Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Транспорт и коммуникации » Передвижной цирк «Избара Раста»


Передвижной цирк «Избара Раста»

Сообщений 1 страница 30 из 137

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/16-Transport-i-kommunikacii/Peredvizhnoj-cirk-Izbara-Rasta/ir2.png

Как только ночь опускается над зеленеющей поляной и затихают звуки городской суеты, просыпается сказка странствующего цирка, гостеприимно раскинувшего свой шатер для прибывших зрителей...
Всполохи тысячи огней, красоты ради становятся отражением звездного небосвода... А звуки скрипок и флейт сливаются с песней ветра и костра.
Пестрые цвета серпантина, разлетающегося под высоким куполом-шапито, кавалькада клоунов в огненно-рыжих париках, гуттаперчевые гимнастки, балансирующие на тончайшей проволоке, жонглеры на немыслимых ходулях, факиры, фокусники, иллюзионисты... Прирученные пантеры, ластящиеся, словно котята к руке отважной дрессировщицы, медведи, змеи... Кружащиеся в причудливых танцах красавицы из древней Айзы... Силачи, метатели ножей...
В магическом круге цирка парад гротескных персонажей закружит вас в умопомрачительной карусели бродячих артистов.

(Мэгги Крауч)

Участники труппы

Грюндельф
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/ir4.png
Фамилию этого вечно брюзжащего пожилого человека не знает никто, даже, наверное, Виолетта Божан, единственная, кто помнит этого скрягу и вредину едва ли не с юношеских лет.
Сейчас, как и много лет назад, он является ведущим в цирке, администратором, хоть сам цирк не единожды сумел сменить и название, и хозяев.
Около двух лет назад прежний владелец, заядлый игрок и выпивоха, проигрался в карты Чарли Краучу, а играли они, как вы уже могли догадаться, на несколько кибиток и потертых шатров, носивших когда-то гордое имя цирка «Парад масок». Вместе с немногочисленным реквизитом чете Крауч достались и сам Грюндельф, не умеющий зарабатывать на жизнь ничем, кроме как хорошо поставленным голосом и виртуозными шутками (да-да, шутить он умеет, но исключительно на публику), и его неизменная спутница (а еще и подруга, и сиделка), Виолетта Божан.
Понятное дело, новое руководство, да еще и такое молодое и предприимчивое, не пришлось по вкусу такому снобу, как Грюндельф, да только довелось ему подчиниться настойчивым уговорам и улыбкам Виолетты, всегда знающей, с какого боку подойти к своему любимому зануде.

-----------------------------------------------------

Мама Божан
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/ir7.png
Виолетта на заре своей карьеры была великолепной танцовщицей, сводившей с ума мужчин одного за другим. Под чары этой кареглазой веселушки подпали не только ее будущий муж — Огуст Божан — знаменитый на всю Норданию дрессировщик, но и начинающий циркач Грюндельф.
Много лет он добивался внимания своей возлюбленной, и удача улыбнулась ему в тот момент, когда Огуст впервые ударил свою молодую жену.

Вот уже 30 лет как они вместе — тайные любовники, пережившие не только мужа-рогоносца, но и несколько дуэлей, жизненных разочарований и... рождение собственных детей, искренне считающих отцом мистера Божана.

В «Избара Раста» мама Божан занимает особую роль. Здесь она не просто заботливая матушка и наставляющая всех на путь добра подруга, в большой семье цирка она поистине стала душой — большой, теплой и любящей — душой их компании.

-----------------------------------------------------

Реджина и Анна
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/ir2.pnghttp://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/ir6.png
Две девушки, две сестры, две половинки.
Реджина — юная красавица-дрессировщица, любимая дочь Огуста, пошедшая характером в отца. Немного грубоватая прямолинейность, чуть завышенная самооценка и предельная активность. А еще она сладострастница. Но лишь избранные попадают в ее алый шатер, охраняемый прирученным ею «котенком» — Муаррой.

Анна — старшая из сестер, кротким нравом и терпимостью заметно отличается от Реджины. Самая большая страсть ее — танец. Дикий, необузданный. Здесь она полностью находит выход скрытым эмоциям. Во время выступлений носит яркую одежду и желто-красный парик.

-----------------------------------------------------

Семья Лионетт: Жозе и Рене, Лорелей и Керстин
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/ir3.pnghttp://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/ir5.png
Эти четверо молодых людей, по чести сказать, не имеют общих родителей, да, в общем-то, биологических родителей они и не знали никогда. Зато искренне и со всей любовью неприкаянных сердец они уважают и нежно любят мазель Леонтию Лионетт — хозяйку и воспитательницу детского дома, куда посчастливилось попасть каждому из них в свое время.
Леонтия — в юности прославленная акробатка — получила травму на манеже, но благодаря помощи друзей не пропала в трущобах, как многие другие артисты, не знающие ничего кроме своего таланта. Эта бойкая женщина выкупила небольшое здание в неблагополучном районе столицы Хастиса и организовала в нем приют для брошенных детей.
Не имея собственного потомства, она воспитывала беспризорников, как своих собственных, впрочем, не забывая и о строгости.
17-летним Жозе и Рене, как и всем старшим ребятам, было поручено опекать малышек-близняшек Лорелей и Керстин, на 10 лет младше.
И вскоре эта четверка так сплотилась, что расстаться детишки уже попросту не могли.
Отчаянные хулиганы, под чью заботу были вверены девочки, быстро переросли переходный возраст и юношеский максимализм, а девочки, почувствовав себя в безопасности, росли уверенными в себе и беспечными.

Когда же «Избара Раста» с примкнувшими уже к ним Грюндельфом и Виолеттой (старыми друзьями мазель Лионетт) проезжали мимо Равены, то подросшим талантливым ребятам, с детства наслышанным о чудесных приключениях переезжающего цирка, было предложено присоединиться к труппе. Очень помогли постоянные занятия, проводимые Леонтией с детворой — учить пришлось не так уж и много.

-----------------------------------------------------

Тиренд Дир
Метатель ножей. Отчаянная личность. Поговаривают, что в прошлом этот дерзкий мужчина был пиратом, кто-то даже наслышан о его бандитском прошлом на улицах Дракенфурта. Лучший друг Чарльза.

-----------------------------------------------------

Джакарра (Кианг Вейцы)
Глотатель огня. Молчаливый, спокойный, гордый выходец из Хурбастана. О себе и о своей прежней жизни никогда ничего не рассказывает, лишь изредка можно заметить, как на строгом лице расцветает черным тюльпаном грусть...

-----------------------------------------------------

Луис Лем
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/ir1.png
Жонглер. Весельчак и любитель женщин — ими он жонглирует так же ловко, как своими снарядами. Вечно соревнуется и по-доброму подначивает братьев Леонетт, тоже любителей прекрасного пола.

-----------------------------------------------------

Тони Стоун
Силач. Простоватый добряк Тони — высокий рост и гора мускулов абсолютно не помогают ему казаться устрашающим среди близких людей, зато зрителям он внушает неподдельное восхищение и трепет.
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/ir9.png

-----------------------------------------------------

Марко Бейлиз
Мим. Грустный красавец с невероятными сапфировыми глазами, беззаветно влюблен в Реджину, о чем молчит с первого дня встречи.
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Transport-i-kommunikacii/ir8.png

+2

2

Начало игры
По проселочным дорогам катились тяжело нагруженные повозки, прогибаясь и поскрипывая на особо лихих ухабах. При каждом таком подпрыгивании, внутри одной из повозок что-то позвякивало, из другой слышался стук и сиюминутное же ругательство или, наоборот, веселый смех, из накрытой зеленой тканью клетки (что обнаруживалось по угловатой форме топорщащегося тента) то и дело слышалось грозное рычание... но все звуки перебивала, конечно же, музыка.
Полная радости и задора, она возвещала на всю округу о приближении бродячих артистов.
Как только веселый караван проезжал мимо какой-нибудь деревеньки, из только что плотно закрытых окон и дверей высовывались веснушчатые детские мордашки и малышня, свистя и радостно вереща, со всех ног бежала посмотреть на циркачей. Вслед босоногой ребятне, заливаясь лаем, неслись, такие же чумазые, как их хозяева, псы.
Часто случалось так, что кибитки, прервав свой многодневный переход, останавливались на пол денька, устраивая для селян маленькое импровизированное представление, конечно же, совершенно бесплатно. К вечеру, усталые, но довольные, артисты вновь пускались в путь, а в продовольственных сетках переездной кухни прибавлялось по 1-2 курице и корзине с овощами-фруктами.
Ночами же, когда на дорогах переставала клубиться пыль, а бархатное небо просвечивалось мириадами сияющих звезд, на гостеприимном поле вспыхивали десятки костров, а в отбрасываемых ими бликах, оживали тени людей. Уставшие от вынужденного бездействия, артисты разминали затекшие мышцы, устраивали шуточные соревнования, репетировали. А над огнем уже бурлили котелки, распространяя аппетитные ароматы по всему лагерю.
Лишь после полуночи наступала почти неуловимая тишина и ускользающее подобие спокойствия, наступала для того, чтобы уже с первыми лучами солнца, побрякивая скарбом, караван вновь устремлялся за розово-золотой горизонт.

Мэгги всматривалась в приближающийся силуэт Дракенфурта. Уже год, как она покинула эти стены, год, как не видела ласковые глаза матери, нарочито грозный, но искрящийся смехом взгляд отца и... и Люсиду, милую, добрую Джин.
Сам по себе город не был для любящей перемещение дочери кочевого народа чем-то важным, но воспоминания о проведенных в этих местах годах детства, безусловно, приятно грели душу. И все таки домом для Мэй был Чарли.
Чарли... вот уже несколько месяцев, как он получил тревожащее письмо от матери и, оставив шапито на руководство жены, помчался к Роузвелли. Загородное поместье семьи Крауч, лишь недавно вновь ставшее жилым, когда мадам Крауч решилась вернуться туда после долгих лет жизни без мужа, находилось в нескольких часах езды от Дракенфурта. Сейчас мать Чарли болела, но это все, что знала о ее состоянии Мэг. Сердце ее разрывалось между желанием пересесть на быстроногую Лоту и, преодолев несколько километров, соединиться с любимым, помочь ему и свекрови... и ответственностью перед друзьями и подчиненными.
Тяжело вздохнув, девушка щелкнула вожжами, поворачивая повозку к уже примеченной поляне меж двух дорог на деревни «Малые пустоши» и «Шефтель».
Прежде чем караван устроится на долгую, в несколько месяцев длинной, стоянку, предстояло еще очень много работы — подготовить место, разгрузить тюки, натянуть шатры, самый большой из которых, главный, мог поместить в себе несколько малогабаритных хижин и вполне себе приличный особняк. Давно выработанная схема действий позволяла артистам, не сталкиваясь друг с другом, устроиться на новом месте.
И все таки, пока все было готово, прошел не один час — начав утром, закончили они лишь к ночи. Зато все усилия стоили восхищения преждевременно прибывших случайных зрителей.
Собираться в дорогу было уже поздно. Легкий ветерок развивал темные кудри, заплетаясь в длинных цветастых юбках девушки, крупные позолоченные серьги грустно позвякивали, когда Мэгги, обреченно взглянув на темные шпили города, повернула к своей палатке.

Отредактировано Мэгги Крауч (24.06.2011 12:25)

+3

3

Начало игры
По широкой пыльной дороге медленно шла девушка. Хотя издалека сразу не скажешь, девочка это или мальчик. Уж больно одета она была по-мальчишески. Она шла медленно, никуда не торопясь. Кстати, а где она была? Дорога, по которой она шла, вела из деревни «Малые пустоши». Она только что была у своего знакомого. Айрин бывает там иногда, когда денег уже нет, а есть хочется. Он приютил ее. Может от того, что выглядела девушка маленькой, и он думал, что она не выживет, а может этот человек просто добрый. Кто знает? Так вот, сейчас, Айрин возвращалась в город, для того, что бы немного поработать. Не вечно же сидеть на шее у хорошего человека. Шлепая босыми ногами по пыльной дороге, девушка весело что-то насвистывала, разглядывая природу. Не часто ей приходилось выбираться из города. Обычно она ходит по оживленным улицам, лазя по чужим карманам. Ну, да ладно. У каждого своя судьба. Но вот, вдали показался разноцветный шатер и девочка удивленно остановилась. Даже веселая песенка пропала. Айрин раскрыла свои большие глаза еще больше и улыбнулась. Искренней детской улыбкой. «Цирк! Здорово-то как!» — весело подумала девушка и, вприпрыжку, направилась к шатрам. Чем расстояние становилось ближе, тем быстрый шаг девушка становился медленнее. Вокруг было столько красок и веселья, что дух захватывало. Айрин остановилась, не добежав до цирка каких-то десяти метров. Она восхищенно рассматривала все вокруг. Девушка всегда хотела попасть в цирк, но, увы, этого не может быть. Она всего лишь девчонка, которая славиться только тем, что ростом маленькая. А еще хрупка и гибкая, но для чего ей эти качества на улице? С ними она не может дать сдачи. Остается лишь убегать.
Голубые глаза восторженно сверкали, но как бы подойти поближе? Айрин огляделась и заметила недалеко дерево. «Ну, была, не было!» — азартно пронеслось в мыслях, и девушка быстро подошла к своей цели. Забраться на дерево труда не составляло, поэтому через пару минут, она уже наблюдала за тренировками циркачей. «Как же ловко они все делают!» — с завистью подумала Айрин и тяжело вздохнула. Она-то понимала, что ловко может только красть, обманывать и влюблять. Свесив ноги вниз, девушка начала ими болтать и стала похожа на маленького ребенка. Если бы ее кто увидел, не дал бы больше двенадцати лет.
Сегодня для Айрин был хороший день. Просто, без причины. Бывает же так, что проснешься утром, и всех расцеловать хочется! Вот сегодня у девушки именно такое настроение. Не хочется грустить. Хочется радоваться жизни, шутить и смеяться. А еще хочется, что бы было с кем смеяться. «Интересно, а где Билли?» — задумалась девушка. Билли был ее...не то чтобы другом, а приятелем. С кем она много проводит времени. Но в последнее время, а точнее дня три назад, Билли пропал. Может, умер, а может еще что. Айрин не хотела про это думать. Она верила, что он жив. Девушка так задумалась, что не заметила, как ветка деревца под ней согнулась и, с громким треском, обломилась.
Падение было жестким.
— Ой, ой, ой, — прохныкала девушка, даже не пытаясь встать. Упала она не удачно. На спину, и кажется, будет большой синяк. Нет, огромный синяк. Сейчас было как-то не до разоблачения. Но она надеялась, что треск ветки никто не услышал.

+2

4

Добраться до постели, которую из себя представлял потертый, но чистый матрац, набитый соломой, не удалось. Треск надломанной ветви и глухой удар отвлекли Мэй от грустных мыслей. А когда девушка увидела, что прямо под деревом, припорошенная листвой и сухими веточками лежит, постанывая от боли, ребенок, и вовсе выбросила их из головы. Подобрав юбки, она поспешила к пострадавшему.
Из соседней палатки выглянул Тони, добродушный круглолицый силач с удивленным выражением по-детски округлых глаз. Махнув ему рукой, Мэгги склонилась над девочкой.
Черные волосы ее в беспорядке рассыпались по земле, усыпанные травинками и обломками коры, огромные голубые глаза, жалобно, и как показалось Мэгги, немного сердито уставившись на крону дерева, стали наполняться слезами. Бегло осмотрев бедняжку на предмет открытых переломов и кровоподтеков, коих, к счастью, не оказалось, девушка облегченно вздохнула. Интересоваться или задумываться над тем, почему одежда девочки не слишком подобающая, циркачке и в голову не пришло.
— Не двигайся пока, хорошо? — стараясь не напугать, попросила она у незнакомки.
К дереву уже спешили Лео, Тео и Кай — акробаты, а также Анна, юная танцовщица. Не поспевая за остальными, к дереву направлялась и Мама Божан. Остановив всю эту процессию отрицательным кивком головы, Мэгги вновь повернулась к девушке.
— Расскажи мне, что у тебя болит? — как можно ласковей спросила она.

+2

5

Айрин шмыгнула носом. Ну, не в первой ей, а все равно нюни распускает. Да что ж такое-то?! Девушка, не смотря на просьбу не двигаться, быстро села, спина отдала тупой болью, но это поправимо. Вокруг уже была приличная толпа. «Угу. Великолепно, Андерс! Я аплодирую тебе стоя!» — ехидно подколола сама себя девушка.
— Расскажи мне, что у тебя болит? — ласковым голосом спросила у нее женщина, первая подбежавшая к ней. Сейчас девочка напоминала маленького загнанного в угол зверька.
— Со мной все хорошо, — быстро сказала девушка и поднялась. От волнения у нее вновь буква «р» получилась немного кривоватой. Заметив недоверчивые взгляды столпившихся людей, девушка быстро закивала головой.
— Со мной, действительно все в порядке, — задрав подбородок, заявила Айрин и медленно начала направляться в сторону. Ну, струсила она. Это что, преступление? Она уже давно поняла, если быть в центре внимания у толпы, то ничем хорошим это не кончится. Теперь ее глаза испуганно бегали от одного лица к другому, а мозг искал выходы к бегству. Ее вряд ли поймают. Айрин быстро бегала. «И почему я полезла на это дерево?!» — мысленно стонала она. Не смотря на то, что девушка жила на улице, больно было не по-детски. Упасть на обломок ветки — это вам не на коврике поваляться! Конечно, кроме себя, она больше никого не винила. Ну, еще может свое любопытство. Отступление было прервано тем, что девочка уперлась спиной в дерево. «Счастье-то, какое!» — с сарказмом подумала она, поняв, что убегать некуда.

Отредактировано Айрин Андерс (26.06.2011 12:11)

+1

6

Замешательство и явный испуг девушки не заметит было невозможно, особенно той, кто привыкла читать в мыслях людей чаще, чем по их лицам. Бедный, загнанный в угол зверек — вот то, что сейчас представляла из себя их новая знакомая, а уж как опасны могут быть такие создания, циркачке приходилось знать не по наслышке.
— Ребят, не оставите нас? Я думаю, мы справимся и сами, ведь правда? — на последней фразе Мэгги обратилась к девушке.
Дважды повторять что-либо тем, кто понимал друг друга почти без слов, не пришлось. Через минуту на поляне вокруг дерева не осталось никого, кроме цыганки и голубоглазой малышки.
— Ну вот, видишь, никто не хотел тебя напугать... и, тем более, удерживать против воли. Просто нам показалось, что попавшему в беду человеку нужна помощь, — голос Мэй был вкрадчив, а за это время она не приблизилась и на шаг к дереву.
— Позволь мне посмотреть, что с твоей спиной... пожалуйста.

+2

7

— Ребят, не оставите нас? Я думаю, мы справимся и сами, ведь, правда?
Айрин активно закивала головой, подтверждая, что справится сама. Когда толпа разошлась, девушка почувствовала себя свободнее. «Может, меня и не убьют!» — с оптимизмом, свойственным только Айрин, подумала девчонка. Появилась улыбка в глазах. Когда цыганка упомянула про испуг, девушка показательно фыркнула. Ну, не признаваться же, что ты напуган незнакомому человеку... Который хочет тебе помочь.
Неуверенно потоптавшись на месте, Айрин все же неуверенно кивнула. Посмотрят спину. Ну, что тут такого? «А то, что ты встанешь к неизвестному человеку спиной?» — задала себе риторический вопрос девушка. Человеку, который хочет помочь. Много их было в жизни девушки? Айрин задумалась, на миг взгляд стал пустым. «Ну, немного», — неуверенно заключила девушка и, теперь уже интересом, посмотрела на стоявшую перед ней цыганку. Еще немного посомневавшись, девушка развернулась и чуть приподняла кофту. На божий свет вышел синяк, всех цветов радуги. Он ярко выделялся на молочно-белой коже, что делало его еще безобразнее.
— Я, конечно, не сильно в этом разбираюсь, но, по-моему, тут ничего опасного нет, — вставила свое слова Айрин, чуть повернув голову и пытаясь разглядеть синяк, который был на пол спины.

Отредактировано Айрин Андерс (26.06.2011 12:10)

+2

8

Улыбнувшись, Мэгги подошла ближе, когда девушка приподняла край кофточки... улыбка пропала, как только стал виден огромный, сине-розово-фиолетовый след от падения.
— Знаешь... действительно, страшного ничего нет, — как можно уверенней попыталась солгать цыганка, — но не стоит оставлять ушиб без внимания, ты ведь не хочешь, чтобы однажды тебе скрючило спину? — шутка получилась не совсем удачной, но шутить — это было амплуа Чарли, а не Мэй.
Холодные пальцы осторожно коснулись израненной спины, пытаясь оценить степень «ущерба». Тихо поцокав язычком, девушка добавила.
— Вот что, давай сейчас сходим в мою палатку и я быстренько обработаю ушиб, не против? — тут девушка поняла, что до сих пор не спрсила имени незнакомки. — И... меня зовут Мэгги.
Спрашивать, как имя девочки, она не стала, искренне считая, что лучше ни в чем не настаивать, захочет — сама скажет.

+2

9

Айрин задумалась. Она никогда не была глупа. Если бы ушиб был не серьезным, то цыганка просто бы ее отпустила. Значит, что-то там не так.
— Не против, — утвердительно кивнула девушка и засеменила за циркачкой. Несмотря на боль, она не забыла все осматривать. Глазки бегали с одного на другое, голова вертелась в разные стороны. Со стороны это смотрелось немного комично, но Айрин это как-то не волновало. Ее вообще не волновало общественное мнение. Так что теперь она, не скрываясь, рассматривала все вокруг. Несколько раз врезавшись в кого-то, три раза запнувшись, один раз наступив кому-то на ногу... в общем, поход до палатки прошел практически без приключений. На пороге, девушка замялась.
— А меня зовут Айрин, — чуть слышно пробормотала она, но была уверенна, что цыганка ее услышала. Переступив через порог, голубые глазки сразу начали бегать по предметам. Нет, воровать она ничего не будет. Просто интересно. А воровать у своей мечты — это... немного странно. Например, мечтала девочка о красивой куколке. Ей дали ее подержать, а она взяла и оттяпала у куклы руку. Глупо и нелепо.

+1

10

— А меня зовут Айрин.
Мэгги тепло улыбнулась девушке, придерживая для нее полог палатки. Интерьер, если так можно назвать помещение, сооруженное из ткани и каркаса, представлял собой весьма живописное зрелище. Белый снаружи, шатер изнутри был подбит темно вишневым атласом, на большом топчане, представляющем собою кровать, лежало покрывало, сшитое из расноцветных лоскутков, а землю устилал пушистый хурбастанский ковер ручной работы. На небольшой тумбе уместились несколько книг, покрывшийся патиной подсвечник и черная кружевная шаль. Все остальное пространство «комнаты» занимали сундуки — большие и маленькие, деревянные, металлические, даже несколько фарфоровых шкатулок, в одной из которых под звуки старинной мелодии кружилась в танце влюбленная пара...
— Присаживайся... Айрин, — указала Мэй на топчан, — и подними еще раз кофточку.
Сама же цыганка достала простую деревянную коробочку, полную всяких баночек и мешочков.

+1

11

Сев на указанное место, Айрин продолжала заинтересованно рассматривать все вокруг, краем глаза следя за хозяйкой палатки.
— А больно не будет? — совсем по-детски спросила девушка. Ну, манера у нее такая. Не выросла она еще. Хоть сколько говорите, что улица заставляет взрослеть человека, но это не так. Что бы вырасти, нужен человек для подражания. Нужно что бы он помогал и подталкивал к взрослению. Айрин приподняла край кофты и, чуть не свернув себе шею, наконец-то разглядела свой... хм... синяк.
— Мдаааа, — глубокомысленно произнесла она. — А что, даже красиво, — на лице появилась мрачная улыбка. На самом деле, ей это казалось забавным. Мысленно она уже давно смеялась. Свалиться с дерева! Нет, ну бывает же такое. «Я же сказала, что будет синяк. А вон там, по-моему, ссадина», — начала мысленно анализировать свое состояние девушка.
— Ничего! Бывало и хуже! — оптимистично заявила девушка и отвернулась от синяка, давая Мэгги излечит рану.

+1

12

Мэгги сдержала смешок — эта девочка ей, определенно, нравилась. Ее критично-жизнерадостное отношение к жизни, свойственное немногим в современном мире, было достойно похвалы. То, насколько ежиком она умела казаться, явно было следствием нелегкой жизни, что угадывалась хотя бы просто по внешнему виду малышки. И все-таки Айрин не озлобилась, так, просто забаррикадировалась немножко за образом сильной, самостоятельной девушки. В общем-то, такой она и была, но, стоило немного покопаться, и можно было бы вывести на свет очень милую и нежную незнакомку с голубыми глазами, истово верующую в чудо.
У циркачки детей еще не было, но тепло материнской заботы коснулось души девушки. Захотелось чем-то помочь Айрин, чем-то, чем просто совет или излечение ссадин.
— Больно не будет... Айрин, — смазывая ранки настоем из трав, собравшись с духом, проговорила Мэгги, — скажи, а ты занята в ближайшие пару месяцев? Дело в том, что нам пришлось расстаться с помощницей, Хлоей, а без нее мы, как без рук, а рук, в цирке много не бывает... конечно, мы заплатим за твою помощь.
Само собой, никакой Хлои не существовало и в помине, но разве это так важно?

Отредактировано Мэгги Крауч (27.06.2011 14:12)

+2

13

— Вы меня возьмете в цирк? Правда? — глаза прямо-таки засветились из нутрии, на лице расцвела яркая улыбка.
— Да я всю жизнь ничем не занята! — весело заговорила девушка. Настроение быстро начало подниматься до небес. Ей нравилась Мэгги. Она добрая и ей все равно кто перед ней: нищий или вор. Она поможет. Айрин определенно здесь нравилось. Только вот... Айрин ничего не умеет. Не умеет ходить по канату, не умеет жонглировать, дрессировщик из нее никакой, танцевать она умеет, только не очень хорошо. Что она умеет — это бегать и прятаться. А еще петь, но в цирке это вряд ли понадобиться. И работать она не умеет. Совершенно. Девушка всю жизнь прожила за чужие деньги. Ей не требовалось работать.
— Но... я ничего не умею. Не думаю, что в цирке нужны люде быстро бегающие и вечно прячущиеся, — место улыбки появилась ухмылка. И уже ничего не напоминало, что тут сидел ребенок. Девушка повернулась к цыганке и повторила, глядя ей прямо в глаза:
— Я ничего не умею. Разве вам нужны такие помощники?
В голубых глазах пропал озорной огонек. Они стали серьезными и чуть печальными. Боль в спине притупилась, но девушке не привыкать к этому. Рана от ножа болела сильнее. Намного сильнее, но Айрин же выжила, значит и сейчас выживет.

+2

14

Цыганка внимательно посмотрела на на сидящую перед ней девушку, в чьих глазах было столько душевной боли, что и за век не исчерпаешь, а еще в них промелькнула надежда.
Шутить было не время, поэтому Мэй, легонько коснувшись плеча Айрин (на самом деле ей хотелось погладить девчушку по голове, как ребенка, но... но это было бы слишком откровенным вторжением в личное пространство), вздохнула и абсолютно серьезно проговорила.
— Айрин, никто из нас не был к той жизни, которую мы ведем, все мы учились, всем пришлось привыкать к нелегкой, но интересной жизни циркачей. Главное, что у тебя есть желание... есть мечта. А остальное... Мы здесь — одна семья и всегда готовы помочь друг другу, понимаешь?
Не могу обещать, что ты сразу же сможешь выйти на манеж, нет, конечно... но но пока мы найдем твой талант, а я уверенна, что мы его найдеи, ты окажешь нам огромную услугу в подготовке представлений.
— Ты просто не представляешь, как часто реквизит пропадает буквально перед самым представлением, а искать его некому, как срочно бывает нужна помощь в надевании костюмов. Да даже элементарно подать кружку воды бывает крайне необходимо.
С твоей ловкостью и скоростью лучшей помощницы и представить нельзя, — закончила свою маленькую речь Мэгги.

+2

15

Девушка задумалась. На лице была сосредоточенность.
— Я согласна, — неуверенно кивнула она, с таким же задумчивым лицом. Сейчас ее мысли летали не вокруг цыганки и даже не вокруг цирка. «Брат. Брат, брат, братик. Я все равно тебя попытаюсь найти. В конце концов, цирк тут будет не вечно. Я уверенна, что я тебя найду» — закончила она свое умозаключение и вновь обратила внимание на Мэгги.
— О, я хотела предупредить: я не люблю носить платья, и мне иногда нужно будет ходить в город. У меня там кое-какие дела... — ну, не говорить же, что ей нужно встретиться с местными ворами. Поговорить, узнать, сколько можно заработать, то есть украсть. Да, вы правильно поняли. Она не собирается бросать свое черное дело. В ее жилах теперь течет кровь вора. Она привыкла красть. А еще есть такое понятие, как верность своему делу. Айрин отдала себя воровству больше шести лет назад! Оно помогало выжить и быть сытым, хоть и не всегда. Для девушки все уже изменилось. Свет не всегда бывает добрым, а тьма злым. Посмотрев на свою ладонь, девушка задумчиво прикусила нижнюю губу. «А есть ли во мне какой-нибудь талант?» — спросила она себя мысленно и не нашла ответа.

+1

16

Мэгги немного грустно взглянула на девушку, захваченную размышлениями о своей жизни, но, одобрительно кивнув, протянула ей руку.
— В таком случае, по рукам, пойдем найдем тебе место для ночлега? Да и познакомиться бы со всеми надо, как считаешь? Впрочем, этот момент можно оставить и наутро.
Хозяйка труппы быстро прикидывала, куда можно поселить Айрин — палатка Лорелей и Керстин была бы идеальным способом быстро адаптировать ее в цирковое общество — близняшки очень доброжелательны и обходительны, вот только они чересчур активны, беззаботны (на первый взгляд) и постоянно обмениваются понятными только им шутками, Айрин же, наверняка, захочет более спокойной обстановки; Реджина более выдержанная и серьезная, но эта красотка сама себе хозяйка и не любит, когда кто-то сует нос в ее личную жизнь, а она ой какая бурная; Анна... Анна, пожалуй, как раз то, что нужно — из женщин «Избара Раста» она более всего походила на саму Мэгги — ненавязчивая, уравновешенная, выражает все свои эмоции в танце... да и по возрасту с Айрин они почти ровесницы. Есть, конечно, и Мама Божан, но эта дама... не свободна, да и затерроризирует девочку своей гиперопекой.
Оставлять же новенькую в одиночестве было не совсем разумно, Мэй показалось, что девушке нужно немного отвлечься от бед прошлой жизни, с головой окунувшись в веселый и по-семейному добрый быт бродячих циркачей.
Решено.
— Ты ведь не против разделить шатер с другой девушкой? Прости, но свободных мест у нас нет.

+1

17

— Я согласна, — ответила Айрин, равнодушно пожимая плечами и мысленно добавляя: «это во много раз лучше, чем вонючий подвал или холодная скамейка». Сейчас, когда не было волнения, на плечи девушки навалилась усталость. Лицо перестало выражать какие-либо эмоции, становясь равнодушной маской. Именно такой ее видят простые прохожие и знакомые. Сегодня выдался на удивление хороший день, поэтому все эмоции били через край.
Поднявшись на ноги, девушка равнодушно скользнула взглядом по лицу Мэгги. Страшно было видеть такое еще на детском лице. Быстро юркнув через вход в палатку, девушка остановилась, поджидая цыганку. Было уже довольно темно, но именно ночь — стихия Айрин. В ночи не видно лица, не видно то, кто ты. Никто и никогда тебя не заметит, если ты сам этого не хочешь. Айрин машинально ушла в тень палатки, когда кто-то проходил рядом. Ее не заметили.
— Я не очень хороший собеседник... — быстро сказала девушка цыганке, намекая на то, что разговаривать она с незнакомыми не будет.

+1

18

Мэгги с жалостью посмотрела в спину выходящей девушки: «Бедный, бедный воробушек, сколько же тебе всего пришлось пережить», — но вслух, конечно же, ничего не сказала.
— Я не очень хороший собеседник...
— Не беспокойся, мы все ценим личное пространство друг друга, — благодарно кивнув, цыганка жестом позвала Айрин за собой.
Ночь уже полностью завладела миром, даже вечно бурлящий цирк, наконец, успокоился и уснул. Мягкой, кошачьей походкой провела Мэй свою новую знакомую к небольшому бело-сиреневому шатру танцовщицы.
— Анна, милая, — прошептала она, приблизившись к спящей девушке, — у нас гостья.
Привыкшие быстро засыпать, едва только голова коснется подушки, кочевники так же быстро скидывали с себя путы сна. Девушка, чьи глаза вспыхнули, отражая угасающее пламя костров, взглянула на пришедших и тут же, не задавая лишних вопросов, встала.
— Здравствуй, Мэг... — девушка замялась, не решаясь спрашивать имя второй вошедшей.
Хозяйка цирка улыбнулась, — Это Айрин, она теперь одна из нас...
Анна кивнула, — Проходи, Айрин, располагайся, а я пока принесу тебе воды.
Пара казалось бы медленных движений, и перед Айрин уже расстелен свежий тюфяк и постельное белье, конечно, не домашнего типа, но чистое и приятно пахнущее весенними травами.
Танцовщица, а следом за ней и Мэгги, ушли, оставив девушку готовиться ко сну.

Мэгги, справедливо решив, что все дела улажены, направилась в свою палатку с желанием поскорее заснуть, чтобы завтра пораньше тронуться в путь.
Закрыв за собой полог, девушка скинула одежду и, умывшись, забралась с головой под одеяло. Но сон не шел.
Звуки и запахи ночи так и манили выбраться из душного шатра на волю... Покрутившись в одинокой постели, Мэй, решившись, накинула на себя легкую сорочку и, поспешила к речке.
С детства девушка все свободное время проводила у воды, а старые привычки редко забываются. Вот и сейчас, кивнув возвращающейся в лагерь Анне, Мэгги быстро скинула с себя одежду и с разбегу бултыхнулась в объятия легких волн.
Крепкое молодое тело наслаждалось каждым движением, каждым соприкосновением с прохладной негой реки. Мэй позабыла и о времени, и об осторожности.

Отредактировано Мэгги Крауч (04.07.2011 19:44)

+2

19

Начало игры
— Ну вот мы и приехали, Лютик. Дома. Чуешь как пахнет огнём души, неясным полётом теней? — вообще-то ничем таким и не пахло, но знакомые звуки засыпающего лагеря, силуэты друзей-животных и главное — маячившее светом в конце тоннеля кормушка заставили Лютик воспрянуть духом и призывно заржать. Да и вдобавок седок изволил слезть — а это приносило долгожданное облегчение. Из-за шатра вынырнула тень, оказавшаяся Анной. Она вовремя распознала Крауча, накидывающего на столбик поводья Лютика. Иначе бы из гневно открытого ротика бы вылетело очень много неудобных вопросов. Чарльз поначалу не заметил, сказывалась усталость.
— Чарльз! — Окликнутый взвился в небо, словно попытался улететь. Впрочем насмешливое фыркание Лютика остудило пыл летуна, и парень тсыкнул на девушку: — Вы вернулись?!
— А куда же я денусь! Мэггимей у себя, в шатре? — иллюзионист плюхнулся на «ласково» принявшую его землю, ощутимо отбив пятки.
— Пяток минут назад была на речке, — ответила девушка и почему-то зарделась, как маков цвет.
— Спасибо! Ты меня выручила! — и окрылённый известием, муж быстрым шагом направился к водоёму. Когда парень оглянулся, артистка уже исчезла в шатре, и ничто не мешало вернуться назад, к оставленному на седле венку. Спустя две минуты изощрений и тренировок по бесшумному передвижению в условиях «Избара Раста», паренёк мчался к речке, для острастки погрозив «грозе венков» кулаком. Кобылка обиженно всхрапнула вслед. Подумаешь, покусилась всего-то на второй венок!

У реки Чар притормозил, отыскивая источник плеска. Замер на полминуты, приводя себя в порядок, достал из кармана бережно сотворённый в пути из бумаги бутон розы, и отправился на самый берег, где виднелась бережно разложенная одежда. Достигнув её он плюхнулся рядом и спрятал оба подарка за спину, а сам откинулся на руки. «Мээггимей!» — тихий, исполненный ласки голос разнёсся над речкой. Горло у парня свело от нежности, поэтому он вышел ещё и с хрипотцой.

Отредактировано Чарльз Крауч (04.07.2011 20:18)

+5

20

Лежа на спине, девушка погрузила в воду голову, предоставив тело во власть стихии. Плеск играющих в глубине мелких рыбок, набегающих на берег волн приятно расслабляли и убаюкивали.
А потом она услышала его.
— Мээггимей!
Голос родного человека пробрался сквозь звуки природы, как счастливый сон, Мэгги в первое мгновение даже не встрепенулась, посчитав, что это воображение сыграло злую шутку со скучающей девушкой.
Но шорох шагов, пусть и легких, вывел ее из оцепенения... ведь так незаметно двигаться мог только Чарли...
— Чарли? Ох, Чарли!?
Сердце застыло в груди, оглушенное слишком неожиданной радостью. А потом забилось быстро-быстро.
Нырнув под поверхность вод, Мэгги что есть сил поспешила на берег, жадно вглядываясь в вырисовывающийся на фоне ночного неба и деревьев силуэт. Если бы не годы подготовки, то судороги было бы не миновать... но о каких судорогах может идти речь, если Он рядом... всего в нескольких метрах...
Вот увидели бы ее сейчас друзья, со смеху бы упали — куда подевалась ее хваленая выдержка, гордая стать? Облаченная лишь в серебрящиеся под светом звезд капли воды и темные локоны волос, Мэгги выбежала на траву.
Черные глаза встретились с изумрудным взглядом...

Отредактировано Мэгги Крауч (04.07.2011 21:08)

+4

21

Невнятное, но очень смешливое фырканье донеслось из глубин души Чарльза. «Любимая...» — шёпот... забытые подарки на траве. Иллюзиониста словно подкинуло вверх, до того быстро он вскочил. Сердце нежно трепетало в груди. Лунный свет... казалось бы он неярок, но Чара как будто обожгло видение девичьего тела. Соблазнительные округлости, едва вырисовывающиеся во мгле. Прелестные холмики, видением преследовали его. Чар рванулся на встречу к девушке, к жене. Прямо в воду, не скидывая брюк, не разменивая чудесные мгновения на то, чтобы снять одежду. Подхватить, обнять, прижать к себе. В полушаге парень наконец замер и глядя в глаза выдохнул: «Мэггимей», — а в следующее мгновение он уже обнимал её, прижимая к себе, путаясь лицом в мокрых волосах, шепча одно единственное слово прямо в ушко, чуть касаясь губами краешка: «Зверька».

+5

22

Вот и все. Недели ожидания закончились. Бесконечные, пустые, грустные дни...
Он был рядом, Он обнимал ее, такой теплый, такой нежный...
— Чар, милый мой, любимый!
Слезы радости смешались со счастливым смехом и солеными капельками потекли по щекам. Прижавшись к мужу всем телом, она ощущала, как царапает кожу шероховатая ткань рубашки, как впивается в животик жесткий ремень брюк... и его руки, ласково гладящие ее волосы. Дыхание, опалившее ушко любовью... губы...
— Я так скучала по тебе...
Погладив влажной ладонью его щеку, девушка потянулась и, потеревшись носиком о его нос, наконец, поцеловала. Легко, ласково, осторожно, будто боясь спугнуть сказочное видение.

Отредактировано Мэгги Крауч (04.07.2011 21:54)

+2

23

Чарли замер. Мгновение. Сладкое. Безумное. Губы. Все боги этого мира должно быть в этот момент завидовали артисту. И было чему. Нечто нежное, как летнее облачко коснулось его. Нежнее света. Чудесное. Парень на целую секунду замер. А затем осторожно отстранился. Бережно погладил по волосам — рука окончательно запуталась, но он и не собирался отпускать свою жёнушку. Только отстранился на секунду.
«Ладо моя», — рука скользнула по талии девушки. Горячее, бесконечно горячее тело Мэггимей. И губы. Терпкие. Чар бережно коснулся их. Раз... другой... Глубже, полней. От полноты чувств Чар начал кружить девушку — и тут нога за что-то зацепилась. Была ли это коряга, или что-то ещё, паренёк не знал. Но что это была месть богов — это было точно.
Правда эта месть ни к чему не привела. Разве что к смене положения тел. И Чар не только не выпустил Мэг из рук. Наоборот, крепче прижал к себе, встречая воду спиной. И не отрываясь. Плюх! И брызги во все стороны...

Отредактировано Чарльз Крауч (04.07.2011 22:42)

+4

24

Голова кружилась, дыхание перехватывало... говорят, любовь — это болезнь, Мэгги же, в таком случае, была неизлечима, смертельно больна. Да что там, если бы пришлось выбирать жить ли вечно, как делают это вампиры, или лишь час провести в объятиях своего возлюбленного мужа, девушка ни на миг бы не задумалась, что предпочесть.
Вот так у них было всегда — как будто в первый и последний раз. Они наслаждались друг другом с жаром молодости, полностью отдавая себя своей половинке. И сейчас, когда вода с всплеском поглотила их тела, в ушах все еще стояли слова — Ладо моя.
Река бережно приняла влюбленных, не позволив Чарли ударится о недалекое дно или захлебнуться. Уже через секунду, вынырнув они лежали на пологом берегу, окатываемые казавшимися горячими волнами. Костюм Чара был безнадежно испорчен... но как же он был хорош в этот момент — мокрые волосы, по-мальчишески беспорядочными прядями упавшие на благородное лицо, лишь подчеркивали прямой тонкий нос, теплые губы, изогнутые в улыбке и глаза, полные неподдельного обожания... Красивей его для Мэгги не было никого на целом белом Свете.
Не разрывая близости тел, девушка вновь поцеловала любимого, а руки ее уже стягивали мокрую рубаху.
Вредная ткань, став тяжелой, поддавалась с трудом, но что может остановить женщину, желающую воссоединиться с мужем? Отбросив на берег докучливый предмет одежды, Мэгги, удерживающаяся на бедрах Чарли, прошептала что-то нечленораздельное. Маленькие ладошки, коснувшись еще раз щеки, легли на плечи Чара, скользнули по его груди...

+4

25

Чарльз замер, наслаждаясь водой, приятными прикосновениями запахом любимой женщины, волосами которые опустились прямо на лицо... Прохладные ладошки, ловкие пальчики, кружившие по его усталому телу кажется способны были свести с ума и монаха. Очаровательные выпуклости на мгновение прижавшиеся к нему сводили с ума. Горячо... и близко-близко, хотелось тереться, мурлыкать, просто быть рядом, хотя куда уж ближе? Вода, потихоньку омывающая любовников никак не могла охладить их пыла. Да и куда ей тягаться с долгой дорогой? Ладони скользили по телу девушки. Бережно и нежно пыльцы скользнули к груди. Прихватить сосок, чуть размять, едва потянуть в сторону... отпустить. Улыбнувшись украдкой Чар прижал к себе жену. Не отпущу — и всё тут. «Боги. Дайте каждому такое счастье! Впрочем нет, это — только моё, и пусть кто-нибудь попробует покуситься!» — знакомые с детства милые черты лица. Так близко. Так рядом. Фр.
Казалось бы, куда там, когда, но пряжка ремня уже расстёгнута. В ремесле иллюзиониста ловкие руки ох как важны, и фокусники секреты свои не раскрывают. Ладонь вторая, от столь важного дела освободившаяся, потянулась к девичьему бедру, к внутренней стороне.

+2

26

Его ласки сводили с ума, ловкие, быстрые руки, казалось, успевали невозможное для одного человека, но на то он и был Чарли, ее Чар, ее фокусник.
Мэгги знала каждую черточку его лица, каждый шрамик на любимом теле, и без оглядки отдавала себя во власть мужа — единственное рабство, которое с радостью приняла свободолюбивая девушка.
Страсть, помешанная с предельной нежностью, когда не нужны слова, чтобы выразить всю полноту чувств, когда каждый вздох, каждый взгляд кричит — я люблю тебя, я твоя! Когда ближе стать уже невозможно, а проникновение становится самым естественным, что только может быть между людьми.
Со смешанным чувством нетерпения и огорчения Мэг оторвалась от его груди, лишь затем, чтобы ощутить горячую пульсацию под попкой и ладонь, нежащую интимную сторону бедра.
Замурлыкав, девушка перехватила вторую руку Чарли и, покрывая поцелуями-бабочками шершавую ладонь, потерлась о разгоряченную плоть между их бедрами.
Хитро улыбнувшись, Мэгги лизнула длинные пальцы, обхватив указательный губками, пососала и подскочила на ноги, устремившись к берегу.

+1

27

Парень вздохнул и откинулся назад. Вода мигом омыла ему лицо, подавив счастливый хохот, и превратив его в фырканье. Пора, определённо пора было выбираться из воды. И позволить уйти желанной жене... он не был готов. Поэтому Крауч подорвался следом. Разбрызгивая воду, Чарльз, чапая мокрыми сапогами быстро преодолел песчаную полосу, но девушку он догнал только на травушке.
«Замри», — прошептал он на ухо и подхватил на руки, прижимая к груди. Зарылся носом в волосы, дыхнул тепломв ухо. «Отомри», — и понёс. Правда к одежде жёнушки. Видимо прикинул, что сучья — не лучшая подстилка.

+2

28

Пока парень нес ее, Мэг обвила рукой его за плечо, уткнулась носиком в шею, осторожно покусывая мочку уха, слизывая с кожи капельки воды. Сердце ее быстро-быстро стучало, соединяясь с ритмом сердца Чара.
И вот как ему удавалось всегда оставаться таким непредсказуемым и веселым даже в моменты, когда думать ни о чем невозможно? Перебирая одной ручкой его темно-каштановые волосы, Мэг, изогнувшись, игриво шлепнула его пониже спины, едва не спровоцировав второе падение.

+1

29

— Фр! — неожиданность, маленькая, но боже, какая приятная! Парень как-то втянул голову, поёжился: «Милая...»
Чарльз всё-таки опустился на землю. Но не вульгарно плюхнулся, нет, а опустился на оба колена, бережно положив родную на платье. Сапоги задумчиво квакнули, явно намекая на свою полную непричастность к возвращению домой.
Парень замер на секунду, не отрываясь взглядом от родного лица, а затем. «Ты прекрасна», — шепот, который кажется достиг небес. И Чар лёг опустился ещё ниже, буквально склоняясь над головой. Глаза в глаза. Родное лицо. Близко-близко. Ещё ближе... и вдруг Чарльз резко устремился вниз. К ложбинке меж ключиц, к шее, мурча, игриво покусывая, покрывая драгоценную любимую поцелуями, продвигаясь всё ниже и ниже — к двум чудесным холмикам отдохновения. А ладонь меж тем поглаживала крепенький животик, круговыми движениями. Разминая, массируя, поглаживая... Сердце у Чара стучало в таком заполошном ритме, что цирковые барабаны наверное уже лопнули.

+1

30

Невыразимая нега охватила Мэг, когда губы Чарли коснулись ее кожи, сдавленно пискнув, она растормошила волосы на склоненной к ней голове.
Лежать спокойно не получалось, хотелось обнимать, целовать, прижиматься, но она отчаянно держалась за тонкую ткань платья, отдавшись в руки возлюбленного.
Запрокинув голову назад, распахнула пышущие счастьем глаза... но даже мириады сверкающих звезд не смогли сравниться с очарованием ласкающего ее тело человека.
Когда губы Чара нашли вишенки ее сосков, выгнулась навстречу, точно тугое основание лука.
— Мммммм, — с губ сорвался стон наслаждения...
Смуглые ножки легли на мужские бедра.

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Транспорт и коммуникации » Передвижной цирк «Избара Раста»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC