Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Дом «Магнезия» (продается!)


Дом «Магнезия» (продается!)

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/24-Zhiloi-raion/10.png
На окраине спального района уже давно стоит небольшой дом, как белопалубный пароход выплывая на повороте дороги. Он стоит тут уже не одну сотню лет, пригревая семью Харперов в своих стенах. Этот маленький, двухэтажный домик просто прекрасен. Цветы у окна, всегда выглаженные шторы, даже маленькая беседка на заднем дворе, выполненная в красивой резьбе. Молодая супруга врача уже несколько лет следит за порядком в этом доме, из-за чего здесь всегда идеально убрано на зависть всем домам вокруг. Частенько и сам Даниэль проводит часы у веранды, просто любуясь красотой природы вокруг. Даже в этом людном месте, оказывается, еще осталось место для природы. Дом выполнен в спокойном, не броском стиле. В каждой комнате поддерживаются плавные, приятные глазу тона, заставляя гостя всегда чувствовать себя как дома. На первом этаже находится просторная гостиная, где порой доктор Харпер проводит беседы со знакомыми или коллегами. Еще две небольшие комнаты для гостей, кухня и гардероб мисс Харпер находятся на первом этаже. На втором же располагается и спальня, где рядом с большой кроватью стоит два кресла у камина, где каждый день супруги славно разговаривают о самых причудливых мечтах и мыслях, просто размышляют, а иногда даже и засыпают у камина, под треск поленьев. Рядом со спальней находится библиотека, которой так гордится сам Даниэль. Здесь собрана вся литература, которая принадлежала семье, и досталась ему. Это место полно спокойствия и радости самих супругов, за что до сих пор многие завидуют браку этих двоих. «Все дело в доме», — говорят они...

(Даниэль Харпер)

+1

2

Начало игры
В большом кресле возле окна сидела девушка с каштановыми волосами и задумчиво посматривала в это самое окно. В доме царила тишина, лишь потрескивание дров в камине нарушало безмолвие, да мерное тиканье часов на каминной полке. Стрелка так медленно ползла по циферблату... Сегодня третий день рождества, а она сидит одна, в пустом доме... Оливия не сердилась на мужа, она знала, что Даниэль — занятой человек, но все же... Ведь сейчас Рождество! Горестно вздохнув, женщина поглядела на свое вязание, и сдавленно хмыкнула. Последний ряд она не могла закончить уже пол часа. Отложив вязание в сторону, Оливия пропустила сквозь пальцы копну каштановых, с рыжеватой искоркой волос. Внезапно, она поняла, что напряженно вслушивается в эту давящую тишину, силясь услышать знакомые звуки: скрип ступенек крыльца, стук двери, шорох гравия на подъезде к дому... «Эх, ну где же Даниэль!»

+2

3

Бар «Красный фонарь»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Экипаж стремительно рассекал улицы, пробираясь все дальше к небольшому дому на окраине квартала. Даниэль пустым взглядом смотрел из окна, пытаясь разглядеть что-то интересное в пролетающих мимо домах, прохожих, снежинок, кружащих вокруг. Это не интересно, скучно, слишком знакомо... Мысли сейчас были забиты одними и теми же мыслями. Как поскорее войти родной дом, вздохнуть спокойно без вечной работы, просто устроиться поудобнее в кресле и слушать, как в камине трещат поленья. Просто обнять любимую жену, и спокойно уснуть, забыв обо всех проблемах. Да... Пожалуй, именно об этом он так мечтал, и смотреть на пролетающие мимо отполированные до блеска домишки было просто не интересно, да и не нужно. Слишком долго он уже мучился без сна и теплого взгляда Оливии, по которому он так изголодался. Раньше он каждый день приходил и радовался, когда на её лице сверкала улыбка, а сегодня, был просто истощен. Харпер даже не заметил, как экипаж уже подъезжал к дому, где он провел всю свою жизнь. Именно здесь он желал найти спокойствие, и добрые пару дней просто отдохнуть, пока опять не придется бегать по замкам и изгонять демонов. Медленной и уставшей походкой Даниэль подошел к дверям дома. Несколько секунд он и стоял так на месте, пока что-то в голове не щелкнуло, вернув его «реальность». Дверь отворилась, и доктор оказался в прихожей. Скинув сюртук, Харпер протер лицо рукой, пытаясь отогнать сон на время. Бабочка слетела с шеи и Даниэль наконец спокойно вздохнул. Теперь все что ему нужно было, это отдых, хороший, долгий отдых... Поднявшись в спальню, Даниэль пожалуй впервые за эти дни искренне улыбнулся, увидев Оливию. Он остался в пороге, и просто смотрел на неё, чуть склонив голову. Наконец он решил объявить свой приход, и тихонько произнес.
— Я здесь, любимая...

+1

4

Напряженно вслушиваясь в тишину, миссис Харпер наконец различила шум подъезжавшего экипажа, шаги на крыльце... Муж немного постоял в прихожей, и поднялся в спальню. Против воли лицо Оливии засветилось ослепительной улыбкой: «Ах, как рада его возвращению!» Несколько минут Даниэль стоял в дверях спальни, стараясь не выдавать своего присутствия, не подозревая даже, что, пережив часы томительного ожидания, молодая женщина вся обратилась в слух. Она слышала даже шепот ветра за окном.
— Я здесь, любимая... — ровное дыхание Оливии сбилось, когда она обернулась на такой родной, и знакомый голос.
— Я ждала тебя, — легко и плавно поднявшись с кресла, молодая женщина подошла к мужу и коснулась тонкими пальцами его лица. — Я ждала тебя... — Задумчиво повторила она.
Из кухни потянуло какой-то едой. Томясь в ожидании, Оливия не замечала этого неназойливого запаха, но сейчас, когда муж вернулся...
— Итак, милсдарь, что задержало вас? Не желаете ли отужинать? — Женщину разбирал смех, и счастливая улыбка делала миловидное лицо прекрасным. С возвращением Даниэля, их уютный дом снова наполнился теплом и светом, снова искра жизни затеплилась в темных комнатах. Яркая и деятельная натура Оливии Харпер не терпела одиночества, она требовала общества и общения... Но вот любимый муж вернулся, и все печали развеялись словно дым.

Отредактировано Оливия Харпер (14.10.2010 19:10)

+1

5

Нежное прикосновение заставило уставшее тело наконец расслабиться. Даниэль блаженно закрыл глаза, ощущая на себе это тепло. Пожалуй только Оливия знала, как успокоить своего мужа, даже после того как тот, уставший и истощенный вернулся с работы. Да... Работу Харпер точно выбрал не такую уж и спокойную, как казалось ему сначала. Но вот он дома, в тепле, где-то на кухне ждет вкусная еда, поленья задорно трещат в камине... А любимая жена просто сияла от возвращения мужа. Что могло еще быть нужным для того, что бы с облегчением вздохнуть и наконец закончить этот долгий день. Сегодня он никуда не уйдет, сегодня не один пациент не сможет его оторвать от отдыха. Достаточно он набегался за последнее время. Пора просто поспать... Даниэль крепко обнял Оливию, смотря прямо ей в глаза. На лице появилась радостная улыбка, а глаза сияли добротой и радостью. Даниэль Харпер впервые за многое время наконец мог позволить себе такие чувства, потому как наконец сможет провести время с женой.
— Если бы не ждала, то твои глаза не сверкали столь ярко, — чуть улыбнувшись сказал он и провел кончиками пальцев по щеке девушки. — Прости, я никогда не оставлю тебя так. Работа... Как же я хочу взять отпуск и просто побыть с тобой, — тихо прошептал он, слегка коснувшись губ Оливии своими и чуть наклонил голову, с любопытством смотря на лицо жены. — Я не голоден, спасибо, милая. Пожалуй, остановимся на чае, — не сводя улыбку с уст закончил он и взглянул на камин, уже предвкушая как будет греться у него. Согревать в объятиях жену, и едва заметно радоваться тому, что наконец обрел спокойствие...

+2

6

Слегка приподнявшись на цыпочках, Оливия почувствовала, как наполняется теплом и нежностью. Легкое, почти не ощутимое прикосновение губ Даниэля пустило по телу ток, и Оливия слегка вздрогнула. Девушка прикрыла глаза, и чуть теснее прижалась к мужу.
«Отпуск», — губы ее изогнулись в улыбке, полной иронии. «Никогда Даниэль не возьмет отпуск, а даже если и возьмет, не усидит дома». Однако сейчас, муж был здесь, согретый уютом домашнего очага, и ее, Оливии тепла, и радушия.
— Пожалуй, остановимся на чае, — глаза Даниэля мягко улыбались.
«Ну что же, чай, так чай», — чуть отстранившись от мужа, Оливия поманила его в сторону столовой, где все было готово для трапезы. Девушка рассудила, что муж, так любивший уют, захочет расположиться поближе к камину, и указала на кресло подле очага. Самой же ей, за часы ожидания это потрескивание дров за каминной решеткой, буйный танец пламени... Как же ей все это осточертело! Плавно, словно не касаясь пола ступнями и чуть слышно шелестя юбками, Лив переместилась в кухню и вернулась, неся небольшой заварочный чайник и пару чашек.

+1

7

Теперь все было именно так как он хотел. А хотел он просто успокоиться, отвлечься... И он это получил. Здесь, в родном доме Даниэль был спокоен. Рядом с Оливией он чувствовал себя любимым, столь любимым как никогда. Каждое её движение, каждый вздох, каждый взгляд, все было особенным, приятным, желанным. Она единственная кто мог действительно дать ему смысл жизни. Той жизни, в которой без неё останется лишь работа, лекарства, вечные поездки под началом герцогини. Это все прекрасно, и даже не смотря на состояние, до которого доводит этот образ жизни, сейчас Харпер понял что ничего большего от этой жизни ему не нужно. Он приходит домой, где у камина его ждет тот человек что любит, и большего не нужно для того, что бы появилось желание вновь начать день, и вновь вернуться домой. Да, это не то что хотелось бы, но даже Оливия была готова ждать. Даниэль понимал это, понимал что все эти два дня она смиренно смотрела как кружат за окном снежинки, ожидая подъезжающего к дому экипажа. Теперь же, когда наконец она услышала тихие шаги спиной, на её лице появилась радость. И это и было причиной тому, что на душе зародилось желание вновь отправиться на работу, что бы ночью, придя уставшим и истощенным, увидеть одну лишь улыбку. Плевать что еще переживет он, будь то гонение демонов, и даже поездка в ад была достойной ценой для этой улыбки. На лице Оливии появилась ироничная улыбка, заставившая Даниэля чуть приподнять бровь в удивлении и тихонько заговорить, приблизившись прямо к её глазам.
— Можешь мне не верить, но не удивляйся если в один прекрасный день ты проснешься в моих объятиях, потому что твой любимый муж никуда не пойдет, и тебе греться в этих объятиях придется еще долго... — по детски улыбнувшись сказал он не сводя глаз с жены. Вскоре Харпер уже сидел в столовой, а Оливия уже принесла чай. Над чашкой Даниэля игриво завихрился пар, а доктор блаженно предвкушал вкус напитка, но все не решаясь сделать первый глоток. Отведя взгляд к окну, где уже давно танцевали снежинки, ослепляя своей белоснежной чистотой... Пальцы чуть постукивали по деревянному столу, наигрывая какую-то загадочную мелодию, а на лице доктора появилась улыбка.
— Как же я скучал по тебе, — вернув взгляд к Оливии, произнес он и наконец решил сделать первый глоток чая.

0

8

— Можешь мне не верить, но не удивляйся если в один прекрасный день ты проснешься в моих объятиях, потому что твой любимый муж никуда не пойдет, и тебе греться в этих объятиях придется еще долго...
Чуть потупившись, Лив задумчиво закусила губу.
— Я ХОЧУ в это верить. Я верю, — подняв глаза на мужа, молодая женщина отметила его детскую, чуть наивную улыбку. — Придется? Такое развитие событий сделает меня самой счастливой, из всех спутниц жизни докторов! — Звонкий, переливчатый смех разнесся по комнате. Краешком глаза Оливия наблюдала за мужем, который все не решался попробовать чай, словно боялся, что любезная женушка подсыпала туда яду. Его рассеянный взгляд переместился в окно, и Оливия последовав примеру доктора, тоже посмотрела за окно, где в безумном вальсе, под порывами декабрьского ветра кружились снежинки... У Лив захватило дух, и продолжая сжимать чашку с ароматным напитком, она вглядывалась в буйный, замысловатый танец кристалликов льда.
Голос мужа заставил Оливию вынырнуть из недр сознания.
— Сильно-сильно скучал? — девушка игриво прищурилась, и отставила чашку на стол, чтобы подняться и придвинуться поближе к этому родному и понимающему все человеку.
Да, пусть удел жены врача не легок, но Даниэль... Этот человек — самое большое счастье ее жизни.

+1

9

Наконец сделав первый глоток чая, Даниэль медленно откинулся назад, блаженно ощущая тепло и уют родного дома. Снег за окном все продолжал идти, а ветер заставлял снежинки все быстрее кружиться в этом диком вальсе. От мысли, что Харпер мог все еще находится там, в холоде и одиночестве, заставляло его еще больше радоваться этому теплу вокруг. Жару огня в камине, треску поленьев, этой легкости и чистоте вокруг. И конечно, тепло и нежность любимой жены только усиливало эту радость. Глаза игриво сверкали, отражая танцующие языки пламени, а на лице застыла легкая, невесомая и едва ощутимая улыбка. Взгляд доктора был прикован к Оливии, он просто не желал отдавать своё внимание кому-то другому. Все было не так важно, как она. И Даниэль смотрел на неё как на богиню, как на ангела, столь прекрасного и идеального ангела, даже притронуться к которому стоило всех богатств этого мира. Харпер смотрел все глубже в её глаза, пытался разглядеть что же они скрывают, о чем она думает и мечтает сейчас, лишь для того что бы исполнить эту мечту. Просто что бы видеть радость на её лице, такую, какая сейчас и сверкала в её глазах. Взгляд Даниэля становился все более легким, мечтательным, но мечтать ему было уже не о чем. У него было все, чего он когда-то желал. И сейчас единственная мечта которая у него осталась, это желание того, что бы все это длилось вечность... Оставив чашку на столе, Даниэль лишь повернулся на край кресла, продолжая смотреть в эти два огонька, горящих в глазах Оливии. Рука аккуратно скользнула ближе, коснувшись её ладони. Улыбка стала какой-то... Заботливой и доброй...
— Так сильно, как можно скучать по самому любимому человеку в этом мире, — едва слышно прошептал он.

0

10

Прикованные к ней, к Оливии, глаза Харпера сияли счастьем и каким -то трогательным теплом... Темные, сияющие любовью глаза пристально вглядывались в ее, карие, но с искоркой зелени, такие необычные очи, будто силясь выудить все тайны ее сути, все сокровища ее души... С возвращением мужа, дом наполнился теплом, а в его отсутствие, казался Оливии пустым, и чувство одиночества одолевало женщину. Но думать о печальном сейчас, в тот столь редкий, и такой драгоценный момент полного счастья... Нет, это кощунство! Присев на подлокотник кресла, Оливия ощутила тепло ладони мужа, и лучезарная улыбка в очередной раз осветила ее лицо. Тихий, чуть слышный шепот... Ах, этот нежный, мягкий голос, что нашептывал ласковые слова, холодными ночами, эти теплые ладони, что согревали лучше, чем тепло камина. Иная женщина может лишь мечтать о том счастье, что выпало на долю Оливии...
— Такие теплые слова... — так же тихо шепнула Лив, обняв мужа за плечи, и прислонившись виском, к его виску. Глухое сердцебиение было на удивление ровным, как походя отметила Оливия. — Чем ты занимался? Как работа под началом герцогини? — голос был тих, и напоминал шелест листвы под ногами, в осенний вечер. В царившей тишине можно было расслышать завывание ветра за окном, шум проезжающих мимо экипажей... Ее уютный дом был средоточием их счастья, их маленьким мирком, и женщина всеми силами своими стремилась сохранить его таким, каким он был тогда, в самом начале их совместного пути.

0

11

Почувствовав на себе легкое, почти не весомое прикосновение Даниэль сверкнул блаженной улыбкой и чуть склонил голову вниз, пытаясь поймать глаза Оливии взглядом. Сейчас хотелось просто не сводить с неё взгляда, отдавать все своё внимание, лишь бы она была счастлива. Слишком устал он от грусти и вечного накала страстей вокруг себя. С трудом верилось что среди этого всего может поселиться обычная нежность и спокойствие. Но все таки сейчас душа была заполнена этими чувствами. Быть рядом с любимым человеком, после долгих дней работы было по настоящему драгоценным блаженством. Быть сейчас важным и дорогим чьему-то сердцу, и просто жить в этом тепле. Что можно еще было желать в эту минуту? Пожалуй просто что бы эти минуты длились вечно... Даниэль чуть приблизился, уже ощущая теплое дыхание на своем лице. Нежно обняв Оливию, он закрыл глаза и чуть склонил голову, едва слышно нашептывая.
— Для тебя все что угодно, — тихо прошептал он ей на ухо. Немного отстранившись, он засиял заботливой улыбкой — все что мне нужно в этой жизни, это ты...
Харпер не раз, и даже не два повторял это Оливии, можно сказать даже каждый раз когда возвращался с работы. Именно потому что она действительно была единственной, что заставляла его радоваться жизни. И сейчас именно эта радость наполняла душу.
— Как всегда, приходиться даже в баре осмотр проводить. — Шутливо улыбнувшись произнес он.

0

12

Лив отстранилась от мужа, изумленно заглядывая в его темные глаза.
— Как это, в баре? — девушка представила условия полной антисанитарии и ужаснулась. Что бы ее драгоценный супруг работал в таких отвратительных условиях... Это... Это возмутительно. Взгляд девушки полыхнул гневом. Мало того, что они отнимают у нее мужа, так еще и заставляют его работать в такой жуткой обстановке!
— Ах, Даниэль... Давай уедем от этой суеты! Ты обещал, что возьмешь отпуск! — Лицо девушки приняло умаляющее выражение, ярости во взгляде как не бывало. — Давай уедем куда-нибудь в горы! — Девушка представила отдых в горах, где морозный воздух заставляя кровь бежать в жилах быстрее, разрумянивает щеки, где вольный ветер треплет волосы, словно ласковые пальцы, играющие с прядями... Взгляд ее смягчился, восторженная улыбка тронула губы... Мечты... Прогулки по заснеженным вершинам, рука об руку, снежки... Снег — белоснежная перина укрывающая землю, падающий на волосы... А потом они бы сидели на мягкой звериной шкуре, в обнимку, перед камином, с чашками горячего шоколада, и мечтали... — Даниэль, ну пожалуйста!

+2

13

На секунду Оливия казалось стала возмущена, сильно, возможно даже зла. Даниэлю это было понятно всегда, и этот момент не исключение. Работа часто отлучала его от семьи, и оставалось надеется только на понимание супруги. Хорошо, она быстро смогла отбросить эти мысли, теперь предпочтя подумать о более приятном. Её слова, вызывали в Харпере сладкие мечты, которые так хотелось воплотить в жизнь. Вечная работа... Как это надоело. Все бросить и остаться с любимой, вот чего жаждала душа. Каждое слово Оливии было пропитано искреннем желанием, словно она так же хранила эту мечту у сердца много лет... Подойдя к супруге, Даниэль взглянул в её глаза и кратко улыбнулся. Легко обняв её, Харпер все так же не сводил с неё глаз, желая смотреть только на неё...
— Конечно! Конечно, мы поедем!

0

14

— Конечно, конечно мы поедем! — глаза Оливии светились таким счастьем... Как глаза ребенка, получившего чудесный подарок. Сразу же перед глазами встали все прелести отдыха, будто это она, а ни Даниэль работала без выходных, отпусков, перерывов, и вообще по жизни вся в труде. Такой вот детский восторг.
— А когда? Ах, Даниэль... Давай уедем прямо сейчас! Сегодня! — поняв всю абсурдность сказанного, Оливия не сильно отступилась от намеченного. — Ну... Ну завтра. Давай? Девушка была вся на эмоциональном подъеме, она так не хотела опять остаться в одиночестве... Оливия одернула себя. Нет, что это за поведение, как маленький капризный ребенок? Работа есть работа, и Даниэль не в силах как то радикально изменить ситуацию. И все же, какое то странное чувство подсказывало Лив, что несколько дней с мужем будут ей подарены.

0

15

На лице Даниэля заискрила добрая улыбка. Редко когда он видел жену такой радостной. Она никогда не горевала, не расстраивалась без повода. Но сейчас в её счастье было что-то другое. То, чего даже сам Харпер видел пожалуй впервые. Много лет эта женщина грела его сердце. Удерживала в своих руках, трепетно храня. Но все-таки она засияла искреннем, детским счастьем, задумав поездку. Кажется... Даниэль действительно слишком мало был с ней. Уделял меньше внимание чем хотело её сердце. Покрепче обняв любимую, доктор не сводя с лица улыбки прошептал, лишь для одной. Для той что сейчас стояла перед ним. Для той что была дороже всех сапфиров и алмазов. Для той что готова была ждать и не сдалась. Только для неё...
— Поедем завтра. Отдохнем вместе, — прошептал он и нежно поцеловал Оливию. — Прости, что только сейчас я беру отпуск. Ты не должна была столько ждать меня. Я... Я слишком ушел в работу. Прости.

Отредактировано Даниэл Харпер (29.10.2010 13:44)

+2

16

Лив прикрыла глаза, страстно желая, чтобы муж не отпускал ее из объятий еще долго, желательно — целую вечность. Отвечая на поцелуй, девушка вкладывала в него всю свою нежность, все тепло своей души. Мысли в ее голове кружились роем разноцветных бабочек, и даже сердце отсчитывало удары как-то радостно, взволнованно. Ах, как она скучала! «Завтра, мы уедем завтра! Он обещал!» — Оливия открыла глаза, и глаза ее улыбались. «Я как маленький ребенок, — подумала женщина, откидывая с лица длинную каштановую прядь волос, которая имела наглость упасть на глаза. — Ну и что! Мы едем, Даниэль обещал!»
Муж Оливии был обязательным человеком, пунктуальным и исполнительным. Настоящий доктор.
Положив голову на плечо мужа, Оливия снова закрыла глаза и свернулась в его объятиях, словно кошка. Ах, как же хорошо, когда рядом есть кто-то родной и близкий, тут кто может помочь в трудную минуту, разделить радость и горе!.. Невероятное везение в этом мире одиночек.
Женщина молчала, да слова и не были нужны, они всегда понимали друг друга с полу-взгляда.

0

17

Возможно он совершал ошибку, согласившись на эту поездку. Возможно из-за этого умрут люди. Возможно кому-то потребуется его помощь, но... Но черта с два он оставит свою жену! Даниэль слишком долго жил на работе, слишком долго не смыкал глазу. Слишком долго не возвращался домой к любимой жене. Слишком давно он в последний раз обнимал её вот как, целовал, даря всю свою любовь и нежность. Казалось бы, не более чем чувства. Чувства, которые проявляют друг к другу люди. Но все таки... Для Харпера было в этом что-то, столь приятное, желанное. Десять лет назад он считал свою жизнь одной черной полосой. Считал что ничего не сможет добиться в этой жизни. Считал что ему никогда не найти работы, уважения, любви, семьи... Он был на грани. На грани жизни и смерти, и лишь один взгляд заставил его улыбнуться. Это был кроткий взгляд Оливии. Её приятная глазу улыбка, сверкающие ярче всех сокровищ. Именно один взгляд заставил сердце заколотиться быстрее, а в душе вновь зародиться желанию жить. Жить и радоваться своей жизни, потому что в ней есть она. Та за которую стоит отдать жизнь, или уйти от смерти. И пускай. Пускай он еще пожалеет о содеянном! Но он будет вместе с Оливией. И это главное. Сейчас Даниэль просто наслаждался этими минутами. Приподняв Оливию за талию так, чтобы глаза их оказались на одной линии, Даниэль тихонько прошептал:
— О чем ты сейчас думаешь?

0

18

Лив смотрела в эти любящие глаза, сияющие нежностью, и растворялась в них. Ее маленький мир был таким хрупким с виду, и все-таки вера, которая служила ему фундаментом, была крепче стали. О чем она думала сейчас? О многом... О том, как она счастлива, о том, как хочет сделать счастливым его, о том, как их жизнь чудесна, хоть и не проста. И еще кое о чем...
— Это не важно, Даниэль. Это совершенно не важно, — глаза ее смеялись. Улыбнувшись, девушка наклонилась к мужу, легко коснувшись губами его губ. Часы на каминной полке мерно тикали, отмеряя их время, и все также плясал за каминной решеткой огонь. Казалось, что они стоят вот так целую вечность, хотя времени прошло совсем не много. Сейчас все отодвинулось на второй план: бытовые вопросы, зима за окном, чужие люди со своими бедами и проблемами, и даже, бег времени. Уже завтра будет новый день, новые мечты, переживания, новые эмоции... Завтра они будут далеко от Дракенфурта, от его суматохи. Завтра... Завтра будет новый день. Сейчас она почувствовала присутствие праздника. В ожидании она не редко думала о том, как это печально быть одной в рождественские праздники, но этого чарующего духа рождества не ощущала. А сейчас волна восторга накрыла ее, и мир показался девчушке цветным и искрящимся.

+1

19

Усталость... Несколько минут назад она переполняла все тело, едва ли не отбирая возможность ходить. Но сейчас... Сейчас на душе Даниэля было столь приятное тепло, столь желанное все это время, что он забыл. Забыл про усталость, про то, что едва ли успевал поспать за эти два дня. О том, что несколько дней назад ему пришлось изгонять беса, о том, что уже через месяц он снова может покинуть жизнь Оливии. Снова исчезнуть, появляясь вот так, каждые несколько дней. Возможно, это не правильно. Но легкость и нежность, которая царила вокруг него, заставляла, забыть это. Столь приятен и желанен был этот поцелуй. Харпер забыл обо всем кроме одной девушки на этом свете. Той любимой и вечно радостной. Даниэль сделал несколько шагов назад, ведя Оливию за собой, не на секунду не отпуская и не переставая наслаждаться поцелуем. Глаза недовольно посмотрели в сторону стены, оказавшейся на пути. Но сам Даниэль даже не пошевелился, лишь взглядом выдавая секундное недовольство. Но вскоре это пропало, сменившись прежней радостью. На мгновенье Харпер кажется и забыл о том что было в начале. О том что он пришел едва валившейся с ног, теперь же он радовался жизни, будучи рядом с Оливией. Еще крепче обняв супругу, Даниэль наконец заставил себя оторваться от её губ и тихонько прошептать:
— Знаешь, а ведь мы так и не допили чай, — сказал он, улыбнувшись и легкой рукой проведя по щеке Оливии. — Тебя еще не мучает жажда?

0

20

Вся она стала легкой-легкой, в объятиях мужа, и почти парила над полом. Даниэль потянул ее куда-то, Оливия толком не видела куда. Сейчас она не видела почти ничего вокруг. Чтобы не отвлекаться больше на посторонние вещи, Оливия закрыла глаза, теснее прижимаясь к мужу. Неуверенный шаг, еще один... Почувствовав толчок, девушка распахнула глаза, и встретилась с недовольным взглядом Харпера. Однако уже через секунду глаза мужа вспыхнули любовью.
— Знаешь... А ведь мы так и не допили чай. — девушка подтолкнула Даниэля в сторону лестницы, не отпуская его из объятий.
— Ааа, чай... Нет... — «какой к чертям чай?!» — чего-чего, а чая я хочу меньше всего. Голова отчего-то закружилась, как будто девушка выпила шампанского, и все вокруг стало каким-то плавным, немного смазанным...
— А ты? Ты еще хочешь чаю?

0

21

Вопрос был... Скорее риторическим. Даниэль прекрасно знал, что чай — вещь уже давно забытая. Пока длился этот разговор, жажда действительно постепенно набирала обороты, но не та жажда, что настигает, когда идешь по жаркой пустыне. Нет... Это другая жажда. Жажда быть рядом с ней, быть тем, кого она хочет видеть, тем, кого она захочет обнять и никогда не отпускать. Харпер не думал ни о чем, только о том, как подобно огню горят глаза Оливии. Ощущать тепло её тела, это было так блаженно, так желанно, что даже усталость окончательно отступила, когда Даниэль вновь завязал узлом их взгляды. Когда он вновь почувствовал сладость её губ и тесноту объятий. Он доктор, психолог, ученый, если обобщать, но даже он никогда, никогда не объяснит что значит любовь. Потому... Потому что она неописуема, её нужно почувствовать самому, и только тогда понимаешь, удивляешься как же ты жил без неё раньше, как же пуста была жизнь без любви. Почувствовав как Оливия еще теснее стягивает кольцо своих рук, Даниэль лишь блаженно закрыл глаза, не отрываясь от её губ. На висках проступала аккуратная капелька пота. Кожа вспыхнула огнем, от чего хотелось прыгнуть в холодную воду, но даже это не доставит столь приятного облегчения, сколько её чувственные прикосновения. Новый удар, на сей раз спина Даниэля почувствовала перила лестницы, но... Черт с ними, пускай хоть дом падет, не это важно. Лишь глаза вновь открылись, но только для того что бы вновь увидеть её, увидеть, поцеловать, обнять еще сильнее, так что ни одна сила на этом свете не заставит их отпустить друг друга. На секунду оторвавшись от её губ, Даниэль глубоко вздохнул и едва слышно прошептал.
— К черту чай! — глаза вновь закрылись, и он вновь коснулся её губ, желая как можно дольше продолжать это мгновенье.

+1

22

Оливия приоткрыла глаза на секунду, чтобы сориентироваться, куда же ей теперь идти, и встретилась взглядом с Даниэлем. Улыбка изогнула ее губы, и немного отстранившись, девушка тряхнула головой, так что вся прическа рассыпалась, и каштановые кудри рассыпались по плечам. Муж все еще не разжимал объятий, и планомерно двигаясь в сторону лестницы, они налетели на перила. Сознание просто отключилось, совершенно, и Оливия резко развернув мужчину, поменялась с ним местами, медленно поднимаясь по лестнице, и не разжимая объятий, что было весьма проблематично. Но сейчас, это было ей безразлично, важными оставались лишь его прикосновения, тепло его рук, да его губы на ее губах. Девушка вся горела, и видела, что этот внутренний огонь пожирает ее мужа. В глазах заплясали бесенята, когда Оливия потянула Харпера по лестнице, снова сливаясь с ним в поцелуе. Лестница показалась девушке бесконечной — так медленно они поднимались. Чтобы преодолеть это препятствие, надо было бы разжать объятия, но оторваться от мужа Оливия была не в силах, и застыла посреди лестницы, прижавшись к Даниэлю.
Дыхание давно сбилось, сердце отсчитывало удары скачками, и девушка видела, что нечто подобное творится и с мужем...

+1

23

Сердце одержимо заколотилось, все быстрее гоняя разгоряченную кровь по телу. Даниэль не собирался отпускать Оливию, только не сейчас. Когда их сердца нашли единый ритм и кажется они разделяли на двоих общее тепло, только не сейчас хотелось отпустить её. Каштановые кудри, подобно языкам пламени кружились в диком танце, обжигая каждый раз, когда едва-едва касались шеи Харпера. Два силуэта застыли посередине лестницы не отпуская друг-друга. Даниэль и не хотел никуда уходить, главное сейчас — это она. И он понимал это, понимал, как дорого стоит поцеловать и обнять еще крепче, понимал, что готов работать всю жизнь, что бы провести один день с ней. Но черт.. Это был его воздух. Оливия слишком близка сейчас к его сердцу, что бы то не начало помыкать разумом. Не шептать на ухо «поцелуй её, обними сильнее, скажи что любишь, она же ждет...», слишком она была близка для него, что бы не слушать этот шепот. Харпер ловил себя на том, что все больше её кожа становиться обжигающей подобно огню. Ему было все более жарко, а губы любимой были глотком холодной воды, столь желанным в этот момент. Один, два, еще один шаг и они пересекли лестницу под напором Даниэля, чуть приподняв Оливию, он не отрывался от её губ, продолжая делать плавные шаги. Вот они оказались прямо у стены. Оливия была сейчас прибита к стене нежными объятиями, а Даниэль все так же не прекращал поцелуй. Жарко... И её губы это единственное спасение от этой жары. Поймав себя на том, что Даниэль оторвался от её губ, перенеся поцелуи на шею, он ослабил хватку, делая, так что Оливия едва-едва доставала носочками пола. Оба тела пронзила легкая дрожь, столь невесомая, даже приятная... Ради этих часов стоило не спать.

+1

24

Муж прижал Оливию к стене, и девушка, закинув голову, и прикрыв глаза, глухо выдохнула. По тело то и дело пробегала странная дрожь, а прикосновения Даниэля так пьянили... Женщина и так не доставала до пола, чувствуя себя совершенно невесомой в руках мужа, а теперь ее охватила слабость, словно вся сила вдруг враз покинула ее, Оливия плавно опустилась ниже, сползая по стене. Мысли спутались, кожа под прикосновениями Харпера горела, казалось, что Оливия вся превратилась в огонь, пламя разлилось по телу, наполняя ее всю, до кончиков ногтей. Теперь она охваченная страстью Опустила голосу, так что ее буйные кудри непослушным каскадом посыпались на плечи, и нашла губы мужа. Руки ее скользнули по мускулистой груди, пуговица за пуговицей расстегивая рубашку. Когда последняя пуговичка была расстегнута, девушка обняла Харпера, сомкнув кольцо рук, заставляя мужчину выгнуться навстречу ей.

0

25

Блаженно вздохнув, Даниэль ощутил, как все больше начинал гореть. Все тело наполнялось огнем, не давая ему даже думать о том, что бы остаться без неё. Оливия сейчас была его воздухом, глотком воды, спасающим от жажды. Харпер желал быть еще ближе, еще теснее прижаться к ней и хватался за малейшую возможность исполнить свою мечту, быть настолько близко, насколько это вообще возможно, еще ближе... Он был одновременно и горяч и нежен. Его поцелуи были страстны, но каждое прикосновение было заботливым, направляемым лишь желанием сделать приятно ей, не себе. Ведь именно она была для него всем, источником любви, страсти, огня который согревал и не давал пасть духом. И теперь это хрупкое тело было полностью в его власти, и он желал лишь одного. Что бы сейчас она задыхалась от блаженства, желала тянуть эти минуты все дольше и дольше. Продолжать эти поцелуи, все так же желать этих нежных прикосновений. Даниэль обхватил талию любимой, чуть приподняв её, так что бы они вновь оказались на одной линии. Ухватившись за возможность еще теснее обнять её, Даниэль вновь начал целовать её. Её губы, шею, плечи, опускаясь ниже, и вновь поднимаясь, желая почувствовать сладость губ. Рука скользнула с талии, плавно опускаясь. Вот Харпер почувствовал бедро Оливии, и нежно прикоснувшись, потянул его вверх, давая краю платья самому скатываться вниз, в то время как он все не отрывался от её губ, желая утонуть в огне, который сейчас наполнял его тело. Разум кричал в протесте, но Даниэлем он уже не помыкал, сейчас им управляло сердце...

0

26

С каждой секундой Оливия становилась все податливее, и все меньше принадлежала себе, растворяясь в объятиях мужа, сгорая в пламени страсти, охватившем их обоих... Она шептала что-то не разборчивое, томное, прикрыв глаза, и лишь изредка поглядывая на мужа, из-под опушенных ресниц. Быть рядом с любимым человеком, еще несколько минут назад она хотела только этого, однако сейчас осознала, что желает гораздо большего... Тепло его прикосновений, нежных, но настойчивых, поцелуи, его дыхание... Дав подолу платья свободно соскользнуть, девушка закинула ногу на бедро мужа, крепче прижимая его к себе, желая ощущать его всего в своих объятиях, каждой клеточкой тела. Она трепетала в объятиях Харпера, в предвкушении большего. Огненная волна пробега по телу электрическим током, откликаясь на прикосновения Даниэля... Девушка коснулась обнаженной груди мужа, тонкие пальчики скользнули ниже, к мускулистому животу... Кончиками пальцев девушка чертила затейливые узоры на коже мужа, не прерывая поцелуя. Лишь на секунду отстранившись, Оливия шепнула:
— Не останавливайся, — пальцы девушки запутались в волосах Харпера, губы спустились на шею, оставляя влажные поцелуи, — не надо...
Страсть была всепоглощающей, но, то была не просто страсть. Она желала его — самого любимого человека на этом свете, желала его всего, со всеми его достоинствами и недостатками, сейчас, сию секунду!

+1

27

Блаженство — все, что ощущал Даниэль. Ощущал каждой клеточкой тела. Ощущал пылающую кожу Оливии, и от того его глаза наполнялись желанием. Слышать стук сердца любимой, видеть, как она сгорает от страсти, так же как и сам Харпер. Это все приносило огромное блаженство. Желание еще крепче поцеловать, теснее прижаться, это мучительно и так приятно одновременно. Ведь мука заключалась в том, что Харпер знал, один шаг заставит пожелать второй. И потому, потому разум бунтовал, но сердце еще все более быстро колотилось от прикосновений. Даниэль целовал её, целовал каждый сантиметр её кожи. Губы, шею, плечи, он спускался все ниже, гневаясь от того, что это платье не давало ей вздохнуть, раствориться в его объятиях до конца, стать одним целым, потерять какие либо различия. Одно дыхание на двоих, один ритм сердца, один огонь в глазах и блаженная улыбка на устах. Хотелось идти все дальше, но обязательно что-то отделяло от того мгновенья, когда они смогут разделить на мгновенье жизнь. Рука сильнее прижималась к бедру, желая ощутить все тепло её тела, а глаза все пуще загорались. Вцепившись в нежную кожу Оливии, Даниэль продолжал ласкать её шею в потоке трепетных поцелуев. Вторая ладонь скользнула под платья, поднимаясь все выше и подтягивая за собой ткань, обхватив обнаженную талию любимой, Даниэль хотел улыбаться, но губы желали только её, только прикасаться к её коже, пылающей, просто обжигающей. Каждое прикосновение в миг стало еще крепче, еще настойчивее. Кровь закипала, и Харпер не замечал, как поцелуи превратились в блаженные терзания, заставляющие срываться с уст блаженному стону. Еще немного, совсем чуть-чуть разделяло их... Останавливаться?.. Нет, уже поздно останавливаться, они оба не желали этого, и никто из них не остановиться. С выдохом с уст вырвалась одна лишь фраза, пока Даниэль вновь не уплыл на волне обжигающих прикосновений...
— Я не хочу останавливаться, как и ты... Зачем же это делать. — Трепетно прошептал он, не скрывая обуревающей страсти. Последние слова не были вопросом, это звучало как убеждение самого себя, хотя оно и не было нужно. Только не сейчас Даниэль хотел покинуть её...

0

28

Поцелуи мужа стали настойчивее, даже грубее, но это только сильней раззадоривало Оливию. В глазах ее плясали крошечные беснята. Легонько прикусив губу мужа, девушка отстранилась, заглядывая в глаза Даниэля. От очередного прикосновения, девушка вздрогнула, и передернула плечиками. Неплотно запахнутый капор соскользнул, обнажая одно плече....
А вокруг тел, несущихся в неистовом танце страсти, бушует пламя, отрывая их от реальности, унося высоко, к самым звездам...
Сердце оглушительно колотилось, кровь стучала в висках, перебивая все остальные звуки, по телу пробежала сладкая дрожь... Оливия потянулась, выгибаясь в руках мужа, и одним движением закинула вторую ногу на талию Харпера, оказавшись над полом. Тонкие пальчики вновь запутались в шевелюре, а губы встретились с его губами... и мир пошатнулся. Но, даже если бы настал конец света, Оливия не разомкнула бы объятий, не отпустила его от себя. Слишком часто муж уходил в ночь, закрывая за собой дверь, и оставляя черную пустоту. Не в этот раз, не сегодня. Глаза девушки светились странным огнем, в них читалась и жестокость, и нежность, и огонь, всепоглощающая страсть...
Она молчала, но глаза, они говорили гораздо больше любых слов...

+1

29

Она играла с ним, играла с его терпением. Ждала, пока Даниэль не сможет больше совладать собственной страстью, пока он просто не окунется в неё целиком, пока даст желанию взять вверх. И ей это удавалось, каждое её движение, каждый вздох, каждый поцелуй, он манил, заставлял хотеть все больше. Харпер знал, что он испытает, поддавшись страсти, знал, насколько сильно огонь станет жечь кожу. Но черт возьми... Он хотел этого. Пускай, пускай он горит, и они будут гореть вместе, слившись воедино, полностью оставив надежду на победу разума. Лишь страсть, блаженство, огонь. Оливия... Она знала Даниэля, знала чего он хочет, знала, как без слов донести до него свою любовь. В их глазах сверкали языки пламени, а тела нещадно желали стать еще и еще ближе. Они принадлежали друг другу, и только... Харпер желал, желал чувствовать каждый сантиметр её тела, ощущать её целиком и полностью...
Она откликалась на каждое прикосновение, стремясь ближе, прогибаясь на встречу, сама становясь еще требовательней. И Даниэль шел вперед, не желал останавливать это, это было слишком блаженно, слишком. Разум кричал, молил остановиться, просил спокойствия, но давно уже Харпер забыл, что значит спокойствие. Вычеркнул из жизни это слово, едва почувствовав вкус её губ. Он пьянил, и доктор был пьян. Оторвавшись от губ Оливии, он вновь начал терзать её шею, покусывая, затем нежно целуя, поднимаясь выше, а затем вновь спускаясь. Его глаза были закрыты, он не хотел отвлекаться от этого блаженства, хотел утопнуть в страсти, дать ей полностью окутать их. Руки поднялись выше, безжалостно сжимая ткань платья. На секунду открыв глаза, Даниэль приблизился ближе к уху Оливии, нашептывая подобно змею-искусителю.
— Тебе душно... Ты задыхаешься, дай же я освобожу тебя, дам тебе вздохнуть, — все сильнее сжимая ткань платья, прошептал Харпер.

0

30

Девушка чуть откинулась назад, и прикрыла глаза, отдаваясь во власть мужа. Ураган чувств, эмоций, ощущений подхватил Оливию и закружил, понес далеко...
Только шепот мужа вернул е на пару секунд в реальность, напомнив, что она еще здесь, на земле, и их двое:
— Тебе душно... Ты задыхаешься, дай же я освобожу тебя, дам тебе вздохнуть.
Мужчина так потянул складки капора, что швы затрещали, но Лив было совершенно все равно, девушка лишь принялась быстро выпутываться из платья. Как только тяжелая ткань мягкой волной опустилась на пол, девушка грациозно переступила через платье, и поднырнув под рукой мужа поманила его в сторону спальни, рассудив, что в горизонтальном положении, начатое ими продолжить будет гораздо удобнее. Тоненькая фигурка девушки, перетянутая корсетом, казалась еще стройнее и изящнее... Распушенные каштановые волосы с искоркой рыжины струились по спине мягкой волной... Оливия ступила на кровать, и потянула мужа за руку, опрокидывая на пуховую перину. Ах, это ощущение близости с человеком, любимым человеком... Волна страсти и желания снова накрыла Оливию, и девушка оглушенная этой волной прильнула к мужу.

Отредактировано Оливия Харпер (15.11.2010 19:20)

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Дом «Магнезия» (продается!)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC