Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Предместья и окрестности » [Дымные горы] Замок Рисберг, цитадель ордена тьмы


[Дымные горы] Замок Рисберг, цитадель ордена тьмы

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/28-Predmestya-i-okrestnosti/pio22.png
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/28-Predmestya-i-okrestnosti/pio22.1.png

Время умеет быть ласковым — этот замок тому подтверждение. Время лишь стерло яркие краски, подарив взамен пастельно-прозрачное сияние воздуха. Время надщербило камень, укрыв паутиной и пылью, как дорогим хурбастанским ковром. Время иссушило забытые листы с нотами, научив бумагу петь от легкого сквозняка. Время, казалось, влюбилось в этого каменного голема. Оно играет с ним, нежно касаясь, но не разрушая. Этой атмосферой наполнены комнаты, этажи, коридоры и подвал замка. Каминный зал, словно сердце всего Рисберга, пронизан нитями тусклого света, льющимися их слухового окна. Он, как надежный страж, хранит эхо любовных признаний, выгодных договоренностей, страстных стонов многих вошедших извне, что нашли уединение под его сводами.

Подлокации:
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Гостиная — некогда выполнявшая функцию библиотеки комната с внушительным портретом Паоло Бальтасара IV фон Рея над камином используется в качестве гостиной для мужчин, куда они уходят после обеда, чтобы обсудить политические проблемы, недоступные женскому уму.
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Холл замка выполнен в готическом стиле, что подчеркивают мраморные колонны и сводчатый потолок, как в кафедральном соборе.
-----------------------------------------------------
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Подземелье Рисберга — лабиринты темных извилистых коридоров и скользких лестниц, оканчивающиеся дверьми на ржавых петлях, за которыми оживает инфернальная фантасмагория с гравюр Юстиниана Форе: коллекция самых изощренных пыточных орудий и приспособлений, на которые только способна фантазия вампира, искаженные страданием лица-маски, оторванные уши, пальцы, конечности, трупный смрад изувеченной плоти, непросыхающие лужи крови и безысходность темноты, кишащей свирепыми монстрами. Причем не известно еще, кто из монстров страшнее — изловленные для перевоспитания гули или их палачи. Порой даже самый тонкий слух не в состоянии уловить, кому принадлежат дикие вопли, исходящие из подземелья: то ли это терзаемый гуль корчится в пароксизме болевой агонии, то ли служитель Моргота заходится в сладострастном стоне кайфующего садиста.
-----------------------------------------------------

Как правильно указывать подлокации

Дорогой игрок, чтобы ваши партнеры и просто читатели могли свободно проследить за вашими перемещениями по данной локации, перед началом поста вам следует поставить отметку о том, где происходит ваша игра:

Форма для оформления подлокации

Код:
[color=#023f50][b]Название подлокации[/b][/color]
[color=#C1C1C1][size=8]-----------------------------------------------------[/size][/color]
*пост*

Пример:

Подземелье
-----------------------------------------------------
Персонаж в ужасе осмотрел подземелье. «Ничего себе, в какую дыру я попал!» — подумал он, чувствуя неприятный холодок на затылке. Силясь приободриться, залихватски поплевал в потолок и осторожно нарушил царящую вокруг тишину:
— А здесь вполне мило, только слегка прибраться бы не помешало.
— Ежели такой умный, бери тряпку и сам убирайся, — внезапно предложил Персонажу угрюмый Голос-за-кадром.
Персонаж вздрогнул от неожиданности, слегка оторопел, однако самообладания не утратил.
— Держи карман шире! — дерзко огрызнулся он, стараясь не выдавать дрожи в голосе. Некто невидимый ничего не ответил, только саркастически фыркнул. Благоразумно решив не дожидаться, пока этот некто покажется из своего темного угла, Персонаж шустро сиганул в приоткрытую дверь на улицу.

(Шарлотта де Мюсси)

Отредактировано Кэтрин Фон Рей (21.09.2010 00:20)

0

2

Начало игры
Гостиная
-----------------------------------------------------
Магистр ордена, Питер Сент-Джон Сааль, стоял у окна в гостиной обители Моргота и следил за пролетающими мимо снежинками. В этом году зима рано вступила в свои права. Зима... Зима означала скорый бал в честь Моргота, и последние дни были заполнены хлопотами по его организации. Да, этот бал должен был стать особенным. Особенным не только потому, что он устраивался раз в году, а потому, что впервые совет будет собран в полном составе. Все десять демонов. И впервые в их числе будет Судья.

До этого знаменательного события оставались считанные дни, а если быть точным, то всего полтора дня. Да, всего полтора. Судья займет свое место, предназначенное ей судьбой, а Катарина обретет наконец свою мать. Еще и поэтому бал должен стать событием, которое запомнят все приглашенные... Вскоре уже должны были прийти вести от Хранительницы Врат, которой он приказал разведать обстановку. Все-таки высокое положение будущего Судьи в обществе доставляло некоторые неудобства с «приглашением» на бал Моргота. Но только неудобства, ничего более.
-----------------------------------------------------

«Всё! Всё прямо-таки кричало, даже не шептало, о будущем успехе. Моргот со мной, а я — с Ним! Я разорву эту шваль... Как он посмел? Пффф... Нужно сосредоточиться».
Эллай Фенгари, Палач ордена, вошел в гостиную. Громкое эхо прокатилось от его шагов по пустым коридорам.
«Зачем? Зачем же? А? Ладно... нужно спокойно доложить и ехать в особняк... Интересно, как там Мила?»
Плащ медленно поднялся в воздух и повис на вешалке.
— Телекинез — прекрасный дар, владыка! Не так ли? Моргот славься! — Эллай приближался к Питеру. Для него были такие задачки, вроде плаща, сущими пустяками, да и ему — Палачу, было положено развивать в себе дар ежесекундно. Даже краешек ума Эллая не был сильно нагружен перемещением плаща, пока сам вампир подошел к Питеру и поклонился.
«Что за черт? Что я тут забыл? Ах, да! Должен рассказать об успехе...»
Эллай непроизвольно умолк на минутку. Он засмотрелся на снегопад и стал следить за каждой по отдельности. Они плясали каждая свой танец и вместе были чем-то огромным, масштабным — они были зимой. Вот одна из снежинок ударила в окно и разбилась. Кристаллики рассыпались по стеклу. И столько было этих снежинок, что и не счесть!
Эллай увлекся и стал изменять различные па танцев белых снежинок. Снежинки одна за одной стали пересекаться в своем кружении и собираться в снежный шар.
— Владыка, я уладил вопрос о вине. На балу его будет достаточно, — шар стал трястись, а потом, дойдя до пика накала, разлетелся так, будто его раздавили.
— Мы готовы к балу? Или моя помощь еще в чем-то нужна?

0

3

Гостиная
-----------------------------------------------------
Монастырь святого Хомы  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (прошло три недели)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png 

Войдя в коридор обители ордена, девушка услышала голоса. Голос отца и Эллая Фенгари — Палача ордена. Сделав шаг по направлению к гостиной, Катарина в очередной раз столкнулась с наблюдающим взглядом Эдуарда Линмута, разве что теперь он выражал неодобрение.
— Возможно, это не мое дело, — изогнув бровь, произнес мужчина. — Но вам стоит переодеться.
Нужно отметить, совет был дельный. Поскольку сейчас на Катарине были обтягивающие бриджи, сочетаются с высокими узкими кожаными сапогами белого цвета, рубашка в полоску и приталенный дорожный жакет ярко-синего цвета с черным бархатным воротником. Впрочем, Катарина не любила, когда ей давали советы, это она унаследовала от отца. Не сказав ни слова, дева прошла мимо мужчины, словно он был вещью, неодушевленным предметом, не заслуживающим ее внимания. Линмут вздохнул, бросив взгляд на удаляющуюся фигуру жрицы — ведь именно так и никак иначе называли маркизу в ордене.

Войдя в гостиную, Катарина услышала последний вопрос Эллая, который, разумеется, не остался без ее внимания:
— Нужна, — ответила она Эллаю.
Вероятно, отцу не понравилось столь резкое вмешательство в разговор как, впрочем, и наряд дочери, но Катарина была так увлечена подготовкой к балу, что не могла смолчать.
— Доброго дня, — сделав жест в знак приветствия, произнесла девушка, поравнявшись с мужчинами.
— Завтра третье декабря, — повернувшись к Эллаю, произнесла жрица, — завтра мы должны привести мою... — оборвав себя на полуслове и выдержав паузу, Жрица четко и отрывисто произнесла:
— Мою судью. В Цитадель.

Отредактировано Катарина Сент-Джон Салль (06.10.2010 14:58)

0

4

Начало игры
Гостиная
-----------------------------------------------------
— Славься Моргот! Вино — это не главное, — заметил Питер, мельком взглянув на снежинки, с которыми развлекался Эллай. — А тебе следует быть серьезнее в преддверие праздника. Ведь он будет особенным.
Глава ордена отвернулся от окна, теперь он, размышляя о чем-то, смотрел на Палача.
— Конкретно сейчас услуги твоего профиля нам не требуются, все идет по плану, но я был бы не против, если бы ты предложил свою помощь по обеспечению безопасности бала. Немного не твой профиль, но это не имеет сейчас значения. Это будет вклад в общее дело.
Тут в комнату вошла его дочь, которую Питер осмотрел без удовольствия: приличная молодая леди должна сразу переодеться после верховой езды, особенно если наряд обсыпан снегом.
— Катарина, рад тебя видеть, — кивнул вампир. — Я только что говорил с Эллаем, — наклон головы в сторону собеседника. — Могу повторить и тебе. Все идет по плану. Во время бала Судья займет место, которое предначертано ей судьбой. Все уже предопределено. Ей никуда не деться, завтра она предстанет перед всеми нами.

Отредактировано Питер Сент-Джон Салль (06.10.2010 19:48)

+1

5

Гостиная
-----------------------------------------------------
Эллай немым поклоном приветствовал жрицу, задумавшись над словами владыки ордена. Магистр сказал, что следовало быть серьезнее, и Эллай был с ним согласен. Его голова была битком набита каким-то несущественными делами и вопросами. Эллай старался успевать повсюду, и это «рвало» его молодой мозг. Поэтому он запланировал себе отдых, где-то с недельку, после бала и появления Судьи. Хотя Судья мог помешать отдыху и резко, так сказать, осудить половину ордена. Всё зависело от персонификации Судьи — как всегда, человеческий фактор мешал работе. Еще дико грызла боль в верхней фаланге большого пальца, и её происхождение было неизвестно. Часть мыслей были заняты Милой и кланом, а еще большая — будущим. Миллион подобных вопросов досаждали разуму Палача. И это было очень печально.
Эллай вновь долго молчал, прежде чем сказать что-то. Он созерцал владыку Ордена, строя у себя в голове картины некогда совершенных убийств.
«Что же я — марионетка? Или же наделенный властью клоун?.. Второе мне больше подходит».
Пальцы графа Фенгари механично полезли в карман и достали металлические шарики, которые он всегда носил с собой. Шарики чуть зазвенели из-за трения друг об друга и примостились на ладони Эллая. Палач открыл ладонь и шарики медленно поднялись. Они постепенно стали вращаться вокруг ладони Палача, будто они — два спутника одной планеты.
Эллай посмотрел Питеру в глаза. По его взгляду было понятно, что он снова здесь, с ними. Шарики блестели на свету и вращались по строго определенной орбите вокруг ладони Эллая.
— Владыка, я возьму на себя смелость и сам распоряжусь об охране бала. Ведь я вас правильно понял? — Эллай потянулся рукой вверх, чтобы поправить бабочку, и шарики стали подниматься, все так же вращаясь вокруг ладошки, будто их держала невидимая ось.
Эллай посмотрел на Катарину и заметил невзначай:
— Жрица Моргота — красива и умна! — одарил он ее меланхоличной улыбкой. Один из его шариков резко рванул в сторону жрицы и, пролетев в миллиметре от ее виска, с шумом и треском влетел в окно, проделав досадную дырку в стекле. — Пардон! Слегка расстроен.

0

6

Гостиная
-----------------------------------------------------
С виду отец был, как всегда, хладнокровен, но в его глазах, как всегда же, отражалось адское пекло. В ярости этого мужчину лучше не видеть — это Катарина знала наверняка.
Не смотря на внушающую уверенность твердость отцовского тона, девушка внутренне оставалась в смятении — не была уверена, что Судья примет свое предназначение. Ведь для нее Судья была не просто служительницей ордена, но и матерью, родной матерью — той, кто произвела ее на свет. Как тут сдержать волнение? Этот бал должен был стать особенным для нее, ее отца и матери, которую до сего момента Катарина видела лишь во сне...
— Патрицио уже прибыл из Хастиаса? — поинтересовалась жрица, взглянув на отца. Месяц назад Питер посылал Хранителя Мудрости в Хастиас за одной весьма интересной для ордена книгой, мужчина должен был прибыть еще два дня назад, но вестей от него не последовало. Единственное, что успокаивало жрицу, так это видения, в которых она могла видеть своего нареченного — мужчину, который в скором времени должен был стать ей супругом. Сказать, что она желала этого, было нельзя, скорее это была данность. Впрочем, Патрицио был мил, заботлив и весьма умен... Мысли о нем прервал тот самый шарик, что еле коснулся ее волос у виска, заставив перевести взгляд на Эллая.
— Сегодня вы несколько рассеяны, — заметила жрица, взглянув в глаза Палачу. А ведь для кого-то эти глаза были последнее, что видела жертва на этом свете. И все же — Палач и рассеян? Нонсенс! Как может быть рассеян мужчина, который тренировался столько лет? Поведение вампира несколько насторожило Катарину. Впрочем, заглянув в серые глаза Эллая Фенгари, девушка немного успокоилась. Как не крути, эта дымка была прекрасной, и имела свой шарм. — Чем же вы расстроены? — поинтересовалась жрица. — Вероятно, вам стоит выспаться. Оставайтесь здесь и выспитесь к завтрашнему дню. Завтра нам предстоит выполнить важное дело... Отец! — переведя взгляд на Питера, произнесла жрица. — Завтра приезжает караван из Хурбастана, позволь мне встретить его! В последнее время в лесах много гулей, мы должны обеспечить безопасность тому, кто с ним прибудет.
Караван прибывал в час ночи и прибывал неспроста, вместе с ним прибывал один из недавно обращенных в веру, Аддали аль Румбайя, чьи успехи в алхимии не остались незамеченными магистром ордена тьмы. По слухам, он обладал знаниями, которые могли пригодиться ордену...

Отредактировано Катарина Сент-Джон Салль (06.10.2010 22:26)

+1

7

Гостиная
-----------------------------------------------------
Эллай с улыбкой выслушал слова жрицы. Он не выразил никаких эмоций по поводу её слов, посмотрел на пол и решительно сказал себе:
«Хватит! Я здесь! И я — Палач!...»
Второй, все еще круживший в воздухе шарик, резко остановился, а затем полетел на пол. И шлепнулся бы с противным скрежетом на мраморную плитку, если бы Эллай не поднял глаз от пола, посмотрев на Катарину своим отрепетированным взглядом, полным серьезности.
— Возможно, всё же Моргот приготовил нам испытания. Ведь так, жрица? — шарик сделал круг вокруг руки Эллая и сам упал в карман висящего на вешалке пальто. К нему присоединился тот, другой, вылетевший в окно. Он вернулся через дыру в пробитом стекле и лег рядом с товарищем, весело заскрежетав.
Эллая всегда поражала неуверенность жрицы. Она — пророк самого Моргота, а так часто спрашивает их, простых вампиров, как ей следует поступить. Дело было не в том, что Эллай не доверял Жрице, а в том, что она была чертовски мила. И хотя Эллай не испытывал к ней никаких чувств, кроме беспокойства, но всё же смотрел на неё, как на женщину. Вряд ли Моргот посадил бы их справа от себя. Да и эта смесь, отец и дочь, мешала Ордену процветать, как бы старательно Сэнт-Джон Саали это не скрывали.
— Караван не потревожат всякие там гули. Меня больше волнует активность розианских крыс в последнее время. Преподобный Крайст, согласно моим источникам, спускался в архивы храма за апокрифами пророка Лебеды. А этот ленивый хряк не шевелится без надобности. Уже не к нам ли он повернул свое гусиное брюхо? — Эллай метнул в Питера вопрошающий взгляд и сделал пару шагов к окну, приблизившись к нему совсем вплотную.
Дыхание Эллая оставляло конденсат на треснувшем стекле.
— Думается мне, всё будет в порядке. И даже моя минутная рассеянность — это лишь шутка жизни...

Отредактировано Эллай Фенгари (07.10.2010 18:50)

0

8

Гостиная
-----------------------------------------------------
Гневно сверкнув на подчиненного взглядом, герцог медленно с расстановкой отчеканил:
— Ваши игры, милсдарь Фенгари, неуместны в данном обществе, прекратите. Чтоб к завтрашнему утру здесь стояло новое стекло. Вы меня слышали.
С неудовольствием магистр отметил, что Палач все больше отбивается от рук; это расстройство личности, поначалу неопасное и даже полезное для того рода деятельности, которым занимался Эллай, с каждым днем становилось все большей помехой. Возможно, в будущем ордену потребуется новый Палач, если нынешний не сможет себя контролировать.
— Итак, я повторяю еще раз, надеюсь, что в последний, — со скрытым недовольством в голосе произнес Питер, про себя заметив, что некоторые армейские порядки в ордене пришлись бы к месту. — Хранительница врат справится сама, однако когда ей понадобится помощь, поддержка или силовое участие, она свяжется со мной. Для этого у нее есть все возможности. Что до Патрицио, то он, не задерживаясь, удалился в скрипторий, и я не стал его задерживать — все его помыслы были поглощены рукописью, что он привез. Я поговорю о его поездке позже.
«Караван... Гули... — задумался магистр. — Так ли это важно, чтобы отвлекать меня на пороге знаменательного события? Впрочем, пусть девочка развеется».
— Что ж, хорошо, можешь встретить этот караван, — обратился он к дочери, — и препроводить мудреца к Патрицио. Я уверен, они найдут общий язык. Что же до гулей и до активности розианцев... — Сент-Джон Сааль посмотрел прямо на Эллая. — Исполни свой долг, вынеси приговор и принеси покой эти падшим душам. А розианцы... Я прикажу следить за ними. В случае надобности мой глашатай проведет предварительную работу, чтобы повернуть взор церкви на орден Моргота, их буйство и нравы давно требуют того, чтобы им указали их истинное место, а сделать это руками розианцев будет вдвойне приятно.

+2

9

Гостиная
-----------------------------------------------------
Именно в такие минуты Эллай уважал главу ордена. Он не использовал ни одного неуместного слова. Всё лаконично и чётко с примесью строгости и предупреждения. Никогда он, Эллай, не сможет так явно отдавать приказы или же ставить на место. И лорд Фенгари совсем не обращал внимание на гневливость главы, поскольку знал, что тот знает о временных перепадах настроения Эллая, также, впрочем, как и Эллай о его. Нет. Они не были так близки. Но мужчины понимали друг друга даже в немых диалогах взглядов. Каждый из них подсознательно понимал друг друга в плане ответственности и покорности. Всё было ясно: Питер — главный, Эллай — подчиненный; Питеру — ответственность, Эллаю — работа и вознаграждение.
— Конечно, Владыка. Прошу прощения за минутную рассеянность. Похоже, астрологи были правы, предсказав небольшие головные боли.
И ни словом больше! Всё что нужно. Кратко и лаконично: «Конечно, Владыка»! И это было обещание. Нет, клятва! Их аристократические чистые умы и нравы не позволили бы себе иного. Они — это пример для восьмидесяти процентов населения Дракенфурта. И пускай остальным до них далеко, они смогут понять всё: от мелких «грязей» до великих «чистот». Жалеть можно лишь об одном: их ум не избавил их от простых хлопот, скорее лишь добавил их. Чистокровные — вот будущее.
Эллай прошелся от окна к дивану у трюмо. Телекинезом поправил свою прическу перед зеркалом. Сделал еще шаг в сторону Катарины и остался слева от неё.
— Мэтр, если это всё, что вы хотели сказать мне, то я попросил бы позволения удалиться, нагло похитив у вас жрицу. Если вы позволите.
Эллай посмотрел на жрицу одни из своих обычных взглядов, напоминающих взгляд усталого работяги, и произнес, натягивая тугие перчатки:
— Маркиза, прошу прощения, но у меня есть вопрос к вам. Вопрос личного харакетера. И религиозного. Моргот вас выделил, а я поклонюсь его выбору. — Эллай слегка поклонился. Сперва Катарине, потом Питеру. — Моргот славься!
И вновь безупречные лаконичность и краткость, воспитанность и сдержанность. Даже если Питер сейчас вскипит и отчитает Палача, Палач не потеряет свой благопристойный вид. Минуту назад Эллай намекал Жрице на её слабость, а теперь готов ей услужить за её силу. Граф Фенгари не лгал и не менял маски. Он просто следовал своему сердцу. Он прекрасно знал, что будь Жрица совсем без талантов, никто бы ее не уважал в ордене. Она была красива и умна, а еще сильна и отмечена Морготом.
Эллай застыл, оставив одну руку в раструбе одной из перчаток. Эллай ждал ответа или же кары — на всё воля Моргота!

+1

10

Гостиная
-----------------------------------------------------
Жрица была сильна. Она видела все, что должно произойти в лесу. Скорее, ее неуверенность была следствием избытка знаний. Знай рыбка, что ее поймают на крючок, проглотила бы она наживку? Но жрица также знала, что воля Моргота неоспорима. А воля Моргота заключалась совсем не в благодати, что и настораживало деву. Взгляд Катарины был напряженным. Она знала то, чего не знали ни отец, ни Эллай, а хранить тайну, тем более такую, всегда тяжело. Собственно поэтому она восхищалась Хранителем Мудрости: хранить столько знаний было воистину подвигом! В одном Эллай был прав: Моргот уготовил им испытание! Каждое слово жрицы имело смысл, и каждый вопрос таил значение, а иногда и подтекст. Нужно было признать — розаине были угрозой ордену. Жертвоприношения ордена стали слишком часты и привлекли пристальное внимание розианцев. Однако им волноваться не о чем — сам Моргот хранит Цитадель служителей ордена. Жрица была спокойна, когда палач сделал выпад с шариками — кому как не жрице знать состояния служителей. Впрочем, их недоверие было обоснованным. Сама же Катарина знала: всему свое время. «Краткость — сестра таланта».  Эта фраза полностью характеризовала отца Катарины, этот мужчина мог убеждать одним лишь взглядом.
— Гнев розианцев уже с ними, — коротко ответила ему дочь. — Благодарю, отец, мне понадобятся пят вампиров из ордена: Палач... — повернувшись в сторону Эллая, отметила дева, — ...три воина и Падший... Что ж, я готова ответить на ваш вопрос, — ответила она Эллаю и поклонилась отцу. — Славься Моргот, отец! И да прибудет с вами благо! — голос ее был монотонный, но вот глаза жрицы словно прощались с отцом. Что это могло значить, одному Морготу известно.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Холл

Отредактировано Катарина Сент-Джон Салль (15.10.2010 15:48)

+1

11

Гостиная
-----------------------------------------------------
— Зачем тебе понадобились воины, дочь? — удивленно вскинул брови глава ордена. — Воины тебе совершенно не понадобятся, разве что один как телохранитель. Для сопровождения Хранителя Мудрости больше и не нужно. А вот Эллаю может потребоваться поддержка в его действиях против гулей, но так как действовать вы будете по отдельности, командование воинами тоже перейдет к нему. Надеюсь...
Питер хмыкнул в такт своим мыслям.
— Надеюсь у вас, дочь моя, хватит ума не лезть к гулям и не мешать работе господина Фенгари? — кивок в сторону Палача. — Лучшее, что вы сможете сделать — это доставить Хранителя Мудрости к Патрицио и начать собственную подготовку к балу и к предстоящей встрече. Вы же, Эллай, постарайтесь очистить пути от гулей до начала бала. Гули — это лишнее внимание к нашей резиденции и этой области. К тому же они действительно создают некоторую опасность для наших гостей. А теперь все, можете идти.
Питер отвернулся к окну показывая, что разговор окончен, а мысли самого Сент-Джон Сааля вновь обратились к предстоящему торжеству, потом к проблеме розианцев... Глава ордена занялся свой обычной деятельностью, он стал думать.

+1

12

Гостиная
-----------------------------------------------------
Эллай покорно поклонился. В который раз.
«Что мне еще нужно? Только рука Моргота. И она ведет меня. То? Нет! Кто я? Я — это то, что сам сделал из себя... Можно кричать, что виновны другие, но ведь никто насильно меня не заставлял, да и не сможет... Да и что я буду за мужчина, если признаюсь в своей слабости?.. Нет, только кивок. Больше ему ничего не нужно. Он поймет...»
Граф Фенгари приветливо улыбнулся жрице и сделал шаг к ней. Эллай придал своему шагу большей эффектности, подняв руку, приглашая Катарину принять её, как бы для танца. Перчатку он скинул левитацией, и кожаное изделие медленно удалилось к пальто.
— Маркиза, позвольте вас провести через арку, — Эллай протянул Катарине руку. При обустройстве цитадели плинтус арки покрылся таинственными рунами на следующий день после его закрепления. Члены ордена проходили тут парами для того, чтобы благословить проходом под рунами общее дело.
— Мы в некоем роде будем сотрудничать. Попросим Великого о благословении! — Эллай добродушно улыбался, у него не было никаких намерений и мыслей — лишь холодный расчет на удачу.
Пальто с торчащей из кармана перчаткой медленно прилетело к Эллаю и перевесилось через его свободную руку.
Последним жестом Эллая был немой взгляд на гостиную и владыку. Будто бы Эллай искал что-то забытое, но, не найдя, посмотрел на владыку как на объект поисков. Орден был воистину странным местом, а его члены — совсем загадочными...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через арку в холл

+1

13

Холл
-----------------------------------------------------
Из гостиной  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Каждое утро она выходила в большой сад, каждое утро слышала песню, и каждое утро ждала...
Катарина знала ответ отца, потому лишь кивнула в знак согласия с его волей.
После того, как все было решено, граф Фенгари пригласил маркизу пройти через арку, благословив общее дело. Эффектно протянув ей руку, Эллай ждал ответа. Катарина заглянула ему в глаза и вложила свою хрупкую ручку в его ладонь. С секунду маркиза колебалась, переведя взгляд на отца, затем снова на Эллая.
— Удача нам не помешает, — наконец улыбнулась жрица, и, развернувшись, они направились к арке.

Маркиза Сент-Джон Сааль была воплощением чистоты и коварства. Внешность жрицы была сродни цветку, распускающемуся в летний день. С каждым годом она становилась все краше и краше, но внутренний мир закрылся, словно бутон в ночную пору. Проходя через арку, Сент-Джон Сааль закрыла глаза, словно провидение снова открыло ей страшную тайну.
Оказавшись в холле, маркиза повернулась лицом к Эллаю.
— Что за вопрос бередит ваше сердце? — вопросительно взглянув в глаза палачу, спросила жрица. Как правило, все вопросы задавались в определенное время, в морготариуме, месте считавшемся чем-то вроде исповедальни, где каждый мог задать вопрос и услышать ответ на него, если на то будет воля Моргота. Судя по всему, вопрос графа Фенгари не терпел отлагательств, и Катарина не стала заставлять его ждать.

Отредактировано Катарина Сент-Джон Салль (19.10.2010 18:08)

0

14

Холл
-----------------------------------------------------
Из гостиной  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Жрица вела себя очень... привлекательно. Да! Эта странность и загадочность нравилась Эллаю, но он не мог найти в этой вампирессе того, что нашел в Миле — чистоту. Она была и красива, и умна, и чистокровна, но никак не искренна. Она скрывала своего демона, как и он, Эллай. Как все они, весь орден.
Эллай прошел сквозь арку, улыбаясь и наслаждаясь этой традицией. Ведь она позволила ему держать жрицу за руку. Это было почетно и приятно, как первым откусить от свежеиспеченного кекса.
— Я рад пройти под этой аркой с вами, Катарина, — Эллай поклонился и легко прикоснулся к ручке вампирессы губами.
— Что за вопрос бередит ваше сердце? — спросила она напрямую.
Эллай слегка скривился и пригласил вампирессу присесть на диване.
— Не буду говорить об этом стоя, — вампир дождался, когда жрица присядет первая. — Как я уже говорил, вопрос мой личного характера. И я бы хотел сохранить его в тайне между мной и вами. — Эллай положил два пальца на бровь. — Жрица, вам ведомо будущее. А прошлое для вас открывается само. Но мне — нет. Я к вам пришел чисто из побуждений теоретических. Я не смогу увидеть будущее, а поэтому прошу увидеть его вас. Не бойтесь, Катарина. Я не выжил из ума. Я просто рассеян, словно песок по ветру. Давно не могу собрать свои мысли воедино, ведь на мне лежит и добрая часть ответственности за клан. Много проблем съедают моё внимания. А еще больше вопросов оставляют дыры в голове. — Эллай вздохнул.
Он редко считал нужным посвящать других в свои проблемы, но жрица Моргота — не остальные. Эллай знал что теперь, возможно, ставит под сомнение свою компетентность, но все же надеялся на благосклонность жрицы. Ведь они редко когда вздорили или вообще неправильно мыслили. Наверное Палач и жрица были лучшими членами ордена. Или нет?
— Поймите меня, Катарина! Я же все-таки не бог. Мне нужна уверенность, как и остальным вампирам. И я не говорю об ордене. Я говорю о личных переплетах...

0

15

Холл
-----------------------------------------------------
Почему каждый хочет знать свое будущее, когда для тех, кто его предсказывает, оно чаще становится проклятьем?

Судьбы... Как переплетаются судьбы и идеологии, как рушатся жизни и восходят недостойные, как часто Катарине случалось видеть несправедливости и обман, как часто она сама становилась проводником лжи по воли Моргота? Предвидеть — значит управлять, но нет ничего более постоянного, чем непредвиденное. Порой жрица могла узреть больше, чем можно было сказать...

Воспоминания Катарины о беседе с ее первой любовью. Хастиас пять лет назад

— Смотри, — шепнул Август, указывая на облако, плывущее по чистому голубому небу. Она никогда не видела столь красивое небо, никогда не дышала столь чистым воздухом, как сейчас, ароматы цветов пьянили и кружили голову, а с ним она чувствовала себя так, как никогда ранее. Лежа на траве, маркиза ощущала новое приятное чувство внутреннего спокойствия.
— Оно похоже на толстого кота, — засмеялась девушка.
— Что вы, — улыбнулся мужчина. — Он совсем не толстый, скорее пушистый.
— Нет, — возразила Катарина, взглянув на него, а затем на небо.
— Слыхала ли маркиза одну притчу? — поинтересовался монах, коснувшись ее шелковистых волос, разметавшихся на зеленой траве. — Притчу о голой правде?
— Голой правде? — переспросила Сент-Джон Сааль, недоверчиво всматриваясь в глаза Августа.
— Раньше Правда ходила по улицам голая, — начал Август, перевернувшись на спину и заложив руки за голову. — Это, конечно, не понравилось людям, и никто не пускал ее к себе в дом. Однажды, когда грустная Правда бродила по улицам, она встретила Притчу, одетую в красивые одежды, радовавшую глаз. Притча спросила Правду:
— Почему ты ходишь по улицам голая и такая грустная?
Правда печально опустила голову и сказала:
— Сестра моя, я опускаюсь все ниже и ниже. Я уже стара и несчастна, поэтому люди удаляются от меня.
— Не может быть, — сказала Притча, — что люди удаляются от тебя потому, что ты стара. Я вот тоже не моложе тебя, но чем старше становлюсь, тем больше во мне находят. Я открою тебе секрет: люди не любят простых, открытых вещей. Они предпочитают, чтобы вещи были немного скрыты и приукрашены. Давай я тебе одолжу несколько своих красивых платьев, и ты сразу увидишь, как полюбят тебя люди.
Правда приняла совет Притчи и оделась в ее красивые одежды. И вот чудо — с того дня никто не убегал от нее, и ее принимали с радостью и с улыбкой. С тех пор Правда и Притча не расстаются, — закончил монах. — Вот и сейчас я приукрасил правду, и толстый кот превратился в пушистого.
Тогда Катарина еще раз посмотрела в небо и признала, что любая правда может казаться не такой неприятной, если ее украшать. С тех пор маркиза предпочитала украшать правду, чтобы она была не столь болезненной... Ведь не каждый готов впустить в свой дом голую правду. А сейчас, во времена перемен в ордене и в мире, жрица сказала лишь то, что не могло нарушить прямого хода вещей. «Всему свое время», как сказал кто-то мудрый.

Ее рука плавно скользнула к лицу Эллая, но не коснулась его щеки, словно прикоснувшись лишь к невидимому, ауре... Сейчас взгляд и внимание жрицы были сосредоточены на Эллае Фенгари. Заглянув в глаза палача, Катарина узрела его порочную, но искреннюю любовь, тронувшую деву до самого сердца, коснувшаяся глубины души, той части, что спала, словно закрывшийся бутон, той, что пряталась ото всех тех воспоминаний, что до сих пор бередили душу. На секунду в глазах жрицы полыхнуло пламя погибшей любви, больно ранившей ее внутренний мир, порочной, но искренней и чистой любви... Она закрыла глаза. Сердце Катарины забилось, словно мотылек, закрытый в банке, но рвущийся к свече, она билась об стекло и пала без сил, когда огонь погас. Ее душа расплавилась, как та восковая свеча, а синие глаза стали холодны и прекрасны, словно хрустальная роза. Катарина могла играть судьбами и жизнями, но сама была марионеткой Великого... Любовь Эллая к Миле поразила жрицу. Открыв глаза, дева улыбнулась и положила свою ладонь на руку Эллая.
— Ваше чувство искренне, это делает вас сильным, Эллай, — взглянув в глаза палача, произнесла жрица Моргота. — Но помните: любая порочная любовь рано или поздно откроется. — в ее словах была нота грусти, но Эллаю была неведома тайна пятилетней давности, что оставила неизгладимый след в виде рубца на сердце Катарины, настолько глубокого, что каждую ночь Катарина видела горы, каждую ночь гуляла в саду и каждую ночь слышала пение хора, словно все ее мысли были там, в том далеком Хастиасе, где осталась ее душа. Она заплатила бы любую цену, чтобы вернуться в то время хоть на мгновение...
— У вас будет восемь детей, — промолвила Катарина. — Двое из них уже хотят по земле, а шестеро остальных родятся в крепком союзе... Семеро девочек и лишь один мальчик. Это все, что я могу сказать вам сейчас, — отпустив его руку и встав с дивана, вздохнула Катарина. — Ваше сердце принадлежит Морготу, а значит и воля его такова... Вы обретете, что ищите! А сейчас прошу извинить меня, граф, верховая прогулка изрядно утомила меня. Славься Моргот! Да пребудет с вами его благодать.
Катарина умела вовремя остановиться.

Отредактировано Катарина Сент-Джон Салль (20.10.2010 07:26)

+1

16

Холл
-----------------------------------------------------
Жрица вела себя очень красиво, сдержанно. Она руководила ритуалом. Красиво делала пассы, смотрела ему в глаза, привлекала ко греху — узнать своё будущее.
Эллай замер и смотрел жрице в глаза. Он научился выдерживать взгляды самых разных вампиров за свой краткий срок службы Палача. Он смело смотрел своим жертвам в глаза и говорил: «Ты оскорбил Моргота своим существованием. Приговор: виновен. Наказание: смерть». Да, работка у Эллая веселая. Отсечь голову тонкой лентой телекинетического удара нужно уметь. Такое у него вышло относительно недавно. Да еще и так криво, что он решил пока просто тренироваться. Его мозг едва не взорвался. Что ж, нужно усерднее тренироваться.
Последствия ритуала жрицы пришли очень скоро, когда Эллай стал видеть глаза своих жертв заново. Нужно было взглянуть в них еще раз. Подумать над своим поступком. А что думать? В голове летали образы: «Виновен...», «Виновен!», «Приговор: виновен!» — и так продолжалось до тех пор, пока жрица не перестала.
— Ваше чувство искренне, это делает вас сильным, Эллай, но помните: любая порочная любовь рано или поздно откроется.
Эллай слегка вздрогнул, но быстро справился с эмоциями. Он знал, что жрица узнает.
— Сколько времени у меня? — спросил Эллай совсем серьезно, но не совсем уверенно, ведь жрица продолжала говорить.
— У вас будет восемь детей, — добавила Катарина. — Двое из них уже хотят по земле, а шестеро остальных родятся в крепком союзе... Семеро девочек и один мальчик...
Эллай сначала не понял, что случилось со жрицей. Потом на его лице проступило недоумение. Эллай быстро привел себя в чувство, а потом только улыбнулся своей холодной улыбкой. А в душе всё хохотало и прыгало, как тот же мотылек в банке, но он стремился не к свету, а к плантациям конопли, — насладиться ужином.
Эллай почесал бровь совсем немного — легким прикосновением. У него из головы просто вылетело два слова: «Славься Моргот!»
Ну да! Какое тут «славься», если жрица его бога, которому он был верен, так изрядно над ним пошутила, будто он — портовый грузчик. «Славься»? Скорее «будь проклят»...
Жрица окончила ритуал заметно утомленной. Поняв, что свое состояние ей не скрыть, она вынуждена была просить за него прощения.
— Не стоит, Катарина, — вампир взял жрицу за руку и посмотрел в глаза взглядом, полным заботы. — Простите меня. Прошу вас, простите. Я так глупо ввязал вас в свои тяжелые проблемы, совсем не подумав о вас. О том, что вы, может быть, устали и хотите отдохнуть. — Эллай привстал и поклоном извинился. — Катарина, я ценю ваше содействие. Надеюсь, вы меня ни в чем не осудили.
Вампир отпустил руку Катарины.

+1

17

Холл
-----------------------------------------------------
— Я не вправе судить вас, — улыбнулась Катарина Палачу. — Славься Моргот и прибудет с вами сила его, — добавила жрица, коснувшись лба Эллая, окрестив палача символа Моргота. — Вас ждут...
За окном начался ураган, метель завывала за окном, словно одинокий волок, пытаясь пробираться в дом, и лишь витражи стекол служили заслонкой между бурей и обитателями цитадели.
Тем временем в цитадели кипела жизнь. Прислуга шныряла туда-сюда, то меняя цветы в вазах, то сметая пыль с мраморных статуй. Катарина волновалась. Впрочем, никто в ордене пока не знал о том, что этот бал будет несколько необычен, а необычен тем, что день его празднования придется перенести. Поведение жрицы вызывало подозрение у многих служителей ордена и она как эмпат чувствовала неопределенность в их душах. На ней, на Катарине, была великая ноша — вдохновителя, она была призвана вдохновлять, но последний месяц была не уверена во всем, что говорила и делала, словно Моргот затеял с ней какую-то жестокую игру...

+2

18

Начало игры
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Predmestya-i-okrestnosti/ed.png
Холл
-----------------------------------------------------
— Некоторые могут подумать, что вас связывает нечто большее, чем просто дело, — темные фиолетовые глаза Падшего, а в миру Эдмунда Атиса, недобро смотрели из затененного угла на говоривших, жрицу и Палача. Он появился неслышно, призраком соткался из воздуха и витавших над лбами присутствующих мрачных мыслей. Кто знает, сколько времени он уже тут простоял? Кто знает, какие мысли призвали из ниоткуда этого вампира, который уже давно и безнадежно был влюблен в Катарину. — Что подумает герцог, а особенно ваш жених, жрица?
Несмотря на свои чувства к девушке, в ее присутствии с его языка почему-то срывались только язвительные фразы, которые могли обидеть и оттолкнуть, но Эдмунд ничего с собой поделать не мог. Особенно когда видел, что девушка разговаривает с кем-то из мужчин.
— А вы, господин Фенгари? Насколько я слышал, вам поручили уничтожить гулей в окрестностях резиденции? — глаза Падшего вспыхнули недовольством. Очищать Цитадель от гулей было его задачей, а никак не Палача. Эдмунд чувствовал себя уязвленным. К тому же, этот мерзавец миндальничал с Катариной. — Это правда, впрочем, по тому, как вы не торопитесь, я понимаю, что это правда. Наказывать гулей — это не всякую шушеру приводить к ответу.
Мужчина демонстративно усмехнулся, выражая всем своим видом, как мало для всех приличных сынов Моргота значат занятия Палача, особенно в сравнении с деятельностью Падшего.

Отредактировано Альберт (21.10.2010 18:10)

0

19

Холл
-----------------------------------------------------
Эллаю было всегда интересно: почему Моргот не оградил каждого из своих слуг, дабы позволить им иметь хоть какую-то индивидуальность? Он — Великий бог и Мстец, не подумал о том, что одиночками легче управлять. Более того: он их сбил в стадо, которое постоянно совало свой нос в чужие дела. И абсолютно ясно, что мир социален. Но остается риторический вопрос: «Почему?».
— Наказывать гулей — это не всякую шушеру приводить к ответу.
— Приветствую тебя, Эдмунд, — Эллай сдержано поклонился и улыбнулся. — Да! Ты прав. Но воля Моргота велика и необъятна. Мой долг — лишь покориться ей. — Эллай посмотрел на жрицу взглядом, который говорил ей о том, что его переполняет смех. Палач готов был расхохотаться, но сдержался. Он никогда не подавал виду, что насмехается на собеседником. По крайней мере, в открытую.
Он посмотрел в потолок и задумчиво спросил:
— Почему же тогда послали меня уничтожать «комаров»? Что ж, похоже, кто-то не справляется с такой работой... До встречи, жрица. Славься Моргот!
Эллай еще раз поклонился Катарине и посмотрел в ее пленительные глаза, — такие хищные и такие влекущие.
Фенгари редко обращал внимание на девушек. Он любил красоту, просто считал, что обрел её уже — в Миле. Мила и впрямь была прекрасной. Столь нежна, умна, заботлива. Катарина была не такая. Эллай к ней питал скорее братские чувства. Их объединяло многое. Да и пока не было Судьи, ближе всех Эллай общался с Катариной. Поэтому верил ей. Он наверное был бы первым, кто встал на защиту жрицы Моргота.
Металлические шарики Палача снова вылетели из кармана и стали вращаться вокруг его головы по строго определенной орбите. Он быстро пересек вестибюль и порог. А потом запрыгнул в экипаж и отправился в неблизкий путь домой.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Резиденция Фенгари в Дымных горах

Отредактировано Эллай Фенгари (21.10.2010 18:46)

0

20

Холл
-----------------------------------------------------
Катарина тепло попрощалась с Палачом и ничего не сказала в ответ на все речи Падшего. Она молчала до тех пор, пока фигура Эллая не исчезла в дверном проеме, оставив их с Эдмундом наедине. Немного помолчав и помассировав виски, заговорила:
— Неужели вы такого мнения обо мне?
Она говорила, не поднимая глаз, устремив взор в одну точку на полу, словно в пустоту. Своенравный и весьма вспыльчивый мужчина, десятый демон, призванный Морготом, чтоб убрать грязь с чистой земли, искоренить зло, таившееся в закромах и трущобах мира, был неравнодушен к жрице. Несмотря на все язвительные фразы, пытающиеся укусить, как ядовитые змеи, при всей внешней холодности и надменности, душа Эдмунда пылала, что не могло ускользнуть от проницательного взгляда жрицы. Это играло на руку воле Моргота... или самой Катарины?
Подняв взгляд на Падшего, Катарина очаровательно улыбнулась. Глаза жрицы засверкали, словно драгоценные топазы, столь красивые, многогранные, но холодные. Эта холодность была пугающей, но столь притягательной, что любой, будь то вампир или человек, тонул в очах жрицы без единой надежды на спасение. Для Падшего маркиза была яблоком раздора, запретным плодом: вот он перед тобой — сладкий, манящий, но запретный... Потому что яблоня, на которой растет этот плод, находится в чужом саду, и ты понимаешь, что не должен переступать эту черту, но как же хочется нарушить правила и послать все к Морготу!.. Никто не мог касаться жрицы, никто. Потому что любое прикосновение оставляло память в эфире, память, которую мог читать глава, отец маркизы, чье слово в ордене было дороже золотых приисков. Воля Моргота, с коим во сне общался Питер Сент-Джон Сааль, была такова: жрица должна оставаться неприкосновенной, она есть табу.
— Падший, — еле слышно прошептала Катарина. — Мне нужна ваша помощь... Вы же не откажите жрице в услуге? Во славу Моргота, — включив обаяние, которого у нее было с избытком, добавила Катарина.

0

21

Холл
-----------------------------------------------------
Броские фразы Эллая казались даже смешны Эдмунду. Вызывать на эмоции противника всегда прияти. И Атис решил помолчать, посмотреть, что будет дальше. Сейчас в нем, образно выражаясь, бурлило два потока: ненависть, направленная на Эллая, и фонтан невообразимых чувств, яростного огня, сотен огней, даже тысяч, что так отчаянно хотелось спрятать за язвительными фразами, рвущийся в сторону Катарины. Все эти эмоции сейчас были надежно спрятаны в дальний уголок души от проницательного взгляда жрицы. Эдмунд знал: попытка безнадежна, но уж лучше так, чем дать душе открыться полностью. Сопроводив Эллая довольным взглядом, Эдмунд повернулся к Катарине, пытаясь скрыться за безразличным и надменным взглядом.
— Падший, — еле слышно прошептала Катарина. — Мне нужна ваша помощь...
Атис отвел взгляд куда-то в сторону, имитируя раздумья. Конечно, ответ так и рвался с уст, но зачем столь быстрая реакция Катарине? Он покажется ей мальчишкой, влюбленным щенком. Нет, клокотавшую в нем радость надо скрыть. Актерских навыков у него для этого, правда, не хватало, впрочем, успеха пьесы он и не больно ждал.
— Зависит от того, сколько нужно будет убить, — чуть усмехнувшись, произнес он, все так же глядя в сторону, и только потом наконец соизволил обратить свой взгляд к девушке.

+1

22

Холл
-----------------------------------------------------
— На все воля Моргота, — улыбнулась жрица, сделав шаг к Падшему. Его надменность, его холодность к ней была оправдана. Да, он любил ее, во всяком случае, Катарина чувствовала любовь Падшего. Чувствовала так отчетливо, что, казалось, могла видеть тонкие лучики света, выскальзывающие из темной комнаты — его души. Он любил ее, но между ними всегда безмолвной стеной стоял долг, буквально заставляющий его удерживать себя, быть с ней холодным, сторониться ее. Он не смотрел на нее, пряча взгляд за сотней масок. Словно она была безразлична, словно она не значила ровным счетом ничего, словно его работа была единственным, что он мог ценить. Было в Эдмунде нечто не столь отталкивающее, сколь притягательное. Его чувство долга, его безразличие, его сухость и надменность. Не будь она связана обязательствами перед орденом, не будь он тем, кто он есть, что было бы, не будь той самой стены?..
— Морготу нужна ваша помощь, — начала Катарина, затем остановилась, невзначай обведя комнату взглядом. Убедившись в том, что на этот раз их никто не подслушивает, жрица продолжила:
— Только вам я могу доверять. Всем известно, что завтра с рассветом в город въедет эскорт экипажей с новообращенным мудрецом. Мне нужна ваша поддержка... Сможет ли достопочтенный Эдмунд сопроводить жрицу в этом деле? Разумеется, с кавалькадой.

0

23

Холл
-----------------------------------------------------
Один шаг. Один шаг вперед не мог вызвать стольких эмоций. Разве что у Эдмунда. Когда тот, в кого ты влюблен всем сердцем, делает шаг навстречу тебе, замирает сердце. Нельзя было показывать какой0либо реакции, но так хотелось сделать ответный шаг. Но это не было возможным. Катарина... Его запретный плод. Она прекрасна. Даже слишком прекрасна, чтобы вот просто так сделать навстречу ей шаг без страха спугнуть свое счастье и все испортить. Скрывать чувства за маской грубости и насмешек было неприятно, но нужно. Потому что она не просто девушка, а нечто большее... Что бы она ответила, если бы он признался ей в чувствах? Она и так наверняка о них знает, но... Не разделяет. По крайней мере, запрещает себе разделять. И это и есть то простое, но столь ранящее обстоятельство. Атис не помедлил отвести взгляд в сторону, как всегда изображая безразличие и некоторую задумчивость, хоть его ответ и был начертан на устах с самого начала.
— Я сопровожу вас, и надеюсь, это действительно того стоит, — произнес он дрогнувшим голосом.

+1

24

Холл
-----------------------------------------------------
Пытки. Целенаправленное причинение мучений ради получения информации, ради выгоды... Сказать, что орден не проводил подобных действий, значило соврать. На самом деле избранники судьбы по жестокости не уступали самому Морготу...

-----------------------------------------------------
Подземелье  (за несколько часов до отыгрываемых событий)
-----------------------------------------------------
— Все готово? — спросила дева в черной мантии с широким капюшоном.
— Да, моя госпожа, — встав на одно колено и склонив голову в знак повиновения, ответил Михаэль — один из адептов культа Моргота, находящийся в подчинении у шестого демона, Воина.
— Ты сослужил хорошую службу своему хозяину, — коснувшись головы мужчины и окрестив ее знаком Моргота, произнесла жрица.
— Я рад служить вам и Морготу, — коснувшись руки девы и запечатлев поцелуй на запястье, произнес мужчина.
— Веди меня, — велела дева.
Ступив под свод подземелья, мужчина остановился в ожидании еще нескольких вампиров, подошедших с факелами в руках. Они были почтительны. Каждый, встав на колено, поприветствовал свою госпожу. Все они знали, кто есть эта особа, но для остальных, для тех, кто находился в подземелье, появление ее в стенах этого зловещего места должно было остаться тайной. Почти машинально она благословила каждого из них:
— Да прибудет с вами сила его!
Затем жрица и ее сопровождающие стали спускаться по глухому каменному проходу. Над головой нависал низкий, потрескавшийся от сырости в нескольких местах свод. Пламя факелов отражалось на сырых, сложенных из белого камня стенах. Наконец группа достигла большой дубовой двери. Один из адептов отстучал определенную комбинацию, после чего дверь со скрипом отворилась.
— Поспешите, ваше сиятельство, прошу вас, — еле слышно прошептал вслед один из стражей. — Если герцог узнает, нам несдобровать...
— Он не узнает, — коротко ответила Сент-Джон Сааль, войдя внутрь.
— Я с вами, — сделав шаг, заявил Михаэль.
— Да будет так, — коротко ответила жрица, и две фигуры скрылись в глубине камер пыток, страшного места, куда приводили неверных и грязь земли (гулей). Пройдя несколько извилистых коридоров, мужчина остановился, распахнув дверь одной из камер. Темно. Сырость. Повесив факел на стену, мужчина сделал шаг вперед.
— Кто здесь? — раздался хриплый голос.
— Заткнись, — последовал ответ Михаэля.
Первое, что узрела Катарина в тусклом свете факела, — висевшие на крюках до неузнаваемости изуродованные тела гулей.
— Что? Кто здесь? — повторил голос.
— Закрой рот, грязь земли, — ударив по лицу упыря, прорычал воин.
— Остановись, — девушка остановила Михаэля жестом; откинув капюшон, она обратила взор к гулю:
— Мне нужна твоя помощь, грязь земли.
— Грязь земли? — недовольно повторил гуль, рассмеявшись. — Я — грязь земли? Но вы пришли просить меня о чем-то? Жрица! Что хочет от грязи жрица Моргота? Лучше умереть! — оскалился гуль.
— Не спеши, — улыбнулась Сент-Джон Сааль, сверкнув глазами. Из складок мантии она достала ритуальный кинжал. Как в раба мужчину превращала красота, так в раба гуля превращала кровь.
Сделав надрез на руке, Катарина подошла к гулю.
— Что вы делаете? — хотел было остановить ее страж, но словно прирос к месту.
— Ты будешь служить мне, грязь земли, — улыбнулась дева, коснувшись раной его губ. Почувствовав сладость крови жрицы, гуль опьянел, а глаза его стали краснее заката в теплую пору.
— Отпусти его, — произнесла дева, наблюдая как глаза гуля становится все ярче.
— Что вы? Как? — замешкался Михаэль.
— Отпусти, — коротко повторила Катарина, и он повиновался. Уже через минуту гуль был освобожден от оков, пленяющих его ровно три голодных дня. Упав на колени, он склонил голову перед жрицей.
— Что велит моя госпожа? — подняв глаза, спросил грязь земли.
— Ты будешь служить мне, — смотря на гуля, говорила Катарина, — ты будишь исполнять каждый мой приказ до конца своих несчастных дней. А сейчас назови свое имя госпоже, чтобы я знала, кого призвать в нужный час.
— Габриэль, — склонив голову, ответил послушный гуль.
— Слушай меня, Габриэль, и внимай каждому слову своей новой хозяйки, — смотря сверху вниз, говорила Катарина. — В скором времени в город прибудет хурбастанский мудрец. Его имя Аддали Аль Румбайя. Он везет то, что нужно Морготу, что нужно мне. И ты принесешь мне это.
— Служу! — коротко ответил гуль.
— Третьего числа следующего месяца ты и твои гули должны быть в лесу. Убей Аль Румбайю и принеси мне то, что я желаю, грязь земли, — и клянусь — Моргот не останется в долгу, — улыбнулась жрица. — Подними глаза и узри свою хозяйку!
Гуль покорно поднял голову и заглянул в ее глаза.
— Ты моя вещь, грязь земли, — внушала жрица. — Ты будешь делать все, что я тебе прикажу.
— Я буду делать все, что мне прикажет моя госпожа.

-----------------------------------------------------
Холл
-----------------------------------------------------
Она не могла и не хотела останавливать игру. Слишком глубоко засосала ее трясина интриг внутри ордена, слишком многое было поставлено на карту. Катарина Сент-Джон Сааль вырыла слишком глубокую яму, чтобы выбраться из нее, не закончив начатое. Внутри маркизы просыпался авантюрист.
— Эдмунд, — сделав еще один шаг навстречу влюбленному Падшему, произнесла жрица. — Прошу вас об одном: мой отец не должен знать об этой просьбе. Все должно остаться в тайне, вы понимаете?
— Благодарность Моргота не знает границ,— улыбнулась Катарина, подняв искушающий взор на Эдмунда. — Но благодарность его жрицы имеет свою цену.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Тенистый лес

0

25

Холл
-----------------------------------------------------
Эдмунд все больше хотел рассказать ей о своих чувствах. О том, что терзает его много лет. Но все та же невидимая стена была между ними, и все больше Атису хотелось верить, что только в нем дремлет желание разрушить эту стену. Дать душе то, чего та желала, и наконец найти что-то кроме унизительных фраз. Даже так... Просто рассказав Катарине о своих чувствах, Эдмунд очистил бы душу и дал себе хотя бы временное спокойствие. Жаль, что ему так и не хватило смелости признаться. Он убивал таких тварей, которых некоторые и не видели, но был поставлен в тупик несколькими словами. Как все же иногда бывает жестока судьба... Превозмогая желание сделать шаг вперед, стать еще ближе, он вновь поддался страху, отступив назад. Взгляд небрежно упал вниз. К собственному отражению в начищенном до блеска полу. Не поднимая взгляда, он чуть тише обычного произнес:
— Я давно отдал свою душу Морготу. Давно отдал клятву ордену... Нет, не то я хочу сказать... Катарина... Жрица, я готов заплатить любую цену за вашу благодарность. Вы... Можете на меня положиться, — поклонившись жрице, Эдмунд торопливо направился к выходу из холла. Нужно было выдвигаться...
«Если ей нужна моя помощь, она её получит».

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Тенистый лес

Отредактировано Эдмунд Атис (28.10.2010 16:39)

0

26

Гостиная
-----------------------------------------------------
Весь прошедший день прошел в хлопотах. Предстоящее мероприятие должно было быть идеальным, идеальным и никаким другим. Поэтому глава ордена и не вспоминал о своей дочери до поздней ночи, закрутившись с делами и подрядчиками. Это было не его дело, но он хотел, чтобы все было под контролем. Под его контролем.
И ко сну Питер отошел усталый, но довольный собой, с мыслями о грандиозности предстоящего мероприятия. Сны... во сне он видел величие, видел упадок, видел много, видел Моргота.... Только у него были такие сны, только у него.
День не принес ничего нового, наводились последние штрихи, чтобы достичь идеала.
Стоя у окна, Питер задумчиво смотрел через стекло на улицу. Его глаза странно мерцали, когда на них попадал лучик света, отраженный от снега на земле. Почувствовав шаги у себя за спиной, Сент-Джон Сааль неторопливо повернулся.
— Мариус, здравствуй, — кивнул глава ордена подошедшему. — Все готово?
— «Так точно», — кивнул головой первый демон, Советник, отвечая магистру телепатически. — «Все готово. Осталось только начать.»
— Осталось только дождаться ночи. Но время это единственное над чем мы не властны, — хмыкнул Питер. Он был доволен и не скрывал этого. Сегодняшняя ночь - это ночь триумфа, его триумфа и триумфа ордена. — Хранитель Мудрости и жрица прибыли?
— «Еще нет», — отрицательно качнул головой советник. — «Мне доложили, что утром жрица покинула замок вместе с Падшим и десятком его воинов».
— С Падшим? Не с Палачом? — глава ордена недобро прищурился. — Я, кажется, запрещал ей ввязываться в авантюры! Когда покинул замок наш Палач?
— «Еще вчера».
— Хоть кто-то исполняет приказы так, как надо. Тогда подождем жрицу и Хранителя Мудрости.
Они еще немного посовещались, и Советник, откланявшись, удалился. Питер же вплотную занялся насущными делами, выслушал донесения о активности розианцев, как и говорил, послал туда Глашатая, сел разбирать документацию. Так прошел не один час.
И вот когда он выбирал наиболее удачную формулировку для дипломатического письма одному из союзников, пришло срочное телепатические послание:
«Нам нужно подкрепление, слишком много гулей...»
— Я же запрещал ей соваться к гулям! — гаркнул магистр.
Глаза его гневно сверкнули:
— Воина срочно ко мне, пусть соберет лучших, к черту этот бал! Если мое дитя погибнет от лап гулей... А-а-а-а, Моргот!
Дальше начались сборы, Питер захотел отправиться вместе с отрядом, чтобы увидеть, во что же вляпались жрица с Падшим.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Тенистый лес

Отредактировано Питер Сент-Джон Салль (04.11.2010 18:29)

0

27

Холл
-----------------------------------------------------
Тенистый лес  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

До цитадели они дошли без приключений. Эдмунд ехал впереди и руководил группой. Он смаковал этот момент. Он был лидером и смог себя нормально проявить, как вампира весьма большого значения. — Раненых отнесите к целителям, — Эдмунд спрыгнул с лошади и отдал поводья слуге. Подошел к лошади с Палачом и взял Эллая за подбородок. Где же его грозность? Куда делся фарс? Мерзость! Эдмунд брезгливо отбросил голову Палача.
— Палача отнесите к лучшему целителю. Он еще нам понадобится... К сожалению, — добавил шепотом, — и без шума. Мы не должны сорвать бал. Падший подошел к гостям из Хурбастана и помог слезть раненым. Он сейчас старался только ради ордена и Владыки. Он не хотел больше сегодня облажаться.
— Гости из Хурбастана могут разместиться в приемных покоях, — Эдмунд увидел Советника, первого демона, ответственного за прием гостей. — Оформите всё, пожалуйста. И без проколов.
Сам Падший быстро отправился в холл, дабы посмотреть на готовность к балу и залечить раны.

В холле цитадели стоял отряд воинов. Большинство были ранены. Жених жрицы, Патрицио Станас, на ходу снимая перстень с руной «Хранителя мудрости», подошёл к воинам, прося отчёт о сражении... И тут оказалось, что Катарину ранили, а враг захватил артефакт.
— Как это? Кто ранил жрицу?
— Гуль. Её унёс какой-то мужчина.
— Проклятье. Я должен помочь Катарине! — вспыхнул Станас. — Где магистр?
— В городе, мы как раз собрались ехать туда.
— Тяжело раненные пусть остаются, остальные едут со мной. Пусть вас перевяжут. Я сейчас буду готов...

«Что ж, — подумал Эдмунд, — я буду полным идиотом, если продолжу беспокоиться о жрице, если уж ей на выручку поспешил ее суженый. Тот, кому она обещана самим магистром. Самим Морготом».

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (месяц спустя)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Проклятый склеп Эвитернов

0

28

Гостиная
-----------------------------------------------------
[Дракенфурт] Замок «Чертоги Инклариса»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в год и несколько месяцев)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

17 апреля 1828 года. Раннее утро.

С громадного подпирающего потолок гостиной портрета кисти Йозефа Эстерхази на Арила смотрели карие глазки-буравчики молодого засранца в небрежно накинутой на плечо пурпурно-горностаевой мантии — Паоло Бальтасара IV фон Рея, беглого принца, смутьяна, интригана и просто больного на всю голову фанатика, основавшего орден тьмы. Арил не был идеалистом — он не верил в инфантильную чушь про светлое будущее и превосходство вампирической расы, которую проповедовал Паоло. Он не верил даже в Моргота. Единственный бог, которого он признавал — это сила. Сила и власть. И деньги, потому что в новом времени деньги значили даже больше, чем сила. Варварские методы захвата ресурсов давно канули в прошлое, теперь дела решались не кулаками, а пожатием рук в белых перчатках. В эдаких, знаете ли, дорогих, надушенных, тонкой кожи перчатках, рядом с которыми особенно выгодно смотрится игольчато-тонкий кинжал, смазанный ядом.

Арил снял белую перчатку со своей несколько сухощавой, но твердой руки и поправил серебряный перстень, на котором виднелся символ, составленный заглавной латинской V и строчной s, — именно так выглядела руна (опознавательный знак) десятого демона, темного лорда и пожинателя смерти. Арил нервничал. Это было не к месту. Он томился и покрывался гусиной кожей в ожидании встречи с бабой, которая, между прочим, стояла ниже него в ордене. Слыхано ли! Он, новый Падший, мандражировал, как безмозглый молокосос на первом свидании, прислушиваясь к звукам из коридора (не слышен ли цокот каблуков?), горя нетерпением снова увидеть рядовую морготианку! Хотя и чрезвычайно прелестную. «Морготова ведьма, — поглядывал он на часы, играя желваками на скулах. — Наверняка околдовала меня. Обвела, как мальчишку. Подкинула приворотное зелье в бокал или порчу какую-нибудь навела. С нее станется». Арил, конечно, не верил в порчу, но и на вопрос «почему сладкие формы этой бестии разжигают во мне неуместные фантазии?» тоже не знал ответа.

Ведьма не шла. Коротая время, вампир рассеянно осматривал зал. Его внимание привлекло окно, один из сегментов стекла в котором отличался по цвету и толщине ото всех остальных. Когда-то в это окно, упражняясь в телекинезе, угодил чем-то тяжелым Эллай Фенгари, бывший Палач. Кажется, он вышел из себя, ревнуя предыдущую жрицу к другому демону. «Идиоты, — усмехнулся вампир презрительно. — Если бы этих кретинов не перебили юстициары, они бы сами пожрали друг друга. Что, впрочем, и случилось с жалкими их остатками. Перегрызлись между собой за место магистра, как бешеные суки за сочную косточку. А все почему? Потому что магистр трахает жрицу. Бывшую жрицу, если быть точным. Катарину, драть ее в дупель, Сент-Джон Сааль, чтоб ей, твари сисястой, икалось. Только поэтому, — уверял он себя. — Только поэтому я связался с зеленоглазой — потому что, в отличие от Розенга, Прима, покойного Фенгари и всей остальной мерзобратии, она не станет приносить интересы ордена в жертву упругому заду и паре сисек. Даже если она и трахнет Филиппу под настроение, то сделает это исключительно для пользы тела, не более».

Спустя полчаса раздражающих ожиданий из глубин коридора послышался гулкий стук каблуков. Арил запрыгнул на подоконник, постарался придать своей позе непринужденной вальяжности и приказал сердцу слегка сбавить обороты. В прямом смысле «приказал» — он был экстрасенсом, причем довольно способным.
— Говорят, приличные дамы обязаны задерживаться минут на десять, — обратился он без приветственных церемоний к вошедшей. — Чтобы, знаете ли, заставить кавалера поволноваться. Вы изволили увеличить срок ожидания втрое. Зачем же так, с такой истерией доказывать кому-то свою порядочность? — и, пока его ответно не упрекнули в пренебрежении этикетом, поспешил добавить: — Славься Моргот!

Отредактировано Арил-Кеннет Рей (18.01.2016 22:36)

+4

29

Утихший кладбищенский фонтанчик  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через заброшенную часовню  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png   

Гостиная
-----------------------------------------------------
17 апреля 1828 года. Раннее утро.

Неторопливый шаг маленькой вампирессы отдавался в пустынных коридорах редким гулким эхом. И вроде всё вокруг уже так знакомо, так привычно, но здесь она чувствовала себя гостьей. Не было того сладостного ощущения полной власти, безнаказанности, вседозволенности, как это было в заброшенной часовне, что скрывала в своих недрах их небольшой «кружок по интересам». Там, в окружении своих преданных последователей-фанатиков, Сюзанна ощущала себя самой настоящей богиней, ни больше, ни меньше. Болезненная амбициозность заставляла её недовольно, брезгливо морщить тонкий нос от одной мысли о том, что здесь она лишь рядовой адепт. Хвала Морготу, хоть не послушница — это было бы выше её сил, даже ради той долгосрочной цели, которая засела в мозгу и мешала спокойно спать. Не спасало даже то, что её пригласили в Орден после той самой красочной Чёрной мессы.

Кажется, это случилось буквально через несколько дней после кровавой расправы в церквушке Казённого квартала?.. Леди Мурир, как её почтительно величали фанатики Моргота, уже не помнила точно, когда досточтимый Советник нанёс ей приятный визит. Удивительное дело, юстициары и клирики найти виновников «торжества» не могли, а демонам Ордена тьмы на это понадобилось меньше недели! Пожалуй, что именно это и заинтересовало Сюзанну больше всего, а потому согласие на вступление в Орден она дала легко. Вампиры, владеющие информацией и умеющие её использовать — штука весьма полезная, особенно когда у тебя в планах есть пафосный пункт «Захватить мир». Как это не было бы печально, а горстки фанатиков для такого грандиозного дела было маловато, и вампиресса это чётко осознавала.

Исправно посещая собрания, белокурая ведьма по большей части молчала, явно сторонясь своих новых соратников. Собственно, они тоже не спешили к ней с распростёртыми объятиями, ведь газеты нынче пестрят такими заголовками и такими снимками, что не каждый сдержит приступ тошноты после прочтения колонки криминальной хроники. Впрочем, подобное осторожное отношение к своей персоне леди Мурир принимала как должное. Её должны бояться. Это совершенно необходимо. И чем больше вокруг её тонкой фигуры будет тайн, шепотков, суеверий и ужаса, тем лучше. Однако же и сторонники в Ордене ей тоже были нужны позарез, так что «нечаянная» (хвала её образованию и немалому опыту алхимика!) симпатия со стороны демона-Падшего была как нельзя кстати.

Означенный демон ей даже почти нравился. «Был бы бабой — был бы краше», — едко усмехнулась про себя Сюзанна, на ходу оттирая белоснежным кружевным платком со своих чёрных заострённых ноготков остатки чужой крови. Пожалуй, что Арил с ней был похож не только внешне, но и внутренне, и именно поэтому она выбрала его. Различие тоже имелось, и заключалось оно в наличии, так сказать, «стальных яиц». У Сюзанны, само собой. Впрочем, надо отдать должное белокурому мальчику, он умел быть не только милым и обходительным, но и невероятно полезным. Например, он нашёл для неё Жрицу, а значит захват власти в Ордене — вопрос почти решённый, даже несмотря на патриархальные оговорки.

— Как мило с Вашей стороны ожидать меня, считая каждую минуту, — она приветливо, насколько могла, улыбнулась мужчине и замерла, протягивая ему руку для поцелуя. Тяжёлые двери позади медленно, почти бесшумно закрылись, подчиняясь безмолвному приказу вампирессы. — Надеюсь, что всё прошло прекрасно? Как она себя чувствует?.. — от затаённого волнения сердце белокурой ведьмы даже пропустило один удар, но виду она старалась не подавать, благо опыт в этом имелся и немалый.

Отредактировано Сюзанна Блеквуд (01.02.2016 20:45)

+4

30

Арил коснулся губами протянутой для поцелуя руки, без труда улавливая исходящий от нее терпкий железистый запах крови. Обоняние и вкус у опытных экстрасенсов были куда более чувствительны, чем у простых обывателей, но в данном случае не нужно было быть тренированным псиоником, чтобы что-то учуять. Нет, Арил вовсе не воротил нос — его даже возбуждал этот запах. Не меньше, чем его носительница. Но не настолько, чтобы забыть, кто она такая. «Это не женщина, — напомнил себе вампир, — это беда. Взрывоопасное сочетание ума, красоты и амбиций. Ни на секунду нельзя забывать, что вместо сердца у нее кусок призмарина. Да, так получилось, что сейчас наши цели совпали, но когда она добьется своего, — а она добьется, — она без колебаний обагрит свои руки уже в моей крови, а потом с той же легкостью переступит через мой труп и не поморщится. Я ей нужен до тех пор, пока приношу пользу».

Вампир распрямил спину, возвращаясь в исходное вальяжное положение, и на секунду прикрыл глаза, попытавшись вспомнить, какой он увидел белокурую ведьму впервые на собрании Ордена. Сейчас она осмелела, а тогда держалась, пожалуй, даже скромно, если к ней вообще применимо понятие скромности. Молчала, присматривалась, разведывала обстановку. На нее косились: некоторые — с любопытством, перебрасываясь ехидными комментариями и шепотками, другие — с нескрываемой завистью: леди Мурир была одной из немногих избранниц Моргота, которых пригласили в Орден сразу на роль адептки. Арил не относился ни к первым, ни ко вторым. Сказать по правде, до недавних пор он даже не подозревал о существовании этой маленькой вампирессы. Однако еще до того, как их представили друг другу, обратил внимание на ее взгляд: немигающий, внимательный, осторожный взгляд земноводного. Чем чаще вампиру доводилось с ней встречаться, тем явственнее он убеждался, что первое впечатление не обмануло его: какое зеркало, такая душа. Впрочем, душа леди Мурир интересовала Арила куда меньше ее тела. А к телу она его, увы, не подпускала. Из-за этого он терзался, чувствовал себя слабаком и потому при каждом удобном и неудобном случае норовил компенсировать свою уязвимость подчеркнутой заносчивостью.

— Надеюсь, что всё прошло прекрасно? Как она себя чувствует?.. — спросила зеленоглазая, имея в виду Филиппу — провидицу, волей Моргота избранную на роль новой жрицы. Женщину, которая должна была стать их билетом в будущее.
— Вы про ее состояние? — уточнил Арил, лениво приподнимая бровь. — Состояние стабильное. С тех пор она так и не проходила в себя. Между прочим, я понес большие затраты, приобретая медицинское оборудование и обеспечивая ей должный уход. Что же касается моей вылазки в город... Я хочу сказать, разведывания обстановки, — поправил себя вампир, потому что выражение «вылазка в город» показалась ему донельзя вульгарным, — то все прошло в самом деле неплохо. Первое, что мне удалось выяснить: Джеймс Мориарти потерял наш след еще в районе портовой таверны. Второе: Алукард знает ничуть не больше профессора. И третье: к расследованию подключился Раст Кроули. Давний друг нашего принцепса, как выяснилось. Наемник. Не думаю, что он представляет для нас опасность. Куда больше нас должно волновать самочувствие жрицы. Пока она в коме, у нас связаны руки, но, если вы помните, я успел спрятать ее дневник. В очень надежное место. Дневник, в котором нотировались ее видения. Хотите об этом поговорить?

Отредактировано Арил-Кеннет Рей (26.01.2016 23:04)

+4


Вы здесь » Дракенфурт » #Предместья и окрестности » [Дымные горы] Замок Рисберг, цитадель ордена тьмы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC