Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Дом «Крысиная лачуга» (продается!)


Дом «Крысиная лачуга» (продается!)

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/24-Zhiloi-raion/8.png
Одноэтажное, но довольно просторное здание, облицованное серым камнем, немного выделяется среди бараков, расположившихся на окраине Казенного квартала: четырехскатная вальмовая крыша покрыта багрово-красной черепицей, стрелка отлично смазанного флюгера всегда точно показывает направление ветра, а маленькое чердачное окно и аккуратно сложенная труба из красного кирпича придают строению немного шарма, так недостающего в этой части города.

Открывший толстую деревянную дверь, обитую стальными полосками, попадает в просторное помещение. В «Крысиной лачуге» практически все, кроме камина и внешних стен, деревянное; паркетный пол блестит чистотой, как и резная мебель; стены обиты панелями, каждая из которых сделана вручную, идеально подогнана к своей соседке и щедро пропитана морилкой. Небольшие окна — по одному в каждой комнате, исключая спальню — обычно скрываются за плотными черными занавесками, которые пропускают лишь единичные солнечные лучики. В гостиной только что вошедшего гостя встретят два удобных стула и широкий дубовый стол, рабочая поверхность которого обтянута багровым сукном, а выдвижные ящички с замочками скрывают множество расписок, запасных перьев, склянок с чернилами и прочего писарского счастья. В гостиной, кроме этой мебели, больше ничего нет: если одернуть занавески или зажечь свечи в настенных светильниках, разгоняя полумрак царящий здесь, рабочее помещение будет выглядеть пустым и безжизненным. Из гостиной ведут три двери: одна в уборную, другая — на кухню, третья — в кабинет — небольшое помещение, стены которого обтянуты черным сукном. В отличие от остальных комнат, здесь нет окон, положенное им место занимает огромных размеров камин, выложенный из грязно-серого камня. Помимо камина в комнате находятся большой железный сейф, комод и скрипучая кровать. В полу каждой комнаты, кроме уборной, есть специальный люк, ведущий в подвал; прежний хозяин хранил в нем свои нехитрые припасы.

(Алистер Нист Эвитерн)

0

2

Пост-атмосфера для Кэссиди ла Въер, Лаэрта Брауна и Карла Груффида

Однажды по всему северному материку разошлись таинственные объявления о наборе в этнографическую экспедицию по острову Ксенон. Каждый, кто загорится желанием принять участие в этом незабываемом приключении, должен был разыскать доктора Арчибальда Блюменфроста и пройти у него собеседование, чтобы попасть на корабль. 1–2 августа 1826 года Арчибальд принимал гостей в мрачном месте, именуемом «Крысиной лачугой» (по слухам, некогда здесь проводились встречи подпольщиков-трансгуманистов). В пять часов вечера беспризорники закончили расклеивать объявления, а к шести в «Крысиную лачугу» уже стали подтягиваться первые желающие отправиться в путешествие.

+2

3

Арчибальду Блюменфросту

1 августа 1826 года.

После пребывания на балу Кэссиди, недолго думая, вернулась в Дракенфурт, где пробыла недолгие дни. Девушка уже жила одна, нянечка так и не решила вернуться, прислав ей письмо о том, что у нее все хорошо и чтобы Кэсс не забывала про учебу. Конечно она не забывала, все таки в книгах она находила спокойствие, уют и ту легкость, которую постоянно искала. Брауна с того времени она так и не видела. Кэссиди хотела зайти к нему перед отъездом, но дверь была закрыта. Напрашиваться и искать она не видела смысла. Просто уверила себя в том, что он ошибся, а то и вовсе теперь не вспомнит о том, что они были знакомы.
Юная леди не стала долго думать и грустить по этому поводу. Хотя нет, она наверное грустила и жалела, но где то очень глубоко, так глубоко, что сама не понимала этого. Кэссиди долго думала о случившемся и пришла к выводу, что ей лучше все забыть и не мучить себя какими то глупыми догадками, которые ничего ей не объяснят и никак не успокоят. Девушка старалась быть дома как можно меньше. Она ходила по магазинам, гуляла в парке, и думала о том, что было бы неплохо сейчас куда нибудь отправиться. Скажем для того, чтобы расслабиться и отдохнуть, ну или просто отвлечься от всего, что так нагружало ее. От ненужных мыслей и ненужных догадок.
Как обычно, когда уже стемнело барышня отправилась на прогулку. Она любила наблюдать за тем, как медленно уходят последние лучики солнца и мгла осторожно накрывает город своим одеялом. На улицах становится тихо, в некоторых частях города и вовсе кажется, что все куда-то исчезло, спряталось, не желая видеть то, что оживает в ночи. А Кэссиди наоборот любила это время суток. Тишина, спокойствие. Ночь открывает много тайн, пуская в свои объятья всех, кто этого пожелает.
Девушка решила в эту ночь просто пройтись по улицам. На одной из стен на увидела интересное объявление и, медленно подойдя к нему прочитала о наборе в Экспедицию на остров Ксенон. Она никогда не была, поэтому с удовольствием решила туда съездить. Не долго думая Кэсс записала где проходит набор и уже рано утром направилась в непонятное место. Адрес она искала не долго, во всяком случае около полу часа. Миледи так давно хотела побывать там. Кэсси много читала про остров и немного знала его историю, однако побывать там не приходилось возможным и сейчас это надо было исправить.
Осторожные стуки каблуков. «Странное место, — пронеслось в юной головке, и, сжав кулак, барышня постучала в дверь. — Главное уговорить профессора, взять меня с собой. Надеюсь, он уже не спит».

+2

4

Кэссиди ла Въер

Согнувшись над пыльными бумагами, вдоль и поперек исчерченными тонким карандашом, профессор, задумчиво водил пальцем по строкам, изредка поднимая голову и глядя словно в никуда, подсчитывал-подсчитывал-подсчитывал... В подполье было тихо, сегодня он здесь один, в ожидании желающих отправиться на Ксенон.
«Спонсоры, мне нужны спонсоры и моряки, — думал профессор, все дальше и дальше уходя мыслями от чертежа, что лежал перед его носом. — Сильные и не глупые, а не кисейные барышни, считающие экспедицию курортной поездкой».
Размышления его прервал стук в дверь.
— Да неужели. — Буркнул Блюменфрост, неспешно поднимаясь с кресла, и двигаясь в сторону двери, при этом, он отчаянно надеялся, что за створкой стоит солидный джентльмен с тоооооолстым бумажником. Увы, отворившаяся дверь открыла старику чудесное явление, но... не то, чего он жаждал увидеть. «Ох, Моргот вас раздери... Только не говори, что ты собралась на корабль». Первое, что попало во внимание Арчибальда — необычные глаза, голубые, с искрами зелени. — «Впрочем, может у девочки богатый папенька?» — В голове Блюменфроста, привыкшей к расчетам тут же возникла таблица «доход-расход».
— Приветствую, леди, что Вам здесь нужно? — Крякнул Арчи, ощупывая девичью фигурку взглядом: «Хороша, хороша, ничего не скажешь... Эх...»

Отредактировано Арчибальд Блюменфрост (25.08.2011 14:39)

+1

5

Арчибальду Блюменфросту

Ждать долго не пришлось. Дверь со скрипом отворилась, впуская в просторное помещение свежий воздух, который с удовольствием залетел в комнату, заполняя ее свежим ароматом улиц города. Перед ней стоял уже не молодой мужчина, как ей показалось, он был человеком. Седые волосы, лицо в морщинах, уставшее выражение лица. «И это он затеял такую экспедицию?» — первая мысль, что пронеслась в юной головке.
По первому ощущению барышне показалось, что он ожидал увидеть совсем не ее. хотя естественно. Она девушка, причем еще совсем молодая. Что же, надо было как то уговаривать этого старикашку взять ее с собой.
— Приветствую, — промурлыкала девушка и мило улыбнулась. — Как я понимаю, вы профессор, что отправляется в экспедицию? Мое имя — Кэссиди ла Въер. Я бы хотела попасть на экипаж вашего судна и отправиться на Ксенон.
Выдержав небольшую паузу, девушка продолжила, понимая, что профессор вряд ли согласится на подобное, тем более у нее не было существенных аргументов для того, чтобы появиться на судне.
— Я понимаю о чем вы сейчас думаете, но поверьте, я сделаю все, чтобы быть вам полезной.
Кэссиди загорелась этой экспедицией так, словно это была мечта всей ее жизни. Наверное это и было так, просто где-то внутри. Она не верила что действительно сможет когда либо туда отправиться, поэтому не стала мечтать о том, что скорее всего не сбудется. Однако сейчас, когда все это может стать явью, девушка просто не могла взять и сдаться.

+1

6

Кэссиди ла Въер

— Милая леди, вы наверное плохо представляете себе, что есть на самом деле экспедиция на Ксенон. — Блюменфрост испытующе уставился в глаза девушки, словно вызывая на игру в гляделки — чья воля сильнее, кто потупит взгляд первым... Он бы и рад был взять Кессиди ла Въер на корабль, но поездка — не увеселительная прогулка. — Чем вы сможете быть полезны? Что вы умеете? Вы знаете, что дорога лежит морем, а праздных пассажиров мы не берем. Вы умеете работать на море? — Арчибальд неспешно пошел вокруг девушки, оглядывая ее со всех сторон. — Вы бывали на открытой воде? — Сладкий голос ла Въер не проникал в глубины сознания профессора, там жил один холодный расчет, и он выживал все и вся, что пробовали к нему подселиться, особенно если дело касалось его обожаемой экспедиции. Он вложил в подготовку судна столько времени, столько терпения... Отбор на судно будет суров.
— Чем же Вы можете быть полезной? — Наконец Блюменфрост перестал нарезать круги и остановился напротив девушки, сложив руки на груди, в ожидании вразумительного ответа.

0

7

Арчибальду Блюменфросту, Кэссиди ла Въер

1 августа 1826 года.

День неумолимо подходил к концу, золотой диск излучал свои последние лучи, будто стараясь запечатлеть исчезающую в сумерках картину. Сейчас, лучи, словно руки слепого ощупывали все поверхности, как в последний раз, прощаясь с миром ровно на ночь. Печаль плачущего кровавыми лучами солнца разделяли лишь соцветия белых бутонов на кустах. Они сжимались пред темнотой, как будто объявили ей бойкот, не желая купаться в лунном свете. Наступали сумерки, лучи солнца потихоньку исчезали, словно теряясь в ветвях, не находя больше ничего за кронами массивных деревьев. Мужчина был уже не так далеко от «Крысиной лачуги», однако заходить в дом Брауну отчаянно не хотелось. Он решил все-таки остановиться и, направившись к ближайшей скамье, рухнул на нее, будто в пути уже черти сколько. Кучер, привезший его в фамильной карете, озадаченно посмотрел на князя. Он уж было решил, что Брауну нужна помощь, не видел он господина таким измученным, сколько себя помнит. О жизни своего князя он не знал решительно ничего, однако улыбка и смех с его стороны — были привычны, а сегодня, господин неожиданно молчал, вовсе не вопрошая своего слугу о нравах и быте города. Браун почувствовал напряженный взгляд слуги, как раз тогда, когда абаджанский конь, один из упряжки, нетерпеливо фыркнул. Лаэрт обернулся в сторону звука. Кони поражали своей красотой, сильные, с точеным профилем, все как один, рыжего цвета. Не стоило держать горячего коня без дела, он не должен остывать. Кучер уже тянулся за попоной, дабы поскорее облачить скакунов в термостойкое одеяние, но Браун покачал голой и приказал езжать. Карета, запряженная рыжими бестиями, скрылась тотчас из виду. Мужчина остался один на один со своими мыслями, если не считать случайных прохожих, так медленно тянувшихся вдоль дорог.

Размышления Лаэрта

Перед мужчиной стояла нелегкая задача. Ему нужно было скорее решить, как же быть с полученной им информацией. Столько всего случилось за неделю. Браун помнил, как примерно в это время он прибывал во дворец. Тогда он считал, что основная его задача — Максимилиан. Он хотел найти брата и все-таки узнать, что же у него приключилось и почему он таким любопытным способом напоминает о себе. Тот же вечер откинул мысли далеко назад, то история с девчушкой, лет 18, а затем и ситуация с русалкой, после которой Лаэрт неожиданно набрел на свою племянницу. Неожиданные пристрастия Рошель приятно удивили мужчину. Он не знал, что она может заниматься чем-нибудь подобным ее зверушке. А затем и Керрилиана. Как же четко она подобрала время, казалось, что жена хотела в тот вечер окончательно запутать князя, выбив его из колеи. У нее это вышло, ровно так же, как и вернувшейся дочери. Как реагировать на такой подарок судьбы он не знал. Что делать с Аскарами — тоже. Ладно, с последними он может договориться о дружеских отношениях, по крайней мере, давить их он больше не станет, все — таки дочь ему воспитали. А что делать с самим чадом Лэрт решительно не знал. Что с ней было все эти годы для него загадка, ровно как и то, его ли это дочь вообще. Однако если сказала Керрилиана, то, скорее всего, это правда. Хотя, может она и ошиблась, ведь как-то же она умудрялась не замечать свою дочь столько времени. Если бы только она сказала, что нашла ее раньше, то он бы не терял времени, он бы сразу забрал ее и растил. Сколько же всего он не знает о своей дочери. Последнее, что он запомнил это то, как трехлетний ребенок носился по имению и причитал еще неумелым языком о ненужности ложиться спать. По своему обыкновению, когда Браун пытался усыпить дочь, ложась с ней рядом и рассказывая сказку, засыпал обычно сам мужчина. После чего девчушка осторожно на цыпочках выходила из комнаты, гасила свет, закрывала дверь и бежала к маме со словами «Все мам, папу усыпили!», на что Керри смеялась и, беря за ручку дочку, шла усыплять ребенка.
Лаэрт помнил, как по возращении его дома встречали любимая жена и единственная дочь. Она запрыгивала на шею князю и просто висела на нем с час, пока Керрилиана не отлепляла чадо от отца, на что она вызывала недовольство их обоих. Такой Браун ее помнил: маленькой, сладкой девочкой, плохо выговаривающей слова, смешно коверкая их. А сейчас пред ним предстала леди. Возможно, если бы он не знал, что это его дочь, то он был бы поражен ею, ведь она была копией Брауна в женском варианте, вот только скулы и женственные губы у Дэль были от Керрилианы. Девчушка очень сильно напоминала Лаэрту его мать, иссиня-черные волосы, зачастую прямые, шелком струящиеся по спине и плечам, высокая шея, небольшая грудь и правильные черты лица. Женственная фигура всегда отличалась своей утонченностью, нет, женщина не была ни худой, ни полной, она была просто миниатюрной, словно фигурка из фарфора, это обуславливалось тем, что кости у нее были узкие и легкие. Дэль, по сути, взяла все лучшее из внешности по отцовской линии, но что касается духовного богатства, темперамента и характера — вся в мать. Керри была бы просто счастлива, ведь у нее появился бы твердый сторонник в эксцентричных желаниях, которые основываясь на здравом рассудке, Браун обрывал на корню.
Как бы то ни было, новость призрака была словно холодным душем для мужчины. Все незначительные вопросы отошли куда-то в сторону, сейчас ему уже не хотелось гоняться за какими-либо призраками успешности окружающих, Лаэрт больше не считал себя обязанным что-то давать людям, в нем появилась какая-то злость. Как же быстро могут поменяться приоритеты. Еще неделю назад Браун был готов порвать Аскарам глотку, а сейчас эти враги оказались Брауну крепче надежных товарищей. Странно, не правда ли? До безобразия вздорная, нелогичная ситуация, с привкусом утопии, однако она имеет право существовать. Бред? Нет, реальность!
Брауну желательно расставить приоритеты в ближайшем будущем. Для начала стоит заняться дочерью, это уже по умолчанию. Далее более реально найти Раена Брауна для Рошель, иначе племянница норовит либо сойти с ума, либо просто остаться старой девой. Райана лучше искать в море, последние сведения о морском волке Браун получал около года назад, того заметили в районе Ксенона, однако где сам Ксенон никто не знал. У Лэрта была мысль найти незадачливого племянника, однако как-то руки до этого не доходили в последнее время. Похоже, использовать непонятный магический компас все-таки придется. Тем более на Ксеноне, по приданию, может оказаться и Химера. Артефакт, достающий душу убитого насильственно с того света. Там же можно и сыскать остальные артефакты, которые могли бы помочь укрепить клан. В наличии последних мужчина был уверен на все сто процентов, ведь сам остров менял свое местоположение и по сведениям о нем, там даже воздух пронизал волшбой. Как удобно, что Изабелла организовала экспедицию и от имени Хастиаса Браун идет туда навигатором, так можно решить все проблемы разом, достаточно лишь найти Арчибальда, чем, в принципе, мужчина и занимался. К сожалению, поймать ученого было достаточно сложно для князя, по времени, которого ему катастрофически не хватало. Похороны пошатнули график Лэрта значительно. Нет, у него не было траура по усопшему. Да, это его кузен, да, потеря, но не более. Оплакивать и сокрушаться о несправедливости жизни с воплями «Почему жизнь не хранит молодых?!», не было в планах мужчины и секунды. Турнир, естественно отменился, Изабелла объявила траур, и уже собравшиеся гости, вместо турнира попали на похороны родственника королевы. Новость о трагедии пронеслась вихрем по всему дворцу, ближе к утру. Это было шоком для многих, но не для всех. Может, если бы ночь сложилась бы иначе, то как-нибудь Лаэрт бы и отреагировал или даже пожалел кузена, но в тот момент сам князь был морально истощен. Поэтому эмоций на бурную реакцию у него не было. Он на мгновение ушел в себя, размышляя, какие потери несет непосредственно он и его родственники. Потери оказались минимальны, незаменимых людей нет, так что и претензий к кончине кузена он не имел никаких. Может это цинично, но это здраво.
Браун помнил прошедшую неделю как в тумане. Подготовка, ожидание, сами похороны. Деланный плачь украдкой молодых женщин, наскоро отданные распоряжения, новости об экспедиции. За это время дел было масса, однако сам Браун предпочел созерцание, ему нужно было разобраться, что делать дальше, как быть. Всю неделю Лаэрт как-то не нарочно избегал встреч с дочерью, да, может это неправильно, но ничего с собой поделать он просто не мог, обстоятельства. Он не избегал ее общества или еще что, просто он был весь в делах, то ему срочно нужно было решать какие-то проблемы, о которых он, к сожалению, не мог сказать девочке, то он вдруг страшно опечален смертью кузена и поэтому ему нужно было снова куда-то бежать. За всю неделю, с дочерью они пересеклись ну максимум, раз пять, не более. Браун чувствовал себя из-за этого не в своей тарелке, ему хотелось восполнить тот пробел, нет, он знал, что до конца это не выйдет, но хоть попытаться — то стоит. С другой стороны Лэрт не знал, как подойди к Дэль. Керрилиана просила на ней жениться. Черт, ну как он может? Жениться на своей же дочери. О Роза, да это же абсурд! Где такое безумие видели? Мышонок обусловила возможность тем, что он ведь не видел свою дочь, она росла отдельно, да и браки внутри клана только возможны. Она давила на то, что о дочери никто так не позаботится, как ее же отец. Лэрт не хотел говорить Аоэль о том, кем она ему приходится, если бы только не обстоятельства. Да, для ее психики более выгодно даже не знать о семье, а тем более о том, что ее мамочка просит жениться на ней. Было бы лучше для самой девочки, если бы она приняла князя, как мужчину, однако, Дэль была уже достаточно взрослой и она вполне могла вспомнить что-нибудь и тогда, Лаэрту придется лгать вновь и вновь, а ложь, имеет свойство всплывать на поверхность. При таком раскладе Браун может попасть в ситуацию дешевого сериала. Он уже буквально представлял эту дотошную картину «Я твой отец!», Боги, и в правду, любая мыльная опера бы обзавидовалась бы. Мужчина устало вздохнул и подпер руками лоб, вдавливая кожу лица пальцами. Необходимо просветить дочурку в ближайшее время. Однако когда ему это сделать? Он ведь собирается в экспедицию, благо, Браун успел заскочить в имение за необходимыми приспособлениями, такими, как компас, следующий желанию владельцу. Любопытная вещица, Лаэрт не имел идей о том, как она работает, однако его это не сильно смущало, главное — работает. С помощью этого компаса они некогда отыскали потерянного капитана. Проклятые пираты, с их дикими нравами, которые их самих же заводят в тупик порой. Мужчина помнил все, как будто это было вчера. Он отправился на поиски диадемы Сирены, это артефакт невероятной силы, он обещал своему обладателю усиление ментальных способностей, минимум, в сотни раз. Однако, это не все, что мог предоставить артефакт своему владельцу, иначе, Лаэрт не стал бы тратить на него свое время. Артефакт мог заставить вернуться души с того света своим свечением. Таким образом, затерявшийся дух видел бы мерцание камней диадемы, не зависимо от того, где он, в каком измерении, а при помощи диадемы, Браун мог бы уговорить жену вселиться в тело любой женщины. Это был еще один вариант, один из тысячи предпринятых. Жаль, что этот артефакт так и не нашел своего применения, очень жаль. Керри была далеко не глупой женщиной и поняла, пусть и не сразу, намерения мужа, отсекая все на пол — пути. В тот раз ему перепал компас, вот только пользоваться им у Брауна не всегда выходило (спасибо Керри за вмешательство), компас не мог понять, чего же хотел Лаэрт на самом деле. То ли к жене, призрак которой маячил вокруг с особым упорством, то ли к артефакту, который заставляет Брауна ругаться с супругой. В общем, компас нужная штука, если только ты действительно уверен в своих желаниях. Почему то Браун точно знал, что эта вещь понадобится ему в ближайшее время, из-за нее, он, собственно и помчался в имение клана.
Все было бы как нельзя лучше, вот только необходимо что-то сообразить с дочерью. Мужчина не знал, когда он закончит со своей поездкой, а оставлять Дэль одну он категорически не хотел. Придется взять ее с собой, другого варианта просто нет. Как убедить дочь в нужности поездки князь и понятия не имел, впрочем, сообразит по ситуации. Однако следует учесть, что это не прогулка на прогулочном катере, а серьезная морская экспедиция, в которой всеми правдами и неправдами нужно бороться за свою жизнь. Браун знал воды, в которых будет держать курс судно, знал, что его несколько огорчало. Опасностей больше, чем хотелось бы. Есть возможность набрести на морских русалок — сирен, а их общество не желательно в подобных плаваньях. Будь то морские волки, то да, особого вреда бы не было, да вот только Лаэрт был уверен, что команду будут составлять аристократы, мнящие экспедицию — курортом и просто забавным зрелищем. Теперь основной задачей Брауна было сделать из себя — незаменимого члена экипажа, это, труда не составит, однако необходимо к тому же убедить взять и Дэль за компанию с ним, иначе Браун на поездку не согласится, будь он хоть тысячу раз навигатором королевским. Впрочем, мысли стали более-менее ясны, да и во всем разбираться порой и не стоит...

Мужчина просидел на скамье около часа, смотря вниз невидящими глазами, подперев руками лоб. Неспешно князь принял исходную позицию, расправляя плечи, а затем и поднялся, оглядевшись по сторонам. Нужно найти Арчибальда. Князь потер пальцами переносицу, а затем хотел было потянуться за листком с адресом, который Браун предусмотрительно записал на пергамент. Его содержание он помнил. Пройдя несколько зданий, мужчина вглядывался в номера домов и, найдя подходящий, приблизился. Помещение было ветхим, а наружная дверь оставляла желать лучшего. Уже потемневшее дерево едва держалось на петлях. Да, надежным этот кусок древесины явно не назвать. Само здание было кирпичным, краска, уставшая от времени почти выцвела. Зритель мог только предполагать, в какой цвет окрашено здание изначально. Казалось, в красно-оранжевый, но сейчас эта палитра потускнела и в некоторых местах краска уже осыпалась. Мужчина хотел было постучать в дверь, а затем вместо этого повернул латунную ручку, открывая пред ее собой. Картина была той еще. Меньше всего Лаэрт ожидал здесь встретить Кэссиди. Казалось, только недавно все встало на свои места, однако чертов случай вновь спутал все карты. Как быть? Необходимо оставаться на намеченном пути. Девушка стояла посреди комнаты, близь пыльного стола, а рядом остановился ученый. Князь невозмутимо посмотрел в сторону ученого и спокойно произнес:
— Доброй ночи, Арчибальд. Меня зовут Лаэрт Браун, я ваш новый навигатор по просьбе Изабеллы.
Разумеется, детали были не оглашены, но это пока что. Впрочем, главное не теряться. Мужчина поприветствовал ученого, тот явно не ожидал такого визитера, впрочем, как и его гостья. Ла Въер растерялась и, опередив ее реплики, он едва улыбнулся и преодолев расстояние, поцеловал ей ручку, приветствуя.
— Не ожидал вас здесь встретить, миледи, приятно удивлен!
На губах у Лэрта играла легкая улыбка, ровно до тех пор, пока он деловито не повернулся к Блюменфросту, ожидая его слов.

+2

8

Арчибальду Блюменфросту, Лаэрту Брауну

Было понятно, что профессору не очень-то нужно видеть юных дамочек на своем судне. И это и не удивительно. Она понимала, что экспедиция — это не просто увеселительная прогулка, понимала, что ей не сладко придется, если она уговорит Арчибальда, но что-то внутри билось с невероятной силой, заставляя девушку делать все, чтобы попасть в члены этой экспедиции.
Вопросы, вопросы, вопросы. Голова уже начинала кружиться от них, да еще и этот шаг профессора. Было обязательно ходить вокруг нее, рассматривая каждую частичку ее тела, словно оценивая на что способна эта девушка? Его взгляд заставлял содрогнуться. Серьезный, в них читалось куча цифр и вся серьезность его действий. Было сразу понятно, на сколько серьезно он относится к этой экспедиции. Казалось, что она составляет огромную часть его жизни. И портить ее он не собирался. Все должно было быть идеально, и хрупкая девушка, точно не вписывалась в планы профессора.
— Думаю, вам не помешает на судне юнга или же помощник, который мог бы выполнять мелкую работу, — не успела девушка договорить, как дверь скрипнула, впуская прохладный воздух, который медленно обнял ее тело, оставляя на нем мурашки. Кэссиди обернулась. Наверное, сказать, что она была удивлена — значит не сказать ничего. Ее удивлению не было предела. Она так хотела отдыха и спокойствия. Работы, которая смогла бы отвлечь ее от всего, что было после бала. Видимо не удастся ей почувствовать того самого спокойствия. В голове начали мелькать сомнения по поводу того, стоит ли ей теперь навязываться в члены экспедиции. Она хотела убежать от всего, что заставляло ее думать о ненужном, а тут появился вампир, который как раз и был для нее самой большой загадкой. Браун, она до сих пор не поняла причину его действий в ту ночь, постоянно говоря себе, что во всем виноват алкоголь и вероятно он уже просто не помнить ничего о том, что тогда было. Ла Въер опомнилась, когда губы мужчины осторожно коснулись ее запястья.
— Я тоже удивлена, — мягко проговорила девушка. Ее голос был другим, совсем не похожим на тот, которым она разговаривала с профессором. Барышня с удовольствием бы промолчала на слова Лаэрта, но это было бы крайне неприличным.
На губах вампира была легкая улыбка, а в глазах смятение и усталость. Кэссиди всегда умело разгадывала то, что твориться в глазах, ей казалось это простым, однако многие даже не задумывались о том, как можно легко понять внутреннее состояние существа просто по взгляду. Браун пришел к Арчибальду уже по просьбе, значит ему будет проще. Не надо упрашивать профессора. Да и казалось без просьбы, ему было бы проще попасть на судно чем юной девушке.
Кэсс наконец посмотрела на профессора, стоящего напротив. Его взгляд был все таким же оценивающим и серьезным, она уже начинала привыкать и постепенно перестала бояться того, что ей все таки не удастся попасть на судно. Не этим, так другим способом. В голове уже созревал новый план о том, как бы попасть в экспедицию.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (29.08.2011 23:02)

+1

9

Кэссиди ла Въер, Лаэрту Брауну

Растерялась. Совершенно ясно было видно, что посетительница растерялась под напором вопросов профессора, но отступать не собиралась. Об этом говорил ее решительный разворот худеньких плечиков и прямой взгляд. Однако, было понятно, что круги, которые он нарезал, оценивая Ла Въер, смущают девушку.
— Думаю, вам не помешает на судне юнга или же помощник, который мог бы выполнять мелкую работу. — Торопливо проговорила Кессиди. Арчибальд устало вздохнул, и указала на диван, жестом приглашая присаживаться.
— Помощник, разумеется, не помешает. — Кивнул профессор, снимая пенсне, и запуская пальцу в посеребренную временем шевелюру. — Но уверены ли Вы, леди, что справитесь с этой задачей? Вы так и не ответили ни на один из заданных мною вопросов. Я должен быть уверен на тысячу процентов, что на Вас в случае какой-либо проблемы можно положиться. Быть может, поделитесь деталями своей биографии?
Внезапно петли, держащие деревянную створку скрипнули, впуская в помещение кого-то еще, а так же, пронырливый сквозняк. Арчибальд вернул пенсне на место, торопливо поворачиваясь к вновь прибывшему.
Вампир, высокий темноволосый вампир с пронзительным взглядом смотрел на Арчибальда сверху вниз, не долго задерживал свое внимание на профессоре, сразу же переключившись на Ла Въер. «Знакомы, и весьма не плохо, судя по всему», — Рассудил ученый, расплываясь в учтивой улыбке.
— Добро пожаловать в мою лабораторию, милсдарь. — Это вампир был именно тем, на кого так надеялся Арчи, когда шел открывать дверь девушке. Молодой, но опытный, достаточно богатый, чтобы стать спонсором, и совершенно деловой. Такие, как правило, руководствуются холодным расчетом, а не спонтанными желаниями. — Изабелла решила проспонсировать всю экспедицию персоналом? Она уже предоставила нам капитана, теперь здесь вы... — «Какие конкретные цели преследует Ее Величество?» — Этот вопрос волновал Арчибальда, ибо он знал Фортунатов, а королева Хастиас в первую очередь была фортунаткой. Откуда такое рвение?

+1

10

Арчибальду Блюменфросту, Кэссиди ла Въер

Реакция Кэссиди ничуть не удивила князя, вот только он ожидал несколько более холодного приема, ввиду того, что он так внезапно исчез после той ночи. Почему-то совесть его вообще ну никак не беспокоила, сейчас он считал все вполне очевидным, да и вполне ясным при первом же взгляде на ситуацию. А может, причина отсутствия совести заключалась несколько в другом, именно, в обилии информации за последнее время. Мозг отчаянно нуждался в отдыхе, ровно так же, как и тело. Дорога была весьма изнурительной, и задерживаться здесь Лаэрт вовсе не собирался. На слова девушки он предпочел промолчать, избегая лишних вопросов, да и, собственно, обстановка на выяснение таких вещей была не самая подходящая.
Браун учтиво улыбнулся в ответ на приветствие ученого. Наблюдать за ним было довольно любопытно, учитывая тот факт, что его интерес был подогрет жаждой коммерческого вклада в его идею. А тут, визитер шел непосредственно от основного спонсора и интерес его лишь в самой поездке, во всяком случае, Арчибальд так думал. Это было не так сложно понять, все вполне логично. Тут же, мысли Брауна были подтверждены логичным вопросом ученого мужа. Выслушав его, Лаэрт едва заметно усмехнулся, вряд ли его собеседник это заметил.
— Персоналом? — Князь неприятно усмехнулся.
— Арчибальд, я не меньше вас представляю себе всю ценность этой экспедиции, поэтому моему обществу на этом судне вы обязаны далеко не королеве, а, скорее, Розе.
Слова Брауна были непринужденными, с нотой сарказма, будто бы Браун рассказывал Блюменфросту позорно-очевидные вещи, которых ученому не знать было просто стыдно. Лаэрт с секундной паузой продолжил, подводя черту своей мысли в своем ответе:
— Разумеется, спонсорство Изабеллы не несет подоплеки снабжения, как вы сказали, — здесь Браун проявил в голосе какую-то усмешку, — персоналом. Деньги вполне реальны и этот вопрос вам следовало решать с самим капитаном. — Лаэрт язвительно улыбнулся, — Полагаю, вы этого не сделали, раз уж задаете таких вопросов.
Мужчина изобразил скучающий и немного разочарованный взгляд, он обвел помещение и отметил, что ничем примечательным оно не выделяется. Разве что, обилие различных приборов, поражающих воображение. Лаэрт сделал несколько шагов в сторону стенного шкафа, заставленного какими-то приспособлениями, предварительно заключив руки в замок за спиной. На Арчибальда он уже не смотрел, взглядом его завладели удивительные вещички, о надобности которых Лаэрт пытался догадаться. Не смотря на переключение внимания, Браун продолжил свои суждения, переходя собственно, к причине, по которой он все еще здесь.
— Один момент, Блюменфрост. Насколько я знаю, сроки набора экипажа вас уже поджимают, а вы явно нуждаетесь в моих знаниях, без них вы далеко не уплывете, а учитывая тот факт, что Ксенон движется, — Браун повернулся лицом к ученому и картинно покачал головой, изображая какое-то сочувствие, — Вам будет крайне сложно сориентироваться в направлении, ваш капитан явно не совладает с маршрутом и ваша экспедиция просто провалится.
Браун понимал ситуацию, Блюменфрост отчаянно нуждался в опытном навигаторе, иначе вся его поездка обречена на крах, они не смогут добраться до Ксенона и набредут на сирен, после чего вся экспедиция накроется медным тазом.
— Учитывая мои и ваши интересы, я помогу вам в вашей экспедиции, однако на судно возьму с собой одну личность. Ее я предпочту не оглашать, проблем с этой личностью на борту не возникнет, под мою ответственность.
Деловым тоном Браун закончил и, внимательно наблюдал за реакцией Арчибальда.
-----------------------------------------------------
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Лаэрт Браун в экспедицию принят.

+2

11

Арчибальду Блюменфросту

2 августа 1826 года.

Три одинокие фигуры быстро шагали меж высоких одинаковых зданий поздней ночью. Тело Карла полностью скрыл темный плащ. Рыжие волосы пропали под тканью просторного капюшона. Крупный вампир не стал неприметнее, но его рыжие волосы привлекали куда больше внимания. Рядом с ним, облаченный в похожую одежду, шагал Шварцмайер. Синистер — ещё один попутчик — обходился без лишней маскировки. Высокий и подтянутый мужчина в светлом костюме, он шел между ними. Со стороны казалось, что это телохранители некоего знатного или богатого господина.
Недавние события застали Карла врасплох. Члены «Лютой Стаи» убивали и раньше, но впервые стражи порядка подобрались к Груффиду так близко. К счастью, пока все догадки строились исключительно на внешнем сходстве Карла и портрета лидера преступного формирования, составленного на основе показаний, но и это уже немало. У потомка норданских тиранов слишком приметная внешность.
Одиноким хищником быть намного проще, но Карл сейчас не жалел об организации группировки. Так намного веселее.
Синистер предложил убраться из Дракенфурта. Кольцо вокруг Карла сужалось, но, к его счастью, был один способ вырваться из него...
Карл, признаться, не видел объявлений о предстоящей «Экспедиции». У него никогда не было тяги к приключениям и жажды новых открытий. Но это путешествие было отличным шансом вырваться из города без всяких проблем, прихватив с собой и Вольфганга.
— К сожалению, мы спохватились довольно поздно. Устроить вас двоих простыми членами экспедиции или пассажирами уже не выйдет, но, к счастью, я нашел решение. Карл, ты будешь проводником, — негромко звучал голос Синистера. Это он узнал о том, где искать Арчибальда, и именно он продумал всю схему.
— Проводником? Почему сразу не известнейшим алхимиком или ученым? — выбора особого не было, но Груффид, право, не представлял себя в роли проводника.
— Не стоит волноваться, я обо всем позаботился. Вот только потом, после отплытия, тебе придется импровизировать.
— И лучше забыть про настоящие имена и графский титул, — дополнил Синистер.
— Это и так ясно, — вяло отозвался Карл. Граф Груффид — представитель могущественного клана — отправляется в роли проводника, а не спонсора — это немного странно. Знатные горцы не упустили бы шанса показать свое могущество и богатство.
— Ты представишься Грегори Гильфом. Я уже предоставил Арчибальду некоторые сведения о мистере Гильфе и о том, какой он умелый проводник, а дальше тебе придется импровизировать, — Синистера не зря прозвали пауком. Иногда казалось, что его невидимые сети повсюду.
Прошло немного времени, и они оказались в довольно просторном и темном помещении, куда их и вывел Синистер, уже успевший тут побывать. Груффид предварительно передал плащ Серпенвилю. В темном костюме он выглядел менее зловеще и более солидно.
— Доброго здоровья, господин Блюменфрост, — начал Карл осторожно.
— Я, к сожалению, совершенно недавно узнал о вашем предприятии, но хотел бы оказать вам посильную помощь. Мое имя Грегори Гильф. Я видел тот самый остров с высоты птичьего полета и, думаю, что все-таки сумею помочь. Вы ведь и сами знаете, что картографы тут бесполезны, — Карл говорил не слишком быстро, удивительно спокойно. Раз уж Синистер уже передал Арчибальду фальшивые сведения, то не стоит слишком напрягаться. Груффид почти не волновался. Профессиональный лицемер, отточивший умение лгать. Главное выбраться из города, что делать дальше, он придумает.
— А это мой телохранитель. Путешествия, как вы и сами знаете, бывают полны опасностей, — Карл жестом указал на Вольфганга. Шварцмайер был гораздо меньше Груффида, но это ведь не главный показатель.
Оставалось лишь дождаться вердикта Арчибальда. Карлу не нравилось подобное ожидание, когда все зависит от предвзятого мнения какого-то человечка, но, увы, приходится мириться.

Отредактировано Карл Груффид (30.08.2011 15:48)

0

12

Карлу Груффиду
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png
2 августа 1826 года.

Арчибальд внимательно осмотрел представившегося перед учёным рыжеволосого вампира: остроконечный подбородок и хищные глаза, точно такие же, как у убийцы. Внимательный пристальный и спокойный взгляд, было сразу видно, что Грегори совершенно не нервничает. Почти.
Будь ты даже обычным учёным, но сразу ведь замечаешь крапинку пота стекающую по лицу. Сразу замечаешь бьющуюся жилку на виске. Всё это говорило о нервном состоянии Гильфа, недавно представившегося перед Блюменфростом во всей красе вместе со своим телохранителем.
— Да, добро пожаловать, — это было небольшое замкнутое помещение с одной дверью и совершенно без окон. Лишь отбившийся кирпич пропускал слабый тусклый лунный цвет, придавая этой комнате немного зловещий оттенок. В ней пахло чем-то горелым, чем-то дурнопахнующим. Арчи подёргал носом и продолжил: — Вам повезло, ведь в эти часы, в эти минуты, я никоим образом ничем не занимался.
На улыбке представителя человеческого рода появилась едва заметная ухмылка: — Слава ветхим сиськам, что вы не очередной спонсор! Знаете сколько их здесь развелось! — Небольшая пауза, в то время как гений что-то подправлял, — Но и проводников тоже хватает. Путешественникам нет предела! Никогда не думал, что моя экспедиция станет настолько же популярной, как электричество и роботы в моём доме, как теория о всемирном притяжении... Как очередная победа Эдисона, чёрт!
Профессор буркнул, вспоминая о своём самом главном конкуренте, отбирающем у Блюменфроста нобелевские премии. Но на этот раз, механизированный экипаж этот старый пердун Эдиссон не сделает, он же вообще не в курсе!

0

13

Арчибальду Блюменфросту

2 августа 1826 года.

Карл предельно сдержанный тип, особенно в сравнении с прочими могущественными горцами, но сейчас он с трудом удержал отвращение в пределах сознание и не поморщился. Воспитание высокомерных Груффидов все же оказывало влияние — его усиливало нежелание оказаться в тюрьме из-за чужой оплошности — потому уговаривать какого-то жалкого человека весьма неприятно. Сказывалось некоторое раздражение. Это претило Карлу, но, увы, приходилось мириться с этим досадным недоразумением человеческого происхождения. Надо сказать, это отлично удавалось рыжеволосому графу. Он довольно часто и даже с легкостью попирал собственную гордость. Сказывалась вековая практика.
Карл и Синистер переглянулись. Серпенвиль лишь незаметно пожал плечами. В каждом деле есть свой, так называемый, элемент неожиданности.
— Не думаю, что это плохо. Деньги никогда не бывают лишними, — как можно более непринужденно сказал Груффид. Он бы преспокойно пропустил все слова Арчибальда мимо ушей, но раз уж от этого человечка так много зависит...
Карл понял, что следует попытаться убедить первооткрывателя в том, что их стоит взять на борт. Весьма неприятно, но вполне ожидаемо: не стал бы он, право, брать на борт первого встречного.
— Мы весьма выгодны. Нам сгодится место рядом с простыми юнгами или иное скромное пристанище. За свою помощь мне хватит и доли юнги, так как отправляюсь в это путешествие я не ради денег. В крайнем случае, он может взять на себя обязанности юнги, — Карл мотнул головой в сторону Шварцмайера. Не очень приятно, но убраться из города желает и Вольфганг.
— И, я думаю, специалисты не бывают лишними, особенно в таких рискованных и полных неожиданностей предприятиях, — признаться, больше никакие весомые аргументы не приходили Карлу в голову. Он уже подумывал о том, чтобы подавить волю Арчибальда. В конце концов, люди обычно менее устойчивы к псионическим воздействиям.
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Карл Груффид в экспедицию принят.

Отредактировано Карл Груффид (30.08.2011 18:54)

0

14

Арчибальду Блюменфросту, Кэссиди ла Въер

1 августа 1826 года.

Браун не стал разводить демагогию на ненужные темы и обратился к профессору сразу по делу.
— Учитывая мои и ваши интересы, я помогу вам в вашей экспедиции, однако на судно возьму с собой одну личность. Ее я предпочту не оглашать, проблем с этой личностью на борту не возникнет, под мою ответственность, — закончил мужчина, на что Кэссиди легко усмехнулась. Сама толком не понимая своих размышлений, которые вызвали такую усмешку, девушка решила не вдаваться в подробности мыслей своего бурного разума, который постоянно меняет одну картинку на другую, создавая все новые и новые раздумья по разным поводам. Обычно это заканчивалось долгими прогулками и размышлениями о жизни. Хотя что можно понять в жизни? Мы не в силах предсказать будущее и понять всю сложность нашей жизненной конструкции. Одни склоняются к одному предположению, другие к другому, но ничего определенного нет. Почему мы встречаем кого-то? Зачем мы влюбляемся? Что за случайности, которые, вмешиваясь в нашу жизнь, могут в корне изменить ее? Зачем мы порой засыпаем не в то время и не в том месте? Зачем оказываемся рядом с кем-то? Почему мы порой не замечаем очевидного и словно слепые котята, ищем выходу оттуда, откуда его нет? Это слишком сложно. Эти вопросы не имеют ответа. О них можно размышлять до бесконечности, так и не приблизившись к результату. Ссылаясь на проделки Моргота, мы виним его в том, что у нас не получилось или в какой-то нелепо сложившейся ситуации, которая, возможно, на самом деле может в скором времени привести нас в лабиринт, который закончится как нельзя лучше.
Сегодня мы встретили одного человека, а завтра мы прошли мимо другого, совсем не замечая, как развивается наша жизнь. Каждый наш шаг, каждое событие, которое с нами происходит, все это медленно выводится кисточкой на холсте, развивая и добавляя все новые краски в нашу, порой, непонятную картину жизни. Случайности не случайны, они складываются в единое целое, открывая все новые и новые дороги перед нами. Ступив на одну, мы можем гадать что было на других, но мы никогда в точности не узнаем действительно верное ли было наше решение, или все же, ступив когда-то по другому пути, мы были бы счастливее. Опять же, размытое понятие счастья.
Обо всем этом можно говорить вечность, опять же не придя ни к каким выводам и не поняв реальность, в которой мы порой путаемся, не понимая что является истинной, а что ложью.
Дослушав Брауна, Кэссиди перевела взгляд на профессора и продолжила, все так же пытаясь уговорить Арчибальда взять ее на судно.
— Я сомневаюсь что в моей биографии вы найдете что-то связанное с подобными плаваниями. Но я вас уверяю, что в случае чего, я сделаю все, что будет в моих силах. — Кэссиди говорила серьезно, ей не очень хотелось подлизываться к такому человеку, это было бы, как минимум, глупо. Подобная экспедиции не увеселительная прогулка, она это поняла когда увидела самого Блюменфроста.
-----------------------------------------------------
https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Кэссиди ла Въер в экспедицию принята.

0

15

Лаэрту Брауну, Кэссиди ла Въер

1 августа 1826 года.

И все бы ничего, и он был рад появлению Брауна, но пронзительный взгляд и мягкий, чуть саркастичный тон... Словно заставляли Арчибальда нахохлиться, закрыться от этого мужчины где-нибудь подальше, и гордо вскинув голову выпалить в воздух: «Подумаешь, нашелся тут...» Увы, Блюменфрост находился не в том положении, чтобы захлопнуть дверь перед носом темноволосого вампира, а потому прикусил язык. Лаэрт прав — опытный навигатор послан ему самой богиней. Разумеется, в поездке оба преследуют свои цели, но это не имеет особого значения, если средства достижения целей одного не будет мешать другому.
— Вы так уверены в том, что без Вас экспедиция обречена на провал, милсдарь? — Прищурился Арчибальд. Железная уверенность в голосе начинала раздражать профессора, так как ранее, сарказм. Он пропустил насмешливый вопрос о капитане и протерев пенсне о край жилета надел его обратно на нос. — В таком случае, пусть богиня хранит Вас от ошибок, после столь громких заявлений, весь экипаж корабля доверяет Вам свои жизни. — Блюменфрост пожал плечами, и отвернулся к столу, краем глаза отметив, что Ла Въер все еще в комнате, и полна решимости добиться расположения профессора. — Я не собираюсь интересоваться личностью, которую Вы намерены провести на борт, надеюсь только, что вы не из тех, что сами создают себе проблемы. Добро пожаловать в экипаж. Что же до Вас, леди... — Теперь все внимание Арчибальда было обращено к Кессиди. Выражение лица девушки было серьезно, почти непроницаемо, однако в глазах сияло что-то... что-то... — Вы не можете похвастаться опытом работы на воде, однако уверены что в экстренной ситуации сможете не только не мешаться, но и быть полезной? Это громкое заявление. — Блюменфрост облокотился на край стола, и снова сняв пенсне потер глаза. Он устал, с этой экспедицией голова напоминала раскаленный котел, в котором булькало серое вещество, постепенно выкипая. — Я принимаю Вас как члена экспедиции, как еще одну пару рук. Вы должны быть постоянно на подхвате, быть готовы подменить кого-то из членов экипажа в любую минуту. — Мужчина моргнул и посмотрел на Кессиди. Наверное, сейчас он был похож на старого филина. — Надеюсь, вы понимаете о чем я. В случае чего пеняйте только на себя.

0

16

Арчибальду Блюменфросту

2 августа 1826 года.

Тихий стук нарушил относительную тишину комнаты. Дверь тихо отворилась, лишь чуть скрипнув петлями для приличия. Эсмеральда проскользнула в комнату, аккуратно притворив за собой дверь. дабы проказливый ветерок не разметал по комнате вездесущие бумаги. Женщина приветливо улыбнулась, кокетливо помахав ручкой сидящему за столом мужчине из рода людей. Арчибальд Блюменфрост как всегда был весь в делах, пребывая в не самом лучшем расположении духа. Этот суровый мужчина забавлял Лэйкмур своей подчеркнутой собранностью и склонностью к весьма опасным авантюрам. Она уже давно была с ним знакома, хотя и не могла назвать близким другом, да и вообще — другом. Скорее уж он был деловым компаньоном, с которым в своё время проворачивались дела самого разного рода.
— Добрый вечер, Арчибальд, ах, я как всегда очень вовремя... смогу ли я когда-нибудь застать тебя врасплох и увидеть нечто более интересное, чем твою ссутулившуюся над рабочим столом фигуру? Нет? О, как печально...
Не дожидаясь приглашения, вампиресса прошла вглубь комнаты и удобно устроилась на стуле. Между ней и Блюменфростом пролегал широкий стол и много-много веков опыта. Клыкастая улыбка, украсившая алые губы Эсме, позволяла прочитать намерения госпожи Лэйкмур без всякой телепатии.
— Арчи, я хочу записаться в твою авантюру! — сразу с места в карьер, рассусоливаться одержимая жаждой новых впечатлений Эсме не любила. Тонкая ручка в кружевной перчатке взметнулась вверх, пресекая всякие попытки мужчины вставить хотя бы слово. — Данная затея обещает быть интересной, и ты просто не имеешь права отказать мне в удовольствии поучаствовать в столь сомнительном предприятии. Я надеюсь, что моя «пригодность» не подлежит сомнению?
На самом деле Лэйкмур отчасти лукавила, не только жажда новых впечатлений привела её к порогу этой обители... но маленькие тайны все равно являются тайнами.
— Итак, ты берешь меня в экспедицию или мне брать дело в свои руки? — тонкая бровь угрожающе изогнулась. Старейшина Аскаров могла насолить кому угодно, было бы на то желание и причины... У неё, между прочим, уже собраны чемоданы и все приготовлено к скорому отплытию! Так что, данная экспедиция станет больше на одного члена, или же будет вообще распущена по причине резкого вмешательства разного рода криминальных и не слишком элементов в дела, касающиеся непосредственно корабля и всей команды.

+1

17

Эсмеральде Лэйкмур
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png
— Милочка, — расплылся в улыбке Блюменфрост, когда аскаровна закончила, — право же, ты так обезоруживающе прямолинейна и настойчива, что я сражен и покорен... Не зря вампирессы вашего рода славятся своей генетической силой. Сколько страсти, сколько целеустремленности! Сравнил бы твою жизненную энергию с человеческой, да вы считаете нас расой третьего сорта. Ты сейчас могла уловить издевку в моих словах, если бы была менее самоуверенной дщерью Аскаровой, способной обращать внимание на такие подтексты, но даже если бы уловила — уверяю тебя, я не имел ее в виду. Я действительно восхищаюсь этими качествами твоего характера. И понимаю, что они не оставляют мне шансов. Ведь если я тебе сейчас откажу, — поморгал он, шевеля ноздрями и изображая загнанного в силки суслика, — ты найдешь способ заставить меня изменить решение: закатишь истерику, станешь шантажировать, соблазнишь, скомпрометируешь, проберешься тайком, псионику используешь, наконец. У меня ведь нет шансов? В смысле, разве я могу тебе отказать, душа моя. Тем более, что твой родственник, Лукас-Абель, спонсирует мою пенсию... то есть, наш проект. Или что там у тебя было припасено в качестве козыря? В общем, не трать свое время на благодарность, лучше поцелуй старого ворчуна, — подставил он щеку, — мне приятно, тебе не трудно... И это самое... захвати для меня в дорогу ваш домашний эликсир от подагры. Совсем замучила, зараза, — потер он коленный сустав, — мне полезно, тебе не трудно.

0

18

Арчибальду Блюменфросту

Аккуратно встав со стула, дабы не помять платье, вампиресса перегнулась через стол, мысленно сожалея, что у её нынешнего наряда нет декольте. Мягко улыбаясь, она медленно приблизилась к Арчибальду, но всего в нескольких сантиметрах от его щеки остановилась, громко клацнув клыками.
— Как же ты любишь искушать несчастных пожилых женщин вроде меня, мой дорогой. Смотри, я же могу и поддаться! — с этими словами Эсмеральда звонко чмокнула человека в макушку и снова вернулась на ту сторону стола.
Привычным движением оправив перчатки на руках и разгладив складки своего платья, леди Лэйкмур чуть склонила голову в знак благодарности за столь обдуманное решение.
— Я обязательно выполню твою последнюю просьбу. Я просто знаю, что средства клана Аскар, столь разумно потраченные юным Лукасом, не пропадут зря.
«Я об этом лично позабочусь... сразу после того, как надеру этому бойкому мальцу уши за такие вот выходки!» — мысленно добавила женщина, уже раскланиваясь перед уходом. Лэйкмур знала о замыслах Лукаса, собственно это и была та маленькая тайна, ради которой старейшина клана решилась пуститься в столь рискованное предприятие. На молодого Абеля у Эсме были свои кланы, и даже в смерти он не уйдет от Матушки, радеющей за будущее собратьев!
— Значит на том и порешили. До встречи на корабле, Арчибальд, — послав мужчине воздушный поцелуй, Эсмеральда покинула комнату. Более ей ничего не было нужно, детали экспедиции узнает по ходу дела.
Уже выйдя на ночные улицы города, Лэйкмур посмотрела куда-то ввысь, прокручивая в голове воспоминания давно минувших дней. А ведь когда-то она и сама была не только матриархом большого семейства, уважаемой досточтимой вампирессой и вообще старейшиной. Были же и молодые годы, девичий пыл и тяга к приключениям! Хотя... почему это были?
На алых губах женщины заиграла кошачья улыбка. Она зашагала по мостовой, направляясь к ожидавшему её на другой стороне улицы кебу. Впереди её ожидали веселые дни, и не только её.
«Не так ли, дорогие Арчибальд и Лукас?» — мысленно обратилась она к звездному небу. Далекие звезды промолчали.
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Эсмеральда Лэйкмур в экспедицию принята.

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Дом «Крысиная лачуга» (продается!)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно