Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Окрестности Филтона] Имение «Жуазель», резиденция Фортунатов в Орлее


[Окрестности Филтона] Имение «Жуазель», резиденция Фортунатов в Орлее

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/31-Orlej/orl13.png
Старинный замок, выстроенный для военных целей, но потом разросшийся и превратившийся в укрепленный архитектурный комплекс, который ограждают от остального мира высокие крепостные стены. Главная башня используется как часовня, а смотровые так и не изменили своего значение. Через огромные ворота можно попасть на широкую площадь, вымощенную камнем и находящуюся в самом центре имения. В ее дальнем конце расположено основное здание, в котором живет сам хозяин и его гости. Строение, выполненное в готическом стиле, высится величественной громадой, которое неподвластно ни времени, ни стихиям. Птицам очень нравится селиться на выступах крыши, они постоянно летают над замком. Внутренне убранство просто поражает своей роскошью. Громадные комнаты и залы отделаны золотом и бархатом, на стенах висят картины великих художников, а в нишах скульптуры. К имению прилегают просторные угодья, большей частью покрытые лесами, идеально подходящие для охоты.

0

2

Бальный зал  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Форе младший пришпорил лошадь перед, как могло показаться, последним рывком, который нужно было перетерпеть загнанной лошади, прежде чем Джейкоб с силой потянул поводья, и кобыла резко встала, будто вкопанная. Возможно такая грубость была чересчур обостренной, однако в данной ситуации она была действенна, а значит полностью оправдывала себя. Вампир был взволнован, что заставляло действовать его более жестко, намного жестче, чем было привычно для него самого. Однако обстоятельства складывались так, что не было возможности думать о комфорте лошади, когда под угрозой находились жизни многих вампиров. Как только лошадь остановилась, Дориан соскочил с седла и быстрыми шагами направился к резиденции, не замечая ничего на своем пути, будто бы находясь в забытье от сковавшей его усталости. Во время осады замка ему пришлось туго, не успев добраться до комнаты Изабеллы, куда он и направлялся вместе с братом, на него напали, это были люди, Форе это точно знал. Схватка была не очень долгой, хотя вампир и не был хорошим фехтовальщиком, но все же ему удалось отбиться от нападавших, однако подкрепление подоспело быстрее, чем юный вампир смог сориентироваться и хотя бы отыскать глазами брата. На сей раз помимо людей среди нападавших он приметил оборотней, он отступал к окну и вдруг, неожиданно, он почувствовал, как силы покидают его. Неловкое движение, и вампир вылетел из окна, разбив спиной витрину. Дориан сам не понимал, как это произошло, но, по счастливой случайности, под этим окном росла туя, притом засыпанная снегом, что сильно смягчило удар. Несмотря на этот факт все же ощущения от падения были не из приятных. Но все же в тот момент собственные болевые ощущения быстро прошли, возможно из-за адреналина. Джейкоб сравнительно быстро пришел в себя, выбрался из куста и тотчас же ему сообщили, что из замка пропала Изабелла. Она не была мертва, она именно исчезла, ее похитили хастианцы. Предположений для чего им это понадобилось было слишком много, и самым верным решением, как показалось Форе младшему, было проникнуть в конюшню и как можно быстрее добраться до резиденции Фортунатов, рассказать о случившемся отцу Изабеллы, Доминику Форе. Все остальные события происходили будто в тумане, вампир смутно помнил, как попал в конюшню, саму дорогу. Сейчас он видел перед собой лишь дверь, которая вела в кабинет. В самый последний момент вспомнив о манерах Джейкоб, стараясь не думать о своем потрепанном костюме, да и вообще о вряд ли очень представительном внешнем виде, постучал в дверь и вошел в комнату
— Прошу прощения что без предупреждения, господин Форе, — Дориан слегка поклонился Доминику и, увидев в кабинете еще одного вампира, не знакомого младшему Форе, склонил голову и в сторону незнакомца.
Джейкоб явно застал их врасплох — те пили вино из бокалов, наверняка до этого мирно беседуя или же обсуждая какие-то важные планы. Однако они замолчали сразу же, когда Дориан, возможно слегка бесцеремонно, зашел в кабинет. Не мешкая, что бы не вызвать на себя праведный гнев, вампир, стараясь скрыть волнение в голосе (это у него получилось не очень хорошо, голос все равно слегка дрожал и от волнения, и от усталости), произнес:
— Замок Уорлин был атакован, герцогиня Уорлин исчезла, подозреваю, что она была похищена хастианцами, — выпалив предложение этого содержания, Форе замолчал, не подозревая, как отреагирует на эту новость Доминик, ведь он был отцом Изабеллы, и, как любой отец, такая новость могла шокировать его. И юный вампир уже пожалел о том, что никак не смягчил свое заявление, однако как можно было смягчить подобное он не знал и потому просто ждал реакции мужчин на свои слова.

Отредактировано Дориан Джейкоб Форе (04.01.2011 01:38)

0

3

Начало игры

Жуан ласково водил пальцами по мертвой коже, она была на удивление теплой, наверное, тепло рук согрело ее. Порой казалось, что она живая, книга, которую презентовал ему Доминик Форе. Сегодня у него было приподнятое настроение, что и вызвало такой приступ щедрости.
Унизанные кольцами пальцы обнимали стройный стан бокала, багровая жидкость колыхалась в хрустальных стенках ...
— Как человек...
Вырвалось невзначай у мужчины.
— Такие хрупкие, недолговечные и заполненные до краев горючей жидкостью, с разным сроком выдержки, бессмысленная трата ресурсов, — он тихо рассмеялся.
Алкоголь приятным теплом разливался по телу, грея душу. Хотя, скорее всего, это не вино расслабляло, а сообщение о разрыве помолвки так веселило Жуана. Он даже позабыл, что находится в доме барышни, которая являлась его головной болью.
Накануне узнав, что Изабелла собиралась выйти замуж, Жуан готов был задушить ее собственными руками. Одна мысль о том, что богатство Вильгельма приберет к рукам чужак, не из клана Рей, заставляло играть желваки на скулах вампира.
«Пока меня не было... эта вертихвостка...»
Тень снова легла на выточенное, словно из мрамора, лицо мужчины, придавая ему суровый вид. Вдохнув теплый аромат комнаты, Жуан постарался успокоиться и вышколенный придворными интригами и врагами, ему это удалось за считанные секунды. Не хотелось, что бы отец его «Матушки» задавал лишние вопросы и лез с ними в душу. Его вполне устраивал ненавязчивый разговор о событиях, что он пропустил, и приподнятое настроение Доминика, который так и ухмылялся, расточая положительные эмоции по помещению. Новость о несостоявшейся супружеской жизни его дочери, было ему по душе, чего он не собирался скрывать.
Зараженный хорошим настроением, он даже был готов простить герцогиню, за такой подарок. Неприязнь Жуана к девушке была продиктована его излишним фанатизмом и стальными принципами. Он не понимал, как можно так просто вычеркнуть вампира из памяти, ибо его память наоборот заставляла действовать, мстить и почитать своего учителя. Поэтому кроме как записать жену его отца, в предательницы, он не чего придумать не мог. Четверть века в нем горела ненависть, четверть века он представлял, как сдирает кожу с убийцы, пока переворачивал кабаки, и выбивал необходимую ему информацию из причастных лиц. Четверть века он променял на один момент сладострастия, когда особенно жестоко уничтожал существо, что подняла руку на его покровителя. На его названного отца.
Неожиданно дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился молодой человек. Его внешний вид не сулил хороших новостей. Он бегло, и, по-моему, даже виновато пробежал глазами по присутствующим, немного смущенный тем, что в кабинете кроме господина Форе находится еще кто-то. Но это было только мгновение. Через секунду он выпалил новость о том, что Изабелла была украдена, а родовое поместье Реев атаковано.
В это короткое мгновение, которое длилось, казалось целую вечность, Жуан пытался переварить то, что ему в прямом и переносном смысле этого слова плюнули в морду, тем, что разорили дом Вильгельма, ЕГО ДОМ!
В эту самую секунду он пожалел, что сейчас не те времена, когда гонца приносившего плохую весть убивали, поэтому ему ничего не оставалось кроме как сверлить взглядом юношу, которому не посчастливилось оказаться в этот момент, в этой комнате.
«Нужно было ее пристрелить пока была такая возможность...»
У мужчины вырвался утробный рык, а губы исказил злобная гримаса.
«По-моему, она притягивает к себе неприятности. А если она попадает в неприятности, то это автоматически отражается на клане».
— Черт, — вампир резко поставил бокал на столешницу, вино всплеснулось и оросило пальцы мужчины. Он в задумчивости прильнул губами к своим перстам, слизывая дорогую выпивку, при этом, продолжая хмуриться и обдумывая сложившуюся ситуацию. Со стороны его действия и эмоции, выглядели только как злоба на напавшего на клан Жуана, на его отчий дом.
— Кому выгодно все это? И что это за выгода такая, ради которой осознанно идешь на то, из за чего тебе оторвут потом голову?
Мужчина, наконец, поднял глаза на присутствующих, его вопрос, скорее всего, был направлен к отцу Изабеллы.

+2

4

Дфм сигары медленно расползающийся по комнаты уже начинал раздражать Доминика. Старый вампир сцепив пальцы сидел над разбавленным кровью вином и середине взглядом портрет дочери. Мрачные мыли глодали его сознанию, и душу. Ведь единственная не сравненная его дочь наследует клан после его смерти, а не она, а этот Аскар. Домиинк поморщился. Ведь он достаточно опытен и разумен, и легко полная власть перейдет в его руки. Было затронуто очень много нитей. И естественно его дочь играла в этом клубке нитей не последнюю нить. Последние дни Доминик уже размышлял над совершением не совсем достойного поступка. А разве их было мало в его жизни. Но все же Аскар должен был умерить. И более не преграждать путь Изабеллы, и клана к их процветанию. Большая политика требует больших жертв, и в этот раз Форе был готов на них пойти. Форе пережил много метаний. Но все же решился. И в тот момент как решение было принято, вычеркнуть Аскара из жизни, ему на стол легло письмо. Распечатав конверт Доминик быстро пробежался глазами по строкам на писаных рукой его дочери. Улыбка прорезала губы старого вампира. Свадьбы не будет. Не известно какими мотивами мотивировалась его дочь. Но свадьбы не будет. Да много не договаривалось. Но это можно выяснить потом. О да Доминик был не вероятно рад этому. Улыбку которая постоянно наползала на его губы можно наверное назвать идиотской. Приподнятое настроение постоянно при следовало Доминика. Хотя его постоянно не покидала мысль. А что же надо его дочери? Не надо быть пуританином и скромником, и уж тем более Доминик понимал что Альберт не первый и уж не тем более последний мужчина в ее жизни. С одной стороны радость, а вот с другой одно расстройство и головная боль. Когда же дочь определиться со своим выбором. Ведь ей не так уж и мало лет, что бы поступать как ребенок. Надо быть более ответственно подходить к своим чувствам, а не кидаться ими на лева и на право. Сколько еще переживаний будет стоять и терзать его, прежде чем дочь найдет своего избранника. И неожиданно дворецкий возвестил о приезде Жана. Доминик был приятно удаленный. Жана приняли со всем почтением и уважением. Радость Доминика не покидала его. Наверное тогда что то рассказать о утре, когда Доминик стол перед полкой и медленно прохаживавший пред ней наткнулся на книгу. Он даже не знал, а возможно даже не помнил о ее существовании. Улыбка прорезала губы вампира. На следующий день когда они с Жаком сидели в его кабинете он с большим удовольствием подарил Жаку книгу. Небольшой такой, но все же подарочек. Такой не затейливый. Зато теперь пальцы гостя скользили по книжки. Казалось даже будто он ласкает ее. Они пили слегка разбавленное кровью вино. Хотя он был немного опьяненный кровью, не кода кривился. Ведь Изабелла так и не выбрала своего мужчину. И теперь он терзался не только за судьбу клана, но и за судьбу дочери. Но все равно он был рад ее размолвке. Доминику было довольно приятно общество молодого человека. Тут в дверь довольно энергично постучали и даже не дождавшись ответа бесцеремонно открыли. Доминик скривился. Что за не цивилизованность? Но новости что сообщил молодой вампир посеяли в грудь Доминика прыснули ледяные осколки страха. Но не единый мускул не дрогнул на его лице. Но все же оно окаменело, сделалось безжизненным, омертвевшим. Казалось все тело попало в леденящую пургу. Доминик медленно поднялся из комфортного кресла, одним махом допил бокал с алкоголем. Не надо делать поспешных выводов. Уговаривал но себя .Хотя так и подмывало кинуться на Дориана вцепившись ему в горло и разорвать на куски. Форе уперся кулаками в рабочий стол.
— Я удивлен, Дориан, что вы еще живы и рассказываете мне эти пренеприятнейшие вести. И еще больше всего я удивлен, что вы уже не захлебываетесь собственной кровью, защищая мою дочь. — Доминик буквально прожигал молодого вампира взглядом. Вампир схватил сигару и покурив ее стал курить ее часто затягиваясь. Наверное, только это выдавало его невероятное волнение. Следовало сделать теперь очень много. Доминик скрипнул зубами. — Оставайтесь здесь, Дориан.
Доминик вызвал управдома. Надежный, верный человек. Почтенный мужчина во фраке, вошедший через несколько минут, поклонился собравшимся.
— Это невероятно важно. Мне нужны наемники. Прожженные, бойцы рубки. Охотники, кто угодно. Все кого сможешь найти. И чем больше, тем лучше. Нужны умные, смекалистые образованные люди. Кареты, кони, возможно понадобиться снаряжение. Сейчас довольно не легкие времена. Возможно придется снарядить наемников. Свяжитесь с нужными людьми.
Теперь вампир больше походил на генерала отдающего приказы. Знающего что делать, уверенного в себе. Это были приказы в которых читалась власть и стальная воля. Доминик медленно перевел взгляд на Дориана.
— Нравиться это вам или нет но вы теперь участвуете в экспедиции. В скрои вам предоставят все возможные средства. А если что то надо то обращайтесь ко мне на прямую. Думаю вы сделаете все возможное что бы спасти Изабеллу. Ведь теперь от этого зависит ваша жизнь, уважаемый Дорин, — в голосе старого вампира читалась несгибаемая воля, метал, решимость. А глаза буквально запылали пламенем. Остался только один вопрос... Взгляд Доминика упал на Жуана.
— Не соблаговолите ли вы помочь молодому Дориану разыскать мою дочь. Это очень важно для меня.
Желваки на скулах вампира заходили ходунами.

0

5

Глава клана Фортунатов метал гром и молнии, и его гнев был направлен не куда иначе как на Дориана, его раздражение, которое он ранее направлял на молодого вампира, сменилось легким сочувствием. Испытывать на себе гнев графа, наверное, было не легким испытанием.
Лишь на мгновение, на глазах Жуана Доминик потерял самообладание, только в такие моменты, наверное, понимаешь, что общаешься с вампирами, ибо вампиры редко показывают друг другу свою хищную сущность, это привилегия жертв, в предсмертных агониях, запечатлеть в угасающем мозгу сам лик смерти. Мужчине даже, в какой то момент, стало любопытно, как выглядит отец Изабеллы во время охоты, наверняка незабываемое зрелище.
«Изабелла... ах да!»
И снова вампир помрачнел, он слушал распоряжения хозяина дома, по пути пытаясь обдумать сложившуюся ситуацию.
«Хастианцы совсем оборзели, ублюдки...
Если они напали на поместье, то зачем им воровать герцогиню? Если только они не смогли его взять, и в отместку решили обезглавить клан.
Бессмысленно...
Я не думаю, что у них хватило бы ума в пылу боя вытаскивать из поместья упирающуюся женщину, меня одолевают сомнения, что этого не мог никто заметить. Во время возможного отступления, это лишняя ноша. Если бы они хотели отыграться за неудачу, то не стали бы ее воровать, а просто бы убили. К тому же сомневаюсь, что они старались пробиться в ее покои, им важно было взять саму резиденцию. Что-то здесь не складывается... она не политический деятель, не важная фигура для закулисных интриг...
Какова выгода? Выкуп? Месть?
Нужно ехать в поместье, разобраться на месте что к чему».
Вампир уже представлял разгром, тела соклановцев вперемешку с трупами врагов. Он представлял это настолько ярко, что казалось, даже, чувствовал запах пороха и крови. Единственное, что сейчас останавливало его от того, что бы рванутся домой, это малая толика информации, у него уже чесались руки схватить вестника беды за грудки и вытрясти все, что ему нужно знать, вот только сейчас была очередь графа. Это, по крайней мере, было невежливо, не говоря уже о том, что опасно в его то состоянии.
Оба и граф и маркиз были разгневаны и раздражены, обоим воткнули нож в спину, для Жуана это был клан, и его дом. Для Доминика его дочь.
Вампиру, со смольными, как ночь волосами, была практически безразлична судьба вдовы Вильгельма, в какой то степени, даже в этой, казалось, не причастной к ней ситуации, он видел ее вину. Какой то мистический, злой рок витал вокруг этой непоседливой особы, затягивая окружающий в водоворот мрачных событий.
Ему сложно было признать, что он все же немного волновался, он даже подумал, что это джентльменские чувства в нем проснулись, но они не мешали убивать ему других более невинных и непричастных женщин. Она могла оказаться камнем преткновения, ахиллесовой питой клана.
Жуан хотел уже встать и раскланяться, что бы поспешить на место бойни, ожидание и мысли, терзали его сильнее, чем клинок врага вспарывающий кожу, но Форе опередил его, обязав спасти дочурку.
— Почту за честь, друг мой, возглавить экспедицию по спасению герцогини. Это теперь и моя война тоже.
Вампир поднялся с насиженного места, и вытянувшись перед мужчинами, кивнул графу.
«Женщины...»
Промелькнула окрашенная сарказмом мысль. Скакать по пыльным дорогам Орлея в поисках барышни, больше походило на дешевый роман, а он оказывался не чайным горе героем. Но он не принц что бы спасать принцессу, а она, чего уж сказать, далеко не принцесса, по крайней мере, в его глазах. Что уж и подтолкнуло его на согласие, это то, что он не мог и не хотел отказывать Доминику, он его уважал, а этого были достойны не многие. И как человек, живущий не первый десяток лет, чего уж юлить, это было не выгодно. Слишком много было «За», даже любопытство и природный азарт предавало единственное «Против» экспедиции. Единственно «Против» это было просто не желание связываться с этой женщиной, этакая легкая месть с его стороны.
— Я сам хотел предложить вам свои услуги. У меня есть люди, позвольте их подключить к поискам, лишние пару всадников не помешают. Но у меня есть сомнения по поводу причин исчезновения герцогини, кому могла быть выгодно, может, кто-то хотел вам насолить? — Жуан смотрел в глаза хозяина «Жуазеля», — нам нужна зацепка, что бы начать действовать, у вас есть предположения?

Отредактировано Жан Андре Жуан Де Анри (10.01.2011 18:32)

+1

6

[Бругге] Замок Уорлинг  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Карета неслась по дороге, поднимая в воздух уже осевший снег, создавая некое подобие хвоста-метели, тянувшегося на десяток метров позади. Вильем даже не сидел, а фактически лежал в сиденье, по обыкновению смотря в небо. Однако в этот раз он не мог отвести взгляд скорее от боли, нежели от восхищения небосводом. Каблуком правого сапога он уже хлюпал по лужицу собственной крови. Кафтан лежал изодранный рядом, у рубахи отсутствовал один рукав, как раз на том месте где была разодрана плоть. Вся правая рука истекала багровыми ручейками, сливавшихся в ту самую лужицу на полу кареты. Виконт сжимал другой рукой плечо, в попытках остановить кровотечение, но даже наспех обвязанная тряпка из утраченного рукава не помогала.

Воспоминания Вильема

«Хм, вот же повезло. Сначала пулю шальную схватил ногой, а после и это», — виконт вспоминал события той схватки. По сигналу начавшийся отстрел осаждавших не возымел должного успеха. Противников было слишком много, и солдаты не успевали с ними справиться. Оборону прорвали, вперед шли ликаны, за ними стрелки отстреливали особо прыткую и умелую стражу. Одна из пуль насквозь пробила главные двери и попала в ногу вампира. Пуля не то чтобы прошла на вылет, она фактически прошла по краю ноги. Еще бы сантиметра два и попадания можно было бы избежать. Легкая, не легкая а тем не менее рана. Острая боль и кровотечение, пускай по-началу и слабое, не даст также ловко управляться с оппонентами. Разобравшись с первой линией обороны, ликаны начали прорываться в замок. Отступая от входа, попутно отстреливая наобум приближавшиеся цели Вильем с охраной приближался к лестнице. Как раз, лишь встав на первую ступеньку, двери с хрустом проломились и противник прорвался внутрь. Последующие события вспоминались обрывками. Драки, скрежет стали, выстрелы, крики, визги и прочее. Двоих он точно уложил, после вновь провал в памяти. Вернуть сознания удалось лишь когда ситуация слегка утихомирилась. Виконт лежал на полу среди разбитых кусков единого целого, некогда называвшимся дизайном интерьера. Погром был серьезным, да и плевать на эти вазы, да посуду. Рядом лежали мертвые стражники, заваленные трупами ликанов. многие из них еще очень молоды. Но что поделать, когда долг есть долг. Это их обязанность, защищать герцогиню. Защищать даже ценой своей собственной жизни.
Вильем попытался поднять лежавшего поверх него мертвеца, но правая рука отказалась повиноваться. Повторив попытку она буквально закричала от острой боли. Виконт сморщился и сжал зубы.
— Милорд, как вы? — к нему подбежало двое солдат. Они помогли подняться.
— Какова обстановка? — моментально поинтересовался виконт.
— Все довольно плохо, милорд. Враг прорвался в замок, мы...
Внезапно Форе увидел за окном, находившимся прямо за спиной солдата, картину, которая буквально заставила его оцепенеть. Изабеллу вели двое мужчин к карете.
— Какого черта!?
Забыв про боль и бегающих вокруг врагов, он рванул на улицу к ним. По пути он подхватил первое попавшееся на земле ружье. Шпага исчезла. Наверняка осталась на том месте где лежал Вильем. Добежав до пригодной позиции для выстрела, он поднял оружие и начал целиться.
— Целиться? В кого? Лошадь или эти двое? — рана в ноге заныла, напоминая про неудачное совпадение. — А если попаду в Изабеллу?
Форе опустил ружье, карета тем временем поспешно тронулась с места. Вампир хотел рвануть к конюшням, но второго раза его тело не выдержало, кровь хлестанула фонтаном. Сильно заболела правая рука. Кое-как добравшись до коней, Вильем вскарабкался, а иначе это не назовешь, на одного из них. Взяв одной рукой за поводья он пустился в погоню. К счастью конь был в более добром здравии нежели вампир и быстро догонял карету. Тех двоих Форе не разглядел, поэтому сложно было сказать, кто это, однако одно он осознал наверняка. Те двое навряд ли хастианцы. Карета направлялась на Филтон, а не в Хастиас.
— Как же все запуталось, — пробурчал он себе под нос. Возможно все это на самом деле слишком странно, а может просто виконт был не в состоянии сейчас размышлять. Помутнение в глазах, конь притормаживает, карета уходит вдаль и вскоре скрывается за горизонтом. Темнота, состояние невесомости, шлепок, звук упавшего тела, удар спиной, сильная боль и все... тишина.

Форе потерял сознание и пришел в себя уже лишь в своей карете. Неизвестно как, его нашли и подобрали.
— Милорд, мы прибываем к резиденции. Приготовьтесь, — донесся голос кучера. Как было сказано им прежде, виконт в полусознательном состоянии промямлил, что следует немедленно ехать в резиденцию Фортунатов.
Карета постепенно остановилась и кучер поспешил помочь Вильему выбраться наружу. Кожа была бледна, он потерял очень много крови, в глазах плясал целый рой черных мушек. Танцевал и рябил, голова кружилась, каждый шаг давался с огромным трудом. Форе слегка отряхнул брюки, поправил еще оставшуюся на теле рубаху и уверенно направился в здание. Он ничего не слышал, ни тех кто к нему обращался, ни прочих, он слышал тишину, а взглядом различал лишь небольшую область размером с монету. Как-то автоматически он добрел до нужной ему комнаты, двери были не закрыты.
Осознавая что он вновь теряет сознание, Вильем решил действовать как можно резче. Собрался, встряхнул головой приводя себя в сознание, постучал по незакрытой двери и вошел.
К его удивлению брат был уже тут. Был в комнате и Доминик, с неизвестным ему мужчиной.
— ...у меня есть сомнения по поводу причин исчезновения герцогини, кому могла быть выгодно, может, кто-то хотел вам насолить? — рассуждал неизвестный.
— Прошу прощения, милорд... — превозмогая сильную боль, он поклонился. «Раз Дориан тут, они уже в курсе произошедшего». — Это всецело моя вина. Я спешил к вам с не менее важной информацией. Изабель похитили не хасцианцы. Ее увезли по дороге на Филтон, но... я не смог их догнать.
Только сейчас Вильем стал осознавать, какой позор он навлек на себя и возможно даже на семью. Он рожден для защиты Изабеллы. Он ее телохранитель по своему долгу и более того, по своему желанию, а в итоге — не смог. Не защитил и ее увезли неизвестные, неизвестно куда. Сердце сжалось, моральная боль слегка приглушила боль в руке.

Отредактировано Вильем Форе (05.01.2011 23:56)

0

7

События в кабинете развивались так, как и предполагал вампир, вернее сказать атмосфера резко поменялась после его слов, а событий, как таковых, произошло не так уж и много. Однако Форе не просто видел в глазах Доминика и незнакомца ненависть, он практически кожей ощущал то, какой гнев навлек на себя, осмелившись явиться в резиденцию со столь дурными вестями. Конечно, их реакция была вполне объяснима, однако все же она немного смутила Дориана, не привыкшего не просто к ненависти, но и даже просто разговорам на повышенных тонах. А здесь даже не тон мужчин был так жёсток, но и каждое их движение было резким и грубым. Безусловно, когда младшему Форе самому сообщили это ужасное известие, весть о похищении герцогини, у него в груди будто собрался тугой ком злости и непонимания. Конечно догадок было много, но все же вампиру казалось, что Изабелла и так пережила слишком многое в своей жизни, и сознательно доставлять ей еще больше страданий... Нет, этого юному вампиру было не понять, быть может его таким образом сказывался на понимании мира Форе, да и не очень свойственное воспитание. И сам он не знал, как бы отреагировал на подобное известие, будь он на месте отца Изабеллы, на нынешнее мироощущение он явно не смог бы сохранять спокойствие, пусть даже только видимое, ведь можно было предположить, какая буря сейчас играла в душе у любящего отца. Но наверняка если бы не достойное происхождение и возраст, с которым приходит сдержанность и рассудительность, Дориану посчастливилось увидеть поистине разъяренного вампира. Конечно все несчастье заключалось бы в том, что злоба и справедливая ярость была бы направлена непосредственно на младшего Форе, что очень сильно испортило бы впечатление, в отличие от стороннего взгляда обычного наблюдателя. Конечно помимо отца, чья реакция была вполне обоснована, довольно жестко проявил свой темперамент и незнакомец. Дориан не мог предполагать, какие отношения связывают его с Изабеллой, да и какие у него воспоминания связаны с атакованным замком, однако, судя по его реакции, довольно ярко говорящей за любое слово. Однако не мог он контролировать себя так же, как Доминика, и несколько мускулов дрогнули на его лице в первую же секунду после оглашения известия. Видимо незнакомец был не так сдержан, однако все же самоконтроль наверняка и у него был на достойном уровне. Однако сейчас у этих двух мужчин, скорее всего, было схоже хотя бы одно желание — стереть молодого вампира в порошок, и осознание этого совсем не радовало его, вестника таких дурных новостей. Да и сам он уже готов был провалиться сквозь землю, однако так как это было совершенно невозможно, оставалось лишь уповать на то, что вскоре гнев будет направлен в нужное русло, что скорее поможет разрешению дела, нежели то, что молодого вампира разорвут на кусочки прямо в этой комнате. Хотя напряжение дошло до какого-то определенного предела, точки перелома, после которого резко стало намного спокойней. От довольно жестких слов Доминика и вовсе становилось не по себе, однако в данной обстановке это походило скорее на окончательный штрих к картине, потому и воспринято было не так остро, как если бы эти слова были произнесены в более мягкой обстановке, или даже немного раньше. Дождавшись небольшой паузы в не очень продолжительном диалоге двух сильных, судя по голосам, темпераментных мужчин, Дориан тихо сказал, то ли желая, что бы его слова не восприняли как очередную наглость, то ли просто не имея сил говорить больше:
— Господин Форе, это будет большой честью для меня, моя жизнь в ваших руках и вы можете распоряжаться ею, — вампир вновь чуть склонил голову в сторону главы клана. Однако хотел ли он еще что-то добавить или нет, но его прервал стук в дверь. В вошедшем вампир тотчас узнал своего брата и только этикет удержал его от того, что бы не броситься к брату и не хотя бы поддержать того. Вильем выглядел просто ужасно, он был изранен, судя по всему потерял не мало крови. В глазах Дориана промелькнуло сильное беспокойство, однако пока что он ничего не мог позволить себе сделать. В такой ситуации он сам выглядел не лучшим образом — его ушибы и несильные раны были просто царапинами по сравнению с ранами Вильема. Конечно, в коей-то мере Джейкоб в этот момент был горд за брата, однако слишком много чувств было намешано сейчас, к гордости примешивалось и волнение, и стыд за себя самого. Ведь он на самом деле не сражался так, как мог, хотя был в самой гуще событий и не по своей воле он из этого вороха выпал. Причем в прямом смысле этого слова. Конечно, сейчас Дориан понимал, что должен был остаться там и сражаться на смерть, но осознание этого было запоздавшим, изменить уже ничего нельзя было, потому вампир лишь постарался отогнать хотя бы эти мысли, дабы, в случае чего, случайно не пропустить важную информацию. А эта информация поступила незамедлительно, и она давала лишний повод для рассуждений и мыслей для всех присутствующих, для принятия каких-то новых и более четких решений, потому самым разумным в такой ситуации дл младшего Форе было молчать и слушать, дожидаться этого решения от более опытных вампиров, и подавать голос лишь при непосредственном обращении к нему.

0

8

— Как вы думаете Жуан? — посмотрев на мужчину, вопросом на вопрос ответил Фортунат. — Мне проще сказать кто не мог этого сделать, чем кто мог — развел руками Доминик.
Тяжело вздохнул граф закрыл лицо ладонью.
— Вы, скажите мне, дорогие мои, что вы сейчас чувствуете? — Доминик потушил сигару и подошел к окну своего кабинета. Сейчас Доминик напоминал зверя, который напрягся для прыжка. — Что? А? — Доминик посмотрел на всех, кто собрался в комнате. На этих прихвостней, которые бегали у его ног и на тех, что не смогли сохранить его дочь в целости и сохранности... Кулаки Доминика сжались.
«Если с ней что- то случится, — думал граф, — я лично порешу всех, кто в этом повинен!»
Как же Доминик устал. Устал от постоянных проблем, от постоянных ссор, от плохих вестей, которые приходили чаще, чем солнце появлялось на востоке. Он просто хотел присесть в кресло, выпить рюмку и быть уверенным, что его дочь жива, что когда нибудь она будит счастлива в объятьях сильного мужа и родит кучу детей, которые забегая в кабинет уже не молодого Фортуната, будут кричать: «Деда, деда, мы тебя любим!».
Граф перевернул пепельницу и с криком посмотрел на всех его собеседников.
— Ничего! Ничего вы не понимаете! Вы даже не представляете каково мне! Только и делает, что языками плещете!
Доминик резко дернул стул и задвинул его под стол. Лицо графа исказилось гримасой боли. Брови сошлись у переносице.
— Господа, — наконец произнес Фортунат. — Дориан. Жуан. Прошу вас отправится в Филтон, и постарайтесь найти хоть какой-то след этой кареты, которую я потом собственноручно сожгу.
Доминик вновь подошел к окну и взглянул на Вильема.
— А мы отправимся на поиски следов на дороге и в окрестностях города. — Доминик накинул свою мантию и подошел к комоду за шарфом. — Я носом чую, она где-то рядом.

Отредактировано Доминик Форе (08.01.2011 00:01)

0

9

Принеприятнейшие события увеличивали свои обороты со скоростью разгорающегося пламени. Дверь в кабинет снова распахнулась, на пороге появился молодой мужчина, полностью залитый кровью. Его всклокоченный вид кричал о том, что он побывал в мясорубке, и не нужно было быть провидцем, чтобы знать имя этой мясорубки — Уорлин.
Вильям Форе, так звали молодого человека, он одним из тех, кто был в охране главы клана Рей.
Маркиз знал многих, такова была его работа, такова была политика Вильгельма, которую он впитал за время работы с ним, и в некотором роде его недружелюбность. Благодаря всему этому и еще некоторым особенностям, его знали не многие, в частности это были молодые вампиры.
Полуживой от ран, Вильгельм подтвердил подозрения Жуана в том, что не хастианцы украли герцогиню.
Настроение становилось все мрачнее. Вампира распирало желание, по меньшей мере, сделать, кому ни будь больно, он даже стал медленно скользить глазами по присутствующим, представляя их на месте жертв. Его сладкие, кроваво-липкие фантазии лились своим чередом, только на поверхности сознания, абсолютно не мешая активно присутствовать при семейной драме Форе. Но попытки темноволосого мужчины как-то упорядочит горячку, что сейчас изливал граф, были перебиты.
— Как вы думаете Жуан?
Это не был вопрос интересующегося мнение вампира, это был гневный риторический ответ.
В этот момент хотелось его прибить, что бы не мучился ... ну и в оправдание, что бы не мучил других. Поэтому он даже не пытался отвечать, а успокаивал себя подобными мыслями.
Маркиз не относил себя к существам, которому были понятны переживания графа, свою же семью он изничтожил, собственноручно. Но эти воспоминания, благодаря Вильгельму, были перенесены в ракурс пусть не приятных, но неизбежных мер. Поэтому на данный момент ситуация с Изабеллой для него была в области политики и интриг, но не как не в области личных, семейных дел.
Дальнейшие реплики старшего, из Форе, выбили из колеи Жуана, на какой то момент вампир усомнился в его благоразумии, и идея о скорой кончине Графа показалось в этот момент даже гуманной.
Наверняка на его лице в первые, за долгое время, можно было прочесть недоумение, пусть не ярко выраженное, но все же.
В очередной раз, наследник Вильгельма, подумал о том, что не создан для семейных уз, если они такое творят с сильными мира сего. Но слава сверхъестественным силам, кем бы они не являлись, Доминик вернулся к себе прежнему и отчеканил указания дальнейших действий, которые по его просьбе должны выполнить он и ... Дориан.
«Хм...»
Он бегло пробежал черными, как смоль, глазами по юноше, размышляя о чем-то своем. Так и не понятно о чем он подумал в этот момент, но на доли секунды, губы дрогнули, а глаза прищурились, не понятно то ли это была иллюзия улыбки, то ли признак раздражение. Либо он вообще думал о предстоящем поиске.
Взяв подаренную графом книгу, которая тоскливо лежала на кресле, забытая там, в пылу последних событий. Теперь ее кожаная обложка грелась в его руках, а сам Жуан повернулся к Доминику.
— Удачной охоты, друг мой.
Искренне пожелав удачи, он спешно покинул комнату, уже чувствуя вкус преследования, и жажды крови, этот вкус, вкус, который он чувствовал последнюю четверть века.
На выходе из резиденции он взял свое оружие, и верхнюю одежду, не видя, но чувствуя присутствие Дориана. Оседлав своего вороного жеребца, который нетерпеливо топтался в ожидании скорого галопа, он развернулся к юноше, и уже более отчетливо ухмыльнулся.
— Ты готов поохотиться в моей компании, — он рассмеялся, чувствуя гуляние адреналина по крови. Конь под вампиром заходился в ржании и рвался в сторону ворот, то ли чувствуя настроение хозяина, то ли его собственная кровь требовала погони, но только крепкая рука графа держала животное на месте.
— Или может мне стоит оставить тебя дома? Я пойму, даже замолвлю словечко графу, — он продолжал урчать с полуулыбкой на устах, пробегая глазами по хрупкой фигуре создания мужского пола, — а то не хотелось бы, потом оправдываться за твою жизнь.
Маркиз просто смотрел на ребенка, которого ему подбросили для количества. Так, по крайней мере, казалось на первый взгляд.
— Поехали! — прогудел мужчина, бросив последний взгляд на парня и рванул к выходу, за ним последовали назначенные ему люди, и пара его личных сопровождающих, в том числе.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Орлей] Проспект Коломбе Бланш

Отредактировано Жан Андре Жуан Де Анри (10.01.2011 18:34)

+2

10

Следить за довольно-таки странной реакцией главы Фортунатов было довольно странно, младший Форе и не предполагал, что тот способен выражать такие яркие, негативные эмоции. Безусловно, испытывать их может каждый, вне зависимости от фамилии и социального статуса, однако что бы такой многоуважаемый и рассудительный вампир будет показывать свои эмоции так ярко. Хотя сам Дориан и предполагал, что мужчина чувствует все острее, чем любой из присутствующих, и понимал, что Доминик наверняка сдерживался до последнего. И на крик был вынужден пойти только из-за своего отчаянного положения, по крайней мере так показалось юному вампиру.
Однако, по всей видимости, в таком состоянии Доминик слегка погорячился, отправив в Филтон Дориана вместе с Жуаном, так обращался к нему глава клана, ведь незнакомец так и не представился, было совершенно не до чинного, степенного знакомства. Однако что-то в этом темноволосом вампире настораживало младшего Форе, даже более того, ему казалось, что не только внешне, но и внутренне Жуан был полной его противоположностью, абсолютнейшим антиподом. Возможно, конечно, так только казалось, ведь граф, хоть сколько зная Джейкоба и, наверняка, не первый день общаясь с Жуаном, мог бы составить о них свое мнение. Потому вампир постарался отогнать тревожные мысли прочь, однако сделать это оказалось еще сложнее после того, как он заметил на себе взгляд мужчины, как показалось полный пренебрежения, возможно даже раздражения.
Самого Форе эта ситуация так же не сильно радовала, однако проявлять свое недовольство так явно он не мог и не собирался. К тому же все-таки долг его семьи был в защите главной ветви, потому такое ничтожное неудобство, как довольно странный компаньон, быстро отошли на второй план, по крайней мере до того момента, пока тот, чуть ли не сорвавшись с места, рванул из кабинета. Скорее всего стоило бы поспешить за ним, однако перед этим Дориан все же задержался на несколько секунд, попрощавшись с главой Фортунатов:
— До скорого, господин Форе, — с этими словами он развернулся и, ободряюще кивнув брату, выглядящему не самым лучшим образом, и вышел из комнаты, после чего ему пришлось чуть ли не бегом догонять Жуана, который, ввиду довольно быстрого шара, прилично оторвался от замешкавшегося вампира. Дориан шел чуть позади, ему совершенно не хотелось лишний раз попадаться на глаза мужчины. Он взял чужой теплый плащ, вряд ли Доминик сильно огорчился бы, заметив пропажу, да и не факт, что заметил бы, на улице же было довольно холодно, а в разгар схватки в «Жуазеле» не было возможности и желания искать теплую одежду.
Чуть ли не вусмерть загнанную лошадь давно увели в стойло, потому и здесь младшему Форе пришлось заимствовать средство передвижения у графа — довольно невзрачного серого мерина в беловатые «яблоки». По сравнению с конем Жуана этот мерин был очень даже спокоен, никуда не рвался и совершенно не собирался вставать на дыбы.
Проглотив довольно спокойно первый камешек в свой огород, Дориан спокойно заметил:
— За мою жизнь несу ответственность только я, — вампир еще находился в том возрасте, когда казалось, что все неприятности происходят с другими людьми, у людей с этим было серьезней — они скорее взрослели, так как жили не так долго. Однако все же осознание того, что выполнение долга может стоить жизни — это вкладывалось ему с самого детства, потому чувства, переполняющие молодого вампира, были весьма двоякими. Но отступить сейчас было бы слишком большим позором и еще большей трусостью, потому такая мысль даже не промелькнула в голове у Дориана, среди огромного потока диаметрально противоположных мыслей.
Поняв, что вновь немного отстает от остальных, на сей раз по вине своей задумчивости, Джейкоб пришпорил коня, который, не смотря на свое внешнее благородство и степенность, молнией сорвался с места и помчался вслед за сопровождающими, догнав которых он чуть убавил в скорости.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Главная улица

0

11

Вильем стоял, не двигаясь. Боль уходила, он переставал чувствовать не столько ее, сколько всю руку.
Ярость Доминика была, безусловно, оправданной и к ней виконт был готов. Он перебрал все возможные варианты реакций, пока ехал в карете, дабы не растеряться в случае чего. Помимо этого, сыграла заложенная в вампира доля безразличия практически ко всему и то, что он терпеть не мог, когда ему в голову пытаются вбить очевидные вещи. Не играло никакой роли и совсем не интересовала юного Форе ни одна из вышеперечисленных реплик графа. Оттого он и держал голову поникшей. Несмотря на то, что он никогда не выдал бы лицом своих чувств — глаза могут сыграть против него. Да он был сам в шоке от произошедшего, но расчетливость помогла ему осознать реальность как можно раньше. Сидя на месте и рыдая — он ничего не изменит. Следовало взять себя в руки, оповестить Доминика, а после как можно скорее приступить к поискам. Все было сделано, осталось лишь отправиться в путь.
Безусловно, Вильем жалел Доминика, сочувствовал ему и представлял насколько это ужасно для графа, но в данный момент он не мог позволить поддаться этому. Не в этом случае. Оставалось лишь смирно стоять и слушать.
— Господа, — наконец произнес Фортунат. — Дориан. Жуан. Прошу вас отправится в Филтон, и постарайтесь найти хоть какой-то след этой кареты, которую я потом собственноручно сожгу.
«Пускай, а я сожгу того болвана, которому хватило ума провернуть это все дело», — подобная мысль даже приподняла настроение.
— А мы отправимся на поиски следов на дороге и в окрестностях города, — пока Доминик накидывал свою мантию, Вильем взглядом проводил брата. — Я носом чую, она где-то рядом.
«Не знаю, насколько верно решение отправить его прямиком в Филтон», — сейчас виконт волновался за Джейкоба. Изабель похитили, это уже сделали, этому он сейчас не помешает. Надо делать второй шаг — искать, и в этой ситуации вампир по среди двух действий, а брат вот только что стоял перед ним, и неважно как, но он еще в состоянии предотвратить какое-либо несчастье. Кто знает, на что они с Жуаном наткнуться в Филтоне, найдут ли они герцогиню, пройдет ли все гладко и без драк? Впрочем, что ж делать, Дориан уже не маленький, с ним Жуан и к тому же как брат, Вильем обязан доверять и верить в него.
— Безусловно, господин Форе. Я сделаю все необходимое и мы найдем Изабеллу!

0


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Окрестности Филтона] Имение «Жуазель», резиденция Фортунатов в Орлее


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC