Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Окрестности Филтона] Имение Азе-ле-Ридо (продается!)


[Окрестности Филтона] Имение Азе-ле-Ридо (продается!)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/31-Orlej/orl4.png

  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67596-5.gif Это какой-то кромешный мрак. Замок в чаще леса, на воде, пилять... Короче, это должно быть богатое, но в пределах разумного здание, в описании стоит оставить лес и воду рядом (а то в игре встречается), но убрать этот полет фантазии и пафос. То, что имение далеко от всех крупных городов - бред. Потому что персы постоянно гоняют туда-сюда из Сен-Мишеля в Ле-Ридо, и из Сен-Мишеля же в Филтон. Чуть ли не пешком. Так что оба имения будут находиться в Стоозерье, но недалеко от Филтона. В окрестностях.

UPD. Картинка исправлена, осталось описание подрихтовать. Котэ.
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-2.gif

все исправить с учетом и отыгрыша, и здравого смысла

Семейная обитель Бэтори расположена достаточно далеко от крупных городов Орлея. В самом сердце леса, на излучине реки, возвышается их родовое имение: Азе-ле-Ридо. Кому пришла идея построить дом на воде? Какому-то чудаку-архитектору. Летом можно послушать хор лягушат и покататься на лодке, а зимой – по льду на коньках.
Рядом с имением есть великолепный парк. Там так приятно прохаживаться среди мостиков и многочисленных каналов. В предместьях: виноградники и винодельня.
Снаружи поместье выглядит как замок с аккуратными башенками-бойницами, окруженный рвом. Но это не так. Башенки выполняют скорее декоративную, чем оборонительную функцию и были построены, чтобы созерцать из них проплывающие облака, а не высматривать наступающего врага.
Внутренне убранство дома поражает своим величием и оригинальностью. Гобелены, портреты, картины на стенах. Внушительный бальный зал, две гостиных, библиотека и многочисленные спальни на втором этаже. Все, чтобы жить в нем с удобством большой семье, не забывая о пышных приемах и торжествах.
Замок Азе-ле-Ридо дышит спокойствием и восхищает своей утонченной красотой и романтичностью.

(Элизабет Бэтори)

+1

2

[Дракенфурт] Часовая мастерская Старка  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через Филтон  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Путь был тяжелым и долгим. Но зато никогда ещё Элизабет не была с ним так близко, в течение такого длительного периода времени. Она прижималась к нему, держа за руку, и так много болтала, вдыхая запах его волос, а иногда засыпала у Эдгара на плече, убаюканная скукой и мерным стуком колес.
Попрощавшись в Филтоне, он пообещал приехать через неделю. И она уже понимала, что это будет самая долгая неделя в её жизни. Но Лиз даже предположить не могла, насколько мучительной она будет.
Дома её встретил раздраженный отец и взволнованная мама. Никто её не целовал и не радовался. Только осуждающие взгляды и страшные слова:
— Свадьбы не будет.
Какие-то газеты, которые веером рассыпали перед ней на столе. Её слезы. Мамино участие:
— Георг, прошу тебя... не нужно!
Папа трясет её за плечи, пытаясь заглянуть в глаза и убедить:
— Бетти, он обманщик!
— Нет! Это все не правда! Это они обманщики. Я не верю! — Она вырывается из его объятий и царапается, не желая даже смотреть на то, что пишут в этих лживых изданиях.
И так несколько дней. Словно в бреду. В четком осознании нереальности происходящего.
— Он не приедет. Я весьма недвусмысленно дал ему понять, что все отменяется, и что я более не желаю видеть господина де Вирра в своем доме. И тебе запрещаю! Если в нем осталась хоть капля чести, то так и будет.
— Нет! Он приедет! И ты не посмеешь мне ничего запретить! Я тебя ненавижу! Всех вас!
Хлопанье дверями, истерики, слезы, швыряние тарелок и запертая комната. Только Марта постоянно была с ней, неведомыми путями проникая украдкой в комнату. И только её Элизабет не отталкивала, делясь своими страхами и переживаниями. Марта была единственной, кто все понимал.
Папа тщетно пытался с ней помириться, мама — успокоить.
— Сколько ещё их будет... Поверь мне. Полюбила одного, полюбишь ещё кого-то. Обязательно! Ну не злись на папу. Ведь в газетах только факты.
— Не хочу других. Хочу его. В газетах все ложь. Отстань от меня. Уйди прочь.
Мир, который она так бережно себе создавала на протяжении последнего времени, рушился, оставляя вокруг неё дымящиеся развалины. И было совершенно не понятно, что делать с разрушенным миром дальше. Отец был непреклонен. Хотя и смягчился уже слегка, видя душевное состояние любимой дочери. Мама украдкой тоже плакала и переживала, но не могла встать в поддержку одной из враждующих сторон. У Георга были факты (пусть и почерпнутые у бульварных газетенок), у Элизабет — любовь. И то и другое одинаково достойно того, чтобы это защищать.
Элизабет была похожа на капризного ребенка в эти дни. Сначала. Потом она стала похожа на привидение. Сил спорить, ругаться и даже просто разговаривать уже не осталось, она только лежала в своей кровати, смотря в потолок и ждала когда пройдет неделя, и он приедет, чтобы забрать её из этого царства ужаса и несправедливости.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (прошло три дня)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  в этой же локации

Отредактировано Элизабет Бэтори (22.02.2012 13:14)

+5

3

Начало игры

Джульетта плохо спала... А в последние дни все хуже и хуже. Сказывалась напряженность и суета прошедших дней. Строгость и непреклонность Георга выводила её из себя. И она рада была бы что то изменить, но не могла. Она лгала дочери, что со временем все забудется и наладится. Что Элизабет найдет себе другого мужчину, который не меньше Эдгара будет достоин её руки. А может и не лгала... Ведь сама она смогла найти такого и прожить с мужем долгих 500 лет. И даже позволила себе быть счастливой.
Но бесполезно было что-то доказывать и объяснять несчастной дочери, с которой так жестоко поступила судьба. Говорить, что это пройдет? Нет. Потом будет легче? Снова нет. Она все забудет? Нет... только если не найдется средство, стирающее память. Она могла бы ей сказать, что прошлое всегда возвращается, особенно по ночам. И что никогда не вытравить из памяти тех, кого когда-то любила. Только это больно. И ни к чему знать. Она сама узнает когда-то... возможно.
А беспокойные сны все чаще терзали Джулс в эти дни. Ей снилось, что она снова дома, с родителями, братьями и сестрами. Судьба наградила чету Форе сполна, и у них родилось пятеро замечательных детей. И память возвращала её в те дни, когда они все были счастливы... и в ту ночь, когда Джульетта потеряла все.
Она уже плохо помнила, что тогда случилось. Скорее, во снах её преследовали смутные образы, чем полноценные видения давно ушедших дней. Тревожные, яркие. А днем она давно приучила себя не думать об этом. Не думать...
Кровь. Кругом кровь. Никого не осталось. Но она не увидела тогда самого страшного. Он сберег от потрясений. Как обычно. И она ушла, потому что не смогла простить. А он отпустил... почему?
Теперь, оглядываясь назад, она не думала, почему он её отпустил, а думала, почему не смогла простить? Наверное, все бы было по-другому. И не было бы её замечательных детей, не было бы её спокойной, размеренной жизни. Вечная погоня и борьба. Выдержала бы она такое? Да.
Джульетта проснулась посреди ночи. Где-то там, он никогда не позволял ей видеть страшные сны. Она смутно удивилась ветру, ворвавшемуся в её комнату, и подумала, что обязательно нужно закрыть окно. Иначе она простудится. Погода портилась и дождь, который весь день барабанил по крыше, все ещё продолжался, принося с собой прохладу и осознание, что скоро зима.

+3

4

Имение Сен-Мишель-Лоран  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Дождевая вода стекала по волосам за воротник. Даниэль в считанные минуты промок до нитки и вскоре перестал обращать внимание на холод и дождь. Лошадь скользила в жидкой грязи, ветер трепал края черного плаща, пробирал до костей. Это было достаточно неприятно, но не смертельно. Даниэль провел в седле всю ночь. Когда небо на горизонте едва начало светлеть, он натянул повод, придерживая уставшую лошадь. Впереди блестела вода, над которой возвышалась темная громада ле-Ридо.
Даниэль тронул коня, объехал поместье по широкой дуге, рассматривая так, словно это была неприступная крепость, которую предстояло взять штурмом. Впрочем, пришедшее в голову сравнение было недалеко от истины. У моста он спешился, похлопал по взмыленной шее измученную лошадь, устало опустившую точеную голову к самым копытам.
Широкие массивные ворота ле-Ридо были заперты, как и следовало ожидать. Даниэль ударил по ним кулаком в бессильной злости. Раздался лай собак. Даниэль оскалился, издав низкое горловое рычание, и собаки тут же испуганно стихли. В Сен-Мишель-Лоране не было ни волков, ни собак. Они не уживались рядом с рыжим оборотнем, который люто ненавидел это племя.
Даниэль закрыл глаза, прислушиваясь к смутным обрывкам чужих мыслей и снов, потом вскинул голову, глядя в открытое окно второго этажа. Он отошел на несколько шагов, оценивая высоту ворот, потом одним рывком преодолел их, бросив свое тело вверх и мягко опустившись на ноги по другую сторону. Собаки молчали, никак не отреагировав на это вторжение.
Левитаций Даниэль владел слабо. И если его способностей хватало, на то, чтобы преодолеть ворота, то на то, чтобы достигнуть распахнутого окна на втором этаже, их явно было недостаточно. Но старая кладка, и разросшийся плющ в помощь. Несколько раз его нога срывалась с мокрого камня в пустоту, но в целом подъем нельзя было назвать слишком сложным. Небольшой кованный декоративный балкончик жалобно скрипнул, однако выдержал его вес.
Отяжелевшую от дождевой влаги штору слабо колыхал ветер. Женщина в комнате проснулась, сама не понимая отчего. Ее вздох отозвался тоскливой, тянущей болью в груди Даниэля.
«Оказывается, у меня есть сердце... И, оказывается, оно умеет болеть...»
Даниэль легко перемахнул через подоконник в комнату. С его губ сорвалось имя, которое он не произносил несколько сотен лет.
— Лета...
Прошлое вернулось, потому, что как ни старайся, от него нельзя убежать. Вернулось живо и ярко, отразившись в золотисто-желтых глазах вскинувшейся женщины. Точно таких же, глазах, как у него.

+3

5

Она поежилась, прижимая одеяло к груди, вздохнула и хотела было закрыть так некстати распахнувшиеся створки, но силуэт, появившийся в окне, заставил сердце больно сжаться, а её саму в ужасе откинуться на подушки.
Сначала Джульетта подумала, что это грабители. Потом, что продолжает спать, и только после — что он вернулся...
— Лета...
Так называл её только Медерик.

Воспоминания Джульетты

— Лета... Проснись. — Он щекочет её за пятку и, смеясь, запрыгивает на кровать. — Хватит спать, соня.
А она, улыбаясь, обхватывает его руками, зарываясь носом в жесткие, рыжие волосы и щурится на яркое солнце.

— Лета... О чем ты мечтаешь? — Он задумчиво смотрит в синее небо, лежа в высокой траве перед их имением. А она лежит рядом и водит пальчиками по его груди и животу, как будто рисуя на коже картину их будущей счастливой жизни.
— Я мечтаю, что мы скоро поженимся и уедем отсюда... Тогда у нас родится куча рыжеволосых вампирчиков. И они будут похожи... на меня. Нет! На тебя! На нас...

— Лета... Нужно идти. — Он трясет её за плечи, уставившись холодным, тяжелым взглядом в её глаза. — Ты не понимаешь что ли? Они все мертвы.
А она и правда не понимает, растерянно поправляя лямочку от ночной рубашки, словно стесняясь своего обнаженного плеча, и трет кулаком глаза.
— Кто? — Его же изгнали. Его не должно здесь быть.
— Одевайся. Только быстро. — Медерик протягивает ей платье, отворачиваясь и давая ей возможность переодеться. От него пахнет кровью и потом. Смертью. Кровь на пальцах, на рыжих волосах и на осунувшемся лице.
— Что происходит? — Кажется, она уже просыпается, с ужасом осознавая, что случилось нечто страшное... непоправимое. Где-то в коридорах имения — звон оружия. Крики. Воздух дрожит от боли и страданий.
— Мы уезжаем. Немедленно. — Он подхватывает её на руки, не давая опомниться, и, прижимая голову к своему плечу, выносит из дома, чтобы она ничего не увидела. Но она и так все понимает. Неосознанно подхватывая мысли умирающих родных и прислуги. Они все мертвы.
— Что ты наделал?

Она удивленно протянула к нему руку, словно боясь, что это призрак, и вскочив с кровати, отозвалась, эхом.
— Медерик...
Целая вереница ощущений и чувств пронеслась в её голове. И как будто не было тех пятисот с лишним лет, не было разлук, не было страшной ночи. Только его голос, улыбка, широкие плечи, капельки воды в волосах, лукавые искры в золотистых, любимых глазах... таких же, как её собственные. Так же, как раньше. Нужно было, наверное, спросить, зачем он пришел, почему сегодня и что случилось. Кучу не нужных вопросов. Или степенно попросить подождать её в гостиной, пока она приведет себя в порядок. Джулс же, совершенно по-девичьи взвизгнула, всплеснула руками и повисла на шее у своего брата, не в силах произнести больше ни слова.
— Медерик...
Она гладила его волосы и плечи, то отстраняясь, чтобы посмотреть на него, то снова прижимаясь к его груди, вдыхая годами вытравляемый из памяти запах.
— Ты же совсем промок... ты простудишься, — Джульетта потянула его за руку, усаживая на кровать и укутывая своим одеялом, а сама села рядышком, поджав ноги, и положила голову на укутанное плечо, закрывая глаза. Правильно это или нет, она будет думать завтра. Или через неделю.

Отредактировано Джульетта Форе (26.02.2012 19:35)

+4

6

Они родились с разницей в несколько минут. Та мистическая связь, что была меж ними, называлась узами крови. Они были предназначены друг другу с рождения. Это казалось очевидным и естественным. Пока не вмешался Артур...
Медерик рос дерзким, своевольным и неуправляемым. И он никогда не ладил со старшим братом. Когда на семейном совете было объявлено о предстоящей помолвке Артура и Леты (его Леты!), Медерик взбесился. Он ворвался в комнаты сестры, в бессильной ярости расшвыривая вещи, и, кажется, напугал ее.
— Тебе все равно?!! Все равно, кому принадлежать?! Он тоже твой брат, да? Он старший, он наследует все. И тебя?! Тебя тоже?
Широко распахнутые золотистые глаза Леты, с ногами забившейся в угол кровати, вызвали еще больший гнев. Кажется, он был готов ее ударить, но лишь опрокинул в подушки, нависнув над ней, скаля клыки. Лета уперлась ладошками в его грудь, тщетно пытаясь оттолкнуть.
— Ты сошел с ума!
Да, он сошел с ума. Разум заволокло кровавой пеленой. Он даже почти не помнил того, что произошло. Лишь вкус ее губ, запах ее волос, сбивающееся дыхание.
— Что ты наделал?!
Артур не дожил ни до свадьбы, ни до помолвки. Крик матери, стенающей над растерзанным телом старшего сына, звенел в голове даже теперь, спустя полтысячи лет.
— Что ты наделал?!

— Лета...
Тонкие пальчики, ласкающие его лицо, зарывались в мокрые волосы, скользили по шее сумбурно и торопливо. Даниэль поймал ее руку, поцеловал в теплую ладонь, порывисто прижал к себе Джульетту, обняв за хрупкие плечи, отыскал губами ее губы, поцеловал с нежной обреченностью. Почти по-братски. Почти... Она не принадлежала ему. Не принадлежала никогда, кроме одного-единственного раза.
Даниэль позволил усадить себя на кровать, мимоходом подумав, что на простынях останется грязь с его одежды. Накатила усталость. Не хотелось двигаться, не хотелось ни о чем думать, не хотелось вспоминать. Случилось так, как случилось. Его прошлое сгорело в адском пламени и обратилось в пепел вместе с теми, кого он любил и ненавидел. И этого уже не изменить, а будущее еще можно было исправить.
— Лета... — Даниэль повернул голову, бездумно перебирая рукой пряди распущенных волос Джульетты. — Ты должна поговорить с мужем.

+4

7

— О чем? — Она нехотя открыла глаза, прогоняя воспоминания, которые, кажется, заполонили её комнату, становясь плотными и осязаемыми. Они тогда были молоды, хороши и счастливы. И тогда она все ещё верила, что у них все получится. Теперь все возвращалось так же неожиданно, как закончилось.
Джульетта взяла его лицо в свои ладони, чтобы лучше рассмотреть и ласково улыбнулась.
«Ты совсем не изменился». Почти совсем.
Его нежный поцелуй отозвался в груди сладкой, тянущей болью. Волнительной, приятной и острой. Продлить бы этот миг. Не просыпаться.
«Я так скучала».
Георг никогда не спрашивал, что произошло тогда в семье Форе. Он просто принял Джульетту в семью, назвав своей женой. Потому что всегда любил. С тех самых пор, как увидел на каком-то приеме, ещё совсем юную. И она была благодарна мужу за все, что тот сделал для неё. Вынужденный скрывать её происхождение даже от самых близких, он пошел на многие жертвы, оберегая Джулс. И он никогда не спрашивал, почему его женщина досталась ему испорченной. А она не считала нужным ничего рассказывать. Это было только её и его. Личное. Общее. Никому не понять. А она даже не знала, был ли жив её Медерик или давно погиб, ослепленный своим пылким и яростным характером.
«Ты жив». Наверное, это было главное. Совсем не важно, что он делал и где был. Искорка надежды, так давно тлевшая в сердце, сейчас разгорелась и сверкала яркими цветами. Столько хотелось спросить, узнать, рассказать, взахлеб... А получалось только молчать и глупо улыбаться.
«Я так скучала». Джульетта любила Медерика. Как никого на свете. Любовь, которую она пронесла через сотни лет и через свою вполне удавшуюся жизнь. Не было обид или зла. Так же как не было щемящей пустоты или горечи.
— У тебя дела к моему мужу? — Она все же пересилила себя, оторвавшись от его плеча и, перехватив его руку, прижала к своей щеке.
«Хорошо, что мы снова вместе»...

Отредактировано Джульетта Форе (27.02.2012 12:32)

+3

8

«Ты совсем не изменился».
Лета ошибалась. Он изменился. Он разучился смеяться. Совсем. Он просто забыл, что это такое.
— У тебя дела к моему мужу?
Он долго молчал, не отнимая руки. Не в силах уйти и не в силах остаться.
— Нет.
Ее муж не принял бы его. Ни в качестве давно исчезнувшего Медерика Форе, ни в качестве Даниэля Росси. Но он любил свою жену и любил свою дочь. А у Даниэля остались неоплаченные долги.
— Нет. У меня дело к тебе. Ты должна уговорить мужа изменить свое решение насчет свадьбы и убедить его извиниться перед де Вирром. Эта свадьба состоится, Лета, хочет он этого или нет.
Даниэль повернулся к сестре, провел ладонью по ее теплой щеке.
— Сделай это. Не ради меня. Ради своей дочери.
Он встал, отошел к распахнутому окну, за которым все так же ровно и мерно шуршал холодный, почти осенний дождь.
— В чем камень преткновения? В детях? Они ревенанты, Лета. Их мать — вампиресса. Де Вирр при всем желании не может быть их отцом.
За низкими тучами не было видно восходящего солнца, но небо неотвратимо светлело, а время, отпущенное им, истекало как песок в песочных часах, отсчитывая последние минуты.
— Три дня. Он приедет через три дня. Я хочу, чтобы Георг принял его. Насколько я знаю де Вирра, он сумеет найти нужные слова и доводы.
«Ты ведь не хочешь им нашей судьбы, Лета?»
«Я так скучала...»
«Прости...»
— Мне нужно идти. Скоро рассветет. Будет плохо, если меня застанут в твоей комнате. Одевайся. Я хочу, чтобы ты незаметно вывела меня из дома. Не нужно, чтобы меня здесь видели.
Он так и не обернулся. Молча смотрел в окно, дожидаясь, пока она приведет себя в порядок. Как той ночью, когда горел их дом.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в несколько дней)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Филтон] Игорный дом

Отредактировано Даниэль Арман Эриан Росси (04.03.2012 20:06)

+6

9

Де Вирр... Неожиданное известие о предстоящей свадьбе, которой весь дом ждал с все возрастающим приятным возбуждением, решая, что надеть и как же так получилось, что их непосредственная Элизабет выбрала себе в спутники жизни такого серьезного и спокойного мужчину. При этом в 4 раза старше себя. Но, по мере поступления свежей прессы, Георг мрачнел и раздражался. А потом, в порыве, написал ему обличительное письмо. А когда вернулась дочь, вылился градом упреков и обид. Он не отдаст свое дитя такому двуличному типу. Точка. Он бывал очень упрям, когда дело касалось его родных и чести семьи.
Она слушала Медерика, зябко ежась от холодного воздуха, обхватив руками плечи и уставившись в несуществующее пятно на ковре.
— Сделай это. Не ради меня. Ради своей дочери... В чем камень преткновения? В детях?
— И в детях тоже... — Отозвалась она. — А ещё доходы. Георг очень зол.
— Три дня. Он приедет через три дня. Я хочу, чтобы Георг принял его. Насколько я знаю де Вирра, он сумеет найти нужные слова и доводы.
Она торопливо одевалась, переваривая полученную информацию. «Ты ведь не хочешь им нашей судьбы, Лета?»
«Нет!» Все повторялось, с потрясающей периодичностью. Она никому не хотела такой судьбы. Тем более своей дочери и мужчине, который когда-то на заднем дворе их имения пытался улыбаться и просил её ему помочь.
«Что тебя с ним связывает, Медерик? Почему ты так заботишься о нем?»
Джульетта подошла, обхватив его сзади руками, вдыхая знакомый и щемящий сердце аромат. Снова пробежалась пальчиками по непокорным, рыжим прядям волос.
— Хорошо. Я сделаю. Спасибо что ты пришел и рассказал об этом. Элизабет сходит с ума... Она перестала есть и разговаривать. Георг сжалится. Он хороший вампир, Медерик. Он похож на тебя. — Джулс поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать его в затылок. — Пойдем. Я готова.
Она почти бежала, увлекая его за собой, теперь уже окончательно проснувшись и понимая, что если кто-то их увидит, то не будет разбираться, какие нежные или братские чувства они друг к другу испытывают. Но дом ещё спал.
Они вышли никем не замеченные, Джульетта сразу же насквозь промокла под холодным дождем. И с грустью подумала, что этот дождь в ней теперь никогда не закончится. Никогда. Теперь уходил он, а ей нужно было набраться мужества, чтобы его отпустить. Она больно сжала его руки, пытаясь сдержаться, но не смогла и все же прикоснулась к его губам легким, почти невесомым поцелуем.
— Прощай.
«Люблю».

Она даже не плакала. Он бы все равно не остался. Это было просто невозможно. Медерик пришел не ради неё, а ради того, чтобы предотвратить ещё одну вселенскую несправедливость. Чтобы позволить замкнуть этот круг из страданий, который начался в тот день, когда на семейном совете объявили, что им не суждено быть вместе.
Заходя в покои Георга, она скинула намокшее платье, и забравшись под одеяло, холодными руками обхватила ещё спящего мужа. Накатившую откуда то изнутри нежность просто необходимо было куда-то потратить.
— Что случилось? — Он сонно прижал её, привлекая к себе ближе.
— Я гуляла под дождем...
— Как в детстве? Но ты промокла...
— Я думала... Георг. — Она рассыпала свои мокрые, длинные волосы на его груди и устало закрыла глаза.
— Пора учиться думать в более приятной обстановке, не находишь? — Мужчина улыбнулся. А она вздохнула.
— Мы не можем запретить им быть вместе, понимаешь? Ты же видишь как она страдает? Разве наша дочь не заслужила быть счастливой? И ты прекрасно знаешь, что он сможет сделать её счастливой, Георг... Прошу тебя, выслушай... и не рычи.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Имение Сен-Мишель-Лоран

+6

10

в этой же локации  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (через три дня)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png 

— Кто-то приехал, приехал! Госпожа Элизабет... — заверещала Марта, ураганом залетая в комнату.
— Правда? — Сердце предательски заколотилось. «Только бы он, только бы он»... Она зажмурилась и сложила ладошки на груди, словно это было волшебное действо, помогающее колдовать.
Отец за последние дни смягчился и объявил, что встретится с де Виром, если тот все же приедет, как обещал. И даже выслушает его.
— Но я ничего не гарантирую. И пока мы не поговорим, не смей врываться ко мне в кабинет или подслушивать под дверью. Я ясно выражаюсь?
Элизабет кивала и очень значительно округляла бирюзовые глаза. Разумеется! Она будет паинькой!
Сегодня был назначенный день. Она проснулась, кажется, с солнышком и тут же приказала себя одевать. Ведь Эдгар мог приехать в любой момент. Целый день она маялась, маялась, пока не уснула прямо там, на подоконнике. И только крик Марты разбудил её, заставив вздрогнуть и с грохотом уронить книжку.
«Только бы он...»
Но во дворе уже никого не было, и сколько она не вглядывалась в вечерние сумерки, ничего рассмотреть не могла.
— Иди, посмотри... что они делают. — Она настойчиво подтолкнула Марту к двери. — И сразу ко мне!
Она нервничала. Там, где-то в кабинете её отца решалась сейчас их судьба. Если только сложатся воедино все факторы... Если папа смилостивится, если Эдгар не передумает.
— Ваш папа приказал подать в гостиную закуски и вино. — Марта, кажется, улыбалась во весь рот, когда снова заглянула в комнату. А Элизабет подхватила книжку и вихрем помчалась в гостиную. Папа говорил только о кабинете и о дверях. О гостиной уговора не было. Значит, к вину ещё могла полагаться и она.
Там она несколько раз глубоко вздохнула, успокаивая сбившееся дыхание, уселась на диван, приняла величественную позу и открыла книгу на первой попавшейся странице, делая вид, что просто читает.

+5

11

Имение Сен-Мишель-Лоран  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя четыре дня после описываемых событий)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Его приняли. Приняли без вопросов и сразу же проводили в кабинет графа, который был настолько любезен, что даже не заставил нежеланного гостя сколько-нибудь ожидать в приемной. Это было странно и неожиданно, но резонным вопросом, что так повлияло на господина Бэтори, де Вирр задаться просто не успел.
Нужные слова нашлись. Нашлись, как бывало всегда даже в минуты сильного волнения и перед большой аудиторией. Потому разговор, носивший поначалу несколько принужденный характер, довольно быстро перешел в разряд доверительных. Чего-чего, а убедительности де Вирру было не занимать. Сказывалась долгая адвокатская практика и то, что оба принадлежали к одному поколению. Когда все вопросы были разрешены, а детали оговорены, за окном разливался черный бархат глубокой августовской ночи.
Господин Бэтори сделал приглашающий жест, и они направились в сторону гостиной.
— Роза в свидетели, если бы я знал, что вы доставите мне столько хлопот, я бы крепко подумал, прежде чем той декабрьской ночью везти вас в свой дом. Нужно было направить вас в какую-нибудь больницу Филтона, и седых волос у меня было бы меньше. Но я рад, что это недоразумение разрешилось, и... — граф со смехом распахнул дверь гостиной и оборвал себя на полуслове.
Прелестная причина его укоризненного взгляда восседала с неестественно прямой спиной, раскрытой на коленях книгой и сияющими, такими родными и любимыми глазами. Элизабет побледнела и осунулась за эти несколько дней. Эдгар знал, что и сам выглядит далеко не лучшим образом. Он коротко выдохнул и порывисто шагнул вперед.
— Элизабет...
«Бедная моя девочка...»
Будь его воля, Эдгар схватил бы ее в охапку, прижал к себе и больше никогда бы не отпускал. Но с присутствием господина Бэтори приходилось считаться, так же, как и с тем, что Бетти еще не была его женой. Впрочем, последний факт де Вирр собирался исправить в самом ближайшем времени.

+7

12

— Вы... — выдохнула она, — приехали! Я совсем не ожидала.
Книжка отлетела в сторону, а Элизабет встала со своего места, не отводя от него восторженного взгляда.
— Вернее, ожидала, разумеется. Но... — все так запуталось в её голове. Только бы точно знать, что уже все хорошо. Что теперь неприятности закончились, и они с папой помирились. Папа смотрел хмуро, но с легкой улыбкой, словно хотел поругать её и не мог: «Я же просил — не мешать». А она умоляюще смотрела на него, ожидая разрешения разразиться неудержимой радостью, если они с Эдгаром сумели разрешить возникшие противоречия. Он едва заметно кивнул и возвел глаза к потолку, вздыхая. А внутри у Лиз все подпрыгнуло. Так, словно она могла бы сейчас взлететь.
— Я рада вас видеть... Тоже рада.
«Вы же тоже рады?» — Она пыталась сдержаться и не улыбаться во весь рот, но не могла. Поэтому пришлось опустить глаза.
— Эдгар, — она сделала неуверенный шаг, потом еще один и протянула руку, хотя больше всего хотела бы оказаться сейчас в его объятиях. Только нельзя было снова злить родителей. Они ещё не принадлежали друг другу и не могли себе позволить таких вольностей. Мама уже тоже пришла в комнату и с нежностью, прислонившись к стене, смотрела на них.
— Итак, мы все в сборе, и все неприятности позади, предлагаю все же отметить вашу помолвку, раз мы с Джульеттой на ней не присутствовали. — Решил разрядить создавшуюся обстановку отец.
— Только позволь мне поговорить с милсдарь де Виром с глазу на глаз, дорогой. У меня есть некоторые вопросы к нему, насчет предстоящей свадьбы. Вы позволите? — Обратилась Джульетта к Эдгару и, дождавшись его одобрения, отвела счастливого и немного растерянного мужчину в сторону.
— Я очень рада, что возникшее недопонимание удалось уладить. И у меня нет к вам никаких вопросов, по правде сказать. Я просто хотела поблагодарить Медерика за то, что он помог во всем разобраться. И рассказал о детях. Что он пришел. Мой муж не знает о том, что брат был здесь и я хотела бы, чтобы это осталось между нами. Понимаете?

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (прошло почти три недели)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  в этой же локации

+6

13

Де Вирр довольно быстро пришел в себя, шагнул к Элизабет, склонился к протянутой руке. Однако его хваленому самообладанию было уготовано еще одно потрясение. Он никогда не видел госпожу Бэтори, если не считать той декабрьской ночи, когда он в полубессознательном состоянии попросил о помощи женщину, силуэт которой едва угадывался в беспокойном свете факелов. Когда в гостиную вошла мать Элизабет, Эдгар воззрился на нее в немом изумлении.
— Итак, мы все в сборе, и все неприятности позади, предлагаю все же отметить вашу помолвку, раз мы с Джульеттой на ней не присутствовали.
Де Вирр с явным усилием отвел взгляд от рыжеволосой женщины, пытаясь избавиться от наваждения, и понял, что не слышал ни слова из того, что сказал граф.
— Простите?
Наверное, он выглядел странно. Но госпожа Бэтори несколько сгладила ситуацию:
— Только позволь мне поговорить с милсдарь де Виром с глазу на глаз, дорогой. У меня есть некоторые вопросы к нему, насчет предстоящей свадьбы. Вы позволите? — Джульетта увлекла де Вирра за собой. — Я очень рада, что возникшее недопонимание удалось уладить. И у меня нет к вам никаких вопросов, по правде сказать. Я просто хотела поблагодарить Медерика за то, что он помог во всем разобраться.
«Кого?!» — он секунду непонимающе смотрел на женщину. Потом в голове щелкнуло, и начался обратный отсчет. Двести, триста, четыреста... Память услужливо вытряхнула из глубин сознания дело почти пятисотлетней давности, которое он скрупулезно разбирал еще на втором курсе университета.
«Медерик Форе, предположительно убитый в 1342 году, обвинялся в убийстве отца и брата и организации бунта, в результате которого погибла вся его семья. Вся?»
— ...Мой муж не знает о том, что брат был здесь, и я хотела бы, чтобы это осталось между нами. Понимаете?
Де Вирр коротко кивнул, принимая на себя обязательство молчать. Нужно было быть слепым, чтобы не видеть очевидного сходства Даниэля и Джульетты Бэтори. Возможно, то, что Даниэль покинул Сен-Мишель, было к лучшему. Во всяком случае, Эдгару было бы затруднительно объяснить все перипетии этого дела своей будущей супруге.
«А я еще выражал сожаление о том, что Элизабет не довелось быть знакомой с Даниэлем... Интересно, во что могла бы вылиться такая встреча?»
Он обернулся, глядя на свою невесту, со всей очевидностью понимая, что, скорее всего, ему тоже никогда более не доведется вновь увидеть желтоглазого оборотня. Вряд ли Даниэль допустит саму возможность своего разоблачения, даже если срок давности по всем его преступлениям давно вышел.
Эдгар покинул ле-Ридо еще до рассвета, сославшись на усталость и скопившиеся дела. Казалось, все уладилось ко всеобщему удовольствию, все препятствия были устранены, но для радости уже не осталось сил.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в четыре дня)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Имение Сен-Мишель-Лоран

Отредактировано Эдгар Лоран де Вирр (02.03.2012 09:35)

+5

14

в этой же локации  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя почти три недели)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Когда Эдгар уехал, потянулась череда хлопотных и насущных предсвадебных дел. Не сказать, чтобы девушке хотелось особенно пышного торжества или пафосного приема в их честь. Нет. Её вполне устроил бы де Вирр и священник, который бы их скромно обвенчал в маленькой церквушке в пригороде Филтона. Но, приходилось считаться с положением Эдгара в обществе (хоть тот и не был любителем светских мероприятий, но был все же известен, как личность публичная) и её положением.
И она с головой окунулась в эту суету. Несколько раз ездила в город, чтобы договориться о свежих цветах. Ходила к портному, чтобы заказать платья для подруг. Ходила по магазинам игрушек, чтобы что-то подарить детям. Даже хотела написать какую-то свадебную речь, но не смогла. Слишком сухо и нелепо смотрелись переполнявшие её чувства на бумаге.

Уже весь дом знал, какое у неё будет платье и какая прическа. Уже весь дом знал, как она любит Эдгара и как они будут вместе счастливы. Элизабет за эти недели расцвела и зарумянилась. Любовь и приятные хлопоты сделали её чуточку более не серьезной и невероятно привлекательной.
Только Марта ходила как в воду опущенная. Как будто вялая и задумчивая. Догадываясь об опасениях своей верной горничной, Лиз уверила её, что она обязательно заберет служанку в Сен-Мишель. И с этого дня Марта часто задерживалась у хозяйки допоздна, за секретными разговорами и с упоением рассказывая, как правильно целоваться и делать мужчину чуть более счастливым. Лиз краснела, но слушала. Больше всего она боялась сделать что-то не правильно и навсегда оттолкнуть Эдгара от себя. Ну и вообще, она больше всего боялась остаться с ним наедине. Боялась и втайне об этом мечтала.
И вот, через 3 недели после его визита, когда до свадьбы оставалось почти два дня, многочисленная прислуга, Лиз и родители отправились в Сен-Мишель-Лоран. Теперь уже она никогда не вернется в ле-Ридо и в свою комнату в качестве хозяйки. С этого момента холмы Сен-Мишель станут домом для Элизабет. Она сменит фамилию и титул. И всю свою прошлую жизнь.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Имение Сен-Мишель-Лоран

+6


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Окрестности Филтона] Имение Азе-ле-Ридо (продается!)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно