадкой для присутствующих...
— Мои дальнейшие планы? — повторила она с ноткой напряженности в голосе, когда услышала вопрос Кристофа. — Я собираюсь отужинать, а затем отправится в покои, где, надеюсь, смогу выспаться...
Покрутив с отсутствующим видом бокал, Изабелл допила оставшееся вино, ломая голову над тем, что же будет дальше. А дальше в комнату вошел Генри. Поприветствовав собравшихся, мужчина занял свое место. Груффид был немногословен. Воцарилось молчание. Через какое-то время на пороге появился и сам виновник «торжества». Встав, гости поприветствовали Вольфганга, который, судя по всему, находился в приподнятом настроении. На вопрос графа Изабелл ответила односложно: «Сносно».
Взяв в руки нож и вилку, она аккуратно отрезала кусочек говядины и, положив в рот, замерла. Ее привлек разговор графа с писателем, который, судя по всему, был пьян и не особо следил за речью. Прожевав кусочек, герцогиня отвела взгляд в сторону Торквемады, обратив внимание на реакцию юстициара. Генри и Вольфганг вышли и Изабелл решилась. Дом, он так близко, так близко...
— Кристоф, — шепнула герцогиня, — если вы действительно, действительно посланник Алукарда... вы должны... — не успела она договорить, как в дверях вновь показались фигуры мужчин.
— Прошу прощения, господа и дамы, но этот вопрос требовал немедленного вмешательства, — Вольфганг сел на своё место. — Герцогиня, вина? Рыбы? — Вольфганг вопросительно посмотрел на герцогиню.
— Благодарю, — ответила она на вопрос Вольфганга, — ваша прислуга учтива и мой бокал не пустует...
Затем Груффид обратился к Торквемаде и произнес тост. Все взгляды обратились к юстициару, Изабелл же предпочла роль наблюдателя.

+1

21

Ответ герцогини не сильно обрадовал юстициара. Он считал, что у сей дамы куда более дальновидные планы, нежели «отужинать» и «выспаться». С каждой секундой Кристофу хотелось взять Изабеллу подмышку и увезти в Орден, где ей абсолютно точно обеспечат безопасность. А Торквемада наконец-то займётся чем-то стоящим, нежели купанием в столь экзотичной среде обитания аристократии.
— Кристоф, — шепнула герцогиня, — если вы действительно, действительно посланник Алукарда... вы должны. — Но её слова прервал вошедший в зал Груффид, который уже явно начал мешать выполнению дела. Вольфганга сопровождал никто иной, как Генри Груффид. Изабелла не сильно жаловала Вольфганга, и Кристоф ныне разделял с ней эти чувства. Он решил, что обязательно поговорит с герцогиней, как только они покинут зал.
Краем глаза юстициар наблюдал за хозяином дома, который как всегда был обходителен. Если бы Кристоф не попал в Орден, он бы остался просто сыном клирика и врача, который несомненно поддался на столь доброжелательное поведение графа. Но только не сейчас.
— Так, скажите мне на милость, господин Торквемада, давно ли вы ищете герцогиню? А то вы нас едва догнали, — Вольфганг перевел взгляд на юстициара. — И как вы узнали о том, что герцогиня находится в моей карете? — граф отпил вина, что ему налил сомелье.— Признаться, я не думал, что нас заметят. План по спасению герцогини я составил спонтанно и быстро, ведь время не стояло на месте, и её жизнь подвергалась всё большей и большей опасности. — На дав ответить Кристофу, граф тут же произнёс тост и поднял бокал за герцогиню. Это можно было бы счесть за оскорбление, только юстициару было плевать на подобные уколы.
— Я не обязан докладывать вам о делах Ордена, граф, кем бы вы не приходились Алукарду. — Холодно ответил Кристоф. — Но могу сказать одно: Святая Роза на моей стороне.
После чего он перевёл взгляд на Изабеллу.
— Герцогиня, кажется вы устали. — Настойчиво произнёс юстициар. — Позвольте вас проводить до покоев.

Отредактировано Кристоф Торквемада (17.01.2011 21:33)

+1

22

— Вы кажется забыли, что находитесь в гостях, Кристоф, — Вольфганг намеренно назвал его по имени. — Я не потерплю хамства в своём доме. Тем более от гостя, который даже намека на грубость не получил в ответ, — Вольфганг смерил юстициара взглядом.
Граф знал, что драться, убивать друг друга или просто «бить морды» друг другу, они не станут. Это было бы дерзко, глупо и по-юношески. Не обдуманные поступки сейчас ставили на кон не просто честь, но и возможный исход войны. Неизвестно чего могут наплести злые языки, если вдруг на даче у Груффида погибнет сам хозяин в присутствии герцогини и его брата. Скандал будет грандиозный. И дело даже не в том, что это проблема для ордена юстициаров, а в том, что это будет очередной порцией дров, что с треском грохнется в уже разгоревшийся костер войны.
— Святая Роза щедра на ласку тем, кто в неё верит. И поверьте мне, я не хотел «разнюхать» о делах ордена. Я склонен узнавать о них несколько иначе, — Вольфганг решил, что достаточно наговорился с юстициаром и повернулся в сторону Генри, который уже закипал от злости.
Друзья обменялись взглядами, и Генри расслабился. Сам Вольфганг тоже закипал от злости, но решил, как дипломат и хозяин дома, вести себя тактичнее кого-либо.
— Герцогиня, неужели вы оставите нас так рано?

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Северный коридор

0


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Филтон] Коттедж «Красный лист» (продается!)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно