Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Федел Ортега


Федел Ортега

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1) Имя и фамилия персонажа:
Настоящее: Федел Ортега
Вымышленные: Джек Род, Грегори Олден
Профессиональное прозвище: Болт

2) Раса:
Человек-оборотень

3) Пол:
Мужской; гетеро.

4) Дата рождения:
04.09.1794; 31 год.

5) Внешность:
Общее: Тело крепкое, мускулистое, но Ортега не выглядит перекаченным — просто подтянутый мужчина спортивного вида, с прямой осанкой, напоминающей военную. Многие принимают его за юстициара или клирика, но во взгляде Федела нет часто присущей этим профессиям гордости и пафоса, ведь за спиной охотника не стоят власти и закон. Его движения отточены, хорошо скоординированы, хотя и несколько скованы. В бою Болт не делает лишних ударов и движений, экономно расходует энергию и не чурается грязных приёмов, к примеру, в рукопашной борьбе часто бьёт под коленную чашечку или выламывает пальцы: «Лучше быть живым подлецом, чем безголовым гордецом». Рост чуть выше среднего, тело пропорционально сложенно. Плечи не очень широкие, назовём из среднестатистическими. Активная деятельность и постоянные физические нагрузки не позволяют телу расслабиться, потерять форму и заплыть жирком. Широкие ладони покрыты «трудовыми» мозолями от рукояти глефы, ногти коричневого оттенка, коротко стриженные, но не сильно ухоженные. Ступни широкие, длинные, но не создают помех при беге и придают телу большую устойчивость. Кожа светлая, можно сказать, бледная, местами красновато-коричневого оттенка: кончики носа, подбородка, ушей, области вокруг глаз, локти, ладони, подошвы ног, костяшки пальцев на руках и ногах. Овал лица слегка вытянут, черты угловатые. Лоб широкий, скошенный назад. Надбровные дуги массивные, но тонкие брови несколько сглаживают хмурое впечатление этой черты лица. Нос средней длины, прямой, правильной формы, только есть заметная выемка, как бы разделяющая переносицу и лоб на уровне бровей. Губы полные, коричневатого оттенка, носогубная складка глубокая, длинная и хорошо заметная, уголки губ приподняты вверх, поэтому даже в расслабленном состоянии создают впечатление лёгкой улыбки на лице Ортега. Скулы высоко приподняты, щёки слегка впалые. Глаза немного заужены, миндалевидной формы, но «дух востока» улетучивается из-за нескольких заметных складок у век обоих глаз; радужки насыщенно карего цвета, почти сливаются с чёрными зрачками, белки глаз отдают лёгкой желтизной; взгляд внимательный, изучающий. Уши поставлены высоко: линия кончиков ушей выше уровня бровей на пару сантиметров; ушная раковина немного забавной формы: посередине широкая вогнутость, изгибы раковины глубокие, многократно завитые, а кончики ушей заужены к концу; мочки ушей небольшие, почти полностью приросшие к голове. Морщин практически нет, только несколько складок между бровей и от внешних уголков глаз. Брюнет. Волосы средней длины, спереди стрижены короче: чуть ниже лица, сзади достигают середины шеи. Они прямые и жёсткие на ощупь, а порядок на голове поддерживается лишь нечётким пробором посередине зигзагообразной формы. Часть прядей спадает на лицо, а остальные волосы Федел имеет привычку заправлять за уши. Брови чёрные, узкие и дугообразные; ресницы чёрные, прямые, короткие и редкие.
Форма волка: Физические показатели увеличиваются в несколько раз, умственные способности параллельно затухают — разум оборотня в звериной форме не сильно отличается от обычного волчьего, разве что ликан несколько посообразительнее своего лесного прототипа. Моменты из жизни человека прячутся глубоко в подсознании, в памяти остаются лишь воспоминания о похождениях зверя в прошлые лунные ночи. Оборотень не выглядит натуральным волком, так как морфология человека частично остаётся, но тело всё же заметно преобразовывается: голова полностью трансформируется в волчью морду (карие глаза становятся насыщенно янтарного цвета, количество зубов увеличивается), кожа обрастает густой жёсткой шерстью чёрного окраса (на животе и в области шеи есть несколько «подпалин» коричневого оттенка), появляется длинный пушистый хвост, задние конечности деформируются на звериный манер (правда, колени как таковые остаются), кисти и стопы расширяются, вооружаясь мощными когтями, но на руках сохраняется противопоставление большого пальца остальным. Пропорции тела тоже ближе к человеческим, а так же ликан способен не только к бегу на четвереньках, но и на двух ногах, лазанью. В дополнение стоит отметить, что Федел принимает форму волка не только в «положенное время», но и в моменты крайней ярости, при желании крушить, убивать.
Особые приметы: Глубокий рваный шрам на голени левой ноги от клыкастой пасти оборотня: множество неровных борозд спереди и сзади, некоторые достигают щиколотки. Кость в этом месте тоже неровная, хотя и правильно срослась. Как ни странно, на погоду и прочую ересь, вроде магнитных бурь, нога не отзывается болью. Помимо этого, на животе мужчины есть четыре небольших шрама от ожогов раскалённой шляпки гвоздя — правда, эти шрамы мало заметны и уже деформировались со временем.
Здоровье: Зрение стопроцентное, правда, иногда случаются «приступы» дальнозоркости — в эти моменты зрение становится около плюс двух. Выйти из этого состояния обычно получается расслаблением и закрытием глаз на пять-десять минут, что очень проблематично, если изменение зрения происходит в бою или другой критической ситуации. Со слухом были некоторые проблемы, но после заражения мужчины вирусом ликантропии оно восстановилось. Суставы здоровые, несмотря на дурную привычку Федела «пощёлкивать косточки» везде, где это только возможно; иммунитет был хорошим и раньше, а после становления оборотнем только улучшился. Явных расстройств психики нет, а привычку разговаривать с самим собой можно списать на долгое пребывание в одиночестве. В целом, Федел здоров физически и духовно, мышцы в тонусе.
Одежда: Ныне на продрогшем в сырой камере мужчине накинута лишь серая старая рубаха и потёртые штаны. Единственное, что осталось, так это серебряная серьга, покрытая позолотой, в мочке правого уха.

6) Характер:
Основное: По темпераменту Федел сангвиник. Практически всегда взаимоотношения с людьми у него строятся на двух заповедях: «Не делать другим того, чего не желаешь себе» и «Око за око, зуб за зуб». Манера поведения, чаще всего, мягкая, сдержанная и отчужденная, если не затрагивать его главные интересы. В противном случае может проявить резкость, категоричность, неожиданные для окружающих. Как правило, руководствуется в своих поступках личными нормами и принципами, которые, однако, не афиширует. Хорошо чувствует надвигающуюся опасность и вовремя старается предупредить ее. Умеет оттянуть время решающего объяснения и время назревающего конфликта: он сразу изменяет тактику и старается взять ситуацию в свои руки так, чтобы подготовиться к неприятному для себя исходу. Мужчина педантично следует заданным указаниям в процессе выполнения поручения. Если ему предписана определенная последовательность работы, он ее неукоснительно выполняет, но там, где от Федела требуется конечный результат, а промежуточная последовательность не важна, он предпочитает следовать собственному плану. Не любит привлекать посторонних к решению своих проблем, предпочитает справляться собственными силами, чего бы это ему ни стоило, а так же не симпатизирует тем, кто обычно решает свои личные трудности в жизни за чужой счет. Взваливание своих проблем на чужие плечи считает бестактным. По той же причине старается никому не навязывать своего общества, даже самым близким друзьям, не смотря на то, что ему может быть очень одиноко. Прошлое всегда оставляет в нём глубокий след, если оно связано с отрицательными переживаниями, в то время как положительные эмоции — лишь мимолетную отметку. Периодически Федел может проявлять себя как зачинщик конфликтов — способ, необходимый ему для выяснения собственного положения в системе отношений. Реалист. Сориентирован на самые простые и естественные ценности: благополучие семьи, уютный дом, полезные отношения. Комфорт и дискомфорт, здоровье и болезнь, счастье и несчастье, жизнь и смерть — основные темы его рассуждений. В малознакомом обществе мужчина старается не привлекать к себе особого внимания, больше наблюдает, чем действует. Часто производит впечатление человека «себе на уме». И действительно, Болт боится сболтнуть о себе что-нибудь лишнее. Внешне всегда кажется спокойным, уравновешенным, уверенным в себе, но в любой этически неловкой ситуации он чувствует себя очень неспокойно. Попадая в водоворот истерик, да еще с силовым давлением, Ортега испытывает панический ужас, поэтому в такой момент способен совершить самый дикий и неожиданный поступок: схватить, к примеру, первый попавшийся предмет и швырнуть в обидчика. В данную минуту для него это безразлично: его рассудок полностью подчинен водовороту эмоций, перед которыми он беспомощен, и потому себе не принадлежит. Ослепление эмоциями для Федела равносильно безумию. Как бы он ни реагировал на предъявляемые ему обвинения, не следует пытаться выводить его из состояния хотя бы показного душевного равновесия с целью проверить, насколько болезненно охотник воспринимает высказываемое, поскольку это именно та ситуация, в которой Болт абсолютно не заинтересован обнаруживать свою уязвимость: «Я не люблю, когда мне лезут в душу, и не люблю, когда в нее плюют». Крайне раздражается, когда вынужден выслушивать негативное мнение о себе: «Нет, ты послушай, что о тебе говорят!..» — считает это жестокостью, глупостью и прямым насилием над собой. С энтузиазмом может взяться за любое интересное дело, лишь бы оно приносило реальный, ощутимый результат, желательно под шелест флоренов. Свое мнение предпочитает доказывать результатами работы, а не пустыми словами. Доволен, когда его труд получает высокую оценку. Иногда, по причине слабой интуиции и логики, Ортега страдает от ограниченности собственной этики, может сказать что-то невпопад. Пытается развивать в себе интуицию и способности к прогнозированию и предвидению, но у него в этом плане возникают определенные трудности. Например, характер человека ему иногда удается понять только после того, как он с ним безнадежно поссорится, не говоря уже о понимании собственного характера, который часто для него самого остается непостижимой загадкой, даже при том, что мужчина много и с удовольствием занимается «самоанализом». Любая наука, любой научный метод, раздвигающий границы человеческих возможностей, воспринимается Феделом с интересом и уважением, особенно, если это касается усовершенствований оружия. С уважением относится к людям и вампирам, наделённым сверхъестественными способностями, пробует развивать такие же способности и у себя. Внушаем авторитетами — человек, добившийся успехов и признания, вызывает у него глубочайшее уважение. Перед начальством не робеет, держится с достоинством, не заискивает: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Если на него повышают голос, как бы сразу «отключается». Часто создается впечатление, что Ортега даже не реагирует на предъявляемые ему обвинения. По природе своей не лидер, предпочитает быть исполнителем. В отношениях с партнёром открыт, не изменяет, так как это идёт в разрез с его моральными принципами. Понятие «сексуальных свобод» допускает, только как область эротических фантазий, но в реальной жизни ни для себя, ни для своего партнера этого не позволит: слишком горд, чтобы делить его еще с кем-то. Повышенные требования к другим обычно предъявляет только тогда, когда сам им соответствует. Вкусы, как и привычки, меняет неохотно. К новым вкусовым ощущениям относится подозрительно и иногда с предубеждением. Нет ничего страшнее для охотника, чем вынужденное ожидание и бездействие в условиях полнейшей неопределенности и неизвестности. Ужас, который он при этом испытывает, сопоставим только с отчаянием человека, похороненного заживо, хотя у других в этот момент складывается ошибочное впечатление, что Болт паникует по пустякам. Скромность не считается в его глазах добродетелью, хотя отсутствие скромности у других резко осуждает (средство, помогающее ему притормозить чужую прыть). В сфере любой деятельности для себя всегда отмечает, кто ему конкурент, а кто — нет. Тех, в ком не видит соперника, легко подпускает к себе, но обязательно найдет способ «подрубить крылья» всякому, кто хоть в чем-то может встать на его пути. Федел всегда осуждает и порицает в людях пассивность, отсутствие инициативы, отступление от намеченных планов. Нельзя сказать, чтобы он явно поощрял умение «работать локтями» — скорее, он поощряет умение «бороться, искать, найти и не сдаваться». Мужчина не уважает тех, кто пасует перед трудностями. Он всегда за активную жизненную позицию, за интенсивный поиск решений. Иногда методы, которые он предлагает для решения проблем, выглядят несколько прямолинейными. Не то чтобы он предлагал идти и ломиться в закрытые двери (хотя это тоже не исключается), но отстаивать свои права любым способом, добиваться намеченного при любых условиях, это уж непременно. Ортега всегда интересен опыт чужих ошибок: он его тщательно изучает, делает полезные выводы с тем, чтобы самому поостеречься и других предостеречь. Ему свойствены фанатизм и фанатичное самоотречение, по этой причине самоотверженно предан делу, цели, нанявшему его человеку или вампиру. Весь смысл жизни — в работе, в труде, в занятии выбранным делом. Он не понимает, как можно работать вполсилы. Безответственного отношения к труду в принципе не признаёт. Тот, кто работает «спустя рукава», в его понимании вообще не человек. Стоит ли говорить об его отношении ко всяким «халявщикам» и лентяям — эти люди для него существуют на совершенно противоположном полюсе. Болт любит зарабатывать деньги «по-крупному» («а иначе, зачем?»), предпочитает их тратить, не считая. Не любит отказывать себе в привычных удовольствиях. Отложить или накопить их не всегда умеет. Проще всего он тратит деньги, доставшиеся ему «легко». Не имеет смысла спрашивать у Федела о времени его возвращения домой или о его планах на вечер. При всей своей рациональности он на эти вопросы определенно не ответит (более того, такие вопросы его раздражают). Выходя из дома, он автоматически превращается в «охотника за удачей», которого направляет уже его интуиция. Поэтому Ортега даже приблизительно неизвестно, сколько времени продлится его деловой день.
Привычки: Федел часто щёлкает костяшками пальцев на руках и ногах, шейными позвонками и всем прочим, что способно на хруст. Иногда разговаривает сам с собой — сказался период одиночества. Когда сильно нервничает — часто моргает и трёт глаза. После становления вервольфом Федел пристрастился к поеданию корней... клубники, причём не только в зверином, но и в человеческом обличье (правда, в последнем он их хотя бы очищает от земли).
Голос, речь: Низкий тембр голоса, мягкий и приятный баритон. Членораздельно и внятно произносит слова со средней скоростью. Говорит немного и по делу, не перебивает собеседника без крайней надобности. Часто используемые выражения и слова: «Словно на ежа сел», «Мёртвый гуль — живой Федуль», «За какими грибами», «Под шелест флоренов», «Говорила мне Марта», «Котелок варит», «Когда мой кот отелится» и пр.

7) Биография:
Основное: Родился Федел в небольшой, но процветающей деревне Лайма, что недалече от пролива Лаймен в королевстве Хастиас. Семья Ортега имела высокий достаток, да и их двухэтажный крепкий дом, обнесённый высокой оградой вместе с небольшим садом и загонами для живности, не на отшибе стоял. Мать Федела Мариа была доброй и скромной женщиной, во всём подчиняющейся своему мужу Фернандо. Отец был справедлив, но порою слишком твёрд, и лупил Федела вместе с его братьями за каждую провинность по всей строгости. К слову, о прочих Ортега — всего в семье было шесть детей, и все мальчики — на радость отчему дому. Самый старший, Альберто, пошёл в отца и уже с детства приучал себя к роли будущего владельца дома и всего хозяйства. На два года младше был Луис. Мальчишка не отличался твёрдостью характера и физической силой, зато его котелок варил лучше, чем у всех остальных братьев, особенно в направлении мошенничества (за это, собственно, парня и загребли в тюрьму ещё в шестнадцать). Следующие братья различались по возрасту на год: Энрике, деревенский красавчик, собственно, Федел, молчаливый выдумщик, и близнецы Хуго и Хуан, замкнутые только на общении друг с другом. В простоте деревенской жизни ребятни не было ничего занятного, хотя стоит отметить одно происшествие с Феделом, когда парню было всего девять.

— Паря, ты же не хочешь нюхать свою поджаренную шкуру? — Хосе, местный раздолбай и по совместительству главарь своры малолетних бандитов, обнажил свои белые зубы в жестокой улыбке. Его чёрные, словно маслины, глаза буравили внимательным взглядом испуганного мальчишку, растянутого по рукам и ногам тремя подростками. Федел пытался вырваться, извиваясь всем телом, но вызывал лишь дополнительную боль от врезающихся в его кожу сильных пальцев.
— Я ничего не знаю, — голос Ортега был хрипловатым, а сердце в груди билось часто, словно мечущаяся в клетке птаха. Его взгляд остановился на раскалённом до красна гвозде, который приближался к бледной коже его живота. Хосе зажал кусочек металла в деревянных щипцах и угроза его была явной.
— Я предупреждаю последний раз. Говори, где именно в саду твой папаша зарыл котёл с зельдорами?
Мальчишка знал, чем кончится их диалог, но не мог ничего поделать. Миф про деньги был либо просто предлогом для мучений подростка из зажиточной семьи, либо чей-то злой шуткой, достигшей ушей главаря деревенских хулиганов.
— Я не знаю ничего ни про какие монеты! Отстаньте от меня! — его голос дрожал, словно осиновый лист на ветру, под конец сорвался в крик. В глубине души Федел надеялся, что громкие слова привлекут внимание кого-нибудь из деревенских, несмотря на то, что от деревни их отделяло немалое расстояние и высокие деревья в лесу. Надежда не оправдала себя, и раскалённая шляпка гвоздя резко вонзилась адской болью в живот ребёнка. Кожа стала обугливаться, запахло палёным мясом. Федел стиснул зубы и, вереща, больше всего боялся, что они превратятся в костную крошку. ...

Федел тяжело пережил этот случай, но дело не в физической боли, а в моральном разочаровании в некоторых людях. Происшествие в лесу оставило в душе мальчика желание покинуть родную деревню. ...Его звали Браун — чудак, рассказывающий детям всякие истории про Дракенфурт. Он говорил, что приехал из самого Волкогорья, рассказывал про красочные парки с фонтанами, наполненными кристально-чистой водой, про чудные наряды светских дам и господ, на пошив которых порою уходили года, про королевские хоромы, отделанные золотом и парчой. Но Федела больше занимали рассказы старика Брауна, поселившегося на отшибе, про ужасных гулей и жутких троллей, которых отлавливали отважные клирики — профессионально и смело. «Отчего же я не родился в тех краях?» — всё чаще этот вопрос задавал себе мальчик. Так продолжалась его незатейливая деревенская жизнь до шестнадцати, пока наконец детская мечта, лелеемая с девяти лет, не потребовала осуществления. В эти годы Федел подрабатывал на пристани грузчиком, и занимался немудрёной погрузкой и разгрузкой кораблей. Стоит ли говорить, что, когда тем днём работа была сделана раньше времени, а трюм корабля, отправлявшегося к Сонной лагуне, был набит товаром, у парня возникла дикая идея: остаться на корабле. Ортего оглянулся по сторонам и, не заметив никого из команды и пассажиров, забрался в угол потемнее, скрывшись за тюками и коробами. Он не подумал ни о еде, что могла пригодится ему в дороге, ни о деньгах, ни о тёплых вещах. Парень действовал импульсивно, под влиянием неожиданно разгоревшегося в душе желания уйти от простоты нынешней жизни. Уйти в неизвестность, в сказочный Дракенфурт. ...Проснулся Федел от того, что кто-то тряс его за «шкирку» и материл морской терминологией. Неудавшегося «зайца» обнаружили всего через пару часов после отплытия, во время досмотра корабля на наличие ему подобных. Естественно, «Дарсию», как назывался этот корабль, не стали разворачивать из-за какого-то сопляка, которому уже деловито сунули в руки ведро с тряпкой и пинками выпроводили наружу драить палубу. Два дня пролетели незаметно, и, голодного просолённого морскими ветром и водой Федела, вышвырнули с корабля на портовую набережную Дракенфурта. После нескольких дней шатания в порту мальчишка нашёл себе работу всё тем же грузчиком, правда здесь условия были куда хуже, да и платили подростку не как нормальному рабочему, по ясной причине. Денег хватало лишь на еду и койку в коммуналке, поэтому, недолго думая, Ортега согласился примкнуть к группе бородачей с арбалетами и глефами за широкими спинами. Они направлялись в предместья Дракенфурта. На этой местности и зарабатывали себе на хлеб, выполняя заказы и просто сбывая контрабандные шкурки, зубы и рога зверей. Браконьеры. Парень жил с ними и помогал мужчинам в их хитром и непростом занятии, обучаясь стрельбе из арбалетов, сокрушительным ударам тяжёлой глефы и метанию коротких ножей. Естественно, поначалу Федел работал лишь за еду и обучение, но потом, когда он приобрёл достаточно опыта и мог существенно влиять на исход охоты, стал полноправным членом команды, «своим парнем», и вошёл в долю к двадцати трём годам. Необычное везение сопровождало его повсюду, ведь сменялись лица напарников очень часто, в особенности после облав на безумных гулей. Чтобы завалить одного спятившего вампира требовалось около двадцати человек, вооружённых до зубов, и немногим меньше для охоты на оборотня. За это время Ортега давно приобрёл небольшую хижину на отшибе, не привлекающую внимания, в деревне Малые Пустоши, где и хранил своё добро и некоторые незаконные товары, вроде рыжих шкурок лисуль. И всё вроде шло хорошо, но везение не может продолжаться вечно и, когда Феделу уже был тридцать один год, фортуна повернулась к мужчине спиной.
След волколака был чётким и даже слабого света «солнца упырей» было достаточно, чтобы различить примятую траву, надломленные ветви кустарников и отпечатки огромных лап на сырой, пропахшей болотом, почве. Федел считал глупостью идти на оборотня вдевятером, но больше людей они собрать не смогли — браконьеры переживали не лучшие для них времена — юстициары отлично знали своё дело. Зверь был крупным, матёрым и пережил уже две облавы, успешно избегая засад охотников. Ликан был несколько странным — обычно эти безмозглые твари в ярости кидались на ближайшего к ним человека и быстро прощались со своей шкурой под перекрёстным огнём пуль и арбалетных болтов. «Значит ты умный, да? Посмотрим, кто умнее,» — Ортега держал свою двойную глефу наготове, в любой момент способный на мощный удар с плеча, рассекающий почти любого пополам. Деревья стали редкими, к тому же пожухлая листва уже почти опала с их сухих ветвей. Неожиданно метрах в двадцати мелькнула серая лохматая фигура. Федел остановился за ближайшим деревом, стараясь не выдавать себя шумом. Оборотень не мог учуять его — спасибо знакомому алхимику и его замечательной, но всё же дорогой мази, перебивающий запах человеческого тела. Охотник снова выглянул, но больше ничего не заметил. Обернувшись, он различил смутные силуэты двух его спутников. Остальные охотники обходили опасного зверя и гнали его в сторону болота, запирая ликана в ловушку. Оборотень уже был в плотном кольце и до топи оставалось не больше пятидесяти метров. Теперь браконьеры активно шумели, дабы не терять друг друга из виду, если оборотень вздумает выбить кого-нибудь из загонщиков, и просто чтобы напугать животное. Пять метров, десять, двадцать... Гвалт напарников уже слышался со всех сторон, а деревья расступились, открывая глазам длинную поляну, окаймляющую непроходимую топь двадцатиметровой полосой сухой травы. Ликан стоял по колено в болоте, что-то высматривая вдалеке, и пытался встать на хлипкую зелёную кочку, которая тут же ушла вниз под тяжёлой лапой зверя. Оборотень затравленно, прижав уши и оскалившись, зыркнул на охотников лимонными глазами. В его взоре был животный страх и жажда жизни, смешанная с желанием рвать сочное мясо и лакать горячую кровь бледных людей. Внезапно зверь, не дожидаясь, пока охотники взведут тетивы арбалетов, резко метнулся в сторону Федела, стоящего с краю. Его серая шерсть блестела в лунном свете и ликан казался охотнику серебристой молнией, смертельно опасной и разящей наповал. Всё происходило настолько быстро, что Ортега не успел толком ничего предпринять. Взмах стального лезвия глефы навстречу животному, рванувшему на прорыв, должен был остановить его стремительный прыжок, но ликан с фантастической ловкостью извернулся, за секунду до соприкосновения с оружием поменяв траекторию движения как-то странно вильнув в бок. Глефа свистнула в воздухе, лишь срезав треть хвоста оборотня, а клыки чудовища вонзились в голень левой ноги Федела. Животное мотало башкой из стороны в сторону, жадно всё глубже и глубже погружая жёлтые зубы в плоть человека. Выстрел Дэнни из револьвера расплескал мозги монстра по Феделу и пожухлой траве. Ортега закрыл глаза и откинулся на спину, уплывая куда-то в чёрный непроницаемый туман. ...
Дэнни было поручено остаться и подарить «пулю милости» своему компаньону, чья голень превратилась в кровавое месиво, но на беду замешкавшегося охотника Федел очнулся и не позабыл, как пользоваться ножом. Не было времени просить пощады, как и не было в этом смысла — все знали, что укушенный оборотнем вскоре сам поддавался зову Луны и становился неуправляемым диким зверем. Поэтому несмотря на дружбу... даже нет — именно из-за хорошего отношения Дэнни к Феделу парниша и застрелил бы укушенного. Каким-то чудом вновь потерявшего сознание мужчину, когда тот пытался доползти до леса, нашла женщина из соседней деревни. Несмотря на то, что с помощью своего мужа она принесла Федела к себе домой только поздним утром, тот ещё не скончался от потери крови — возможно, вирус ликантропии сыграл ему на руку. Он излечился довольно быстро и даже кость, сломанная и треснутая в нескольких местах, достаточно быстро срослась. Ортега не стал возвращаться к себе домой, боясь быть узнанным другими браконьерами, и отправился в сторону моря. Его замысел был прост —купить место на корабле и убраться подальше из Дракенфурта, пока он ещё мог себя контролировать. Но до порта он так и не добрался, когда Луна позвала зверя внутри него. Так Федел промаялся около месяца в окрестных лесах, и в скором времени привлёк к себе внимание охотников. На беду ли или на счастье, но группа браконьеров, напавшая на его звериный след, умело и быстро уложила его с помощью какого-то снотворного или яда, и, повязав стальной сетью, уволокла слабо дышащего в неизвестном для Федела направлении.

Умения: Владеет глефой, малым и средним огнестрельным оружием, арбалетом, метательными ножами, неплох в рукопашном бою. Езда верхом на среднем уровне.
Имущество: Все вещи остались в хижине деревни Малые Пустоши, а ныне на продрогшем в сырой камере мужчине накинута лишь серая старая рубаха и потёртые штаны.

8) Откуда вы узнали об игре?
Поисковик. Случайно наткнулся — искал скрипт.

9) Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

10) Пробный пост:
Ширх. Ширх. Плюм. Ширх. Плюм. Плюм. Ширх... Веки были словно налиты свинцом и не открывались. Он поднял свои чугунные руки, звенящие тяжёлыми чугунными цепями и непослушными пальцами открыл глаза. Вокруг было темно и мрачно, Федел мутным взглядом окинул место своего прибывания. Ширх. Ширх. Этот звук толкнул какие-то воспоминания в голове человека, мысли нехотя заворочались в опухшей голове. «Это звук набегающих волн?» — Ортега даже не удивился. Он вообще сейчас не испытывал никаких чувств, никаких эмоций, будто бы эту способность у него выкачали вместе с физическими силами. Тело ломило, а мышцы не работали, лишь жалко стонали и просили отдыха. Федел опустил взор на свои руки и ноги — на его запястьях и щиколотках были защёлкнуты широкие чугунные браслеты, которые цепями соединялись друг с другом. В свою очередь толстая и не менее тяжёлая цепь крепилась к кольцам в стене и полу. «Неужели эти неизвестные, приковавшие меня здесь, думают, что я способен освободится? Сейчас я не смог бы порвать и бечёвку..» Плюм. Плюм. «И всё же где я?» — пленник ещё раз огляделся по сторонам и теперь его более менее различающие очертания помещения глаза приметили деревянные стены «комнаты» и её выпуклую, округлую форму. «Трюм,» — этот факт был очевиден и подкреплялся звуком волн за бортом. Резкий звук открываемой двери и яркий, невыносимый свет заставил Федела прижаться к деревянному боку корабля. В трюм вошло четверо неизвестных ему людей. Ортега, смотря сквозь пальцы на чужаков, пытался осмотреть их, щурясь от солнечных лучей, ворвавшихся в мягкую, приятную темноту. Незнакомцы, особо не церемонясь, отковали слабого Феделя, едва шевелящего пальцами, от тела корабля и, не снимая цепей, поволокли наружу. Федел ожидал увидеть просторную палубу корабля и его предположения оправдались. Правда, посудина была не очень большой и стояла у безлюдного берега в море. Те же люди деловито упаковали пленника в холщовый мешок и уложили на дно лодки, которую через несколько минут спустили на воду. Море было спокойным, а лёгкое покачивание шлюпки в такт рассекающим волны деревянным вёслам действовало успокаивающе. Мало что соображающего Федела вскоре вытащили на берег и понесли в неизвестном для него направлении. Сознание мужчины будто плавало на поверхности грёз, периодически погружаясь в их горькие воды. Обрывки фраз на хастианском и сильно искажённом английском языках доносились до ушей Ортега, но смысл их терялся ещё на пол пути к пониманию. Он чувствовал, что его куда-то тащат, затем закинули в какую-то тесную холодную камеру, снова приковав цепями, но уже к каменной стене и полу. Только сейчас Федел заметил, что всё это время находился в старой, серой одежде — рубахе и штанах, которые всё же не спасали от холода темницы. «За решёткой. В цепях. Я помню.. помню всё. Помню! Лес.. я прятался, хотел убраться из Драгенфурта, а потом наступила боль и темнота..,» — узник откинул голову назад, прикрыв глаза. Он очень устал.

11) Согласны ли с правилами ролевой?
Крепость «Термидор» в Назанине.

Отредактировано Федел Ортега (07.01.2011 03:29)

+1

2

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2130-1.gif

0


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Федел Ортега


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC