Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный горячей любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » [Дракенфурт] Казенный квартал » Жилые дома » Дом «Магнезия» (продается!)


Дом «Магнезия» (продается!)

Сообщений 31 страница 43 из 43

1

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/24-Zhiloi-raion/10.png
На окраине спального района уже давно стоит небольшой дом, как белопалубный пароход выплывая на повороте дороги. Он стоит тут уже не одну сотню лет, пригревая семью Харперов в своих стенах. Этот маленький, двухэтажный домик просто прекрасен. Цветы у окна, всегда выглаженные шторы, даже маленькая беседка на заднем дворе, выполненная в красивой резьбе. Молодая супруга врача уже несколько лет следит за порядком в этом доме, из-за чего здесь всегда идеально убрано на зависть всем домам вокруг. Частенько и сам Даниэль проводит часы у веранды, просто любуясь красотой природы вокруг. Даже в этом людном месте, оказывается, еще осталось место для природы. Дом выполнен в спокойном, не броском стиле. В каждой комнате поддерживаются плавные, приятные глазу тона, заставляя гостя всегда чувствовать себя как дома. На первом этаже находится просторная гостиная, где порой доктор Харпер проводит беседы со знакомыми или коллегами. Еще две небольшие комнаты для гостей, кухня и гардероб мисс Харпер находятся на первом этаже. На втором же располагается и спальня, где рядом с большой кроватью стоит два кресла у камина, где каждый день супруги славно разговаривают о самых причудливых мечтах и мыслях, просто размышляют, а иногда даже и засыпают у камина, под треск поленьев. Рядом со спальней находится библиотека, которой так гордится сам Даниэль. Здесь собрана вся литература, которая принадлежала семье, и досталась ему. Это место полно спокойствия и радости самих супругов, за что до сих пор многие завидуют браку этих двоих. «Все дело в доме», — говорят они...

(Даниэль Харпер)

+1

31

В глазах Даниэля сверкнуло еще большее желание. Глухой звук упавшего платья заставил его блаженно вздохнуть, и в тот же момент... Оливия выскользнула из его рук, направляясь в сторону спальни. И от того в глазах Харпера играл азарт, когда кто-то убегает, появляется непреодолимое желание догнать. Догнать как можно скорее, прямо сейчас.. Но Даниэль лишь спокойно шел за любимой, не отпуская её глаз, не желая расставаться с этими прекрасными глазами, влекущими ближе и ближе, уговаривая заглянуть в самую глубь этих глаз. Дать себе насладиться этим взглядом, который может сказать столь многое... Шаг за шагом, ступая в след Оливии, Харпер вновь предвкушал тепло её тела, сладость уст, страстность прикосновений. Это все сильнее заставляло огню проходить по всему телу, а сердце колотиться в бешеном ритме. Каждый новый шаг становился все сложнее, все сложнее сейчас было удерживаться ногах от жара, все больше и яростнее гуляющего по всему телу, казалось бы, только губы Оливии могут сейчас стать желанным холодом, глотком влаги, дающим сил..
Все в один миг изменилось. Не сводя взгляда с женских глаз, Даниэль совсем не заметил того, что он уже шагнул в спальню. Что перед ним уже была любимая жена, ждущая пока он подойдет ближе, так близко, как только возможно. Все тело было напряженно, каждая клеточка была готова вот-вот взорваться от огня, окончательно захватившего власть над разумом. Целиком и полностью управляя каждым действием, каждым вздохом...
Прикосновение, твердо говорящее «иди суда», заставляло лишь пойти на уступок. Ведь сейчас... Кроме как оказаться рядом Оливией, ничего не нужно было этому мужчине. Медленно приближаясь к ней, становясь все ближе, Даниэль тянулся к ней как к богине, столь любимой и желанной... Его движения были спокойны, и в тоже время наполнены огнем. Он придерживал в себе эту одержимость, специально, оставляя еще время для безумий... Оказываясь все ближе к любимой, Харпер начинал сиять довольной улыбкой, все быстрее стремясь стать еще ближе. Вот его рука уже коснулась женской ножки, плавно поднимаясь выше, затем еще выше... Её кожа казалось просто пылала, как и сам Харпер, и... И это было так блаженно. Пальцы почувствовали еще больший жар, не сравнимый с тем, что был раньше, когда рука уже чуть сжимала тыльную сторону бедра. Ничего, кроме как выдохнуть от наслаждения просто невозможно сделать. «Боги, Оливия прекрасна», — твердил себе Даниэль, Она хотела больше, он сам хотел большего, но растягивал это удовольствие, желая насладиться каждой секундой в этот миг, насладиться каждым вздохом любимой девушки... Губы Даниэля наконец нашли шею Оливии, вновь продолжая сладостно терзать её, покрывать поцелуями всю шею. Вскоре к этим ласкам добавилось и нежное покусывание плоти. «Больше, больше...» — кричал про себя Даниэль, понимая, что сейчас он просто сходит с ума.

+2

32

Сердце отсчитывало неровные удары, и вся она пылала словно в горячке. Все что происходило, было размыто и не правдоподобно — настолько волшебно. Раскаленные искорки пробегали по телу, разбегаясь волнами от того места, где рука Даниэля нашла ее тело... Безумное желание затопило девушку, но медлительность мужа не раздражала — Лив понимала, что после долгой разлуки он хочет как можно больше растянуть моменты блаженства... И хотела того же. Оливия провела коготком по спине мужа, не царапая, а привлекая внимание, вновь поцеловала его. В объятиях этого человека, женщина таяла как мороженное на солнце — так же быстро и сладко... В какой-то момент ей расхотелось быть снизу и, легко толкнув Даниэля на постель, девушка перевернулась вместе с ним, безжалостно сминая белоснежные простыни. Глаза их встретились, и женские светились уверенностью и силой, хотя и были чуть затуманены дымкой истомы. Близость с любимым человеком... Что вообще может быть прекраснее? Любимый: его совершенное тело, не превзойденный ум, его великолепная чистая душа... Все он, целиком принадлежал только ей, а насладиться этим богатством удавалось так редко... Сегодня она получит свое в полной мере. Поцелуи девушки перешли на шею, грудь мужа, тонкие пальчики ласкали его всего, разжигая пожар в каждой клеточке тела, доводя до исступления, когда уже невозможно сдерживать желание. «Испытать все отпущенное нам в полной мере, пока обстоятельства не разлучат нас снова», — эта задача вышла на первый план, и девушка утроила свои старания, предоставляя, однако, основные действия мужу.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (много дней спустя)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  в этой же локации

0

33

Даниэль сгорал от блаженства, от этой близости, столь жгучей, дарящей истинное наслаждение. Глаза его искрили желанием, и сам он уже было желал все больше, практически забыв об этой сдержанности. Харпер был с ней, с любимой женщиной, и черта с два кто-то разлучит их! Они оба уже потеряли всякие грани для себя, оставив лишь желание, желание этой близости, желание того, что бы эта близость никогда не прекратилась. Каждый поцелуй заставлял тихонько шипеть, не сдерживая все сильнее приливающей волны удовольствия. В какой-то момент Даниэль окончательно утоп в этих чувствах, бешеных эмоциях, и теперь он просто хотел сделать все возможное, что бы они оба сгорели в огне этих прикосновений, поцелуев, адских ласк... Подавшись вперед, Даниэль скользящим движением обвил руки вокруг талии Оливии, прижимая её к себе. Губы начали ласкать шею, старательно, требовательно, блаженно терзая кожу. С каждой секундой, с каждым новым поцелуем Харпер понимал, что скоро уже полностью потеряет рассудок, и ощущение этого только усиливало его прикосновения. Руки плавно ослабили хватку, опускаясь по бедрам, а затем вновь поднимаясь к талии. Он хотел чувствовать её, ощущать целиком, каждую клеточку её тела, на себе почувствовать, сколь она горяча...
Губы плавно отпустили шею, снижаясь вниз, оставляя за собой дорожку поцелуев, и наконец остановившись на груди. Целуя все сильнее, Даниэль не замечал, как и руки начинали сильнее прижимать Оливию, еще более дико скользить по её телу... Рубашка неуклюже скользнула с торса, оставляя Даниэля в одних лишь штанах, хотя сам же доктор это лишь пропустил мимо. Его внимание было сосредоточенно именно на ней, и отрываться пока просто не было желание, если... Если вообще могло появиться желание оторваться от такой женщины, любимой женщины...
Еще сильнее подавшись вперед, Харпер повалил Оливию обратно на простыни. Руки начали плавно подниматься, ведя её же руки вверх. Лица двоих сблизились настолько близко, что Даниэль едва ли мог пошевелить губой, не почувствовав сладкого поцелуя.
— Моя очередь вести... — прошептал он и страстно поцеловал, в нежелании слушать возражений.
Одна из рук начала спускаться, обволакивать контуры женского тела... В какой-то момент движение сместилось, и Даниэль почувствовал, как его ладонь скользит по краю плоского животика Оливии. Пальцы скользнули еще ниже, уже касаясь того самого скопления огня, пылающего цветка страсти и наслаждений... Ладонь начала усердно ласкать лоно, поглаживать, чуть прижиматься, а затем вновь мягко касаясь кончиками пальцев. Передать все чувства, что сейчас накрывали Даниэля с головой просто невозможно, его поглотило удовольствие, и желание продолжать дальше, дальше...

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (много дней спустя)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  в этой же локации

+2

34

Из этой же локации  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (много дней спустя)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png 

Все было на своих местах: часы на каминной полке, картины на стенах... Даже ножки кресел попадали точно в свои протертости на ковре. Но дом был пуст. Порой Оливии казалось, что он похож на могильный склеп, мрачный и темный, потому что окна ее домашнего очага не светились темными вечерами ярким светом. В последнее время Лив предпочитала довольствоваться светом одной свечи, сидя с вязанием или шитьем, или же светом камина. Затейливый танец языков пламени уносил женщину далеко, прочь из этого бренного мира, пожелавшего забрать у нее единственную любовь, и смысл всей жизни. Муж пропал, давно. Сперва доктора Харпера искали власти, а потом и вовсе перестали. Ведь тогда шла война... Лив металась, утопая в слезах, затем слезы высохли. Наступила апатия, забвение, в котором она и жила до сих пор. Часто, моменты из жизни выпадали из памяти женщины, словно ее рассудок помутился. Она совершенно не помнила, как оказалась в саду поместья Верлейн. Как повезло, что хозяйка была милой девушкой, хоть и вампирессой, но доброй и понимающей. Верлейн Оливия покинула на вторые сутки пребывания, сохранив о Хелене Рослинн самые теплые воспоминания. Но в гостях хорошо, а дома лучше, хоть там никого больше и нет. Стены все еще хранили его... дыхание? Словно незримо Даниэль присутствовал в доме. «Наверное, я окончательно схожу с ума», — часто думала миссис Харпер, ловя себя на том, что прислушивается к шорохам в доме, в надежде услышать шаги. Конечно же, никаких шагов и в помине не было, все лишь плод воспаленного воображения Лив. Часто женщина сидела на ковре подле камина, и вдыхала родной запах мужниной рубашки. Но со временем и это прошло. Даниэля нет, и нет необходимо жить дальше. Возможно, он вернется, и жизнь снова обретет краски. А пока...

0

35

Из этой же локации  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (много дней спустя)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Он зверски устал... Устал настолько, что даже те обрывистые шаги, которыми он направлялся к родному дому давались мужчине с огромным трудом. Тело дрожало, искрило тупой болью, в то время как разум находился в забвении. Он пропал, пропал и не вернулся. Не вернулся, потому что не смог. Он потерялся в пространстве, без возможности вернуться назад, без возможности стать тем, кем был раньше. Сейчас же, вдоль выложенной камнем тропы шел одинокий мужчина. Он молод, но то, что он пережил, давно оставило на нем след. Он одет в костюм, свежее выглаженный и постиранный. Зубы нервно сжимают сигарету в зубах. Он даже не закурил, просто сжал её зубами, словно желая съесть. Но он не может ничего желать. Не сейчас. Сейчас его единственной мечтой было вернуться к тому дому, где он провел лучшие годы своей жизни, вернуться к той, которая все это время была рядом с ним. Иссохшие пальцы коснулись обручального кольца, одним движением смахнув с него пылинки и мелкие кусочки грязи. Даниэль не мог жить все это время. Нет... Он не жил — лишь существовал. Но не сейчас. Только не сейчас он захочет вспоминать это. Он расскажет это все, потом, может сразу же, только взглянув в нежные глаза любимой, а может быть, сдавленное сердце укроет этот отголосок прошлого навсегда. Кто знает... — «Голова, как же болит голова! Мне нужно выпить немножко... Хотя нет, не стоит. Пора бросать. Нельзя запивать боль, мое сердце мне еще понадобится. Хах... Я не перестаю шутить, хотя чувства юмора так и не обрел. Впрочем, еще есть время учиться. Но это потом. Зачем у меня сигарета в зубах? Черт, я уже забыл, как хотел закурить. Секунду...» — проносилось у него в голове, когда он неуклюжим движением достал из кармана спички и чиркнув ими о фонарный столб осветил все вокруг жалкой искрой. Секунда, две... Он просто смотрел на огонь. Смотрел до тех пор, пока не понял, что огонь уже начинает обжигать онемевшие пальцы. Быстро подведя спичку к сигарете, он сразу же пустил струйку дыма. Спичка выпала из рук, приземлившись на один из камней.
— «Да... Так лучше. Да уж... Насколько же я убитый человек? Как я вообще еще не погиб из-за того, что я пережил? Черт, да от одних этих сигарет я должен был загнуться уже много лет назад... Однако, я везучий. Во всяком случае мне повезло в одном...» — мысли оборвались кротким стуком в дверь. Это мистер Харпер стучал в деревянную дверь своего дома, ожидая ответа. Его встретил спокойный женский голос и тихие шажки. Послышался щелчок замка, и дверь не торопясь отворилась. Лицо мужчины озарила скупая, но искренняя улыбка, а глаза засияли какой-то неадекватной радостью. Сделав короткий шаг вперед, он заглянул в глаза стоящей перед ним женщины:
— Здравствуй, Оливия.
Он не ждал ответа, и даже не ждал никакой реакции. Его взгляд ни на дюйм не отплывал от женских глаз, а улыбка становилась все ярче. Сделав её шаг вперед, он обнял Оливию, прижимая к себе, вдыхая её аромат, и тихо радуясь просто тому, что сейчас стоит здесь. Именно здесь, и нигде иначе...
— Здравствуй... — прошептал ей на ушко Даниэль.

+1

36

Шаги которых не было, и быть не могло... Женщина запустила в густые каштановые волосы пальцы, и принялась массировать виски, чтобы отогнать наваждение — слишком много боли приносила эта пустая надежда. Однако, шаги на крыльце раздавались все отчетливей и отчетливей. Оливия подняла голову, и взглянула в окно, за которым властвовала госпожа ночь... Стук в дверь словно оборвал какую-то струну в душе женщины. Лив не спеша поднялась со своего насиженного места подле камина и, запахнув капор покрепче, пошла посмотреть, кто явился нарушить ее уединение. Собственно, Лив было все равно, кто там пришел и зачем, ведь единственный человек которого она ждала вряд ли снова появится в ее жизни. По ходу продвижения в сторону двери женщина собрала волосы назад, в пучок, что распался, и, как раз настигла заветной цели. Стук стал все настойчивей.
— Секунду, — тихо сказала Оливия, уверенная, что ее услышат, и повернула ключ в замке. Деревянная створка распахнулась, едва слышно скрипнув...
«Святая Роза!» — глаза Оливии широко распахнулись, в них поочередно отражались непонимание, страх, потом сомнение... Девушка чуть отшатнулась, прикрыв рот ладонью, и впилась взглядом в черты человека напротив.
— Здравствуй, Оливия, — этот голос, такой знакомый, такой родной, не мог быть ложью! — Даниэль... — Всхлипнула Лив, припадая к груди мужа, глаза ее наполнились слезами. Слезами радости? А может быть слезами облегчения, что он вернулся, и уж теперь она точно никуда его не отпустит, и никогда не потеряет. Руки машинально обвились во круг шеи мужчины, Лив приподнялась на цыпочки, чтобы глаза ее были на одном уровне с глазами мужа. На губах блуждала странная, улыбка.
— Даниэль... — снова прошептала Оливия, и легко поцеловала мужа, чтобы окончательно убедится, что он настоящий, реальный, и не развеется, от соприкосновения с реальностью.

+1

37

Что такое чувство? Можно ли назвать чувством то, что обуревает человека в момент скрещения разума и тела. Ему больно, и тело умоляет разум успокоить. Мы ищем поддержки, возможно в себе, или в ком-то... Кому-то стоит просто дать волю телу. Заплакать, закричать, понять, каково тебе на самом деле. Это ли есть чувство? Возможно... Но это именно то, что сейчас управляло Даниэлем. Его желания испарились, исчезли, распылились, подобно песчинкам в руке. Просто то главное, заветное, то, о чем он мечтает не первый день наконец настигло его. Сейчас он стоял и крепко прижимал к себе свою главную мечту. Сильнее, сильнее, прижимать все сильнее. Целовать... Вечно смотреть в её глаза. Просто потому, что не хочет никогда более отпускать её.
— «Чувствую себя ребенком... Черт... Как же мне хорошо. Почему нельзя остановить время? Почему я не могу переживать уже пережитое? Я готов вернуться туда. Туда, где я был. Готов вновь пройти весь этот путь. Я готов... Лишь бы каждый раз иметь возможность ощущать то же самое что и сейчас. Нет. Больше такого не будет. Я не отпущу её. Никогда... Она слишком дорога для меня. И сейчас... Сейчас я хочу жить. И...» — его мысли прервал нежный, сладкий поцелуй. Мимолетный, но стоящий больше чем все богатства на этом свете. Сомкнув губы, Даниэль наслаждался вкусом этого поцелуя. Вновь посмотрев на Оливию, он провел по холодной от слез щеке пальцем, смахивая последнюю каплю.
— Не плачь. Я же здесь... С тобой, — шептал он, улыбаясь. Чуть подавшись вперед, он приблизился к ней настолько, что мог разглядеть каждый блик в океане её глаз. Мог утонуть в них навсегда, не желая возвращаться... Припав к её губам, он крепче прежнего обнял любимую. Он чувствовал, как она чуть дрожала, как по щекам вновь текли редкие, одинокие слезинки. Но сердце, что билось в её груди, давало знать о том, что бушевало в ней на самом деле. Наконец оборвав поцелуй, Даниэль приподнял Оливию над землей, обвив руками талию. Он ощущал, как два сердца отбивали ритм бешеного танца чувств. И сквозь эту завесу, он, словно одержимый, вновь прошептал.
— Я никогда тебя не покину больше... Никогда...

+1

38

— Не плачь. Я же здесь... С тобой.
Наконец-то, наконец он рядом, он цел, он жив, он снова дома! Оливия закрыла глаза, и растворилась в объятиях мужа. Безграничное счастье накрыло девушку с головой, словно теплая океанская волна. Слезы катились из глаз не переставая, ее пробивала легкая дрожь, но все это были мелочи. Она ждала его, и он вернулся. Когда Даниэль приподнял Оливию над полом, женщина поняла, что все вокруг покрылось светлой дымкой, а тело легкое-легкое, словно и не ее вовсе, и если он поставит ее на ноги, то она рухнет на пол. Но отчего-то хотелось верить, что он поставит, не отпустит ее из своих объятий...
Оливия немного отклонилась назад, и торопливо вытерла последние слезинки. Плакать сейчас не пристало, пусть и от счастья.
— Родной мой, я ждала тебя... — Шептала девушка, касаясь тонкими пальцами лица мужа, перебирая его волосы, запутываясь в черной шевелюре... Она не отводила взгляда, всматривалась в каждую черточку его лица, в каждую линию и изгиб, возрождая в памяти, до мельчайших подробностей. Даниэль — такой знакомый, и неуловимо другой, но все же он, тот, кого она любила и ждала. — Где же ты был, все это время? — Оливия знала, что вопросы сейчас — лишние, но удержаться не смогла. Она заслуживала знать, куда привела дорога-жизнь ее мужа, покуда она горевала о его исчезновении столько дней. Хотя, не дней, а бесчисленное количество часов. Каждый час без мужа, был для Оливии словно ад на земле, тьма, без единого проблеска света. А сейчас она снова обрела смысл, тот самый свет, что заставляет играть эмоции и грани ярким блеском. Но что же было с ним все это время? Она желала знать.

0

39

В его глазах сверкнула искра страха. Словно кошмар, воспоминания настигли его даже здесь. Даже сейчас, прижимая к себе единственного дорого на этом свете человека, Даниэля мучили мысли о прошлом. О том, что было...

Воспоминания Харпера

— Ликаны! — пронзил воздух низкий мужской голос. Капитан стражи замка разместил весь гарнизон вдоль стен, стараясь не подпустить зверей к воротам. В сердцах каждого из находящихся в Уорлине затаился животных страх. Там, за единственной линией обороны уже звучали голоса умирающих людей и рычание чудовищ. В центр зала прошел низкий, чуть полноватый мужчина, который, разведя руками начал кричать на все помещение.
— Прошу вас, спокойно! Нам нужно покинуть замок. Здесь есть потайной туннель. Быстрее, быстрее! — продолжал «дирижер» действа, сопровождая все это активными жестами. Группа отправилась вдоль коридоров, по служебным помещениям. Все, кроме одного.
— Кому-то может понадобится моя помощь, я должен остаться. — кричал он сквозь шум разлетающихся в щепки ворот Даниэль, обнимая плачущую жену. — иди, скорей! Я вас догоню! — сквозь ком в горле вопил он в след уходящего силуэта Оливии. Когда все гости, находящиеся в зале покинули его, Даниэль побежал на верхние этажи, где располагались гостевые. В суете никто не различал, будь ты человек, вампир, или обычный нищий. Все просто бежали, сметая всех на своем пути. Внезапно в конце коридора возник силуэт. Даниэль знал, кому принадлежит силуэт, и заранее развернулся, начиная бежать сломя голову. Зверь гнался за ним, все быстрее и быстрее сокращая дистанцию. Уши мужчины резали звуки выстрелов и взрывов. Кровь закипала от адреналина. Лишь тогда Даниэль по-настоящему понял всю силу желания жить. Очередной поворот, но что-то оказалось на пути Харпера. Упав на обломки стен, он развернулся и увидел позади труп мужчины — охранника замка. В голове искрили мысли о смерти. А оборотень уже почти настиг уставшего Даниэля...

С выдохом мысли ушли, и лишь отголосок того страха все еще сжимал сердце. Вновь припав к губам Оливии,
— Завтра, все завтра. Не хочу вспоминать... — шептал он, продолжая целовать супругу. Наконец ослабив хватку, но все еще не отпуская Оливию, Даниэль опустил её, и склонившись над взглядом её дивных глаз, улыбнулся.
— Пустит ли жена любимого мужа в его дом? — с усмешкой сказал он, а затем, выдержав паузу, продолжил, сдавливая тихий смех. — или ему придется целовать её на улице, на глазах у всех?

Отредактировано Даниэл Харпер (19.07.2011 12:46)

0

40

Взгляд Даниэля стал чуть отрешенным, словно прошлое настигло его, как снежная лавина, заполняя самые сокровенные уголки его сознания, до конца. Оливия видела страх, панику, и долю отвращения к этим воспоминаниям — она уже пожалела, что задала этот вопрос. Война, осада Уорлина... Даже в ней воспоминания вызывали дрожь, что уж говорить о Даниэле, который видел много больше чем она, и прошел через что-то, сокрытое от ее глаз. «Завтра так завтра, хоть через неделю, главное, что он будет рядом», — Лив засветилась улыбкой, вывернулась из рук Даниэля, приземлившись на пол.
— На глазах у всех? Нет-нет, о нет... Вот если бы мы прогулялись до кафедральной площади... Тогда с уверенностью можно было сказать: да, на глазах у всех. Пойдем, дражайший супруг, очаг уже ждет тебя. — Девушка порхнула в глубь дома, маня мужа за собой по маршруту, который он помнил наизусть, наверняка. Однако, унылые стены вдруг стали похожи на райский дворец, когда Лив засветила свечи по всей гостиной, преображая ее. Мягкий свет наполнил комнату, рождая затейливые тени на стенах и полу их скромной гостиной, которые словно приветствовали хозяина, наконец вернувшегося домой.
— Ты голоден? — спросила Оливия, засуетившись по дому. Как давно она не носилась вот так, торопливо запахивая полы своего халата, и на бегу поправляя мелочи, которые незаметно ее усталому глазу стояли не так или не там, где должны были быть. Возвращение мужа словно вернуло ей крылья, давно отрубленные суровой жизнью...

0

41

Робкие шаги становились все смелее, а смутные мысли о прошлом медленно отпускали сердце Харпера. Его глаза потерянным взглядом осматривали все вокруг, каждую деталь, которая всплывала, переступи он порог очередной маленькой комнатки. Его не было так давно, и сейчас даже собственный дом казался не тем. Наверное... Наверное, Даниэлю просто стоит отдохнуть. Ладонь небрежно опустилась на комод, проводя по гладкой деревянной поверхности пальцами. Дом в мгновенье засиял новыми красками, когда последняя свеча загорелась в руках Оливии. Новые, невиданные даже хозяину этого дома оттенки поражали глаз, а все больше нарастающее тепло так согревало душу. Даниэль впервые за многие месяцы почувствовал себя в безопасности. Сейчас он был защищен от всего. От всех болезней и невзгод. Очаг согревал, а супруга любила. Что же еще требовалось мужчине для счастья? Неизвестно. Для каждого оно, это счастье, свое... Особенное, одинокое...
«Хорошо... Как же хорошо», — тянул Харпер в своей голове, разглядывая весь небольшой зал из дверного проема. Разглядывал десяток слабеньких свеч, которые как светлячки сверкали в полумраке дома. Каждая из этих свеч... Сегодня никто не одинок. Даже они сейчас были вместе, согревая друг-друга, не давая замерзнуть... Даниэль зачарованно смотрел на все это, на этот танец огней, которые переливались всеми цветами мира, а в его карих глазах отражался такой же спокойный, как и сам Даниэль, огонь камина. Взгляд спокойно поднялся к Оливии, стоящей вблизи окна. Зажигая последнюю свечу, она зачарованно смотрела на её огонь, кажется, словно пыталась найти там что-то... Поставив свечу на подоконник, она суетливо начала поправлять каждый платочек, который лежал не там, где обычно. Даниэль наблюдал за этим с прозрачной улыбкой. Он и в правду не понимал смысла всех этих действий, тем более в столь поздний час...
— Нет, спасибо, завтра поем, — спокойно произнес он, поймав Оливию на очередном повороте во время уборки. Нежно обняв супругу, он улыбнулся ей, и убрав с лица прядь волос, тихо сказал. — Успокойся. Нам обоим лучше просто отдохнуть. К нам не едет граф. К чему эта суета?

0

42

Тик-так. Тик-так. Тик-так. Часы на каминной полке не замолкали ни на секунду, напоминая людям о неумолимом беге времени и о его ценности. Мягкий теплый свет заливал маленькую гостиную дома Харперов, превращая ее в рай для двоих. Светом наполнялась и душа Оливии — огонь отражался в ее глазах, блики его играли с ее волосами, зажигая в каштановой шевелюре с искрой рыжины маленький пожар. Как чудесно сознавать, что ты любим и нужен кому-то! И что в жизни есть кто-то, кто ценнее всего золота мира...
— Все правильно, — парировала девушка, улыбнувшись мужу и мягко прижимаясь к нему всем телом. Как уютно было в этих объятиях... Как же она скачала! — К нам не едет граф, к нам вернулся муж! Это совершенно разные вещи, и их нельзя сравнивать.
Последние слова Лив прозвучали несколько глухо, потому что женщина уткнулась лицом в плечо мужа, вдыхая родной аромат. Конечно же, Даниэль был прав — нужно успокоиться. Деятельная натура Оливии не позволяла ей сидеть без дела, тем более в минуты сильного нервного потрясения, но пустая суета по дому просто смешна... У нее будет целая вечность, чтобы сделать их дом таким же уютным, как до войны, и даже лучше... А сейчас есть дела и по важнее.
— Тогда пойдем наверх... — Оливия запрокинула голову и приподнялась на носочках, заглядывая в глаза Даниэля. «Целую вечность смотрела бы», — думала женщина, любуясь танцем света, что отражался в радужке его глаз.
— Там все давно готово. Вас ждали, доктор! — закончила женщина и снова поцеловала мужа легко и нежно, скорее, даже шутливо, нежели страстно. Хоть радость от возвращения Харпера была безграничной, печать усталости, и странной, какой-то отрешенной грусти, пугала Оливию. Она хотела сделать все возможное, чтобы на его лице засияла прежняя улыбка, та, что радовала ее до того, как начался весь этот кошмар. До того, как прогремели первые взрывы... Когда он поздно возвращался домой, уставший, вымотанный, порою пропавший на два-три дня... Но что такое три дня по сравнению с той вечностью, что она пережила теперь? Оливия не просила многого — лишь чтобы их жизнь вернулась в норму. О, она больше никогда не будет сетовать на его задержки и отлучки, и будет ждать его... Лишь бы он возвращался всегда. И насколько бы уставшим или расстроенным он не был, она сумеет развеять все его печали, и он снова будет довольно улыбаться, сидя в любимом кресле, или за обеденным столом. Как раньше... Аккуратно повернувшись, не разрывая кольцо объятий, женщина медленно двинулась к лестнице, ведущей в спальню, ведя за собой мужа паровозиком.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (продолжение следует...)

0

43

В голове крутились самые разные мысли, которые еще стоило привести в порядок. Но это все пустяки. Пустяком было и то, что Харпер сильно устал за все это время. Все пройдет, и именно в этом было его спасение. Смотря в глаза супруги, Даниэль не мог не улыбаться. Просто потому, что радовалась она... Он не видел её так долго, и сейчас улыбка любимой женщины стоила ему всех злат этого мира. Едва ступив за порог, Харпер понял, насколько сильно ему не хватало всего этого. Этого дома... Гостиной. Любимой жены в кресле у камина...
— Да... Разумеется, пойдем, — выдержав небольшую паузу произнес он, с улыбкой глядя на супругу. Медленными шагами он шел вслед за ней, не отпуская, продолжая стеснять её в нежных объятиях. Свет в доме был погашен, и видимо, лишь одна гостиная была маленьким огоньком в этом месте. С каждым шагом Харпер все больше уходил в во мрак. Комнаты освещались лишь светом луны, бьющей своими серебристыми копьями в открытые окна. Похоже, Оливия не поднималась на второй этаж...
— «Прохладно... Оливия, неужели ты и спала у камина? Зачем?..» — непонимающе твердил он про себя, в то время как пара все больше приближалась к двери в спальню. Наконец, оказавшись в комнате, Харпер обошел Оливию, стоящую к нему спиной, и, вновь убрав непокорную прядь волос, нежно поцеловал супругу.
— Ты такая красивая... — шептал он, с улыбкой любуясь женой.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (продолжение следует...)

0


Вы здесь » Дракенфурт » [Дракенфурт] Казенный квартал » Жилые дома » Дом «Магнезия» (продается!)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно