Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Пешка в тени ферзя


Пешка в тени ферзя

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/42-Otygrannye-fleshbehki/1.png
Участники: Урбан фон Трамплтон, Шарлотта де Мюсси, НПС Джон Веймс.
Локация: пустынный переулок Казенного квартала.
Описание: Шарлотта втайне от своих наставниц решается навестить мать. Разве могла она представить, что это решение станет предвестником смертельной угрозы и неожиданной встречи? Но разве задумается о последствиях поступка молодая особа, самоуверенно полагая, что знает все о квартале, исхоженном вдоль и поперек? Или о родственниках, с которыми прожила бок о бок всю свою жизнь? Или же это судьба толкает ее на этот риск, двигая нами, подобно фигурам на шахматной доске?
Дата: 24 марта 1828 года.

+1

2

Шарлотта с силой толкнула хлипкую дверь, ступила на тротуар и вздохнула. Прохладный воздух коснулся ее лица, пылающего румянцем. Вот и кончено все — она навеки порвала с прошлым. Лотта обвела взглядом знакомую улицу — неровная каменная кладка, чадящие фонари с разбитыми стеклами, гора деревянных ящиков у овощной лавки — все это останется в прошлом, в ее воспоминаниях. Она уверенна, что больше никогда не вернется сюда. Никогда... Какой горький привкус у этого слова. Со стороны проспекта доносились звуки большого города, но здесь, в переулке, было спокойно и тихо. Даже некая умиротворенность виделась Лотте в мутно поблескивающей брусчатке, игре теней и светлых пятен от фонарей. Вечер был холодным, но по-весеннему пьянящим. Немного поколебавшись, Шарлотта шагнула в сторону больницы, удаляясь от людных улиц.
«Пешая прогулка пойдет мне на пользу, — думалось ей, — нужно прийти в себя, собраться с мыслями. Тем более, меня вряд ли хватятся — мазель Дезири очень занята в эти дни, Елена в отъезде. Даже если отсутствие мое и заметят, скажу, что ходила на службу, благо церковь Святой Розы совсем рядом».
Не то чтобы ей не велено было выходить из дома, просто Шарлотта боялась спросить позволения навестить матушку, опасаясь услышать отказ.
 «Лучше бы мне запретили сюда приходить, — Лотта неосознанно поджала губы. — Но, тогда бы я пребывала в иллюзиях на счет матушки. Наверное, хорошо, что все так обернулось».
Эхо ее шагов отражалось от стен и казалось, что кто-то крадется сзади. Шарлотта даже оглядывалась несколько раз, но позади нее улица была такой же пустынной. На душе стало неспокойно — все же это не самый благополучный район города — Лотта немного ускорила шаг.
Возможно, пребывай Шарлотта в другом расположении духа, она ни за что не отправилась бы ночью одна по этим трущобам. Но в голове девушка все еще прокручивала сцены недавней встречи с родительницей, потому здравый смысл уступил место чувственным порывам.
— Вот так поворот... — в лачуге стоял невыносимый едкий запах щелочи, грязного белья и прокисших щей. Мать подбоченилась и с ехидным прищуром уставилась на Шарлотту.
— Ты чего явилась?
Ее лицо и руки были распаренными до красноты, с передника капала вода, чепец сбился набок.
«Мамочка, — подумалось Лотте, — как же давно я тебя не видела. Как же ты постарела за это время, — Шарлотта давно уже разучилась плакать, но сейчас ее глаза предательски пощипывало. — Должно быть, это от пара, из-за которого невозможно дышать».
— Ну, чего молчишь? Чего уставилась на меня, как оглушенная? Выгнали небось? — мать подошла поближе, отерла руки полотенцем.
— Нет, матушка, что вы... — пробормотала Лотта. — Мазель довольна мной. Я пришла проведать вас, узнать, все ли в порядке.
Ирэн пристально смотрела на дочь.
— С чего бы вдруг такая забота? — ее взгляд изучающее скользил по фигурке Шарлотты. — Ты же почти госпожа теперь, с чего бы это вдруг о нас вспомнила?
Слова матери поразили Лотту. Словно бы это не она, Ирэн, продала ее главной компаньонке. Мать злится? Но на что?
— Мама, почему вы гневаетесь? Я просто пришла навестить вас.
Улыбка погасла на лице Ирэн.
— Я-то надеялась, что избавилась уже от тебя, что не свидимся больше. Что надо тебе? Зачем овечкой прикидываешься? Думаешь, мать такая дура, что поверит будто бы ты сюда по доброте душевной приперлась?
Лотта не знала что и сказать. Она стояла, удивленно раскрыв ротик и распахнув глаза.
— А-а-а-а... — мать хитро прищурилась и заговорила елейным голоском, — так ты денежек пришла взять, правда? Думаешь, разжалобишь старую матушку своими словами... думаешь, расчувствуюсь да и отсчитаю тебе пару гульденов... — ее лицо вновь приобрело каменное выражение. — А фиг тебе! Вспомнила она, как же. Вон как вырядилась — поди хорошо мужиков ублажаешь, в денежках купаешься, а все туда же — последнее у матери отнять хочешь. Ничего не получишь, поняла? Маленькая потаскушка, — ее голос громовыми раскатами звенел в маленьком пространстве лачуги.
Шарлотта не могла поверить, что это все происходит наяву. От нехватки кислорода голова кружилась, перед глазами все плыло. Правда ли это? Быть может, это дурной сон, видение? Как это может оказаться правдой?
— А, это ты... — Ирэн посмотрела куда-то, поверх головы дочери. — Вот, явилась, — брезгливо кивнула она в сторону Лотты. — Денег требует, тех самых, что богатенькая госпожа за нее дала. Говорит, раз выручили за меня, так половину отдайте.
От неожиданности Шарлотта даже охнула. Ее мать, родная душа, сейчас клевещет на нее. Почему? Чем заслужила она подобное?
Девушка обернулась и взглянула туда, куда смотрела Ирэн. Это был Джон. Он стоял в проеме двери, ведущую в спальню. Его фигура была еле различима во мраке темной комнаты. Угадывались лишь очертания, светлая рубашка, мешковатые брюки. Казалось, он ссохся, ссутулился, руки стали длиннее, волосы сбились в клочья — страшная, даже печальная картина. Только его глаза горели во тьме алыми светлячками.
— Это неправда, — Лотта поджала губы и вскинула подбородок. — Мне ничего не нужно от вас. Я думала предложить помощь, — девушка с вызовом взглянула прямо в глаза матери, — но, раз уж вы не нуждаетесь в моем участии... — Шарлотта запнулась. В ее кошельке, что висел на поясе, было всего несколько гульденов — лишь на то, чтобы нанять экипаж, — тогда я рада, что уже и так помогла — избавила вас от обузы за солидный куш. В таком случае, прощайте.
Закончив, Лотта твердым шагом направилась к двери. Проходя мимо Джона, она уловила его тяжелое, зловонное дыхание.
Вспоминая весь разговор, Шарлотта улыбнулась. Мазель могла бы гордиться ею — она не разрыдалась, не убежала в слезах. Она ушла с высоко поднятой головой.
Небо над городом стало светлым — взошла луна. Ветер гнал по небу облака, что казались черными клочьями дыма на фоне диска луны. От этого тени набегали на мостовую, и Лотте казалось, что в темноте что-то шевелиться. Девушка уже раз сто отругала себя за столь опрометчивый поступок — отправиться пешком к Дому компаньонок. Поймай Лотта экипаж, и уже бы нежилась в горячей ванне с ароматным маслом.
Мысль о тепле заставила Шарлотту поежиться — холодный мартовский ветер пронизывал простое домашнее платье синего бархата, он трепал подол, касался ледяным дыханием голой шеи и плеч, норовил сорвать с волос черную атласную ленту.
 «Ах, как же я беспечна, — корила себя девушка, — ушла из дома без накидки. Это платье хорошо для тихого вечера, но никак не для сегодняшнего ветра. Если мазель мне и простит то, что я навещала мать, то она ужасно огорчится, если я слягу с простудой».
Шарлотта обтянула рукава платья, пряча в них озябшие пальцы. Она прибавила шаг, пытаясь быстрее закончить свою прогулку и попутно согреться. Все мысли выветрились из ее головы — Лотта напряженно вслушивалась в завывание ветра в печных трубах, в шорох гонимых им обрывков бумаги. Невольный страх шевелился в глубине сознания. Как могла она решиться на подобную авантюру? Темнота вокруг нее, казалось, жила своей тайной жизнью. Она глядела на одинокую фигуру девушки сотнями злобных глаз. Шарлотта вздрогнула — ей и вправду почувствовался чей-то взгляд. Она обернулась, не сбавляя шаг. Никого. Лотта почти бежала, дыхание ее сбилось, одной рукой она придерживала подол, другой пыталась унять бешеный стук собственного сердца.
Ей почудились сзади вкрадчивые шаги.
«Роза, обещаю больше никогда не ходить ночными улицами одной!» — взмолилась Шарлотта.
И тут она отчетливо услышала, как загремел по брусчатке булыжник, задетый чьей-то ногой. Лотта остановилась и обернулась. Снова никого.
«Быть может бездомные кошки?» — подумала она.
Поворачиваться спиной к этой пустоте было очень страшно. Шарлотта подошла к фонарю и стала в круг света, словно прося у него защиты.
— Есть кто живой? — громко позвала Лотта, пытаясь унять дрожь в голосе.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (17.01.2013 11:19)

+11

3

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Otygrannye-fleshbehki/1.png
Чьё-то бормотание из соседней комнаты оторвало от дрёмы мистера Веймса. Он вновь почувствовал голод. Теперь он чувствовал его постоянно, ибо кровь Ирэн, смешанная со свиной была пресной и холодной — это только дразнило неуёмный аппетит дампира. Он вышел в комнату, почесывая живот и ба-а-а, кого он там встретил? Эта маленькая дрянь все-таки набралась смелости или глупости (Джон просто не знал чего больше) и все-таки явилась к ним обратно.
«Хмм, сколько времени прошло?» — стукнула мысль в голову дампира — «а ягодка-то расцвела, просто кровь с молоком!». Когда он очнулся от своих мыслей, то до него донеслись лишь обрывки фраз.
— Это неправда, — Лотта поджала губы и вскинула подбородок. — Мне ничего не нужно от вас. Я думала предложить помощь, — девушка с вызовом взглянула прямо в глаза матери, — но, раз уж вы не нуждаетесь в моем участии... — Шарлотта запнулась, а Джон ухмыльнулся — теперь его рука почесывала совсем другое место, чуть ниже живота.
— Тогда я рада, что уже и так помогла — избавила вас от обузы за солидный куш. В таком случае, прощайте.
Закончив, Лотта твердым шагом направилась к двери. Проходя мимо Джона, она уловила его тяжелое, зловонное дыхание.
Дверь закрылась и тут до мистера Веймса стало доходить, что ещё немного и он вот-вот упустит прекрасную возможность развлечь себя этой унылой ночью. Он кинулся к своему потрёпанному пальто, залатанному в локте и на спине и цилиндру, смятому во всех удобных и неудобных местах — казалось, будто этот головной убор побывал в том месте, откуда, как правило, выводит добро организм. Джон настолько был увлечен своими мыслями, что не удосужился ответить Ирэн, обращавшейся к нему. Дверь повторно хлопнула, а дампира и след простыл.
Непроглядная темень и сильный ветер, разметающий пыль и грязь Казенного квартала, ничуть не смущали обрюзгшего мистера Веймса. Даже какая-то бумажка, угодившая ему прямо в лицо, не испортила взлетевшее до предельных высот настроение дампира.
На его физиономии блуждала похотливая улыбка, а глаза отливали красным огоньком. Воображение услужливо рисовало Джону, как тот разрывая девушку своим достоинством между ног, впился в эту нежную молодую шею. Сочная, горячая и невинная кровь струится по уголкам его рта...
«Крошка Лотта, я проведу тебе настоящий экзамен, маленькая ты потаскушка, а заодно и выпускной бал сразу! Чур, я сверху!» — дампир было заржал, но вовремя осекся. Однако из-за этого вороха мыслей в голове, он не заметил как задел булыжник, предательски лежащий на тротуаре. Похоже, мелкая дрянь услышала его:
«Главное не спугнуть эту ягодку», — Джон пристально смотрел на испуганную девушку, вставшую возле фонарного столба — туда, где было больше света. Недолго думая, Мистер Веймс взял тот самый булыжник и швырнул его в фонарь. Раздался звон разбитого стекла, свет погас. Дампиир вынул из кармана пальто небольшого размера складной нож, лезвие которого мрачно блеснуло в лунном свете.
«Ну что, конфетка, давай-ка потанцуем», — азарт захватил Джона с головой. Незаметно для юной особы он оказался сзади своей жертвы. Левой рукой он заткнул ей рот, а правой прижал холодное лезвие ножа к горлу Шарлотты.
— Ай-ай-ай, как нехорошо! — Джон поцокал языком. — Что же ты со своим дядей даже не поздоровалась?
Обратив внимание, что девушка попыталась вырваться, мистер Веймс легонько кольнул ножем её шею. На том месте образовалась бусинка крови и дампир с щенячьим восторгом слизал её, обдав Лотту своим смрадным дыханием.
— Не советую вам даже дергаться, юная леди, — похабно хихикнул Джон. — пойдем-ка отсюда в местечко поукромнее. Если завопишь, то этот нож перережет тебе глотку, как какой-нибудь овце!

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (20.01.2013 23:11)

+8

4

Ответом ей был звон разбитого стекла над головой. Осколки сыпались дождем, запутываясь в волосах. Все произошло так быстро, что Лотта, и вскрикнуть не успела, как почувствовала чью-то ладонь на своем лице и опасный холод стали у своей шеи. Нападавший что-то быстро зашептал ей на ушко, обдавая несвежим дыханием. От страха она чуть не лишилась сознания — инстинктивно всем телом она подалась вперед, в надежде вырваться из цепких рук. Лотта почувствовала, как лезвие царапнуло ее шею, и влажный шершавый язык коснулся ее кожи.
От неожиданности и омерзения Шарлотта охнула. Она боялась пошевелиться, чувствуя близость лезвия.
— Не советую вам даже дергаться, юная леди, пойдем-ка отсюда в местечко поукромнее. Если завопишь, то этот нож перережет тебе глотку, как какой-нибудь овце!
«Джон... — пронеслось в ее сознании. — Должно быть, он окончательно спятил!»
Все так же зажимая ее рот ладонью и угрожая ножом, Джон толкал Шарлотту вглубь переулка, в противоположную от проспекта сторону. Двигались они, на удивление, быстро, так как Лотта не сопротивлялась, ошеломленная всем происходящим. Почти у портового района Джон свернул в узкую слепую улочку. Свет уличных фонарей почти не проникал сюда, только слабое свечение луны выхватывало из темноты очертания мусора, валяющегося вокруг. Здесь воняло лошадьми и мочой.
«О, Роза, зачем я наговорила всякой ерунды о том, что желаю помочь матери материально? Должно быть, Джон посчитал, что я имею при себе деньги, — в панике думала Лотта. — Он убьет меня... Да-да, прирежет в этом вонючем закоулке, тем более, если узнает, что у меня с собой чуть больше флорена. О, Святая Роза, зачем я вообще отправилась с этим визитом? Как нехорошо все сложилось... и мазель Мориарти будет так разочарована...»
Мысли сбивались, скакали, подобно кузнечикам в траве. Тело Шарлотты била мелкая дрожь, в голове туманилось от недостатка воздуха, во всем теле нарастала слабость. Лотта попыталась руками сдвинуть ладонь Джона со своего лица, но тот лишь гнусно захихикал.
«У меня нет денег, Джон... — прокричала Шарлотта в грязную ладонь Веймса, мотая головой из стороны в сторону, желая быть услышанной. — Ты ошибся, Джон, отпусти меня. Я отдам все, что есть в кошельке».
Лотта не могла видеть, но она инстинктивно, всем своим естеством ощущала ухмылку Джона. Он насмехался над ней, над ее жалкими попытками договориться. В ответ на ее слова, Веймс еще сильнее прижал ее к себе, опустив лезвие к груди. Глаза Шарлотты в ужасе расширились. Она почувствовала спиной сбивчивое дыхание Джона и ощутила, как сзади к ней прижалось то, что было явным знаком намерений дампира. Нет, не денег хотел он от нее! Она же, слепа в своих заблуждениях, дала ему привести себя сюда, в это пустынное место, где никто не сможет ее спасти.
Отчаяние нахлынуло на Шарлотту волной, придавая сил. Она забилась в руках Джона Веймса, пытаясь отстраниться от него, вырваться из этой ловушки. Руки дампира, оставив в покое ее рот, блуждали по ее телу, с силой прижимая к себе, лишая возможности сопротивляться.
— Джон, нет, прошу тебя, отпусти меня, возьми деньги, Джон... — сквозь слезы лепетала Шарлотта, пытаясь оторвать его настойчивые руки от себя. — Я достану тебе еще, мазель Мориарти согласиться заплатить, я нужна ей, Джон, если ты испортишь ее планы, тебе не поздоровиться... прошу, прекрати, ты же был мне как отец...
Джон молчал, только порывистое дыхание говорило о том, что все мольбы напрасны.
— Помогите! На помощь! Кто-нибудь, помогите! — закричала Лотта из последних сил, подняв лицо к небесам, с которых на нее равнодушно взирала луна.

+10

5

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Otygrannye-fleshbehki/1.png
— Джон, нет, прошу тебя, отпусти меня, возьми деньги, Джон... — сквозь слезы лепетала Шарлотта, пытаясь оторвать его настойчивые руки от себя. — Я достану тебе еще, мазель Мориарти согласиться заплатить, я нужна ей, Джон, если ты испортишь ее планы, тебе не поздоровиться... прошу, прекрати, ты же был мне как отец...
Джон молчал, только порывистое дыхание говорило о том, что все мольбы напрасны.
— Помогите! На помощь! Кто-нибудь, помогите! — закричала Лотта из последних сил, подняв лицо к небесам, с которых на нее равнодушно взирала луна.
Крик молодой девушки оборвался пощечиной. Её голова резко откинулась вправо, а тело обмякло — она больше не сопротивлялась.
— Что, так стремишься попасть в царство Моргота? — злорадно проскрипел хриплый голос дампира, почувствовавший бессилие юной Шарлотты. Его левая рука снова метнулась к её горлу, на губах компаньонки была кровь, которую Джон забрал своим варварским поцелуем, а затем прильнув к её уху промурлыкал:
— Это только начало, маленькая шлюха. Сейчас дядя Джон попробует тебя по-настоящему! — дампир ухватился за края атласного платья красавицы и прижал девушку к стене, после чего одним резким движением разорвал материю, что скрывала упругие груди прелестницы.
«Моргот её дери, как хороша! Но что сначала? Ох, как я голоден... нет, Джон, не торопись — насладись всем сполна», — Веймс уже не замечал как слюни, перемешанные с кровью Лотты, потекли по его подбородку. Левой рукой он держал у её горла нож, а правой терзал девичью грудь. Чуть наклонившись, он облизал кончик соска, а затем укусил его. Девушка простонала, пошла небольшая струйка крови, выводя из себя разгоряченного дампира, который припал к груди своей щетинистой рожей и стал слизывать рвущуюся наружу кровь. Лотта пыталась сопротивляться, но дампира было уже не остановить — в нем проснулся Зверь, изголодавшийся по молодой горячей плоти, у которого дрожали руки в предвкушении оргазма — девушку в этот момент чуть не вырвало от гнойного запаха головного убора этого сына Моргота. Слезы скатывались по лицу молодой жертвы, но теперь не хватало сил даже крикнуть — Лотта сорвала голос, а холодное лезвие ножа все ещё подрагивало прямо у её шеи, слегка запачканной её же кровью и мерзкой слюной насильника.
Джон чувствовал как с каждым прикосновением вздрагивает тело девушки и это заводило его ещё больше. Правая рука дампира оставила в покое правую грудь несчастной и двинулась ниже, ощупывая округлые бёдра прелестницы.
— А теперь пришла пора ублажить дядю Джона! — дампир поднялся и резко развернул Шарлотту лицом к стене и задрал подол её прекрасного платья. Рука дампира безнаказанно блуждала между её ног, нащупывая интимное место и разрывая нижнее бельё. Нож переместился от её горла в область груди, а тем временем Веймс расстегивал ширинку, вынимая своё достоинство:
— Сейчас ты узнаешь, что это такое — трахаться с настоящим мужиком, шлюха ты портовая! — штаны упали на пол. — Но сначала ты попробуешь его на вкус, — Веймс похабно улыбнулся, высунув кончик языка. — Соси хорошо, если хочешь живой остаться! На колени тварь!

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (20.01.2013 01:13)

+7

6

 «О Роза, что он... что за мерзость пришла ему в голову?»
От понимания того, что именно требовал от нее Джон, горло Лотты сжалось, от ужаса она почти перестала дышать. Тем временем Веймс, не дождавшись от нее должной реакции, схватил девушку за волосы, запрокинув голову, и с силой тянул вниз. Шарлотта извивалась, пытаясь удержаться, по ее щекам бежали слезы, в глазах застыло отчаянье.
— Нет... нет... нет... — повторяла она одними губами.
Руками же Лотта вцепилась в пальцы Джона, зажавшие ее локоны, пытаясь ослабить хватку. Только казалось, что эти узловатые пальцы были выкованы из железа, словно клещи. Шарлотта задыхалась от ужаса и бессилия. Эта отчаянная борьба была почти бесшумна. Тишину, что плотным пологом упала на этот безымянный переулок, лишь иногда прерывали едва слышные всхлипывания бедной девушки. Колени Лотты больно ударились о землю, ее захлестнул страх и чувство необратимости — она ощущала себя куклой в руках Джона. Из последних сил Шарлотта извивалась и вырывалась, превозмогая боль от вырванных с корнем волос.
— Да успокойся же ты, маленькая дрянь! — проревел Джон, раздраженный этой борьбой. — Зря я не научил тебя повиновению, еще тогда, когда ты бегала у меня под носом, в моем доме, виляя задом. Нужно наверстать упущенное, — дампир со всего размаху ударил девушку по лицу, — тебе велено взять это в рот, так что я жду. Иначе придется поучить тебя смирению. Поверь мне, я знатный учитель — если и дальше будешь упрямиться, заставлю тебя слизывать твою же собственную кровь с моих сапог.
От удара Лотта повалилась наземь. Она почувствовала теплую кровь, что струилась из носа. Силы оставляли Шарлотту, боль пульсировала в каждой клеточке ее истерзанного тела. Она уже не плакала — какая-то отрешенность от всего происходящего захватила ее сознание.
— О, Роза, пусть я сейчас умру... пожалуйста, даруй мне смерть... пусть я умру до того, как он сделает со мной все эти гнусности... — взывала к богине девушка.
— Вставай! — не унимался Джон. — Тебе велено встать, маленькая потаскушка!
Не видя реакции со стороны своей жертвы, Джон ткнул ее сапогом под ребра. Лотта только инстинктивно подтянула колени к животу. Веймс был опьянен запахом крови, что витал в воздухе, и своей властью — эта маленькая беззащитная девушка принадлежала ему всецело. Подумать только — у него вся ночь впереди, он волен наслаждаться ее телом как того пожелает, а, после того, как насытит свою плоть, он выпьет ее досуха, до последней капли! В предвкушении наслаждений, его руки дрожали, глаза наливались кровью, в паху сладко ныло.
— Ну, как хочешь, моя сладкая шлюшка, я не против и такого... поворота, — Джон заржал, смакуя свою удачную шутку.
Он положил нож в карман, опустился на колени позади Лотты, бесцеремонно переворачивая ее лицом вниз, и навалился сверху всей своей массой. Оцепенение спало с Шарлотты, едва она почувствовала, что Джон, придерживая ее за плечи одной рукой, другой пытается задрать подол ее платья. Девушка снова попыталась кричать, но голос не желал возвращаться. Из горла вырывались лишь громкие рыдания и сипение.
— Раздвинь свои ноги, маленькая шлюха! — прорычал ей в ухо Джон. — Раздвинь ноги, я сказал!
Лотта забилась еще сильнее. Она чувствовала на своих ягодицах его горячий пульсирующий орган, эмоции полностью завладели ею — девушка не жалела свое горло, пытаясь закричать, руками она скребла по твердой земле, в попытке отползти в сторону от Веймса, она извивалась, билась изо всех сил, надеясь сбросить с себя насильника. Джон зажал ей рот рукой, пытаясь удержать.
— Ты смотри, какая шустрая. Быстро заткнулась, дрянь, или сейчас шею сверну, — рявкнул дампир. Но Шарлотта не унималась. — Ничего, так даже интереснее, — гадко хмыкнул Джон и начал своим коленом раздвигать бедра девушки.
— Убей меня! Убей! — кричала Лотта, но выходило только жалкое мычание. Кровь из разбитого носа мешала нормально дышать, ладонь Веймса зажимала рот — Шарлотта была на грани обморока от напряжения. Ее пальцы цепляли мусор закоулка, но ничего, что сгодилось бы за оружие, там не было.
— Да уймись же ты! — Джон раздраженно ударил ее по лицу рукой, которой только что сорвал с Лотты остатка белья. Девушка, не обратив на пощечину никакого внимания, все так же пыталась вырваться. — Что, не нравится тебе старик Джон? А, зазнавшаяся сучка? — на этот раз дампир хлопнул ее по обнаженному бедру. — А ты вот мне очень нравишься. Сейчас почувствуешь насколько.

+7

7

Потёртый черный сапог ступил с трапа корабля на берег. Фигура вампира медленно двинулась вдоль причала, залитого лунным светом, к портовым конюшням. Дул сильный ветер, и потому Трамп плотнее укутался в плащ-накидку, спасаясь от соленых морских брызг, разбивающихся о камень волн. Миновав рыболовные судна, что нынче томились без особого дела в такую ненастную погоду, Урбан фон Трамплтон проследовал к невысокому зданию, расположенному недалеко на берегу в метрах в 30 по правую руку от Трампа. Кинув медяк встретившему вампира конюху, Урбан нашел своего вороного трехлетнего жеребца — Арбалета, который неистово закивал головой при виде своего хозяина. От радости он шлепал губами и тянулся мордой к рукам Трампа, ища заветный сухарь. Вампир достал это лакомство из кармана и угостил коня, в ответ получив изрядное количество благодарных слюней. За любимцем главы гильдии клириков проследили хорошо — Арбалет был отмыт и расчесан, рядом была сложена охапка свежего сена и байда чистой воды.
— Застоялся паршивец, — ласково обратился Урбан к жеребцу, похлопывая того по холке и гладя морду. Взгляд Арбалета был излишне красноречив — он уже почувствовал волю хозяина и был готов рвануть по первому же взмаху руки, как какая-нибудь гончая псина, преодолевая барьеры и преграды, к которым также относился и старый конюх.
— Ну будет тебе, вот попадем в Волкогорье, там и поскачем по-серьезному, а покуда мы в городе, веди себя достойно. Не позорь меня, проказник! — шутливо обращался к своему любимцу вампир, а конь при этом бил передним копытом по опилкам, давая понять, что будет самым примерным Арбалетом в мире, лишь бы выпустили скорее из этого загона.
Урбан не торопясь проверил седельные крепления, стремена, чуть поправил седло и приталенную к нему небольшую сумку с медикаментами и эликсирами.
— Вот и все, пошли, мальчик мой, — одной рукой держась за удила, а другой открывая калитку, Урбан вышел во двор. Почувствовав прилив адреналина, он уверенно и немного резко поставил левую ногу в стремя и запрыгнул в седло, придерживая удила левой рукой. Трамп с удовольствием ощущал непередаваемый восторг от той мощи, которая буквально клокотала в этом жеребце, он чувствовал, что скачка к имению будет захватывающей. Чуть подождав, пока Арбалет привыкнет к весу своего хозяина, коротким движением пяток Урбан дал команду коню сделать небольшой круговой финт на одном месте и затем дал ход вперед. Арбалет безукоризненно слушался команд своего кормильца, хотя то и дело норовил перейти на среднюю рысь.
Выехав из порта, фон Трамплтон попал в замызганные, еле освещаемые улочки Казенного квартала. Лицо всадника скрывал опущенный капюшон дождевой накидки. Небольшой пар исходил от разогревающегося перед скачкой жеребца, Урбану едва удавалось теперь сдерживать своего любимца. Улицы были практически пустыми, встретился лишь одинокий патруль из трех персон: клирика и двух полицейских. Глава гильдии клириков удовлетворенно отметил для себя их наличие и продолжил свое путешествие. Однако, не доехав и до середины квартала, Трамп уловил резкий эмоциональный всплеск и крики вдали. Что-то ужасное происходило с человеком двумя проспектами западнее. По мере приближения послышался девичий крик и затем глухой удар. Не сказать, чтобы это как-то выбивалось за рамки, особенно в Казенном квартале, где было полно уличной мрази разной масти, начиная с ночных бабочек и заканчивая сбродом, оказавшемся на дне этого города — воры, убийцы, насильники и даже пираты.
Вампир проследовал было вперед, но Арбалет встал словно вкопанный.
— Ну вот, падок ты на женщин, — укоризненно заметил Трамп, добавив с усмешкой — как, впрочем, и хозяин твой.
Арбалет согласно кивнул головой, гарцуя на одном месте и фыркая в нетерпении.
— Ладно, твоя взяла, — проворчал рыжеволосый вампир, — но останешься ты без ужина, если халтуришь! Пшёл! — вампир чуть не вылетел из седла — так неожиданно резко рванул конь. Дома и переулки стали проноситься с удивительной быстротой, Урбан молился Святой Розе, чтобы они никого не задавили по дороге. Стоны юной девицы стали слышны совсем близко... промелькнул разбитый фонарь слева, копыта ударили по стеклу, поворот, ещё один — запах крови! Как он его сразу не заметил! Этот дурманящий аромат, кто-то лакомился человеком прямо на улице!!!
«Моргот его раздери!» — в одном из тупиковых переулков взору фон Трамполтона предстала отвратительная картина. Мерзкий обрюзгший дампир терзал юную девушку. Глаза полыхали красным, из карман спущенных штанов торчал нож. Эта тварь лежала практически на самой жертве и, похоже, была в секундах от задуманного. Урбан был повержен чувством жалости к юной прекрасной особе, которая вот-вот растворится в объятьях этого гуля. Мужчина спрыгнул с коня, грохот от приземления никак не отвлек дампира от намеченной цели. Трамп заметил, как рука насильника дернулась к штанам, нащупывая нож.
Клирик пронзительно свистнул. И только тут дампир поднял голову. Раздался выстрел — это последнее, что увидел Джон Веймс в своей бесполезной и никчемной жизни, не принесшей этому бренному миру ничего хорошего, одни лишь страдания и мучения. Оросив испуганную до смерти девушку своей поганой чёрной кровью, от мощного выстрела тело дампира завалилось назад.
— Отправляйся к Морготу, сукин ты сын! — процедил сквозь зубы глава гильдии клириков, одновременно произнося молитву Розе, о спасении души и тела несчастной. Вместо пулемета снова была рука, сжимающая футляр аптечки. Подойдя к раненной, вампир потерял дар речи — настолько шокировало увиденное им. «Это ангельское юное создание... Что бы с тобой произошло, не окажись рядом меня??!» — Урбан просто смотрел на изуродованную красавицу, которая тряслась от озноба и рыданий. Её руки и колени были содраны до крови, от былого платья остались какие-то грязные тряпки, едва скрывающие женские прелести, измазанные в уличной грязи. Взгляд поднялся чуть выше на лицо девушки и тут, ком подкатил к горлу вампира, Трамп впервые чувствовал себя таким беспомощным словно младенец, который впервые должен сделать шаг вперед... На лице юной компаньонки не было живого места — губы её были рассечены в кровь, висок и скула опухли от побоев, из носа текла кровь.
Взяв себя в руки, Трамп медленно приблизился к ней. Девушка вскрикнула.
— Не бойся меня, я помогу... Все теперь будет хорошо, он мёртв. Сиди смирно, сначала я обработаю твои раны, но прежде... — тихо произнес Урбан и снял с себя дождевой плащ и зеленое пальто мундира. Всем этим он накрыл бедняжку, затем, встав на колени, открыл аптечку и сделал несколько ручных тампонов. Намочив их в перекиси, он молча стал обрабатывать лицо девушки.
Больше всего Трамп опасался, что ребра несчастной могут быть сломаны — он заметил ссадину, наверняка оставленную от остроконечного ботинка того ублюдка. Урбан вспомнил, как ещё совсем юным он бросился помогать человеку, пострадавшему от нападения гулей. Он неосторожно подхватил раненного, у которого было сломанное ребро, что проткнуло тому легкое. В результате смерть настигла человека за считанные минуты. Вампир отложил окровавленные тампоны, стараясь не смотреть на саму кровь, и протянул к губам девушки флягу с холодной водой.
— Попей немного, всё в порядке — это вода, простая вода, — мужчина хотел говорить как можно спокойнее, но голос его все-таки предательски подрагивал от сильной ярости и от осознания своей беспомощности.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (02.02.2013 21:55)

+7

8

Лотта не помнила, как все произошло. В одну минуту что-то грохотнуло, и исчезла тяжесть Джона, прижимающая ее к земле. Следующее, что помнила девушка — приближающаяся к ней черная фигура.
 «Я умерла? — мысли путались, словно у пьяной. — Наверное, сам Моргот пришел за мной...»
Шарлотта села, тело не слушалось — каждое движение давалось с трудом, словно бы она преодолевала течение стремительной реки. Фигура надвигалась на Лотту мрачной тенью, полы черного плаща шелестели в тишине переулка, звук шагов отражался эхом от стен. Словно завороженная, она смотрела на незнакомца, пытаясь одной рукой собрать обрывки платья и прикрыть наготу. Нет, это был не Моргот, это был вампир. Он убил Веймса. Шарлотта покосилась на лежащий рядом труп. Он спас ее? Или же сильный отнял добычу слабого? Горло сжал спазм и только негромкий вскрик вырвался у Лотты, когда темная фигура застыла прямо перед ней.
— Не бойся меня, я помогу... Все теперь будет хорошо, он мёртв. Сиди смирно, сначала я обработаю твои раны, но прежде... — сказал незнакомец.
Лотта молча наблюдала, как мужчина снял с себя плащ и китель и набросил ей на плечи. Одежда еще хранила тепло его тела и только теперь Шарлотта почувствовала, как она замерзла. Тем временем, вампир разложил на земле какие-то пузырьки, сильно пахнущие больницей. Вылив содержимое одной из склянки на чистый марлевый тампон, мужчина протянул руку к лицу Лотты, намереваясь обработать рану. Девушка застыла. Осторожными движениями незнакомец протирал ее ссадины, которые немного пощипывало от раствора. Когда он перешел к губам, Шарлотта опустила взгляд. Ее голые ноги, с изодранными коленями, были покрыты грязью и засохшей кровью, пальцы рук тоже были в крови и ссадинах, на белоснежной груди чернели синяки и укусы. Эта картина повергла ее в шок, Лотта отрешенно закрыла глаза, позволяя вампиру привести ее в порядок. Он все еще промокал марлей уголок ее губ, стараясь причинить как можно меньше страданий. От этой доброты и заботы, проявленной незнакомым мужчиной, Шарлотта так остро почувствовала весь ужас происшедшего с ней, что из-под опущенных ресниц покатились крупные слезы, обжигая ледяную кожу. Лотта беззвучно плакала, ее сознание, отрешенное до сего момента, наконец-то приняло страшную реальность. Она стеснялась своих слез, потому сдерживала рыдания, рвущиеся наружу, только предательски подрагивающий подбородок выдавал ее.
— Попей немного, всё в порядке — это вода, простая вода, — вампир протянул ей фляжку.
Шарлотта, не открывая глаз, боясь обрушить на незнакомца океан слез, словно малое дитя приоткрыла губы и позволила мужчине дать ей попить. От воды защипало раны, но слез стало меньше. Лотта подняла влажные ресницы и впервые взглянула на незнакомца. Его лицо оказалось так близко, что девушка невольно охнула. Вампир вопрошающе посмотрел на нее. Должно быть, он подумал, что ненароком причинил ей боль. Шарлотта качнула головой в ответ на его взгляд, и мужчина вернулся к своему занятию. Он уже закончил с лицом девушки, и хотел было обработать ссадину на ключице, как Лотта отпрянула.
— Нет! — выпалила она.
Шарлотте не хотелось, чтобы незнакомец прикасался к ее телу. Она и так чувствовала себя оскверненной, изгаженной. Перенести касания чужих рук после того, что проделал с ней Джон, было выше ее сил.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (22.01.2013 23:35)

+7

9

— Нет! — выпалила она.
Внимательно посмотрев на девушку, Урбан отложил щипцы с тампоном.
От лежащего рядом трупа насильника отчётливо разило кровью, перегаром и нечистотами. Немного поморщившись, вампир оттащил тело подальше от взора пострадавшей, которая, по всей видимости, только начинала приходить в себя.
«И где патруль?!» — раздраженно подумал Трамп. И словно в ответ на его мысли, мужчина услышал звук бегущих законников. Первым из-за угла показался клирик, который сразу узнал своего начальника, за ним через пару минут показались запыхавшиеся патрульные.
— Уберите тело. Гуль покушался на жизнь этой барышни, я был вынужден его прикончить на месте. — Трамп опередил открывшего было рот клирика.
— Девушку я лично доставлю в больницу верхом, благо тут недалеко. Вы свободны, сержант, — промолвил Урбан, после чего направился к Арбалету для того, чтобы подготовить место для пострадавшей.
Патруль довольно быстро справился с поставленной задачей, никто не задавал лишних вопросов. Через каких-то десять минут вампир и девушка вновь остались одни. Наблюдая за юной особой, фон Трамплтон обратил внимание, что девушка постепенно приходила в себя, рыдания прекратились как только она увидела представителей закона, забиравших тело усопшего Веймса.
— Тебе нужно в больницу, я довезу тебя, — Урбан обратился к пострадавшей, собирая аптечку и закрепляя её у седла. Затем, подойдя к потерпевшей, Трамп, как можно бережнее, взял на руки девушку. От него не ускользнуло то, как она поморщилась от боли. Усадив незнакомку в седло, вампир посмотрел на неё с изрядной смесью жалости и небольшой долей грустной иронии.
«Ночная бабочка в генеральских погонах верхом на коне, куда катится этот мир?» — размышлял спаситель, беря под уздцы Арбалета и медленно шагнув в сторону больницы, покинул злополучное место, где чуть не прервалась жизнь красавицы.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (22.01.2013 22:56)

+7

10

От невольных объятий вампира ударенный бок Лотты словно пронзили раскаленным металлом. Хорошо, что уже через минуту она оказалась в седле. Лошадь была статная, с благородным изгибом шеи, видно было, что за ней хорошо ухаживали. Эти умозаключения, вкупе с тоном, которым разговаривал незнакомец с подоспевшими стражами, навели Шарлотту на мысль, что ее спаситель не так уж прост. Она украдкой посмотрела на мужчину, что шел рядом. На нем была только рубашка, в его фигуре ощущалась скрытая мощь, как угадывается это у хищной кошки, что крадется к добыче. Строгие черты лица, несомненно, аристократические, рыжие волосы. Только вот глаз его Лотта не рассмотрела.
Тело Шарлотты, отойдя от пережитого шока, ныло в тех местах, куда пришлись удары. Ее бок беспощадно горел, как в огне, колени и локти напоминали о себе каждый раз, когда девушка двигалась. Но все это было ничто по сравнению с муками совести, что терпела Лотта.
— Он мертв? — задала она вопрос широкой спине незнакомца. Тот кивнул в ответ.
 «О, Роза, из-за моей безответственности погибла душа... Пусть и такая неприкаянная, как Джон Веймс, — думала Шарлотта. — А стоило бы мне выбрать другую дорогу, все бы были счастливы. Я бы уже нежилась в теплой постели... Мазель Дезири... если мое отсутствие заметили, она и думать не знает где я. Я стольким сегодня принесла огорчения своим безрассудством и беспечностью... А мама... Она же любила Джона. Теперь она будет меня ненавидеть всю свою жизнь».
От этих мыслей Шарлотте было так тяжело на душе, что она не заметила, как лошадь остановилась. Подъездная дорожка больницы имени Святой Розы. Бросив взгляд на суетящихся у входа сестер, девушка испытала чувство страха, смешанное со стыдом. Сейчас, войдя в больницу, ее незнакомец возьмет обратно свою одежду, оставив ее почти обнаженную. Лотте уже представились десятки глаз, изучающих ее, блуждающих по ее телу, словно мерзкие слизни. Снова захотелось плакать.
Вампир подал знак, что готов помочь ей сойти с лошади. Шарлотта собралась с духом и скользнула в его руки. На этот раз было больнее, девушка попыталась скрыть это от незнакомца, боясь задеть его чувства. Она снова украдкой взглянула на него, намереваясь выяснить, не догадался ли он о ее маленьком обмане. Лотта подняла взгляд, вампир смотрел на нее зелеными, словно незрелые яблоки, глазами. Шарлотта покраснела и отвернулась, быть может резче, чем того требуют правила хорошего тона.
Они вошли в ярко освещенный больничный холл. Странно, но на их довольно необычную парочку никто не обратил внимания. Сестры проходили мимо, торопясь по своим делам. От яркого света у Лотты кружилась голова, она вцепилась в руку вампира, споткнулась на полушаге и почувствовала, как воздух вокруг становиться горячим, раскаляясь подобно металлу, как ее собственные колени становятся предательски мягкими... Как страшно... И мир вокруг окрасился в нежно-зеленый...

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (23.01.2013 15:09)

+7

11

Вампир слегка прищурился от яркого света, но потом почувствовал как хрупкая ладонь девушки стиснула его руку. Урбан посмотрел ей в глаза.
— Как страшно... — слетело с губ прелестницы. Ноги её подогнулись, Урбан едва успел подхватить хрупкое создание на руки. Правая рука Трампа коснулась ног пострадавшей — девушка вся горела, у неё был жар и в добавок ко всему она потеряла сознание.
— Я что, буду стоять тут вечно?! — крикнул Урбан в сторону приемного покоя, где копошилась молодая медсестра. — Человеку плохо! Вызовите санитаров и врача, немедленно! — грозный оклик разлетелся по всему холлу, некоторые посетители обернулись, а медсестра, распознав главу гильдии клириков что-то прокричала своей только что подошедшей напарнице и та бросилась по коридору, зовя персонал больницы.
Голова бедняжки откинулась назад, больничный свет окропил бледное пострадавшее лицо девушки. Урбан чувствовал её сбитое дыхание, треснувшие губы её были полуоткрыты, глаза мокрые от слез.
Не успев подбежать к вампиру, медсестра испуганно прощебетала:
— Господин фон Трамплтон, простите! Но у нас осталась всего одна комната — там отдыхает персонал. Остальные заняты. Я... — но договорить она не успела, Трамп прервал её на полуслове.
— Ведите меня туда! Позовите мне главврача. Если он спит, достаньте из постели и тащите сюда! Велите готовить комнату для этой... леди, живо! — Урбан говорил негромко, но посетители больницы отчетливо слышали каждое слово, как и работница больницы, лицо которой скривила гримаса ужаса. Слова хлыстом резали её слух, при этом вампир не постеснялся подбавить огня в её эмоциональном фоне. В результате испуганная женщина повела Урбана вдоль кривых коридоров в дальнее крыло медицинского учреждения.
Кто-то из персонала оказался поумнее и проявил смекалку. Когда Трамп зашел внутрь, он увидел разложенный диван, постеленный накрахмаленным бельём и трёх человек: ещё одна медсестра, медбрат и невысокого роста лысоватый пожилой мужчина лет 60.
— Клади её на диван и нечего здесь шуметь — это больница, а не зал суда. Шумят тут только пациенты! — справедливо заметил главврач.
Трамп открыл было рот, но старик был прав, шуметь было нечего.
— У вас какой-то сонный персонал, потому и нашумел, — буркнул в ответ рыжеволосый вампир, бережно кладя девушку на диван. Затем он снял с нее свой китель и дождевик. Всеобщему взору предстали многочисленные синяки, царапины и кровоподтеки по всему телу девушки. Медики — люди, привыкшие ко многому — ничему не удивлялись.
— Далее мы сами, оставьте нас господин фон Трамплтон.
Вампир молча кивнул и вышел вон, закрыв за собой дверь. Он медленно отправился вдоль коридора.
«Похоже, на этом моя миссия закончилась», — подумал Трамп, оказавшись в приемном отделении, впереди был холл, ведущий на улицу. Урбан шагнул за дверь и очутился на крыльце. К тому времени слегка похолодало и начался дождь. От внимания Трампа не ускользнуло как больничный конюх взял за поводья Арбалета и повел его в укрытие к другим лошадям, которые находились в крытом стойле. Дождь усиливался, а образ юной прелестницы никак не мог покинуть Урбана. Глава клириков достал из внутреннего кармана своего кителя металлический портсигар, закурил, выдыхая сизый дым.
«Какого Моргота я всё ещё здесь?!» — подумал он. Тут в его сознании всплыли последние слова юной особы, прежде чем она упала в обморок — «мне страшно...». Но в глубине души вампир знал ответ на свой вопрос. По всей видимости, чувство ответственности за спасенную, помешало его текущим планам продолжить дорогу.
— Будь оно все проклято, — тихо и беззлобно выругался вампир, выкинув окурок в темноту. Он резко развернулся, открыл нараспашку дверь и зашел обратно. Не обращая внимания на медсестру, которая слегка нервно улыбнулась ему, Трамп двинулся по направлению к комнате, в которой находилась спасенная им девушка.
Пройдя по уже знакомым коридорам, вскоре он добрался и до нужной двери. В это же время оттуда вышел главврач, который, не растерявшись, вопросительно посмотрел на Урбана.
— Как она? — сухо спросил вампир.
— Господин фон Трамплтон, благодаря вашей заботе, — на этом слове врач позволил себе поставить язвительный акцент. — девушка почти жива. Теперь ей ничто не угрожает. Девицу отмыли, раны обработали, дали аспирину. У неё небольшой жар, но к утру, думаю, пройдет.
— Я загляну к ней ненадолго, доктор, хочу убедиться, что за ней будет надлежащий уход, — Урбан пропустил колкости мимо ушей.
— Обижаете, — явно несколько раздосадованный врач открыл Трампу дверь и ушел, не попрощавшись.
Вампир недолго постоял, смотря в спину удаляющемуся доктору. «Старый маразматик», — подумал он и шагнул внутрь комнаты, закрыв за собой дверь.
В комнате царил полумрак. Языки огня от нескольких свечей, расставленных по периметру комнаты, плясали на белых стенах, освещая потолок с небольшой люстрой, небольшой столик возле окна с тремя стульями и книжный шкаф в углу комнатушки.
Девушка спокойно лежала на кровати, одетая в белую больничную робу и укрытая тёплым шерстяным одеялом. Вокруг пахло мылом и медикаментами. Дыхание у неё было уже более ровное, чем раньше. Вампир подошел к вешалке и повесил свой многострадальный китель на крючок. Затем Урбан направился к окну, взял стул, поставил его у изголовья кровати и сел, положив ногу на ногу и скрестив руки на груди.
Он заметил небольшой румянец, тронувший щеки пострадавшей. Несмотря на следы от побоев, красота этой девушки впечатлила Трампа. Тут вампир осознал, что в течение трех ночей ему так и не удавалось сомкнуть глаз. Урбан уже не успел подумать о чем-то другом, почувствовав тяжесть последних ночей, веки сами собой сомкнулись, поле чего глава гильдии клириков провалился в тяжелый сон, даже не заметив, что юное создание напротив уже очнулась и постепенно приходила в себя.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (23.01.2013 23:55)

+7

12

Лотта плыла, раскинув широко руки и покачиваясь на волнах. В ушах шумел ветер, вода вокруг была зеленой, как изумруд. Над ней проплывали дивные облака, меняющие очертания — то лицо мужчины в круглых очках, то лица неизвестных ей женщин. Откуда-то сверху доносились голоса, обрывки разговоров... но Лотте было хорошо и покойно.
Проснулась она в незнакомой комнате. Скромная обстановка и запах медикаментов натолкнули Шарлотту на мысль, что это больничная палата. В комнате царил полумрак, лишь где-то внизу тревожно мигало пламя свечи, готовой вот-вот погаснуть. Лотта села на край кровати, свесив босые ноги. Голова была тяжелая, захотелось снова положить ее на подушку и уснуть. Проем окна бледнел на фоне темной стены.
 «Должно быть, утро скоро, — мысли девушки тоже были тяжелые и медленные. — Бедная мазель Дезири... вот уж так неприятности я нашла на свою голову...»
Шарлотта опустила взгляд ниже. Она была в длинной больничной сорочке из грубо выделанной ткани. Одежда была велика Лотте. Медленно встав с кровати и не почувствовав головокружения, девушка сделала несколько шагов по комнате и застыла, подобно статуе. В кресле, у самой кровати, сидел ее незнакомец. Он забылся сном, голова его склонилась к плечу, дышал вампир размеренно и так тихо, что Шарлотта, грешным делом, испугалась, что он умер. Осторожно ступая по холодному полу, она подошла к спящему и прислушалась. Хвала Праматери, дышит. Лотта была так близко, что чувствовала его запах — легкий аромат духов и соленого морского бриза, смешанные с особым запахом его тела. Девушка отошла на шаг.
«Что теперь делать? — ее сонливость как рукой сняло. — Мне нужно возвращаться в Гильдию, меня ищут, должно быть, ночь напролет. Вот уж получу порицание от госпожи. А он? — Лотта перевела взгляд на спящего. — Разбудить? И что сказать ему? «Прощайте»? Или оставить и уйти?»
Шарлотта осмотрелась в надежде найти свое платье. Ботинки стояли у кровати, кошелек лежал там же, но платья не было.
«Идти к дому в одной рубашке? Меня или остановит патруль, или я опять попаду в передрягу, — взгляд снова остановился на ее спасителе. — Придется будить... — вздохнула Шарлотта. — Попрошу его плащ».
Девушка посмотрела содержимое кошелька, подошла к маленькому зеркалу, что висело над тумбой с умывальными принадлежностями. В полумраке комнаты Шарлотта пыталась рассмотреть, сильно ли пострадало лицо. Сможет ли она поймать экипаж и не слишком уж шокирует свою наставницу своим видом, покажись ей. Скула отдавала синевой, но глаз был в порядке, у левого уголка губ красовалась припухшая ссадина, прямо над небольшим синяком. Сами же губы были покрыты трещинами. На бледной молочной шее темнели кровоподтеки в виде пятерни насильника. Лотта вздохнула. Скрыть такое от мазель у нее не получиться.
Подумав минуту, Шарлотта провела руками по волосам, пытаясь привести их в надлежащий вид, облизнула губы, подобрала длинную сорочку и повернулась к мужчине.
 «Толкнуть его? — мысленно беседовала с собой Лотта. — Или позвать? Но как его зовут? Или уронить что-то?»
Стоять на каменном полу было холодно, потому девушка забралась на кровать, подогнула ноги и натянула на колени сорочку. Она смотрела на спящего на стуле вампира. Тревога все больше охватывала Шарлотту. Она думала о мазель Мориарти, о том переполохе, который учинился по ее вине. Девушка то тянулась к мужчине, то одергивала руку.
«Нет, лучше его позвать. Или просто покашлять, — уговаривала себя она. — Вот бы кто-то зашел... — но от этой мысли Шарлотта похолодела. — О, Роза... я в одной комнате с незнакомым мужчиной... наедине... ночью. Что подумают обо мне...»
Отчаяние захлестнуло Лотту. Набрав в легкие побольше воздуха, она выпалила:
— Милсдарь, проснитесь. Скоро утро.
И зажмурилась от того, как непристойно прозвучали ее слова.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (24.01.2013 13:05)

+8

13

— Милсдарь, проснитесь. Скоро утро. — эти слова, прозвучавшие словно крик души, тронули затуманенное тяжелым сном сознание Трампа. Его веки разомкнулись и взору вампира предстала проснувшаяся девица, которая, почему-то зажмурившись, сидела на кровати, укрытая шерстяным покрывалом. Урбан не торопился отвечать незнакомке попросту потому, что впервые не знал как себя вести. С одной стороны он более, чем исполнил свой долг клирика, с другой — чувство ответственности за спасенную душу мешало уйти. Также сам Трамп принял во внимание, что сия мазель совершенно ему незнакома, она могла быть кем угодно — ещё один пунктик, который следовало закрыть в этом деле. От его руки погиб дампир, который превращался в гуля, но за душу которого ещё можно было побороться — Урбан фон Трамплтон прекрасно отдавал себе отчет в том, что был бы на его месте кто-то другой, то действия того клирика были бы подвергнуты тщательному взысканию со стороны внутренней комиссии. Это была ещё одна причина, почему вампир не мог покинуть эту комнату сию же минуту.
Мысли вновь вернулись к девушке напротив.
«А ведь ты, действительно, похожа на бабочку. Такая изящная, воздушная... Зажги огонь и ты полетишь на него, очертя голову, сгоришь в нем без сожалений — как коротка твоя судьба, настолько она и прекрасна», — с оттенком зависти подумал вампир. Вместо приветствия глава гильдии клириков медленно поднялся со стула и подошел к столу. Кто-то недавно был в комнате и принес графин с водой и два стакана. Наполнив оба, вампир передал один юной леди, которая смотрела на него испуганным смущенным взглядом, а второй осушил практически одним залпом. Тыльной стороной руки вытерев уголки рта, Трамп отставил стакан прочь и посмотрел в окно, повернувшись к своей собеседнице спиной, левой рукой оперившись о стол, а правой распахивая на настежь створку окна. Небо стало светлеть, томившийся снаружи холодный весенний ветерок ворвался внутрь душного помещения, слегка взъерошив рыжие волосы Трампа и его белую рубашку, что обтянула статную фигуру вампира. Урбан нарушил тишину, обращаясь к девушке, а может быть частично к отступающей тьме:
— Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушн ей и мудрей других.
Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив
Равно встречай успех и поруганье,
He забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать c основ.
Умей поставить в радостной надежде,
Ha карту все, что накопил c трудом,
Bce проиграть и нищим стать как прежде
И никогда не пожалеть o том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: «Иди!»
Останься прост, беседуя c царями,
Будь честен, говоря c толпой;
Будь прям и тверд c врагами и друзьями,
Пусть все в свой час считаются c тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье
Часов и дней неуловимый бег, —
Тогда весь мир ты примешь как владенье
Тогда, мой друг, ты будешь Человек!
— Прошу простить меня за это напутствие, юная леди, однако я счел его уместным в вашей ситуации. По сути, этой ночью вы родились заново. Такой дар предназначен далеко не каждому, но я советую запомнить эти слова, ибо это труд вашего соплеменника, имя которого, смею надеяться, вам известно, — легкая улыбка тронула уста вампира. Трамп развернулся, подошел к кровати и вновь сел на стул, приняв прежнюю позу.
— Полагаю, нам не следует забывать о нормах элементарного этикета, ведь мы так и не представлены другу. Меня зовут Урбан... — вампир немного поразмыслил и добавил, — Урбан фон Трамплтон, честь имею. Могу я узнать ваше имя и кто ваши родные, близкие?
Урбан выжидательно посмотрел на девушку, любуясь её растерянностью и немного детской непосредственностью. Он уже отмел мысль о том, что мазель, сидящая напротив, имела какое-то отношение к торговле своим телом.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (27.01.2013 22:24)

+6

14

Лотта прижалась спиной к холодной стене и большими удивленными глазами наблюдала за вампиром, сжимая ладонями стакан с водой, что тот вручил ей. Казалось, в душе мужчины происходит внутренняя борьба. Он метался по комнате, проводя рукой по взлохмаченным рыжим волосам, открыл настежь окно и начал цитировать слова какого-то классика.
 «Должно быть, он не в себе», — печально подумала Лотта.
Пока он декламировал стихи, девушка изучала его спину, что загораживала светлеющий прямоугольник окна. Что за мысли скрывались за этой неприступной броней? Чем жило его сердце? Девушка слушала его голос, что проникновенно читал строки возвышенного произведения, пытаясь представить выражение лица, перебирая обрывки своих воспоминаний о внешности своего спасителя. Картинка не складывалась. Слишком уж насыщенной событиями была прошедшая ночь.
Мужчина, словно почувствовав ее желание, повернулся к Шарлотте, подошел и сел обратно на стул. Его лицо излучало спокойствие, словно бы это не он минуту назад вдохновлено читал стихи. Вполуха Лотта слушала размышления вампира о сем произведении, но, когда тот назвал свое имя, глаза девушки расширились еще больше.
«Трамп? О, Роза... Да уж, наслышана я от Елены о вас... Я сейчас в одной комнате с представителем одного из самых могущественных кланов графства, полуодетая, ночью... Какая нелепая ситуация... Это конец моей репутации, так как никто не поверит, что Трамп уединился с юной девушкой для того, чтобы сидеть у изголовья и читать стихи, а не придаваться греху, как сделал бы любой другой представитель сего прагматичного рода. Хотя, кто знает, что у него на уме — я все еще в его власти, — мысли путались, в груди похолодело. — Кричать? Созвать сюда весь персонал больницы? Вряд ли это поможет репутации. Он спрашивал имя. Быть может, не менее известная фамилия наставницы удержит вампира от неподобающих поступков».
Пока все эти мысли роились в голове Шарлотты, Урбан терпеливо ждал ответ, сверля ее зелеными глазами. Девушка взглянула на мужчину и... эти глаза. Она видела их в бреду, она помнила их, помнила этот взгляд, полный решительности и сочувствия. Нет, мужчина с таким взглядом не станет покушаться на честь девушки. От своих прежних мыслей Лотте стало стыдно, она склонила голову и потупила взор, щеки ее тронул румянец.
— Мое имя Шарлотта де Мюсси, милсдарь. Я воспитанница Дезири Мориарти, главы Гильдии компаньонок, — пролепетала Лотта, несмело подымая глаза на Урбана.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (30.01.2013 11:00)

+7

15

Первая реакция на слова юной леди чуть было не проступила на лице Трампа, он вовремя сдержался, чтобы не разразиться горьким смехом.
«О Роза, жизнь все ещё в состаянии меня удивлять! Кому я тут стихи читал? Сдалось моё напутствие этой рабыни удовльствия как латный панцирь для балета», — вампир более холодно посмотрел на воспитанницу своей старой знакомой компаньонки, которая, по всей видимости, взяла шефство над этой девочкой с невинным взглядом и потертым будущем. Зеленые глаза более внимательно присмотрелись к юной особе, изучая её гибкое тело, вьющиеся локоны волос, ниспадающие на плечи изящным каскадом. Несмотря на побои, лик девушки был прекрасен. Эта красота разительно отличалась от той, что обладали многие вампирессы, которых Трампу довелось повстречать на своём пути. Их красота была совершенной, или, если быть точнее, то совершенно холодной. Разные оттенки холода во многих, ничего более. Но здесь была совершенно другая история. Вампир все-таки понял это, хотя не сразу. Шарлотта обладала удивительной естественной и непорочной красотой, которая — Урбан был в этом уверен — гармонировала с красотой внутренней. Достаточно было посмотреть в её широкие голубые глаза, смотрящие на собеседника без утайки и наигранной фальши.
«Дитя, как же тебя угораздило оказаться у Дезири? Впрочем», — подумал вампир, — «возможно, в нынешних условиях суровой реальности для такой натуры это станет незаменимой школой. Уверен, у мазель Мориарти уже готов целый учебный курс для таких вот... нет, это невозможно. Не будь лицемером, старый ты негодяй. Перестань грести всех под одну гребенку. Ты же сам прекрасно знаешь, что порой даже самая отвязная портовая шлюха может не уступить в благородстве высокородной мазели, в коей грязи больше, чем во всех притонах Дракенфурта вместе взятых», — тут господин генерал поймал себя на том, что неприлично долго рассматривает обеспокоенную Лотту.
— Мезль де Мюсси, не скажу, что счастлив нашему знакомству, но я рад, что вы всё ещё дышите. Вам повезло, что вы оказались под крылышком Дезири. Она хоть и своеобразная, но весьма положительная особа, с коей я имею честь быть знакомым лично. Меньше всего меня интересует то, каким образом вы оказались в Казенном квартале в такое время, однако я уверен в том, что вас вынудили тяжкие обстоятельства совершить этот опасный ночной променад. Коль скоро вам, мазель Шарлотта, решительно не к кому обратиться, полагаю, вы не откажитесь от помощи старого друга вашей покровительницы, тем более, я, конечно же, на этом настаиваю — Урбан встал и подошел к вешалке.
— Мой плащ, кажется, высох. Вы можете укрыться им — он спасёт вас от дождя. Оденьте копюшон, он укроет вас от дождевых капель, а заодно от особо любопытных взглядов — произнес Трамп, одевая китель и поглядывая на лицо прелестницы.
— Я буду ждать вас на крыльце больницы, а пока... — вампир окинул взглядом комнату, вновь посмотрев на девушку — ... а пока собирайтесь, нынче светает быстро, знаете ли.
Дверь за вампиром хлопнула и Шарлотта осталась одна. Редкие капли дождя лениво барабанили по карнизу. Вампир был прав в одном — рассвет был не за горами. Это можно было понять по начинающему светлеть пасмурному небу вдалеке — за горизонтом...

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (29.01.2013 20:48)

+7

16

Урбан фон Трамплтон наградил ее долгим испытующим взглядом. Наверное, так себя чувствует человек, на которого направлен ствол пистолета. Лотте захотелось съежиться, сжаться в маленький комочек и зажмуриться. Но она не посмела отвести взор от собеседника. О, Роза... какой суровый и непреклонный, должно быть, этот Трамп. В нем чувствовалась порода, стать, скрытая сила и, даже, угроза. Жесткий взгляд зеленых глаз скользил по телу Шарлотты, вызывая у той желание укрыться с головой одеялом. Но было еще в нем какое-то скрытое притяжение, что заставляло девушку пристально смотреть в лицо Урбана, медленно погружаясь в зеленую пучину.
Его голос нарушил молчание. Конечно же, имя Дезири Мориарти значило многое, потому никто не пренебрег бы возможностью оказать вампирессе услугу. Урбан любезно предложил доставить Шарлотту домой. Говорил он тоном строго отца, напутствующего непутевую дочь. Надев китель, он пообещал ждать ее на крыльце и вышел за дверь. Сонная тишина обступила Лотту. Лениво барабанил дождь, навевая зевоту. В такую погоду нужно нежиться в теплой постели, а не искать приключений с незнакомыми милсдарями, покушаясь на их плащи.
Шарлотта медленно сошла с кровати, надела ботинки на босу ногу, так как чулки свои она не нашла, и взяла с вешалки плащ. Он был ей велик, капюшон, то и дело, сбивался на бок. Лотта откинула его, но вспомнив слова Трампа о любопытных взглядах, одела обратно. Еще раз окинув взглядом комнату, девушка шагнула за дверь.
Больничный коридор освещали тусклые лампы, находящиеся слишком далеко друг от друга. Лотта придержала капюшон рукой и огляделась, в попытках угадать направление. В коридоре гуляло эхо далеких шагов, чужих голосов и протяжных стонов. От этого казалось, что за твоей спиной кто-то крадется. Девушка вздрогнула. Все ужасы прошлой ночи ожили, она снова ясно вспомнила шаги в переулке, разбитый фонарь... Шарлотта бросилась со всех ног по коридору, придерживая рукой длинный плащ. Свет стал более ярким, коридор вывел девушку в пустынный холл. Лотту не покидало чувство, что стоит остановиться, как чужие мерзкие руки схватят ее и утащат в темноту. И, на этот раз, рядом не окажется никого. Почти задыхаясь, Шарлотта бежала к двери. Капюшон упал на глаза, ноги путались в широком плаще, но Лотта ощутила влажный воздух улицы и тут же натолкнулась на непреодолимое препятствие. От столкновения девушка утратила равновесие, капюшон свалился с ее головы, белокурые волосы рассыпались по черной ткани. Хватаясь руками за воздух, Шарлотта ощутила, как чья-то твердая рука подхватила ее сзади, не дав повалиться навзничь. От этого тело девушки резко подалось вперед, и Лотта уткнулась носом в зеленый мундир. От него веяло сыростью и таким знакомым ей теплом. Шарлотта испуганно взглянула в лицо тому, кто помог ей устоять на ногах. Ее взгляд натолкнулся на колкий, суровый взор Трампа.
— Извините... Я ненарочно... — и девушка залилась краской.

+8

17

— Ну что, дружище, придется нам ещё немного побыть в роли извозчиков, — обратился к своему коню Трамп, проверяя крепления седла и стремена. Арбалет, слегка приосанился — сказывалось бездействие в больничной конюшне.
— Не унывай, вскоре я обещаю тебе знатную скачку до имения, — вампир ласково потрепал холку своего любимца и торжественно вручил тому сухарь с изюмом — любимое лакомство вороного жеребца. Тот немного воспрянул духом и больше не противился действиям фон Трамплтона.
«Ну где же она? Почему так долго?» — раздраженно подумал Урбан, вновь поднявшись на крыльцо парадного входа. Однако не успел он подойти ко входу как дверь резко распахнулась и навстречу вылетела Шарлотта. По всей видимости, ослабевшая девушка открывала плечом массивную входную дверь. Не заметив в темноте высокого порога, юная леди споткнулась и даже не плечом, а скорее уже спиной чуть было не упала, но Урбан вовремя подхватил бедняжку, но при этом капюшон предательски пополз вниз, открывая миру всю пострадавшую красоту прелестницы. Трамп аккуратно развернул её и по инерции девушка прильнула к нему, уткнувшись головой в грудь. Подняв глаза она смущенно произнесла, краснея:
— Извините... Я ненарочно...
— Шарлотта, похоже, вы притягиваете неприятности, — отметил Трамп, — Как же Дезири осмелилась оставить вас одну? — ещё один риторический вопрос из его уст. Урбан поймал себя на том, что не может отвести взгляд от глаз мазель де Мюсси, что было не в привычках такого сухаря, как он.
— Вам нужно быть осторожней, — тихо произнес мужчина, медленно поправляя капюшон. Затем, взяв за руку смущенную Лотту, вампир подошёл к своему вороному скакуну. Забравшись в седло, он протянул руку девушке и освободил правое стремя.
— Обопритесь на мою руку, юная леди, а носок правой ножки вставьте в стремя, — наблюдая за неуклюжими действиями, Урбан прыснул и едва удержался от смеха, изображая не вовремя подступивший кашель. Скоро юная компаньонка оказалась в седле, прямо за спиной Трампа. Арбалет недовольно хрюкнул, но воздержался от более радикальных действий. Время научило жеребца проявлять терпение к причудам своего хозяина, ведь награда в итоге всегда себя оправдывала.
— Держитесь за меня, Шарлотта. Мы поедем медленно, но если вдруг что-то произойдет, я хотел бы, чтобы вы остались в седле, а не на земле, — Урбан обратился через плечо к своей спутнице. Тут он почувствовал тепло её тела, которое прижалось вплотную к его спине, её горячее дыхание возле своей шеи, даже учащенный ритм её сердца. Откуда-то у самого Трампа появилось волнение, которое он уже не ощущал на протяжении веков.
«Моргот тебя раздери, Урбан! Ты словно птенец из академии, который оказался на своем первом свидании!» — сокрушенно подумал клирик, благодаря Святую Розу за то, что сидит спиной к девушке. Легонько стукнув пятками бока жеребца, он цокнул языком и чуть натянул поводья, задавая темп своему непарнокопытному протеже. С явной неохотой Арбалет последовал указаниям хозяина. Они двигались медленно, покачиваясь в седле. Урбан почувствовал как маленькие ручки Лотты вдруг стиснули его китель и немного ущипнули. От неожиданности он чуть было не подскочил в седле. Сдержав порыв отругать незадачливую спутницу, вампир произнес:
— Не стоит переживать, юная леди. Этот жеребец меня слушает с полу слова, опасность от него вам не грозит. Полагаю, вы впервые путешествуете верхом? — это была попытка отвлечь Шарлотту от вновь возникших переживаний.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (31.01.2013 22:43)

+7

18

— Полагаю, вы впервые путешествуете верхом?
Лотта поникла. Как объяснить милсдарю, никогда не носившему корсетов, чулок и амазонок, что взбираться на его огромного коня в одной ночной рубашке, не слишком явно демонстрируя при этом свои голые колени, очень неудобно? Оказавшись на лошади, Шарлотта почувствовала себя Годивой — рубашка задралась вверх, только сырой плащ укрывал ее обнаженные ноги от взоров встречных прохожих. Все эти действия, должно быть, выглядели со стороны очень неуклюже, раз уж ее спутник решил, что Лотта впервые села на лошадь.
— О, нет, милсдарь, — ответила девушка, — хоть я и не могу сказать, что считаю себя отменной наездницей.
Сидя позади мужчины, Шарлотта ощущала некую неловкость. Она вплотную была прижата к его спине, колени Лотты упирались в бедра милсдаря, она обвила его руками, хоть сама того и не желала. Это был чересчур тесный, даже интимный, контакт. Они оказались так близко друг к другу, что девушка чувствовала каждый его вдох, каждое движение его тела, хотела того или нет. Потому Шарлотта боялась сделать лишнее движение, чтобы не оказаться прижатой еще плотнее к Трампу. Не имея возможности нормально двигаться, Лотта изнемогала от духоты в капюшоне, что сполз ей на глаза, заслонив собою весь окружающий мир. Распущенные волосы лезли в рот, щекотали лицо и шею, руки окончательно затекли, мокрая ткань плаща неприятно касалась обнаженных ног девушки. Шарлотта нетерпеливо ерзала в седле, стараясь как можно незаметнее почесать нос о спину Трампа и размять затекшие руки.
К дому компаньонок было рукой подать, но девушке этот путь показался долгим, как никогда. Неудобная поза, непривычная близость мужчины, заставляли Лотту вздыхать от томительного ожидания окончания пути.
Лошадь остановилась. Шарлотта приподняла рукой капюшон, чтобы рассмотреть, где они находятся. Дождь усилился, небо заволокло низкими тучами, потому темнота еще укрывала задний двор дома компаньонок. Видимо, Трамп был знаком с местными порядками — задняя дверь закрывалась редко. Спутник Лотты соскочил с лошади и многозначительно взглянул на девушку. Да, стоило поторопиться — в предрассветный час этот район наводнен молочниками, прачками, булочниками, собирающими свои заказы и корзины. Шарлотта взглянула на вампира, ожидающего ее внизу, запахнула плащ и скользнула к Трампу. Сильные руки поддержали ее и аккуратно поставили наземь.
— Вы так любезны, милсдарь фон Трамплтон, — Лотта улыбнулась и взглянула ему в лицо. — Вы спасли мою жизнь, мою честь, боюсь, что слова благодарности так ничтожны, в сравнении с вашим поступком. Но, все же, позвольте выразить свою признательность за вашу смелость. На том поспешу проститься, так как моя наставница, должно быть, уже заждалась меня. Еще раз спасибо и прощайте! — девушка шагнула было по направлению к дому, но обернулась, улыбаясь. — Милсдарь, ваш плащ. Думаю, он вам еще пригодится, мне совестно лишать вас его.
Шарлотта подошла, расстегнула плащ и протянула владельцу. Трамп шагнул к ней, взял вещь, не сводя с нее взгляда. Он оказался очень близко — девушка отчетливо видела его лицо и глаза. Что-то в облике вампира заставило Лотту отпрянуть. Но прядь ее спутанных волос зацепилась за застежку плаща. Тихо вскрикнув от неожиданности и повинуясь инстинкту, девушка подалась вперед, и губы ее оказалось в опасной близости от губ вампира. Она успела заметить его колебание, сменившееся решительным выражением зеленых глаз. Никому не нужный уже плащ упал под ноги, Трамп склонился над Шарлоттой и припал нежным поцелуем к ее губам.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (01.02.2013 00:24)

+7

19

Зеленоглазый Трамп помог слезть с коня своей спутнице. «Ну вот и конец пути», — отчего-то тоскливо подумалось Урбану. Чувство какой-то душевной лихорадки вновь поразило вампира в самое сердце — неужели это невинное создание вот так просто ввергло его — лидера гильдии, далеко не последнего вампира в Дракенфурте — в элементарное смятение?! Под ложечкой засосало, а к горлу подкатил ком. Трамп силился произнести что-то ободряющее, но слова прощания упорно не хотели слетать с его уст. Небо подернулось светло-серой дымкой и на город стал опускаться туман, скрывая от любопытных взглядов задний дворик мазель Мориарти. Стало безветренно и тихо. Вампир и девушка стояли под кроной широколиственного дерева, пахло свежестью, озоном. На ярко зеленой молодой траве блестели капли росы. Урбан почувствовал запах больничного мыла, который все ещё исходил от девушки. Вдруг она нарушила неловкое молчание:
— Вы так любезны, милсдарь фон Трамплтон, — Лотта улыбнулась и взглянула ему в лицо. — Вы спасли мою жизнь, мою честь, боюсь, что слова благодарности так ничтожны, в сравнении с вашим поступком. Но, все же, позвольте выразить свою признательность за вашу смелость. На том поспешу проститься, так как моя наставница, должно быть, уже заждалась меня. Еще раз спасибо и прощайте! — девушка шагнула было по направлению к дому, но обернулась, улыбаясь. — Милсдарь, ваш плащ. Думаю, он вам еще пригодится, мне совестно лишать вас его.
Шарлотта подошла, расстегнула плащ и протянула владельцу. Трамп шагнул навстречу, принимая плащ. «Девочка, ты же чувствуешь это... подари мне другую награду — свой поцелуй», — подумал Урбан, приблизившись вплотную к Лотте. Не ожидавшая такой близости, мезель де Мюсси шагнула было назад, но локон её волос предательски зацепился за застежку накидки мужчины. Тень сомнения лишь на секунду промелькнула в глазах вампира. «А что если... да пропади оно все...» — правая рука Трампа убрала прядь белокурых волос прелестницы ей за ушко, лицо его медленно склонилось к её губам, которые чуть дрогнули при его прикосновении. Рука утонула в её мягких и пышных волосах. Сначала вампир почувствовал напряжение со стороны девушки. Он решительно отбросил плащ и его левая рука ласково обняла девушку за талию и притянула ближе. Её губы, привыкнув к нежным прикосновениям Урбана, ответили более жарким поцелуем, а рука девушки обвила шею вампира, потерявшись в копне рыжих волос. Поцелуй Лотты принес Урбану странное ликование и одновременно покой. Он ощущал неопытность девушки и страстный порыв, рвущийся из самых глубин души молодой компаньонки. Вместе с этим поцелуем он впитал её истинный запах невинности, а ощущение того, что он вступает на очень скользкую тропу только сейчас возникло и теперь не покидало Урбана, но это его и подстегнуло совершить сие безумие. Грудь девушки учащенно вздымалась, будто ей не хватало воздуха, но вампир прекрасно понимал, что в ней как и в нем самом играла буря, имя которой — влюбленность. Её теплые руки мягко отстранили Трампа, а влажные глаза со смущенной улыбкой на пострадавшем лице стали Урбану самым лучшим подарком, который он мог получить в эту ненастную ночь. Молча, не произнося ни единого слова, махнув рукой на прощание, Лотта побежала к дому.
А вампир все стоял и смотрел вслед удаляющегося ангела, которого он спас не так давно. Но кто теперь спасёт самого Трампа? Глупая улыбка сползла с лица вампира, когда слюнявая морда Арбалета приблизилась к нему, а шершавый язык прошелся по левой щеке главы гильдии клириков. Урбан молча посмотрел на своего преданного друга:
— Арбалет, во что я опять вляпался? — поинтересовался он у жеребца. Захватив плащ и одев его поверх кителя, Трамп вскочил на коня:
— Держись дружок, наступила твоя пора показать чего стоишь! Надо бы заскочить на службу перед тем как поедем в имение. — резкий шлепок по крупу и конь вместе со своим всадником скрылись в туманной пелене зарождающего утра.

Флешбэк отыгран

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (01.02.2013 01:50)

+7


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Пешка в тени ферзя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно