Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Особняк «Примавера», владения клана Венганза


Особняк «Примавера», владения клана Венганза

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/17.png
После смерти Джозефа Обера его сын, Пауль Обер, переехал из Филтона в Дракенфурт. Будучи заядлым путешественником, он был равнодушен к удобству, довольствовался хорошей квартирой на главной проспекте. Но его сын, Дантес Обер, не таков. Выросший в Дракенфурте, он всегда завидовал своим родственникам из Орлея, которые жили в роскошном имении в Филтоне. С детства Дантес мечтал о подобном, поэтому, едва будучи избранным главной своего клана, вызвал из Орлея талантливого архитектора и построил на Клеверных холмах особняк.

Тут немного необычная планировка, дом поставлен на искусственной равнине, видимо благодаря этому он привлекает взгляд сторонних прохожих. Некое время вокруг него ходили разные домыслы и слухи. В основном, от скучающих соседей, которым было нечем заняться. Причиной этому то, что за домом всегда кто-то да следил, но о хозяине ничего не было слышно. Некоторые предполагали, что хозяин дома живёт, не выходя оттуда, другие же, что наверняка владелец мёртв, а обитает теперь там прислуга. При попытке спросить заканчивающих работать слуг, о том, кто же является собственником особняка, то можно было услышать ответы из серии: «Знаем что это кто-то могущественный, больше ничего». А с при попытке начать разговор с охраной, в ответ только одно: «Это не ваше дело, убирайтесь».

Подходя к убранству дома, архитектор по заказу не добавил лишних украшений во внешний облик здания. Он старался придать ему орлесианский стиль, но так, что бы тот не оказался архитектурным монстром в сравнении с другими домами Дракенфурта.
Внутри же всё сделано по принципе создания простора, максимального удобства, без лишней, мешающейся роскоши, но с определённым дизайнерским вкусом. Множество картин украшают особняк. Но главные из них находятся в зале — портреты всех глав клана Венганза.
Подводя итог, можно сказать, что этот дом не является показной роскошью. Многие бы, наверное, не начали задаваться вопросами, кто же является его владельцем, если бы не постоянно дежурившая у входа охрана.

(Дантес Обер)

Отредактировано Камилла Девон (29.07.2010 10:37)

0

2

Начало игры
Экипаж, запряжённый четвёркой гнедых жеребцов, остановился около высоких ворот из кованого железа. Небо было затянуто тяжёлыми облаками, от чего казалось невероятно хмурым. Шёл снегопад. Пушистые снежинки, вальсируя, мягко падали на землю, застилая её белоснежным полотном. Слабый ветерок плавно покачивал ветви деревьев, окутанные «снежными шубами». Вокруг царила умиротворённая тишина. Зимний пейзаж нового дома герцогини, завораживал её. В дороге она не отводила глаз от картин природы за окошком. Глаза девушки искрились заинтересованностью. Это была её первая дальняя поездка. Ранее, она никогда не покидала родного города, а теперь, когда свобода раскрыла перед ней двери в свои владения, она наконец могла распоряжаться собой. И вот, она исполнила свою заветную мечту — приехала в таинственный Дракенфурт, который с детства манил её, ведь отец так много рассказывал ей об этом восхитительном городе.
У ворот поместья её ждал мужчина, обычный человек лет сорока. Среднего роста, в дорогом пальто, с соболиной отделкой, тростью и небольшим дипломатом.
«А вот и риэлтор. Видимо, в наши дни это прибыльная профессия», — оценив внешний вид мужчины, подумала Камилла. Риэлтор поспешил к экипажу, слегка утопая ногами в снегу. Лакей открыл дверь и уж хотел подать даме руку, но риэлтор его опередил.
— Герцогиня, добро пожаловать в Дракенфурт. Я Вас давно дожидаюсь, — протянув девушке руку, произнёс мужчина. Чуть улыбнувшись, Камилла подала мужчине свою изящную ручку в гипюровой перчатке и с его помощью вышла из кареты. Лакей аккуратно спустил на землю чемодан, где его тут же подхватил только что появившийся слуга и тот час понёс в поместье. Карета отбыла в дальнейший путь, а герцогиня и риэлтор не спеша направились по главной дорожке к новому приобретению девушки.
— Мистер Джонсон, я рада Вас видеть. Приношу Вам мои глубочайшие извинения за опоздание, но мне пришлось задержаться в дороге из-за метели.
— Что Вы, герцогиня, я предполагал, что так и будет. В некоторых местах зима выдалась в этом году весьма неприятной, ни то, что в Дракенфурте.
— Не могу не согласиться. Хоть я здесь нахожусь совсем мало времени, но пейзажи меня очаровывают, Вы не находите?
— И в правду, здесь довольно милое местечко. Но не будем терять времени. Предлагаю поскорее пройти в Ваш новый дом и изучить его.
— Великолепная идея, мистер Джонсон.
Оказавшись в доме, мистер Джонсон тут же познакомил хозяйку с ожидавшей её в холле прислугой. Церемония продлилась довольно недолго, и Камилла направилась на экскурсию по дому в компании господина риэлтора. Заглянув в каждую комнатку, девушка осталась довольна. Все комнаты были выполнены в традициях знатной аристократии, как и было, положено для дома герцогини, а вековой сад, который девушка наблюдала из окна гостиной, особенно ей приглянулся.
— Мистер Джонсон, я очень рада, что воспользовалась Вашими услугами. Это место, в самом деле, восхитительно. Прошу, окажите мне любезность и отобедайте со мной.
— Я бы с превеликим удовольствием, герцогиня, но меня ещё ждут дела. Надеюсь, Вы быстро освоитесь в Дракенфурте и оцените этот город по достоинству.
— Благодарю, мистер Джонсон. Жаль, что Вы не можете остаться, но предложение остаётся в силе.
— Выражаю Вам свою искреннюю признательность. Удачного дня, госпожа,- с этими словами риэлтор покинул гостиную, оставив хозяйку одну. Камилла снова, более внимательным взором, окинула комнату. Роскошь, хоть и не броская, притягивала взгляд. Уют, не смотря на то, что поместье долго пустовало, чувствовался в каждом помещение. Мягко ступая по дорогому ковру, девушка провела рукой по велюровой обивке кресел, запоминая новые ощущения. В углу комнаты был расположен её любимый рояль, который был доставлен сюда ещё до её приезда. Воспоминания о матушке, обладавшей виртуозной игрой на этом музыкальном инструменте, вмиг всплыли в мыслях брюнетки. Будучи ещё ребёнком, она, как только слышала звуки музыки, бросалась бегом бежать в гостиную, где как всегда, чуть склонив голову, играла её мать. Спокойствие и безмятежная радость отражались на её лице, и, тихо подкравшись, Кэми, как называла её матушка, садилась возле неё, наслаждаясь невероятной красоты звуками, появляющимися из этого массивного рояля. Чуть улыбнувшись, девушка подошла к роялю и, сев за него, откинула с клавиш крышку. Руки сами, произвольно, принялись наигрывать её любимую мелодию, исполненную печали и нежности. Аккорды заменялись друг другом, и тишина дома заполнилась грустной музыкой. Эти звуки всколыхнули в памяти Камиллы ещё одно воспоминание. Воспоминание о человеческом мальчике, ребёнке, с которым она познакомилась много лет назад. Юный мальчик, похожий на ангела. Золотые кудри, светло-голубые глаза, светящиеся добротой и детской наивностью. Они познакомились в цветочной лавке, когда он предложил ей помощь в выборе букетика цветов на день рождения гувернантки Камиллы. Они разговорились, и оказалось, что у них есть одно общее увлечение — музыка. Десятилетний мальчик мечтал стать великим флейтистом и был уверен, что исполнит свою мечту. С того времени они, можно сказать, подружились и иногда он приходил в дом Камиллы, чтобы они дуэтом могли поиграть его любимую колыбельную для фортепиано и флейты. Они играли так много, что уже помнили ноты произведения наизусть. Мальчик хотел идеально отшлифовать это произведение до дня рождения его матушки, и Кэми всячески его в этом поддерживала. Но случится этому, было не суждено. За несколько месяцев до знаменательно момента мальчик погиб. Играл с друзьями на заледеневшем озере и провалился под лёд. Спасти его так и не удалось. Камилла хорошо помнила этот день, поскольку он заглянул к ней в поместье, чтобы немного поиграть, но её дома не оказалось. Она отправилась в порт, чтобы встретить отца, а Алан, так звали юношу, оставил ей записку и маленький цветок фиалки, который она и представить не могла, где можно раздобыть зимой. Такова была печальная история этой колыбельной, которой было не суждено прозвучать перед широкой публикой в исполнении Алана Жерве и Камиллы Девон. Но в память о своём юном друге девушка каждый вечер наигрывала мелодию этой колыбельной. Ей так хотелось, чтобы его мечта сбылась, ведь он приложил столько усилий для этого, однако она никак не могла поспособствовать этому. Потому, единственное, что она могла сделать, это не забывать его и каждый день, дарованный ей судьбой, играть эту мелодию...
— Мазель?
Возникший в гостиной мягкий голос заставил Камиллу оторваться от игры на рояле.
— Да, Софи, что-то случилось?, — спросила герцогиня, закрывая клавиши рояля крышкой.
— Простите, что помешала Вам. Я пришла узнать, что бы хотела госпожа отведать на обед?, — опустив глаза в пол, скромная София, юная девушка с карими глазами и тёмно-каштановым цветом волос, нервно перебирала пальцами краешек накрахмаленного белого фартука.
— Думаю, что ничего, Софи. Я не голодна. Лучше скажи мне, есть здесь, неподалёку, какое-нибудь милое местечко для прогулок?
На несколько мгновений София задумалась. По выражению её лица было видно, что она перебирает в мыслях варианты, и выбор даётся ей с трудом.
— Наверное, Вам будет приятнее всего прогуляться в парке. Он не далеко отсюда, можно пройтись пешком или мазель желает, чтобы запрягли экипаж?
— Спасибо, Софи. Я тот час отправлюсь на прогулку...пешком.
Камилла встала из-за рояля и не спеша направилась к выходу из комнаты. Софи резко отпрянула от двери, пропуская госпожу, и когда герцогиня вышла из гостиной, девушка последовала за ней. Через несколько минут послышался стук закрывшейся входной двери, и по главной дорожке от поместья Камилла направилась в парк.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Парковый фонтан

Отредактировано Камилла Девон (26.08.2010 10:50)

0

3

Центральный парк  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— Госпожа! Госпожа! Вам письмо! — прокричала София, машущая над своей головой письмом. Девушка чуть ли не вприпрыжку спускалась по лестнице в холл, и пожилая горничная Аманда, забирающая у герцогини накидку, недовольно оглядела Софи, порицая её за повидение:
— София, как ты себя ведёшь. Ты же позоришь нас, негодница.
— Ой, извините, — смущённо сказала девушка, поклонившись госпоже и протянув ей письмо.
— Аманда, София, успокойтесь, прошу вас. Итак, что же за письмо мне пришло?, — поинтересовалась Камилла забирая у горничной конверт.
— Не знаю, мазель, но как только Вы ушли на прогулку, к нам пришёл посыльный и принёс его.
— Хм, довольно интересно. Что ж, посмотрим, что там такое, — направляясь в гостиную, герцогиня развернула письмо и принялась читать изложенный изящным почерком текст.
— Приглашение на балл в честь Рождества Святой Розы. Довольно неожиданно.
— Это ежегодный балл, госпожа. И на нём присутствует вся знать Дракенфурта.
— В самом деле? Что ж, тогда это отличный повод для моего выхода в свет. Конечно, я думала, что это произойдёт значительно позднее, но такой шанс упускать нельзя. В таком случае, Софи, распорядитесь, чтобы завтра с утра был подан экипаж. Мне нужно будет съездить в город, чтобы подобрать маскарадный костюм.
— Как скажете, мазель. Я сейчас же распоряжусь, — поклонившись, сказала горничная, оставив Камиллу на едине с собой. Уставшая от множества происшествий, герцогиня блаженно отдыхала на мягком диване, представляя себе атмосферу приближающегося бала.

* * *
День прошёл в полнейшей суматохе. Покупка маскарадного наряда затянулась на много дольше, чем ожидала девушка. Вся знать Дракенфурта заполонила маскарадные лавки, и мазель Девон везде попадала в ошеломительное столпотворение господ, подбирающих себе наряды. Но как все они не пытались поскорее расправиться с этим занятием, менее двух, а то и трёх часов на это не ушло ни у кого. Обыскав чуть ли не весь Дракенфурт в поисках подходящего платья и аксессуаров, госпожа всё же смогла вернуться в поместье вовремя и....начать приготовления к празднику. Чтобы не говорили, а первое впечатление всегда было важно, не смотря на его обманчивость, потому девушка обязана была появиться в самом наилучшем виде. Раз уж она перебралась жить в этот город, то обязана стать частью его общества, а это занятие далеко не из самых лёгких.
— Удачи Вам, госпожа.
— Спасибо, София. В моё отсутствие сохранность поместья остаётся на тебе.
— Не волнуйтесь, мазель. Всё будет в порядке.
Камилла улыбнулась горничной, и карета, запряжённая четвёркой вороных жеребцов, помчалась в сторону замка Алукарда.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Замок Алукарда

0

4

Начало игры
Герцог Дантес Обер, прибыл в свою новую резиденцию, ни разу не побывав здесь доселе. Вампир был прекрасно ознакомлен с планировкой здания, но до этого, не видел его в живую. Хоть оно было и построено по его воле, но предприниматель был всегда слишком занят, что бы позволить себе найти свободное время для поездки в Дракенфурт, но на этот раз всё было по другому. Сейчас, у него были здесь конкретные дела. Помимо того, что он собирался воссоединить отколовшиеся семьи клана, он ещё раздумывал внимательно исследовать перспективы расширения бизнеса вне Орлея. Герцог всегда мыслил более глобально, но в тоже время поэтапно, чем его современники.
— Господин, приветствуем вас, желаете что нибудь? — обратилась к нему одна из служанок. Как он и предполагал, за домом ухаживали. Он подозревал, что может быть, в его отсутствие, обслуживающий персонал дома мог бы халтурить, но эти подозрения не оправдались. Даже здесь, царила дисциплина, которую Дантес так тщательно налаживал в Орлее. Это не могло не радовать. Ведь, это значит, что ещё никто не знает, кто владелец сего особняка. Это было на руку вампиру. Он не хотел себя афишировать, до сего дня. Как-никак, у главы клана Венганза было множество конкурентов, а давать им заранее плацдарм для подготовки — он был не намерен.
— Будьте добры, проводите меня в мой кабинет — вежливо улыбнулся, от чего служанка невольно покраснела, но не растерялась. Она тотчас же принялась за выполнение приказа.
Пока он шёл к кабинету, он внимательно осматривался по сторонам. Архитектор поработал на славу. Всё было сделано именно так, как велел герцог. Главный упор был сделан на удобство, практичность. Даже картины, разве что кроме портретов глав Венганзы, были сделаны в духе нового времени. Без вульгарной роскоши.
Придя к себе в кабинет, как и ожидалось, было создано комфортное рабочее место. Именно такое, в каком Дантес любил проводить своё бесценное время. В нём не было ничего лишнего, что могло бы отвлечь его от работы. Разве что скрипка. Но это был для него необходимый рабочий инструмент, который помогал ему сосредоточиться, очистить рассудок от лишних, надуманных тревог.
Отпустив служанку, герцог закрыл дверь на ключ, предупредив, что бы стучались только в случае если к нему кто-то придёт или же если он позовёт. Затем же, он взял в руки скрипку и комнату обволокла музыка. Спокойная, размеренная, местами пугающая, иногда стремясь ускориться. Это было отражение мыслей Дантеса в звуке.
Спустя некоторое время, в кабинете снова воцарилась тишина. Герцог слегка улыбнулся, ещё раз убедившись в правильности решения приехать в Дракенфурт.

Отредактировано Дантес Обер (17.10.2010 15:31)

+3

5

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/15.png
Черноволосый, до невозможности грязный, до невозможности голосистый и до невозможности наглый мальчишка по имени Жако был настоящим врожденным уличным пройдохой. Он родился на улице, он ел на улице, он спал на улице, и на ней же жил и работал. Работал он, как и положено пройдохе его возраста (12 полных человеческих лет), разносчиком газет. За день с кипой пахнущей типографской краской бумаги он мог оббежать вдоль и поверек оба дракенфуртских квартала и при этом едва-едва запыхаться. Но только потому, что при этом еще и орал во всю глотку газетные анонсы. Он не боялся ничего в своей жизни, кроме дантистов и парикмахеров. Гули ему были нипочем, с князьями и графьями он общался почти на равных (хоть и не без наигранного подобострастия, оплачиваемого щедрыми чаевыми), клириков считал копами не менее продажными, чем все остальные, и мечтал, что однажды за ним придут суровые вампиры, чтобы взять в юстициары. Таков был Жако, с кипой пахнущих свежей краской газет оббегающий с утра и до захода солнца весь город в надежде еще подзаработать хоть один геллер, чтобы хоть сегодня ночевать не под мостом через Кручицу, а в теплом постоялом дворе на окраине или — если повезет — в «Усталом путнике».
Лихо сдвинув набекрень латанную шапочку с петушиным пером, он притормозил возле очередного богатого особняка на Клеверных холмах. Ему не нравилось работать в этой районе — слишком длинные приходилось пробегать расстояния от клиента до клиента. Но хоть чаевые тут были более щедрыми, чем на Главном проспекте или на Старожельской.
По своему обыкновению проигронировов дверной колокольчик, Жако встал под дверью особняка и что было мочи завопил:
— Свежие новости! Светские происшествия! Горячие события! Всего два геллера!

+1

6

Герцог закончив со своей музыкальной выходкой, уже сидел за столом, перебирая документы. Когда он был в юношеском возрасте, он терпеть не мог это занятие. Но взрослея, он как-то свыкся с необходимостью сего действия. Всё же, он был ответственен перед многими. Но вдруг он услышал шум с улицы, которой отвлекал его. Ему определенно не нравилось, что в таком районе, как этот, могли кричать под окном, но всё же, как вампир, склонный к использованию всего и вся с точки зрения любой выгоды — он предпочёл вслушаться.
— Свежие новости! Светские происшествия! Горячие события! Всего два геллера! — громко вещал детский голосок. Дантес, решил, что это весьма кстати. Как-никак, помимо того, что он сможет вычитать, он сможет хорошо себя зарекомендовать среди низших прослоек населения Дракенфурта. Герцог прекрасно понимал, что ими куда проще управлять, чем зазнавшимися аристократами.
Отложив бумаги в сторону, он уверенно направился к входной двери, предварительно дав указание слугам заниматься своими делами, дабы не привлекали лишнего внимая. Они могли спокойно выдать чересчур высокий статус их господина лишь их присутствием. Как-никак, дом, хоть я находился в квартале знати, но никоим образом не указывал на то, кем может быть их владелец. Обычно, герцоги предпочитаю куда больше внешней роскоши.
Всё же, нужно отметить, что Дантес был из Орлея. Как-никак, там царило равноправие, а глава клана Венганза умел быстро приспосабливаться. Ведь вести себя среди людей чрезмерно напыщенно — ни к чему хорошему не приводит. Тому является доказательством государство, откуда он был родом, но прекрасно умел в диалоге держать дистанцию, как и давать взятки.
— Здравствуйте, молодой человек, не возражаете, если я у вас приобрету газету? — протянув мальчику один флорен взял её в руки. Лишь на мгновенье он заметил статью, про сегодняшнюю охоту, где собралась вся знать. Разумеется, как вампир чрезвычайно энергичный, он сразу же задумался отправиться туда. Совместить приятное с полезным.
— Если же вы желаете зарабатывать больше, то просто приносите в этот дом полезную информацию. Особенно щедро вознагражу, если вы услышите информацию связанную с такими именам как к примеру Венганза, хорошо? А это вам ещё один небольшой аванс, так сказать, в надежде на продуктивное сотрудничество. Хорошего вам дня! — протянув ему пятьдесят флоренов. Наверное, ребёнок был в легком шоке, но Дантес оставил его уже в попечительстве слуг. Ему было уже не до него.
Другим же, работающим в доме, он уже приказывал подготовить ему лошадь, ружьё. Пока они все этим занимались, герцог уже успел изучить газету, узнать все необходимые сведения об этом мероприятии, а так же не спеша переодеться в более подходящую одежду.
Уже буквально через небольшой промежуток времени, Дантес, одетый в дорогой тёмно-зелёный костюм, приукрашенный золотыми узорами в виде змей мчался к озеро, предусмотрительно взяв с собой карту.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Озеро Чар

Отредактировано Дантес Обер (20.10.2010 20:35)

+2

7

Главные ворота  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Дантес наконец-то прибыл домой. Он уверенно слез с коня, сразу же вручил поводья слугам и приказал слугам готовить обед, а так же увести лошадь.
— Герцог, будет сделано, — смущенно ответила одна из слуг. Краем глаз, вампир наблюдал за реакцией спутницы. Наверное, она была удивлена узнать, что сейчас войдет в дом к герцогу. Впрочем, глава Венганзы хотел разузнать поподробней о ней. О роде её занятий. Откуда приехала. В общем обо всём. Ведь, вполне возможно, что это в будущем аукнется ему дивидендами. Да и к тому же, ничего чересчур важного на сегодня уже не намечалось, так что можно было потратить время и на человека.
— Прошу, проходите, не стесняйтесь — обратился к своей новой знакомой и пошел с ней к столу. Разумеется к приемному, где уже был накрыт стол на двоих. Место трапезы было накрыто изящно, а еду вряд ли можно назвать скромной. Ведь, нечасто на столах есть редкие вина, морепродукты, мясо. В общем все на любой вкус, правда крови не было. Дантес не любил кровь, он очень редко её пил. Как хозяин, он сел во главе стола, а ей же жестом указал на сиденье рядом.
— Не желаете ли вы наконец-то представить? — вежливо улыбаясь обратился к девушке. В это время уже слуги принесли как еду, так и напитки. Поэтому Дантес не торопясь ел, наблюдая за девушкой.

0

8

Дантес сидел за столом, наслаждался трапезой. Всё же он весь день на ногах, а так ничего и не поел. Последняя его еда была в дороге. И то, какая-то не особо приятная. Герцог не любил дорожную пищу, правда от неё не отказывался. Сейчас же на самом деле, кушая, он мысленно ставил оценки прислуге. Смотрел, кого уволить, кого оставить. В принципе, все было вполне сносно. Правда, слишком утонченно.
— Кроу... Или, если будет угодно Евгения Кроу. — представилась собеседница. Вампира всё же забавляло, как она за всем наблюдает. Осматривая всё, как будто бы оказалось в параллельной реальности. Это определенно веселило Дантеса. Да и к тому же, он впустил её к себе именно из-за того, что она его развлекала. Всё же это было лучше, чем есть одному. Хотя, скорей всего, он бы забыл о еде и нашел бы другое занятие.
— А как будет ваше имя? Как мне вас звать? — резко поинтересовалась девушка, даже не дав герцогу представиться.
— Дантес Обер... Так меня зовут. Позвольте поинтересоваться, вам нравится еда? Ну раз сидим за столом, то к тому же, расскажите о себе, чем занимаетесь? И у вас очень интересная птица, она почтовая? — вежливо и непринужденно вёл диалог, постепенно получая информацию, которая могла помочь решить насколько она выгодный дивиденд. Ведь, если она бы ничего не оказалась ему полезной, то после еды, он её проводил бы до дверей и больше никогда бы не увидел. Да и на улице даже бы не признал при случайной встречи. Хотя, чутьё подсказывало, что применение он ей найдет. Правда, пока что ещё не знал какое.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (месяц спустя)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Бругге] Замок Уорлин

0

9

6 января 1826 года.

Более месяца прошло с того момента, как Камилла впервые оказалась в Дракенфурте. Всего лишь месяц... однако, за это короткое время произошло столько событий, что хватило бы как минимум на несколько лет, а то и десятилетий. Неожиданные встречи, торжественные балы, новые знакомства, убийства, покушения, смотря со стороны, можно было бы подумать, что вокруг этой особы крутился мир. Но, слава Святой Розе, это было вовсе не так. Просто мир здесь другой. Совершенно противоположный тому, в котором всю жизнь провела вампиресса и от которого она так спешила избавиться. Но стоило ли это делать? Стоило ли менять спокойную безопасную жизнь на этот бурлящий страстями мир? Герцогиня сама не знала, всё происходило слишком быстро, слишком ярко и непривычно. Она была измотана, и как никогда счастлива одиночеству. Что-то шло не так или наоборот происходило так, как быть должно, кто теперь разберёт? Стереотипы и ценности рушились на глазах, жизнь, как воздушный гимнаст, совершала головокружительные взлёты и падения, стремясь к чему-то неизведанному. Всё так круто изменилось, что Камилле сложно было поверить, что происходит это всё не во сне, а наяву.
Девушка сидела на подоконнике окна в библиотеке и смотрела, как крупными хлопьями в сад спускается снег, поднимая ввысь белоснежные барханы, застлавшие весь периметр некогда зелёного местечка. Она обхватила руками ноги и положила голову на колени, не сводя взгляда с зимнего царства. Рядом с ней лежала маленькая книжечка, раскрытая где-то посередине, с атласной тёмно-синей лентой в тон платья вампирессы, служившей закладкой. Семьдесят четвёртая страница, пятая строка сверху, начинавшаяся со слов «И всё стало так непривычно», была аккуратно подчёркнута карандашом, расположившимся по соседству с печатным изданием какого-то малоизвестного писателя, опубликовавшего одну из своих первых работ.
«И всё стало так непривычно», — мысленно вторила словам главного героя герцогиня, перебирая в памяти все те происшествия, которые стали первыми записями на белоснежном листе книги её новой жизни. Она так страстно желала яркой жизни, так отчаянно хотела забыть то спокойствие, в котором прибывала долгие годы, что не понимала, как всё это для неё важно. Теперь она это уяснила, но теперь — слишком поздно. Магический водоворот проносящейся жизни крепко затянул её в свою пучину, и она не могла отказаться от него, не могла вернуться обратно, и быть счастливой, как и не могла быть счастливой здесь. Она разрывалась между двумя мирами, столь близкими её сердцу.
Камилла медленно выпрямилась и посмотрела в сторону противоположную окну, где на маленьком кофейном столике стоял серебряный поднос с чашкой горячего чая, заботливо принесённый служанкой, появление и исчезновение которой хозяйка дома даже не заметила. Усталый взгляд смотрел на пар, исходящий от жаркого напитка, и бледные и слабые руки девушки потянулись к чашке. Аккуратно она взяла двумя руками блюдечко с чашкой и поставила на подоконник рядом с собой. Стекло в мгновение запотело, а вампиресса вновь окунулась в омут памяти. В последнее время она не видела ни Нино, ни Дантеса, и потому её размышления часто крутились вокруг двух этих персон. Две непредвиденные встречи, два непредсказуемых исхода событий, от каждого из которых зависел новый виток её жизни. У неё есть выбор, и выбора нет одновременно.
«Как хочется всё вернуть назад и никогда ничего не менять. Раньше было всё так просто, так легко решаемо, а теперь... сплошная неразбериха. Зачем я уехала из Филтона? Зачем? Чтобы найти себе проблемы, о существовании которых знала заранее. Ты только высвободилась, Камилла, от многолетних мучений, который Он тебе принёс, а теперь... снова совершаешь те же ошибки. Ничему ты дорогая не учишься, абсолютно. Брось всё это и подумай о глобальном, о войне, которая во всю уже разыгралась в мире. Ты можешь в один день стать никем, можешь в любую минуту погибнуть, но эти мысли тебя совершенно не волнуют. Душевное терзание дороже, несомненно! Тебе ведь мало было!» — сама себя корила девушка, но ничего поделать с собой не могла. Мысли о том, что ей делать и как быть, если война коснётся и Дракенфурта, не хотели задерживаться в её голове. Душа ныла, рвалась на части, вымаливая противоядие. Ни книги, ни опыты, ни даже музыка не могли отвлечь Камиллу от этого состояния, что привело её к полнейшей апатии, осознанию бессмысленности жизни и собственной глупости. Она превратилась в призрака, тенью блуждающего по поместью, смотрящего на всё невидящим взглядом. Нужно было что-то делать, к чему-то стремиться, чем-то себя занять, но чем?

0

10

НПС служанка госпожи Девон
-----------------------------------------------------
Служанка несколько минут ходила возле дверей библиотеке не решаясь потревожить хозяйку. В глубине души она понимала, что отвлекать госпожу Девон от ее занятий не вежливо. Но с другой стороны, миледи не выходила из комнаты уже несколько часов, и девушка начала беспокоиться о ее благополучии. Наконец, собравшись с силами, она проскользнула в небольшую щелку двери библиотеки. И взглянув на опечаленную хозяйку, тяжело вздохнула. Ей было до глубины души жаль прекрасную госпожу, но она ничем не могла ей помочь. Разве что предложить еще чаю.
— Не хотите ли еще чая? Или, может быть, прикажете подать ужин? — спросила, немного заикаясь от волнения, девушка. Она впервые решилась подать голос в присутствие знатной леди и теперь сильно волновалась.

0

11

Робкий и мелодичный голос, возникший около дверей библиотеки, заставил герцогиню оторвать затуманенный взгляд от нетронутой чашки с чаем. Перед взором вампирессы возникла невысокая хрупкая девушка с по-детски невинными глазами. Камилла медленно окинула её взглядом и слабо улыбнулась, вспомнив, что эта юная леди младшая сестра Софии, её любимой горничной.
— Спасибо, Генриетта, я ещё не осилила предыдущую порцию, — ответила мазель и добавила: — Но, может быть, ты хочешь чаю? Не стой в дверях, заходи. Я отчаянно нуждаюсь в компании. Прошу, выпей со мной чашку чая и расскажи о чём-нибудь, — спокойным и мягким голосом произнесла герцогиня и кивнула на кресло, расположившееся около окна. — Я абсолютно не в курсе новостей, происходящих вот за этим окном. Нас ещё война не настигла?
Камилла и в правду нуждалась в общении. Ни в светской беседе с напомаженными дворянками, одаривающими всех лживыми улыбками, или милсдарями, твердящими комплименты в сто раз больше, чем умные мысли. Ей нужен был простой незамысловатый разговор, где собеседник выражал бы лишь только свои мысли, не боясь, что его мнение, так или иначе, повлияет на его статус в обществе, материальное положение и т. д. и т. п. И как показалось вампирессе, Генриетта была как раз тем самым собеседником, который мог бы доставить ей удовольствие своими высказываниями.

0

12

Отыгрыш за НПС Генриетта (служанка)
-----------------------------------------------------
Девушка робко сжалась в дверях, боясь даже пошевелиться. И кто ее тянул за язык? Что же теперь будет?! Святая Роза, сохрани и помилуй! Ей ведь строго на строго запретили попадаться на глаза хозяевам. Софии из-за нее и так попадет. Она испуганно смотрела на госпожу, не зная, что делать, не понимая, что от нее хотят. Ей так захотелось убежать куда-нибудь и спрятаться: точно мышка забиться в какую-нибудь норку. Но заставлять миледи Девон ждать было не вежливо.
— Спасибо, — пролепетала девушка, маленькими робкими шажками направившись к столику. — Боюсь, господин будет в ярости, если узнает, что я пользовалась хозяйскими приборами, — посмотрев на прекрасные фарфоровые чашечки тяжело вздохнула Генриетта. — Ой! Простите! — опомнившись, она быстро зажала ротик руками, но было уже поздно: слова назад нельзя забрать. — Я не хотела вас обидеть. Вы ведь никому не скажите?- умоляюще посмотрела на вампирессу девушка.
Больше всего на свете она боялась обидеть кого-нибудь из господ, и поэтому страшно волновалась всякий раз, как к ней обращались с просьбами. Вот и теперь, девушка с одной стороны пыталась следовать правилам, установленным в доме, а с другой старалась угодить прекрасной леди.

+1

13

Камилла улыбнулась и ответила мягким и успокаивающим тоном:
— Генриетта, прошу, не стоит так нервничать, ты ничем меня не обидела. В моём доме персонал может вызвать недовольство только лишь недобросовестным исполнением своих обязанностей или воровством. Ни первое, ни второе к тебе не относится, потому тебе не о чем беспокоиться. Ты и твоя сестра всегда меня очень радуете, и я надеюсь, что так будет и дальше. А теперь присядь и выпей чаю, — герцогиня с умилением смотрела на горничную. Эта хрупкая и юная девушка была так напугана, так боялась сделать что-то не так, что вампирессе в душе её стало жаль. Она всегда относилась к прислуге доброжелательно, никогда ни унижала и ни кричала на них, даже если те совершали какие-то оплошности, потому поведение Генриетты несколько удивляло её.
«Она ещё ребёнок, потому, наверное, столь сильно боится сделать что-нибудь неправильно. Да и Софи порой её накручивает. Нет, так дело не пойдёт. Меня вовсе не радует, что это дитя панически меня боится»
— Генриетта, дорогая, не следует так бояться меня или кого-то из вельмож. Да, мы порой бываем, холодны и, возможно, даже суровы, но это не значит, что мы бессердечны. Я, скорее всего, тоже бываю иногда чересчур строга, но не нужно бояться меня. Ты очень хорошая и порядочная девушка, и я рада, что София предложила именно твою кандидатуру, когда мне срочно требовалась ещё одна служанка. Ты, правда, недавно у нас, и я полагаю, твои опасения связаны с тем, что ты ещё не привыкла к этому дому и его жильцам, но я надеюсь, что это скоро изменится, верно? — Камилла улыбнулась и сделала небольшой глоток чая. Она всей душой надеялась, что её одобрение хоть капельку повлияет на девушку, и она перестанет видеть в хозяйке некого тирана и жестоко деспота.
— Да, кстати, а о каком господине ты вела речь? Насколько мне помнится, я не замужем, братьев у меня нет, отца тоже, так кого же ты считаешь хозяином, Генриетта? — поинтересовалась вампиресса, с любопытством наблюдая за робкой служанкой. Ей всегда были интересны люди, их поведение, мысли, высказывания, но эта леди у неё вызывала особый интерес. Генриетта походила на крошечного мышонка из детских сказок — доброго, робкого и скромного до глубины души. Таких персон в наши дни встретить было практически невозможно и потому мазель Девон не хотела упускать такую редкую удачу — побеседовать с столь чистым и светлым существом.

0

14

Отыгрыш за НПС Генриетта
-----------------------------------------------------
Девушка испуганно захлопала глазками, понимая, что сказала глупость. Но уже ничего нельзя было исправить. Она сжала белоснежный передник тоненькими пальчиками, стараясь сдержать слезы.
— Я не хотела, — вновь пролепетала она. — Просто господин управляющий сильно ругается, когда слуги используют то, что предназначено для господ. Однажды я по ошибки взяла вместо обычно ложечки серебряную. А он увидел и как начал кричать. А потом отправил меня на кухню драить котлы. А они такие большие. Вот такие, — девушка нарисовала руками в воздухе огромный круг. Конечно, все было не так страшно, но для Генриетты подобное наказание послужила отличным уроком. — А Софи даже не заступилась,- девочка обиженно надула губки, она уже давно рвалась рассказать о подобной, на ее взгляд, несправедливости. Но никто из слуг не желал ее слушать, считая, что девочку наказали заслуженно. — Только вы не рассказывайте, что я жалуюсь, — тут же спохватилась она. — Он хороший и любит порядок. Он нас пирожными на праздники угощает, — поспешила заступиться за мужчину девочка, в ее глазках уже блестели слезки, от того, что она была настолько безвольна и не могла удержать свое язычок за зубами. Она совсем не хотела, чтобы хозяйка наказывала хоть кого-то из слуг из-за ее глупости.- Если вы его не обидите то я... — девочка быстро перебирала пальчиками передник, стараясь придумать, что сказать. Вот только что она могла сделать. Ничего. Даже Софи может куда больше, чем она. Но все-таки Генриетта знала нечто такое, чем не могла похвастаться ее сестра. Девушка много времени проводила на кухни и слышала кучу сплетен и разговоров, которые не должны были достичь чужих ушей. Что поделать, любознательность всегда была большим грехом девушки. — Я... Я расскажу вам такое, что вам и не снилось. Согласны? — она посмотрела на госпожу Девон глазами полными слез, готовая разреветься в любой момент.

+1

15

Камилла, не говоря ни слова, внимательно слушала девчушку. Чистое и наивное создание, хотя и не без капли хитрости, отчаянно нуждалось в том, кто мог бы выслушать её, понять и пожалеть. Дитя, есть дитя. Она, в отличие от сестры, только покинула дом, только вступила в самостоятельную взрослую жизнь, и, соответственно, ей это тяжело давалось. Бедняжка воспринимала в силу возраста и своей натуры всё слишком остро, слишком болезненно. София, конечно, любила младшую сестру и порой опекала её, но часто ей было не до заботы и жалости. Что до управляющего, то этот ворчун был ещё тем товарищем! Мистер Картер всегда отличался излишней строгостью, трудолюбием, дисциплиной и склонностью к брюзжанию. Но, не смотря на это, он был добрым мужчиной, хотя и показывал себя с этой стороны очень редко.
— Всё понятно. Что ж, я ничего не скажу мистер Картеру, Генриетта. Пусть эта маленькая тайна останется между нами. Конечно, он иногда чересчур уж требователен, но на самом деле, он добрый человек. Просто, он слишком любит свою работу и трепетно к ней относится, — с улыбкой произнесла Камилла.  — Но с котлами он, по правде говоря, переусердствовал. Ты крохотная для такой работы.
Герцогиня наблюдала за тем, как нервничает Генриетта. Ей, вечно сохраняющей самообладание, это было удивительно. Так переживать из-за того, что обидчик может получить по заслугам! Наверное, она за столетия очерствела и потому не понимала подобных чувств девушки, хотя никак это не выказывала. Сделав глоток ещё тёплого чая, она негромко произнесла:
— В не зависимости от того, расскажешь ты мне нечто поразительное или нет, я обещаю не ругать мистера Картера. Он, конечно, был не прав, но лишний раз подвергать тебя нападкам с его стороны я не буду.
Вампиресса, вздохнув, взглянула на почти что рыдающую служанку, и слабо покачала головой. Поставив на столик чашку, она встала с подоконника и налила девушке чаю.
— Но, честно говоря, мне все, же было бы интересно узнать те невероятные новости, которые тебе известны. Видишь ли, я большая охотница до необычных историй, — поставив чашечку перед девушкой и пододвинув к ней тарелочку с печеньем, добавила герцогиня. — Угощайся. Это должно тебя успокоиться, — тихо, чтобы не напугать Генриетту, сказала хозяйка, и устало села в кресло, напротив неё. В последнее время она была сильно измотана, и этот факт сказывался на самочувствии мазели. Слабость давала о себе знать всё чаще и чаще. Вампирессе требовался покой, хорошее питание и крепкий сон, но душевные терзания, по неведомой причине мучающие её уже довольно долгое время, лишили её всего этого в одночасье.
«Буду надеяться, что она не передумает и расскажет мне то, что знает. По-видимому, этой девочке известны очень важные новости и она давно хочет ими с кем-то поделиться. Но, то ли ей не с кем их обсудить, то ли она их рассказать боится. Хотя, вполне вероятно, что, то, что она считает важным абсолютно бесполезно для меня. Что ж, нет смысла загадывать наперёд, посмотрим, что будет дальше».

0

16

Отыгрыш за НПС Генриетта
-----------------------------------------------------
Девушка облегченно выдохнула, услышав, что ничего страшного не произойдет. У нее точно камень с души свалился, было бы очень печально, если бы мистера Картера наказали за то, что он выполняет свою работу. И за это девушка была очень благодарна госпоже. Генриетта осторожно присела на самый край кресла, готовая вскочить на ноги, стоит только двери открыться, и с изумлением посмотрев на чашечку чая. Глаза горничной заблестели как у маленького ребенка, попавшего в кондитерскую. И не удивительно, ведь чай, который подавался госпоже Девон, был поистине божественным напитком. Лишь однажды малышка смогла его попробовать — это был какой-то праздник, она уже и не помнила всего, но вот вкус напитка так и остался в памяти. Девушка сделала небольшой глоток, и теплая жидкость разлилась по телу, отгоняя страх и оставляя лишь чувство защищенности.
Горничная исподлобья посмотрела на хозяйку, словно щенок, который не знал, правильно ли он поступает, но увидев добрые глаза вампирессы, расслабилась и заговорила:
— Новостей очень много, — залепетала она. — Например, Эмма-прачка опять замуж собралась. Вы только представьте себе, уже десятый раз в невестах ходит! И снова кричит, что это любовь на всю жизнь! — девушка совсем не жалела эмоций, стараясь описать голосом то, что не могла сказать словами. — Софи смеется, говорит: «Эмме скоро бесплатно будут платья выдавать, как постоянной клиентке», — девочка выпрямилась, передразнивая голосом сестру. — А у конюха сын родился. Такой мальчик — лапочка. Глазки светленькие, волосики темные. Конюх довольный ходит аж сияет весь. Да вот только несколько дней назад на радостях напился и в таком виде на работу пришел. Так господин на него бочку навоза вылить приказал и мыться весь день запретил. Что бы все знали! А под вечер я их вместе видела: в обнимку сидели за здоровье малыша пили, — хитро прищурилась, хихикнула девчушка. — И оба по уши в навозе. Вот вам и господин управляющий. А вот Мирта, она кухарка здесь, вся в слезах уже который день ходит, — печально продолжила девушка. — Мы ее все расспрашивали, расспрашивали, а она молчит и плачет. Господин Картер уж и выходной ей предлагал взять и травы успокаивающие заваривал, а она ни в какую. Твердит: «Не нужны мне ваши травы и не нужны мне ваш выходной», — громко вскликнула Генриетта, размахивая руками, стараясь показать кухарку. — Только мы ее раскусили, — довольно улыбнулась девушка, невероятно гордая тем, что приложила руку к данному процессу. — А как узнали так сами и разревелись. Сын ее старший у миссира Данте служит в войсках. Ой, такой молодой человек красивый, — тут же вспомнив о юноше, Генриетта покраснела и уткнулась носом в чашку. — Он один раз к нам заглядывал, так Эмма чуть за него замуж не выскочила. Слава Розе, господин Картер вмешался, а то бы пропал парнишка, — девочка хихикнула, но тут же погрустнела. — Ну так вот. Он вместе с господином отправился в Уорлин Кастл на переговоры, мол, чтобы миром войну решить. А там такое случилось, — у девчушки перехватило дыхания от захлестнувших ее эмоций. — Осада началась, потом битва, потом вообще все куда-то пропали. А бедный юноша так в самом эпицентре и очутился! Мы уж пытались успокоить Мирту, говорили, что все хорошо, что вернется он к ней. А та не в какаю. Мол, известия давно не было, а что есть даже за известия-то назвать нельзя. Так, две строчки и те оборвались на середине. И не поймешь, кто живой, а кто мертвый, — тяжело вздохнула горничная. — Так еще и хозяйка замка пропала без вести. А уж если герцогиня исчезла то, что с бедным солдатиком станет? — девочка сделала еще глоток чая и потупила глазки. Что ж, она рассказала все секреты, что успела услышать за время свое пребывания в помести. Оставалось надеяться, что хотя бы один из них порадует госпожу.

+1

17

Со слегка прищуренными от усталости глазами, герцогиня наблюдала за девушкой. Её испуганный вид потихоньку начинал исчезать, уступая место спокойствию. Аромат чая и сладостей вкупе с добрым взглядом вампирессы сделал своё дело, и вскоре Генриетта перестала дрожать при каждом слове или взгляде хозяйки. Одобрительно кивнув, Камилла допила уже остывший чай и удобно облокотилась на спинку кресла, слушая новости горничной. Начало было, в принципе, мало обещающим, но зато довольно забавным. Весёлый нрав собеседницы и дар потешно рассказывать улучшил настроение мазели, и она даже порой смеялась, когда Генриетта говорила что-нибудь особенно смешное.
— Мистер Картер пил?! Да ещё и в навозе?! — Камилла звонко рассмеялась, представив себе эту живописную картину. — Святая Роза, это просто невероятно! Наш строгий и правильный мистер Картер напился с конюхом! Жаль, что я не видела этого зрелища. Сколько же всего я пропустила за это время, — с лёгкой грустью во взгляде, добавила вампиресса. — Генриетта, я поручаю тебе очень важное задание. Постарайся исполнить его, как можно лучше, — заговорщически начала герцогиня. — Тебе нужно разузнать, чтобы желали получить в подарок наша невеста и молодой отец. Я бы хотела подарить им что-нибудь стоящее, то, что им действительно было бы полезно и приятно. Справишься? — улыбнувшись, спросила хозяйка.
Затем Генриетта продолжила свой рассказ, но уже в более печальной манере, и тому был действительно серьёзный повод. От слов девушки у герцогини просто замерло сердце. Война была уже в самом разгаре. Осада замка и похищение герцогини говорили о многом. Камилла сделала глубокий вдох и как только могла спокойно произнесла:
— Значит, сын Мирты пропал без вести? Весьма печальное известие, я бы тоже с ума сходила, если бы нечто подобное произошло с моим ребёнком, — собираясь с мыслями, начала герцогиня. — А что с милсдарем Дантесом Обером? Он тоже бесследно исчез? И ты случайно не знаешь, вмешался ли в войну клан Венганза?
Конечно, вампиресса так и не вернулась в клан, и как она утверждала, ей было абсолютно всё равно, что будет с судьбой клана и его главы в том числе, но как дело дошло до серьёзной опасности, то все её чувства взбунтовались, требуя точно знать всё, что связано с её кровными родственниками. Эмоции на столько сильно переполняли её, что она была готова тот час ринуться к эпицентру событий, и лишь силой воли удерживала себя от поспешных решений.

Отредактировано Камилла Девон (10.01.2011 14:54)

0

18

Отыгрыш за НПС Генриетта
-----------------------------------------------------
Девочка радостно заулыбалась, когда услышала, что хозяйка хочет дать ей важное поручение. Софи умрет от завести, узнав, что ее маленькой сестренке поручили дело невероятной важности.
— Конечно, — радостно закивала она. — Я быстро разузнаю все и вам доложу.- девчушка не сомневалась, что справиться с таким легким поручением. Уж если ей Мирту удалось разболтать, то этих двоих и подавно. Вот только как бы господин Картер про это не прослышал. У девушки аж все съежилось внутри, когда она представила, как управляющий будет отчитывать ее за то, что она отвлекает слуг разговорами. А если он снова заставит драить котлы? Нет, нужно будет что-то придумать, чтобы не попасться ему на глаза. София точно должна помочь с этим вопросом.
Но когда разговор пошел о Мирте, девочка заметила, как изменилось выражение лица хозяйки. Она вся побледнела, от одного упоминая об осаде. Генриетта уже стала жалеть о том, что так опрометчиво подняла эту тему. Она и не подозревала, что госпожа так отреагирует на подобное известие.
— Врать не буду, — потупив глазки прошептала она. — Честно не знаю. Вроде бы там вообще не понятно кто жив, кто мертв. Мирта говорила, что даже о милсдаре ничего не слышно. Мол приехал, в осаду попал и все, — девчушка стала хлюпать носом, понимая, что не смогла угодить госпоже, на голубые глазки навернулись слезы, и даже чай уже не мог ее спасти. — Вы ведь не будете ругаться, из-за того что я не смогла ответить? Софии говорит, что лгать не хорошо. Вот я и не лгу, — насупившись, добавила она, боясь даже поднять глаза на хозяйку. Как это она умудрилась так ее взволновать и расстроить? Да еще не ответить на такие простые вопросы. Правильно говорила Софи, не знаешь, что сказать лучше промолчи, а не строй из себя невесть что. А девчушка, так хотела обрадовать миледи, что и не заметила, как влезла в тему, которую совсем не знала.

0

19

Некоторое время Камилла молчала, погрузившись в свои мысли. Эмоции негодования кипели в ней на пределе, и она всем телом ощущала, что ей нужно что-то делать, а точнее говоря делать то, что поможет ей прояснить ситуацию. У Венганзы кровь горячая, и это большой недостаток клана, который можно компенсировать лишь холодным умом и расчётом. Герцогиня была готова хоть сейчас ехать на поле боя, но она из последних сил прикручивала свой темперамент. Это не просто поездка за сотни километров, здесь нужно было всё хорошо обдумать. На войне никто не смотрит на причины и цели пребывания личности в районе боевых действий, жертвами оказываются все, а вампирессе абсолютно не хотелось быть убитой каким-нибудь солдатом, но и просто ждать она не могла. Нужен был план, причём хорошо проработанный, который помог бы ей очутиться в крепости и разведать обстановку без вреда для себя.
— Генриетта, милая, конечно, я не буду тебя ругать, — негромко произнесла хозяйка. — Ты и так рассказала мне много всего. И раз уж ты не знаешь всех подробностей, то, скорее всего, их в Дракенфурте не знает никто, — улыбнувшись, добавила Камилла. — Ты правильно делаешь, что говоришь правду. Она всегда ценна и важна, а при таких обстоятельствах, как война — тем более. Генриетта, не расстраивайся по пустякам, всё будет хорошо. А теперь, у меня будет к тебе ещё несколько поручений. Запоминай, первое — ты должна передать мистеру Картеру, чтобы он сегодня организовал праздничный ужин. Я и все вы отпразднуем мой временный отъезд. Второе — скажи Софии, чтобы она собрала мои вещи, я уезжаю сегодня, потому сперва наперво она должна заняться этим. Ну, и третье поручение — подготовка экипажа. После ужина я сразу отправлюсь в путь. Пока всё. Этого будет достаточно. И, само собой разумеется, ты не должна забыть про свою главную миссию — разведка боем на счёт подарков, хорошо? — тихо рассмеявшись, добавила вампиресса. — Я на тебя надеюсь, Генриетта. А теперь, если хочешь, можешь ещё полакомиться чаем и сладостями, а я прилягу ненадолго. Я что-то себя неважно чувствую.

0

20

Отыгрыш за НПС Генриетта
-----------------------------------------------------
Девочка затаив дыхание, слушала госпожу. Конечно, миледи не станет ее ругать, но вот горничную волновало то, что она рассказала про войну. Слишком уж рискованные были господа, которым она служила. София не раз рассказывала о том, насколько порой опрометчивые поступки творила ее хозяйка. Девочка до глубины души боялась, что ненароком вынудит вампирессу кинуться в гущу опасностей. Но когда хозяйка начала диктовать указания, Генриетта облегченно выдохнула: значит, не все так страшно, как она думала. Она кивала головой после каждого приказа, точно помечая его импровизированной галочкой, как «важное».
— Запомнила, — уверено произнесла она, когда хозяйка умолкла. — Не волнуйтесь, все сделаю, — девчушка быстро подскочила на ноги. — Я пойду. А то еще искать всех надо. И так ворчать будут, что заранее не предупредили и так мало времени дали, — вздохнула она, желая извиниться за свой скорый уход.
Девочка сделала неглубокий поклон и быстро побежала к двери, спеша выполнить столь ответственное задание. Когда библиотека оказалась позади, горничная прислонилась к стеночке и тихо заплакала. Как бы добра не была миледи, Генриетта боялась ее и сильно волновалась после каждого разговора. Через несколько минут девушка успокоилась и, вытерев слезки передником, направилась на кухню.
«Ой, я же совсем забыла, что нужно сперва кланяться, а потом говорить, внезапно вспомнила она по дороге. Хорошо, что хоть госпожа не заметила. Главное чтобы Софи или мистер Картер не стали выпытывать подробности разговора, а то точно не выдержу и все как на духу расскажу. Вот тогда я точно одними котлами не отделаюсь», — решила для себя девушка, сворачивая за угол.

0

21

Оставив служанку одну в комнате, Камилла вышла в коридор, не спеша направляясь к спальне. Слабость всё ещё напоминала о себе, но ей стоило собрать все силы, поскольку впереди её ожидало интервью. Приглашение мазель Сфорцы она отклонить не могла, поскольку это явно повлияло бы на её репутацию, что явно сказалось бы не в лучшую сторону для её предпринимательства. Компаньоны вампирессы были существами довольно сильно уделяющими внимание слухам, сплетням и общему впечатлению общества о той или иной личности. В своё время, быть может, они бы и не заключали бы договоров с отцом герцогини из-за его ухода из клана, но тот факт, что он был одним из лучших в своём деле, заставлял их дать послабление своим принципам, поскольку связываться с герцогом Девоном было довольно неблагоразумно.
Оказавшись в своей спальне, мазель взяла со столика письмо и прилегла на кровать, развернув сложенный пополам листок. Яркими чёрными чернилами было аккуратно написано приглашение на интервью, с указанием на место и время его проведения. Отложив письмо в сторону, герцогиня стала обдумывать предстоящую встречу, и за раздумьями незаметно задремала, охваченная слабостью. Через некоторое время Камиллу разбудила её служанка Софи, сказав, что ей уже пора собираться. Обречённо вздохнув, она поднялась с пастели и позволила заботливой служанке помочь ей одеться. Выбрав аккуратное платье, не слишком строгое, но и не вычурное, она после всех приготовлений спустилась на улицу, где её уже поджидал новенький кучер, недавно нанятый ей. Молодой человек помог вампирессе собраться в экипаж и тут же отправился в путь, поезжая довольно осторожно, чтобы лишний раз не нарушить спокойствие герцогини.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Редакция газеты «Мирабо Манускриптум»

0

22

Галерея искусств «Лунный свет»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Переступив порог галереи, молодой человек обернулся, и ещё раз смерив взглядом горе музыканта, тяжело вздохнул. Отвернувшись, не говоря ни слова, молодой человек поднял взгляд к уже укрывшемуся звёздным покрывалом небу, и расплылся в довольной и почти счастливой улыбке.
— Такие холодные и одновременно тёплые, никакая музыка, никакая книга, ничто в мире не способно заворожить меня больше чем эти маленькие дырочки света в небе. Смотря на них, я понимаю, насколько я мал, но в, то, же время могущественен, ведь я могу видеть их всех, хоть они и находятся так далеко от нас!
Стряхнув, наконец, пепел, с сигары, Джон с огорчением заметил, что её осталось чуть меньше половины. Затянувшись тяжёлым и горьким дымом, вампир чуть прикрыл глаза и медленно выпустил его через нос. Они шли не быстро и не медленно, размерным простым шагом, никуда не торопясь.
— Ваш вопрос про нежность в галерее заинтересовал меня, я думал о нём пока мы шли. Знаете, это чувство может быть столь многогранным, что и представить себе сложно. Я испытываю это чувство к матери, я испытываю это чувство когда смотрю на закат, или стою возле моря.. я испытываю завораживающую леденящую сердце, сжимающую его до боли нежность.. когда смотрю на звёзды. Но пока что, еще, ни один живой человек, кроме матери в ней удостоен не был. А что касается мощи и силы, я люблю лошадей.. они прекрасны, сильны, такие мощные, что могут уничтожить одним ударом копыта даже венца природы человека. Я люблю тигров, они грациозны и столь опасны, что страшно себе представить. Я люблю змей и пауков... это такие умные гады, которые убьют тебя, когда ты моргнёшь глазом. Значение каждого слова, будь то нежность, любовь, сила отвага, трусость, можно трактовать тысячами понятий. Ведь каждый из нас уникален, и для каждого это своё , личное. Всё моё оно всё при мне, меня мало волнует, что подумают обо мне другие, мало волнуют кривые слова за спиной. Я силён духом и разумом и мне хватает ума понять, что я в любом случае выше тех, кто приравнивает «великие слова» к своим низким понятиям. Надеюсь, я не запутал вас окончательно, и вы поняли о чём я.
Выкинув остаток сигары, молодой человек засунул руки в карманы и посмотрев на большое поместье остановился.
— Кажется, мы пришли верно?
Произнеся это низким и мелодичным голосом, словно он собирался петь, Комптон повернул голову к девушке.
— Хм, вы так на долго, ну что же, я постараюсь перенести этот вечер так чтоб вы тоже попадали на него, мне было бы приятно вас там видеть. Можете отдыхать спокойно, а когда вернётесь, уже получите приглашение.
Засунув руки в карманы он вытащил портсигар и взяв не большую сигарету, прикурил её от большой спички.
— Когда я уставший... я пыхаю, словно дракон туберкулезник.
Усмехнувшись, молодой человек покачал головой.

Отредактировано Джон Комптон (15.03.2011 22:19)

0

23

Галерея искусств «Лунный свет»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Выйдя из галереи с прекрасным настроением, Камилла ощутила лёгкую ночную прохладу на коже, что несомненно радовало её после немного душных залов обители искусства. Тихо шелестя платьем, она спустилась вместе со своим спутником по старинным каменным ступеням, которые были довольно широкими и немного потрескавшимися, и прошла через огромные ворота, встроенные в длинную каменную ограду, обильно увитую плющом. Несмотря на не особо позднее время, вокруг было довольно тихо и спокойно. Дорога до поместья была длинной, но когда рядом идёт интересный собеседник, с которым общение становится лёгким и непринуждённым, даже тогда, когда обсуждаются довольно серьёзные темы, порой даже философские, она становится незаметной.
— Звёзды, — девушка вскинула голову, устремив взгляд стальных глаз к небу, — Они и вправду очень красивы. Их мерцание в сотню раз прекраснее, чем все зажжённые в городе праздничные огоньки. Ими можно любоваться вечно, — добавила герцогиня, рассматривая тонкую полосу туманных облаков, блуждающих в чёрных прорезях неба между маленькими ночными светилами. Тем временем, пока вампиресса любовалась звёздами, Джон рассказывал ей свои мысли относительно её вопроса про нежность. Да что собственно она знала о нежности? По большому счёту, ничего. От рождения Камилла была к ней несклонна, да и жизнь показывала, что для неё места становится в мире всё меньше и меньше. Потому мазель Девон и не сильно переживала по тому поводу, что романтизма и мягкости в ней почти что нет.
— Да Вы счастливчик, Джон, лично я её не испытываю ни к чему вообще, — грустно улыбнувшись, добавила она, — Я могу испытывать восторг, восхищение, удивление, но только не нежность или любовь. Не знаю, испытывала ли я что-то подобное вообще когда-то, — взглянув на собеседника, сказала герцогиня, — Потому судить об этих чувствах я могу только понаслышке. Быть может, Вы и правы, они в самом деле многогранны и отличны друг от друга, но, боюсь, что я не знакома даже с оттенками этих чувств. Красота в том или ином проявлении вызывает во мне лишь умиротворение, быть может радость, но не сладкий сироп мурлыкающих чувств, как говорит одна моя знакомая, — усмехнувшись, сказала вампиресса, слегка покачав головой, — Лошади, да, они сама грация. Смесь идеальной красоты и безграничной силы, я бы сказала даже так. Я тоже очень люблю лошадей, их гордость и изящность просто привораживают меня. Тиграми и пауками я как-то восхищаться не пробовала, а вот змеи, — мазель Девон негромко рассмеялась, — у меня с ними много общего.
Она вдохнула ночной воздух, наполненный пряными ароматами растений и цветов, окружающих тихую улочку со всех сторон, и слабой горьковатостью сигары, оттеняющей буйство сладостных запахов.
— Я понимаю о чём Вы говорите, и осмелюсь сказать, что Вы очень самоуверенны и независимы, раз совершенно безразлично относитесь к мнению окружающих, — посмотрев на Джона, сказала Камилла, — Не всякий в наше время сможет пренебречь чужой оценкой собственной личности. Что же до чувств, наверное, Вы правы, говоря, что для каждого есть своя определённая норма, свои рамки, но всё же что-то общее, как определение, должны быть для каждого, чтобы придать всем схожесть хотя бы в общих чертах, как это бывает обычно.
Завернув за угол, они оказались на широкой улице, по левую сторону от которой расположилось поместье герцогини, залитое светом огней, струящимся на тёмную улочку из окон.
— Да, это мой дом, — улыбнувшись, ответила девушка, остановившись у кованных ворот, — По идее свадьба подруги не должна занять слишком большого времени. Путь до Бругге не особо далёк, тем более на дирижабле, но есть вероятность, что она попросит меня задержаться на первое время, пока она не освоится на незнакомом месте. Но, возможно, она зря переживает и её прибывание на родине мужа понравится ей с первых дней. Мне тоже было бы очень приятно побывать в такой великолепной компании, которую Вы мне описали, но я не смею задерживать Вашу встречу с друзьями из-за своего путешествия. Было бы не вежливо заставлять ждать остальных это мероприятие исключительно из-за меня.
Услышав шутку Джона по поводу курения, Камилла рассмеялась, блеснув клыками:
— Мой отец был неравнодушен к трубке, так что мне эта картина довольно привычна. До сих пор помню запах хурбастанского табака, который он курил. Это воспоминание сразу возвращает меня в детство, что довольно непривычно, — улыбнувшись, сказала она, посмотрев на шелестящие листвой деревья, растущие в саду.

0

24

— Для меня нету общих рамок, я сам по себе и всегда был таким. Я думаю, делаю, чувствую лишь то что я хочу. Моё повиновение кому-то может быть лишь в одном случае, но я пожалуй не буду раскрывать всех карт перед вами, должны же у меня остаться тузы в рукаве. А то чувствую с моей тихой работой, я выболтаю когда-нибудь просто всё на свете.
Улыбнувшись слегка, Комптон стряхнул пепел с сигареты и продолжительно посмотрел девушке в глаза.
— Я никуда не тороплюсь, а просто встретится с друзьями, я могу в любой день. Так что думаю я смогу вас дождаться. Слов на ветер я не бросаю, так что Камилла можете быть у подруги сколько вам понадобится, я же в свою очередь, не буду устраивать вечер до вашего приезда.
Пнув ногой не большой камешек, так что он отрикошетил от ограды и попал в не большую склянку, стоявшую на другой стороне дороги, Джон улыбнулся.
— Я люблю сигареты, а смерти не боюсь, так что могу курить, сколько мне вздумается.
С няв со своих плеч пиджак, мужчина сделал шаг и, накинув его на плечи девушки развернулся к ней спиной.
— Замёрзните, ступайте сейчас к себе, а то холодает. Пиджак вы сможете вернуть в любое свободное для вас время. Моё издательство самое большое в городе так что его найти проще пареной репы, хотя вы можете оставить его себе.
Улыбнувшись слегка, молодой человек поднял руку и мягко качнув ей, чуть развернулся улыбаясь.
— Мне нужно покормить ворона, так что до скорого мадмуазель Девон. До скорой встречи.
Засунув руки в карманы, мужчина опустил голову вниз и смотря себе под ноги медленно побрёл, по гладкой каменной кладке. Чувствуя ещё у себя на спине взгляд девушки, мужчина ещё раз мягко улыбнулся, и откинув окурок в сторону, отчеканил задниками ботинок лёгкую и короткую трель. Уходя медленно в ночную тень, вампир был всё ещё задумчив, и погружён в мысли от чего, словно не видел ничего перед собой.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Локация

+1

25

— Всегда нужно держать при себе хотя бы пару тайн, — лукаво улыбнувшись, сказала герцогиня, — Это Вы правильно делаете, хотя, я уверена, у Вас их гораздо больше, впрочем, как и всех. Что ж, буду придумывать коварные планы, дабы попытаться раскрыть их, — рассмеявшись, негромко произнесла Камилла, улыбаясь. Разгадывать тайны и загадки она очень любила, этого не отнять, а разгадывать загадки чьих-то душ... ещё больше.
— Благодарю Вас, Джон, я буду очень рада тому, что смогу побывать на этом прекрасном вечере. Как только я объявлюсь в городе, то непременно отправлю в Вашу редакцию письмо с новостью о своём прибытии, — усмехнулась девушка, отвечая пристальным взглядом на прямой взор вампира, — А, может быть, отправлю его ещё из Бругге. Посмотрю по обстоятельствам, — улыбнувшись, добавила вампиресса.
Ночь становилась всё темнее и темнее, а сияние звёзд почти что затмевало белёсую луну. Город засыпал, и становилось так тихо, что казалось будто можно будет услышать потрескивание огня в фонарях, если хорошенько прислушаться.
На высказывание Джона по поводу сигарет Камилла только лишь улыбнулась, слегка покачав головой, и дымка удивления появилась в её взгляде, когда на её плечах оказался пиджак мужчины, заботливо накинутый ей лёгким жестом.
— Спасибо за заботу, Джон, — в знак благодарности слабо кивнув головой, произнесла мазель Девон. — До скорой встречи, — ответила на его прощание девушка, провожая взглядом. «У него ещё и ворон живёт... загадочная личность», — подумала она, смотря, как Комптон всё дальше и дальше отдаляется от неё.
— До скоро встречи, — негромко повторила она, прихватив рукой пиджак, чтобы тот не спал с плеч, и дождавшись, когда Джон скроется в ночной тьме, слабо улыбнулась и направилась к поместью по главной аллее, перебирая в мыслях эпизоды прошедшего вечера.

0

26

— Хорошо отдохнули, госпожа? — мягким и немного усталым тоном поинтересовался мистер Картер, после чего удивлённого взглянул на мужской пиджак, покоящийся на плечах герцогини, — А где же гость, мазель? — спросил старик, выглянув за порог дома, где в ночной тиши тихо потрескивал огонь в фонарях и стрекотали кузнечики.
— Гость направился в свободное плаванье по пустынным и не очень улицам города, — улыбнувшись, ответила вампиресса и подала пиджак дворецкому, — Отдохнула я прекрасно. Клавесин оправдал мои ожидания. Будьте добры, приведите пиджак в порядок, — добавила она и, сняв шляпу, направилась вверх по лестнице.
— Конечно, мазель Камилла. Что-нибудь ещё прикажите сделать?
— Багаж собран?
— Да, герцогиня.
— Кучеру сообщили, чтобы подготовил на завтра карету?
— Конечно.
— Модистка прислала платье?
— Оно будет завтра утром, госпожа.
— Билеты на дирижабль?
— Сегодня же приобрёл, мазель, как Вы и велели. Замечу, персонал там, просто отвратительный, — фыркнул дворецкий, заставив герцогиню рассмеяться.
— Не будьте так строги. Они простые люди, наверняка, у них даже нет должного образования, потому не судите их, — улыбнувшись, ответила Камилла, — Ну, в таком случае, всё просто идеально, хоть раз бы Вас за что-то поругать, мистер Картер, — сказала вампиресса, на мгновение задумавшись, — Тогда распорядитесь, чтобы мне подали чаю в спальню.
— Как прикажите, хозяйка.
Развернувшись, Девон поднялась по лестнице в коридор, который вёл её к другой, в отличии от первой, более длинной и широкой лестнице, ведущей на второй этаж. Поднимаясь наверх, вампиресса была поймана Софией, которая собиралась помочь герцогине переодеться, будто она сама не могла этого сделать. Но никуда не деться, правила, есть правила. Оказавшись в комнате, София со скоростью белого кролика из детской сказки, на которого она была даже чем-то похожа в своих маленьких очках, стала помогать переодеваться вампирессе. После того, как платье Камиллы спокойно покоилось в шкафу, а она сама, облачённая в лёгкое ночное одеяние до пола, отдыхала в кровати с книгой в руках и чашкой чая на столике, София оставила её одну, пожелав спокойной ночи. Устало выдохнув, вампиресса пододвинула поближе к краю прикроватного столика канделябр со свечами и принялась за чтение, мысленно погружаясь в сюжет литературного произведения.

+1

27

Как не старалась Камилла сделать этот день спокойным, он всё равно вышел суматошным. Начиная с самого раннего утра. Казалось, будто весь дом наполнен бешеной энергией, и даже если бы все домочадцы сидели смирно и сложа руки ощущение суматохи всё равно витало бы в имении. Вампиресса проснулась чуть ли не с первыми лучами солнца, благодаря Софии, которая впопыхах умудрилась разбить кувшин с водой прямо в спальне герцогини. Лишённая возможности снова вернуться в мир сновидений из-за резкого пробуждения, Камилла решила не мучить себя бесполезным занятием, т. е. попыткой заново уснуть, и нашла своей камеристке куда более полезное дело, нежели извинения за неаккуратность.
— Полно, Софи, лучше помоги мне собраться, — отмахнувшись от лепета девушки, мазель Девон поднялась с пастели и потребовала у Софии побыстрее набрать ванную. В то время как девушка подорвалась и начала гонять всю прислугу, Камилла взяла белоснежное полотенце, лежащее рядом с посудой с водой, и принялась аккуратно протирать лицо. Прохладная вода приятно скользила по коже, смывая последние остатки сна, всё ещё трепещущие на ресницах девушки. Как только вампиресса отложила полотенце в спальню вновь вернулась София, сообщив герцогине, что ванная готова. После ванных процедур, взбодривших герцогиню, началось самое ужасное, а именно процесс одевания, в который входила масса действий довольно надоедливого порядка. Тяжело вздохнув, мазель Девон, облачённая в сиреневое платье из лёгкой ткани, повернулась спиной к камеристке и присела на маленький пуфик, расположившийся у трюмо, ожидая пытку, которая последовала немедленно. София занялась волосами герцогини, которые она аккуратно расчесала и немного подобрала, заколов небольшой заколкой с изображением сиреневых ландышей из аметистов. Надев поданный Софией гарнитур, включающий длинные серьги и неброское колье, Камилла покинула комнату, слушая отчёт девушки. Уже через минуту на замену камеристке прибыл дворецкий, заверяющий герцогиню в том, что всё уже готово к её отправлению. И это в самом деле было чистой правдой. Каждая комната в поместье была начищена до блеска, наряды прислуги сияли чистотой, а их лица улыбками. Весь дом был наполнен светом солнца, которое казалось особенно ярким в этот день. После лёгкого завтрака, вампиресса тут же направилась на улицу, где её ожидала сверкающая на дневном свете карета и четвёрка лошадей, чьи шкуры, казалось, были покрыты лаком, до того чистыми и сверкающими они были. Провожая герцогиню, все слуги вышли на улицу и выстроились в две линии у входа в поместье параллельно карете. Мазель Девон со всеми тепло попрощалась и, не успев и шага сделать к карете, получила в подарок букет нежно-сиреневой кампанулы. Совсем юный мальчишка, лет десяти-двенадцати, вручил ей, улыбаясь, цветы. Камилла удивлённо взглянула на юнца, не понимаю откуда он взялся, а затем тепло улыбнулась ему, вспомнив, недавно прибывшего ученика конюха, который спустя не такое уж больше время должен будет его заменить. Мистер Картер, зыркнув на мальчонку, который, тихо посмеиваясь, тут же отошёл к всеобщей прислуге, подал герцогине руку, помогая ей сесть в экипаж. Закрыв за ней дверцу, он встал во главе своих подчинённых и кивнул вампирессе. Герцогиня, улыбнувшись в ответ, помахала им рукой, и кучер тут же привёл карету в движение. Лошади, тихо заржав, повезли за собой карету, звонко цокая новыми подковами на копытах. Слуги громко стали желать герцогине удачного путешествия и махать на прощание, следя за тем, как всё быстрее и быстрее карета удалялась от имения.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Центральный парк

0


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Особняк «Примавера», владения клана Венганза


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC