Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Укрощение строптивой


Укрощение строптивой

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/14.png

Участники: Брэнд Винтер и Елена фон Трамплтон, НПС Питер Рай.
Локация: небольшое имение семьи Рай.
Описание: порядочной девушке из порядочной семьи нужно многое знать о жизни и о том, как преподнести себя в приличном обществе, даже если она невыносимая строптивица. Тем более если она невыносимая строптивица! Некоторые родители — те, что небогаты и не могут позволить себе гувернантку с безупречной репутацией, — нанимают в наставники избалованным дочуркам вчерашних выпускников гуманитарных школ, подчас не подозревая, через что приходится пройти неискушенному учителю, чтобы укротить брыкливое юное создание. В самом деле, думают родители, разве это трудно — научить их маленького гения правильно крутить кадрильные фигуры и брать кофейную чашку с блюдца с оттопыренным мизинчиком? Знай себе шлепай линейкой по рукам, придирчиво поправляй воротничок и заставляй носить на макушке «Энциклопедию Норданнику». Удивительно, но подобных заблуждений придерживаются и сами молодые педагоги — те, что не обременены опытом практической работы и не могут позволить себе пренебрегать деньгами нанимателей. Взять к примеру Брэнда Винтера — вампира, опрометчиво вызвавшегося приструнить Елену Рай. Знает ли он, на что идет, собираясь учить уму-разуму эту своевольную девицу, вовсе не только ради красного словца прозванную огненноволосым ураганом?
Дата: 27 мая 1645 года.

+1

2

Была поздняя ночь. Юной Елене все не спалось. То какие-то ужасы приснятся, то она просыпается от собственного сердцебиения... И так бывало всегда, если день рыжеволосой красавицы был слишком впечатлительным. Рай сидела на огромном подоконнике, в очень длинной пижаме, свесив одну ногу, через подоконник, медленно ей покачивала, а на колено второй, она уместила свой дневник. Что же она там писала для нас остается загадкой, но её улыбка была сладкой, которую практически никогда не видели служащие и дражайший отец. Дописав свое послание в будущие, она поставила размашистую точку, припрятала дневник в двойное дно комода и погрузилась в мягкую перину, укутываясь практически невесомым одеялом.
Настало утро. А по утрам Елена всегда не в духе.
— Елена, золотце, просыпайся! — ворковала няня. Матери у Елены не было, как рассказывал отец, она от них сбежала, но Рай это интересовало мало. — Мистер Рай уже уехал... Велел тебе надеть платья к его приезду! — продолжала любезничать она. «И не подумаю!» — укоризненно подумала Елена и наконец, встала с кровати.
— Завтракать будешь? — и не дав Елене дать возможность ответить, продолжила, — Елена, молоко тебя ждет, одевайся! — она ей подмигнула и вышла.
— Что за Моргот? Я ненавижу молоко! — выкрикнула ей в след Рай и для уверенности кинула в закрытую дверь подушкой.
Елена, будто пытаясь найти себя, прогулялась молча по комнате, и остановилась возле того самого платья. Оно было зеленое, с корсетом, но мягким, не очень тугим... И хоть это и был любимый цвет мазели, но она была явно не довольна.
«Нет, ну, куда я вот в этом платье пойду? Меня же мальчишки засмеют!» — Елена с детства дружила только с мальчиками. Ведь с ними весело! То они устроили состязания, кто попадет ножом в ближайшее дерево, то кто лучше изобразит голос приведения на службе в местной церкви... «Кажется, из этого возраста я уже вышла!» — упрямо подумала девица и отыскав свой любимый наряд, который почему-то отец его называл «мадам пират», девушка втиснулась в него. (Наряд см. в подписи)
Буквально через полчаса она вышла на улицу. Возле входа в их маленький особняк, состоящего всего из восьми комнат, стояли несколько рабочих женщин, с плантации отца...
— Доброе утро, Елена! — хором сказали они, склонив голову.
— Ну, сколько раз я вам говорила, не делайте так... Ваш хозяин — отец, а я просто Елена! — грозно, словно гром, прокричала девушка, и поправив прядь волос, гордо отправилась куда-то.
«Что ж... Папочка хотел, чтобы я встретила на въезде нашей „развалюшки“, в платье... Ну, конечно!» — довольно подумала Елена и...
— Эх, Рай, ты чего вырядилась опять? — крикнул Крис, друг-товариц-брат и сын какого-то служащего отца. Он и ещё около пяти подобных товарищей и чьих-то детей, заржали, как кони. — Или мы опять в пиратов играть будем? — парировал он.
— Нет, Крис, не будем... — промямлила Елена, кривясь в улыбке, и складывая руки на груди. — Мы станем ими, или ты уже в штаны наложил? — теперь их друзья смеялись над бедным Крисом. — Пойдешь моему папиньке докладывать? — показала язык мисс Рай.
— А с чего ты решила, что мы согласны?
— А я и не решила, я просто назначила, будите и все. Без меня вы пропадете, — начала она было, — Хотя бы от скуки!
— Ты не выносима, Рай! — закатил глаза Крис. «Ненавижу, когда кто-то закатывает глаза!»
— Капитан! — выпалила Елена.
— Что? — крикнули все разом.
— Оглохли? Я ваш капитан! А Рай — оставьте в прошлом! — улыбнулась она. — И я вам придумала испытание... хг... Как вы думаете, что главное в команде?
— Капитан? — сказал кто-то тихо. Елена искренне рассмеялась.
— Ну, может, для кого-то и капитан, а вообще — командный дух! Итак, вам нужно, господа, — сказала она напыщенно, а это обращение она взяла от отца, который некогда, так разговаривал со своими рабочими. — Целясь в вашего товарища, попасть в дерево! — все округлили глаза. — Ох, ну что вы, как дети малые... Давайте покажу! — она подошла к Крису и схватив его за грудки, потащила к тем самым деревьям.
— Значит ты будешь первым... Вот дерево, — указывает она на могучий дуб. — Отводим нашего болтливого Криса от дерева метров... не знаю на сколько, но вот ту палочка лежать будет, а затем отходим сами на, примерно, такое же расстояние. И, — заключительная фраза, она вынимает из сапога нож, и заносит для броска. — Вы смотрите в глаза товарищу, и... — тут Елене приходит в голову замечательная идея.
— Нет, погодите, — она опускает руку и ножом и идет к ближайшей яблони.
— Капитан, скажи, что не можешь, и все! Зачем тебе яблоко? — сказал Крис и попытался уйти с намеченного места.
— Не двигайся, Крис! — свирепо заорала Елена. Найдя подходящее большое красное яблоко, она вернулась, и положила его на голову мальчишке, и вновь вернулась для метания.
— Нужно, чтобы вы сбили яблоко, и оно, вместе с ножом вонзилось в дерево, ясно!? — и гробовая тишина. Елена думала, что это напряженная ситуация из-за её броска, но нет, видимо все увидали приближающегося мистера Рай... Елена его и незнакомца тоже увидела, вот только нож уже летел к цели.
— Елена, ты его покалечишь! — закричал отец поняв, что происходит. Елена поворачивается к нему, он хромая, буквально, подбегает к ним, а девушка тем временем, наблюдает, как нож четко пронзает яблоко, а потом ещё немного пролетев вонзается в дерево.
Друзья-товарищи-братья, то есть команда, с криками уносятся в разные стороны, а Крис, похоже, точно обделался, убежал самым последним.
— Папочка, все нормально! — улыбнулась Елена, подходя к прикованному ножом яблоку и вынимая его. — Просто яблочка захотелось! — она задумчиво прикусывает губу. — А кого ты в дом притащил, а? — настороженно косясь на незнакомца, спрашивает Елена, накручивая на палец локон рыжих волос.

Отредактировано Елена фон Трамплтон (17.01.2013 20:21)

+8

3

По дороге в имение мистер Рай рассказывал Брэнду, с кем ему придётся иметь дело. Несмотря на перспективы, вампир оставался безмятежен и обдумывал подход к предстоящему обучению. Он давно уяснил, что сомнения — верный путь к поражению. И вместо того, чтобы предаваться бесполезным метаниям, лучше подумать над извечным вопросом. Как быть и что делать? Как будто этого было мало, где-то на задворках сознания мелькала крамольная мысль: а не затребовать с мистера Рая доплаты за вредность?
Эта мысль обрела законченные очертания, когда новоприбывший гость увидел подопечную, видимо, вообразившую себя цирковой артисткой и упражняющуюся в метании по живым целям. Выражение лица у Брэнда не сменилось, и за происходящим он наблюдал с благосклонной улыбкой. Как говорится, чем бы дитя не тешилось.
«Интересно, чем эти парни вызвали её недовольство» — лениво размышлял Винтер, наблюдая за мистером Рэем, пытающимся призвать дочурку к порядку. «Итак, что мы имеем. Своенравная взбалмошная девица, за которой только и нужен глаз да глаз. Это на первый взгляд. Кстати, папочка её явно любит, да. Чтобы сделал на моем месте профессиональный преподаватель? Профессионально обученный учитель попытался бы привить чаду общие правила поведения и подавить личность. Но на это нужно время. Много времени. А у нас ограничены сроки. Что же можем сделать мы? А мы обладаем непосредственными навыками выживания в диких условиях современного общества»
Девушка была хороша. Жизнь в ней била ключом и это особенно привлекало. Пиратский наряд ей определённо шёл, но Брэнд с грустью вспомнил, что эту горячую особу предстоит приучать к... более официальному поведению, что заставляло вампира внутренне кривиться. Какая ирония — всю свою жизнь он был недоволен манерой общества опутывать людей оковами и превращать в своих рабов всех, до кого можно было дотянуться. И теперь ему самому предстояло научить жизнерадостную и независимую девушку самостоятельно впутаться в эти оковы.
Однако время представляться отвлекло Винтера от невесёлых размышлений и единственное, чего он сейчас опасался — не сползла ли с физиономии снисходительно-благосклонная улыбка, с которой он наблюдал за происходящим балаганом. Лезть вперед главы семейства не следовало и представить себя Брэнд оставил мистеру Раю.

Отредактировано Брэнд Винтер (18.01.2013 00:54)

+7

4

— Елена, что значит притащил? Разговаривай нормально! — настоял отец, поворачиваясь к незнакомцу и улыбаясь ему:
— Голубчик, пройдите сюда... — жестом руки, пригласил его встать рядом с собой. — Это и есть свет моей души, радость моих глаз, и, конечно же, неустанный потребитель моих нервов, моя любимая дочь — Елена! — как-то очень торжественно сказал Питер Рай, и обнял непокорную дочь за плечи.
— А это, звездочка моя, твой новый учитель — мистер Винтер. — Он с радостью согласился с тобой позаниматься, некоторое время... — сообщил мистер Рай.
Елена, внезапно повеселела. «Как хорошо, новая игрушка!» — пронеслось у неё в голове.
— Очень приятно! — сказала она и повернулась к отцу. — Но, кажется, я говорила, что учителя мне никакие не нужны! — залепетала рыжеволосая. — И, па... — он занес вперед руку, призывая к молчанию.
— Елена, нужны или не нужны, это решать буду я, так, как я твой отец! И что это на тебе? — оглянул он девушку. — О, Роза! Ты опять надела на себя непонятно что... — спохватился отец.
«Эх, ты меня не поймешь простой смертный... Я теперь капитан шайки! За мной плачут просторы, стонут ветра!» — вспомнила «примерная» дочка, строчки из какой-то книги, раздраженно глядя на отца.
— Папочка, но мне удобно, можно я его буду хоть иногда надевать?.. — взмолилась Елена, но «папочка» только поджал губы, видимо, но был расстроен, и не обращая на слова дочки сказал:
— А теперь Елена, склони голову, поприветствуй милсдаря Винтера, и протяни руку. — «Что? Может быть ещё и ногу?» — Чтобы он поцеловал её. Елена, так принято, давай! — буквально приказал отец. — Или останешься без сладкого! — шепнул Питер одними губами. «Ох, папочка, это уже не действует! Нам, пиратам, только ром подавай!» — а пока Елена думала, отец парировал дальше:
— После, пойдешь в свою комнату, и наденешь платье, которое я приготовил, и отправишься в столовую. Там, мы с милсдарем тебя будем ждать, позавтракаем... Затем покажешь милсдарю его комнату, и... — он спохватился и посмотрел на Винтера:
— Если вы желаете, можете отдохнуть после дороги, если нет, то прошу вас о первом уроке!
— Что? — округлила глаза Елена. — Уже сегодня? Может завтра?
— Елена?
«Святая Роза, вот за что мне это все?» — взмолилась девушка, но все же склонила голову, покачивая пером на шляпке, и протянула руку.

+8

5

«Юношеский максимализм во всей красе. Я все знаю, не учите меня жить. Как же, как же» — ехидно подумал Брэнд, наблюдая за перепалкой, в которую переросла семейная сцена.
На грубое обращение он не обиделся. Что взять с девушки, к образованию которой не подошли с должным старанием? Так или иначе, но пока оставалось извлечь выгоду даже из этого спектакля и понаблюдать за будущей ученицей. Винтер не знал, как у других учителей, но для него работа с подопечными должна была начаться уже с первого момента их знакомства.
«Не нужны учителя, значит? Что ж, юная леди, а мне не нужны ученики. Но так уж получилось, что у меня есть цель и её придётся исполнить, а нам придётся сотрудничать » - не менее ехидно продолжал думать вампир сохраняя прежнее выражение лица. Сценка его откровенно забавляла, но приходилось держаться в рамках приличия и пройти все эти нудные формальности.
Приходилось... Как Брэнд ненавидел это слово. Никакой свободы к творчеству.
«Интересно, как часто у них происходит подобное? Похоже на некое соревнование, победитель которого уже заранее известен. Эх, мистер Рай, на какие жертвы вам приходиться идти. С другой стороны, на какие жертвы приходиться идти мне? Нет, ни каких сомнений! Отнесемся к этому как к новому опыту, может даже полезному. Вдруг я когда-нибудь захочу остепениться и заняться чем-нибудь по-настоящему полезным...»
От последней мысли Винтеру стало даже не по себе, но тут очень кстати подоспела его очередь представляться. Наконец-то. Воздержавшись от нравоучений вот так, сходу, Брэнд галантно принял руку, поклонился и едва прикоснулся к ней губами, как подобает.
— К вашим услугам, мазель, — только и произнес он, стараясь обойтись без вульгарной многословности, но вместе с тем и показать своё внимание и участие в происходящем. В конце концов не для того приглашали, чтобы истуканом каменным стоял.
Захотелось высказать комплимент по поводу наряда, но Брэнду ещё нужно было работать с отцом Елены, а потому пришлось придерживаться рамок этикета.

Отредактировано Брэнд Винтер (18.01.2013 03:28)

+7

6

Как только губы мистера Винтера коснулись прозрачной кожи ревенантки, она её немедленно отдернула, будто это были не губы, а кипяток. Возможно, даже сильно резко.
— Доволен? — прошипела она, поворачиваясь к отцу.
— Елена, я... — начал было оправдываться отец, разводя руками.
— Хватит! — кинула она на прощание и, не церемонясь, развернулась, и пошагала к особняку.
— Елена, стой! — «И не подумаю!» — она напротив, ускорила шаг. «Это же надо... Нашел, опять, учителя, и что теперь?» — раздумывая, что же делать дальше. Она внеслась в свою комнату, и плотно закрыла за собой дверь.
— Ненавижу! — закричала Рай. Ей было и обидно, и она очень злилась на отца... Дыхание сбилось. Елена села на кровать, которая уже была полностью убрана, и попыталась успокоить себя. «Дыши, Елена, дыши!» — думала она. Мазель Рай подскочила на ноги и со всей злость стукнула ногой по комоду. И внезапно, тем самым, обрела покой.
«Папочка хочет, чтобы я училась!? Он получит это!» — решила ревенантка. Елена сняла шляпу и рассмотрела себя в зеркале, которое висело над комодом. Она изменилась. Она больше не похожа на гадкого утенка. Но и на величественного лебедя тоже... «Я похожа, на предводителя пиратов, не иначе!» — хмыкнула про себя Рай, и стянула с себя жакет, оставшись только в белой блузке.
«Где же она...?» — Елена отворила дверь:
— Кормилица, ты где? Иди, помоги мне с этим платьем! — закричала дочь Рая в дверной проем.
— Иду, мое золотце... — ответила, откуда-то из глубин особняка няня. А через пару мгновений, она уже надевала на свое любимое чадо платье.
— Оно тебе очень идет... Елена, я прошу тебя... Не обижай отца, он больной человек. Ты же знаешь, как у него болит колено, когда он сердиться на тебя. — «Да, знаю, но почему он доводит меня до этого!?» — подумала Елена, рассматривая себя в зеркале. — И давай я заплету тебе две косы, — продолжала няня. — Твои длинные волосы будут только мешать за едой. — Елена покачала головой, и смирно села, чтобы кормилица её заплела.

— Простите мою дочь, как видите, у неё сложности с элементарным воспитанием, но она очень добрая девочка! — уверил мистер Рай нового знакомого. Он казался ему очень милым молодым человеком, которому можно доверять.
— Что ж... пройдемте в дом, позже Елена покажет вам вашу комнату, а пока мы немного расслабимся. — похлопал по спине Брэнда, и они отправились к особняку.
Вскоре, они оказались в гостиной, пройдя через которую, оказались в столовой. Столовая была не большая, и примыкала к кухне, откуда доносились умопомрачительные запахи.
— Выпьете что-нибудь? — спросил мистер Рай.

+7

7

Естественно, Брэнд Винтер казался милым. Он должен был казаться милым. Он должен был из кожи вон лезть, чтобы заслужить доверие мистера Рая и обещанную информацию. Будучи политиком, Брэнд привык носить множество масок так, что они казались его истинной кожей. Впрочем, и какой-то настоящей злобности или враждебности к Раям и этому дому вампир не испытывал. Брэнд вообще не был склонен испытывать подобные эмоции. Даже своих конкурентов он подвигал с насиженных мест просто потому, что им не повезло оказаться на пути, а не из злобности и спесивости. Что они, виноваты что ли? Можно бы было даже извиняться, но это обычно не ценят, а тратить усилия в пустую Винтер не любил. Поэтому до тех пор, пока семейство Раев не представляло для Винтера угрозу, он не дергался. И глава семейства и его дочурка показались ему вполне милыми и достойными людьми. В смысле, человеком и ревенантом. А слуги... Демонстрировать дружелюбие — их святая обязанность.
Дитё продолжало беситься, так что выражение лица следовало сменить на какое-нибудь нейтральное. Показная любезность здесь смотреться не желала от слова «никак». Решив не реагировать на подобную дерзость, Брэнд позволил девушке удалиться и успокоиться, после чего вернулся своим вниманием к главе семейства и дому, в котором предстояло провести какое-то время. Дом следовало полюбить, к нему следовало привыкнуть. Следуя за мистером Раем, гость осматривался с будничным интересом, ровно настолько, чтобы показать свое внимание к дому и его жильцам, но не интересоваться непростительно глубоко.
«Остаётся надеяться, что она не сведет меня с ума за то время, пока я буду жить здесь»
— А знаете, не откажусь — заметил Винтер тем временем. — По поводу вашей дочери не беспокойтесь, всё в порядке. Просто прелестное создание. Уверен, получив необходимую подготовку она будет блистать в Высшем Свете. Я бы посчитал строптивость независимостью характера и сильной волей. Очень полезные качества. Наша задача как раз и состоит в том, чтобы научить девушку жить с этими качествами с пользой для себя.
Несмотря на свое отношение к предстоящей работе над личностью Елены, Брэнд чувствовал, что уже входит в роль. И даже испытывал некий прилив вдохновения.
— А трудностей я не боюсь. Без них было бы скучно жить.
В общем, всяческим образом Брэнд стремился внушить бедному отцу мысль в успехе предприятия. Ну и, главное, себе любимому.

Отредактировано Брэнд Винтер (19.01.2013 02:18)

+7

8

— А знаете, не откажусь — ответил вампир, а мистер Рай продолжал его слушать, краем тупоухого уха. В некоторые моменты, которые касались самой Елены, Питер поглядывал на нового знакомого с интересом, и кивал головой. «Эх, моя потрясающая девочка...» — всегда думал он с нежностью, про свою единую кровиночку.
— Чтобы вы хотели выпить? Коньяк, джин, виски...? — спросил хозяин дома, наливая себе в стакан коньяк и дожидаясь ответа учителя Елены.
— А трудностей я не боюсь. Без них было бы скучно жить. — на эти слова он повернулся к вампиру и с интересом на него посмотрел. В руках у него стакан коньяка, которым дирижируя он сказал:
— Конечно, друг мой, я с вами полностью согласен! — приветливо улыбнулся он.

— Ну, Елена, кажется все! — проворковала кормилица, поправляя медные косы на голове юной Рай. — Улыбнись своему отражению, ты прекрасна! — «Ну, вот! Только отражению и осталось улыбаться!» — тускло подумала Елена, улыбнувшись женщине.
— Да! — тихо добавила Елена.
— Это платье очень идет тебе, ты похожа на леди, а не разбойницу! — «Это была поддержка, я надеюсь?» — Елена свирепо посмотрела на добрую няню.
— Спасибо, что заплела, но... — Елене не хотелось обижать ещё одного родного человека, поэтому она продолжила, не совсем то, что хотела сказать: — Идем, нас уже ждут! — спокойно закончила рыжеволосая и, подбирая подол платья, направилась в другое крыло особняка, в столовую.

— А трудности и существуют для того, чтобы не скучно было жить! — улыбнулся Питер, поднося к губам стакан с выпивкой.
— Отец, — внезапно раздался голос Елены эхом по всему особняку. — Ты, что? Опять пьешь? Тебе же нельзя! — Елена с невероятной скоростью оказалась в столовой, и сердито смотрела на отца.
— Нет, радость моя, это я налил мистеру Винтеру! — и продолжая оправдываться. — И хвастался замечательным ароматом... Вот, возьмите! — краснее сказал хозяин фермы.
— А тебе очень идет это платье, я все-таки не ошибся! — радостно заключил отец.
— Спасибо, папа! — как и всем девушкам и женщинам, Елене нравилось, когда обращают внимание, делают комплименты... Но только тогда, когда ей это нужно было!
— Что же, давайте садиться за стол, а то все остынет! — по-хозяйски распорядилась кормилица.
Теребя завязочки платья на груди, (см. подпись), Елена направилась к столу, и села за привычное для себя место, по правую руку от отца.
— Милсдари, пожалуйста, а я пока распоряжусь о подачи горячего... — пискнула кормилица и умчалась в кухню.
— Что ж... Мистер Винтер, пойдемте, садитесь по левую сторону, Анна (кормилица) сядет возле Елены. — распорядился отец, приглашая гостя, а сам устремился к своему месту, во главе стола.
«Похоже, у папочки было насыщенное утро!» — подумала Елена, наблюдая за ними, а пальцы все продолжали путаться в завязочках. «Моргот!» — покусывая нижнюю губу, подумала ревенантка.

+7

9

— Коньяк, если можно, спасибо, — вежливо ответил вампир, с благодарностью приняв бокал.
Похоже, хозяин имения был рад возможности порадовать себя выпивкой лишний раз. Что нисколько не удивительно при таких-то мерах контроля. При всей своей взбалмошности дочь мистера Рая проявляла по отношению к отцу похвальную заботу. Данная черта, как кажется, вполне гармонично дополняла её образ. К желанию мистера Рая побаловать себя Брэнд отнесся с пониманием. Болезнь может быть одним из худших факторов, накладывающих на человека какие-либо ограничения. Тем не менее поддерживать хозяина имения слишком явно не следовало. Что смертные, что вампиры и полукровки, им только дай расслабиться — и пойдут по наклонной. Век человеческий короток и потому здоровье полезных тебе смертных имеет смысл ценить. А вот в отношении дочери человека грех не поддержать. Ревенантка действительно была хороша и ещё больше укрепляла гостя в мнении по поводу ее судьбы в Высшем Свете.
Повернувшись к Елене ровно в тот момент, когда едва услышал замечание мистера Рая, Винтер изобразил на лице смесь легкого потрясения и восхищения:
— Полностью согласен с вашим отцом, вы просто прекрасны.
Особых иллюзий по отношению подопечной к своей персоне Брэнд не строил. Учителей любили далеко не всегда, особенно личности с таким темпераментом как Елена и при таких обстоятельствах. Но это не мешало соблюдать все полагающиеся по этикету приличия. Да и девушка была действительно хороша собой, и отметить это Брэнд зазорным не считал.
«Интересно, каких зануд мог нанимать мистер Рай, если они не смогли продержаться? Бесполезные идиоты» — не без злорадства к «коллегам по цеху» подумал вампир, проследовав к полагающемуся ему месту к столу. Ещё один аккорд в его настройке на благополучный исход дела.
Содержимое столика гостя мало интересовало. Хотя он старался показать своё беглое внимание и к этой мелочи, но больше был заинтересован самой Еленой. И во вторую очередь мистером Раем. Тот казался каким-то слишком уж простым.

Отредактировано Брэнд Винтер (21.01.2013 02:39)

+5

10

— Полностью согласен с вашим отцом, вы просто прекрасны. — Произнес Винтер и направился, вслед за Питером, к столу.
— Спасибо! — одними губами ответила Елена, смотря, чтобы никто этого не услышал. «Хорошие манеры? Нет, это не про меня!» — улыбнувшись, подумала ревенантка.
Тем временем появилась кормилица Анна, хвастаясь, что еда удалась, она поставила что-то на стол, затем, ещё пару барышень поставили что-то... Елена не то чтобы очень не хотела есть, просто кусок в горло не лез. Кормилица положила ей какую-то рыбу. Растерзав этот кусочек на кучу маленьких, с помощью вилки и ножа, Елена подперла голову рукой, и стала наблюдать за происходящим, попивая вино.
Отец тем временем о чем-то говорил с Винтером. Затем заметив, что его ребенок ничего не съел, тихонько добавил:
— Елена, тебе нужно поесть! Ты меня слышишь? Живо! — «Что? Ну уж нет!» — Елене было грустно, что даже прикинуться больной она не может. — Или, ты, возможно, нам что-то исполнишь? — «Петь? Я? Нет, не буду!» — мисс Рай взяла вилку и принялась поглощать рыбу.
— Не сегодня, папочка... Думаю, что нашему гостю, нужно ещё отдохнуть, поэтому, если на сегодня вы закончили, я отправлюсь показывать комнату и дом. — «Надеюсь, они приятно удивлены!» — улыбнулась Елена, делая ещё один большой глоток «сока» вина.
— Похвально, милая, похвально! Съешь чего-нибудь ещё! — ворковал отец. «Вот, только дай слабину, сразу ножки свесят!» — подумала Елена, расплываясь в улыбке.
— Хг... А где выпечка, Анна!? — поворачиваясь к няне, спросила Елена. Отец воспользовался моментом, что дочурка все-таки съест что-то полезное, повернулся к гостю и тихо спросил, тихо, но не для ревенанта:
— Так, какую именно информацию, мой друг вы хотели бы получить?
— Отец! Я, кажется, попросила все перенести на завтра! — твердо сказала Елена.
— Ээээ... Милая, пойду, спрошу за выпечку! С вашего позволения! — сказала кормилица и удалилась.
— Елена, я...
— Отец, зачем ты издеваешься над... — «...человеком» — хотела произнести Елена, но осеклась. -...гостем?
— Елена, выпечки нет... Будет завтра! — виновато улыбаясь, сказала кормилица.
— Ничего, ведь мы можем подождать до завтра! — Елена встала, убирая с колен салфетку. — Я буду у себя, как закончите, буду рада! — хмыкнула ревенантка и отправилась к себе в комнату.

-Да, она пожалуй, права, милсдарь... Ступайте к ней в комнату, она вам все покажет. Надеюсь, вы подружитесь! — грустно сказал Рай. — Если вы закончили трапезничать, Анна отведи гостя к Елене! А я откланяюсь, много работы! — Питер встал, немного поклонился и отправился в кабинет.

+5

11

Разговор с мистером Раем Брэнд вел почти интуитивно, не особенно о нём задумываясь. Подобные разговоры вампир не любил, даже несмотря на свое прямое отношение к активной светской жизни. Всё это походило на некий странный ритуал, во время которого собеседника проверяли на предмет лояльности обществу вообще. Если играет по общим правилам, значит всё в порядке. Если нет, будут проблемы. Проблемы Брэнду по крайней мере сейчас были не нужны. Опыта же, дабы скрыть свою скуку, Винтеру хватало. Вливаясь, что называется, в струю, начинаешь прямо-таки инстинктивно перенимать общие повадки. Как у животных.
А вели обычные светские разговоры ни о чем, без которых не обходится ни одно светское сборище. О политике и деловых вопросах, к счастью, не говорили. Обсудили некоторых общих знакомых и некоторые последние события, которые заинтересовали обоих. Могли поговорить и о погоде, а так же о её извечной вине на жизнь общества и состояние организма, но, опять-таки, к счастью, глава семейства долго сдерживаться не смог и вспомнил о том, что нужно уделить внимание дочурке. С вполне ожидаемым результатом. Последующую перепалку гость слушал с вежливо-понимающим видом. Какое-никакое, а развлечение.
Чем больше Винтер наблюдал за девушкой, те большую симпатию к ней испытывал. Взбалмошное, но милое создание. Если обуздать и направить энергию в мирное русло, выйдет толк.
— Знаете, я думаю, ваша дочь абсолютно права. Этот вопрос лучше обсудить в более подобающей обстановке.
Вампир говорил мягко и дружелюбно, но сделав при этом особый упор на слове «подобающей». Он надеялся на понимание мистера Рая. Такие вопросы не стоит обсуждать в присутствии детей. Меньше знают, крепче спят. А бодрое состояние юной фон Трамплтон было Винтеру необходимо. Какие бы трудности не ждали, но он намеревался уложиться в срок с обучением своей подопечной.
Когда трапеза закончилась, гость распрощался с хозяином и последовал за служанкой, отметив, как мистер Рай сказал о налаживании отношений с его дочерью.
«Видимо бедняга совсем отчаялся. Впрочем, у меня такое впечатление сложилось уже после нашего первого разговора о предстоящем задании. Что ж, его можно понять.»
— Мистер Рай кажется довольно занятым человеком — заметил Брэнд, следя за служанкой и с ленивым интересом осматриваясь по сторонам. — Как приятно видеть, что он умудряется заботиться и о своей дочери. Она кажется просто очаровательным созданием.
Таким манером гость надеялся выяснить у служанки что-нибудь полезное о её хозяевах. Предупрежден, значит вооружен.

Отредактировано Брэнд Винтер (24.01.2013 00:17)

+7

12

Анна спохватилась:
— Девочки, трапеза окончена! — крикнула кормилица, обращаясь на кухню.
— Пойдемте, мистер Винтер. — улыбнулась она и последовала к гостиной. По пути она встречала несколько мужчин, который несли огромную корзину, следовательно, с едой.
— Да-да, все на кухню, ребята! — негромко говорила она. Похоже, она чувствовала себя здесь полной хозяйкой. Возможно, это так и было. Ведь, она воспитывала Елену вместе с её отцом, словно родная мать. Он ей доверял, Елена, казалось, тоже... Она любила их семью, в которой работали ещё её родители, и она с малых лет была влюблена в хозяйского сына. Кончено, безответно! Как же она злилась, когда в доме появилась эта... Трамп. Она околдовала Питера, а потом сбежала... разбив сердце Раю.
— Мистер Рай кажется довольно занятым человеком — заметил Брэнд, выводя Анну из её глубоких мыслей. Она повернулась и покачала головой. — Как приятно видеть, что он умудряется заботиться и о своей дочери. Она кажется просто очаровательным созданием. — продолжал гость. Они уже шли по коридору, где в тупике располагалось три двери.
— Питер очень занят, когда дело заходит о Елене, или о его полях. Это два его детища, которым он готов посвящать все свое время! — негромко пояснила Анна. — А на счет Елены, вы правы... Она немного не сдержанная, но это скорее касается возраста, а не воспитания. Дверь прямо! — сказала Анна, и ушла.

Елена сидела спиной к двери, и все продолжала теребить завязки на платье. «О чем это они говорили? Нет, мне не стоит лезть, папочка так сердиться на меня из-за костюма... Надо узнать у Анна!» — решила Елена. Ревенантка услышала шаги... Потом шепот няни. «Пришли!» — немного обреченно подумала дочь Питера Рая.
«И нет границ для слуха!» — Елена встала с кровати, и подошла к двери. Прикоснулась к ручке. Она была холодной, хотелось отдернуть руку, но Рай дернула дверную ручку, и дверь распахнулась, на пороге стоял «дорогой гость».
— Ну? И чего стоишь? Проходи! — отходя в сторону, сказала Елена, пропуская гостя в комнату.

+8

13

— Питер очень занят, когда дело заходит о Елене, или о его полях. Это два его детища, которым он готов посвящать все свое время! — негромко пояснила Анна. — А на счет Елены, вы правы... Она немного не сдержанная, но это скорее касается возраста, а не воспитания. Дверь прямо! — сказала Анна, и ушла.
— Какое похвальное самопожертвование — только и оценил вампир, решив оставить все остальные выводы при себе.
Служанка ответила дежурной фразой и Брэнд решил оставить свою идею. Пока. Но слова служанки все же показались ему попыткой замаскировать действительность. Ну или искренняя уверенность в человеке по-настоящему близком. Иногда слуги действительно привязываются к своим хозяевам не менее сильно, чем родители
Но вообще в годы Елены некоторые дети в некоторых домах вели себя куда более подобающее. И наверное, этим созданиям можно было посочувствовать. В отличие от Елены за них брались всерьез и основательно настроили на общую волну, не интересуясь их собственными желаниями.
«Я должен помнить об этом, если решил следовать выбранному курсу» — промелькнуло в голове, когда они со служанкой остановились перед дверями в комнату. «Ну что же, посмотрим, что у нас получится. А этот Рай, судя по всему, довольно-таки неплохой парень. И какой-то уж слишком спокойный. Видимо, характер Елены передался ей от матери. Интересно, она была бесклановым вампиром или к какому-нибудь клану все-таки принадлежала?»
Интерес Винтера к клану нес исключительно практический характер. Помощь какому-нибудь родовитому семейству вампиров с последующим пристраиванием их потомком в какое-нибудь полезное место могла открыть новые возможности. В общем-то Брэнд с иронией относился к престижу и прочим аристократическим заморочкам, но нужно быть полным глупцом, чтобы не признавать тех возможностей, которые открывались перед кланами. Даже если какие-то кланы использовать некоторые возможности не умели.
Девушку, появившуюся на пороге, Винтер встретил своей прежней улыбкой. Грубость ему, конечно же, не понравилась, но вампир пока решил не спешить с реакцией. Он не рассчитывал взять столь строптивую натуру простым дружелюбием, но и ухудшать отношения, что называется, с порога то же не следовало. Даже для того, чтобы утвердить свой статус в отношениях. Так что, пройдя в комнату, Винтер ограничился лишь тем, что заинтересованно осмотрелся и оценил обстановку, попытавшись составить по ней представление о подопечной.

Отредактировано Брэнд Винтер (24.01.2013 22:15)

+5

14

Раньше Елене никогда не приходилось приглашать к себе кого-то. Кроме отца и няни. Подруг, как таковых, у юной мазели не было, если не считать детей рабочих, с которыми она общалась. Да, и те были мальчишками, ведь, как описано выше — это интересней! Да, и поговаривают, что это неприлично... «Хг... Если я капитан пиратов, то я могу делать то, что захочу! Тем более это мой учитель... или мучитель? В любом случае, это не долго!» — подумала Елена, мило улыбаясь гостю.
— Проходи-проходи! — поторопила его хозяйка комнаты. Новый учитель разглядывал комнату, она разглядывала его... «Да, он совсем не похож на тех, с кем мне приходилось встречаться! Может потому что вампир?» Елене раньше не приходилось встречаться с вампирами в столь тесной обстановке. Она знала о их образе жизни, и она понимала на сколько она похожа на них. Но только похожа, не более того... Ревенант — это тоже вампир, но и не вампир вовсе. Ей интересно знать, как живут они... Ходят под луной, а под солнцем спят. Елена, которая столько лет наступала себе на горло и жила так, как её отец, и все же не спала по ночам. Все писала и писала что-то в своем дневнике.
— Садись! — сказала негромко она, указывая на одно из кресел возле чайного столика напротив кровати, а сама уселась на другое кресло.
— И чему же ты меня будешь учить? — с интересом смотря на вампира, прямо спросила Елена.

+5

15

Комната казалась вполне удовлетворительной. Внимание привлекла картина.
«Интересно, её захотела приобрести девушка или настоял отец?»
А заметив книги, Брэнд покосился в их сторону, попытавшись прочесть названия, но тут же вернулся вниманием к подопечной.
«Что ж, по крайней мере, она говорит хоть что-то и не пытается меня убить с ходу. Уже хорошо» — оптимистично подумал новоиспеченный учитель и тут же себя осадил. «Хотя может, она меня просто изучает, выбирая место, когда и откуда будет живописнее торчать орудие убийства.»
Брэнд устроился на кресле куда свободнее, нежели предпочитают строгие учителя, хотя и не настолько, чтобы показывать, будто он возомнил себя хозяином обстановки. Просто удобная поза для человека, который предпочитает функциональность ненужным формальностям.
— Выживанию — хмыкнул гость, вспомнив свое недавнее сравнение разумной жизни с жизнью дикой природы. — Выживанию в джунглях. Скажите, Елена, вы никогда не задумывались, что нас сковывают слишком многими искусственными правилами? Правилами, которые под час исполняют не задумываясь, просто потому что так надо или чтобы отвязались?
«Главное не заиграться и не представить себя эдаким Морготом-искусителем» — напомнил себе вампир, снова хмыкнув, но на этот раз, про себя. «А то ещё будут потом шарахаться. А мы ж ради общего блага стараемся, не иначе. Ну и своего в особенности.»
Последние слова он произнес с прямо-таки эпической скукой индивидуума, которому эти правила осточертели не меньше, чем остальным.

Отредактировано Брэнд Винтер (25.01.2013 02:37)

+3

16

Елена с интересом наблюдала за новым учителем. Он её искренне забавлял. Брэнд изучал её комнату, будто пытался найти какой-то изъян. Девушка проследила за его взглядом. Он (взгляд) остановился на жемчужине комнаты — живописной картине. Её изображение радовало глаз, пробуждало фантазию, и она очень нравилась матери Елены. Глядя на неё Рай, пыталась определить, какой же была её мать? Почему она её бросила? И почему она так сильно похожа на неё? В какие-то моменты, она ненавидела её и себя. За то, что такая! За то, что рыжая! Но от себя не убежать ведь и, конечно, Елена это понимала. Затем Винтер устроился поудобней в кресле. «Ему тут нравится что ли? Ну уж нет! Это моя комната!» — подумала Елена, словно маленький ребенок, у которой отбирают любимую игрушку.
— Выживанию! — «Чего? Слышал бы его мой папочка! Что же будет...» — Выживанию в джунглях. Скажите, Елена, вы никогда не задумывались, что нас сковывают слишком многими искусственными правилами? Правилами, которые под час исполняют не задумываясь, просто потому что так надо или чтобы отвязались? — спросил гость.
От удивления Рай вскинула вверх левую бровь.
— Зачем этот пафос? Зачем ты спрашиваешь о правилах, которых придерживаешься сам? — Елена умостилась боком на кресле и подтянула под себя ноги, и продолжала непрерывно смотреть на Брэнда.
— Зачем ты сейчас меня сковываешь своим «вы»? — кажется, это было не уроком, это было каким-то обменом любезностями. Но что могла дать она? Семнадцать лет отроду, образования... манер, по крайней мере, ниже среднего... Но нет! Все же поучает! Ох, эта Елена! Везде нужно всунуть свой нос, и главное, чтобы все было так, как хочет только она. Иначе, всем будет плохо!
— Милсдарь, вы полагаете, что я не знаю этикета? Отнюдь! У меня было, о, Роза... — Елена театрально закатила глаза, и продолжила, — одиннадцать учителей. Все милые мазели! Одну я даже очень полюбила, её пронзительный визг... — ревенантка округлила бирюзовые глазки, и прикрыла ротик ладошкой, — Ой! Так же не говорят! — засмеялась она.
— А веду себя я так, не потому что против, а потому что так ведут себя все... А я, господин учитель, не все! — мыло улыбаясь продолжила Рай.
— Так, Брэнд, о чем это мы с тобой говорили? Ах, да... О, правилах! Что дальше? Будешь затягивать меня в корсеты? Учить ходить в неудобной обуви для танцев? Ха! Или поговорим о мальчиках? — подмигнула рыжеволосая, накручивая на палец медный конец косы. Елена вспомнила все темы, которые поднимали её бывшие учителя, и которые так её веселили.

Отредактировано Елена фон Трамплтон (26.01.2013 00:59)

+8

17

«Ах Елена, я бы разочаровался, отреагируй вы иначе.»
Брэнд терпеливо выслушал Елену и, пока она говорила, удивлённо приподнял брови. Правда во взгляде вампира читался плохо скрываемый скепсис. Дети все так говорят. Все и всё знают лучше всех. Вот только когда начинаются неприятности, расхлёбывать обычно последствия такой гордыни приходится родителям. Ну да ничего, гордыня и гордость — понятия схожие, так что одно в другое мутировать вполне может. Обдумывая способы воздействия на девушку, Винтер почувствовал себя алхимиком, вот только в его ведении оказался не физический материал, а сама душа.
«Защитная реакция» — отметил про себя вампир, пока девушка демонстрировала широту своих познаний. «Она пытается защититься от попыток изменить себя. Все мы боимся изменений.»
— Я учитель, ВЫ — Брэнд выделил слово особым тоном — ученик. Чем раньше научитесь понимать необходимость такого обращения, тем меньше ошибок совершите. Настанет время, и придется вращаться в обществе, возможно даже, в высшем свете. А там не прощают ошибок. И эти ошибки заключаются не только в нормах обращения к другим людям. Елена. Я не враг вам. Моя задача — научить вас избегать подводных камней и не попадаться в клыки хищников, выдающих себя за разумных существ. Даже более того — научить управлять ими одной лишь улыбкой и взглядом, брошенным в нужную сторону в нужное время в нужном месте. Вы — взрослая девушка. Учитывая то время, которое потратили мои предшественники, думаю, можно оставить занудство позади и заняться изучением более практичных знаний. Иными словами, я буду учить вас, как применять знания об этикете и устройстве общества себе на благо, сохранив при этом собственную индивидуальность. Не слившись с серой массой.
Винтер говорил уверенно и не допуская ни малейших возражений. Он понимал, что возражения непременно последуют, но хотел таким образом показать собственную убежденность и уверенность в своих словах. Если ты говоришь, пытаясь передать кому-то свои мысли, люди не должны видеть и тени твоих сомнений.

+5

18

— Я учитель, ВЫ — ученик. — пояснил новоиспеченный учитель. Уже после этих слов Елена перестала его слушать, все и так было понятно. — Елена, я не враг вам. — «Уже радует!» — ...Даже более того — научить управлять ими одной лишь улыбкой и взглядом, брошенным в нужную сторону в нужное время в нужном месте. — Это очень заинтересовало девушку. «И что же он имеет ввиду?» — Вы — взрослая девушка. — «О, да! Только мой папенька, считает меня совсем крохой!» — Учитывая то время, которое потратили мои предшественники, думаю, можно оставить занудство позади и заняться изучением более практичных знаний. — Дальше слова молодого вампира, расплылись в канители звуков.
Елена остановила вращение пальца вокруг концов своих рыжих локонов, и внимательно посмотрела на «учителя». «Вот теперь-то я понимаю, что такое индивидуальный подход!» — мысленно улыбнулась Елена. Ей было не сложно понять то, что пытался вдолбить Брэнд, но, а как же игра? Рай ещё ни к кому не относилась с поблажкой, в особенности, если это её будущий учитель, или уже настоящий? «Похоже, папочка хорошо ему мозги промыл!» — немного с раздражением подумала Елена про собственного отца.
— Мне кажется, — тихо, почти шепотом, сказала Рай. — Что вы, дорогой мой учитель, возлагаете на меня слишком большие надежды!
Ревенантка положила локти на высокий подлокотник кресла и положила голову на ладони, глядя на вампира во все очи. Взгляд напоминал чем-то собачий — все понимаю, но сказать ничего не могу, или не хочу.
— Хг... Но если вы имеете ввиду под «улыбкой», с помощью которой можно манипулировать, то я согласна... — она задумалась и закусила губы. — Быть может, кто знает, я смогу манипулировать вами учитель, и тогда вы перестанете надоедать своей «учебой». — Елена улыбнулась, пока, принимая аргументы Винтера.
«Ну и что же мне с этим делать? Ладно, пока буду поддаваться, до тех пор, пока не придумаю достойный ответ!» — решила ревенантка, открыто «строя глазки» вампиру.
Возможно, совсем недавно, несколько лет назад, девчушка — ревенант, златовласая хохотушка, была нимфеткой. В ту пору, возможно, к счастью, окружали женщины, которым и дела не было, на то, что подрастает конкуренция. До того как начали появляться мужчины, свой «гипноз» Еленочка испытывала на отце. А он человек! А что взять с человека? Но сработает ли это на вампира? Ревенантка, хоть и была молода, но дурой явно не была, слава Розе, поэтому, надеждами себя не тешила.
Не прерывая зрительные контакт, девушка облизнула губы и обратилась к Брэнду.
— Так с чего же мы начнем, мистер Винтер? — такое обращение скорее не придавало важности... просто Елена смеялась над ним.

+7

19

«Отлично, по крайней мере она согласилась уделить всему этому хоть какое-то внимание на хоть какое-то время» — отметил про себя Винтер и придал своему лицу одобрительное выражение. Не без некоторого внутреннего самодовольства отметил, что девушка чем-то действительно заинтересовалась. Слова о попытках манипулировать им вампира прямо-таки повеселили, хотя виду он не подал.
«Девчонка далеко пойдёт, если у неё уже сейчас такие замашки» — подумал Брэнд, чувствуя, что ему предстоит та ещё работёнка. «Может имеет смысл сохранить этот контакт в дальнейшем? Она может стать полезной»
— Что вы, мазель Елена, я возлагаю большие надежды на себя, — вампир ухмыльнулся самой самодовольной из своих ухмылок. — А от вас я жду просто внимания к своим урокам. Вообще я считаю, что жестоко возлагать на других надежды, ведь тем самым навязываешь им стремление потратить кучу времени на что-то, чего они сами может быть и не хотят. Интуиция подсказывает мне, что работа с вами может оказаться чрезвычайно интересной.
Можно было бы сказать и по-другому. Что-нибудь вроде «работать с вами будет сложно, но вы справитесь» или заменить последнюю часть фразы на «я в вас верю». Но Брэнд чувствовал, что подобное на столь независимую натуру, как мазель Рай, не подействует, так что оставалось только подчеркнуть собственную независимость. Если уж дитё возжелало попытаться управлять учителем, пускай начинает учиться уже сейчас.
Но в глазах Елены можно было утонуть. Брэнд словно купался в этих колодцах, заполненных жизнью, охотно сделав вид, что на несколько мгновений поддался этой игре в гляделки. Вот только снова требовалось вспомнить об этикете, а потому вампир отвёл взгляд чуть в сторону, дабы не пялиться на ученицу слишком откровенно.
— А начнём мы с вас, Елена. С чего же ещё? — вампир откинулся на спинку стула и принял расслабленную позу. — Не откажите мне в удовольствии узнать лучше свою ученицу. Расскажите о себе.

+4

20

Кажется, он уже был на крючке, но ведь это только казалось... Хотя, тешить себя иллюзиями было приятно, и не более того. Поэтому Еленочка выдохнула, и продолжала впитывать информацию словно губка. Её занимало каждое слово, каждый звук, движение, улыбка....быть может, ухмылка? Она бы все сейчас отдала, лишь познать мысли вампира. «Хг... быть может, все ещё возможно?» — улыбаясь думала Елена.
— А начнём мы с вас, Елена. С чего же ещё? — вампир откинулся на спинку стула и принял расслабленную позу. «Конечно, чего ещё можно ожидать?» — Не откажите мне в удовольствии узнать лучше свою ученицу. Расскажите о себе. — это застало Рай врасплох. Она была не готова к эссе на тему: «Какая я?». Она встала, старательно расправив платье, возможно, слишком старательно. «Эти завязочки!» — раздраженно выпутывая из оных пыльцы. Она сложила руки на груди, дабы завязочки убрать из глаз долой.
— Милсдарь, я думаю, что это лишнее, мой папочка вам уже промыл мозг. Все что хорошо — делите на два, все что плохо — умножайте на три, и это буду я! — деловито пояснила Рай.
— Куда больше интересней тема, что вы из себя представляете? — «И зачем вы свалились мне на голову? И что у Вас за дела с папочкой?» — Елена посмотрела в окно. Уже смеркалось.... «Вот и день подходит к концу!» Ломило в сон, она все же пытается жить по человеческим часам, но все равно не спит по ночам, все пишет и пишет, что-то в дневнике... Стихи? Может быть!
— Вот, как вы себя чувствуете? Сейчас, по биологическим часам, у вас и у меня ночь, нужно спать... а мы чем занимаемся? Притворяемся кем-то? — разводя руками, сказала мазель, поворачиваясь к окну.
«Что там такое происходит?» — нахмурилась она, присматриваясь вдаль. Между деревьями она заметила...
— Ой-ой-ой... Брэнд, ложись! — крикнула Елена, в прыжке переворачивая кресло, на котором восседал Винтер. Сама же, по всем правилам жанра свалилась сверху.
Звук битого стекла, небольшой камушек проскочил в отверстие, ударился об стену и по траектории приземлился где-то возле головы Брэнда.
«Крис! Я тебя убью!» — подумала Елена. Она была страшно злой. На друга, на платье, на непристойную позу...
— Вот, как тут мазелью побудешь!? — тихо спросила Елена.

+6

21

Ухмылка Брэнда сменилась какой-то снисходительной улыбкой, когда Елена заговорила о своём старике. Видимо, вампира мистер Рай чем-то забавлял, так как Винтер даже не тяготился его «промыванием мозгов». А вот давая себе столь короткую и скучную характеристику, девушка ошибалась, считая, что может так легко отделаться. Подобная характеристика Брэнда категорически не устраивала.
— Я... начал тот, но реплику самым наглым образом прервал звон стекла, а следом за ним навстречу радостно устремился некий снаряд, на поверку оказавшийся камнем.
Вобщем-то Брэнд успел бы среагировать и сам, но воспитанница продемонстрировала похвальную прыть и со всей свойственной молодости энергией переместила их обоих на... эээ... более тактическую позицию. И весьма интересную надо заметить. Повернув голову, Винтер покосился на камень, точно на врага народа. Ну и инстинктивно готовился рвануть в сторону в случае чего. А ну вдруг это не детские проделки?
«Не люблю, когда разговор, в котором я участвую, перебивают. Да ещё и в компании красивых девушек. Интересно, кто бы это мог быть? Воздыхатель?»
— Вас так обрадовало известие об обучении? — попытался пошутить он, пытаясь вернуться в вертикальное положение. — Вот уж не думал, что учителей будут встречать с настолько распростёртыми объятиями. Однако спасибо, что уберегли мою многострадальную голову.
Ехидство ехидством, а девушке стоило дать понять, что её манёвр действительно имел смысл. Сам же вампир казался нисколько не обескураженным происшествием и даже сохранял какое-то присутствие духа. Кажется, он угодил с корабля на бал, то есть прямо в круговорот местной жизни.
«Главное, чтобы этот круговорот не завлёк в себя с головой и не отвлёк от основных дел. Я не собираюсь провести здесь больше времени, чем нужно. И надеюсь, я не пожалею о потраченном времени»

Отредактировано Брэнд Винтер (07.02.2013 01:00)

+4

22

— Вас так обрадовало известие об обучении? — Рай обиженно посмотрела на учителя. «Что же его так развеселило?» — Вот уж не думал, что учителей будут встречать с настолько распростёртыми объятиями. Однако спасибо, что уберегли мою многострадальную голову. — окончил Брэнд. Елена на вытянутых руках нависла над ним:
— Не за что, милсдарь! Помните мою доброту к вам! — последние и вовсе прозвучало с какой-то угрозой. Но разве угрозы добивалась Елена? Нет, она желала нечто другого. Навыки манипуляции? Да, возможно, но вот только юная девушка не понимала, что перед ней представитель куда сильнее расы, чем люди, которые и так без проблем повиновались ей. Вспомнить хотя бы отца, который из-за её запрета не пьет спиртное, или кормилица, которая терпит выходки и грубость любимого чада.
— Брэнд, — мелодично продолжала Рай, — я не хочу скучных уроков... — вампир явно хотел встать, но разве Елена ему позволит? Напротив, теперь-то чувство «кто выше?», явно переваливало в пользу ревенантки. Она выпрямилась, поудобней устраиваясь сверху, сильнее сжимая коленями бедра вампира. «Как же вовремя Крис со своими рогатками!» — возможно, впервые, она радовалась, а не огорчалась, уже множество раз разбитому окну. Елена улыбнулась и сложила руки на груди:
— Я привыкла, что живу с людьми! — пояснила она. — Ничего личного, милсдарь! — откуда у неё это? Иногда Питер слишком громко разговаривает со своими компаньонами, либо у дочери слишком уж хороший слух.
— А ты не такой, как другие... Ты какой-то другой... Да, вампир... — вслух размышляла Елена. — Мне очень интересно, что тебя привело к нам. Тебя! С твоими манерами и прочим... Мой папочка не доверяет знатным вампирам. Говорит, что лживые... Ну, а кто сейчас не привирает? Вот даже ты мне врешь... В чем-то, да и врешь... Зачем? Почему? Почему нельзя говорить то, что считаешь нужным? Страх быть смешным? Но я не боюсь, и ты не боишься! Лучше уж быть смешным, чем не в центре внимания! Да? — в голове ревенантки не укладывалось, как отец допустил, чтобы вампир поселился здесь. Но юной мазели, это было только на руку.
— Но, пожалуй, теперь-то я вам могу рассказать о себе... — кусая губу, ответила Рай. — Но вот только не знаю с чего начать, не подскажите, учитель? — вежливо спросила Елена.

+3

23

Больше всего Брэнда позабавила та естественность, с которой все сейчас происходило. Он даже почти забыл о камне... почти. Ещё несколько мгновений назад на них покушались при помощи «смертельно опасного» камня, а теперь они уютнейшим образом (прежде всего для самого вампира) устроились на полу и мирно беседуют. Его воспитанницу, похоже, нисколько не смутило подобное положение. Видимо юную леди больше занимали другие вещи. Вполне справедливые на данный момент. Вот только долго находится в таком положении было бы сейчас не лучшей идеей, да и обстановка по мнению Винтера складывалась не слишком интимная. Дабы продлить удовольствие, он не торопился менять положение и продолжал лежать со своей обычной легкомысленной улыбкой. Но долго этому продолжаться не суждено. Собственное убийство мистером Раем Брэнд ещё как-нибудь пережил бы, но после этого останется темное не обученное дитя, наверняка ещё с тяжким грузом психологических травм от произошедшего. Такой исход от своего задания Винтер никак не планировал и допускать не собирался. Искусство такого надругательства нрад собой не потерпит! А кто сказал, что образование не может быть искусством? По мнению Брэнда им могло быть практически всё что угодно, включая богомерзкую политику.
— Значит придётся привыкать к новым условиям. В этом мире живут не только люди. Считайте общение с учителем-вампиром ещё одним этапом обучения. И хорошо что вы угодили ко мне, а то учил бы кто-нибудь только жизни в высшем свете в полном отрыве от реальности — улыбка стала ещё шире, а глаза ещё более ехидными. Последняя часть фразы прозвучала по особому с расчетом привлечь внимание девушки. — Может быть, мы переменим положение? Знаете как говорят, хорошего понемножку.

Отредактировано Брэнд Винтер (16.02.2013 02:26)

+3

24

И все бы было хорошо, если бы не стало ещё лучше! Делая вид, что не слушает своих учителей, Елена все же впитывала все то, что они ей рассказывали. Но никто не говорил ей от части всей правды. Они учили её какими-то отрывками. Это хорошо, а вот это плохо. Но почему это хорошо? И почему другое плохо? Никто ничего не обосновывал, никто не мог выдержать несдержанную Елену. Возможно, потому что они были простыми людьми, которые не могли понять довольно таки простую душу ревенантки. Даже отец, самый дорогой, и тот человек, который ничего не смыслет в вампирах, их жизни... Ведь ревенанты жили похоже от прекрасных вампиров. «И как же Судьба-матушка свела его с моей матерью?» — размышляла Елена некогда. Она всего раз в жизни видела на портрете свою мать, а теперь она видит её каждую ночь во сне. Прекрасная, летящая, с золотыми волосами и глубокими, немного хмельными зелеными глазами. Она будто манит куда-то, завет, завлекает... И хочется проснуться, и хочется чтобы она была рядом, но... только во сне! Питер Рай мало что рассказывает о возлюбленной. Даже не говорит имени. А что может быть в имени такого, что его нельзя произнести? Возможно, боль? Сердечная боль, которая не дает покоя, уже не молодому Раю?
Возвратившись в комнату, Рай почувствовала какое-то отчуждение от всей этой ситуации. Ей проще было показать себя напуганной, чем признать, что ей нечего о себе рассказать такого, что могло бы привлечь внимание молодого вампира. Но разве она сдается так просто? Самообразование — вот чем занималась ревенантка последние годы. Она следила за отцом, как говорит и держится. В нем ей нравилось одно — спокойствие. Это самое спокойствие придавало рассудительность в делах. Елена мечтала, как она вскоре станет помогать отцу, как купит ещё несколько плантаций и, возможно, тогда отец наконец-то расскажет правды о её происхождении. А сейчас... нужно усердно учиться, хотя бы в этот раз!
Все ещё сидя на вампире, который довольно разлегся на твердом полу, и, кажется, это его ничуть не смущало.
— Может быть, мы переменим положение? Знаете как говорят, хорошего по-немножку.
— Что? — выпалила не задумываясь Еленочка. — А, да, конечно... — промямлила она, нагибаясь над лицом учителя, и в последний раз щекоча его лицо кончиками своих волос. — Как скажите, мистер Винтер! — и с легкостью птицы, она оказалась рядом с вампиром на полу. Были слышны уже торопливые шаги Анны.

+5

25

«Так-то лучше. Что-то я здесь залежался» — Брэнд проворно поднялся на ноги и потянулся как ни в чём не бывало. Оправил костюм, провёл рукой по волосам, выдавая постоянную заботу о своей внешности. Ну а как же ещё? И политики, и другие представители социальных профессий, и просто светские лентяи, все должны следить за своим внешним видом. Впрочем, справедливо будет отметить, что сейчас Винтер проверял порядок своего облика не из банального самолюбования, а, скорее, из лёгкой нервозности. Кто любит, когда ситуация выходит из-под контроля? Но Брэнда действительно не смутило положение, в котором он оказался вместе с почти незнакомой девушкой. Девушка красивая, ухоженная, изящная, такой грех не позволить упасть на себя. В конце концов, не позволять же ей падать на твёрдый холодный пол? О том, что Елена, возможно, среагировала первый, Винтер как-то позабыл, не в силах подставить под удар своё драгоценное самолюбие.
Просто человек, то есть вампир, решивший размяться после сидения. Между тем в комнату уже спешили слуги. Уж не из-за разбившегося ли окна? Впрочем, стекло вампира интересовало меньше всего. Сейчас его мысли занимала ученица, ведь оценивать её и искать к девушке подход нужно было постоянно. Да и, признаться, думать об этом было куда приятнее, нежели о политике, обычной светской чепухе и делах семьи.
«Наверное, виновата просто смена деятельности. Это бывает полезно. Однако наша подопечная быстро среагировала. Похоже, кое-чему она всё-таки научилась. Или её просто плохо учили, или она строптивая особа, которая предпочитает больше проявлять характер. И что мы из этого можем извлечь?»

+1

26

Брэнд поднявшись с пола, тут же начал приводить себя в порядок. Одежду, волосы... На мгновение Елена даже с восхищением смотрела на вампира. Вампир же все-таки. Она облокотилась спиной об холодную светлую стену и поджала ноги под себя, пристально смотря на нового учителя. Она ещё не знала, как относиться к Винтеру, но какой-то смелый план уже вынашивала у себя в голове. Юную Рай беспокоило только одно — её отец. Елена не хотела чтобы он вмешивался в её обучение, хотя бы на этот раз. «Но все же, придется папочку чем-то баловать... танцами, пением.» — размышляла ревенантка.
Дверь с тихим скрипом отворилась. Вошла, на цыпочках, озадаченная кормилица. Похоже, она заметила только гордо стоявшего Винтера, а смирно, о, Роза, сидящую Елену она не заметила.
— Мистер Винтер, — не смело начала она, глядя, как он поправляет свою одежду. — А где наша Еленушка? — Что за мысли в голове этой уже давно не молодой особы? Её голос выдавал не то что тревогу, а даже попахивал нотками паранойи. Изучая комнату её привлекло разбитое стекло. — О, Роза, что творится! Кто это сделал? — обращаясь к Винтеру кричала она.
— Анна, как кто? Как всегда — Крис! Чтобы руки его отсохли... — последние Елена сказала очень тихо, что человеческий слух ничего бы не услышал, что нельзя было сказать про ушки вампира.
— Елена, деточка моя! — всплескивая руками говорила Анна. — Вставай с пола, золотце, замерзнешь ведь... — она поторопилась помочь подняться с пола своей любимой «деточке».
— Анна, скажи чтобы заменили стекло, сегодня я посплю в твоей комнате. — ревенантка так же поправила платье и прическу. — Брэнд, пойдемте я покажу вам вашу спальню, она будет находиться возле моей. — сказала Елена выходя из комнаты. Анна поплелась за ней, но не осталась осматривать комнату почетного гостя, а сразу же отправилась по своим делам.

+3

27

Когда служанка вошла на цыпочках, Брэнд едва сдержался, чтобы не приподнять брови в удивлении. Так выдрессировать своих слуг в таком юном возрасте — это надо уметь. Похоже, его подопечная была далеко не так проста. Теперь Елену Винтер оценивал с несколько большим уважением, хотя решил этого до поры до времени не проявлять. По крайней мере больше, чем нужно было итак. Ну, хотелось думать о хорошем, о том, что неопытный шестнадцатилетний подросток пытается манипулировать людьми. По крайней мере это было бы интересно.
Покосившись в сторону окна, он оценил нанесённый ущерб и уже собирался было объяснить причины этого бардака, как Елена объяснила сама. Бросаться на помощь сам пока не спешил.
«Похоже, у неё друзья те ещё сорванцы. Но кто в молодости не любил устраивать проделки?» — думал Брэнд, с несколько отстранённым вниманием слушая разговор кормилицы и её хозяйки. «Мне показалось, или в голосе девушки прозвучала некоторая властность, когда она говорила о своём знакомом?»
— Брэнд, пойдемте я покажу вам вашу спальню, она будет находиться возле моей. — Закончив говорить со служанкой, ученица вырвала вампира из размышлений, что на нём, однако, никак не отразилось.
«Ну что ж, посмотрим, где нам предстоит жить на время обучения»
Некоторые вопросы сейчас имелись, но задавать их в присутствии служанки пока не стоило, поэтому Винтер ограничился лишь коротким кивком и молча пошел следом с таким видом, будто подобные происшествия, устраиваемые зелёными сорванцами, были для него обычным делом. Вроде как учитель же!

Отредактировано Брэнд Винтер (03.03.2013 04:37)

0

28

Когда Брэнд подошел к распахнутой двери, Елена уже блуждала по комнате, рассматривая все ли на своих местах, чтобы её дражайшему учителю было здесь до невозможности комфортно. Комната была практически такой же по размерам, как и покои Елены. Даже не смотря на то, что здесь было всего дно окно, которое выходило в сад, комната даже сейчас, вечером, была залита светом. Потому что находилась прямо в центре комнаты. Елена задвинула тяжелую штору, придавая комнате таинственный мрак. Анна уже успела зажечь пару свечей. Слева от окна располагался камин, напротив окна стояли два кресла, родственники мебели из комнаты прекрасной Рай, и книжный стол. Возле камина книжная полка, полностью заполнена фолиантами. Справа от окна расположилась огромная кровать, с красным покрывалом.
Елена посмотрела на учителя:
-Ну, же... Проходите! И закройте за собой дверь... — тихо добавила она. — Вам нравится ваша опочивальня? Может быть, вы что-то хотите здесь изменить? — спросила ревенантка. Ей нравилась эта комната. Здесь всегда было тепло и тихо. Она помнит, как в прошлом году, сидела здесь, и как тоскливо потрескивал камин.
— Елена! — услышала она голос отца за закрытой дверью.
— Ой! Ну, вы располагайтесь, милсдарь, чувствуйте себя, как дома! Если нужно все-таки что-то переделать, обращайтесь к Анне! — и тихонько вышла за дверь.

+2

29

Когда Брэнд вошёл в комнату, то проявил несколько больше любопытства, нежели в процессе осмотра остального дома. Всё-таки здесь предстоит провести довольно много времени. Или нет, но по крайней мере коротать дни — точно. Можно даже сказать, что взгляд вампира сделался придирчивым, но в конце концов сменился на благосклонный. Обстановка в целом удовлетворяла.
— Благодарю за приём. Комната меня вполне устраивает — сказал он напоследок уходящей ревенантке.
Похоже, ночь завершалась вполне неплохо. Перемена места, новое не пыльное дельце и никакой скуки. И даже горячий нрав будущей ученицы почти не тревожил. Почти. Контролировать эту особу будет трудно, а значит проблемы будут появляться автоматически. Не то чтобы Винтер боялся проблем, но опасался осложнения отношений с мистером Раем, ведь это могло повредить делу. Из-за этого вампир некоторое время расхаживал по комнате, раздумывая, как сладить со столь своенравной и независимой барышней, как Елена. А ещё поймал себя на мысли, что начинает вживаться в роль учителя, думая больше о своих новых обязанностях, нежели об истинной причине появления в поместье.

0


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Укрощение строптивой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC